ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [28.12.2016] Свободный полет


[28.12.2016] Свободный полет

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

Свободный полет
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://sd.uploads.ru/ilRLF.gif http://sg.uploads.ru/a4uw0.gif
https://78.media.tumblr.com/a13a26e6817e933e1863cb2bb6053571/tumblr_inline_nlkwi1q4p61rifr4k.gif http://sh.uploads.ru/U3VBx.gif
Пегги | Грант | Стив | Дейзиhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Гидра все еще пытается свести счеты с предателями и убрать директора ЩИТа. Вот только они немного не рассчитали, что агенты этой организации не привыкли сдаваться по первому требованию.

ВРЕМЯ
28 декабря

МЕСТО
Вашингтон

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
Крепкий орешек в марвеловской интерпретации

Отредактировано Peggy Carter (2018-10-11 08:45:59)

+3

2

Чертовы бюрократы.
Чертовы политики и военные.
Зла на них не хватает, а пристрелить – закон не дает. Пегги почти вылетает из кабинета, где последние два часа ее имели во все дыры, забыв обо всем на свете. Картер злилась, доказывала свою правоту, но ничего не имело значения. До тех, кто стоял вышел, доходило все хреново, а Пегги не могла достучаться до них. Не могла объяснить свою мотивацию, почему поступает так, а не иначе. Она просила полгода на то, чтобы поднять на ноги свою организацию, но с нее сдирали шкуру уже сейчас, спустя два месяца, вынуждая отвечать за хаос, происходящий вокруг. И сейчас ее тошнило от всего этого, она хотела дать нескольким товарищам в морду, а все, что могла, это заскочить в ближайший туалет, чтобы перевести дыхание. Чтобы не пытаться убивать людей по дороге.

Черт-черт-черт!
Удары о дверь кабинки не помогают. Пегги все еще злится, готовая от этой самой злости плакать. Но брызгает водой в лицо, делает пару вдохов и выходит. Ее истерики ни к чему хорошему не приведут. Пегги вообще были они как-то несвойственны, все привыкли, что она железная леди, почти что Маргарет Тэтчер. Но она все равно была женщиной, обычной женщиной, со своими проблемами, желаниями и надеждами на спасение, которые разрушались раз за разом. Поскорее бы убраться отсюда, из Пентагона, из города, пока им и правда не пришло в голову еще и Трискелион восстановить. И без того пару раз за всю беседу заикались на эту тему. Никому не нравилось, что штаб-квартира ЩИТа теперь находилась дальше, чем на расстоянии вытянутой руки. Для Пегги это был самый удобный вариант, и она не собиралась поддаваться на идиотские требования тех, кто ни черта не понимал.
Одинокая фигура Гранта Уорда притягивает внимание. Пегги едва не пролетает мимо него вихрем, призывая следовать за собой. Сердито стучат каблуки. Едва успевает перехватить свое пальто, которое держал Уорд.
- Сволочи, - шипит Пегги, поправляя воротник. – Скоты. Чтоб они в аду горели со своей уверенностью в правоте. Ненавижу военных, они даже не думают, что что-то может быть не так. Ненавижу политиков, эти вообще ни черта не понимают.
Она бежит отсюда, словно из ада, вылетает через пропускной пункт и замирает.
- Где наша машина?

Пегги была в такой лихорадке, когда они сюда приехали, что совершенно не помнила, где они припарковались. Но, кажется, это сейчас было несущественно. Потому, что директора Картер несло, эмоции зашкаливали, мешая внятно мыслить.
- Черт их дери. Они не хотят агентов-перебежчиков, они не думают о том, что у меня нет людей, но я по мановению волшебной палочки должна исправить это положение дел и главное, подать ми на блюде голову Стивена Роджерса. Потому, что теперь его любить не положено, теперь он враг народа, который не заслуживает доверия, зато должен быть отдан под суд!
Пегги переводит дыхание, делает несколько шагов по кругу.
Совет выбесила не только наглость Маргарет Картер, но и то, что она с собой сюда притащила не кого-то там, а Гранта Уорда. Главного перебежчика, в обе стороны. Но за последний месяц Пегги имела возможность убедиться, что Уорд верен ЩИТу. Да, это все было белыми нитками шито, но кто-то должен был начинать доверять, вот Пегги и доверяла.
По крайней мере, он понимал всю ситуацию изнутри, понимал, как сейчас Картер мечется, пытаясь найти выход. А выхода все не было. Ничего не получалось. Ее люди, те, кто был близок Роджерсу, пропадали неделями в Зеркалах, в поисках, в снегах, рисковали собой, друг другом, как и сам Стив, как Тони, как она, но все еще было напрасно, все еще ничего не удавалось. Паззл не собирался, ничего не выходило, Кобик не находилась, продолжая свои игры, а Феникс все еще менял мир, менял так, что было неизвестно, чем закончится все это.

Вся эта рождественская мишура и ясная зимняя погода оттеняли то отчаяние, что имело место в груди Пегги. Она не пыталась ничего с этим поделать, как не пыталась об этом говорить со Стивом. Но каждый прошедший день, каждая безрезультатная миссия все больше отдаляла их от того момента, когда они смогут жить для себя. По большому счету, Пегги уже не была уверена, что ей нужна амнистия Роджерсу. Главное, чтобы он был на свободе. Они сбегут, в Аргентину, в Бразилию, к черту на рога, куда-нибудь, где больше никого и ничего не будет, кроме них. А пока ей приходилось в этом разбираться, купаться в дерьме выяснения отношения с советом.
- Вот именно поэтому я всегда отказывала Говарду в том, чтобы занять руководящую должность в ЩИТе. Вот именно поэтому, но конечно, теперь некому, нашли самую… умную. Дуру. Где наша машина, Грант? – В голосе Пегги отчетливо слышатся нотки усталости. К сожалению, билеты на самолет были на утро, их ждали два номера в Хилтоне, и Картер планировала приехала и упасть в кровать. Оставалось только добраться. И забыться.

+3

3

Пентагон. Честно, он легче согласился бы еще на один поход по заснеженным пустошам, еще раз ввязаться в очередную переделку и столкнуться с одним из тех существ, что планомерно приближают апокалипсис на этой планете, чем оказаться здесь. Более приятное времяпровождение. Однако, к сожалению, у него, как выяснилось, особого выбора не было.

Признаться, он испытывает неловкость, которую прикрывает деланным равнодушием. Странно. Вроде как он свыкся с той мыслью, что просто не будет, что придется стараться и стараться, годы и годы, чтобы к нему перестали относиться с подозрительностью в квадрате. Тем не менее, ему приходится старательно сдерживать раздражительность и помалкивать, затолкать все свои шуточки в дальний угол и проявить терпение. Если так необходимо, то…

Картер тоже не в восторге от всего этого. Ей досталось намного больше. Он даже начинал понимать, почему она отказалась от должности директора Щ.И.Т.а в далеком прошлом. Очевидно, чтобы не сидеть в кабинете, не сталкиваться с подобным, не решать проблемы с политиками, военными, со всеми, кто считает, что у них есть власть на то и на то.

Не ошибся – когда он, наконец, видит Картер, то в первую очередь замечает то, что она в ярости. Уорд ничего не говорит, подавая ей пальто, и идет следом за ней. Примерно он представляет, через что ей пришлось пройти – попытки доказать собственную правоту и пробиться сквозь несколько кирпичных стен тупости тех людей, состоящих в совете. Вряд ли они были довольны ее решениями на посту директора Щ.И.Т.а. И вряд ли они позволили бы себе упустить возможность отчитать ее за каждый неверный, по их мнению, шаг.

Он не спрашивает, не уточняет, но, скорее всего, дело отчасти еще и в нем. Удивительно, что его вообще пропустили. Его появление здесь просто не могло прийтись по душе кому-либо. Наверное, ему впредь просто следует держаться подальше от всего подобного и тихо выполнять свою работу, не мелькая лишний раз перед теми, кто может кипятком изойти при виде него. Хотя… это было забавно. Немного. Картер, естественно, он об этом не скажет. Стать тем, на ком она сорвется, как-то совсем не хочется.

А, скорее всего, дело по большей части в Стивене Роджерсе. Его еще не поймали. Или же банально не желали ловить. Для совета он предатель, бывший глава Гидры, которого следует отдать под суд и покарать за все то, что творила Гидра во время своего правления.

Кобик. Вся вина на ней, но совету такое объяснение не подойдет. Быть может, им о ней ничего неизвестно. Чем меньше о существовании девчонки знают людей, тем лучше. Не то непременно отыщутся те, кто пожелает использовать настолько мощное существо. Впрочем, вряд ли следует беспокоиться – сверхмогущественный ребенок прекрасно за себя постоит, но может и обозлиться. Перспектива взбесить ее не радует. Ее присутствие на этой планете вообще не радует, особенно если учесть то, что создаваемые ею миры-зеркала становятся все опаснее, а также и то, что своими забавами она попортила немало крови большинству.

Он слушает яростные слова Картер, несущейся по коридорам, не обращая внимания на тех, кто проходит мимо, точно смерч. Пропускной пункт остается позади. Ему остается только не отставать от нее.

- Машина… - он осекается, когда она начинает говорить о совете и невольно поджимает губы, начиная себя спрашивать, как люди могут требовать идеальных результатов, ничего не делая сами.

В мире творится вакханалия. Сплошной бред и хаос на каждом шагу. Несколько тварей разрушают планету. Им бы перестать заниматься глупостями и попытаться сделать хоть что-то, дать все необходимое, что может помочь победить, удержать порядок на плаву. Об этом, конечно же, они не думают. Потому что.

Одному из Фениксов следовало обосноваться здесь для того, чтобы до всех дошло, какая ситуация складывается вокруг.

- Вон она, - указывает на черный автомобиль, стоящий в нескольких метрах от них, когда она перестает говорить, и первым направляется к ней. – Все было так плохо?

Вопрос риторический, разумеется. И так понятно, что плохо. На месте Картер определенно никто не захотел бы оказаться. Потому он заводит машину, дожидается, когда она сядет в машину, и выезжает из парковки, не собираясь здесь задерживаться.

Уорд следит за дорогой, молча, обдумывая то, что сказала Картер. Об амнистии для Капитана и речи не идет, судя по всему. Никто об этом даже не задумывается. Неприятно. Симпатией к Роджерсу он проникся давно, еще задолго до возвращения в Гидру, а встреча с ним после того, как на всех гидровцев устроили облаву, собственно и заставила его остаться в Нью-Йорке вместо того, чтобы бежать, сломя голову.

Долго просидеть в спокойствии все же не получается.

- За нами похоже хвост, - говорит, глядя в зеркало заднего вида на джип, выехавший за ними с парковки и следующий за ними на достаточно близком расстоянии. – Может, мне только кажется, но…

+3

4

Пегги все еще пузырится, но постепенно раздражение затухает. Она вздыхает.
- Плохо? Нет, все крайне паршиво.
Женщина сердито стучит каблуками по асфальту, закидывает на заднее сиденье портфель с бумагами, забирается на переднее сиденье. Быстрый взгляд на экран, вспоминает о том, что звук отключила. Несколько неотвеченых вызовов, все из штаб-квартиры, пара сообщений, но нет ничего от того, за кого Картер беспокоится больше всего. Ни от кого из них, ни от Тони, ни от Стива.
- Черт.

Удержаться от желания швырнуть телефон на приборную панель удается. Мотор, заведенный твердой рукой Уорда, мягко начинает урчать, но не приносит никакого душевного успокоения.
- Они бесятся. И хотят голову Роджерса на блюдечке с золотой каемочкой. Вот надо было ему пожелать, чтобы все изменилось, при встрече с этой Кобик.
Нет, Стив в общем-то не виноват, но у Пегги уже нет сил держать это в себе. Она обижается на Кобик, на Стива, на Тони, это временное положение вещей, поспит и отпустит, но пока ее злят все эти товарищи, которые не могут разобраться с ситуацией. Пегги откидывается на спинку сиденья.
- Жопа в том, что, не получив голову Стиву, они начнут требовать головы тех, кого считают перебежчиками. А ты едва не самый лакомый кусок, из которого так хорошо сделать показательное выступление на тему суда и дерьма, ты ведь в курсе? – Она переводит взгляд на Гранта. У него, конечно, амнистия имеется в некоторой степени, но что будет, если совет надумает, как прижать к ногтю тех, кого у них выцарапала Пегги. Ладно, возникнут проблемы, будут решать, сейчас, конечно, она просто себя накручивает. – Тиски сжимаются. И это очень, очень плохо.

Ей все сильнее хочется добраться до номера, а потом и до дома. Хочется хоть немного не думать об этом. Пегги переводит взгляд на заполненные улицы Вашингтона. Столица Штатов вся такая консервативная и приличная, сразу чувствуется твердая рука английских праотцов. К Америке Картер так и не прикипела, но она уже не может сказать, где ее дом. Англия так далеко в прошлом, Америка уже давно стала частью ее жизни, и все равно, она не гражданка этой страны, мыслит иными категориями, считает, что работает на мировое сообщество, а не на Капитолий и Белый дом.

Слова Гранта выводят ее из размышлений, заставляя бросит взгляд в стекло заднего вида.
- Но паранойя для агентов ЩИТа часто оборачивается спасением, - замечает Пегги, всматриваясь в поток машин позади. – Черный внедорожник с калифорнийскими номерами? Он?
Интересно. Вот только слежки за ними не хватало, понять бы, кто и зачем. Неужели ребятки из Пентагона?
- Военные? Но это глупо. Что за нами следить, мы сейчас на виду, тем более, не скрываемся.
Нет, это явно не свои, свои так топорно не будут отслеживать их. Пегги прокручивает в голове варианты, не останавливается ни на одном, ни один ей не подходит.
- Попробуй оторваться, попытаемся понять, не ошиблись ли. Тут где-то есть ответвление от основной улицы, поворот.
Пегги не сводит взгляда с машины, которая сворачивает следом за ними. С наглостью и уверенностью в своем прав следить за ними. Ого, как. Все интереснее и интереснее, все чудесатее и чудесатее. Пегги тянется к перчаточному ящику, доставая пистолет, который оставляла перед походом в Пентагон, все равно пришлось бы разоружаться.

Пегги проверяет телефон, тот предательски помаргивает пятнадцатью процентами зарядки, вот же незадача. На такое Картер точно не рассчитывала, и уже успела раз надцать пожалеть, что день не задался. Она жмет на кнопку на экране, вызывая на связь Хилл, но ее заместитель не торопиться брать трубку. А стоило бы, конечно, поторопиться. То, что их преследует уже и так понятно, то, что их пытаются куда-то загнать, тоже. Это уже не хвост, это уже охота, охота на них с Уордом. Пегги усмехается, отключает телефон.
- Вот какого черта держать телефон там, где его не слышно. Скажи-ка мне, мой друг Грант, ты узнаешь эту наглость, которой наделены господа в машине?
Стиву бы позвонить.
Но Стиву не позвонишь. Чтобы не подставлять, они сократили все созвоны до минимума, от греха подальше, и теперь Пегги не может даже сказать ему, что за ней охота, и все может пойти не по плану.

+3

5

Он понимает. Прекрасно понимает, что его судьба все еще виснет на тонкой паутинке, грозя сорваться в пропасть. Секунда, и все полетит к чертям. И в этом не будет вины Картер, не будет вины ни одного из его старых врагов, не будет его вины – просто неудача, банальное невезение, желание людей сверху повесить на кого-нибудь всех собак. Как заслуженно, так и наоборот. Наверное, это даже не имеет значения. Имеет значение то, что он бывший агент Гидры, который сумел избежать наказания, и для многих это неприемлемо.

Но об этом он уже не думает. Не отвечает на вопрос Картер. Она и так знает, что он все понимает. И его молчание лишь утвердительное «да», ничего больше.

Сейчас у них иная забота, с которой он не спускает глаз. Тонированное стекло не позволяет разглядеть водителя. Грант чертыхается про себя, начиная и впрямь считать, что у него развилась паранойя. Хотя она у него развилась еще в то время, когда он был в бегах, но не суть. Для агентов Щ.И.Т.а не существует паранойи, не существует случайностей. Потому он и решил уведомить Картер, не имея подтверждений.

- Да, он. Увязался за нами, когда мы выехали с парковки. Едет ровно за нами все это время, - задумывается о варианте с военными – возможно, это они, возможно, а может, некто иной. – Сейчас свернем и узнаем параноик ли я.

Джип сворачивает прямо за ними, не отстает, слегка набирает скорость, вновь пристраивается вслед за ними. Грант лишь приподнимает брови. Уверенность преследователей чувствуется даже на расстоянии. И эта самая уверенность вселяет некоторое опасение.

- Я начинаю ненавидеть себя за правоту, - произносит, посмотрев на Картер, приготовившую уже пистолет. – Попробуем скрыться. Потеряют нас, отстанут, кто бы это там ни был.

Догадки о том, кто может за ними следить, выстраиваются в очередь, одна за другой. И каждая из них ничуть не хороша. В лучшем случае, это могут быть военные. Возможно, им поручено не спускать с них глаз. Хотя Картер права – это бессмысленно, нелогично, ведь они не скрываются и ни от кого не бегут.

Их гонят. Не пытаются протаранить, не стараются нагнать, чтобы затем устроить перестрелку. Их планомерно ведут куда-то. Они даже не скрываются. Иначе бы выбрали менее заметную машину, на которую никто не обратил бы внимания. Вопрос Картер заставляет его мгновенно подобраться, напрячься, ведь ответ сам собой приходит на ум, лезет на язык.

- Гидра, - не факт, совсем не факт, но наглость, как выразилась Картер, и отсутствие какой-либо опаски с их стороны, заставляет подумать именно о ней.

Он тянется к бардачку, доставая свой пистолет. Не то, что он ему пригодится сейчас – ему нужно будет по большей части следить за дорогой, но лучше держать его поблизости.

Смешно было бы думать, что бывшие коллеги останутся в тени, решат жаться в темных углах, продолжат сидеть тихо, как мышки, и не станут высовываться в лишний раз. Их не всех еще уничтожили, они где-то даже еще действуют. Их ловят, но Гидру всегда было сложно стереть с лица земли. Это лишь вопрос времени, когда они дадут о себе знать, и если это они, то это уже случилось.

Даже на вопрос о том, почему они начали с него и Картер, не нужно отвечать. Вряд ли такой вообще прозвучит, ведь все и так ясно. Решили убить разом двух зайцев. Добраться и до директора ненавистного Щ.И.Т.а, давнего, заклятого врага Гидры, и отомстить тому, кто их предал и сдал многих из них. Вряд ли они были в восторге от всего того, что уготовили всем, кто был верен Гидре.

- А я надеялся на то, что это Санта, но не все мечты сбываются, - ворчит, немного прибавляя скорости и выворачивая на другую улицу. – Если это они, то так легко от них не отделаться. Понять бы, что они задумали.

По примеру Картер он вытаскивает свой телефон, и как назло тот показывает отсутствие сети. Замечательно. Прекрасно. Именно тогда, когда нужно позвонить, вызвать помощь, сделать это невозможно.

- Мы в городе, рядом Пентагон, а сети нет. Да ладно. Серьезно? – невольно закрадывается подозрение, что их глушат, или преследующие их сговорились с законом подлости. – Ну, хорошо, раз так, - он увеличивает скорость, вновь поворачивая, стараясь затеряться в толпе машин.

Хотелось бы с уверенностью сказать, что все будет хорошо. Но такой уверенности нет. Стойкое ощущение того, что им подготовили ловушку, все не исчезает.

+3

6

- Ненавидеть? Ну зачем? Жить с этим не просто, но можно.
Пегги качает головой, внедорожник за ними следует как приклеенный, снимая все сомнения. Единственное, что и правда теперь волнует Пегги – кто? С военными она поругается и решит этот вопрос, то же самое касается любого ведомства американцев. Иные ведомства женщина не рассматривает, это даже для них нагло, лезть на территорию американцев, в оплот демократии.
Она все еще ждет ответа Уорда, чтобы он опроверг или подтвердил ее догадки. Лучше, конечно, чтобы опроверг.
И Грант соглашается с возможным вариантом.
Гидра. Пегги усмехается. Вот уж да, побитая, побежденная, а все равно в последнем усилии пытается кусаться. Руководство ее недоступно, значит эти ребятки просто миф, фантом, призраки.
- Отдельно взятая ячейка, которая решила наказать предателей?
Или Белова вернулась к делам? Помнится, несколько дней назад она громко стонала от несправедливости жизни, что она такая овечка, а вынуждена была оказаться в Зеркале с обидчиками. Стоит признать, но русская и правда выглядела как та, кто уже не хочет лезть ни в какое подобное дерьмо. Но если не она, то кто?

- Боюсь, Санта раздал все свои подарки, не оставив нам ничего, - вздыхает Пегги.
Грант прав, так уж легко они не отделаются. Что бы там ни было, Гидра была организацией с хорошей дрессурой, ее агенты, ее боевики были и остаются способны на многое, даже слишком многое, что не мешало Пегги дивится тому, что они преследуют директора ЩИТа посреди Вашингтона. Они заставляют ее играть по их правилам, Пегги может кусать губы, злиться, но ей нечего сейчас противопоставить.
- Глушат. – Пегги и свой телефон проверяет, заряд уменьшается, связи нет, никто не звонил, а если и звонил, она не знает. Вцепляется в ручку, когда Уорд начинает лавировать в попытке оторваться. Они снова оказываются на запруженной улице, где движение в это время довольно большое, в попытке затеряться среди машин, но нет, хищник позади не отстает, заставляя задаться вопросом, насколько высоки ставки. – Ладно, пока суть да дело, - Пегги рассматривает внедорожник в зеркало, - нас кто-то слил, нас отследили, и мы им очень нужны. Сейчас у Гидры весьма ограничены ресурсы, подозреваю, на нас они угробили все свои возможности. Поздравляю, Грант, мы с тобой в их списке номер один и два, думаю, что даже Роджерс им не там нужен. Тебе нравится? – Губы кривит усмешка, Пегги качает головой, нет, вот ей совсем не нравится.
Грант продолжает уходить от погони, которая не отстает, отпускает, но не отстает. Интуиция орет благим матом, что Гидра что-то задумала, и что они сейчас играют ей на руку, а потом Пегги видит то, что ей нравится еще меньше – высунувшийся боевик готов стрелять.

- Вот черт, - выдыхает она, оборачиваясь. Сможет ли она вылезти и на ходу сделать пару выстрелов? Нет, выстрелить и попасть-то Пегги сможет – успеет ли? Но у ее сейчас и шансов нет, а боевик почему-то стреляет не в саму машину, а в колеса. Авто идет юзом, заставляя водителя и пассажира прикладывать все усилия к тому, чтобы ничего не сломать из конечностей. – Тормози!
Пегги оглядывается по сторонам. Они оказались на пустой улице, со следами строительного мусора. Небоскреб, на вывеске которого висит большими «Умный Дом к вашим услугам предложит не только апартаменты мечты, но и прекрасные офисы для ваших предприятий». Самое примечательное, что это единственное здание, в холле которого призывно горят лампы дневного света, будто их специально туда гнали. Машина гидровцев замерла позади, продолжая хищно скалится бампером, не двигаясь с места.
Ждут. Чего?
- Чего они ждут?
А через секунду Пегги понимает чего, и уже клянет себя за лишние вопросы. Теперь у боевика не пистолет, ни автомат, а гранатомет. Ну уж нет, так легко этим уродам с ними не справиться. Пегги, успевшая отстегнуться, едва не выкатывает из машины со словами:
- В здание, Уорд!
И сама бежит, слыша позади оглушительный грохот взрыва, закрывает голову руками и пригибается. Черт бы их подрал!

+2

7

Приходится поневоле признать, что ребята подготовились. Хорошо подготовились. Он не удивлен – ведь они из Гидры, а их учили всегда подходить к любому делу основательно, идти до конца, рисковать и добиваться своего любой ценой. Он знает это даже лучше, чем многие из них. Потому происходящее начинает его напрягать. Потому он фыркает, бросив быстрый взгляд в зеркало заднего вида, и безуспешно старается оторваться.

- Возможно. Может кто-то решил объединиться ради выживания. Может кто-то просто обнаглел. Рано или поздно это должно было случиться, - озвучивает истину, которая и без того всем давно была известна.

Не дает покоя то, что ребята преследуют их в этом городе. Много умнее было бы попробовать добраться до них в том Нью-Йорке. Или, скорее всего, они решили рискнуть и продемонстрировать свою готовность, бесстрашие, доказать, что они все еще существуют, что они достаточно сильны, чтобы напасть на директора Щ.И.Т.а посреди Вашингтона. А заодно устроить показательное шоу для всех перебежчиков и показать, как Гидра расправляется с предателями.

Их цели были ясны. Понятны. Чуть ли не написаны жирным шрифтом на лобовом затемненном стекле джипа. Неясным остается то, что именно они подготовили.

Картер права. У них, тем не менее, недостаточно ресурсов. С одной стороны это радует, ведь это означает, что им несладко придется, когда они потерпят поражение. С другой стороны это означает еще и то, что если они потратили на эту охоту все, что есть, то сейчас у них просто нет иного выбора, кроме как пойти на все мыслимое и немыслимое для того, чтобы поймать их. Вот это уже не радует.

- Нет, совсем не нравится, хотя я не удивлен, что мы занимаем первые места, - качает слегка головой, заворачивая в очередную улочку, на которой чуть свободнее. – Похоже они готовы на все.

Кажется, считанные минуты назад он про себя удивлялся на то, что в них никто не стреляет. Теперь стреляют. Он старается вильнуть в сторону, чтобы усложнить стрелку задачу и не дать ему лучше прицелиться, но тот стреляет в колеса, а не в них. За секунду становится ясно, что они всего лишь выжидали момента.

Уорд резко давит на тормоз, пытаясь избежать аварии и этим не облегчить ненароком жизнь преследователям. Раздраженно выдыхает, схватившись за пистолет и приводя его в боевое состояние, оборачивается, чтобы посмотреть на джип, отстегивает свой ремень, не собираясь долго задерживаться в машине – так они станут легкой добычей.

По сторонам он не успевает осмотреться, но по поведению ребят он уже догадывается о том, что в округе тихо, пусто, просторно. Именно то, что нужно для хорошей охоты, для того, чтобы воплотить все задуманное в реальность.

- Вашу ж мать… - он выбивает дверь машины, бежит вслед за Картер, даже не думая оглянуться и удовлетворить свое любопытство.

Ударная волна нагоняет его почти у здания, заставив пригнуться, а после сразу, не думая, продолжать движение. Картер уже внутри. Он вваливается в недостроенное здание следом за ней и прижимается к стене, все так же крепко сжимая свое оружие. Молчит, так как в голове сейчас в основном балом правят нечленораздельные маты.

Уорд выдыхает, посмотрев на босса, а затем внимательно прислушавшись. Тщетно. Последствия взрыва еще остаются, он немного оглох. Но и так ясно, что им нельзя здесь находиться. Не только на первом этаже, а вообще в этом здании. Что-то внутри пронзительно кричит, что это было ошибкой – забежать сюда, спрятаться. Но у них не было выбора, и пока что лучше идей нет. А потому он не высказывает свои смутные опасения.

- Нужно подняться выше. Они сейчас будут здесь. Если у них есть гранатомет, то лучше бы нам найти место более или менее защищенное, не то так мы долго не продержимся, - с этими словами он кивает в сторону лестницы.

Картер должна идти первая, он же ее прикрывать. Но внутреннее опасение вновь начинает теребить за нервы, превращаясь в стойкую паранойю. Ребята пошли на риск, и все это должно быть ими четко спланированно. Это не дает ему покоя.

- Только проверьте, на всякий случай, все ли там чисто. А я прикрою нас сзади, они идут сюда, - тяжелые шаги слышны даже на фоне догорающих остатков взорванной, буквально уничтоженной машины. – Тут что-то не так, - добавляет, но уже для себя, бормочет под нос, по-прежнему не желая говорить вслух о своих догадках.

Все не так. Их не случайно «остановили» на пустынной улице, на которой не сразу поднимут шум из-за взрывов и перестрелок. Возможно, кто-то и вызовет полицию, но когда те прибудут, пройдет немало времени, за которое может произойти все, что угодно. Черт.

Уорд кривится. Охота за Фениксом была более спокойной, чем все это.

- На что они рассчитывают?

Вопрос риторический. Они надеются на свою подготовку, надеются на то, что их умений хватит для того, чтобы справиться с ними. Черта с два будет им легко.

+2

8

- Цел?
Пегги торопливо изучает Уорда, похоже, оглох, но цел, уже хорошо. Глухота пройдет, у нее самой звенит в ушах, хотя она находилась от взрыва немного дальше.
Главное – отдышаться и понять, что делать. Ни одна мысль не хочет приходить в голову, никакие идеи не запускаются. Пегги слышит слова Гранта, но ее одолевают сомнения. Она просто не понимает, почему их не взорвали еще там, на улицах города. Какая, собственно, разница, где, в переулке, на проезжей части, в здании. Нет, что-то не так. Им дали уйти от преследования, загоняя в это место, им дали выскочить из машины до взрыва, и сейчас их не спешили убивать. Хотят взять в плен? Логично, конечно, а зачем? Гидры нет, отдельно взятая ячейка ничего не поимеет с информации в голове Картер и Уорда. Или у них просто огромное самомнение, которое диктует какие-то глобальные планы.

Пеги качает головой в ответ на вопрос Гранта. Она не знает, на что они рассчитывают. Обводить взглядом холл – пахнет краской, еще не до конца убран строительный мусор, приятные плакаты, несколько живых пальм в кадках. И стойка охраны, за которой нет никого, но дверь не заперта. Либо охранник тут, либо он… убит. Пегги решительно направляется к стойке, перегибается через нее. Труп мужчины в форменной одежде смотрит на нее остекленевшим взглядом.
- Нас загоняли конкретно сюда. Для нас даже приготовили площадку, и взорвали машину именно тут, чтобы мы интуитивно забежали в это здание. Это была первая мысль, без раздумий, желание спастись. Они сыграли на наших инстинктах.
Но зачем?
Пегги и правда пока не видит никакого смысла.
- Играют с нами. Кошки-мышки. Это что, новый способ доконать соперника?
Картер обходит стойку, отодвигает кресло, но не садится в него. Рядом с ногой лежит труп, подобное соседство неприятно, хотя у Пегги с возрастом цинизма стало побольше. Монитор мигает эмблемой и надписью «Умный дом», несколько экранов с этажей показывают лишь пустоту нового здания, кое-где еще незаконченные работы.
- Умный дом? Он разговаривает? Что-то делает? Что?

Но пока она пытается понять, взгляд упирается в телефон. Обычный стационарный телефон, в трубке которого отзывается гудок. Проклятье, у нее есть телефон, но нет номеров, куда звонить. Она не успела заучить ничего наизусть, кроме одного, своего собственного, домашнего номера, так, на всякий случай. Он не прослушивается, и если Пегги не ошибается, то Стив сегодня обещал к ней заглянуть. Надеяться на то, что он находится дома, наверное, слишком для удачи на сегодня, но хотя бы оставить сообщение на автоответчике для Кэпа будет хорошо.
- Стив, это Пегги… - едва успевает выговорить Картер, как щелчок в трубке и родной голос пробуждают надежду на счастливый исход. – Стив! Слушай меня, я не знаю, сколько времени есть в нашем распоряжении. На нас с Грантом напали, мы предполагаем, что это Гидра. Находимся в каком-то чертвом умном доме. Найди Бартона или Джонсон, пусть они отследят последние снятия данных с жучка в машине, там был такой. И…

Пуля просвистела совсем близко, Пегги дергается, роняя трубку. Она еще слышит, как Стив пытается дозваться ее, но уже не имеет возможности дотянуться до трубки, оказавшись далеко в попытке спрятаться от обстрела. А потом что-то щелкает вверху, свет гаснет, затем зажигается дежурный режим, какой обычно бывает при использовании запасных генераторов, и приятный женский голос объявляет:
- Умный дом вынужден сообщить, что переходит на осадное положение. Включен тренировочный режим чрезвычайных ситуаций, заблокированы все входы и выходы, отключены лифты, сообщение между этажами работает, но через час и оно будет постепенно переходить на автономное обеспечение. Никому не покидать отведенные помещения, коридоры приведены в готовность по системе безопасности.
- Что за черт? – Кажется, удивлена была не только Пегги, боевики Гидры даже стрелять перестали. Или же добились своего. Они, определенно, устраивали для Пегги и Гранта прощальную гастроль. Но стоит только подумать, что парни не стреляют, как одинокий идиот выпускает пулю.
Куда она улетела, Картер не поняла. Ее сознание было занято тем, как из потолка на держателях спустились несколько пулеметов и открыли огонь по всему практически пространству холла. Пегги отползает от стойки к стене, пытаясь понять, куда бежать. Пальма в кадке вряд ли могла служить полноценной защитой.

+3

9

Все подтверждается. На момент останавливается, отстраненно слушает то, что говорит Картер, а сам вспоминает все приемы бывших коллег и закрывает глаза от мимолетной досады. Капкан. Их умело, как дичь, загнали в расставленную ловушку. Он сомневался в вероятности подобного, однако все факты на лицо – они в недостроенном здании, местный охранник, как говорит Картер, мертв – ребята подготовились, ребята просчитали если не все, то многое.

Все остатки сомнений в том, что это именно Гидра, отпадают.

Это бесит. Раздражает. Уорд шипит, все еще прислушиваясь к шагам снаружи. Они не спешат. Идут размеренно. Он же все так же ничего не понимает. Все это абсолютно бессмысленно. Месть сейчас алогична. Она им ничего не принесет, никакой выгоды, ничего хорошего. Наоборот. Когда узнают, что на директора Щ.И.Т.а напали, облавы участятся, станут жестче – Щ.И.Т. тоже умеет мстить. Он это знает по себе.

С какой-то стороны все понятно. Они хотят поиграть. Хоть за что-то отыграться. Нанести удар, пусть он и станет последним, зато болезненным. Есть те, кто может занять место Картер, тот же Фил Колсон, но если с ней что-то случится, то это достаточно сильно подкосит еще неокрепший Щ.И.Т, покажет всем и правительству в том числе, что эта организация неспособна и за себя постоять, не говоря уже обо всем мире.

Эта догадка ему не нравится. Вместо того чтобы продолжать задаваться вопросами и пытаться разгадать истинный смысл происходящего, он проверяет оружие, занимает удобную для стрельбы позицию неподалеку от стойки охраны, пока Картер пытается куда-то дозвониться. Кажется, это у нее даже получается. Отлично. Остается только продержаться, дождаться подкрепления.

Они стреляют первыми. В Картер. Скорее всего, поняли, что ей удалось установить связь и вызвать помощь. Он заставляет парой прицельных выстрелов стрелявшего мужчину спрятаться в укрытие. Кажется, он даже попадает. Меняет цель, целится, даже успевает выпустить пулю, как происходит нечто совершенно неожиданное.

- Это еще что за… - не договаривает, настороженно вслушиваясь в женский голос, определенно не принадлежащий человеку.

Час от часу не легче. Ребята из Гидры знали об этом? Если так, то они выбрали для них поле для драки откровенно дрянное. Ему не приходится по душе ничто из того, что говорит умный дом. Вокруг воцаряется полная тишина, как только голос затихает, а затем обескураженное безмолвие разрывает одна единственная пуля.

Осмыслить то, что происходит дальше, нет времени. Абсолютно. Уорд быстро уходит со своего места, не обращая внимания на крики, приглушаемые грохотом пулеметных очередей. В стену, у которой он стоял, врезается несколько пуль с огромной скоростью. Он не оборачивается, не пытается проверить, что стало с преследователями. Должно быть, выжили. Надеяться на что-то хорошее, наверное, уже не стоит, учитывая все.

Он оказывается у стойки, затем быстрым рывком бросается к Картер. Помогает ей встать и тащит под лестницу, стараясь при этом прикрыть ее собой. Стрельба прекращается через несколько секунд. Пулеметы крайне быстро сжирают боезапас, что бы там ни показывали в дешевых боевиках, и магазины истощены. И все равно это не внушает спокойствия.

- Мать чертову…

Оставаться здесь не хочется от слова совсем. Проблема в том, что они не могут выбраться из этого дома. Ведь на выходе их, скорее всего, поджидают те, кто заманил их сюда. Остается только подняться наверх, пока не произошло еще что-то, пока ребята не пошли в наступление, решив, что им больше ничто не грозит, пока умный дом не предпринял еще какие-либо меры.

- Что значит «коридоры приведены в готовность по системе безопасности»? Кто вообще решил строить подобное здание? – на ум приходят спецслужбы, они же в Вашингтоне, это может быть кто угодно, озабоченный безопасностью. – Ладно. Нам в любом случае нельзя оставаться здесь. Что-то мне не кажется, что они не знали о том, на что способен этот дом.

Он надеется на то, что пулеметы не расставлены в каждом коридоре, но после того, что он видел только что, уверенности в этом нет. Их не просто так загнали в это место. Они не просто так были уверены в себе и в собственных действиях. Не просто так.

- Босс. Наверх? Или попытаемся прорваться к выходу? – не хочется стоять на месте, не хочется что-то делать, он даже готов схватиться с ребятами на улице, так даже будет легче. – Вам решать.

+2

10

Все должно было быть иначе. Совещание, отель, самолет. Пегги бы вернулась в Нью-Йорк, по крайней мере, там бы она имела больше шансов на спасение. И она. И Уорд. А тут еще какой-то умный дом, оснащенный такими системами, которыми мог бы пользоваться ЩИТ, если бы им управляла кучка параноиков. Черт, у них самих система безопасности попроще будет! По крайней мере, они поговорят, потом стреляют.
- Не знаю, что это за монстр, но он очень умный. Мог бы быть потупее, было бы проще. Хотя какая к черту разница, кто создал этот проект, плохо, что мы тут.

Наконец, стрельба прекращается, давая передышку тишиной. Пегги закрывает глаза, у нее все еще звенит в голове, все эти выстрелы, дробный стук пуль. Остается надеяться, что если там кто-то выжил, ему не придет в голову больше стрелять. Идиоты. Нет, действительно, надо же быть такими идиотами, хоть бы разведали, куда суются.
- Возможно, это проект Гидры, - приходит в голову мысль. – Может подрядчики строили этот дом на их деньги, это бы объяснило, почему нас сюда загоняли, но все еще не может объяснить, почему боевики многоголовой такие идиоты.
Пегги неловко шевелится, массирует плечо, потянула, когда Уорда помог ей уйти от выстрелов автоматных очередей.
- Наверх, - без раздумий отвечает Картер. – Не знаю, что успел понять Стив, но, надеюсь, что он выйдет на Бартона или Джонсон. У каждой машины, которая используется для правительственных нужд, есть маячки. Сигналы поступают на сервер каждые две или три минуты. Так что определить, где мы находимся не составит труда, разве что времени немного. А дальше дело техники, отправить за нами джет. Думаю, что это все займет часа два. Нам стоит подниматься на крышу, чтобы не означала безопасность коридоров. Пойдет за нами погоня или нас попытается доконать сам умный дом – главное все же использовать шанс.

Пегги оглядывается. Лифты. Два лифта сверкают хромом дверей.
- Как думаешь, работают?
Если дом наделен алгоритмом логического мышления или если у него вбита программа, то в таких ситуация лифты блокируются первыми, отсекая этажи друг от друга. Но вдруг все же они работают? Это капитально упростило бы задачу дичи, скрыться от охотников на лифтах, которые доставят их прямо в небо.
- Нам нужен отвлекающий маневр. Чтобы ребятки не видели нас, не отвлекались на нас.
Идея попахивает безумием. Бросить что-нибудь, чтобы запустить новый обстрел, заодно проверив готовность дома реагировать на вторжение. Если им повезет, то лифтов они добегут целыми, если им повезет еще больше, то лифта будут работать.
- Ладно. По моей команде готовься бежать, я за тобой. Пулеметы не смогут охватить весь периметр в один присест, значит, у нас будет окно при старте обстрела. Даже если лифты не работают, пытаемся открыть двери и перебираемся в шахту, добираемся до следующего этажа. Я что-то не уверена, что двери с лестницы будут не заперты.

Кажется, во всех ее собственных действиях не было логики. Но если этот чертов дом думает, как положено, то найдет коса на камень. А это может им обойтись дорого.
- Будем петлять, как зайцы. – Улыбается Пегги. Да ладно, не впервой. И горела, и взрывалась, и дырки зарабатывала, падая на штыри, страшнее не будет, наверное. Просто все очень невовремя. – Готов?
Хотя даже если и не готов, времени в запасе немного, боевики скоро начнут шевелиться. Пегги поднимает пистолет, не особо целясь, делая выстрел в молоко, секунда, и снова показываются пулеметы, сверкая новой орудийной лентой. Эх, как тут у них все работает, прекрасно просто. Шум выстрелов наполняет холл, а Картер поздравляет себя – не ошиблась, пулеметы не в состоянии одновременно охватить все пространство, но окно не велико, и она бежит вслед за Грантом к лифтам, прячась там в небольшой нише.

+2

11

Уорд ждет ответа, затем кивает, давая понять, что он все понял. Нужно наверх. Это может быть опасно, но других выходов, честно говоря, у них нет. Или же он их не видит. Он приподнимается на одно колено, не выпуская из рук свой пистолет, хотя уже и без того ясно – стрелять из него можно лишь в случае острой необходимости и лишь тогда, когда есть твердая уверенность в том, что они находятся в полной безопасности.

Ничуть не радует предположение Картер о том, что этот дом – один из многих проектов Гидры, брошенных на произвол судьбы после того, как на всех ее сотрудников началась полномасштабная облава. Не радует, потому что вероятность этого довольно высока. Вполне возможно, что она попала в сердцевину яблочка, и они сейчас и в самом деле находятся в здании, которое в будущем должно было стать одной из баз Гидры в Вашингтоне.

- Верно. Если это здание принадлежало Гидре, то эти ребята должны были знать о системе безопасности. Или же они решили, что раз здание не достроено, то она отсутствует, - пожимает плечами. – Один черт. Они оплошали.

Он выдыхает, прислушиваясь к тишине. Бесполезно. В ушах все еще продолжает звенеть то ли от взрыва машины, то ли от бесперебойного грохота пулеметных очередей. Но, кажется, что ребята затихли. Никто не стреляет. Никто даже не шевелится. Даже он не рискует подняться на ноги – ведь ребята действительно могут оказаться идиотами и попробовать подстрелить его, решив, что им уже ничто не угрожает.

О маячках он и позабыл. В машине была такая. Их местонахождение относительно легко будет обнаружить. Кажется, и его самого отслеживают при помощи такого же. Их обнаружат. Им остается только продержаться эти два часа, о которых говорит Картер. Подняться на крышу небоскреба, напичканного передовой системой безопасности, не будет легким испытанием, а если учесть еще и то, что за ними непременно отправится погоня, то эта задача усложнится еще больше.

- Хорошо. Значит, лезем наверх. Надеюсь, помощь не заставит себя ждать – наши «друзья» настроены серьезно, - озвучивает обоим известный факт, при этом прикусывая язык, чтобы не пустить очередную дурацкую шутку.

Дальнейший план он быстро обдумывает, соглашается, не говоря ни слова, даже не собираясь спорить. План может сработать, план хорош. Рискован, опасен, но имеет все шансы на то, что он сработает. И главное, что противники такого ожидать не будут. То, что тишина, повисшая в помещении, все еще не нарушена, означает, что они ждут их действий. Отлично. Они вряд ли сунутся под обстрел. В отличие от них. Но у них нет выбора. Сидеть под лестницей не вариант. Совсем не вариант.

- Готов. Вот ребят ждет сюрприз.

Уорд ждет команды, затем поднимается и бежит к лифту, как только один единственный выстрел начинает вакханалию вокруг. Он прячется в нише, выдыхая. Кажется, он не ранен, и Картер тоже цела. Проскочили. Теперь дело за другим. Он жмет на кнопочки, но лифт не отвечает. С этим им не повезло. Хотя чему удивляться, если умный дом сам сообщил о предпринятых мерах, в том числе и об отключении лифтов. Чертыхается, проклиная Гидру, всех ее агентов и все ее грязные приемы.

Времени не так уж и много. В скором времени обстрел прекратится. Интересно, если выстрелить еще раз, то все это повторится вновь? Скорее всего, так, хотя боевые запасы должны рано или поздно истощиться.

- Отключен. Сейчас открою двери, - это не занимает много времени, хотя и оказывается не самым легким делом даже для него, и он раздвигает двери, приложив все свои усилия. – Готово. Надеюсь, они не сразу догадаются полезть следом за нами.

Грант держит двери, ожидая, когда Картер полезет в шахту. Он пойдет следом. Если что, то прикроет. Конечно, враги, кем бы они ни были, пойдут за ними лишь после того, как убедятся в том, что их на этом этаже уже нет, и в том, что опасность им не грозит. Ему хочется перестраховаться, исключить все риски допущения ошибок. Не получится проконтролировать все, но он попытается хотя бы.

Задерживаться тут не хочется. Абсолютно. Хотя он и привык за свою жизнь постоянно слышать стрельбу, но, тем не менее, нет желания находиться здесь больше, чем это необходимо.

+2

12

- Я тоже надеюсь, что наши ребята не захотят смены директора в такой неподходящий момент, - усмехается Пегги. Что ж, чувство юмора – это хорошо, оно не отказывает ни ей, ни Уорду. А вот память – слегка да. Пегги уже сейчас, после короткого разговора с Роджерсом, вспоминает о том, что есть еще одно следящее устройство. В Гранте Уорде. Сама же отдала приказ об его использовании. Правда, доступ к нему есть только у нее, как и пароль. Дейзи, конечно, милый гений, взломает, но все же на это уйдет больше времени. Нет, все правильно, она не забыла, она просто решила, что предложенный ей вариант поможет им лучше. И быстрее.
Хорошо бы.

Уорд не спорит. Уорд соглашается. И это приносит некоторое облегчение. Значит, несмотря на собственное мнение о некоторых логических просчетах, Грант согласен. Ну и отлично. Все же, а Уорда больше опыта полевой работы, чем у нее, по крайней мере, сейчас. Картер – агент старой закалки, и хотя она шутила на тему того, что Стив даже после нескольких лет после спячки так и не смог адаптироваться к современности, сама она тоже только привыкает. Не к уровню развития и возможностей ЩИТа или технологий, но к тому, как немного иначе работают сейчас полевые агенты.
Не спорит и хорошо. Полезно для статуса директора.

Пегги следует за Уордом, молясь про себя, чтобы смогли. Добегает до ниши на несколько секунд позже, но Грант уже успевает разобраться с тем, работает или нет лифт.
Не работает. Ничего удивительного, не так ли?
- Знаешь, мы тоже должны сказать спасибо тому, что здание не запущено в эксплуатацию. Иначе бы оно все было запечатано. Полагаю, тут такая же система как у нас в лаборатория, полная изоляция при заражении.
Пегги прячет пистолет и заглядывает в шахту лифту. Кабины на месте нет, значит, где-то наверху, может, вообще не запущена в эксплуатацию, отсюда и не видно, но да ладно. Проблема нарисовывается в совсем другом.
- Какой гребаный идиот придумал повесить лестницу на другой стороне шахты лифта?

Думай, Пег, думай быстро. Разбежаться, прыгнуть, повиснуть на той стороне. Хорошо, если повезет, но выбора нет. Проблема в том, что у Уорда не будет разбега, иначе двери съедутся. Нужно заблокировать двери. Чем? Искать некогда. Но у нее есть мобильный, который можно засунуть в пазы, на какое-то время хватит. Картер торопливо запускает очистку памяти, жаль телефон, он ей нравился, но она купит новый. Красный. Ей все так же нравится красный цвет.
Пегги засовывает мобильник в паз, блокируя дверь на какое-то время. Оглядывается на Уорда, и понимает – а времени-то нет, стрельба затихла. Разбег не выходит длинным, но лучше, чем ничего. Пегги кажется, что она сейчас падает вниз, упадет и все, больше ничего не будет, сломанные руки-ноги, позвоночник. Да черт знает, шахта лифта идет ниже, там еще несколько нижних уровней. Нет, падать не хочется. Но пальцы ловко цепляются за перекладину, удар выходит болезненным, приходится по ребрам. Выбивает воздух из легких и заставляет вскрикнуть. Но ищет опору. Оглядывается назад, протягивает руку:
- Грант, давай!
Пока они не кинулись вслед за ними.
- Я поймаю!

+2

13

- Я уже начинаю проникаться неприязнью к различным искусственным интеллектам. Хотя, наверное, это скорее вина заложенной в умном доме программы, нежели в нем самом, но все же, - хмыкает, глядя в шахту – один неверный шаг, одна ошибка, и любой из них может полететь вниз.

Мысль об этом его ничуть не воодушевляет. От слова совсем. Прокатиться в кабинке лифта до самого верхнего этажа было бы намного приятнее, удобнее и быстрее. И безопаснее. Но вместо этого им придется рисковать собственными жизнями, если они хотят выжить и получить хоть какое-то преимущество. Нет, ему не впервой рисковать своей шкурой, ему приходится делать это чуть ли не каждый день, такова работа, но происходящее все равно не вызывает ни малейшего удовольствия.

- Очевидно, настоящий тупица, - отвечает на очевидно риторический вопрос Картер. – Или же это еще одна мера безопасности.

Лестница на другой стороне шахты. Придется разбегаться и прыгать. Очередная проблема. Отчего-то у него чувство, будто все это только разминка. Так часто бывает – если уже в самом начале возникающих на пути препятствий больше, чем обычно, то это значит, что в дальнейшем их количество резко возрастет. Закон подлости. Раньше он в него не верил, но в последние месяца три убежден в его существовании.

Уорд ждет, пока Картер делает что-то со своим телефоном. В следующий момент, когда она блокирует двери гаджетом, ему все становится понятно. Он даже не подумал о том, как сам будет перебираться на другую сторону. Он слегка покачивает головой и прислушивается к шорохам в помещении, надеясь на то, что парни все еще тормозят и не понимают, что сейчас происходит. Но в любом случае это будет ненадолго – стрельба прекратилась, и они все слышат, они могут выглянуть и увидеть, что они уходят. Когда они поймут, что к чему, то ринутся вслед за ними. Одно радует – то, что стрелять в них они не станут, ведь этим лишь вызовут новый обстрел.

Картер прыгает. Удачно. Уорд облегченно выдыхает, осторожно отпускает двери, переставая их держать и убеждаясь в том, что телефон пока держится. Раздаются новые голоса – ребята поняли, осознали, переварили и теперь побежали в их сторону, не желая упускать добычу, загнанную в угол. Ждать их нет смысла. Он разбегается и прыгает. Одной рукой хватается за перекладину, другой за руку Картер. Через пару секунд за спиной раздается треск – телефон не выдержал, и двери лифта захлопнулись.

Грант находит опору под ногами, отпуская руку Картер, и кивает ей, давая понять, что нет причин беспокоиться о чем-либо. Хотя переживать нужно о многом. О том, что они оказались в шахте лифта, о том, что они находятся в напичканном пулеметами и черт знает, чем еще, здании, о том, что за ними гонится Гидра… Пусть и нет прямых доказательств того, что эти парни действительно из Гидры, он в этом уверен. Работу своих бывших коллег он может легко опознать.

- Кажется, по возвращении меня ждет работа. Много работы. Нужно будет понять, кто все это организовал, если, конечно, эти парни не действуют сами по себе, выследить и всех поймать, - усмехается, ожидая, пока Картер не поднимется вверх. - По крайней мере, скучать не придется.

Честно говоря, заняться этим уже сейчас хочется. Его неприязнь к Гидре за месяц лишь усилилась, а все из-за того, что все никак не получается задавить ее и выкорчевать ее корни раз и навсегда. Он знает, что ее будет сложно уничтожить, знает, но все равно злится, а потому продолжает стараться довести дело до конца.

Они поднимаются. Пока не слышно, что за ними кто-то идет. Никого в шахте лифта кроме них пока нет. Все хорошо. Но потом он смотрит на дверь, находящуюся на противоположной стороне шахты. Они добрались до второго этажа, только для того, чтобы вылезти, нужно как-то перебраться на другую сторону.

- Так. Теоритически можно прыгнуть и умудриться за что-то зацепиться, - произносит, пытаясь понять, за что именно можно схватиться, и оглядывается в поисках идей. – Лестницу тут поставил действительно идиот. Котел в Аду он точно заслужил. Лезем дальше? Или попытаем счастья?

Если что-то пойдет не так, то их ждет незабываемый полет. Даже думать об этом не хочется, как и смотреть вниз.

+3

14

- Мне кажется, что система еще не прошла отладку. Программа есть, но программа очень идиотская, а поэтому не до конца рабочая. Вот оно и…
А теперь им лезть по этой лестнице, и это Пегги еще не хочет думать о том, как надо будет перебираться обратно к дверям. Остается лишь тешить себя тем, что боевики Гидры не пойдут по лестнице, а если пойдут, наживут себе неприятностей. И проникнуть к лифту они тоже пока не смогут.
- Я даже не знаю, что на самом деле хуже, кого иметь в противниках, твоих бывших коллег или этот дом.

Дом вызывает доверия еще меньше, чем боевики. Те хотя бы мыслят достаточно алогично, что свойственно людям, а у этой штуки мозги цифровые. В этом может быть как плюс в противостоянии, так и минус. Но покажет это только будущее. Пока в относительной безопасности приходится забираться по лестнице вверх, ругаясь мысленно на то, что утром надела ботинки на каблуке. И хорошо еще, что надела брюки, а не юбку. Еще Пегги думает о том, что она оказалась физически совершенно не готова к подобным нагрузкам. Ее место в кабинете, она прекрасно стреляет, так как в тир ходит, но вот бег по пересеченной местности, лаз по стеночке и прочие упражнения давно ею не выполнялись. Наверное, придется уделить этому внимание или осесть в кабинете на ПМЖ, но Пегги почему-то сомневается, что ее на это хватит. Она не сможет. Всегда поражалась способности Фьюри рулить всем из кабинета, но, может, у него в Трискелионе был отменный вид, кто знает. Пегги там не бывала.
То, что за ними не идут, почему-то нервирует больше, чем, если бы шли. Возникает мерзкое ощущение, что где-то тут ловушка, но рассуждать об этом не выходит. Либо лезть, либо рассуждать.

- Ну и хорошо. Значит, будет тебе работа, накрыть эту ячейку гидровского общества, попутно можешь вычистить и все остальные.
Но ведь не выйдет. Пегги кажется, что полностью прополоть эту грядку с сорняками у них не выйдет. Просто не получится. Несбыточная мечта, избавиться от Гидры насовсем, чтобы больше о ней не думать. То, что сейчас она выведена из игры, лишь временный эффект. С другой стороны, надо пользоваться тем, что дается, если уж на то пошло. И радоваться хоть каким-то успехам.
Второй этаж, дверь, и отделяющее от нее пространство шахты лифта. Падение будет фатальным, если что-то останется не переломанным, то отсутствие медицинской помощи сведет все шансы на выживание на нет. А зацепиться за что-либо, конечно, можно, но Пегги все еще не уверена, что удастся оттолкнуться от лестницы настолько, чтобы пролететь необходимую дистанцию. Под ложечкой начинает сосать со страха, Пегги опускает глаза вниз, ищет взгляд Уорда, уверен ли он в этом решении. Кажется, это не самый оптимальный вариант.

Пегги вскидывает голову, рассматривая, что их ждет вверху. И внезапно понимает то, что в спешке не успела рассмотреть, толком не поднимая голову.
- Лифт. По прикидкам он на шестом или седьмом этаже стоит. Можем попытаться до него добраться, я правда не знаю, что из этого выйдет. Вряд ли в нижней части есть люк. Но если есть… можно тогда продолжать свой путь по этой лестнице до последнего доступного этажа, а там уже и до крыши недалеко. А вот если нет, то я даже не знаю… пробовать зацепиться за кабели, как-то переползти, открыть двери изнутри, если он хоть немного попадает в выход проемом.
Дежурный свет раздражает своими красными тенями, мешая рассмотреть подробности наверху, так и лицо Уорда. Она не хочет сама принимать решения потому, что много лет сидела дома и понятия не имеет, как на самом деле устроен современный лифт.
- По крайней мере, шансов на выживание у этой идеи больше, чем у прыжков, как думаешь?

+3

15

- Наверное, худший враг все же этот дом. Мы не знаем, какие именно программы в нем заложены, не знаем, что нужно делать, а что нельзя, а вот с моими бывшими коллегами все более или менее понятно, - пожать плечами хочется, но нельзя, смысла нет, никто все равно не увидит, и ему нужно крепче держаться за лестницу.

Он все так же не видит во всей этой ситуации ничего забавного. Забавно будет тогда, когда они отсюда выберутся, а до тех пор придется стоически терпеть все сюрпризы, которые еще выпадут им. А они выпадут. В обязательном порядке. Ведь не будет так просто. Не будет такого, что они заберутся на крышу, не встретив новых проблем на пути. Хотя в это хочется верить.

Честно говоря, Грант даже удивлен тем, что оказался к таким испытаниям не совсем готов. Он ждал того, когда ребята из Гидры дадут о себе знать, ждал того, когда они придут и попытаются заставить его ответить за предательство. Щ.И.Т. в свое время устроил ему небо в малинке, и смешно было бы полагать, что Гидра оставит все так, как есть. По крайней мере, там должны были хотя бы попытаться отомстить.

И вот они мстят, а он поражается наглости и упрямству. Серьезно. Вот это точно несколько даже забавно, хотя при этой мысли он лишь кривится. Их хочется словить. Картер тоже согласна. Возможно, работа будет довольно сложной, ведь они должны были перестраховаться, должны были предугадать то, что все пойдет не по планам. Они затеряются, их будет сложно отыскать, а если их удастся достать, то на их место придет кто-то другой. Это же Гидра. И все равно.

- Постараюсь. Нельзя их так просто отпускать, - проговаривает, посмотрев вниз – никого, никакого шума, тишина и пустота, даже странно.

Уорд скептично смотрит на дверь лифта. Прыгать не хочется. Очень не хочется. Да, если он упадет, боли он не испытает, но это не значит, что он не переломает себе все, что только можно. Полезть наверх, поискать там что-нибудь, что может им помочь, кажется ему лучшим вариантом. И выбор он предоставляет Картер, как своему начальнику, считая, что она четко понимает, что будет лучше всего.

К счастью, она того же мнения – нужно лезть наверх. Он выдыхает. Он уже примеривался, рассчитывая то, каким именно должен быть прыжок, и мысли об этом его не радовали. Ведь прыгать придется еще и Картер, и если он был хотя бы немного уверен в том, что сам допрыгнет, то тут уже появлялись сомнения. Ему бы точно не хотелось того, чтобы она полетела вниз. На ней сейчас держится весь Щ.И.Т., и из-за нее в частности осколки Гидры забились в подполье, и благодаря ей у него есть шанс на исправление.

- Тоже так думаю. Лезем наверх. Прыгать слишком рискованно. Если есть другой выход, то он явно находится выше, - и он продолжает путь следом за ней, все стараясь различить какой-нибудь шум. – К тому же, если они поднимаются по лестнице, то, скорее всего, будут поджидать нас на втором или третьем этаже. Ну, это возможно. Шанс невелик, но что делать.

Шансы вообще невелики. Миниатюрны и хрупки. Чуть что не так, и все полетит в тартарары. Уорд все еще изумляется тому, что они остались невредимыми при том шквале пулеметных очередей. И его все еще греет надежда, что хоть парочка их противников осталась лежать на месте. Он верит в то, что Фортуна на их стороне. Должна быть. Они выберутся. Как-нибудь.

О люке в лифте он не думает. В нижней части их редко делают, гораздо чаще в верхней. Наверное, для того, чтобы какие-нибудь идиоты не открывали их от нечего делать. Хотя все возможно. Возможно, что здесь люк находится внизу. Возможно, им удастся его открыть и забраться в кабинку, а затем выбраться из нее и начать подниматься на крышу довольно безопасным способом. Конечно, остается еще умный дом, но…

Еще пара этажей позади. А вокруг все так же тихо.

- Меня это уже начинает напрягать. То, что от них ни слуху, ни духу. Вроде этому стоит радоваться, но мне бы хотелось знать, где находятся мои враги, а не гадать, из-за какого поворота они выпрыгнут, - ворчит, по большей части для того, чтобы заполнить тишину. – Надеюсь, там есть люк. Очень надеюсь. Порой в базах Гидры такие делали раньше на всякий пожарный. Может, и здесь есть.

+2

16

Наверное, Уорд прав.
Дом - их главный враг, пока, по крайней мере.
- Что ж, повоюем с домом, все равно иных вариантов и нет.
Перекладина за перекладиной, Пегги хочет быстрее добраться до лифта, но не торопиться, чтобы не убиться, чтобы нога не соскользнула, чтобы не рухнуть на Уорда. Иногда она опускает взгляд, подсознательно ожидая выстрелов, но внизу никого. Неужели не поняли? Да, двери, наверное, захлопнулись, хана телефону, но тут же и так понятно, куда скрылись беглецы.
- Кажется, ребятки слегка туповаты, - Пегги старается беречь дыхание, говорит тихо, бурчит себе под нос, но Грант слышит ее, тут чертово эхо разносит слова, как будто в каком подвале старого замка, коих по всей Англии бессчетное множество. Ее успокаивает, что Уорд с ней соглашается, значит, не настолько устарела, слава богу. Но он прав, то, что парни куда-то исчезли, настораживает в два раза больше. Где-то будет какая-то подляна. И скорее всего очень неудобная и неприятная, как водится в таких ситуация. Или люка на кабине не будет. Или боевики вломятся через какую-то дверь, если, конечно, каким-то чудом проскочат пушки внизу. Все может быть, и все может сложится им не на руку.

Пегги, наконец, достигает кабины. Чуть переводит дыхание, пока всматривается в низ кабины. Кому бы помолиться, чтобы люк был? И он есть. Пегги, наконец, осознает, что вот этот очерченный квадрат, это и есть люк, более того, он открывается наружу. Вспоминать меры пожарной безопасности Картер не пытается, просто принимает, как данность. В теории эта штука должна открываться легко, иначе будет грустно, если во время пожара ее заклинит. Пегги подбирается повыше, тянется к люку, пытается провернуть щеколду, но не выходит. Не хватает ни сил, ни возможностей.
- Черт. Не получается.
Пегги смотрит на Уорда, но нет, сейчас если они начнут меняться местами, будет только хуже, кто-то пострадает, а то и оба. Картер снова смотрит на люк - ну нет, она сюда доползла и не собирается отступать, она откроет этот чертов люк, они влезут в кабину лифта и выберутся на этаж, а там лишь дело техники, подняться наверх. Благо не небоскреб!

Ничего в голову не приходит лучше, кроме как потянуться, оттолкнуться и повиснуть на поручнях люка. Миг, считанный миг, женщине кажется, что она не дотянется до поручня, но уже успевает отпустить лестницу. И все же, ей везет, если можно назвать везением то, что она висит на поручне.
- Так... - говорить в таком состоянии не очень удобно, но Картер пытается. - Я пытаюсь... открыть... щеколду. А потом...
А потом непонятно что, но щеколду Пегги с третьей попытки открывает. И не учитывая того, что под ее весом люк легко откидывается вниз. Она вскрикивает от страха из-за короткого чувства полета. Одна рука соскальзывает с поручня.
- Твою... лезь, Уорд!
Господи, какая идиотская идея.
Картер, какая же ты дура!
Мало летала?

Она помнит, как в свое время летела с балкона, приземляясь на штырь, который проколол ее насквозь. Мерзкое было ощущение, будто ее вспороли и распороли к чертовой матери. Но сейчас все гораздо хуже, этаж повыше, и металлическая арматура была бы подарком, чтобы не мучиться. Пегги все же подтягивается, возвращает вторую руку на поручень, но болтаться над бездной все равно страшно, и долго она не протянет.
Надо выжить.
И не смотреть вниз.

+2

17

Надеяться на то, что все и дальше будет идти относительно хорошо, удачно для них складываться, не следует. Грант напоминает себе о том, что все в любой момент пойдет не так, как нужно, и что необходимо ко всему быть готовым. Правда, сказать легко, а претворять в жизнь этот план, когда находишься в шахте лифта и внизу лишь бесконечная чернота, сложно.

По крайней мере, они добрались до кабинки. Люк на месте. Остается лишь его открыть и залезть внутрь. И, конечно, нужно сохранять предельную осторожность – сорваться и улететь куда-то на самое дно нет совершенно никакого желания.

Потому Уорд с опаской наблюдает за действиями Картер. Помочь ей он пока ничем не может, а оттого молчит, не желая отвлекаться на разговоры, шутки, байки и предположения о том, куда запропастились парни, загнавшие их в этот проклятый дом. Сейчас все это временно не имеет абсолютно никакого значения. Сейчас им нужно выбраться отсюда, желательно невредимыми.

Он уже готов предложить Картер поменяться местами, мотивируя это тем, что у него больше шансов открыть люк без лишних рисков, когда она после пары секунд раздумий внезапно отталкивается от лестницы, прыгает, хватается за поручни… Уорд немеет, а спустя мгновение до него доходит, что тут только что произошло. Он чертыхается себе под нос, выдыхает, успокаивая нервы, затем лезет наверх, поближе к кабинке, чтобы иметь возможность отреагировать максимально быстро в случае чего.

Не зря.

Секунда, и вот Картер висит, в любой миг готовая отправиться в свободный полет, и ему пора действовать. Причем быстро. Настолько, насколько это возможно.

- Черт…

Уорд не тянет долго, прыгает, хватается за что-то и залезает в кабинку, а затем перекидывается и протягивает руку Картер, в то время как другой держится за этот самый люк, чтобы самому случайно не выпасть и не полететь вниз ласточкой. Дотянуться до нее и схватить ее за руку не составляет труда, сложно становится, когда он тащит ее наверх.

- Я держу! Держу, - он держит крепко, подозревая, что у Картер от его хватки синяки останутся, но это в данный момент не сильно его волнует. – Главное, не смотрите вниз.

В конечном итоге он затаскивает ее внутрь, убеждается, что она в безопасности, и откидывается на спину, выдыхая. Нет, он не устал, по крайней мере, утомления он не чувствует, но вот перенервничать успел. Впечатление такое, будто прошли все десять минут, хотя на деле, скорее всего, все это заняло минуту, максимум две.

- В следующий раз предупреждайте, что ли. Хотя, наверное, в следующий раз настанет уже мой черед рисковать, - расслабленно пожать плечами не выходит, но пошутить – пожалуйста, тем более что он не говорит неправду – весьма вероятно, что им еще выпадут «приключения», в которых их жизнь будет висеть на волоске. – По крайней мере, из лифта мы почти выбрались. Чертова шахта.

Он смотрит в открытый люк, а после встает на ноги, подходя к двери. Находиться дольше в кабине не хочется, и неважно, что их ждет снаружи. Хотя нет, не так – это важно, и еще как. Он точно не будет рад еще нескольким пулеметам, щедро поливающими помещение свинцом, и тем боевикам, которые попытаются захватить их или пристрелить на месте, и неизвестно, что хуже всего.

Дверь поддается, створки разъезжаются, Уорд прислушивается – по-прежнему все тихо, пусто и подозрительно.

+2

18

В какой-то момент Пегги кажется, что она не выдержит, сорвется, и вся, финита ля комедия. В этот раз уже Кэп будет ее оплакивать, а не наоборот, что, наверное, для нее не так уж плохо. Вот только в этот раз у Пегги были более обширные планы на личную жизнь, чем умереть, не очень-то даже красиво, в расцвете сил. Поэтому она закрыла глаза, стараясь не думать, как будет падать. И не сразу поняла, что ее руку перехватили сильные пальцы, что ее тянут наверх.
Уорд. Ну точно ведь.
Она всеми силами помогает ему, забирается внутрь лифта, цепляясь пальцами за любые выступы. И растягивается на полу. Сердце колотится так громко, что кажется, и Грант должен его слышать. Дыхания нет, лишь прерывистые вдохи. И мысль, что люк надо бы закрыть, но черт с ним, они все равно сейчас уйдут отcюда.

- Черт. Это была отвратительная по своей задумке идея, согласна. А еще мне надо перестать жрать сладкое, если такое повторится, надо быть пушинкой, видимо.
Надо открыть глаза и убираться из этой коробки, из этого дома, и вообще, подальше от боевиков Гидры. Они не ушли, так вещает шестое чувство, развитое за годы службы в Щите.
- Спасибо, Грант.
Забавно, как внезапно верность проходит проверку во внеплановых ситуациях. Не то чтобы Пегги хотела проверять это на Уорде, но хорошо, что не ошиблась. Она мысленно поздравляет себя и надеется, что Уорда и правда больше нечему будет сбить с пути истинного.
- Да, в общем, я согласна, следующая очередь твоя. Давай выбираться из этого дерьма, я домой хочу.

Пегги заставляет себя сесть, аккуратно отодвигается от открытого люка. Внизу ничего не видно, а в голове все еще щелкает количество метров, которое она бы пролетела. И руки дрожат от напряжения, а ноги – от слабости. С трудом удается встать, но падать и рефлексировать не самое подходящее время.
Им везет. Снова. Лифт стоит ровно на этаже, не приходится ни через что протискиваться. Где-то удача должна себя исчерпать. Это закон, рабочий закон для таких вещей. Но Пегги одергивает себя, выбираясь через открытые Уордом створки. Она придерживает их, пока и сам Грант получает свободу из лифтового плена.
- Да тут и дышится легче, - усмехается Пегги.

Свобода непомерно радует. По крайней мере, какое-то время им не грозит падение лифта на голову или падение в лифте. Коридор кажется вполне себе безобидным, в нем тускло мерцают настенные лампы, ковролин, явно не дешевый, укрывает пол. Любопытство толкает Пегги к ближайшей двери, явно этот этаж предполагается как жило й. Но дверь не поддается под усилием, заперта.
- Ну и не больно-то хотелось, - тихо фыркает Картер. – Применим на практике логику, - она отстает от двери, - нам нужна дверь на лестницу. Она, скорее всего, расположена на другом конце коридора, - там виднеется поворот, и Картер делает вывод: - за углом.
Что ж. Если так подумать, они прошли самую сложную часть пути, при этом не убившись, какие молодцы, теперь осталось только по лестнице наверх и надеяться, что Стив все понял и сможет организовать им эвакуацию. На всякий случай Пегги проверяет обойму, у нее все еще есть, чем отстреливаться, если понадобиться. И делает шаг в сторону коридора. Ковролин глушит ее шаги. От этой глухой тишины становится как-то не по себе. Пегги не выдерживает и нервно хихикая, закусывает губу, оглядывается на спутника и пожимает плечами:
- Когда мне не спится, я смотрю ужастики. Они все такие дешевые и такие тупые, но зато снимают стресс и мне не хочется никого убивать. Правда, теперь у меня все фантазия буянит шутками на тему, что сейчас на нас выскочит какой-то монстр.

+2

19

- Всегда пожалуйста, босс.

Самое тяжелое преодолено. По крайней мере, они больше не находятся на волоске от гибели. Сейчас. Он не может не думать о том, что все это лишь начало, и что все худшее еще только поджидает их впереди. Скептицизм мешает жить, пусть и зачастую спасает шкуру.

Кажется, что все спокойно. Но на «кажется» никогда нельзя полагаться, так как в любой момент все вокруг сделает финт, перевернется, заставив искать в очередной раз путь, на котором будет сравнительно легко остаться в живых. Пока что удача им улыбается, и Уорд надеется на то, что она продолжит пребывать на их стороне. Им она нужна. Нужна, так как враги все еще рядом, и что еще хуже – их не видно.

Грант радуется тому, что они выбрались. Без потерь, целыми и невредимыми. Под ногами пол, а не бездонная пустота, и он чувствует себя более уверенно, чем там, в шахте, когда счет шел на секунды. Им всего лишь остается добраться до крыши и дождаться подкрепления. Уберутся отсюда, а уже там, на базе, начнут выяснять, кто на них напал, и где теперь их искать.

- И еще намного спокойнее, - продолжает вслед за Картер, разминая плечо. – Надеюсь, что больше проблем не предвидится.

Хотя кого он обманывает. Он побывал в стольких ситуациях, и ни разу не бывало такого, чтобы все давалось сразу легко и просто. Победу приходилось выдирать, попутно разнося все вокруг. Уорд едва покачивает головой, заставляя себя об этом не думать. Вероятно, они близко к завершению этого «дивного» приключения.

Он осматривается, оценивая обстановку. Видимо, этажи выше успели более или менее подготовить, в отличие от самого первого. Старается не шуметь, ступать тихо, несмотря на то, что тишина несколько начинает раздражать, что хочется потопать, заполнить помещения каким-нибудь звуком. Он тут же осаживает себя. Неразумно.

Вместо того чтобы заниматься глупостями, он идет за Картер, тоже проверяя свой пистолет. Просто так. Он знает, что оружие в полной боеготовности, и если что-то произойдет, то он сможет отреагировать достаточно быстро.

Смех Картер заставляет его удивленно на нее посмотреть и слегка улыбнуться. Как ни странно ее слова помогают расслабиться и перестать накручивать себя. Да, теперь и он представляет то, что будет, если из-за угла на них выскочит некое порождение какого-нибудь безумного ученого или чего-нибудь еще. Невольно вспоминается случайно обнаруженная им и Старком тайная лаборатория не так давно и тот монстр.

Уорд шумно выдыхает.

- Не знаю, что было бы хуже – жуткий монстр из ужастика или ребята из Гидры… Пожалуй, ребята из Гидры, - задумчиво протягивает, хмыкает и коротко смеется – дурацкие шутки, без них никак. – Черт. Атмосфера здесь та еще. Так тихо… Параноик во мне катается по полу в истерике и не может успокоиться.

Лестница обнаруживается там, где Картер и предполагала. Грант перед тем, как начинать подниматься, опускает голову и смотрит вниз, проверяя, нет ли там никого. Сомнительно, конечно, но вдруг там кто-то притаился.

Как-то не верится в то, что они застряли на первом этаже. Возможно, они сумели подняться выше, опередив их, и теперь ждут, когда добыча придет к ним в ловушку. Черт подери. Столько догадок, и ни в чем нельзя быть абсолютно уверенным.

- Чисто, - замирает на мгновение и делает шаг вперед. – Они что-то задумали. Они бы точно не отступили, не после всего того, что они нам устроили, а значит, затаились и выжидают. И мне это не нравится.

+2

20

Картер не была суеверна. Она давно усвоила, что все зависит от людей, от собственных умений справиться с ситуацией, а не всей этой мифической веры в случайности. Но когда Уорд говорит о надежде, что больше ничего не случится, у нее сосет под ложечкой. Потому, что стоит упомянуть об этом, как сразу что-то случиться. Но земля не развезрлась, потолок на головы не рухнул, Пегги стоит, Уорд стоит, неудели повезло?
- Система работает только на первом этаже? Странно, но я согласна на это.

Паранойю Уорда Пегги понимает как нельзя хорошо. Сама чувствует, как та накатывает волнами. Почему-то кажется, что если бы сейчас их обстреливали, и то было бы проще. Пегги задерживает дыхание, но потом слабо улыбается. Ничего страшного не происходит, и нечего тут задерживаться, надо бежать отсюда на крышу, чтобы их могли забрать отсюда.
Дверь на лестницу открыта. Но облегчения все еще нет. Картер осторожно делает шаг на площадку, осматривается, осматривается и Уорд.
- Уорд, тебе говорили, что осторожность - это хорошо, но оптимизм еще лучше? Если мы будем ждать из-за угла монстра, то он обязательно появится, притянутый нашим ожиданием. Так что давай, несколько пролетов и нам повезет добраться наверх, чтобы убраться отсюда.

Ее пальцы крепко сжимают пистолет, когда она пробегает несколькими ступеньками вверх, и вот оно - пуля пролетает так близко, что заставляет отшатнуться.
- Стоять! - Крики снизу не становятся приятным сюрпризом, но все же, подсознательно чем-то ожидаемым. Пегги выпускает в ответ несколько выстрелов, даже попадает в кого-то
- Ну вот, сглазили.
Теперь им придется бежать наперегонки, чтобы убежать от надоедливой компании. Хорошо, если дом не включится в игру... а черт! Ошибка тут же стреляет по Пегги, когда неожиданно ступеньки приходят в действие, складываясь и превращаясь в гладкую наклонную поверхность. Пегги вскрикивает от неожиданности, роняет пистолет, которые скатывается вниз. Она и сама скользит, падает, но цепляется за решетку перил, чтобы не съехать дальше.

- Оно проснулось!
Чертов дом! Почему он в самый неподходящий момент решает вмешаться? Внести коррективы в расстановку сил, из-за чего Пегги приходится теперь выкручиваться. Будет обидно, если они съедут вниз прямиком под ноги к гидровцам вместо того, чтобы идти наверх. Похоже, на пути к победе одни сплошные препятствия, которые действуют на нервы, заставляют цепляться всеми силами, чтобы выбраться на свободу. Судя по тому, что пули летели в них, хоть гораздо реже, кто-то оставался на ногах, что было совсем не в кассу. Пегги цепляется и ногами за перила, пытается ползти по ним, но если вся лестница сейчас напоминает гладкий каток, они будут очень долго добираться наверх. Интересно, тут одна лестница? Не может быть в таком здании одна лестница!

+2

21

- Нет, не говорили. Осторожность в нашей работе важнее всего, - пожимает плечами, прекращая рассматривать пустой коридор.

Он согласен – оптимизм полезен, но по собственному опыту он может сказать, что реализм может сослужить более хорошую службу. Забавно, что часто ему хочется положиться на везение и в такие моменты он говорит о надежде, которая для агентов, таких, как он, не должна просто существовать. Следует всегда быть готовым к худшему. Следует, так как шансы всегда пятьдесят на пятьдесят. Нельзя полагаться на надежды.

Потому он пожимает плечами, не говоря ничего, и поднимается вслед за Картер. Вроде все отлично. Все тихо. И эта тишина внезапно нарушается, резко, но не неожиданно – чего-то подобного он ждал еще в шахте лифта, чего-то такого ждал, когда они только-только выбрались. И вновь все повторяется – одинокая пуля разрезает пространство, пролетает мимо, и неважно то, специально не попадают или действительно стрелки в Гидре остались ужасные, но…

- Впредь буду держать язык за зубами, и… - лестница превращается в каток, и он падает, хватаясь за перила.

Черт?

Черт.

Да мать вашу…

Внизу раздается пара вскриков. Те, кто за ними погнался, тоже упали и скатились. Но на их стороне преимущество – они сейчас встанут и начнут стрелять, а он и Картер – удобные алые мишени, находящиеся на расстоянии пары метров. Прекрасно. Он выдыхает, злобно шипя, не понимая, откуда взялись их преследователи, пока не догадывается, что они, должно быть, спрятались в одном из многочисленных помещений на этаже.

- Так, с меня достаточно. Я сейчас из них отбивную сделаю.

С этими словами Уорд примеряется и отталкивается от перил, скатываясь вниз, прямиком на бывших коллег. Да, теперь он на все сто процентов уверен в том, что они из Гидры. Знакомая нашивка на рукаве – серьезно? За всеми ними ведут охоту, а они настолько тщеславны и честолюбивы, и стремятся показать, что они все так же верны своей родной организации. В любом случае, не так важно. Не сейчас, когда он влезает в драку сходу, налетая на полной скорости на одного из них.

Первая цель – выбить пистолеты из рук, чтобы они не смогли подстрелить ни Картер, ни его самого. Может, он в агонии корчится и не будет, но если попадут в жизненно важный орган, то все будет кончено.

Вторая цель – обезвредить их и вырубить. Связать, бросить здесь и бежать дальше, ждать подмогу, ждать, когда прибывшие агенты заберут этих ребят в уютные камеры с решетками. Задача не самая легкая – их обучали, их специально натаскивали, а он отлично знает, каким бывает обучение в Гидре.

С первой получается легче. Никто уже не стреляет. Все оружие валяется на полу, а ребята колотят его в ответ, пока он старается управиться со всеми и отправить хоть кого-то в царство сладких снов. С одним получается – с тем, которого он прикладывает об стену головой, но затем он сам получает по голове, приседает на колено, и в глазах на секунду появляется парочка звездочек. Неприятно. Но зато он успевает подобрать чей-то пистолет и даже в кого-то выстрелить наугад.

Уорд быстро встает, поднимая пистолет перед собой, заставляя их замереть. У них нет оружия, за ним надо наклониться, а он не даст им этого сделать. Но, честно говоря, сам он пессимистично ждет лишь новых действий дома в ответ на его выстрел.

+1

22

Похоже, у Уорда лопается терпение. Вся эта ситуация и правда бесит настолько сильно, что уже и Пегги готова стрелять в кого попало, но свой пистолет она успевает уронить, да и висит как-то не очень удобно. Что за черт сегодня с ними приключается и почему никак не удается сбежать из этого проклятого дома? Картер злится, но все, что может, это по перилам добраться до ближайшей площадки, где усаживается на пол. Лестница и дальше выглядит как каток, значит, придется все так же лезть, держась за перила.

- Вот черт. Я не готова к таким физическим нагрузкам.  - Она опускает взгляд туда, где с гидровцами уже относительно разобрался Уорд. - Хм. - Парень, оказывается, и правда хорош. Но задерживаться здесь совсем не хочется. И Пегги окликает Уорда: - Грант, выруби их, и пошли уже отсюда. Надеюсь, дом закончил с нами играться, я хочу домой. А, и пистолет мне захвати, пожалуйста.

Пегги выпрямляется, ожидая Уорда. И решает проверить этаж за дверью.
- Интересно, тут ведь должна быть не одна лестница? По идее, где-то должна быть еще одна, запасная. И не факт, что она выглядит так же... хотя всегда есть риск, что так же, и мы просто потратим время.
Картер прикрывает дверь в пустынный коридор.
- Займи кресло директора, говорили они. Все будет хорошо, говорили они. Никто не будет тебя донимать, говорили они. Вместо это бюрократия, боевики Гидры, умный дом, который ведет себя как ребенок пяти лет, вот это вот все, не считая любимого мужчины вне закона и риска, что его однажды посадят на всю жизнь, и это в лучшем случае, а ведь могут и казнить, обвинив в преступлениях против человечества и терроризме...

За спиной Уорда один из боевиков начинает шевелиться. Пегги фыркает, оглядываясь по сторонам. О, точно, огнетушитель. Хоть что-то в этом доме выглядит так, как положено.
- Тяжелый, зараза, - шипит Картер себе под нос, перехватывая огнетушитель поудобнее. Меткость, конечно, под вопросом, но Пегги все равно пытается прицелиться. Нет, не поднимет. Лааадно. Она присаживается, толкает огнетушитель, который катится вниз и сбивает гидровца. Слышится сдавленная ругань, Пегги пожимает плечами обернувшемуся Уорду: - Он собирался зайти со спины.

+2

23

Последний боец падает на пол беспомощным кулем, Уорд почти победоносно осматривает поле сражения, а затем начинает собирать пистолеты. Да, столько им может и не потребуется, но лучше вытащить магазины и прихватить их с собой. Не хочется оставлять противникам оружие в полной боевой готовности.

- Сейчас поднимусь, - произносит, бросая последний взгляд на неподвижно лежащих врагов, а после на лестницу, которая в данный момент более похожа на ледовую горку. – С мерами безопасности в этом доме определенно переборщили. Пулеметы, остановленный лифт, лестницы… что дальше?

Грант сильно надеется на то, что они на это что-то не нарвутся. Ему сильно повезло, что дом никак не отреагировал на его последний выстрел, не сделал ничего, видимо сочтя, что им и без его помощи весело. На будущее он напоминает себе о том, что стрелять нельзя. Во-первых – дом, а во-вторых – следовало бы помнить о возможности того, что пули легко могут отрикошетить.

Подниматься вверх, хватаясь руками за одни перила и стараясь как-то удержаться на ногах, - не особенно легко. В какой-то момент перила становятся второй лестницей. Наконец, он добирается до площадки. Одно препятствие уже за спиной. Отлично.

Уорд вытаскивает пистолет из кармана и протягивает его Картер. Затем оглядывается, начиная чувствовать некоторое облегчение от того факта, что ребята из Гидры дали о себе знать, дали понять, что они идут за ними следом. Он даже рад завязавшейся драке – меньше нервотрепки и вопросов об их местонахождении.

А вот Картер явно выходит из себя. Оно и неудивительно. Быть директором Щ.И.Т.а, на который старается надавить каждый, у кого есть хоть какая-то власть, не самое приятное дело. А сегодняшний день вдвойне неприятнее, если учесть то, что они попали в эту заварушку сразу после ухода из Пентагона, в котором ей пришлось не так уж и сладко. Быть руководителем чего-либо практически всегда огромная головная боль.

Он слушает ее молча, так же, как и она, пытаясь понять то, в какую сторону им теперь идти. Внезапно она направляется к огнетушителю и отправляет его вниз, сбивая кого-то с ног. Уорд, обернувшись, видит одного из гидровцев, валяющегося на земле и пытающегося встать на ноги. Быстро, однако, очнулся…

На момент он раздумывает о том, чтобы вновь спуститься и надежно всех связать, но передумывает – помощь в пути, должна быть, и из этого дома хочется поскорее убраться. У этих же ребят те же проблемы, что и у них – умный дом мешает и им, точно так же, и сейчас главное опередить их и выбраться на крышу.

- Давайте, попробуем отсюда выбраться. Либо тут есть запасная лестница, как вы и предполагаете, либо будем тащиться по перилам на крышу, - хмуро смотрит на каток, затем хмыкает. – Одно успокаивает – они будут страдать так же, как и мы. Сволочи.

Такое чувство, что еще немного, и он будет выражать свое недовольство всем происходящим при помощи крепких словечек.

- Пойдем по этому коридору или заберемся на другой этаж? – он поднимает голову, мрачно глядя на лестницу так, как будто та является его заклятым врагом.

+2

24

- Не надо спрашивать, что дальше... просто не надо.
Потому, что Пегги и знать-то не хочет. Этот умный дом вел себя как ребенок, который не знает, что правильно, а что нет... как Кобик. При мысли о кубе Пегги вздрагивает, ее до сих пор еще трясет стоит вспомнить, что эта девчонка вытворила тогда, как мастерски использовала образ Стива, что Пегги и не распознала подмены, испытав реальный ужас от того, что Белова убила его. Дом вел себя ничуть не лучше, и что там в арсенале у этого бесконтрольного товарища, Картер не хотела угадывать, проверять и испытывать.

Отвлекшись на разборки с огнетушителем, Пегги, наконец, возвращается к пистолету, который ей дал Уорд. Проверяет обойму, не полная, но неплохо, учитывая, что свое оружие она посеяла. Надо выбираться отсюда на крышу, и верить, что там их уже ждут. Желательно успеть выбраться до того, как агенты, которых отправит Стив, не додумаются спусти вниз, тогда у них будет просто беда какая-то. То, что Кэп может и сам явится за Пегги, обеспокоенный ее безопасностью, не приходит в голову англичанки. Не то чтобы она не думает, что он о ней не беспокоится, скорее уж не совсем видит причины для беспокойства. Ну проблемы и проблемы, сама решит. Она вообще привыкла полагаться только на саму себя, за годы это не изменилось, хотя в принципе уже так остро проблема с отношением к женщине не стояла. Но Пегги есть Пегги, она была способна обеспечить себя спасением, если попадала в передрягу, хотя стоило признать, что ситуации бывали разные.
Как вот сейчас, когда без сторонней помощи не обойтись.

- Да. Пойдем, пора. Надо успеть до того, как за нами явится джет. Или кто-нибудь еще.
Пегги снова открывает дверь, поражаясь некоторой несогласованности в логической модели умного дома, но уже не вдаваясь в причины, почему так вышло. Определенно, ИИ не была настроена, все еще сбоила и работала как попала. И слава богу.
Но стоит ступить на ковролин коридора, принюхаться, и Пегги замерает, не давая Уорду пройти следом. Тонкий запах гари, страннный и чуждый этому месту, ведь ни дыма, ни пламени не видно, но, определенно, он чувствуется в воздухе. Хотя несколько минут назад его не было. Или Пегги просто не принюхивалась.
Картер замирает настороженно, пытается понять. Пожар? Но откуда он начался. Или...
- Вот черт. Они разделились, - Пегги шарахается от двери и смотрит на вырубленных боевиков, потом на Уорда. - Мы их недооценили, они разделились и пытаются нас выкурить.

Запах гари просачивается на площадку, и почему-то Пегги уверена, что уже не из коридора. Но перегибаться и смотреть вниз, проверяя свою догадку, ей совсем не хочется. Их гонять, как дичь, пытаются загнать в угол, и что обидно, получается. Ну и где эти хваленые системы пожаротушения? По всему тут не просто фонтанчики с потолка должны быть, но прямо струи! Картер ждет, что вот-вот взвоют сирены, но дом молчит, гарь тянется, и в какой-то момент Пегги начинает казаться, что снизу тонкими струйками поднимается дым.
Иллюзия. Обман. Психосоматика.
Или правда.
- Не пойдем. Полезли так. Иначе нам придется с тобой гореть.

На самом деле Пегги в отчаянии. В таком детском и злостном отчаянии, что хочется топать ногами и возмущенно верещать. Ну же, они почти прошли полосу препятствий, но оказалось, что их просто гонят наверх. А что там? Будут сбрасывать с крыши? Расстреливать?
Единственное, чего не могли учесть боевики, что Пегги все уже успела связаться со Стивом, что информация ушла. Боевики не ждут, что за ними прилетят, значит, у них все еще есть преимущество, послушно добежать наверх, не отвлекаясь на столкновения, успеть раньше всех, удрать. Если верить подсчетам, то шансы велики, джет уже должен быть на подлете, совсем близко, а то и парить над зданием, и только потому, что связаться нет никакой возможности, они ничего не знают.
- Если наши агенты смогли нас отследить, то нам следует поторопиться. У нас есть шанс удрать раньше, чем нас с тобой попытаются пристрелить. Поверим в наших коллег.
Ибо другого варианта у них с Уордом не остается.

+2

25

Вся надежда на подкрепление. Уорд, к своему неудовольствию, не может в данный момент с уверенностью сказать, что способен обеспечить и себе, и Картер стопроцентную защиту. Не здесь, не в этом доме, в котором все слишком нелогично и непонятно действует. Выследить боевиков, рискнувших открыть пасть и напасть на директора Щ.И.Т.а можно, получить преимущество, скрывшись от них, тоже, но не тогда, когда за каждым шагом следит нерабочая система, действующая по своему усмотрению.

Все может пойти не так, и ответом на неосторожность будет неприятность, которая реально может окончиться фатально.

Они никуда не пойдут. Это Грант понял в тот же самый момент, в который Картер остановилась, замерла. Он и сам начинает прислушиваться к мрачной, окутывающей пространство тишине, пока не понимает, что именно привлекло ее внимание, – запах гари, незаметно плывущий по воздуху. Умно. И хитро. Еще сильнее досадно и неприятно от того, что никакой ответной реакции со стороны дома на это не последовало.

Он не может понять, как именно действует искусственный интеллект. Если это один из объектов Гидры, то системой безопасности должны были озаботиться в самую первую очередь. Должны были предусмотреть все до мелочей, начиная от взломов и нападений, заканчивая риском возникновения пожара и так далее. Возможно, не успели. Возможно, забросили, отложив в дальний ящик. Возможно, система нуждалась в кардинальном перепрограммировании. Но факт есть факт – она работает откровенно паршиво.

Человек может ее обмануть. И оперативники, упорно пытающиеся их прикончить, это доказывают прямо сейчас. На деле.

- Они устроили пожар?

В это слабо верится. Скорее всего, их стараются напугать. Но, честно говоря, гадать не хочется, стоять на месте, чтобы проверить то, блефуют они или нет, тоже. Он прекрасно знает отбитую фантазию своих бывших коллег и их умение идти на отчаянные и рискованные меры, а потому не удивляется.

Он просто убирает пистолет и начинает лезть наверх. Следует признать одно – лезть по перилам намного лучше, чем лезть по лестнице в шахте лифта, осознавая, что тот может в любой момент заработать, а они могут сорваться из-за какой-либо ошибки и полететь вниз. И все равно этому он не особенно рад. Интересно, когда умный дом решит, что угрозы больше нет, и лестницы можно возвращать в исходное состояние?

Картер права. Им нужно выбраться. Вылезти на крышу, забаррикадировать все двери и ждать, как Хатико, помощь в виде доблестных агентов Щ.И.Т.а на сияющем джете. Нужно только продержаться достаточно времени. Но ему не дает покоя то, что неприятностей у них может быть больше, чем они рассчитывают. Сколько раз реальность опрокидывала его розовые мечты о чем-то хорошем на лопатки и устраивала полосу проблем с препятствиями? Сосчитать сложно. Тем более, сейчас, когда у них иные заботы.

В пожар он все еще не верит. Но запах гари усиливается, становится четким, стараться и принюхиваться, чтобы его уловить, уже не нужно. Весь их план ясен и прозрачен – их гонят, а что потом? Если бы их хотели просто убить, то уже предприняли бы все меры, уже постарались бы уничтожить, целились бы лучше, но нет – они их загнали в это здание, не пристрелили, когда они ползли по лестнице, практически беззащитные, теперь устраивают это.

Уорд, забираясь на площадку и помогая подняться Картер, думает, что дело, скорее всего, в желании отомстить как можно болезненнее. О пытках, должно быть, мечтают. Что ж. Им можно только посочувствовать – Санта далеко и им помочь не в состоянии. О том, что у гидровцев может что-то получиться, он и думать не хочет.

- Надеюсь, они на подлете. У них было достаточно времени, вроде как, – еще один пролет остается за спиной, а этажей, похоже, впереди немало. – В любом случае, на крыше банально безопаснее. Лучше разбираться с врагами без вмешательств недоработанного искусственного интеллекта.

Намного лучше. И все же не исключено то, что не все у них получится. Они в меньшинстве. Конечно, он сможет продержаться дольше, чем любой другой агент, и нанести существенный урон, но и его, в конце концов, можно одолеть. Но об этих проблемах не хочется думать. Он всегда выпутывался из различных передряг даже тогда, когда казалось, что это буквально невозможно.

Через пару пролетов до него доносится звук и тут же затихает, так, что у него даже появляются сомнения в том, что он вообще что-то слышал.

- Это еще что такое было?

+3

26

Пегги даже не думать не хочет, иллюзия пожар или действительность. Она начинает свой путь следом за Уордом, не оглядываясь. Не знает, чего ждет, старается не думать. Они преодолевают пролет за пролетом, и на одной из площадок Картер останавливается, чтобы перевести дыхание. Она все же перегибается через перила. Либо у нее галлюцинации, либо там и правда рыжие отстветы, но дыма точно становится все больше. Пегги пятится назад, к стене, поднимает глаза на Гранта:
- Что бы они ни задумали сделать с нами, они свалят это на Стива. Представляешь, резонанс? Роджерс подготовил месть отступнику Гидры и бывшей соратнице.
От этого все холодеет внутри. Пегги стоит, бледная, как та стена, к которой прижимается.
- Они мстят не только нам, ему они тоже мстят.

А этого Пегги не может позволить. Она качает головой, кивает на лестницу - надо лезть дальше, что-то делать, спасаться, выбираться. Не подставить Стива потому, что Стив самое ценное, что у нее есть, и ему и так хватит грехов на его совести, за которые все норовят потребовать ответа. А его так просто не спасти от ответа, как стоящего перед ней Уорда.
Воздух становится все более тяжелым. Дышать труднее, и дым поднимается все выше, от этого тоже надо бежать. Они снова пускаются в путь, Пегги не считает этажи, и даже не понимает, что настораживает Уорда. Отмахивается. Потому, что сейчас ее больше волнует лезущий изнутри кашель.
- Наверное, что-то внизу происходит. Если там пожар, то могло что-то рухнуть.

К тому моменту, когда они все же добираются до последней лестничной площадки, с которой выход ведет лишь на крыше, Пегги задыхается, а глаза слезятся. Она едва не падает от напряжения в ногах и руках, все же, ей явно не хватает сыворотки, хоть какой-нибудь. Она лишь усмехается этой мысленной шутке, суется в дверь, но та заперта. Панель кодового замка таращится на Пегги кнопками цифр, но ничего другого она не придумывает, кроме как открыть стрельбу по нему.
- Отойди.
Пули вызывают короткое замыкание в замке, тот начинает противно пищать, и Пегги уже начинает думать, что ни черта не вышло. Она закрывает рукой нос и рот, старается не думать о том, что сдохнуть от дыма не самое приятное в этой жизни, но все же щелчок замка, который окончательно коротит, спасает ситуацию. Дверь приоткрывается, позволяя прорваться сумеркам на площадку вместе с легким ветерком.
Господи, да.

Пегги рвется туда, почти выпадает на крышу, вдыхая резкий порыв холодного и сырого ветра на встречу. И почти сразу вынуждена дернуться от автоматной очереди у ног.
- Твою мать!
Она прячется за пристройкой вентиляции, встречаясь взглядом с Уордом, который уже вышел следом.
- Ну вот и понятно, куда и зачем нас гнали.
Вертолет без опознавательных знаков кружит коршуном над крышей, приготовит финальный аккорд для двух представителей ЩИТа. Пегги вытаскивает пистолет, сомнительное, конечно, оружие против автоматчиков, но все лучше, чем никакое. Удручает то, что джета ЩИТа Картер не видит, и это почти больно - неужели опоздают?
Был еще один маленький шанс на удачу. Взрыв, пожар, странное поведение в округе должны привлечь внимание людей в округе, а те, в свою очередь, должны вызвать полицию и пожарников. Те, конечно, классически опаздывают, и пока доберутся сюда, могут опоздать, но Пегги ищет зацепку, хоть какую-то чертову зацепку за жизнь.

Легче не становится. По звуку понятно, что вертолет зависает над площадкой, наверное, сбрасывает десант. Как мило с их стороны, развлекать Картер и Уорда не только обстрелом сверху, но и прямо тут...
- Уорд, а мы им все же нужны живыми, - Пегги начинает улыбаться, чувствуя себя чуть получше. Несмотря на свежий воздух, у нее дерет горло и слезятся глаза, но она все же не может не думать о том, что у них появился какой-то просвет среди этого проклятого дыма. А потом она открывает огонь, высовываясь из-за тумбы. - Сколько их там? Двое? Трое? Четверо?

+3

27

Последние сомнения в том, что преследователи оказались достаточно неадекватными и отчаянными, отпадают. Они, все же, подожгли здание. Рискованный шаг с их стороны. Уорд не думает, что он был детально просчитан, так как все, что с ними происходит, кажется лишь игрой в кошки-мышки, умело сымпровизированной, но не тщательно спланированной.

Наверное, это ошибочное суждение. Враг все так же силен. Разбит, раздавлен, сломлен на множество частей и загнан в угол, но силен. Это же Гидра, в конце концов. Уорд понимает прекрасно, что ее не уничтожить до конца, сколько ни старайся, и если бы она – верные ей люди – не была способны работать мозгами, то она не продержалась бы так долго.

Интересно, они когда-нибудь избавятся от нее? Сумеют вздохнуть спокойно, точно зная, что та не вернется? Или все пойдет по кругу – Гидра исчезнет, точно ее и не было, Щ.И.Т. будет работать дальше, постепенно возвращая свое доброе имя, а лет через пятьдесят-шестьдесят первая вновь даст о себе знать?

Мысли разлетаются припугнутой стаей птиц, когда он выбегает на крышу вслед за Картер и тут же кидается в ближайшее укрытие, прячась от пуль, падающих так близко, что отчетливо слышится их свист.

В каком-то смысле их надежды оправдались – подкрепление есть, оно на месте, вот только оно не для них, а для агентов Гидры. Отвратительно. Грант шипит что-то сквозь плотно сжатые зубы, выхватывая свой пистолет и вытаскивая запасные обоймы из кармана – хорошо, что он все же предпочел задержаться на несколько секунд и вытащить их из пистолетов вырубленных им бойцов. Не ахти что против вертолета с возможно установленным на нем пулеметом, но лучше так, чем с голыми руками.

- И куда смотрят жители славного города Вашингтон? – здесь же Пентагон располагается, в конце концов, безопасность должна быть на высшем уровне, все должно проверяться, полиция и пожарные должны выезжать практически моментально. – Ловите, - кидает Картер обойму – им придется долго отстреливаться.

Ему совсем не хочется участвовать в драке под градом пуль, но если придется, то да – он примет на себя весь удар. У него больше шансов разобраться с ними и остаться в живых. Наверное, за его «улучшение» стоит все же сказать Гидре «спасибо», хотя долгое время у него язык просто не поворачивался это сделать.

Они не открывают огонь, как Грант и предполагал, взбираясь по лестницам – они хотят разобраться с ними болезненно, а еще подставить Роджерса. Идеальный план – одним ударом расквитаться с тремя зайцами. Неудивительно, что они бросили на это все силы. А они ведь явно использовали все, что у них есть, ведь сейчас, после того, как Щ.И.Т. устроил им тотальную трепку, у них должна быть нехватка ресурсов. Но первоклассное оружие, слежка – должны же они были не один день выслеживать их, чтобы понять, где и когда можно будет совершить нападение, - здание, оснащенное неисправным искусственным интеллектом, вертолет… и еще агенты, которых вытащили на дело из их убежищ.

Уорд выглядывает, выбирая первую цель и стреляя, почти сразу же прячется. Это действие он повторяет дважды до тех пор, пока один из противников не падает, и меняет обойму.

- Теперь четверо. У одного из них очень большая пушка, - он кашляет и глубоко дышит, вбирая в себя свежий воздух – да, несмотря на все эти неприятности, устраивать разборки на крыше гораздо удобнее без умного дома. И без дыма – это весомый плюс. – Еще пилот в вертолете. Может, на нем нет пулемета? Хотя о чем это я – что-то да пойдет в нашу пользу? – язвит, понимая, что по закону подлости все будет против них.

Подкрепление будет очень кстати, но его все нет. Нет даже полицейских – он не слышит никаких сирен. Интересно, когда же кто-нибудь да сподобится вызвать кого-нибудь? Хотя это погоды не сделает. Те ребята, которые приближаются к ним прямо сейчас, шаг за шагом, щедро стреляя в ответ, твердо намерены довести свое задание до конца. В чем же оно заключается? Определенно в чем-то крайне неприятном.

- Они уже достали. Пусть приблизятся еще немного, и я вступлю в бой, а вы прикроете из укрытия, - пока что это наилучший план, что у них может быть, или он просто не видит иного выхода пока что.

Конечно, можно еще сидеть и упрямо отстреливаться, ожидая, когда прилетят агенты Щ.И.Т.а, но вряд ли им дадут столько времени.

+2

28

ранее в этот же день
Стив входит в квартиру, открывая дверь своими ключами. Как-то так вышло само собой, что дом Пегги стал для него местом, куда он возвращался раз за разом, хотя и бежал от него как можно дальше. Он раз сто, наверно, начинал эту эпопею со слов ‘больше я туда ни ногой, это опасно, это подстава и просто самый нелепый с точки зрения логики шаг во всем моем существании с тех самых пор, как  я кинул Гидру и пустился во все тяжкие’, но в конечном итоге снова оказывался в четырёх стенах квартиры, в спальне, в кровати, и ничего не мог поделать со своим избитым и израненным в кровь, но продолжающими тянуться к жизни глупым сердцем. Он и забыл, когда Маргарет вручила ему ключи, а может она просто незаметно положила их ему в карман, а Стив, обнаружив, не стал закидывать куда подальше. Ну а вдруг.
Дом встречает гостя гробовой тишиной, подтверждая догадки Роджерса о том, что Пегги снова умчалась по делам, хоть сегодня и должен был быть ее выходной. Подобные вольности были редки для директора ЩИТа, поэтому их в свой мысленный календарь выдающихся событий Стив вносил с предельной внимательностью и щепетильностью, день двадцать восьмого числа должен был стать особенным. Впрочем неудивительно, Картер и так умудрилась выбить себе несколько спокойных дней каникул на Рождество, воспоминания о которых грели Стива все последующее время. Время, которое он посвятил тому, до чего не мог и просто малодушно не осмеливался дойти все месяцы своих скитаний, по большей части бесполезных и лишь оттягивающих неизбежное. Время теперь играло не в его пользу, больше нет, попытки обелить имя предателя и бывшего национального героя все чаще разбивались тысячью осколков о жестокую правду реальности, потому что нечего там обелять, а люди, которым он верил и на кого надеялся так или иначе, тяготели своей обязанностью и понимали, что помимо Стива у них есть и своя жизнь. Роджерс никого и ничего не винил, даже встреча с девочкой кубом показала, что все началось только в его голове, оттого в ней уже формировалась четкая мысль, что начавшееся им, им же и должно быть завершено. Хватит, набегался. Собственно, об этом он и собирался в первую очередь поговорить с Пегги.
Пегги.. Его милая Пегги, готовая положить собственную жизнь ради стивовых авантюр. Ему порой даже казалось, что эта женщина была единственной, кто был всецело с ним и на его стороне. Больше никто, только она. Упрямо поджимала губы, когда Стив нёс полную ерунду, пытаясь гнуть свою линию, ласково проводила тёплой ладонью по его прохладной и колючей щеке, успокаивая и даря силы, когда хотелось сдаться, заключала в объятия, такая маленькая его огромного, и безмолвно отнимала боль и горечь, когда воспоминания и осознание накатывали неподъёмным грузом. Ценил ли он все это в нужной мере? Вряд ли, ведь за подобное наименьшей благодарностью любимой женщине было бы подарить рай на земле. Стив этого ей дать не мог, но он старался. Вот и сегодня он пришёл к Пегги вопреки принятым ранее решениям, иначе не мог, прежде он должен был сделать важный шаг.
Телефонная трель выводит из раздумий, и Стив бросает на чёрный аппарат хмурый взгляд. Странно, на дом Маргарет Картер звонят редко, для этого нынче у всех есть мобильники или девайсы куда круче, а этот пережиток прошлого так, привычная дань прошлому и бытность офисного работника. Оттого свой порыв по привычке поднять трубку Роджерс останавливает, в этом доме он ничего лишний раз не трогает, да к тому же будет очень странно, если на звонок госпожи директор ответит Капитан Америка. Вместо этого мужчина просто откладывает в сторону дорожную сумку, кидает рядом связку ключей и, подойдя к столику, останавливается рядом и пристально сверлит взглядом аппарат с некоторой опаской, словно он взорвется сию секунду или отрастит лапы и поползёт в неизвестном направлении. Кажется, Стив становится параноиком, и ему бы впору озаботиться этим вопросом, как телефон переходит в режим автоответчика и раздаётся голос Пегги. А на фоне какой-то шум, совершенно не похожий даже на мало-мальские мирные действия. Кэп моментально поднимает трубку.
- Пегги? - тут же его буквально оглушает потоком быстрой речи вперемешку со звуками стрельбы, отчего Стив, даже не успев понять, что происходит, холодеет. Гидра, умный дом, напали.. а он даже не знает, где она. Где она территориально. - Пегги, где ты конкретно? Пегги?
Слышится жуткий свист, удар, трубка гремит, соскальзывая на пол и ударяясь о твёрдую поверхность. Стив говорит громче, будто это поможет ему донести слова до Маргарет, которая его уже не слышит, но ответа не получает. А потом все прекращается, и вместо голоса любимой, звуков стрельбы, грохота, да хоть чего угодно ещё он слышит лишь протяжный гудок.
Отмирает Стив тут же, потому что времени на расшаркивания и лишние мысли нет. Пегги жива и сумеет продержаться до того, как он за ней явится, он уверен в этом, иначе быть не может, ее история с ним не повторится.
Отыскать по номеру стационарного телефона умный дом, о котором сообщила Пегги, не составило труда. А вот то, что находится он в Вашингтоне, не радовало. Как там она сказала, связаться с Бартоном или Джонсон? Бартон черт знает где, Стив даже не уверен, что имеющийся у него номер все ещё активен и получится дозвониться до Соколиного глаза. Про Дейзи он вообще ничего не знает с тех самых пор, как они разошлись после зеркала. Соображай, Стив!  Он запускает руку в карман и вытаскивает на свет черную потрёпанную плюшку. В телефонной книге его старого кнопочного мобильника не так много контактов и в данный момент призывно светится лишь номер Морс, а больше ему и некому звонить. Блондиночка же наверняка сможет сработать оперативно. Стив нажимает на вызов и облегченно вздыхает, когда буквально черёз пару секунд он слышит знакомый голос.
- Делай что хочешь, Бобби, но мне срочно нужен боевой джет. Записывай адрес.
Человека из агента выбить можно, но вот агента из человека - никогда. Морс оказывается достаточно лишь пары вводных, и уже через пятнадцать минут Стив в униформе и щитом наперевес выбирается на крышу девятиэтажки Пегги и чувствует, как необычайно сильный ветер для спокойного декабрьского вечера треплет его волосы. Уже через секунду джет, подвисший в воздухе, показывается его взору. Что же, Стиву не привыкать скакать по сомнительным приспособленным и не приспособленным к такому высотным сооружениям, поэтому, как только средство передвижения достигает нужной высоты, он подпрыгивает, хватается за возможные выступы и ловко запрыгивает в парашютный люк, оказываясь в салоне.
- Дейзи? - Роджерс даже опешил, как только уперся взглядом в знакомое лицо, обладательница которого, сидя за штурвалом, обернулась корпусом в его сторону. Он был уверен, что прибудет сама Морс, но, видимо, блондиночка исчерпала свой абонемент на встречи с ним. Но, может, подмога в лице Скай была даже лучше, она была сообразительна и сильна, даже если не поломает кости своими силами, задницу надерет так, что мама не горюй. Стив приветственно улыбается девочке, хоть до сих пор и чувствует щемящее и заставляющее мутить все внутри чувство вины перед ней, которое не может заглушить даже беспокойство за любимую. - Вот мы снова и встретились. Надеюсь, Бобби тебе все рассказала, срочно летим в Вашингтон. Какая-то кучка наших старых ‘приятелей’ решила испытать удачу. На моих людях.

Отредактировано Steven Rogers (2018-09-11 10:04:11)

+3

29

Дейзи чувствовала себя странно. Вся эта поездка в Индию со Старком, все эти люди, все что там происходило было странно. С другой стороны, если бы не она, кто его знает, как бы Тони там пришлось. В конце концов, сколько раз она спасала его и не только его задницу. Дейзи даже подумала о том, что может отправится на вольные хлеба, где она сможет полноценно помогать всем, а не быть вечно на вторых ролях у всех. Между прочим, с ее потенциалом, способностями и возможностями, она могла бы совершить многое.
А пока ей надо было в срочном порядке прибыть на выданные координаты и забрать Стивена. Еще одного человека из прошлого, как фигурально, так и буквально. У нее уже давно не было к нему каких-либо претензий, она уже давно не винила его в сломанной психике и выкинутых месяцев на ветер, не винила вообще ни в чем ни сейчас, ни до этого, когда пришла в себя. Стивен был последним в списке тех, кому бы девушка отомстила с радостью. Ведь по факту, они оба жили не своей жизнью. Только вот Стивен намного дольше, чем Дейзи, и только богу известно, как Капитан умудрился себя собрать снова. Самой Дейзи реабилитация давалась и дается с трудом. Кажется, с тех пор она только больше стала влезать во все миссии, какие только можно. Лишь бы не оставаться наедине со своими мыслями, которые грызли изнутри черепную коробку и копошились, словно тараны, заполняя все вокруг отвратительным звуком работающей машины для воспоминаний.

Дейзи с завидной скоростью собрала сумку с необходимым, прибыв на базу после задания со Старком, и закидывая в себя на хочу сендвич, прыгнула в кресло пилота. Бобби передала ей всю информацию. Она бы и сама полетела, но Дейзи оказалась куда ближе к штурвалу, а потому, щелкнув тумблерами, девушка получила разрешение на взлет и подняв джет, направилась к дому Пегги. Это не заняло много времени, спустя минут семь после звонка Бобби, девушка уже поднималась над крышей девятиэтажки, подлетая как можно ближе, чтобы Стивен мог добраться внутрь.

-Собственной персоной, - она отсалютовала двумя пальцами и улыбнулась, - чтобы вы без меня делали, - девушка стала набирать высоту, - в общих чертах, -Дейзи кивнула, - нет проблем, будем там настолько быстро, что ты даже не успеешь выпить кофе, которое к слову вон в сумке у меня, - она улыбнулась и вернула свое внимание в лобовое стекло и панели. По виду Стивена было точно понятно, что он все еще не знает, как реагировать на встречи с Дейзи после событий в Гидре. И хоть они о многом поговорили в том зеркале, все же девушка понимала его. Сложно было смотреть на тех, чью жизнь так или иначе, но сломали, и что ты к этому имел хоть и косвенное, но все же отношение.

-Ты справляешься? - негромко отозвалась девушка, зная, что Стивен поймет о чем она. События менялись настолько быстро, что уследить и успеть за всем было сложно,  при этом, осмысляя новую жизнь и смотря на последствия своей прошлой жизни. Именно с этим было сложнее справится. С этим было сложнее засыпать по ночам, наверно, его тоже мучают кошмары. А может и нет. Но хотелось бы знать, что Капитан справляется с столь крутыми изменениями в жизни.

-Мы будем на месте через девяносто три секунду, привожу орудия в боеготовность, маскировка будет снята при подлете к указанным координатам, - Дейзи щелкнула другими тумблерами, все ближе подлетая к зданию, заблаговременно включая сканирование, которое начинает показывать месторасположение всех находящихся внутри человек, - вижу цели и агентов, как поступим? - девушка на секунду поворачивается на Капитана, - через сколько начать обстрел?

+3

30

- В себя, - ворчит Картер, - туда, куда смотрят люди, чтобы сделать вид, что их это не касается.
На самом деле винить обычных граждан в том, что они не хотят влезать в чужие дрязги – глупо. Люди хотят просто жить, желательно жить хорошо и долго, счастливо, а не вот это все. То, что происходит рядом, но по прямой не задевает их, никого волновать не будет, оно остается незамеченным. Тем более, положа руку на сердце, правление Гидра Стивена не принесло никому из простых ребят проблем. Обычные американцы и не заметили скорее всего перемен подобного рода, пронаблюдав их разве что по новостям, да и то, постфактум. Именно поэтому при мысли о том, что Стив может загреметь под трибунал, Пегги старалась не впадать в панику, а думать о том, что для миллион граждан он все еще был героем.
Собственно, от Гидры в эти месяцы пострадали только мутанты, правда, те, конечно, пострадали капитально. И хотя американское правительство очень специфически понимало равноправие в этом контексте, они не преминут использовать это против Капитана.
Но возвращаясь к реальности, людям все еще было все равно, что происходит в соседнем доме, они, наоборот, предпочитали не видеть ничего подобного.

А дым все больше наползал на крышу, мешая видимости, что почему-то портило возможность метко отстреливаться только Картер с Уордом, боевикам это совсем не мешало.
- Только дым наползает и скоро тут все затянет. А про пулемет… ну тут как повезет, конечно.
Пегги старается дышать мелкими вдохами, чтобы не закашливаться. Она все еще надеется на то, что вот-вот за ними явятся, но пока единственный звук лопастей – это вертолет Гидры. Те, видимо, не смогли прихватизировать какой-нибудь джет, раз явились таким образом.
Картер кивает, соглашаясь с планом Уорда, пусть он ей не нравится, но выбора у нее особо-то и нет. Пока только отстреливаться. Второго боевика кладет она, но не испытывает при этом никакого чувства удовлетворения, неаккуратно высунувшись, она вызывает на себя огонь из вертолета.
- А что ты там говорил про пулемет? Надеешься, да? Да, господи, ну почему они такие приставучие!

Чего не учитывает Картер, это дверь позади. Кажется, пожар там внизу должен был снять все вопросы о захвате со спины, но когда пуля ударяется о бетон совсем рядом, отскакивая и рикошетом по касательной задевая предплечье Пегги, та оборачивается с чертыханием и одним выстрелом лишает боевика возможности шевелиться, попав в бедро. Тот падает мешком, растягиваясь на крыше. Если повезет, он выживет, но скорее всего нет. Пегги добирается до него, отбирая пистолет, не тратя лишних слов.
Боль в предплечье разгорается быстро, но хватает быстрого обследования, чтобы понять – ничего серьезного. Ранение по касательной, не стоит даже обращать внимания, пусть и неприятно, но падать в обморок Пегги точно не собирается. Она ловит обеспокоенный взгляд Уорда.
- О, ради бога, нас обстреливают сверху из пулемета, кто-то еще копошится из боевиков, а сзади наступает пожар, ты правда считаешь, что пуля повод для беспокойства?

Оптимизма ситуация не вызывает, особенно, когда ее озвучивают вслух. Пегги уже было подумывает, что такими темпами, все закончится очень грустно, но когда из воздуха чуть в стороне от вертолета материализуется джет, она едва не кричит от радости. Сумерки, смешавшиеся с дымом, мешают рассмотреть эмблему, но она уверена, что это не Гидра.
- Явились, - ехидно констатирует Картер, кивая Уорду на джет.
Они снимут вертолет, с парнем на крыше разберутся Пегги и Грант, и все, через полчаса она будет дома, в ванной, радоваться тому, что все закончилось хорошо. Радость на миг затуманивает весь здравый смысл, а потом становится не по себе, когда вертолет в наглую разворачивается в сторону джета – рано они сняли маскировку. Боевик меняет пулемет на рпг, Пегги нервно сглатывает.
- Нет-нет-нет… - забываясь, она выбирается из-за укрытия, и почти сразу же жалеет об этом, когда на нее обрушивается град пуль, вынуждая снова отстреливаться. - Почему они не стреляют?

Отредактировано Peggy Carter (2018-09-14 08:59:12)

+3


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [28.12.2016] Свободный полет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно