ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [1981 год] Рука, качающая колыбель, правит миром


[1981 год] Рука, качающая колыбель, правит миром

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Рука, качающая колыбель, правит миром
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://media.comicbook.com/2015/09/wasp-152613.jpg
Пегги Картер | Джанет Ван Дайнhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Когда ЩИТ приходит к Хэнку с предложением послужить на благо отечества, тот отказывается. И тогда Пегги решает, что "между нами, девочками" может сработать гораздо лучше. Ведь хорошая жена всегда может повлиять на мужа, если ее убедить в правильности выбора.

ВРЕМЯ
1981 год

МЕСТО
в гостях у Ван Дайнов

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
болтология

+2

2

Пенсия, на которую все норовила уйти Пегги, предполагала сиденье дома, общение с семьей и какие-то свои дела. Но почему-то все заканчивалось тем, что она никак не могла расстаться со ЩИТом. Узнавала ка дела, обменивалась новостями, а то и получала просьбы о советах и помощи. Последние два момента искренне забавляли бы Пегги, не будь это так огорчительно – если агенты не могли справиться без подсказки старой гвардии, то как они будут жить дальше-то?
Вербовка же новых агентов и сотрудников выглядела вообще непосильной задачей для некоторых. Они вполне себе канонично натягивали темные деловые костюмы и темные очки и шли стереотипно вынуждать людей к сотрудничеству. Истории о том, как часто ЩИТ слышал отказ, наполняли коридоры главного штаба, нервируя Пегги едва ли не оскомины.

Последней каплей для Картер стал, как ни странно, Хэнк Пим. Научный отдел ЩИТа всегда требовал расширения, хотя бы частично, хотя бы на полставки. Тем более, что Говард все больше уделял внимания собственным проектам, и винить его в это было бы не честно. В конце концов, ЩИТ существовал на его деньги из выделенного под это дело фонда. Финансовая независимость от правительства США была залогом объективности организации в любых вопросах, касающихся политических позиций. И это было бесценно. И так как сам ЩИТ в принципе не мог себя обеспечивать, будучи совершенно не коммерческой организацией, то Старку приходилось зарабатывать и на себя, и на свое детище.

- Я против, - Говард уже минут пять сверлит Пегги взглядом.
- Я поняла, - Пегги отвечает Говарду таким же внимательным взглядом, как и всегда. – Но Пим нужен ЩИТу, возможно, у нас есть, что ему предложить. Поэтому, прости, я все же попытаю счастья сама, раз наших ребят он выгнал взашей.
В последнее время ссор с Говардом становилось все больше, причин находилось предостаточно. Пегги отчаянно скучала по тому человеку, который был ей опорой и поддержкой в беспокойное послевоенное время, когда помимо охоты за плохими парнями ей приходилось отстаивать свою способность быть женщиной в мужском деле. Иногда он взрывался, утверждая, что все было бы проще, будь директором ЩИТа Картер, на что она парировала напоминанием о том, что ей тоже хотелось свою семью, а у женщины с этим на порядок сложнее. Один-единственный раз, когда в запале были сказаны не самые лучшие слова на тему сердечных привязанностей Пегги, проложил трещину между ней и Говардом. Ничего особенного, кроме того, что Старк был прав, но Пегги отказывалась признавать в этом случае его правоту.
Мысль о том, что она не с тем мужчиной собирается доживать до гроба, была всегда болезненной. О чем строго-настрого запрещалось говорить в их узком кругу современников Капитана Америки.

- Мы приехали, мэм.
Машина подъезжает к аккуратному дому, который можно было бы назвать особняком. Пегги кивает:
- Спасибо. Подождите меня, сколько бы не заняло это времени.
Она все реже водит машину, предпочитает пользоваться услугами агента ЩИТа, с виду совершенно обычного парня, но Пегги прекрасно знает, со скольких метров он попадает в яблочко.
К Хэнку Пиму Картер решила не соваться. Скорее всего, после прошлого визита ее коллег, он не будет склонен к разговорам, пока не утихнут эмоции бесполезно даже пытаться. Гении – это особый вид людей, с которыми самой Пегги приходилось учиться общаться долгие годы. Немного восторга, немного лести, немного веры, все в правильных пропорциях смешать, получится добротный цемент отношений. Как правило, у людей с высоким IQ наблюдаются острые эмоциональные проблемы. Они пытаются высчитать математически точные пропорции – залога отношений, а когда не выходит, сердятся. Но даже к каждому гению требовался еще и отдельный, особый подход.

Следовало начинать не с Пима, это уж точно. Его молодая супруга, запертая воспитанием ребенка, была более благодатной почвой, особенно, если у них весьма доверительные отношения. Ничего подобного не было в личном деле ни Пима, ни Джанет Ван Дайн, и Пегги предстояло выяснить это самой. Благо, шапочное знакомство у нее уже имелось, как с самим Хэнком, так и с Джанет, что позволяло прикрыться визитом вежливости. Впрочем, обманывать Джанет Пегги не собиралась, но начинать и правда следовало с чего-то нейтрального.
Когда двери распахиваются, Пегги протягивает Джанет аккуратно запакованный пирог.
- Полагаю, к чаю будет самое то. Он с вишней, с небольшой кислинкой. Позволите, Джанет?

+3

3

Тяга Хэнка окружению себя комфортными условиями - как техникой, так и людьми (с последними у него просто складывалось немного сложнее) - зачастую граничила с высшим эгоизмом, поскольку всё начиналось с «я хочу», но иногда была как нельзя кстати. Оборудовать лабораторию дома могло бы показаться блажью и напрасной растратой денег, но сейчас без этого оборудованного подвала каждый из них не представлял себе дом. И без такой маленькой, но полезной возможности Джанет не согласилась бы оставаться взаперти дома. Нет, не потому что она не любила свою маленькую дочь или материнство было ей не в радость - расстаться со своими проектами и работой даже на какое-то время оказалось бы затруднительно, да и без них в четырёх стенах изо дня в день она скучала, не знала бы чем себя занять и вспыхивала бы в итоге от любой мало-мальски неверно понятой фразы, что в случае и без того сыпящего искрами направо и налево Пима было взрывоопасно. Так что прийти к компромиссу у них получилось относительно легко, тяжесть получилась только буквальной - всего лишь привезти самое важное из Пим Тех сюда, а Хоуп приучилась спать рядом в лаборатории совсем быстро, если и просыпалась, то завороженно разглядывала всё вокруг, благо, смотреть там было на что. И до самого вечера они никого не ждали.

Джанет по пути к двери наспех одернула на себе лабораторный халат и снимать не стала - мало ли это был почтальон, хоть и для почты время было уже позднее. В конце концов, прийти без приглашения и застать женщину при полном параде для встречи гостей - чудо наяву, или же она уже как раз собирается уходить.
Впрочем, за дверью был не почтальон. И не запоздавший молочник. Британский акцент определенно угадывался в речи гостьи, хотя и она сама, надо сказать, тоже угадывалась, но не более того - при всей своей прекрасной памяти она не припомнит её имени и звания, пусть и отлично знает, что леди на пороге была из Щита. Если приходится заниматься чем-то серьёзнее, чем разработка и втюхивание пылесосов или фильтров для воды, то о лицах этой организации приходится быть хотя бы наслышанными, а в идеале - знать в лицо. Ван Дайн с прищуром оглядела женщину у порога, приметила машину у дорожки, однако не нашла ни там, ни там ничего предосудительного или угрожающего, что мешало бы пустить её в дом.
- Миссис Картер, не так ли? - она взяла из её рук завернутый в бумагу пирог, чувствуя пальцами его свежее тесто. - Заходите, раз уж пришли, - отступив назад, она открыла дверь шире, пусть и с толикой нерешительности. Если начистоту, то она с куда большим удовлетворением просто забрала бы свёрток с десертом...
Кухня всем своим полупустым, но уютным видом намекала на то, что еда появляется в обход плиты. Что не мешало невысоким стопкам тарелок сиротливо ютиться у раковины, а изящным чашкам быть украшением широкого массивного стола. Стоило пирогу оказаться на нём, как несколько муравьёв тотчас, вопреки всей своей любви к сладкому, брызнули в стороны - даже в отсутствие Хэнка дома они продолжали существовать по наставлению человека, а не собственной природы, и она уже не представляла себе быта без маленьких помощников. Находить с ними общий язык у неё не всегда получалось столь же легко, как и у мужа, но для мелких задач вполне хватало.
- Будете с сахаром? - насекомых у коробки с рафинадом было ощутимо больше, чем раньше.

+2

4

Определенно, Джанет Ван Дайн была чем-то занята, на что недвусмысленно намекал лабораторный халат и выражение лица. Но этого было мало, чтобы заставить Картер отказаться от разговора и уйти. В конце концов, час своего времени миссис Ван Дайн вполне может посвятить и гостье.
Пегги мягко улыбается:
- Можно просто Пегги. Официоза в моей жизни было слишком много, так что я бы предпочла упростить формальные обращения.

Она следует за хозяйкой дома на кухню, присаживается за стол, оглядывая помещение, от которого веет отсутствием постоянной готовки. Сама Пегги училась этому уже после войны, когда выходила замуж. Какое-то время муж питался подножным кормом, но со временем, когда Пегги решила, что пора оставлять активную работу, она тратила свободное время на эксперименты с едой, спасибо Джарвису за множество любопытных рецептов. Они с Анной очень помогли неприспособленной к домашнему быту англичанке освоить тайны кухни, теперь в полной мере этим наслаждались домочадцы Пегги.
Джанет производит впечатление женщины, вполне счастливой. Любимый муж, любимая дочь, любимая работа. Конечно, многое оставалось за кадром, но, определенно, так выглядит женщина, у которой в жизни все гармонично. Так и должно быть. Женское счастье на самом деле состоит из стольких непредсказуемых мелочей, что все не учесть, поэтому стоит просто надеяться, что они сами соберутся в единое целое.

- С сахаром, да. Очень люблю сладкое, - Пегги добавляет смущения в улыбку. Сладкое и правда было ее слабостью всю жизнь, поэтому периодически приходилось себя ограничивать, чтобы влезть в юбку или любимое красное платье. Впрочем, Пегги была лишена всех этих забавных изысков на тему внешности, обычно ее голова была забита чем угодно, но только не этим. В те времена, когда ее по определению должны были волновать шляпки, наряды и какой цвет помады подойдет на вечер, Картер гонялась за преступниками, позже она вышла замуж. И хотя это совершенно не означало отказ от кокетства, но направленность этого уде была совсем иной.
И все же, Пегги так же любила красный цвет, что в одежде, что в макияже, хотя возраст уже требовал сгладить свои желания, потому блистала они им только на руках.

- Джанет, давайте я не буду ходить вокруг да около, вести беседы о том, какая хорошая погода за окном, и как, наверное, прекрасно воспитывать дочь. – Джанет ставит перед Пегги чашку с чаем, та благодарно кивает в ответ на движение. – Но мы обе понимание, что я тут совсем не для визита вежливости.
Пегги всегда отличалась прямолинейностью, если, конечно, речь не шла о выполнении задания. Этот визит тоже следовало рассматривать с точки зрения задания, но немного иначе, чем обычные шпионские миссии. И юлить тут не приходилось, тем более, что это была вторая попытка и обходной путь.

- Вы ведь в курсе, что к вашему мужу приходили представители ЩИТа в попытке уговорить присоединиться к нашей научной программе? – Пегги делает глоток, чай вышел приятно сладким. – Но они получили отказ, достаточно в резкой форме. Надо сказать, они были не готовы, считая изначально, что каждый представитель научной братии мечтает служить на благо ЩИТа и Родины. – Она смеется, сама поражаясь этому мнению. Ведь ЩИТ это, по сути, конец развития карьеры в общественном смысле. Все идет на благо тайной организации, никаких публикаций в мире, никакой известности, по сути, ты умираешь для мирового научного сообщества. Никто особо не стремился на подобное подписываться, только те, для кого не было иной возможности развивать свои проекты кроме как под эгидой агентства.
У Пима такие возможности были, значит, его надо брать другим.
- Вы обсуждали это с мужем, Джанет?

+2

5

Джанет мельком подумалось, что даже если она придумала бы себе какое-нибудь неотложное дело, которое не позволило бы ей принять гостью, Пегги не проверила бы ей ни на грош, пусть, возможно, и из вежливости бы и ушла - в чём, судя по её крайне мягкой и кроткой решительности, она практически не была уверена. Лабораторный халат расположился на спинке пустого стула, а хозяйка расположилась на стуле рядом, невозмутимо размешивая в чашке рафинад, который добрался до неё самостоятельно не без помощи насекомых. Генри, если вдруг дома в первый (и последний, забегая вперёд) раз  оказывались те, кто излишне докучал ему или как-то иначе выводил его из хрупкого душевного равновесия, любил от души поиздеваться над этими горе-визитёрами, с помощью муравьёв подавая не только сахар, но и вилку, и солонку, на что большинство реагировало с нескрываемым ужасом и брезгливостью. Разумеется, байки распространялись быстро, в них по-прежнему мало кто верил, всё списывалось на неуемную фантазию и алкоголь, однако желающих зайти даже на скромный чай значительно поубавилось. Ван Дайн же настолько категоричной и не была, хотя кое-каких привычек нахваталась. Но, во всяком случае, она сначала выслушает и подумает, а потом уже решит, что делать с женщиной напротив. Обычной женщиной, если отбросить все формальности и статусы, которая любит сладкое, лак на ногтях поярче и всю жизнь ищет свою идеальную юбку, которая и не длинная, и не короткая, и делает все достоинства больше, а недостатки - меньше. Как бы Джанет не уходила с головой в исследования, эти маленькие радости в бесконечных буднях не были ей чужды. И если хорошенько подумать, их проблемы и трудности в корне не особенно различались...

- Надеюсь, у ваших агентов есть медицинская страховка и впредь они будут осторожнее со словом «должен», - она могла предположить развитие этого разговора и реакцию Пима на  проспиртованных красивыми словами идеологии гостей в разгар рабочего дня. И в красках могла представить его скорое окончание. С полуулыбкой она сначала откусила от куска пирога, прежде чем продолжить. Хэнк, при всей своей гениальности, великим оратором не был, но доносил всё предельно доходчиво более банальными способами.
- Нет, он не говорил мне. Ваши люди ведь приходили не к компании или к нам двоим - и свой отказ от своего имени, кажется, он выразил вполне ясно, - она не сводила глаз с Картер, в надежде ничего не пропустить, однако догадывалась, что и в самом деле было причиной визита, к чему предлогом был чай и пирог. - Если вы надеялись услышать от меня что-то иное, то вам стоило бы узнать заранее - Хэнк Пим не тот, кто меняет своё решение или склонен подолгу обдумывать подобные неудобные мелочи, - и если бы он имел привычку что-то подобное с ней обсуждать, жертв неудачно подобранных слов было бы меньше.
Конечно, не об этом. Во все времена, если требовалось дотянуться до сильных мира сего, всё совершалось женскими руками, которым и самые непобедимые мужчины верили слепо и всецело - и эти руки отравляли вино, перерезали горло спящим и узнавали все сокровенные тайны. Одна умная женщина на расстоянии вытянутой руки опаснее сотни вооружённых врагов. Ван Дайн отставила чашку в сторону.
- Скажите мне вот что, Пегги... - она ненадолго умолкла, задумчиво понлаживая пальцем золоченый изгиб на ручке чашки. Правда за правду, прямота за прямоту. - Вы ведь не откажетесь от идеи втянуть в Щит моего мужа? Зачем он вам нужен? Говард Старк, если верить слухам, вполне справляется с обеспечением научного блока, причём как идеями, так и собственным эго.

Отредактировано Janet van Dyne (2018-08-16 21:19:37)

+2

6

- Впредь они просто не будут беспокоить вашего мужа.
Пегги качает головой. Времена менялись, как и люди, тактичности не хватало, умения налаживать с людьми контакт - тоже. Пегги не могла сказать, что умела искать дорожки к сердцам научной братии, но хотя бы предполагала, как можно попытаться. ЩИТ стоял не только на агентурной сети, но и на великих умах. И эти две половины единого целого не всегда могли функционировать цельно и правильно. Картер многие годы пыталась добиться какого-то результата, когда получалось, когда не очень. Агенты и ученые говорили на разных языках, даром, что английском, понимание друг друга давалось им с трудом, будто разные вселенные и прочие похожие вещи. И теперь Пегги надеялась, что у нее найдутся подходящие слова, если не для Хэнка Пима, то хотя бы для Джанет Ван Дайн.

- Я уважаю умение придерживаться принятого решения, но считаю, что в некоторых случаях можно попытаться поколебать человека в этом. В любом случае, от меня не убудет побеседовать на эту тему. Много времени я не заберу, а у вас будет, что обсудить.
Собственные родители Картер были классической ячейкой патриархального английского общества. Вопреки общему мнению, что Пегги была сторонницей равноправия в семье, все было немного не так. Но проблема женщины была совсем не в том, какую из моделей семьи она выбирала для себя. Ее проблемой было то, что человек, с которым она собиралась прожить жизнь, погиб, а тот, кто занял его мето всегда был вне жизни Пегги. Она задерживает вдох, не давая ему вырваться наружу, делает глоток чая, беря тайм-аут, а потом с готовностью отвечает на вопрос Джанет.

- Говард Старк был, есть и будет человеком, благодаря которому ЩИТ существует и может выполнять возложенные на организацию обязанности. Очень много угроз проходят мимо внимания людей, они о многом не ведают, и слава богу. Его идеи и научное эго сейчас не предмет обсуждения, Джанет, в конце концов, я здесь не потому, что мне нужна замена Старку.
Он был для нее братом, человеком, благодаря которому она пережила когда-то один из двух самых болезненных периодов в жизни. Но у Говарда были свои планы, Говард все больше уходил в бизнес, и Пегги не имела права его винитью.
- Ваш муж привлек внимание своими разработками, своми гениальным умом, которые хотелось бы использовать во благо. Мы все хотим жить в безопасном мире, в нем и растить детей, и как показывает практика, обеспечить это могут только сплоченные действия. К тому же, без преувелечения, ЩИТ обладает возможностями помочь вашему мужу и вам расширить ваши горизонты исследований, получить гранты на многие работы. Нам достаточно обсудить, что из проектов будет считаться только вашими, принадлежать только вам, а возможность их развивать станет нашей благодарностью, а что будет считаться собственностью ЩИТа. Пока что мы можем больше, чем вы сами. Так почему бы вам не побыть меркантильной, Джанет, не подумать об этом? Если, конечно, недостаточно идеи спасать мир.
Последние слова Пегги договаривает с улыбкой, намекая на шуточность своих слов. Но в каждой шутке, как водится, есть доля правды.

+2

7

Имея дело с подчёркнуто британской вежливостью и выверенной до каждой паузы корректностью, легко почувствовать себя самым бестактным человеком на свете, даже если до этого не приходилось жаловаться на воспитание. Вернон ван Дайн привёз с собой из Австрии не только единственный чемодан с самым необходимым, но и местные нравы, которые, правда, пришлось скоро приспособить под менталитет Нового Света. Джанет, конечно, родившаяся и выросшая в стране победившей демократии и свободы, мало что впитала из отцовских взглядов на жизнь, пусть и обычно считалась всеми знакомыми с семьёй папиной дочкой. Однако она взяла в полной мере совсем иного - жажду познания и открытий, о которых так мечтал ван Дайн-старший, но так и не достиг до самой смерти, прожив всю оставшуюся жизнь рядовым учёным.
То, к чему шаг за шагом медленно подводила Картер, заставляло две противоположности внутри неё бороться - с одной стороны, возможности Щита превосходили любые заветные предложения самых закрытых госструктур, что запросто разрешило бы извечную проблему с финансированием даже крайне смелых идей, а с другой... Щит не зря имел такое название, и военные операции тоже входили в их компетенцию. Это было даже важнее всех прочих «но».

- Вас интересуют не объедки со стола, не так ли? - завуалированно и фигурально, однако в общем и целом какие-то мелкие разработки, которые продавал Пим Тех, примерно так и можно было назвать. Ими и скрывалось в недрах компании главное изобретение, до которого не допускались чужие руки, которые как раз сейчас туда тянулись. Пришлось удержаться, чтобы не надавать по этим рукам сразу и излишне жёстко - нахвататься дурных привычек от Пима, живя с ним под одной крышей, оказалось очень просто.Хотя всё держалось у неё на собственной совести, которая напоминала, что с другими стоит поступать так же, как поступают с тобой, а Пегги была предельно мягкой и осторожной в действиях. - Нет. Чтобы вы ни предложили, формула частиц не будет раскрыта, - с лица Джанет пропала дружелюбная улыбка - она откинулась на спинку стула и скрестила руки на груди. - Поверьте мне на слово, мы уже спасаем мир. Тем, что держим её при себе, - все лабораторные журналы и записи были сокрыты от лишних глаз, а само существование фантастической возможности уменьшать и неживую, и живую материю старались поскорее перевести в разряд научной шутки, байки или сказки. Костюм, который они день за днём создавали на основе технологии, вообще не выходил дальше них двоих и этого дома. - И здесь уже не в деньгах дело.
Ей и представлять не хотелось, что может произойти, попади частицы не в те руки; и с самой скромной обывательской фантазией легко найти им применение, причём на ум в последнюю очередь шло что-то невинное и бытовое, вроде удешевления перевозок крупногабаритного груза или перемещения домов. Возможно, Щиту - точнее, идеальной его версии - можно довериться, но организация держалась на людях и состояла из людей, которым присущи все человеческие грехи, которые даже после всех проверок продавались и покупались. И одержимость Хэнка секретностью была ей столь же понятна, как и то, что Земля вращается вокруг Солнца.

+1

8

Пегги понимающе улыбается. Ей, определенно, нравилась Джанет. Она уважала тех, кто был способен зацепиться за место в мужском мире, раздвинуть рамки дозволенного и доказать, что возможно все. А Джанет еще и была весьма остра на язык. Но при всем это, задача Картер не менялась, она все еще хотела донести до Ван Дайн необходимость того, что они должны примкнуть к ЩИТу.
- А кто сказал, что мы просим раскрывать ваши тайны?

Никто не любит делиться секретами своих изобретений. И таких было достаточно в рамках ЩИТа. Ученые работали над своими проектами параноидально сохраняя в тайне какие-то детали, почти так же, как бабушка хранил рецепт овсяного печенья, который умудрилась передать по завещанию, маразм, конечно, тот еще, но что поделать, когда люди в белых халатах именно так и выглядели. Пегги качает головой:
- Я прекрасно понимаю, почему вы хотите сохранить свое изобретение в тайне. Ваша лаборатория будет доступна только вам, мы никого не навязываем, все условия сотрудничества будут оговариваться.
Пегги делает глоток чая. Нет, что-то в этом разговоре идет не так и не туда, надо свернуть в нужную сторону, а не пороть горячку. Джанет выглядит решительной, но Картер не теряет присутствия духа, всегда была для того слишком упрямой, иначе не выжила бы. У нее было столько возможностей сломаться, но она справлялась с проблемами, планировала справиться и с задачей, которую видела перед собой сейчас.

Картер стучит кончиками ногтей с аккуратным маникюром по столешнице.
- Джанет, мне кажется, вы рассматриваете ЩИТ на позиции врага. Но ЩИТ не враг, это лишь возможности, как для вас самих, так и для организации. Давайте все же, для начала чисто гипотетически, поговорим, какие бы условия вас устроили. Допустим, вы заинтересованы в том, чтобы стать частью ЩИТа, получаете неограниченные возможности в своих исследованиях, неограниченное финансирование, возможности допрыгнуть до Луны. Это все идет в комплекте и совершенно бесплатно, не считается условиями. Что еще вы хотите за ваше сотрудничество? Что же касается безопасности и тайны исследований, ваших работ, мы можем это обеспечить. И даже Говард Старк не доберется до вашего шедевра, Джанет, - губ Картер снова касается улыбка, подтверждая забавную шутку.

+1

9

- Это не столько мой шедевр. И не думаю, что я имею какое-то право им распоряжаться, - ей почему-то казалось неправильным сказать ни «да», ни «нет», приняв решение вот так, самолично.
Ощущение, что они ходили по кругу и вернулись к тому же, с чего начали. Уступать и давать слабину никто из них не собирался, и дела пока что шли хорошо только с пирогом, который по кусочкам исчезал с небрежно разложенной на столе бумажной обёртки. Джанет было трудно отделаться от недоверия и клубка сомнений внутри себя. Сугубо научная привычка докапываться до сути, всё равно что рыть землю голыми руками и продираться сквозь плотный слой дёрна, зачастую выходила за пределы той части жизни, отведённой на работу, и пускала цепкие корни в ежедневных поступках. Ей мало было посмотреть поверхностно, удовлетвориться лишь внешней красивой обёрткой - суть, какой бы она ни была, интересовала её больше, даже если под яркой обложкой скрывалось что-то куда менее привлекательное. В этом диалоге истина всё ускользала от неё и никак не давалась в руки.

- Луну можете оставить себе, - она улыбнулась уголками губ. К ней приходят домой, говорят о, вроде бы, уже решённом, том, что так старались скрыть от подобных Щиту организаций - как же ей относиться, как не к врагам, почему не обороняться? Опасность не обязательно должна приходить с пистолетом, в чёрной маске и седи ночи. И прежде чем расслабляться, увидев на пороге женщину, такую похожую на неё саму, с милой улыбкой и свежим пирогом в руках, ван Дайн предпочитала держать имеющиеся при ней колкости и недружелюбные шипы наготове. Не потому что была озлобленной - одно потерянное знакомство из-за видимой чёрствости не стоило безопасности столь могущественного изобретения. В конце концов, недостатка людей вокруг себя она не испытывала - любящий и любимый муж, работа, достаток и безоблачное настоящее. Пауза затягивалась, становясь особенно неловкой с задумчивым, неотрывным взглядом хозяйки дома. Она потянулась к заварочному чайнику и с гораздо более широкой, пусть и не самой тёплой улыбкой добавила им чай.
- Но что это мы всё о нас и о нас? - она держала в руке остывающую чашку и всё ещё не решалась сделать глоток, будто бы больше всего в данный момент её занимал трудный выбор между ломтиками пирога. - Всё в нашем мире чего-то стоит. А вы, Пегги, так и сыплете направо и налево щедрыми предложениями - и вряд ли Щит решил заняться благотворительностью. Что вам нужно, если не частицы? Помимо сказок о том, что вы так нуждаетесь в уме моего супруга.

+2

10

Пегги вздыхает. Иногда ей кажется, что люди, в попытках отыскать подводные камни, не слышат фактов. Вот и Джанет не слышит, ищет нечто такое, что поможет ей уличит ЩИТ в неправедности, чтобы потом торжественно воскликнуть "я же говорила!". Но это все не так. И Пегги приходится снова повторять то, что уже сказала ранее, будто бы вела беседу не с человеком, который работает над научными открытиями, но с ребенком.
- ЩИТ был создан для того, чтобы останавливать тех, кто не может адекватно распоряжаться своими достижениями, чужими достижениями и вообще миром. Во Вторую Мировую это было особенно заметно, как и потом. Должен был кто-то защищать спокойный сон людей, мирных граждан. Я не говорила, что нам не нужны ваши частицы, Джанет, я сказала, что ими будете распоряжаться вы.

Остатки чая остывают в чашке. Пегги рассматривает напиток на самом дне, думая о том, что сказала уже все, большего сказать ей нечего. В конце концов, Джанет сейчас не должна принимать решение, она должна подумать и донести его до мужа. Так что разговор можно сворачивать, больше не отвлекая молодую мать от ее забот.
Кстати, об этом.
- Дети - это цветы жизни, банально, да? Но все, что мы делаем, делаем для нашего будущего, которое нас переживет, для них, тех, кто останется после нас. Я бы на вашем месте, Джанет, задалась вопросом, чего вы хотите для собственной дочери. Я хотела спокойствия и мира. И чтобы мои дети никогда не переживали войну, и то, что проходило под ее покровом. И никого не терял. Терять - очень страшно на самом деле, особенно, когда теряешь любимого человека, не успев сказать ему на прощание о том, как сильно его любишь. Берегите своего мужа, Джанет, берегите дочь, а если захотите что-то сделать, чтобы навсегда защититься от возможных потерь, обращайтесь.

Пегги кладет перед Джанет визитку, имя и телефон, ничего лишнего.
- Одинокие герои никогда не побеждают потому, что сила в общности. Это не пафос, это истина, которую я видела на собственном опыте. Капитану Америке помогали Ревущие коммандос, а ведь он был героем. Вот и я вам предлагаю, побыть героями в нашей компании.
На миг на лице Пегги проступает тоска, но стоит моргнуть, как все исчезает. Картер поднимается из-за стола, одаривая Джанет улыбкой:
- Спасибо за чай, за знакомство. Дорогу я найду сама. Захотите поговорить, даже в случае отрицательного ответа, звоните. Возможно, я дам вам шанс передумать, чтобы ваше решение было не окончательным.
Черт его знает, чего добилась Пегги, но по крайней мере, она попыталась. Если Хэнку Пиму хочется оставаться одиночкой, отказываясь от тех возможностей, которые может ему дать ЩИТ, на здоровье. Им нужны его разработки, им нужен Пим, но Пегги не видела смысла заманивать его против воли. Пусть сам решает, чего хочет от этой жизни.

0


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [1981 год] Рука, качающая колыбель, правит миром


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно