ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [25.12.2016] Gaudete, gaudete! Christus est natus


[25.12.2016] Gaudete, gaudete! Christus est natus

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Gaudete, gaudete! Christus est natus
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://d.radikal.ru/d13/1807/28/6340b477d35d.gifhttps://a.radikal.ru/a32/1807/a1/6ddd764f4bc3.jpghttps://b.radikal.ru/b20/1808/2b/bf031f2d2e04.gif
https://a.radikal.ru/a32/1807/11/125feefc7e54.jpghttps://c.radikal.ru/c00/1807/46/2629d3557837.gifhttps://a.radikal.ru/a26/1807/67/b6aa73956932.jpg
Kurt | Azazel | Emmahttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Ночь перед Рождеством Курт желает провести в церкви, но у Санты другие планы.

ВРЕМЯ
25.12.2016

МЕСТО
США, Нью-Йорк -
Альпы, коттедж.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
предупреждения

Отредактировано Azazel (2018-08-07 15:52:34)

+4

2

Временно покинув своих друзей, Вагнер решил уединиться в небольшой церквушке неподалеку, которую он когда-то сумел, при помощи Профессора, построить прямо в парке, неподалеку от школы.
Праздник праздником, а душу свою он давно не разгружал, хотя ежедневно обращался к Богу с молитвами о своих друзьях…
Оказавшись внутри, Курт с улыбкой посмотрел на алтарь, где горели одинокие свечи, тускло освещая полутемное помещение. Яркие витражи пропускали ночной свет, но он был слабым и терялся в разноцветных красках стекла, бледно падая на пол и скамьи. Сев на одну из них, мутант сложил руки на коленях и слегка склонил голову, сжимая пальцами старые четки, которые когда-то ему достались от одного священнослужителя, помогший Вагнеру обрести себя и понять, что он не такое чудовище, как считали окружающие и, что не все люди будут считать его таковым.
Аккуратно перебирая пальцами деревянные бусинки, Курт закрыл глаза, начав тихо шептать себе под нос молитву на немецком языке.
Он был счастлив этот день, потому что худо-бедно, несмотря на все недавние несчастье, ребята снова собрались в особняке и были готовы отметить праздник как одна большая любящая семья. Курт молился за них, за их счастье и безопасность, он просил у Бога сил, чтобы защитить своих друзей.
Ведь именно в такой светлый праздник, когда на ночном небе загоралась ярче всех Северная звезда, должны были совершиться чудеса, которые ждали все, кто имел хоть какую-нибудь веру в лучшее, в судьбу или Бога.
У каждого же свой путь.
Закончив молитву, Вагнер медленно перекрестился и поцеловал четки, закрывая желтые глаза; встав со скамьи и приблизившись к алтарю, он осторожно потушил свечи пальцами, из-за чего помещение скромной церквушки окончательно погрузилось в зимний серо-синий мрак.
Осталось только закрыть дверь на засов снаружи и вернуться обратно к Анне, Джин, Бобби и остальным, чтобы продолжить празднование счастливого семейного праздника. Тем более Курт обещал нарядиться эльфом, чтобы порадовать младших учеников школы, но шорох, прозвучавший откуда-то со стороны потолочных балок, заставил его отвлечься и задрать голову.
Курт прекрасно знал, что находился тут один и никаких птиц, мышей и прочей живности в чистой и ухоженной церквушке не водилось. Может быть померещилось от усталости или это был легкий сквозняк?
Поняв, что ему немного страшно находиться в полной темноте, он направился к выходу быстрым шагом, желая поскорее попасть в теплый уютный дом, где его ждали не только близкие, но и накрытый стол…

+7

3

Азазель не был католиком, а к религиозным праздникам так вообще относился со скептицизмом. Но сегодня был особенный день, когда краснокожий демон был готов закрыть глаза на свои принципы. Ведь Рождество – это семейный праздник.
- Прости за опоздание - Вместо приветствия говорит Азазель.
Он встал напротив  Эммы Фрост и протянул ей букет белоснежных роз. Скромный подарок, но всяко лучше, чем приходить с пустыми руками.
В Рокфеллеровском центре огромная ёлка радовала глаз своими многочисленными яркими огоньками. Азазель невольно задержал на ней свое внимание, а после и на прохожих, которые, несмотря на позднее время, семенили с корпоратива домой. Беззаботные и веселые, в какой-то степени Азазель им даже завидовал.
Но этот год действительно обещал быть интересным. Пошел снег, что для Нью-Йорка было редкостью, и большие мягкие хлопья плавно опускались на белоснежный мех его спутницы. Улыбнувшись ей краем губ, Азазель оттянул рукав, обнажая на запястье часы.
- Уже время. – Сказал он и протянул Эмме руку. – Прошу?

Церковь. Разумеется, где же еще коротать свободное время католику перед столь значимым праздником? Глупо. Крайне глупо отделяться от своих друзей ради парочки дешевых слов Богу – он все равно не услышит.
«Твоя вера, дитя, сыграет против тебя же», - подумал Азазель.
Он доставил Фрост в одно из своих убежищ, а сам отправился в церковь, ожидая появление главного гостя их скромной вечеринки. Ночной Змей не заставил ждать – совсем скоро он появился на пороге, и Азазель осторожно перенес вес на другую ногу, бесшумно взмахнув хвостом. Он не станет прерывать его за молитвой.
Курт просит счастья за своих друзей, которых называет семьей, в то время как от настоящей рвется отказаться. Азазель же хочет рассмеяться – уж не это ли поведение считается недостойным католика? Но он остается все так же незаметным, с интересом продолжая слушать тихий монолог Ночного Змея.
Он поднимается, хочет уйти. Наверняка желает вернуться к своим друзьям, продолжить веселье. Но, увы, этому плану не суждено сбыться. Азазель не тратится на лишние слова, зная, на что способен этот мутант. Один шаг в пропасть, и вот он уже появляется за спиной юноши, так же не жалея сил для удара в затылок. Подло, но давайте будем честны, Азазель никогда и не пытался быть благородным.
- С наступающим, мальчик. – Только и говорит он, подхватывая оседающее тело за локоть.

Он уносит его подальше от школы мутантов, подальше от Нью-Йорка. Если там снег красиво кружил и мягко опускался на поверхность, то в Альпах поднялась самая настоящая метель. Коттедж же, однако, встретил хозяина и его важного гостя теплом. Азазель вежливо кивнул Эмме и снова мягко улыбнулся.
- Надеюсь, я не заставил тебя ждать снова.
Мужчина небрежно бросил Курта на медвежью шкуру, а сам устроился в кресле, закинув щиколотку на колено другой ноги. Дрова тихо трещали в камине, создавая приятную атмосферу уюта, а молодой мутант не спешил возвращаться в сознание. Может и правда стоило быть помягче с ним?
- Эмма, не желаешь скрасить ожидание за бокалом вина? – спросил он, проведя пальцем по скуле. – Или, быть может, тебе сварить кофе? У меня где-то должны остаться печенья с имбирем.

+5

4

Она стояла посреди длинной, щедро украшенной рождественской атрибутикой, аллеи, а её взгляд был устремлён в сторону звонко гудящей от веселья и предстоящего праздника толпы. Наверное, это должно быть странным, но Эмма не разделяла того чувства, что переполняло сердца этих незнакомцев- для неё подобные праздники никогда не ассоциировались с чем-то семейным и тёплым. К тому же со стороны эта рождественская суета выглядела слишком наивно. И, скорее, даже глупо.
«Их и без того не блистающая бдительность усыпляется под влиянием праздника, разум затмевают огоньки и гирлянды, надежды и вера в лучшее будущее, которое, несомненно, ожидает их всех... »
- Жалкое зрелище...- продолжила телепат, озвучив последнюю мысль вслух и сопроводив её едва заметной ухмылкой. Вообще-то Эмма должна была находится сейчас в школе имени Джины Грей с учениками, другими преподавателями и членами команды Людей-Икс, и разделить с ними праздничную трапезу, но, к счастью, Фрост удалось избежать этого: под предлогом того, что она отправится в отпуск и посвятит его предпраздничному шопингу. Это, разумеется, было отчасти правдой, но, по большому счету, являлось маскировкой предстоящего задания.
Эмма укуталась в белоснежную шубу, подолы которой едва прикрывали колени. Она переметнулась с одной ноги на другую, и мимолётным взглядом проверила состояние своих новых сапогов от Giuseppe Zanotti - один из многочисленных и прекрасных подарков от щедрого возлюбленного. 
А тем временем погода успела смениться, и в воздухе закружились хлопья снега, намереваясь испортить укладку Эммы. Телепат уже планировала связаться с опаздывающим спутником, но он уже оказался тут.
- Где тебя носило, дорогой Азазель?- без малейшего раздражения в голосе произнесла блондинка, принимая возмещение за потраченное время. Белоснежные розы, окутанные холодным ночным воздухом, благоухали так прекрасно, что Эмма невольно увлеклась и не сразу подала руку напарнику. Но как только она сделала это, её в мгновение ока втянуло в водоворот...

Далее они оказались в просторной гостиной коттеджа, который явно находился в дали от любопытствующих глаз, тем самым обеспечивая присутствующим полную изоляцию и свободу действий. Азазель тут же исчез, а Эмма, освободившись от шубы, принялась медленно расхаживать по гостиной и оценивающим взглядом высматривать помещение.
Впрочем, на этот раз краснокожий демон не заставил себя ждать долго.
Фрост аккуратно присела на кресло, расположенное чуть поодаль от камина, когда посреди комнаты возникла характерная дымка и оттуда появился Азазель вместе с мутантом.
- Надеюсь, я не заставил тебя ждать снова.
- Нисколько, - коротко ответила Эмма и заняла более удобное положение в кресле, при этом сохраняя отстранённый и величественный вид. Её взгляд сосредоточился на молодом мутанте,- Ты мог бы обращаться с ним более вежливо. И дело даже не в том, что он твой сын, а в том, что он мой коллега, пусть и молодой.
Нарочитая заботливость была крайне не к месту, учитывая тот факт, зачем они здесь собрались.
- Оставь печенье для него, а я не откажусь от бокала вина, - не отрывая своего пристального взгляда от расплатившегося на полу  Ночного змея, она продолжила:
- Тем более, у нас в запасе есть полчаса, прежде чем он очнётся.

Отредактировано Emma Frost (2018-08-10 17:17:00)

+3

5

Это, пожалуй, было одним из немногих любимых убежищ Азазеля. Еще одно располагалось в Германии, но если там ему приходилось мириться с соседством других людей, которые о его происхождении были ни сном, ни духом, то здесь в горах он мог насладиться благодатной тишиной и покоем. Слишком сентиментально? Может быть, но ведь даже такое существо, как Азазель, нуждается в отдыхе.
Мужчина перевел взгляд на Курта, и его губы дрогнули в отдаленном подобии улыбки. В том, как сложились их отношения, Азазель винил исключительно себя: это он оставил Рейвен более тридцати лет назад, соврав и разбив ей сердце. Но ведь он сказал ей найти силы жить дальше ради себя и столь желанного ребенка? Их ребенка. Азазель думал, что так все и будет, но нанесенная им рана оказалась настолько глубокой, что даже любовь к сыну не смогла ее заполнить. Досадное упущение, весьма досадное.
- Полчаса? – вскинул бровь мутант. Он был уверен, что меньше.
В последнее время Азазель действительно проводил здесь больше времени, к тому же, ему нужно было подготовить дом к приему. Поднявшись, он снял плащ с перчатками и повесил его на спинку кресла. Телепортировался мутант в небольшой винный погреб, который, к его же сожалению, не был заполнен хотя бы на половину, но даже в таком случае у Азазеля имелся свой козырь. В следующее мгновение он появился уже на кухне.
- Каберне Совиньон 41-го года, долина Напа. – Провозгласил Азазель. – Глубокий аромат и элегантный вкус.
Это был подарок старого друга с тех самых времен, когда Азазель пытался играть в человека. Бутылка сохранилась, поскольку открыть ее у мутанта так и не нашлось повода.
Возможно ли, что воцарившаяся атмосфера хоть немного была похожа на праздничную? Азазель достал откуда-то белое вафельное полотенце и вытер со старой бутылки слой пыли, после чего поставил ее на круглый металлический поднос. Приготовил он так же и два хрустальных бокала, изъятых из настенного бара.
- Жаль, что Себастьян не с нами. – Озвучил он свою мысль.
И пусть сегодня они вдвоем собрались исключительно по работе, ничто не мешало совместить приятное с полезным. Закончив с оформлением подноса, Азазель склонил голову на бок. Он был более чем уверен, что мальчишка и слушать его не захочет, и все же… Рождество ведь.
Он включил электронный чайник, а коробку с имбирным печеньем нашел в одном из шкафчиков. Он похлопал дверцами еще, но вместо кофе обнаружил у себя баночку совсем другого содержания. Такому сюрпризу Азазель удивился и сам, и совсем скоро до гостиной донеслись теплые нотки какао.
Азазель подхватил поднос с двух сторон и перевел взгляд на часы. Надо же, время действительно летит незаметно: вот-вот настанет Рождество, и страна сей знаменательное событие отметит залпами фейерверков.
Вернувшись в гостиную, мужчина поставил поднос на круглый журнальный столик и наполнил два бокала, один из которых протянул Белой Королеве.
- С наступающим, Эмма. – Произнес Азазель и, подумав мгновение, добавил: - Я весьма рад воссоединению нашего старого состава.

+3

6

Позади кто-то внезапно материализовался, из-за чего Курт не успел толком понять, что произошло, но знакомый голос и дымок телепортации, тот же запах серы навели его на мысль, когда мутант терял сознание от сильного удара в затылок.
Азазель.
Где-то в душе вспыхнул огонек ярости и ненависти, а потом наступила холодная тьма. Курт не знал что с ним собираются делать, он не знал, куда мог затащить его отец, он даже примерно понимал, что возможно уже мертв.
Хотя не совсем....
Вряд ли в раю или аду такие мягкие шерстяные ковры и вряд ли там так сильно болела голова со стороны затылка; в ушах звенело и слегка тошнило, да и руки-ноги с хвостом были на месте, что значило что с ним ничего не сделали.
Даже если бы и сделали, то Курт все равно не смог бы умереть.
Ты забыл, Вагнер, что продал душу за существование здесь?
Застонав, он уперся ладонью в ковер и чуть забил длинным хвостом по полу, явно раздражаясь и пугаясь одновременно. В нем сейчас творился полный хаос, но почему?
Ах, кажется начало проясняться...
Прижав руку ко лбу, Курт медленно сел и открыл глаза. Несмотря на то, что все вокруг немного плыло, он увидел два, до боли знакомых, силуэта. Если присутствие наглого и ужасного отца его не удивляло, то Эмма...
- Господи, а мы тебе поверили. Поверили что ты, ммх, исправилась и больше не хочешь возвращаться к прошлой себе, Фрост.
Чуть мотнув головой, Вагнер отполз немного подальше от зловещей парочки, ближе к камину и покосился на окно, за которым шла сильная метель и было темно.
- Где мы?
Он снова уставился на Эмму и слегка поджал губы, судорожно думая как бежать отсюда и как можно скорее. Ведь, если Курт успеет поставить ребят в известность о том, что среди них все это время был предатель и лжец, явно тайно собирающий информацию про Иксменов, то они смогут вместе решить эту проблему.
Хотя выяснить, что забыли Азазель и Фрост в каком-то домике на краю света - тоже хотелось, а зачем им понадобился такой мутант как Курт - тем более, но, прям они все так просто расскажут.
- Что ж, я рад, что мое Рождество испорчено твоей физиономией, отец, и вашим присутствием не в той компании, фройляйн.
Мысли болезненно крутились в голове синего: он пытался понять, где примерно находится, но ничто не наводило его на верные мысли. Это может быть любая точка планеты, так как отец умел телепортироваться куда угодно без особых усилий. 
Снова посмотрев на окно и бушующую метель за ним, Вагнер напрягся и закрыл глаза, представляя примерную картину, которая могла быть за пределами этого дома. Оказавшись на небольшой высоте над землей, Курт упал прямо на снег лицом вниз, задевая виском что-то холодное и твердое. Со стоном приподнявшись, мутант осмотрелся, радуясь про себя, что не влетел в какое-нибудь дерево или камень покрупнее, в котором мог застрять.
Вытерев кровь с виска, оставляя на снегу кровавые следы, мутант встал и побрел вперед, одну руку прижав к груди, а другую выставив перед собой, защищая глаза от колючих снежинок.

+4

7

Вино действительно имело… элегантный вкус. Азазель провел языком по нижней губе, смахнув ускользнувшие по его неосторожности капельки. Что ж, к стыду признать, в последнее время у него не часто выпадает шанс распить алкоголь подобного качества. Особенно в такой приятной взору компании.
- Время скоротечно, Эмма. - Вздохнул мутант. - Дети быстро растут, и порой уследить за ними практически невозможно. Я сейчас говорю как несчастный хлопочущий старик, да?
Он усмехнулся и, ловко подхватив бутылку, потянулся к бокалу Белой Королевы, чтобы налить ей еще. Либо атмосфера располагала, либо вино оказалось крепким, но мужчину потянуло к излишней сентиментальности. Впрочем, если посмотреть на это с другой стороны, то когда он в последний раз встречал Рождество в компании подруги и сына? Действительно, никогда.
На мгновение Азазель даже потерял счет времени. Отвлекся на какие-то жалкие пары минут, беззаботно разговаривая с дорогой коллегой о трудной преподавательской работе. Дети? Много детей? Нет, извольте, Азазель не привык вести воспитательные беседы. Прянику он предпочитает кнут, посему не был уверен, что смог бы продержаться на месте Фрост, не прирезав кого-нибудь.
- Твое титаническое терпение действительно заслуживает уважения. Выпьем же за него тоже? – подмигнул нейяпхем.
За звоном столкновения бокалов раздался тихий, приглушенный стон. Азазель тут же забыл и про тост, и про вино, мгновенно переведя все свое внимание на лежащего у ног мутанта. Стрелка на часах же уже как пять минут перевалила за полночь.
- С пробуждением, мальчик. – Расплылся в улыбке Азазель. – Мы уже подумали, что ты не соизволишь к нам присоединиться.
Разумеется, такому повороту Курт не обрадовался. Разумеется, он зол как на него, так и на Эмму. И Азазель бы добавил еще много чего, красочно описав предсказуемые действия сына, но на это, увы, сейчас у него нет времени. Поднявшись, он стряхнул несуществующие крошки с пиджака и сложил пальцы в замок. Недовольно качнув головой, Азазель прицокнул языком:
- Твои манеры, как и всегда, оставляют желать лучшего. Разве в таком тоне подобает разговаривать с дамой?
Но сегодня краснокожий мутант был в слишком хорошем настроении, чтобы зацикливать свое внимание даже на этом. Зная, что в спину Курт никогда не ударит первым, Азазель обернулся, чтобы подхватить с журнального столика приготовленный поднос с печеньем и кружкой какао. Какао правда успело остынь, но это уже не его вина.
- С Рождеством, мальчик. – Произнес он. – Несмотря на все, я рад…
И Курт сбегает. Не дослушав, перебивает и исчезает в темно-синей дымке. Брови мужчины тут же сомкнулись на переносице, а в янтарных глазах появился опасный блеск. Медленно Азазель провел языком по губе снова, какое-то время глядя на пустующий ковер, и только потом, вновь овладев с собой, повернулся к Белой Королеве лицом. Поднос пришлось вернуть на место, а освободившиеся руки развести в стороны.
- Мои искренние извинения, Эмма. – Сказал Азазель. – Не я занимался его воспитанием и…
Он запнулся, втянул носом воздух и замолчал. Приятный настрой, что пришел к нему из беседы с мисс Фрост, сошел на нет, и ловким движением рук Азазель изъял из-за пояса свои кинжалы. Язычки пламени в камине отразились на изогнутом лезвии.
Глупо было убегать. Они связаны, и Азазель это знает, Курт же никак понять не хочет. И речь уже далеко не о родственной связи…
Азазель был если не зол, то раздосадован. Он уважал Эмму, а этот мальчишка вот так подвел его! Не сказав коллеге и слова, мутант молча испарился следом за Куртом, шагнув навстречу  холодной, недружелюбной метели.
- Ты разочаровал меня. – Произнес Азазель.
При телепортации слегка промахивается – плевать. Растворяется в дыме снова, выпрыгивая совсем рядом с Куртом, и пинает того коленом под ребра. Ветер и снегопад ничуть не смущали разозлившегося мутанта, и Азазель прыгнул, с размаху ударив сына ботинком по лицу.
- Я пытался, - сказал мужчина, - видит Бог, я пытался. Что ж, по крайней мере теперь я уверен, что преподавателем мне точно не стать.
Неизвестно, к кому Азазель обращался. Не дав Курту опомниться, он пнул его в последний раз и, нависнув над ним тенью, занес руку с обнаженным оружием.
Нет.
Замерев, нейяпхем шумно выдохнул и опустил взгляд на молодого мутанта. Что толку? Он надумает убежать в любом случае, а оставлять свое оружие в нём будет большим просчетом. Пригладив выбившуюся прядь волос назад, Азазель убрал клинки обратно за пояс и наклонился к мутанту, взяв его руку за запястье.
- Второй шанс, мальчик. – Процедил он и, положив локоть Курта себе на колено, надавил на запястье.
Раздавшийся хруст, как и сдавленный крик, резанул по ушам. Небрежно отбросив чужую конечность, Азазель поднялся, подхватив тонкий синий хвост.
Пошли обратно в дом. – Уже мягче проговорил мужчина. – И не надо меня расстраивать снова.
Они телепортировались, Азазель потащил за собой сына. Вновь очутившись в гостиной, он сбросил свой груз обратно на ковер и предупреждающе поставил ногу ему на затылок, заставив Курта склонить голову.
- Я буду рад, если ты извинишься перед Белой Королевой и выслушаешь нас.

+2

8

Он отшатнулся в сторону, стараясь увернуться от появления отца перед собой, но следом за этим прилетел удар прямо под ребра, из-за чего Курт согнулся пополам, теряя остатки воздуха в легких, ибо удар был резким и тяжелым.
Потом он получил от отца по лицу, прямо ботинком. Из-за этого лопнула губа и, кажется, повредились десны; кровь хлынула густой жижей прямо на снег, когда мутант прохрипел “Leck mich am Arsch!”, но матерные слова были унесены ветром.
Ну ничего, эта сволочь прочитает по губам.
- Да из тебя никогда не вышел бы тот, кто мог испытывать любовь к детям и...кххн… Мне плевать, что я тебя разочаровал. Плевать на твое мнение, плевать на…
Снова удар. На этот раз слабее предыдущих.
Открыв глаза, Вагнер посмотрел на занесенное над ним лезвие и хрипло усмехнулся, впиваясь окоченевшими пальцами в снег.
- Убей, давай.
Что? Нет? Серьезно? После стольких лет, когда ты пытался как-то мной воспользоваться и прикончить за ненадобностью? Неужели в тебе и правда проснулась отеческая любовь? Бред.
Азазель взял Курта за руку. Этот странный жест насторожил Эльфа и он был готов вырваться из легкой хватки отца, но не успел, почувствовав пронзающую боль в запястье, которая вырвалась изо рта истошным воплем. Прижав сломанную кисть к себе, он уткнулся лицом в снег, чуть дрожа от холода и боли.
Видимо, деваться некуда, да и Азазель явно что-то задумал серьезное, для чего ему потребуется сын, которого он презирал за доброту, веру и за любые-другие качества, которыми сам не обладал.
Отец вернул их в дом и заставил уткнуться окровавленным лицом в пол. Оставив на явно дорогом ковре следы крови, Курт продолжал молчать, не желая извиняться перед предательницей, а уж тем более слушать их мерзкие планы.
Хотя, его мысли занимал один вопрос: зачем он им? Курт не такой сильный телепортер, как Азазель. Он не самый сильный мутант. Разве что знал тайны Людей Икс и то далеко не все! Вероятно, возможный магический ритуал, где потребуется его кровь и связь с демонами?
Оставалось только ждать столь презрительный момент истины, до которого время тянулось, словно резина…

+2

9

- Не думаю, что калечить Курта это хорошая идея, - Селеста сидела в мягком кресле и рассматривала тело на полу сквозь рубиновую жидкость в бокале.
– Нам ведь не нужно чтобы парень истек кровью в этой гостиной, - голос девушки звучал отрешенно, холодно. Она будто рассуждала о куске замороженной говядины, которую слишком рано вынули из морозильной камеры и она беспокоилась о сохранении его свежести до подачи на праздничный стол.
- Минди, сходи за аптечкой, я видела ее в шкафчике ванной комнаты, - старшая из сестер на мгновение закрыла глаза, а младшая уже выудила из улья нужную информацию.
- Надеюсь ты не против, Азазель? – Фиби бросила взгляд на кровавое пятно, которое расползалось по ковру, предвидя возможное недовольство их действиями.
Девушки хоть и были почетными гостями на этой праздничной вечеринке, но все еще оставались новичками в возраждающемся клубе Адского Пламени. Понимая это, излишняя дерзость в поведении могла стоить им не только репутации, но и места в верхушке организации.
Минди вышла из комнаты и спустя минуту вернулась, держа небольшую аптечку в своих руках. Приблизившись к хрипящему на полу мутанту, девушка осторожно коснулась его своей рукой.
«Не будем делать из нашего бывшего учителя тряпичную куклу, просто немного успокоим его»
Слегка задев возбужденный разум Вагнера девушка принялась обрабатывать рану на губе. Для этого пришлось вопросительным взглядом попросить аристократа убрать ногу с его головы и перевернуть лицом вверх.
«Я все еще не уверена, что мы правильно поступили, согласившись на эту авантюру. Если честно, то мне жаль его.»
«Не время для жалости, сестра. Нам выпал шанс, от которого мы не будем отказываться и твоя мягкотелость в данном случае может выйти нам боком. Представляешь, какие перспективы нам открываются благодаря помощи в промывании мозгов этому … существу»
Фиби синхронно с Селестой сделала очередной глоток из бокала и поставила его на столик.
Младшая из сестер чувствовала их нетерпение. Оно давило всем весом коллективного разума на Минди, не давало расслабиться.
- Заканчивай с ним, - голос Селесты прозвучал не только в гостиной, но и в голове сестер, - пора начинать, если только вы не против, дорогой Азазель.
Одобрительно кивнув, девушка поднялась с пола и подошла к сестрам. Каждая из них была могущественным телепатом, каждая мастерски манипулировала сознанием людей и могла противостоять мутантам ниже омега уровня. Но вместе… вместе они были разрушительной силой, сметающий психические и ментальные преграды как карточную крепость.
- Взгляни на нас, Курт! Сделай так, чтобы он посмотрел на нас, - Фиби взяла сестер за руки, дала сигнал мужчине, удерживающему их бывшего учителя, и глаза ее вспыхнули яркой синевой.

Отредактировано Stepford Cuckoos (2018-09-29 08:23:42)

+2

10

Боль разливалась по телу болезненно, заставляя дрожать и тяжело дышать. Ему показалось, что он видел Фрост, но это была лишь игра…
Игра этих троих.
Нога Азазеля оторвалась от головы Ночного Змея и Курт чуть приподнял лицо над полом, сплевывая мстительно еще крови на ковер. В его глазах уже читалась не только боль, но и яростная ненависть, которую можно было посчитать ключом от грешного желания разорвать ненавистного отца на мелкие кусочки, а Кукушек сдать Иксмэнам.
Но в нынешних условиях, в его положении это было невозможно: из-за нанесенных отцом ран, мутант потерял часть сил и не мог телепортироваться, тем более вслепую. Это закончилось недавно тем, что Курт чуть не вписался в камень где-то в горах.
Показалось или его ненависть стихла? Будто кто-то накрыл его открытую рану в воспаленном сознании прохладной рукой и в одно мгновение заставил боль замолкнуть и не обращать внимания на чужие прикосновения к разбитой губе. Кажется, Курт понимал, что в его голову проникли, но сопротивления оказать он не мог даже такому слабому прикосновению к его разуму, будто все уроки по сопротивлению телепатии и его опыт рассыпались прахом.
Потом он услышал властный женский голос, который буквально ворвался в мысли Вагнера и он, сам того не ведая, поднял голову и посмотрел на Кукушек.
Подчинение давалось ему легко, а сам он сидел будто в клетке, наблюдая за происходящим со стороны. Он старался вырваться, но с каждой минутой он все дальше отдалялся от реальности.
Кажется, он влип. Влип настолько, что даже самому Богу не было известно, какие будут последствия…

+3

11

Руки Минди слегка подрагивали в твердой хватке сестер по обеим сторонам. Голова резко наполнилась чужими эмоциями и чувствами, к горлу подступила тошнота. В гостиной слишком сильно пахло кровью. Это чувствовалось на кончике языка окисленным железом и солью. Минди словно окунулась в холодный бассейн и по телу от кончиков пальцев до пяток начала разливаться прохлада.

«Осторожней сестры, над этим мохнатым зверем мог поколдовать Чарльз, или того хуже рыжая стерва»

Фиби слегка дернулась в сторону, наткнувшись на первый ментальный барьер, который сидел глубже в голове их бывшего преподавателя, защищая самое сокровенное.

«Что ты там прячешь, Курт? Мы намерены достать это. Тебе не будет больно. Больше никогда не будет больно»

Минди нахмурилась, слыша голоса сестер. Ей действительно было жаль Найткролера, ведь он был одним из немногих, кто ей нравился в особняке, помимо Эммы. Так, чтобы не заметили сестры, девушка мысленно сделала шаг в сторону. Дистанция помогала ей не поддаться коллективному безумию по промывке мозгов Вагнеру, помогало остаться человеком, чувствовать себя человеком.

«Тут барьер, девочки!» Селеста крепче перехватила сестер, унимая дрожь у младшей и не давая ей разорвать связь.

Девушки действительно уткнулись в каменную кладку, окруженную ослепительным светом. Это точно был Чарльз. Вот так даже после своей кончины, он оставил на своих любимцах какую-никакую защиту. Поодиночке Кукушкам здесь нечего было делать. Такую глухую стену телепатической преграды не преодолеть. Но разум Улей справится без труда.
Девушки моментально нашли трещину в стене и, небольшого толчка стало достаточно, чтобы стена рухнула, а свет угас.
Селеста на правах старшей первая ухватилась за сознание Х-мена. Грубо, особо не церемонясь. Она вываливала из глубины сознания раненого парня на полу самые глубокие и ценные для него воспоминания.  Фиби передернуло от отвращения.

«А наш синий попрыгун оказывается еще и голубой»

Чувствовалось, что Курт отчаянно цеплялся за образ мужчины в темных очках с холодной улыбкой. Его теплое дыхание на коже, мурашки от прикосновений, заливистый смех. Домики, похожие на карамельный пирог, запах печеных яблок, ярко разукрашенные лица, колесо обозрения. Этот день был очень важен для него.
«К чертям»
Селеста отмахнула рукой сопливые воспоминания и они упали на пол разума как на замызганный пол.
«На этом можно сыграть, сестра»

Фиби подхватила образ мужчины и внедрила его в самые больные воспоминания Вагнера. Его переполняет ненависть и страх. Его легкие прожигает кислота и хочется разодрать грудную клетку, чтобы освободить этот крик, но взамен только хрипы. Хрипы и бесконечные лабиринты сырых коридоров. Холод.  Темнота. При попытке телепортироваться тело сотрясает электический удар. Затем еще один. Губы мужчины при виде его страданий растягиваются в улыбке. Это он. Отто Октавиус. Он сделал это с ним.

Тело Курта на полу корчилось от боли, словно он на себе вновь испытывал многочисленные эксперименты на базе «Оружия Х». Минди старалась не смотреть на нервно подрагивающие конечности, исполосованные причудливыми узорами. Она молча кусала губу, не зная как помочь ему.

Селеста тем временем добралась до воспоминаний о Людях Х.

Такие знакомые и родные лица: Логан, похлопывающий по плечу; Уоррен протягивает ему руку и восхищенно смотрит на его хвост; Петр прижимает к груди, защищая от снаряда на тренировке в опасной комнате; Китти хохочет, а потом целует в щеку. Тело парня перестает дрожать и расслаблено растягивается на полу. Воспоминания о доме явно грели его сердце.
Сестры врываются в это тепло, переворачивая все с ног на голову. Россомаха рычит и скалится; Ангел с надменным взглядом морщит нос и хлестко дает ему пощечину; Колосс с размаху бьет в грудь и он отлетает, врезаясь в стену; Призрачная кошка впечатывает его тело в стену и не разворачиваясь, уходит.

Все остатки воспоминаний вытесняет Азазель. Девушки тчательно подтирают весь негатив, который связан с биологическим отцом Курта. Теперь он его спаситель. Он его настоящий и единственный друг. Ему можно доверять.

«Уходим»
Фиби первой разрывает связь и садится на кресло. Селеста поправляет выбившуюся прядь белокурых волос и следует примеру сестры.

Малышка Минди осталась на несколько мгновений одна. Одна в этом переполненном их ненавистью разуме Х-Мена. Ей не удастся одной справится с тем, что она наворотила вместе с сетрами, но уходя, она успела… успела заложить на край его разума зерно сомнения. Сомнения и надежды. Она сохранила незначительные отрывки истинных воспоминаний Попрыгуна, которые опытный телепат сможет обнаружить.

- Мы закончили, Азазель! Он твой!

Отредактировано Stepford Cuckoos (2018-10-19 10:30:17)

+2

12

Ничто не сравнится с болью утраты. На этом фоне телесная агония от нанесенных ударов и сломанной руки просто казалась далеким эхом, когда в его разум проникли Кукушки. Девочки мигом сломали все барьеры, которые когда-то были заботливо установлены Профессором или им самим во время обучения.
Смотря пустыми глазами на троицу, Вагнер едва заметно шевелил разбитыми губами, немо умоляя их прекратить разрушать его жизнь. Он видел, как одно воспоминание исчезает за другим, сменяясь на новое. Когда дело дошло до стирания памяти о Логане, о сестре и о других его близких людей, он усердно старался прорваться сквозь невидимую клетку, чтобы ухватиться за обрывки этих воспоминаний и чувств, связанных с ними, но все было тщетно.
Курт не помнил уже ничего из своего прошлого и слышал в себе совершенно иные ощущения и прокручивая в голове другие мысли, будто они были с ним всегда.
Все еще сидя на полу, он вытер со щеки предательскую слезу. Мутант не понимал, почему он плакал и что произошло только что. Обведя взглядом помещение, он остановил его на девчонках и тихо фыркнул, медленно поднимаясь на ноги. Тело почему-то болело. В голове крутились мысли, что сегодня он бился с иксмэнами, но потерпел поражение, а его великодушный отец успел спасти сына от ужасной участи.
Обернувшись, Вагнер увидел отца и улыбнулся ему, несмотря на ноющую боль.
- Ты спас меня, я не знаю, что делал бы без тебя, отец! Я в неоплатном долгу перед тобой.
Особенно за указанное милосердие по отношению к его ошибкам. Курт должен был выполнить задание и умертвить противника, но собственных сил не хватало для идеального убийства, поэтому придется искать другой выход из положения.
- Как я могу искупить вину перед тобой, отец? - подняв на него вопрошающий взгляд с заметными огоньками восхищения в нем, мутант сделал шаг вперед и тут же опустился обратно на колени перед Азазелем.
У отца была одна мысль. Он тут же поведал Вагнеру об одном интересном артефакте, в котором находилась древняя сила, способная ввергнуть этот мир в хаос. Внимая словам Азазеля, Курт продолжал улыбаться, всем своим существованием соглашаясь на главную роль в черном деле, отметая всякие сомнения и подозрения, не видя за любовью к отцу того, что им просто хотят воспользоваться...

+2


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [25.12.2016] Gaudete, gaudete! Christus est natus


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно