ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [03.01.2017] Я твоя смерть


[03.01.2017] Я твоя смерть

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Я твоя смерть
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://78.media.tumblr.com/46ac6b91b6e263237fb57e4aeba5b0a2/tumblr_oau0a1ZclE1rk0k2jo1_500.gif
Джин | Анна Мариhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Феникс замечен рядом с дремлющим вулканом в Йеллоустоуне. Пока парковые службы эвакуируют всех из округи во избежание пострадавших во время извержения, Джин и Мари пытаются остановить Феникса. И бой этот может стать для кого-то последним.

ВРЕМЯ
3 января

МЕСТО
Йеллоустоун

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
смерть

+2

2

Весть о том, что Феникс объявился в Йеллоустоуне, запоздала, Джин ощутила это раньше. Она дремала, когда в сон ворвался огонь, ворвалась боль и чужой страх. Они заставили Джин кричать от боли, кляня все на свете, свои способности и тот факт, что она была любимым лакомством Феникса. Это не было предвидением. Это было призывом. Шантажом.
Чертова птица шла ва-банк, зная, что Грей не позволит умереть сотням ни в чем не повинным людей. А то и тысячам, если Феникс разбудит спящий вулкан в заповеднике. Джин практически ненавидела очередную грядущую схватку, которую они наверняка проиграют. Ее сны становились реальностью, за каждой новой встречей она видела Землю в огне, и ничего не могла с этим поделать. Поразительно, но быть той, кто все разрушит, гораздо легче, чем быть той, кто противостоит этому разрушению, не особо-то удачно, если уж на то пошло. Каждый новый бой нес потери, но не для Феникса. Потому, что в сознании острым ножом застряла мысль, что носители ни в чем не виноваты, а что избавиться от птицы, нужно убить того, кто является для нее сосудом. В конечно счете, рано или поздно, им придется это сделать. И Джин даже понимала, что в ее силах остановить Феникса, но она не могла. Она панически боялась увидеть перед собой любимое лицо, которое ей снится по ночам.
Я не смогу, мысленно повторяла Джин каждый раз, я не хочу.
И набатом билось в висках  - но ты должна.
Эту кашу заварила она, ей и расхлебывать. Вот только сколько кругов ада надо пройти, чтобы смочь убить Скотта?

- Мари, вставай, ты мне нужна. - Она тормошит подругу, заставляет ее проснуться. - Вставай, нам нужно в Йеллоустоун. Феникс там. Он требует, чтобы я пришла, иначе уничтожит там все посредством вулкана.
Джин взвинчена, Джин почти в истерике. Она бежит в Дрозд, запускает системы, пока Мари ее нагоняет. И понятия не имеет, кто там будет их ждать.
Господи, только не Скотт. Пожалуйста, пусть это будет не Скотт.
Дрозд дрожит под руками женщины. Она не в состоянии справиться со своими нервами, но со стальной птицей ей приходится справляться. Джин прокладывает курс в сторону заповедника, молится о том, чтобы не опоздать, молится и о том, чтобы это был не Скотт. Повторяет эти слова речитативом, не зная, что ее там ждет.

С воздуха в заповеднике видны сборы, рейнджеры помогают людям быстрее покинуть сейсмически опасную зону.
- Надеюсь, эвакуация идет и в ближайших городках, если начнется извержение вулкана, никто не спасется.
Джин хочет верить, что все получится, но не верит в здравомыслие Феникса. Не верит в то, что его удастся остановить без убийства, а убивать... она всматривается в одинокую фигуру рядом с кратером, пока кружит вокруг, выбирая место для посадки. Пытается понять, Скотт ли это, но не может, Феникс мешает просканировать, приходится сжать зубы и ждать эпохальной встречи.
- Мари... - Джин начинает и тут же умолкает. Она не имеет права просить об этом девушку. Это ее ноша, но у нее рука не поднимется на Саммерса, и в конечном счете они проиграют, а ставки выше, чем обычно. Джин качает головой: - Нет, ничего. Садимся.

+1

3

А стоило ли вообще строить иллюзии о том сладком мире, где вовсе не было войны? Не было боли и страданий, которые сопровождались невыносимыми потерями самых близких.  Стоило ли вообще стараться воздвигать непроницательные стены тех масок, что были специально для случаев полного конца? Все хорошо, все будет хорошо, наладится, стерпится и пройдет… А если не пройдет? Если весь этот радужный мир расколется в одно мгновение? Разве не эту картину ты видела там, в зеркале? Шутка? А может быть горькая правда? Эти мысли так и не дали спокойно заснуть, терзали долго, впивались будто острые иглы под ногти всю ночь. Анна так и не выспалась, просыпаясь почти через каждый час, во всяком случае, именно так оно и казалось. В результате, к внезапному утреннему пробуждению южанка вовсе и не была готова. Совершенно точно и бесповоротно.
- Что? – взгляд зеленых глаз пытается хоть как-то сфокусироваться на объекте её пробуждения и едва ли разбирает все слова. Полная дезориентация и непонимание происходящего эхом отдается в голове, словно кто-то только что ударил по огромному металлическому чану тяжелой кувалдой. Правда, всего лишь два слова действуют похлеще самого громкого будильника или ледяной воды
Феникс.
Уничтожение.
А Джин не ждет, пока до Шельмы наконец дойдет осознание неминуемого происшествия, она срывается с места и бежит, а Анна почти пулей собирается и с такой же скоростью следует за ней. Они долго ждали, долго терпели, и вот, наконец, один из Фениксов сам решил позвонить своему близкому человеку. Звучало это жутко, неестественно. Да и Джин страшно было подпускать к нему. Кто знает, что на уме у этой полоумной птицы, которая собралась принести порядок и мир посредством уничтожения парочки, а то и больше живых существу. Но у Феникса с рыжей личные счеты. Мари это понимала, и она боялась, правда боялась за подругу.
Дрозд взлетает, и от глаз не укрывается то, как сильно трясутся руки Грей. Нет, она боится вовсе не встречи с этой огненной птичкой. И осознание её страха приходит к Шельме слишком поздно, чтобы сказать какие-то утешительные слова.
Скотт.
Её будто саму только что облили холодной водой. И правда, а если там Скотт? Как себя вести, что делать? Почему из семи чертовых миллиардов Феникс решил вселиться именно в их командира. Какая-то долбанная шутка, ибо птичка просто неравнодушна к иксменам, не говоря уже о семейной паре. Шельме больно смотреть, как мучается Джин, но банальным «это не он, мы справимся» разбрасываться совсем не хотелось. К чему терзать и стараться дать надежду на что-то лучшее, когда их вполне мог ожидать худший исход. Нет, она так поступить не может. Врагу не пожелаешь такой участи, а здесь..
В раздумьях, она совсем не замечает, как заповедник показывается на горизонте. И лучше бы, это был просто сон. Страшный сон, от которого Мари так и не очнулась.
- Боже правый, за что нам все это? – она задает этот вопрос не то Джин, не то себе. Риск того, что сегодня погибнет куча народу был крайне велик. Власти не успеют всех эвакуировать, просто не смогут. И эта безысходность раздражала ещё сильнее, заставляя прикусывать губы и сжимать кулаки ещё сильнее.
- Вот же чертова птица, и ведь не постеснялась, забралась в вулкан, - Мари отстегивает от себя ремни безопасности и встает, пока Джин говорит и старается найти место для посадки.
- Хочется в это верить, - запускает руку в волосы, нервно сжимая, -  Я очень надеюсь, что местные органы власти засунули свою самоуверенность в задницы, напрасно надеясь, что вулкан обойдет стороной ближайшие города, - а могли и закрыть на это глаза. Только вот они совершенно не имеют представления, с чем именно играют. Вулкан спал, а сейчас его подогрели словно яичницу на завтрак, только вот выключить забыли. Мари видит в глазах Джин страх, вопросительно поднимает бровь, когда та произносит её имя, но не продолжает.
И когда они вместе выходят из самолета, Шельма останавливается, хватая Джин за руку и сжимая её.
- Эй, что бы там ни было, я буду рядом, просто помни об это, хорошо? – она серьезна, очень серьезна. Хотела бы пошутить, для разрядки ситуации, но сейчас совсем не то время и место. Улыбается для Грей, а дальше идет первой в неизвестность.
- Каков план действий? Я так полагаю, ты кого-то заметила там? – им определенно нужно обсудить, как себя вести, в случае чего. Все должно быть хоть под каким-то контролем. И плевать, совершенно плевать, что в любую минуту этот самый контроль мог расколоться на куски, словно разбитая ваза. Просто это мнимое ощущение не даст разуму окончательно провалиться в этот беспредельный хаос. Хотя бы на некоторое время.

+1

4

Восклицание Мари снова пробуждает чувство вины. Это все она, Джин, виновата. Что тогда, что сейчас, она не справилась, пусть совсем по иным причинам, по разному, но не справилась, и это чувство постоянно с ней, стоит незримой тенью, напоминая – ты слишком слаба, чтобы спорить с Фениксом.
Джин лишь делает вдох, не отвечая Мари, садит Дрозд и готовится морально к тому, что последует дальше. Сегодня она не уйдет отсюда без победы. Пусть это и не победа. Пусть они все больше силы дают другим носителям, но выбора нет. Совсем нет.
- Феникс чертовски логичен, - как-то отморожено произносит Джин, понимая, почему именно тут происходит это странное свидание.

Ей не хочется этого признавать, но она бы тоже пришла сюда, и тоже действовала так же, устраивая не убийство, но игру на выживание. Пусть выживет сильнейший, нормальный процесс эволюции. Слабое звено выбивает, а как еще выявить эти самые слабые звенья, если не посредством шоу «Остаться в живых»? Но сейчас Джин не на той стороне, чтобы аплодировать Фениксу, ей отведена иная роль, и она все еще не знает, что делать с этим.
- Его надо убивать, Мари, - шепчет Грей на выдохе. – Просто убивать.
Даже если они убьют носителя.
- Ты сможешь? Жить с этим потом сможешь?
Она верит в то, что Мари сможет, но хочет услышать это от нее. Несправедливо, нечестно навешивать на кого-то смерть, но без этого им не справится похоже, никак иначе. Джин кивает в ответ, сжимает тонкие пальцы Шельмы, затянутые в перчатку. Но не чувствует в себе ничего, что смогло бы сыграть им на руку.
- Он там сеть, - слова звучат глухо, обе женщины опускаются в кальдеру.
Джин кивает. Среди всего этого великолепия стоит мужчина. Не Скотт, это она, наконец, может видеть, и испытывает облегчение, радуясь тому чувству, что поднимает голову. Затем на миг приходит стыд, будто бы убить кого-то другого будет легче. Но Джин знает – это, действительно, так.

- О, вы все-таки пришли.
Улыбка кривит губы незнакомца, в глазах лишь пламя и ничего большего. Джин снова сжимает руку Мари.
«Не будем вести разговоров».
Разговоры не возымеют действия. Под ними клокочет вулкан, который разорваться потоками лавы, способными утопить в себе все вокруг. Не факт, что им самим удастся спастись в таком случае. Но сейчас Джин об этом не думает. Она лишь медленно поднимает камни с края кальдеры, мелкие и покрупнее, и в один миг направляет грудой на Феникса, бросая резкое:
- Время разговор окончено. Если только так тебя остановить, значит, так и будет!

+1

5

Наверное, странно назвать место чересчур жутким, когда в нескольких шагах от тебя вулкан начинает свою бурную деятельность. Даже не начинает, а развлекается уже вовсю, не щадя ничего вокруг. Есть ли место в данной ситуации для паники, которая так беспардонно ломилась в дверь, забыв предупредить о своем нашествии? Очевидно, что нет, её стоит послать к черту и посмотреть на все происходящее трезвыми глазами. Разве мог иксмен позволить себе хотя бы минуту этого чувства? Обойдетесь, господа. Зубы стиснули и вперед.
Слова Джин эхом повторяются в голове Анны и она немного ежится от этого. «Просто убивать». Звучит это так просто, что появляется даже некоторая уверенность, которая тонет в тягучем болете реальности.
- Если я не смогу жить с этим, то он точно сможет, - а точнее даст возможность Фениксу сделать выбор совсем не в свою пользу, страшно признать, но разве не здесь действует правильно о выживании сильнейшего? Ну, или хотя, если не ты, то тебя обязательно отправят на тот свет.
- Да и что нам ещё остаётся, как не жить с этим? – губы Шельмы растягиваются в ободряющую улыбку. Им обеим нужна поддержка. В конце концов, они пришли сражаться не с братством, а с противником, которому под силу слишком многое. Только вот уверенность как-то утихает, стоит в голове родиться мысли о том, что вдали стоит знакомая фигура ближайших друзей, что послужит неплохим возвращением в суровую реальность.
Кто бы мог подумать, что подобная ситуация позволит насладиться интересным зрелищем, которое природа обычно показываем сама. Только вот за извержением вулкана неплохо было наблюдать где-то подальше, желательно на соседнем континенте. А ведь Йеллоустоун был красив, очень красив, и это ещё один повод не дать птичке сжечь тут все дотла. В конце концов – это Национальный парк, мог выбрать место куда менее значимое.
По мере того, как они спускались в котловину, Анне все чаще начала приходит на ум мысль о том, что длительное нахождение здесь пагубно скажется на их здоровье. Все таки лава под ногами не залог крепких и сильных ног. Единственная хорошая новость – это то, что таинственным незнакомцем, который так заботливо приютил в своем теплом и добром сердечке столь изысканное создание, оказался вовсе не ближайший друг. Это в корне меняло дело. Даже появилось какое-то воодушевление и уверенность. Только вот такую новость было жестоко называть хорошей. Разве этому человеку повезло? Его жизнь больше никогда не станет прежней, как бы он того не хотел. Не вернется больше домой, не вернется к своим близким, которые совершенно не понимают отсутствие любимого человека, ожидая его, каждый раз нервно дергаясь, стоит зазвонить телефону. А возможно он одинок, как большое количество мутантов, которые не смогли найти тех людей, тех мест, где смоги бы почувствовать себя в семье.
Это ли не горько?
Шельма чувствует, как пальцы Джин сжимаются на её руки. Ей самой не по себе, стоит заглянуть в глаза этого существа. Он горел, а с ним и все вокруг, стоило только щелкнуть пальцами. На мысленные слова Грей Анна лишь незримо кивает. Ей лучше знать, а южанка будет следовать любому слову. Им нужно выбраться сегодня живыми.
И раунд начинает, Джин атакует первая, на что Феникс лишь смеется и отбивает удар. А земля под ногами будто нагревается, советуя быстрее начинать мыслить. А птичке не нравится такое приветствие, совсем не нравится, он отвечает также, только в них теперь летят огненные шары вместо обычных камней. Шельма едва успевает ухватиться за каменную плиту под ногами, вырывая из земли, тем самым гарантируя себе и Джин щит лишь на время.
- Все же стоит придумать план, - Роуг лихорадочно думает, пока камень под пальцами не начинает нагреваться, очевидно, во вход полетели не только шары, - Как насчет: я попробую его ослабить, если смогу подобраться, а ты взломаешь мозг? Попахивает самоубийством, но я бы рискнула, - определенно бы рискнула, а здесь уже нельзя оставаться, Мари разбивает щит ногой и одну из частей зашвыривает в мужчину. Сама же взлетает к небу. В любом случае птичку больше интересовала Джинни, а она могла с ним справиться, она слишком знала Феникса, поэтому стоило отвлечь огненного незнакомца от неё.
Шельма разворачивается к Грей и показывает пальцем на свой висок, намекая о том, чтобы та телепатически сообщила ей о дальнейшем их времяпровождении, подмигивает ей и отлетает.
- Эй, канарейка, ты так и будешь играть с нами, или, наконец, покажешь фееричное шоу? – а Мари не нужно много говорить, чтобы обратить на себя внимание, теперь осталось быстрее маневрировать между волнами огнями и не сжечь себе волосы. Этого крайне не хотелось делать.

+2

6

Поддержка Анны значит многое.
Поддержка Анны значит практически все.
Джин ощущает ее, каждой клеточкой души, и ей почти не страшно идти вперед. Она верит, что Шельма справится со всем, что тяжестью ляжет на ее плечи. Она переживет эти перемены. Наверняка, переживет.
Говорить о смерти несправедливо, неправильно, когда рядом верят в будущее. И Джин колеблется, но все же дотягивается до сознания подруги, почти сестры:
"Позаботься о Рейчел, если что".
Потому, что никто не видит будущего, чтобы понять, чем все это закончится.

Феникс сердится, и Джин чувствует это прямо внутри самой себя. Ее начинает потряхивать, а ответный удар не задерживается, Феникс хохочет, Феникс злится, а Джин думает о том, что ожоги лечить всегда труднее. Первой реагирует Анна, выставляя щито какую-то плиту, и Джин переводит дыхание, прикрывает глаза, считая удары, слышит, как Феникс смеется, каркает, угрожает и обещает.
- Да, план надо было придумать, прости, день не задался с утра. - Джин слушает Анну, продумывая мысль перетянуть сражение с Фениксом в астральную плоскость, но это значит, что тогда подруга останется тут совсем одна, наедине со стихией. Впрочем, это если получится проникнуть в сознание, Феникс ментально сильнее Джин, даже учитывая ее собственную искру внутри. - Ладно, поехали.

Пока Анна отвлекает внимание Феникса, надо сказать, что удачно, Джин собирается с силами. Нащупывает замок на чужом сознании, закрывает глаза - горячо. Пламя идет изнутри, пламя расползается, обжигая, отбрасывая искры, пытаясь не пустить в себя Грей, но Джин готова. Она готова противостоять этому огню, пламени и боли ожогов, уже готова. Пробивается мысленно внутрь, сбивая замок на ментальном сознании. Протягивает руки в пасть огедышащего дракона, отправляя психическую волну, одну, затем вторую, и заставляя носителя закричать.
Феникс, в этот самый момент, почти готовый схватить Шельму, лишь отшвыривает ее в сторону, оборачивается, разъяренный в сторону Джин.
- Да как ты посмела меня предать!
- Я? Тебя? Я тебя не предавала потому, что никогда тебе не была верна!
- И ты за это заплатишь!

Он вышвыривает Джин из своей головы. Вышвыривает так, что сознание самой телепатки взрывается болью. Она на миг хватается за голову, сжимает виски, но лишь на миг, а потом понимает, что ослабила, не птицу, но носителя, это уже хорошо.
Прости, человек, но ты должен умереть.
- Вы все умрете! Вы, кто стоит на пути возвышения мутантов!
Лава под ногами клокочет, Феникс показывает ей путь к поверхности. Проклятье. Он сейчас выплеснет ее, и это закончится извержением, а Джин пыталась этого не допустить. Чертова скотина! Джин опускает ладони вниз, направляя всю свою силу, чтобы удержать лаву внутри, под поверхностью, не дать ей выйти. И пока это выходит. Силы Джин вступают в поединок с силами Фениксами. Он сильнее, сильнее чем был тот, кто на озере встретил ее, сильнее, чем был Скотт, наверное, кто-то умер, но Джин все равно, она готова сражаться до конца, и Феникс тратит свои силы, стремясь выплеснуться лавой наружу, той самой лавой, которую удерживает противница.
"Анна! Забрасывай его чем-нибудь! Пока он тратит силы на меня!!".
Это должно сработать. Феникс не сможет раздвоиться, значит, можно причинить вред этому носителю, убив его.
Боже, прости за смерть твоего раба, но у нас нет выбора.

+1

7

Кулаки сжимаются сильнее, стоит услышать голос Джин в своем разуме.
«Рано похоронила себя, красотка, мы сегодня ещё отобедаем этой курятиной». Она услышит, конечно, услышит. Мари будет подбадривать близкого человека, даже когда её собственная жизнь окажется на волоске. Главное умереть с улыбкой, чтобы было не так страшно. Но немую просьбу слышит, понимает и не отказывает. Нет, не посмеет.
Слова о фееричном шоу были восприняты птичкой в самом буквальном смысле. Анна едва успевала маневрировать от огненных волн, которыми Феникс охотно её одаривал. Хотелось ли загореть? Да? Сгореть дотла? Если честно, не очень. Шельма судорожно пытается придумать что-то оригинальное, впору было бы найти огромный чан и слетать до ближайшего озера, глядишь птичка запоет по-другому, если конечно такой душ на неё хоть как-то подействует. Но ведь Мари волновало совсем не это. Как бы так подобраться к нему, чтобы не сгореть ещё на первой попытке? Это была первостепенна вещь в голове южанке, думать о том, что именно произойдет, когда руки коснутся мутанта, хотелось меньше всего. Если это поможет ослабить его, то почему нет?
- Эй, я все понимаю, но ты не думаешь, что начал знакомство с девушкой слишком горячо, может, стоило сначала сходить на свидание? – она прячется за скалу, переводит дух и пытается осмотреть себя на наличие ранений или ожогов. Только вот времени на передышку слегка не хватает, а если сказать ещё более точно, то его попросту нет, о чем свидетельствует треснувшая земля под ногами, которая явно намекает о скором приближении лавы. Нужно было действовать, Мария подается сначала налево, но стена огня резко вспыхивает почти перед самым носом, снизу пробивается лава, прятаться за скалой уже не было смысла, Феникс пробил и эту стену.
А теперь вдох и выдох, резко подаемся направо, уворачиваемся от вспышки света и упираемся нос к носу со страшным огненным монстром. Шельма замешкалась, чем и пользуется Феникс, напрочь отрубая для неё различные пути побега, остался один вариант, сразу в пекло и будь что будет. Странное дело происходит, когда горящие лапы готовы схватить мутанта. И ведь Мари мысленно приготовилась почувствовать боль от огня, но дело идет совсем не так, как предполагалось. Стена огня рассыпается на части и саму Анну просто сметает ударом, так сильно, что она взрезается в противоположную часть котловины, чуть пробивая её своей силой.
И ауч. Это было действительно больно.
Джин взяла огонь на себя, пока Мария пыталась сфокусироваться на птице и выползти из дыры, которую сама же и соорудила. Это злит. Злит беспомощность перед такой силой. Слабой себя чувствовать крайне скверно. Это убивает даже сильнее чем огонь. Мари же тяжело падает на землю, отряхивая с себя остатки камней и пыли. Джин все ещё сражалась с ним ментально, но видимо что-то пошло не так, и Мари срывается с места, увидев, как рыжая схватилась за голову. А мутант ведет себя уже не так дерзко. Голос Джин раздается в голове Анны, прося её о помощи. Глаза бегают по поверхности, которая вот-вот разверзнется лавой. Джинни взяли слишком большую нагрузку на себя, и не то, чтобы Мари не верила в её силы, просто противник был слишком силен. Может он просто с ними играет? Стоит птичке щелкнуть перьями, как тут все взорвется к чертовой матери. Но совету следует, на огромной скорости выбивает ногами часть скалы.  Большая часть осколков падает на землю и Шельма быстро подбирая их начинает атаку сверху, кидая их с огромной силой в противника. Было бы весьма неплохо попасть хотя бы одним, но Феникс был птицей высокого полета, чтобы получить по роже каким-то камнем.
«Он меня достал.»
С этими мыслями Мари поднимает валун потяжелее и зашвыривает в мутанта, которой, разумеется, ставит блок, но только в этот раз Шельма летела в след за камнем, пробивая щит ослабшего мутанта ударом о камень. Валун рассыпается, за чем следует удар кулака южанки. Ещё удар, кувырок, снова удар, теперь уже ногой. Фениксу это не нравится. Он ни за что не посмеет проиграть обычному мутанту, и за пробитую брешь девушке приходится платить молниеносно. Реакции хватает, чтобы уворачиваться от огня. Ноги почему-то чувствуют рыхлую землю, будто та начинает расходиться под ногами и лава вот-вот достигнет её ног.
«Мне нужно как-то до него добраться и не попасть в импровизированную печь, мутанта я может, и не успею отправить в царство сновидений навсегда, но вот шею свернуть должна.» Мысли заведомо предназначены для подруги, пока Анна пытается попасть в ритм танца смерти с этим существом.
Пока Мария рассуждает, птица действует, снова отшвыривая её волной огня на сторону противоположную Джин, полностью их разделяя.

+1

8

Оптимизм Анны радует, вот уж точно, кто из никогда ни при каких условиях не унывает. Джин уже просто стыдно рядом с ней предаваться рефлексии и страху смерти, от чего она активнее продолжает борьбу. И пока Феникс занят Анной, Джин удерживает лаву и лихорадочно продумывает варианты действия. Несмотря на ту силу, что кроется в носителе, он смертен, и Феникс не будет тратить силы на воскрешение, это Грей знает точно. Потому, что у него есть еще один носитель, даже два, и он усилит их таким образом, так что легко пожертвует мутантом. Ей ужасно плохо от мысли об убийстве, но ничего другого она не может придумать.

Пока Анна осыпает градом камней Феникса, Джин собирает остатки сил, готовая пойти в последнюю, смертельную атак, желательно до того, как капли жидкой смерти выплеснутся из кальдеры наружу. Последним рывком она временно запечатывает трещины, и когда Феникс оскаленной хищной пастью оборачивается к ней, Джин отталкивается от земли, взлетая на несколько метров ввысь. Так легче, тут есть чем дышать, глоток свежего воздуха, порыв ветерка, и снова перед глазами птица:
- Уходишь? Но мы не попрощались.
- Какая жалость, правда?
Психический удар, который она направляет на Феникса, сильный. В этот раз она не колеблется, как было на Аляске, когда она не смогла совладать с Барнсом. В этот раз перед ней незнакомец, и с ним легче, она выуживает из его сознания всю боль и страхи, усиливает их, заставляя кричать от боли, хвататься за голову, падать раскаленным камнем вниз. А Джин добивает, каждый новым ударом добивает, отметая жалость на своем пути.

Носитель корчится от боли, Феникс верещит в сознании Джин, заставляя ту и саму вскрикнуть, но вовремя удается заблокировать все ощущения извне. Она осматривается по сторонам, ищет Анну, бросается к ней, окутывая их обеих защитным полем своего щита.
- Цела? Руки, ноги?
С Шельмой совсем не легко справиться, и Джин слабо улыбается подруге, видя ее живой, касается локтя, помогает встать, оглядывается и шепчет:
- Он уходит. Феникс уходит. Носитель умирает.
Все вышло и легко и сложно одновременно. Убийство себе подобного легким не будем, но Джин думала, что Феникс будет сильнее сопротивляться, но…
- Это все потому, что не последний его оплот. Ему есть, к кому стремится. Мы усилили Квайра и Скотта, - с неохотой признается Джин, надо бы разыскать и мальчишку и собственного мужа. Почему-то кажется, что финал представления невероятно близко, от чего становится страшно, ведь никто не знает, какой будет точка.

Жаль, что времени на сожаления и вздохи нет совсем. Феникс взмывает огненной волной, взрываясь искрами лавы, заставляет шарахнуться прочь от опасности. Носитель уже не дышит, его медленно поглощает жидкий огонь, такой яркий и прекрасный, что на миг Джин заворожено делает полшага вперед, но чувствует цепкие пальцы Анны на своей руке.
Да, точно, ей туда не надо.
Джин оборачивается к напарнице:
- Как думаешь, сможем чем-нибудь заткнуть кальдеру? Достаточно большой обломок камня, скалы, я могла бы поднять телекинетически и швырнуть. Надо отыскать, и пока я буду с этим разбираться, ты должна увести Дрозд из зоны поражения. Мы смогли его остановить, теперь на очереди извержение.

+2

9

Земля дрожит. Под кончиками пальцев ярко ощущается утробный крик земли, которую потревожили искусственно. О нет, она то уж совсем не хотела затапливать ближайшее окружение жидкой огненной смертью. Её заставили. Ей приказали. А виновник смеется над природой, вновь и вновь посылает импульс, который рождает новый толчок к полному извержению. Феникс бьет сильно, полностью дезориентируя южанку в пространстве. Ощущения, будто ты упал с огромной высоты и получил сотрясение мозга. Только вот с недавних пор Мари отучилась от него, отчего привычными, и уж тем более, приятными – такие чувства нельзя было назвать. Анна пытается открыть глаза, но небо играет с ней злую шутку, представляя её разуму самую настоящую карусель.
Ненавижу птиц.
Мысль проносится ярко в её голове, рука тянется к растрепанным волосам, которые так не кстати упали на лицо. Прийти в себя получается, но встать она явно пока не спешит, пробуя сначала подняться, перед этим переворачиваясь на живот и упираясь руками в землю. Анна цепляется за образ подруги, которая взяла весь удар на себя. Шельме хочется поднять и помочь, ей безумно необходимо сейчас устроить второй раунд, чтобы Джин пострадала меньше. И когда приходит чувству, что силы, словно восполнились, Грей успевает подогреть Феникса своими руками.
А Мари только и остается, что панически дернуться, когда та неожиданно вскрикивает. И тем не менее, ощущение волнения быстро пропадает, когда подруга оказывается рядом с ней.
- А как иначе? – улыбается она, принимая помощь от Джин и полностью перенося себя в вертикальное положение.
А Феникс потерял свою власть над этим телом, он больше не может здесь оставаться. Шельма внимательно слушает Джинну, не отрывая взгляд от огненной птицы, которая теперь полностью высвобождается от оков носителя. Означало это одно. Остались двое.
- Все в порядке, - Анна тянется к руке Джин и цепляется за неё, тем самым, выстраивая стену стальной поддержки, - Мы без труда справимся и с этой напастью, - а ещё ей хочется сказать, что они спасут парней, обязательно спасут, но стоило пускать на ветер такие тяжелые на подъем обещания? Анна дает себе отрицательный и категоричный ответ. Не сейчас. Не здесь.
- Кажется, у основания была парочка обрушенных внушительных размеров осколков, попробуй с ними, - говорит неспешно, обдумывая каждое слово, а ещё обводит взглядом их поле бое, стараясь найти наиболее подходящие варианты решения столь глобальной проблемы.
- Хотя, не знаю, сможет ли это сдержать лаву, если только Феникс не являлся источником энергии для извержения, и теперь вулкан должен уснуть вечным сном, - наверное, так и должно было случиться, мысли, тем не менее, все равно возвращаются к ближайшим поселениям, где скорее всего, ещё не всех эвакуировали. Анна чертыхается и тяжело вздыхает, морщась от дыма и горячего воздуха. Здесь явно становилось жарко для тех костюмов, что они выбрали на сегодняшнюю вечеринку.
Роуг кивает на просьбу и уже почти готовится лететь к Дрозду. Но мысль, которая приходит в голову слишком резко, заставляет ту остановиться.
- Только без глупостей, хорошо? – её взгляд серьезный и не терпящий возражений, - Я верю, что ты справишься, но если вдруг поймешь, что извержения не избежать – уходи, обойдемся в этот раз без жертв, - неспешно взлетает и подмигивает Грей, -  Свяжись со мной, если что-то пойдет не так, пока я передвигаю нашу птичку в безопасное место, - последние слова и девушка улетает, намереваясь быстрее закончить с самолетом и помочь Джинни. Если не получится с закрытием кальдеры, попробуют спасти оставшихся своими собственными силами столько сколько смогут.
Анна Мари взлетает выше, наконец, избавившись от ощущения, будто костюм скоро начнет плавиться и тем самым въедаться в кожу, оставляя болезненные ожоги. О бикини можно будет забыть. По пути она заметно прикидывает, куда можно увести Дрозд. Не слишком близко, лава не успеет до него добраться, и не так далеко, что сулит возможность быстрее пересечь расстояние до спасения. С силами это получится без труда. Самолет стоит не тронутым, Мари как можно быстрее запускает систему и заставляет его взлететь, направляя в безопасную сторону, краем глаз наблюдая за вулканом, где осталась Джин.

+2

10

Джин признательна Шельме за поддержку. Но думать о Скотте или Квентине сейчас не может. Ее сломает, если она начнет думать о том, как избавиться от Феникса, не принеся в жертвы носителей. Это не просто, это сомнительно, и Грей не хватает сейчас веры. Поэтому она просто предпочитает кивнуть Анне, запомнив ее замечание об обломках.
- Я надеюсь, что чем дальше Феникс, тем меньше будет урон. Возможно, извержение будет, но не такое сильное.

Дышать становится все труднее. Лицо Анны грязное от пепла, сама Джин, наверное, выглядит ненамного лучше. Она поджимает губы, снова кивает, намекая, что подруге пора. И та уже уходит, но оборачивается с напутственными словами.
Грей не в состоянии удержаться от того, чтобы закатить глаза.
- Почему все так уверены, что у меня какая-то встроенная функция суицида. Стоит один раз так поступить, как все считают, что я так буду делать постоянно. Иди, Мари, ничего со мной не случиться, и убиваться я об это точно не собираюсь.
Она лжет самой себе, ведь идя сюда, Джин понимала, что шанс погибнуть у нее был велик, а потому она морально была готова. Но все же, дело не в суициде. Проблема кроется в том, что она уже умирала. Уже была мертва. И воскрешение, хоть и состоялось, но было совершенно неестественным процессом, противным течению мира. Джин хотела жить, Джин любила жизнь, поэтому никаких депрессивных мыслей о смерти, но четкое осознание, что если не будет выбора, она пойдет по проторенной дорожке.
Хотя все врут, умирать в третий раз еще страшнее, чем во второй и тем более в первый. Тогда, на озере, Джин даже не соображала толком, что происходило, решение было яркой вспышкой, когда в голове прояснилось и стало понятно, что дети не выживут, профессор не выживет, Скотт не выживет. Мысль о Саммерсе решила тогда многое, если не все.
Во второй раз смерть была приятным избавлением от огня изнутри, который пожирал Грей. И этого она хотела, жаждала, не желая думать о том, как с этим жить Логану.
Теперь… нет, теперь все было ясно, и у нее была цель, и значит она будет выживать.

В несколько прыжков Джин добирается до камней, о которых говорила Шельма. Дальше уже все дело техники, а в ней она хороша. Джин поднимается над вулканом, держа на весу и расстоянии от себя несколько камней. Она не ощущает их веса, и хотя столько лет тренировок говорят о многом, все еще поражается тому, как легко выходит. Камни левитируют в воздухе, Джин левитирует в воздухе, а затем сбрасывает на открытый зев, готовый пролиться горячей лавой, камни. Они затыкают его, хотя шипящие капли рвутся наружу, тонкие струйки вытекают, медленно прокладывая себе путь к свободе. Джин ждет, рванет или нет, при помощи собственных сил пытается удержать лаву взаперти. И через несколько минут понимает - все получилось. Лава медленно оседает, недовольно ворча, но больше не стремится вырваться наружу, хотя горячий воздух и пар все еще делают это место не самым приятным.

Усталость, наконец, наваливается на плечи. Закрыть бы глаза и упасть прямо тут, но нет, надо бежать. Джин кажется, что в ней не осталось ни капли сил, ничего не осталось. Она находит все же в себе что-то, заставляет себя потянуться к Мари:
“Все хорошо, родная, забирай меня”.
Дрозд не заставляет себя долго ждать, Мари зависает над уже успевшей опуститься на землю Джин, опускает трап. Грей из последний сил подпрыгивает, запрыгивает на крайнюю к ней ступень и медленно забирается внутрь.
Они победили.
Но от этой победы лишь горечь внутри и ощущение безнадежности в этой войне.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [03.01.2017] Я твоя смерть


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно