ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [02.01.2017] Из огня да в полымя


[02.01.2017] Из огня да в полымя

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Из огня да в полымя
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://sg.uploads.ru/vxuSy.gif
Тони Старк | Елена Беловаhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Железный Человек сталкивается с еще одним носителем Феникса, так вышло, что сталкивается в компании с Беловой.

ВРЕМЯ
02.01.2018; день

МЕСТО
Новый Орлеан

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
стекло?

+1

2

У Тони от одного упоминания Фениксов развивалась жуткая аллергия, потому что так надоели ему эти птички что хоть вой. Встреча ни с одной из них еще не закончилась полным успехом, они то побеждали, то исчезали, то позорно бежали с поля боя. И искать их становилось все труднее, потому что они все чаще сбивались в стаю или того хуже, мелькали то тут, то там, невозможно выцепить что-то одно, кого-то одного.
Потому, когда он уже поймал устойчивый сигнал из Нового Орлеана, он не медлил. К черту Джет, к черту попытку собрать комнату, Тони вцепился в кристалл и рванулся на встречу приключениям, как обычно, без плана, без подготовки, без какой-либо четкой линии поведения. Стив сказал бы, что он самоубийца и он был бы прав, в последнее время в Тони проснулась эта непонятная тяга, которая то и дело толкала его на необдуманные поступки. А эти поступки влекли за собой последствия и честное слово, не всегда последствия бывали те, что ему нужны были.

Не раз и не два он был отчитан. Даже Пегги повысила голос, узнав в какие дела тот был замешан. Но кого бы это останавливало. Экстремис списал ему лет пятнадцать из возраста, а в тридцать Тони был неудержим и опасен той самой безуминкой гения, которая теперь жила в нем, подкрепленная давнишними, припорошенными болью воспоминаниями о другой ипостаси.

То, что он встретит в Орлеане Елену – ну это был шанс один на миллион, но они всегда выигрывали этот бонус. Всегда! Если могли. Он даже не удивился знакомой фигуре, замершей на верхушке здания, наблюдающей за хаосом. Он не удивился, невидимые нити и так сказали бы ему, где искать ее. Он просто не пользовался ими, избегая встреч с ней. Не зная, что теперь выйдет из того, что они накрутили и не зная, кого из организаций она сейчас поддерживает.

- Наслаждаешься или ужасаешься? – Он завис рядом. Под ногами был полный хаос, Феникс бесновался в центре города, необузданный, сильный, жгучий и яркий. Кто-то, кого они не знали наверняка, потому что Саммерс притих, а Квайра Тони не видел с той самой печальной встречи, которая случилась с ним в Нью Йорке.

- Впрочем, не отвечай. Лучше скажи какой у нас план, он ведь у нас, я не ошибся? – Было ощущение внутри, что его ждали, неосознанно, но ждали именно его. Может и сигнал по птичке прислала именно она? Может все было снова подстроено, чтобы убить его?

Он бы ничему уже не удивился, но их громкие бои отгремели, их схватки и ненависть поутихли, их жизнь входила в новую колею, в которой роли еще не распределились. Тони хмыкнул, у него был план, но он сработает, только если к Фениксу подлететь близко, а у него, кажется, броня на это не была рассчитана, а измотать пташку, со смертью ее соратника где-то там в снегах – не так-то просто.

Как оказалось, Феникс стремился собраться в одно существо, в одном теле, поэтому мертвый носитель лишался Феникса, а затем остальные носители получали усиление. Если бы Тони знал об этом тогда, если бы тех снегах он знал, что сделает остальных еще более неуязвимыми, он бы тысячу раз подумал, стрелять ли, стоит ли оно того?

Но в любом случае стоило, не так ли. Четыре лучше, чем пять, а три лучше, чем четыре, даже если эти три смогут уничтожать миры. Тони вздохнул и все-таки приземлился рядом с Леной.

- План прост. У нас есть камушек, камушек замыкает его силу куда-то внутри него, и носителя можно угробить. Проблем две: носитель слишком горяч и не в хорошем смысле этого слова, даже нас с тобой не хватит, чтобы его как следует измотать. Нужен еще какой-то план и удерживать его подальше от города.

Вопросы про работу он решил оставить на потом. Так или иначе им придется решить, что делать дальше и куда подаваться со своими связями.

+2

3

Планам на бессрочный отпуск в тени пальм с освежающими коктейлями наперевес сбыться было не суждено. Не отпускали Елену ни люди, ни дела пусть уже и разрушенной Гидры. Приходилось мотаться по миру, подчищать хвосты. Осложнялось всё это подкидываемыми со стороны неприятностями в лице той же Кобик, например, или Щита. Так и вертелась Белова по кругу, прямо под носом у спецслужб, которые устроили на неё охоту, но пока всё еще находясь от них на шаг впереди.

Было бы не плохо, конечно, вернуться в старые и давно облюбованные места, но о Кубе, куда Вдова собиралась отчалить после уничтожения многоголовой, Защита теперь была в курсе, спасибо Барбаре, что так тонко подставила бывшую подругу за всё хорошее. Белова не сомневалась, что Морс – та еще сука, и она не поленилась Лене об этом напомнить. Впрочем, её поступок не вызывал у русской злости, скорее наоборот – циничную улыбку. Подобные шпильки были в духе Пересмешницы, и их Белова в ней тоже любила.

Елена могла бы отправиться куда-нибудь подальше, перед ней, в конце концов, был открыт целый мир. И сделать так было бы правильнее всего. Разумнее и безопаснее. Но что-то не давало Беловой исчезнуть далеко. Кто-то, с усмешкой каждый раз исправляла сама себя Лена, когда вновь возвращалась к этим мыслям.

Передатчик, который дал ей Старк, всё еще был с ней. Он всегда был с ней, хоть и просить у Тони помощи Белова не собиралась. Но женщина носила капсулу с собой в качестве напоминания, в качестве талисмана, наверное. Ну, или если желание увидеть Тони вновь перекроет всё остальное. Лена не исключала, что такое тоже возможно. С того момента, как она вернула Старку воспоминания, Белова стала чувствовать его еще глубже, еще отчетливее. Где-то под сердцем. И эти ниточки, что связывали их магическим или каким-либо другим способом, они не позволяли Елене уйти слишком далеко и надолго. Да и вряд ли она теперь хотела этого столь же сильно, как прежде.

Её последней остановкой оказался Новый Орлеан. Здесь она бывала и раньше, и этот город являлся одним из любимых для Лены, почти таким же, как Куба. В нем было так же тепло, такие же зажигательные танцы и музыка. Вместо кубинского рома отличный бурбон. Здесь у Беловой была квартира близ центра. И здесь она бы с удовольствием задержалась на подольше, потому что Новый Орлеан хорошее место не только, чтобы затаиться, но и чтобы отдохнуть, привести мысли в порядок. Но покой джазового городка нарушился внезапно и резко, в тот момент, когда этого совсем никто не ждал. В первую очередь сама Белова, конечно же.

Улицы Орлеана запылали за один миг. Елена сидела в кофейне, когда столп пламени пронесся совсем рядом, поджигая сразу несколько зданий. Затем увидела источник – молодой парень, которого окружала огненная аура в форме огромной птицы. Откуда он только здесь появился, черт бы его побрал! Оставалось только выругаться и бежать, как можно скорее, пока этот свихнувшийся носитель Феникса не превратил Белову в подгоревший шашлык. А Лена ведь так старалась обходить проблему с распоясавшейся Птицей стороной. Так надеялась, что не влипнет хотя бы в это дерьмо, оставив его Мстителям и Щиту. Но ситуация с огненной сущностью, кажется, совсем вышла из-под контроля. Пришлось вызывать тяжелую артиллерию, пока в городе еще было что и кого спасать.

- Нууу… видимо всё-таки у нас. – Лена слабо усмехнулась, наблюдая за всем ужасом с высоты. Тони появился даже скорее, чем она рассчитывала. Правда, ей, наверное, стоило предвидеть, что на волне поспешного героизма или жертвенного идиотизма, тут уж как посмотреть, он прибудет сюда не с армией, способной утихомирить Феникса, а в одиночку. Собственной грудью на амбразуру, как говорится. И как-то оставить его в таком положении Белова теперь не могла.

- Честно говоря, мой план заканчивается на том, что я беспалевно вызываю Мстителей в гущу событий, а сама тихонечко наблюдаю со стороны. Но эта тварь уже успела разрушить квартал, где находится… находился мой дом, так что, я в деле. Единственное, что могу предложить сейчас – это отвлечь его и гнать к болотам. Парень на что-то озлоблен и потерял контроль. Возможно, на людей в принципе. И Феникс этим пользуется, зачищая город, а там хоть палить кроме нас некого. Может, получится утопить его в трясине с помощью твоего камушка.

Она кивнула, чтобы Старк летел к месту основного действия, а Елена сразу за ним. Раз уж они только вдвоем против огненного ада, то придется Беловой попробовать кое-что новенькое в своем арсенале. Придется меняться, вытаскивая на поверхность хотя бы часть форм, с которыми она соприкасалась. Лена научилась этому недавно, хотя, скорее всего, умела всегда, просто боялась использовать. Слишком опасно превращаться в такого рода чудовище, слишком велика вероятность потерять контроль. Но что она могла противопоставить Фениксу? У Старка хотя бы была броня. Ну а ей придется побыть в каком-то смысле химерой.

- Эй, мальчик! – добежав до эпицентра кошмара, Белова ударила по носителю двумя энергетическими зарядами. Одним по земле, вспарывая асфальт, на котором стоял парнишка, вторым прямо в него, чтобы привлечь внимание. Сама при этом выглядя не менее дико, чем он под воздействием Феникса. – Ты не с той ноги сегодня встал, м? А может ты из застенок Гидры сбежал?

Белова прищурилась, оскалилась, напоминая сейчас скорее огромную клыкастую кошку, а не человека. Она пыталась понять, узнаёт ли парня, может ли он быть одним из мутантов, которых многоголовая использовала для своих опытов. Есть ли Лене чем его зацепить, чтобы всю свою злость он обратил исключительно на них со Старком. И, похоже, где-то Белова действительно попала в точку, потому что поджог близлежащей территории мальчишку интересовать перестал.

+2

4

Тони хмыкнул, с тех пор как она вернула ему его жизнь, он все никак не мог отвыкнуть думать дважды. Сначала как он сам, а потом как тот, кто был вместо него все это время. Он все не мог отвыкнуть просчитывать, анализировать и только потом переходить к действиям. Что забыл в Орлеане один и без камня, ах да, Феникс, Феникс и Белова.

- Ненависть была проще, а теперь это какой-то сумбурный набор всего, что может и не может быть. – Тони усмехается, оставаясь рядом с ней, она точно знает, о чем он.

Тонкие ниточки внутри подрагивают, звенят, расточают свой яд по телу. Ниточки робкой привязанности, чуть коснись и рассыпется. Ниточки робкого уважения, которое так долго росло внутри, что уже успело внутри угнездиться. Все эти ниточки, которыми они были связаны, все их шаги к друг другу, друг от друга. Все смешивалось в чертов ком, который ни один из них не мог разгрести.

Редкие встречи станут чаще, Тони предвидел это. Они станут чаще и безопаснее, они начнут узнавать друг друга, запоминать привычки, пить кофе, смеяться. Появятся общие шутки и привязанность будет крепнуть, связывая их все сильнее и сильнее. Тем больнее будет осознавать, что никто из них не изменился. Ничего не изменилось, у них разные стороны и разные представления о мире, разные и все и ничего с этим не сделать.

- Беснуется малыш, как видишь, я тут для того, чтобы снова и снова спасать мир. А тебя, я так понимаю, чуть не поджарили. Ну что, какой план? На амбразуру, если что, я сам, мне не нравится твои обгорелые останки, увольте, насмотрелся. – Тони отмечает, что ее плечи чуть вздрагивают, нет, он не колет и не бьет, и не жалит. Нет, он просто отмечает как факт, что они прошли это, у них уже была эта часть балета, пора переходить в следующее па, если оно есть.

К тому же, на этот раз есть шанс, что Феникс просто уйдет, оставив город в покое.  Тони знает, что его может привлечь блестяшка в небе, за которой птичка откроет охоту, это и есть его план, утащить птицу от города, спасти людей, а потом разбираться с последствиями.

Он не готов. Нет ни артефакта, ни камня, что впитал бы силу Феникса, он не готов к встрече, но уже поздно рваться и пытаться бежать. Поздно.

- Я отвлеку его, постараюсь утащить отсюда подальше, ты либо спасай людей, либо спасайся сама. – Он знает, знает, что она скажет, наперед знает и все равно качает головой. – Жертвенность не твой стиль, дорогая, но окей.

Он поднялся в воздух, наблюдая как парень действительно сходит с ума, как он сжигает людей, которые не успевают спастись. Огненный ад, в котором будет одна фигурка, за которой он следит неотрывно, как будто прикованный.

Она стреляет зарядами, привлекая внимание, Тони поднимается еще выше и тоже стреляет, тоже привлекая внимания.

Парень растерянно смотрит по сторонам, это видно при увеличении с камер, растерян он правда только минуту, потому он взрывается всполохами, и Тони стреляет еще и еще. Пока парень не поднимает голову. Тони ничего не говорит, продолжая атаку, он знает, что там рядом с ним Белова, которую не нужно спасать, которая сама умеет за себя постоять.

Но нити натянуты, он взведен и обеспокоен. Ему не за что сражаться, кроме как за нее сегодня. Ему не за чем Феникс, не за чем люди, пока она где-то в эпицентре.

- Чччерт, непредвиденные осложнения. – Тони поднимается выше, когда Феникс вспыхивает чтобы взлететь, поднимается и поднимается, а потом включает ускорение. – Ну, поиграем.

+2

5

Жертвенность действительно была не в её стиле. Беловой плевать на людей в их основной массе, но не плевать на отдельную категорию. И Тони незаметно оказался в той, на которую не плевать.

Она представила, как уходит сейчас, вот сейчас, когда Старк переключил внимание Феникса снова на себя, и не сумела принять очевидный результат такого поступка. Смешно, господи, как же смешно и нелепо. Еще с месяц назад горящий заживо Тони был пределом её мечтаний. Теперь же от подобных перспектив становилось как-то нехорошо, и Белова лезла в самый эпицентр кошмара. Добровольно лезла, как последняя дура. И ничего не могла с собой поделать. Нити тянули вслед за Старком. Тащили буквально. В груди росла тревога, за него, за себя, за них обоих. Насколько его броня способна выдержать пламя огненной сущности? Как долго он сможет продержаться в одиночестве, и на что они способны вместе. Способны ли вообще что-то противопоставить одержимому мутанту. Может, стоило бы вырубить Тони, да обоим спасаться бегством, пусть делает Птичка, что хочет с этим городом, но Лена знала, что Старк не позволит, что всё равно понесется вперед, даже если вовсе останется без брони и поддержки. Проклятый рыцарь круглого стола.

Белова запрыгнула в первую попавшуюся на глаза уцелевшую машину. Хорошо хоть вдовьи браслеты, в которых хранились разные полезные шпионские приспособления, были всегда на ней, не пришлось долго возиться в попытке завести двигатель. Уже выезжая на опустевшее шоссе, коснулась мочки уха, чтобы активировать нанитную маску. И пусть остальные элементы боевой экипировки остались вне досягаемости, в частности защитная кевларовая форма, уверенность Елены сейчас как-то маленько возросла.

Она включила передатчик, что отдал ей Старк. Послала сигнал, в надежде, что Тони свяжется с ней, подключиться к коммуникатору, встроенному в маску. И когда тот ожил, не смогла сдержать мимолетной ухмылки.

- Ты всё еще живой там? – Лена давила на газ, выжимала из угнанного автомобиля предельную скорость, но ей всё равно казалось, что едет она слишком медленно, что может не успеть. – Я поймала сигнал, не отключайся только, скоро буду! Уводи его в ту же сторону.

Через несколько минут сигнал с местонахождением Старка уже не имел никакого значения. Ориентиром Беловой стал полыхающий лес, и чем дальше от города Елена уезжала, тем сильнее всё вокруг полыхало.

Словно её ночной кошмар оживал на глазах.

На мгновение внутри всё екнуло и упало куда-то вниз, позорно и глухо. Лена никогда не считала себя трусихой, но огненный ад, окруживший её со всех сторон, невольно отбрасывал русскую назад в прошлое, бередил то самое ПТСР, но она продолжала ехать дальше. Продолжала гнать на полной скорости, оставляя за стеклами автомобиля размытые цветные пятна вместо картины стенающего в огне леса.

Елена свернула, ведя машину уже не по асфальтированной дороге. Сигнал усиливался, она давила на газ. Впереди показалась небольшая поляна, вокруг уже горела растительность, вместо туманной дымки болот, воздух полнился запахом гари и плотным серым смогом. Феникс палил по Старку, снова стоя двумя ногами на земле, и пока мальчишка был спиной к ней, Белова направила в него тачку на полном ходу, выпрыгнув из той в последний момент. Вряд ли это сильно навредит мутанту, но хоть как-то задержит.

Очухавшись, Лена скорее подскочила на ноги, отправляя в Феникса череду энергетических зарядов, пока из браслетов, но через пару мгновений к ним подключились и внутренние запасы скопированных способностей.

- Топить его надо. Или чем-то перекрыть дыхательные пути, чтобы задохнулся. Может, устроить ему сеанс грязевых ванн? – Белова усмехнулась, уходя чуть в сторону, чтобы было удобнее оттеснять Птицу вглубь леса, ближе к болотной жиже.

+1

6

Феникс взмыл вверх, до чего же это было красивое зрелище и жуткое в тоже время, крайне жуткое, как будто смерть взмыла к небесам и осветила их. Тони выбросил эти мысли из головы и постарался сосредоточиться на главном, его нужно было увести от города, а мощность его брони позволяла обгонять даже стелсы. Поэтому он сам себя поздравил со своевременным апгрейдом и усмехнувшись рванул вперед, обгоняя ветер.

- Поиграем, детка. – Пропел он Беловой в наушник и расхохотался, потому что птичка рванулась следом.

Какое-то время они действительно играли в догонялки, уходя все дальше и дальше от города. Но, как и любой раздраженный человек, рано или поздно, выходит из-под контроля, так и птичка скоро заигралась и превратилась практически в Халка, только горящего. Тони больше не было смешно, он еле успевал уворачиваться от нападок пташки, не забывая собственно о цели этого приключения.

Они играли, но пока по его правилам. Как хорошо, что по его правилам, он хотя бы жив до сих пор, а не просто поджаренный окорочок на земле. А вот Белова была бы мертва, он бы просто поджарил ее до самого последнего пепла, самой мелкой крошки и оставил. Тони содрогнулся от этой мысли и невидимые нити тонко зазвенели внутри, снова появился тот самый плащ, голос, зеленый глаза, как во снах, которые стали частью его, частью жизни, сущности, настоящего.

Его прошлое плавно перетекало в настоящее. Где еще было место рыцарству, где было место поступкам, где было место для шагов вперед. Не останавливаясь, не сбавляя темпа, не оглядываясь, только вперед. Господи, как он это любил.

- Жив, живее всех живых, тут попробуй притормозить и тебя поджарит. Это почти как смотреть на солнце, только оно ближе и злее. Ему не нравится, что я все время куда-то улетаю, могу, конечно, попробовать режим невидимости, но мне кажется, на волшебных птицах это не работает. – Тони как обычно, начал заговаривать зубы, пытаясь одновременно скрыться из виду Феникса где-то между деревьев. – Если у тебя есть план, то самое время. Самое время Лена, потому что мой план был как-то так себе. Камень у меня, черт.

Тони извернулся, лес начал полыхать. Парень на мелочи не разменивался, если палить, так весь город, если убивать, так все живое в округе и лес в том числе.

- Мелкий гаденыш. – Выругался Тони и рванул вперед, стараясь добраться до поляны, хоть какой-то открытой поляны, где он сможет дать отпор, даже если это будет последнее, что он сделает.

План был на самом деле, нужно было только дождаться Белову, план был и даже не плохой. Нужно было всего-навсего подойти к Фениксу с камнем и направить энергию этой штуковины на пташку. Камень впитывал энергию Феникса, делая его обычным мутантом и дальше оставалось пристрелить носителя и Феникс исчезал. Все было классно.

Только это не была пушка, из которой он палил в прошлый раз, она пришла в негодность. Это был просто кристалл и с ним надо было подойти близко-близко. Что чертовски неудобно, в данном случае.

- Знаешь, ты как Рембо, в последний момент из-за угла, вуху. Рад твоей тачке, больше всего на свете, но могла бы выбрать модель поновее, или ты как кэп, под возраст? – Тони шутил и пытался придумать, как отвлечь Феникса. И, кажется, придумал.

Бросил Елене камень, ожидая что она на инстинктах поймает.

- Когда подойду к нему близко, кинь мне эту штучку, она отлично усмиряет и без утопления. Только не забудь – когда я буду очень близко к нему, на вытянутую руку или около того. – Тони хмыкнул. – Рисковать так рыцарем.

+1

7

[AVA]http://images.vfl.ru/ii/1535486491/5fcf550e/23097647.jpg[/AVA]- Знаешь, выбирать сильно не из чего было! – Лена фыркнула и усмехнулась, немного шально, но беззлобно, на чистом адреналине.

Она стреляла по Фениксу без перерыва, всем, чем только можно было, чтобы до минимума сократить его шансы вновь безостановочно нападать. Но помогало это хреново, конечно. Птичка злилась, лес продолжал гореть, полыхала и поляна, отрезая всё больше путей назад. Впрочем, наверное, им даже повезло, что мутант толком не контролировал свою силу. Так у них со Старком маячила хоть какая-то вероятность провести Феникса. Захвати он кого-то более опытного, цельного и беспощадного, чем просто озлобленного на свою жизнь подростка, и всё – пиши пропало. А так, его буйство сейчас напоминало скорее предсмертную агонию, нежели попытку перестроить мир. Парнишка явно не вывозил. Он не справлялся с мощью, что свалилась ему на голову, та испепеляла его изнутри. Лена видела это по искаженной гримасе на лице, по рваным, хаотичным движениям. Жаль времени ждать, пока мутант совсем кончится, и часть проблемы рассосётся сама собой, у них не было. Феникс всё равно успеет поджарить либо Белову и Старка, либо пару небольших городов. Первый вариант не устраивал Елену, второй – Тони, и это автоматически возвращало их к варианту номер один. Замкнутый круг, да и только. А дефицит времени, как результат, вечно рождал хреновые планы. И сегодня они у обоих действительно были один хуже другого.

- Ты решил стать для Феникса главной закуской? Тони Старк с ароматом железа под хрустящей корочкой? – На этот раз Лена не смеялась. Она поймала камень, крепко сжав тот в ладони. Предложение Старка было не просто рискованным, от самоубийственного его отделяла совсем тонкая грань. Но, увы, здесь у них тоже не было особого выбора. – Ладно, я поняла.

Белова и правда всё поняла, в голове сложилось несколько вариантов. Её фееричная способность выживать уже напомнила о себе противоречивыми мыслями, подсказывая наиболее безопасный для женщины способ не просто спастись, но и победить. Нужно просто пожертвовать Тони, невзирая на последствия. Невзирая, выживет ли он, сможет ли восстановить свои системы после столь колоссального потока враждебной силы, которая в эту минуту была полностью направлена на него.

Тони перетягивает огонь на себя – Елена не мешает, в конце просто добивая горе-носителя, и вновь скрывается со всех радаров. Классика жанра, всё просто, и последствия не важны.

Всё могло бы быть проще, если бы не что-то внутри: зудящее, звенящее, тянущее. Отдающее странной болью в груди. План работал, Старк приближался к Фениксу, шаг за шагом, только Птица не собиралась сдаваться. Только было что-то не так. Под огненным вихрем, обращающим всё в пепел, броня корежилась, восстанавливалась, снова корежилась. Тони замедлялся и был всё еще слишком далеко, чтобы бросать камень.

Впервые за долгое время Лене стало страшно за кого-то другого. Белова сжимала в руке камень до побелевших костяшек, он впивался ей в ладонь, но возвращать его Старку было всё еще рано. Феникс беспощадно палил, выжигая всё на своем пути. Температура до того повысилась, что по шее и спине стекали капельки пота. Раскаленный воздух мерцал от скопившегося вокруг жара. Они словно и правда оказались в аду, в том самом, о которых пишут в книжках, в котором ты горишь в геенне огненной. Только там горят вечность, а у них не было и десяти минут.

Старк не выдержит. Не успеет. Не хватит его, чтобы довести свой план до конца, Лена чувствовала это всеми фибрами души, звенящими нитями, бьющимся истошно сердцем. Феникс расплавит его и дело с концом, и никакой супервирус в крови не спасет, потому что как бы Тони не хотел или не считал, он не бессмертный.

- Старк! – Белова крикнула, выстрелив в Феникса, переводя его внимание на себя. – Старк, ничего не выйдет.

Лена выдохнула и опустила руки. Был еще один способ, о котором они не подумали. Почти конченный, для неё в первую очередь. Но всё внутри подсказывало, что так правильно, что так надо. Она едва не смеялась, понимая, что совсем рехнулась, наверное, раз готова снова оступиться и броситься в неизвестность ради заклятого противника. Ради любимого врага.

Белова хмыкнула, обращаясь в форму адаптоида. Глаза потемнели, из глубин поднималась энергия, пропитывала Елену с ног до головы, окутывала ярким мерцанием.

- Эй, Птичка! Слышишь меня? Конечно, слышишь. – Женщина криво улыбнулась, гордо шагнув вперед. – Зачем тебе этот мальчишка? Он слаб и бесполезен. Тебе ведь нужна сила, истинная мощь. Так вот она – перед тобой. Возьми меня! И вместе мы сожжем весь мир, чтобы на пепелище зародилась новая жизнь.

Лена развела руки в стороны, продолжая гореть столь же ярко, как мутант, чьим телом завладела космическая сущность. И через несколько мгновений силуэт огненной птицы помчался прямо на Белову.

Последнее, что Елена успела сделать, перед тем, как Феникс проник в саму её суть, это бросить артефакт Тони обратно. Дальше весь мир потонул в огне и крике.

+1

8

У них было не так много времени и не так чтобы был выбор, Тони хмыкнул и ринулся вперед, подходя все ближе и ближе к жару, который испускал Феникс. У них все равно не было выбора, а ниточки нет-нет да тянули назад, хотя бы оглянуться, посмотреть на нее, увидеть зеленый блеск глаз и темные волосы, почти как во сне, почти как тогда, когда правда он не помнил. Тони ненавидел эти странные, тянущие его в разные стороны, чувства. Но и избавить себя от них не мог, просто не знал как.

Они так и копились внутри, собираясь в третью, неведомую силу, от которой некуда было идти, от которой некуда было бежать. Он подходил все ближе, может быть, может быть огнем выжжет, может быть все будет лучше, если он справится, если он, наконец-то, справится с Фениксом.

Как справился бы на Луне, если бы ему сказали, как. Если бы Стрендж пришел вовремя, если бы он рассказал ему про камни, про Ши Ар, про сомнительные варианты и возможности, если бы, если бы, если бы. Сколько вариантов они упустили.

Он отмахнулся от Беловой. Он знал, что у нее внутри, он знал, что у него тоже самое, не о чем было говорить. Они повязаны, два врага, которые почти убили друг друга, они повязаны друг на друге, и он не хотел, чтобы она рисковала. Не любовь, нет, ненависть, которая ушла глубоко внутрь, на новую стадию, еще дальше, почти до места, где пустота сливается с темнотой.

Тони отрицательно покачал головой.

- Никакой прожарки. Я даже не человек, у меня есть регенерация, парня просто не хватит на все это. Кинь мне камень, когда я скажу, не спутай ничего и все будет ок. – То, что Феникс нестабилен он видел, как и то, что парень сгибается под тяжестью силы, которую вобрал.

Как-то с этим носителем птичка прогадала, не иначе. Долго не протянет, придется вернуться к остальным. Тони был бы этому даже рад, с тех пор как вся эта эпопея началась, с тех пор как он ввязался во все это, прошло много времени, а они даже не приблизились к тому, чтобы освободить мир от происходящего. Ни на шаг не приблизились.

Он привычно преодолел собственный ужас перед сожжением, никому бы не понравилась лопнувшая кожа и выгоревшие глаза, не так ли? И сделал еще один шаг по направлению к оголенному пламени. Он почти добрался, ему почти удалось…

Он так и не понял, что произошло. Сначала Лена замерцала, как будто вобрала в себя тысячи звезд, а потом огонь обрушился на нее, прошивая насквозь, забирая себе, убивая ее. Тони даже не заорал от ужаса, не смог, все внутри обледенело, оставалось нетронутым, но таким хрупким и ломким, любое движение и внутри все осыпется пылью, сотрет его в порошок.

Он поймал камень, успел да, до того, как она закричала. До того, как она возгорелась, забирая в себя птицу, забирая силу, пропитываясь ей, убивая мутанта, который и так и этак был не жилец.

Тони сначала думал, что вот оно, вот оно решение, на которое он так надеялся. Лена ведь тоже не выдержит, сломается, согнётся, сгорит. Умрет. И от этого снова холодело внутри. Снова становилось не по себе, снова приходилось напоминать себе, что нет-нет, у него есть шанс.

- Эй, птичка, хочешь его? – Он поднял камень над головой, поступок достойный Тони Старка, и швырнул, прямо ей в руки, зная, понимая где-то на уровне подсознания, что Лена поймает, ухватит его, просто потому что она ничего не пропускала. Она поймает и все закончится.

Боли больше не будет. Он медленно опустился на землю, наблюдая, как камень скрывается в огне. Интересно, а она понимает, что только что спасла ему жизнь? Что она пожертвовала собой ради него?

И знает ли она, что с этим всем делать?

+1

9

Мир Беловой разлетелся на множество частиц и потонул в бесконечном пламени, уничтожающем все барьеры, все защитные механизмы, всё, что мешало добраться до самой сути и овладеть новым носителем искры Феникса.

Огонь птицы распространился всеобъемлюще. Он окружил поляну, он пожирал собой лес, он обступил Елену. Он был в ней самой, проник в каждую клеточку тела, в каждую мысль, заполнив собой всё, что только возможно, и вытеснил то, что раньше казалось важным.

В огне корчились остатки тьмы, схоронившиеся в самом дальнем уголке сознания после катастрофы в Адской кухне. В огне будто бы оказалась вся её жизнь — прожитая и чужая, которые так странно переплелись друг с другом, так крепко, что не распутать теперь, никак не распутать. От огня и терзающих ментальных когтей Феникса звенели связывающие её со Старком нити. Тянули, звенели, грозили вот-вот лопнуть, и Лена кричала от такого безумия в унисон хищной песне, начатой ненасытной птицей. И ничего страшнее этого в своей жизни она еще не испытывала.

Но затем, когда последний бастион рухнул, когда Феникс забрался когтями в самую душу, когда выклевал разум, Елена познала силу. Столь огромную и безграничную, что голова пошла кругом. Белова ощутила себя на вершине мира. Все способности вместе взятые, которые ей довелось когда-либо копировать, не сравнятся с тем, что несет в себе всего одна искра этого существа из глубин космоса. Лене казалось, что Феникс был бесконечен, как сама вселенная. Бесконечен был и его голод, и его жажда к обновлению через уничтожение всех тех, кто слаб и недостоин.

И первой её жертвой стал тот парень, что не справился с возложенной на него задачей. Что сейчас жалко корчился на земле не способный даже подняться на ноги. Всего одно движение руки, и его объяло пламенем, и не осталось от него даже следа. Следующим должен был стать человек в железной маске напротив, потому что Феникс знал, что тот хочет сделать. Знал и всё равно не атаковал вот так сразу, сдерживаемый чем-то, что в Беловой всё-таки не сгорело.

Лена поймала брошенный ей обратно камень на инстинктах, хотя следовало бы уничтожить его еще на подлете и ни в коем случае не позволять пальцам сомкнуться на овальных гранях. Но она сделала это, сделала вопреки, и в следующую секунду стало легче.

Жар уходил. Хищная песня стала тише. Белова всё еще пылала, всё еще вились светлые волосы языками пламени, а в глазах мерцали искры, но уже бледнее, уже не так горячо. Феникс пытался расколоть артефакт, пытался что-то предпринять, пока еще не слишком поздно, но с каждым мгновением больше и больше утекал внутрь. Феникс гас, а Елена приходила в себя. Едва ли надолго конечно, но этого хватит, чтобы сделать то, что нужно.

Огонь отступил. Птица выпустила Белову из своих цепких лап, и она покачнулась. Но устояла, по-прежнему до побелевших ногтей и костяшек сжимая в ладони камень. Цеплясь за него, как за якорь, чтобы оставаться здесь, рядом со Старком. Чтобы оставаться в своем уме и ничего по итогу не испортить.

- Раз за разом конец возвращает нас к началу. Так странно, правда? - Она улыбнулась уголком губ, прикрывая глаза. Слова давались тяжело, они пока еще вязли где-то в перемешанном сознании. - Как велика его сила, Тони. Как ненасытна и безгранична. Как много всего с её помощью можно было бы сделать… Тебе бы понравилось. Обязательно понравилось бы. Только даже нам двоим её не удержать. А жаль. Немного.

+1

10

Он не думал, нет не так, он никогда не хотел видеть, как она умрет, никогда, даже когда ненавидел, даже когда порывался убить. Он скорее мог убить себя, стереть себя, но не ее. Он итак винил себя в ее шрамах, в операциях, в пожаре, который сделал ей больно, который уничтожил и его, и ее, обоих, в один момент. Он винил себя в ее истории, хотя вряд ли был виноват, он винил себя в том, что она улыбается, но так мало и редко.

Тони согнулся от боли, потому что нити, тонкие, хрупкие, такие отчаянно нужные нити натянулись, грозясь лопнуть, разодрать его изнутри. Она оставляла его, он знал это, оставляла одного, корчась в муках, уходила, опять. Он не мог думать, не мог звать ее назад, не мог остановить себя, не мог прекратить, он пытался не кричать. Экстремис пытался облегчить боль, пытался отключить его, пытался прекратить это безумие.

Но это было невозможно, как невозможно было понять и принять происходящее. Феникс раздирал Елену на части, изнутри потрошил ее жизнь, вытягивал все, что было, сжирал, уничтожал, выжигал. Еще один огонь.

Еще один огонь.

- Что ты наделала. – Тони шептал, потому что голоса не хватало, в это жарком, душном плену не было голоса, не было ничего, только его отчаяние, его боль, его жизнь.

Камень вытягивал Феникса, поглощал эту безумную энергию, да, Феникс исчезал, оседали пожары, смыкалось темное небо. Тони стоял напротив Беловой, уже понимая, что будет следующим шагом, уже понимая, но все еще не осознавая его до конца.

Нет-нет, этого не случится, думалось где-то в голове. Хотя холодный разум уже облек все в единую цепь, просчитал и остался доволен результатом. Остался при своем, как обычно.

- Зачем? – Он не спрашивал почему она жертвовала собой, не пытался понять, он просто глупо сам себе задавал вопросы, зачем все это? Смогут ли они? И если смогут, то как и чем это обернется потом? Он спрашивал, зная, что не получит никаких подсказок.

Камень пылал, где-то там, в ее руках, он пылал, сила, неудержимая, огромная сила была в нем, но надолго его не хватит. Тони знал, он уже видел это, но в прошлый раз приказ отдавал не он, да и стрелял не он. Не он убивал человека, носителя, будущего-прошлого Феникса. Не он.

Тони смотрел на руку Беловой, задаваясь вопросом, а может ему попробовать? Может так и будет правильно? Нет?

- Не удержать, никому не удержать, не под силу. – Он развел руками. Броня медленно поползла, оставляя на руках перчатки с репульсорами.

Где-то внутри дрогнули ниточки, что тянулись к ней, дрогнули в ужасе, натянутые, искалеченные, обожжённые, но все целые.

- Все оказалось на своих местах, кроме нас с тобой. История любит повторения. – Тони вздохнул, качая головой. Не того он ожидал. Не того!

И не так.

+1

11

Елена уже умирала. И сейчас она мысленно повторяла это, словно сама себя утешая или успокаивая. Хотя нет, неправильно, ей не требовалось ни того, ни другого. Скорее, она просто смиряла себя с тем, что неизбежно.

Елена уже умирала. Ну, или ей так только казалось, потому что последнего шага никто не предпринимал, ни у кого не получалось поставить точку, которая бы действительно всё завершила, без всяких послесловий, без многозначительного многоточия с заделом на продолжение. Так и отиралась Белова у порога старухи с косой, став для неё уже завсегдатай, да только в гости никак заходить не хотела. Что ж, похоже, сегодня это изменится и забежать на давно манящий огонек таки придется.

- Я блондинка, и иногда делаю глупости. Верю в Роджерса, например. Спасаю тебя. – Лена пожала плечами.

Она пыталась шутить, словно речь шла о чем-то обыденном, о риске, за который не стоит даже переживать. Как будто это поможет облегчить выбор, облегчить решение, на которое придется идти обоим, несмотря на то, как внутри всё противится и переворачивается. Впрочем, получалось всё равно хреново, никакого облегчения. Только боль где-то под сердцем, как будто что-то насильно разрывалось там.

Белова усмехнулась, крепче сжимая вибрирующий в ладони камень. Птица рвалась наружу, артефакт теплел, начинал медленно обжигать кожу. И ей было тяжело, тяжело бороться сейчас, но совсем не с Фениксом. С самой собой тяжело. Ей так хотелось поддаться, поддаться безграничной силе, и плевать, что из-за неё сгорит, по меньшей мере, половина мира. Где-то в глубине души уже на всё было плевать, останавливал только Тони, который наверняка окажется в списке тех, кого птичка не помилует.

- Ты бы сгорел. Ты бы сгорел, как я могла просто смотреть на это? – Лена огладила его лицо тыльной стороной пальцев, шагнув ближе. Камень пылал, он жег руку. Белова боролась с желанием бросить его, чтобы артефакт разбился о землю, разлетелся на мелкие осколки, и хищная песня опять зазвучала в её ушах. – Прерогатива убить тебя есть только у меня.

Уголок губ дернулся, Лена мазнула большим пальцем по шершавой щеке Старка, и стало как-то по-особенному горько.

Она уже умирала, она знала, каково это чувствовать последние мгновения, понимать, что где-то совсем рядом маячит обрыв, а за спиной вроде бы еще столько незавершенных планов, дел, невыполненных обещаний. Она знала, каково это, когда почти физически ощущаешь уходящие в никуда минуты, и всё равно сейчас как будто бы переживала это заново, едва ли не как в первый раз. Возможно, причина крылась в том, что Белова никогда не шла на подобное добровольно, даже когда от неё ждали этого, когда в неё верили, когда она действительно могла спасти.

Возможно в том, что сейчас Лена ощущала себя кем-то вроде овцы на заклании, было своего рода искупление за предательства прошлого. Искупление её и той, чей взгляд иногда проскальзывал в отражении зеркала, той, что нет-нет, а заглянет во сны и расскажет о жизни не прожитой.

Возможно, во всём этом есть хоть какой-то смысл. Он должен быть, не могла судьба просто так возвращать их к одному и тому же, не могла просто так водить по заколдованному кругу без надежды вырваться из него. Ведь история так страшно повторялась, так страшно и точно. Но на этот раз у Беловой хотя бы был выбор.

- Ты до сих пор всё еще слишком человек… – Голос дрогнул, Лена приняла абсолютно человеческую форму, заставив отключиться все способности, всё, что могло хоть как-то помешать. Однако в глазах как будто уже мелькнул оранжевый всполох с очертанием птицы. – Просто останови мне сердце, Тони. Иначе я поддамся, и всё закончится для всех. Я разрушила твою жизнь, разрушила безвозвратно, зацепись за эту мысль и сделай то, что нужно, пока никто из нас не передумал. Так будет проще. Ненавидеть всегда проще.

+1

12

Хрупкое тонкое звонкое внутри лопалось, струны натягивались сильнее, выворачивая изнутри. Она умирала, он ведь знал это, видел, и все равно не мог исправить или изменить. Она умирала, потому что выбрала именно так, потому что выбрала сгореть, несмотря на то, что скорей всего боялась огня. У Тони холодело в груди и леденели руки от одной мысли об этом.

От мысли, что хрупкая, маленькая девочка сгорала дотла там, где не должна бы. Где не должна бы и точка. Где ее и вовсе не должно было быть, где она не бывала, где у нее не было поводов и шансов. Сгорала вместо него, вместо героя, который не убивал, который стремился к миру, несмотря на то, что мира не знал, не видел, не понимал.

Он стремился к идеалам, которых не было. К которым никто не был готов.

Тони хрипло выдохнул.

- Ну да, да, веришь не в тех, любишь не тех и делаешь не то. – Он присел рядом, вцепляясь в ее руку и крепко сжимая.

Он знал, видел, понимал, но отчаянно не верил.

Отказывался верить!

Их ненависть, их заполошные, сомнительные действия друг против друга. Их жизни, сплетенные так крепко, так цепко, все рушилось на глазах. Все рассыпалось в пепел, от чертовой птицы, от чертовых действий, от безрассудства, с которым Тони ввязывался во все это. Пепел, вот что от них останется. Он даже не предполагал, что будет так тяжело и так сложно отпустить ее.

И чужая, теплая, даже горячая рука на собственной щеке прожигала насквозь, прожигала до гостей, сминала его хрупкую уверенность в собственном будущем, в собственной правоте, в собственных действиях.

- Это так глупо, Лена. – Он постарался не тронуться с места, хотя хотелось, хотелось сорваться, обнять, предотвратить и забрать птицу себе. Он бы выжил. Когда-нибудь потом, он бы выжил. – Так невыносимо глупо.

Ненавидеть всегда проще, да, проще для всех. Если бы он мог вернуть себя к этому, если бы он мог себя заставить продолжать, заставить чувствовать, как раньше. Если бы это было возможно, он, может, не стоял бы сейчас напротив нее.

- Если бы все всегда было так просто. – Он усмехнулся, растягивая чуть подрагивающие губы в ободряющей улыбке.

Всполох Феникса в чужих глазах заставил его вздрогнуть и кивнуть, он не хотел, как он не хотел этого делать. Струны внутри натянулись до самого предела, чуть потрескивали от напряжения, разрезая его на куски. Потом, когда он отойдет от происходящего, когда он сможет смотреть на себя без содрогания, он вернется к этому дню.

Хотя бы мысленно.

- Мне жаль.

Выстрелить в нее из репульсора, когда она стала человеком, было самым невыполнимым из того, что он сделал. Но он это сделал, и смотрел, как ее тело оседает на землю, как она воспламеняется, в последний раз, как она становится хрупкой, невыносимо маленькой и такой далекой.

- Прости.

+1

13

«И ты», – мелькнуло в голове, но так там и осталось, а в следующее мгновение сердце насквозь пронзило болью, оно пропустило удар, и всё закончилось.

Наверное, надо было сказать это вслух, ведь речь шла о куда бо́льшем, чем их нынешнее приключение. Наверное, надо было сказать в последний раз еще хоть что-нибудь. Что-нибудь, что Тони вспоминал бы без ненависти, без боли, без горечи. И на самом деле сказать было много о чём, так много, что не хватило бы и вечера, и дня, а потом не хватило бы решимости обрубить все связующие звенья между ними и позволить ей уйти. Впрочем, Старк и без того должен всё знать. Слова давно уже перестали быть для них единственным средством. Поэтому Елена поджала губы и молчала, стоя напротив в ожидании удара, ловя столь знакомый напряженный взгляд и кривизну улыбки. Как будто потом это будет важно.

На землю, словно подкошенная, Белова рухнула тоже молча. Камень выпал из расслабленной ладони, и Феникс больше не обжигал руку, не терзал душу когтями, не оглушал яростным криком, разевая свой острый клюв в попытке поглотить бесконечным пламенем, от чего тоже хотелось кричать в унисон. Не осталось и жаркого ветра, и запаха гари. Не осталось ощущения теплых прикосновений, близких объятий, звука чужого голоса, биения почти родного сердца, которое Лена могла бы, наверное, теперь всегда слышать, когда Тони находился рядом, стоило бы только себе позволить это. Не осталось ничего, кроме пустоты, тишины и покоя.

Белова всегда так рьяно боролась за выживание, остервенело цеплялась за мир и своё место в нем, но в итоге, кажется, его всё равно не нашла, не получила. Раз за разом она доказывала себе и всем вокруг, но себе, пожалуй, в первую очередь, что достойна. Что имеет право на существование ничуть не меньше, чем Наташа Романова. Это настолько въелось в сознание, что работало в Лене по умолчанию. И лишь теперь русская поняла, как же она устала от такого. Насколько устала жить вообще. Насколько происходящее сейчас на самом деле правильно.

Она уходила всё дальше, становилась всё легче по мере того, как растворялись образы, гасли воспоминания, тушились эмоции. Её время пришло. Оно пришло уже давно, еще в том пожаре, только Белова не захотела тогда этого принять, не смогла, а сейчас принимала.

Но не принимал кто-то другой. Тянул обратно. Не отпускал, не пускал к тому покою, с которым уже смирилась душа. Нити никак не хотели поддаваться, разрываться, освобождать Елену от своих пут. Нити, что связывали её с другой жизнью, с другим человеком, с судьбой, о которой она не просила. Они снова звенели, пружинили, не давали забыться окончательно. Нити тонкие, витиеватые, но крепче титана. И идти в никуда вновь делалось труднее, и исчезала легкость, исчезала тишина.

«Нет, не надо. Освободи меня».

Ведь всё так правильно, так восхитительно правильно. Возможно, впервые в жизни, теперь Лена это видела и понимала. Как и понимала, что из них двоих рано или поздно всё равно должен был остаться только один. На этот раз остался Старк. И теперь он исполнит обещание, данное когда-то в потоке ярости, но совсем не так, как предполагал в тот день. Всё шло своим закономерным чередом! А они просто бежали от этого.

- Не сегодня.

В темноте раздался голос, который Белова уже слышала несколько раз, уже запомнила и всегда узнает. Голос той, с кем Лена теперь едина, и кто не давал ей слиться с тишиной. За ним последовал толчок в грудь, вернулась боль в сердце, от которой захотелось тут же выдрать его из груди.

Лена не видела, как её окутало легким свечением – только почувствовала жжение в легких, когда пришлось сделать вдох. В горле тут же запершило, грудь сдавливало от боли, по телу расходились волны дрожи. Её не должно было быть здесь.

Но она была.

- Какого… черта…

Горло саднило от спазмов кашля, перед глазами всё еще стояла мутная пелена, и вокруг такой громкий мир, а она скребет по земле пальцами, как беспомощный котенок.

- Тони… Тони?! – Белова зажмурилась, пробуя сосредоточиться, нащупать его, потому что он где-то здесь, рядом, она чувствовала.

Думать о том, что случилось было пока бесполезно, пытаться понять еще бесполезнее. Но к ней возвращалось сознание, и сердце заходилось в бешеном ритме, хотя должно было замолчать навсегда.

- Если я еще раз захочу погеройствовать, шли меня нахрен, - истерично посмеиваясь, Лена уткнулась ему в плечо. - Господи, мне нужен кофе, много кофе. Ты должен мне кофе, Старк, только не такой паршивый, как в июне.

Белова тараторила, хватаясь за него, потому что ей было страшно, так чертовски страшно, больно и непонятно, но ощущая, как связывающие ниточки вновь оплетают собой, крепнут и подрагивают внутри, она без колебаний могла сказать, что всё это было не зря.

+1

14

Он не знал, чем придется жертвовать сегодня. Он не знал, что цена за происходящее будет такая. Не знал и не мог знать. Тони Старк стал убийцей, по вине той, которая его таким и сделала. Это ли не полный оборот, не полный круг ада, который они заслужили. Это ли не кошмар, с которым приходилось сталкиваться ежечасно теперь.

Нити натянулись и ослабли, как последних вздох, последнее прощай, сомнительное, но все же. Тони присел рядом, прикрывая глаза. Не было ни слез, ни боли, только пустота, которая затягивала внутрь. Все кончилось и кончилось вот так. Нет, это не было и облегчением, потому что не становилось легче, он взял на себя гибель другого человека. Он же должен был защищать, это его функция, это его предназначение, но он не справился.

У него не хватило сил.

И не было даже «прости», потому что он не ошибся. Он сделал правильно. Он позволил себе сделать все правильно, как должно было быть. Она бы убила его, он верил в это. Пусть это и было жалким, слабым оправданием, от которого его самого тошнило. Пусть! Он не мог избавиться от ощущения, что все что происходит теперь – расплата.

Неумолимо накатывала усталость и отчаяние, потому что девочка, которая выжила после пожара только что сгорела в лапах Феникса. Это ли не сеанс мазохизма? Тони мрачно усмехнулся и посмотрел на камень, а потом отшвырнул его подальше, устраиваясь рядом с Беловой. Ее тело недвижимо лежало на траве, бездыханная, бледная, обессиленная. Смотреть на это он не мог, так что так и замер рядом, разглядывая полянку, на которой все это и случилось.

Жизнь продолжалась.

Он пропустил момент, когда она засветилась, пропустил момент глубоко вдоха, когда она смогла прохрипеть что-то. Он отвлекся, погрузился в себя, отыскивая там какие-то планы, дела, заботы, которые он сможет потом делать, творить, что-то придумать. У него в голове даже были наброски костюма под нее, как бы то ни было смешно.

Он вздохнул и вздрогнул, когда она приподнялась, безумная, смешная, говорящая что больше не хочет геройствовать и умирать. Тони ошалело смотрел на нее, приобнимал за плечи и удерживал, не давая упасть обратно на траву.

- Поверь мне, если ты еще захочешь погеройствовать, то без шансов, будешь сидеть на скаймейке запасных до скончания времен, Лена. – Тони погладил ее по головушке, стряхивая листочки и соринки, которые затесались в светлых волосах и вздохнул. – Он почти убил тебя.

Заботливый старший брат произнес бы это с меньшей укоризной. Он затруднялся объяснить даже самому себя, что именно их связывает, что между ними случилось, что происходит, почему они повязаны друг на друге? Тони боялся представить себе, что это? Что это все будет значить? И будет ли значить потом?

Он со вздохом выпустил ее из рук и поднялся.

- Пора домой. Пора срывать маски, рукоплескать и говорить, что все получится. Пора отдыхать. – Он поднял ее с земли, покачал головой и вздохнул.

Все могло бы закончится очень плохо. Если бы закончилось в принципе.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [02.01.2017] Из огня да в полымя


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно