ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [40-е годы XX века] Schwarze Sonne


[40-е годы XX века] Schwarze Sonne

Сообщений 1 страница 30 из 52

1

Schwarze Sonne
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://image.ibb.co/nnOfxT/Black_Sun.png
Peggy Carter | Steven Rogers | Amora | Thorhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Американцы получают информацию о том, что в ближайшее время лидерам Аненербе будет передана некая карта, содержащая указание о местонахождении Schwarze Sonne - давно утерянного артефакта забытой расы сверхлюдей. Пегги Картер и бравому Капитану поручено перехватить сокровище - однако они еще не знают, что на сей раз соперничать им придется не только с германскими шпионами...

ВРЕМЯ
40-е годы ХХ века

МЕСТО
Швейцария

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
не для впечатлительных

Очередность хода: Тор

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/0019/7e/3e/2-1517829215.jpg[/AVA]

+4

2

Зал для приемов был наполнен блеском драгоценностей, шорохом тканей, искрился шампанским. Такое ощущение, что тут нет ни войны, ни голода, ни смертей, ничего нет, будто бы они в другом мире находятся, а то и на другой планете. Никому нет дела, что там происходит вне этого здания, за границами Швейцарии, будто бы ничего не существует.
Но Пегги знала – было. Ей кажется, что никакой аромат туалетной воды, на которую она не поскупилась, не перекроет запах фронта, который оседал на коже и волосах, но что тяжелее, он оседал в ее мыслях, решениях и следующих за этим поступках. Возможно, ей стоило не соваться в гущу войны, возможно, ей следовало оставаться в Блетчли-Парке и дальше, собираться замуж и не ведать печалей, но она понесла уже одну утрату, и хотя новые возможные утраты пугали ее еще больше, остановиться Картер уже не могла. Не могла она спокойно смотреть на все вокруг, но приходилось. И сама, затянутая в вечернее платье нежно-голубого цвета, которое струящимся складками спускалось по фигуре, не отличалась от большинства. Сцепив зубы, Пегги ждет момента, не позволяя себе забыть, зачем она тут, а потому за час бокал с шампанским, бережно сжимаемый пальцами, пустеет лишь наполовину.

Она снова возвращается мыслями к своей службе шифровальщицей. До сих пор не понимает, что на нее нашло в тот момент согласиться на предложение пойти в разведку, а затем согласиться стать связующим звеном между МИ-6 и СНР. Женщин в такие места не берут, но ее взяли, чем основательно  повысили  уровень самомнения Пегги. Она училась ценить себя по заслугам, хотя ей все так же было тяжело. Быть женщиной там, где правят бал мужчины, всегда не просто. Не каждый способен признать в ней равного по заслугам и знаниям, не каждый готов признавать, даже если видит тому доказательства. Шовинизм не изжил себя, особенно в консервативной Британии, впрочем, как могла убедиться Пегги, в Америке дела обстояли с этим ненамного лучше. Но все нивелировала и изменяла война, и хорошо бы, чтобы после нее тоже ничего не изменилось. Пегги Картер не считала унизительным быть хозяйкой на своей кухне, леди в своем доме, женой в своей постели, просто была уверена, что женщина свой путь должна выбирать сама, вне навязанных обществом мерок поведения. Однажды она захочет семейного уюта и тепла, но сейчас в ней было так много сил, чтобы не отказывать в себе удовольствии куда-то девать эту энергию, тем более, что было с чем бороться, и было чем бороться.

Информация была скудной. Один из агентов СНР подло сливал кое-какую информацию то ли Анненербе, то ли Гидре напрямую. Поймать крысу в своем тылу было мерзко, но необходимо, и желательно до того, как все станет совершенно непоправимо. Речь уже шла даже не о том, что немцам могли достаться какие-то научные разработки – все, что можно, смогли перекрыть, остальное было незначительным – речь уже шла о чем-то большем. Слухами земля полнится, и эти самые слухи принесли новость о сделке, товаром в которой выступал неизвестный артефакт, а платой – весь мир.
- Сэр, что именно мы должны искать?
Филлипс пожал плечами:
- А вы не спросили у своего руководства?
Ему нравилась Маргарет Картер, но все же она была слишком настырна, а еще имела на все свое мнение, которое не стеснялась высказывать.
И ладно, высказывать, но агент Картер просто делала на свое усмотрение некоторые вещи. Это и хотел было ввернуть Филлипс, но осекся, решив не ссориться с англичанкой. В конце концов, она права, она должна понимать, за чем они идут с Роджерсом.
- Чемодан. Предположительно там древняя инструкция к какому-то артефакту. И у вас есть человек, который укажет на покупателя. Вы уверены, что хотите взять с собой Роджерса?

…Пегги оглядывается на Капитана Америку. Все время она чувствует его за своим плечом, его присутствие, даже если он молчит. Высокий, светловолосый и голубоглазый, сойдет за арийца. На нем хорошо сидит фрак, и Пегги надеется, что без маски Роджерса не узнают, хотя он уже успел примелькаться на экранах хроники. Иначе это будет провал операции с самого начала. Из них двоих шпионкой была она, ей пришлось составлять общий план, вносить требуемые корректировки, и это было ее решение привлечь Стивена к делу. Оставалось надеяться, что Пегги нигде не просчиталась, ни в самом плане, ни в том, что лицо Кэпа было незнакомо людям, ни в том, что он справится со своими эмоциями.
- Расслабься, Стивен, - ее рука мягко ложится на его локоть, Пегги вторгается в его личное пространство, говорит тихо, но так, чтобы он ее слышал. – Мы дождемся нашего информатора, она укажет нам на человека, которого мы ищем. А чуть позже появится и наш объект. Все решится быстро, я надеюсь, и бесшумно. Иначе у нас будут проблемы с Швейцарией, которая нейтральна ко всем.
В голосе Пегги звучит яркое презрение, относящее к этой стране. Да, это, конечно, прекрасно, уберечь страну от войны, людей от смерти, но пока мир горит в огне, пока он взрывается клочьями, порохом и убитыми, Швейцария пьёт шампанское и жрет куропаток, а на ее территории проходит очень много незаконных сделок с агрессором.

Пегги смотрит на Стива, улыбаясь ему. Чуть насмешливо, но вместе с тем с долей какой-то странной нежности. Ему впервые приходится оказываться в центре подобных событий, и она готова поддержать его в этом, но при этом не отказывает себе в удовольствии посмеяться в душе над реакциями. И все же, ей не нравится, как напряжены его плечи, невольно Роджерс выдает свое волнение, заставляя и саму Пегги нервничать. Они не должны выделяться, это место должно принадлежать им, как и это общество. Красивая легенда, никаких помарок, оба красивые и яркие, они манят к себе взгляды, и хотя это лишнее, но без этого никак. Пегги уже дважды приглашали на танец, но она пока без ущерба своему вниманию отказывалась, ссылаясь на то, что только появилась тут.
А кавалер ее не танцевал, хотя это упростило бы многое. Но у Пегги не было желания учить Роджерса не наступать даме на ноги прямо тут, посреди фуршета, от которого зависело так многое. Ей вообще в какой-то момент показалось, что стоило ей оказаться слишком близко к Стиву, коснуться его невзначай рукой, как он вздрогнул. Тут бы и вспомнить, что у Кэпа не было до того правильной партнерши – вообще никакой партнерши по танцам, но проблема была в том, что у Пегги, хоть партнер и был в свое время, а чувствовала она в обществе Стив все равно немного нервно.

Как в первый раз.
- Ну же, Капитан, сделайте вид, что вам нравится. А то выдадите нас с головой. – Пегги отводит взгляд от Стива, уже и правда готовая увлечь его в танец, но видит вдалеке знакомую фигуру, закованную в очередной шедевр портного искусства. Отлично. Значит, сейчас они что-то да узнают. И закончится это ужасное ожидание.
[AVA]https://78.media.tumblr.com/7af35f13b02b500ea54b103076ac5ee9/tumblr_obg2ockDRS1tflauvo4_250.gif[/AVA]

Отредактировано Peggy Carter (2018-07-13 22:41:14)

+3

3

Стоило ли упоминать, что разведке Стива не учили никогда. Он знал военное дело, знал как бить и как защищать, он умел идти напролом, бросаться в самую гущу грудью, быть всегда впереди, быть символом, знаковой фигурой, ориентиром. Он научился как вести и держать себя на виду у публики и выдерживать сотни, тысячи, сотни тысяч взглядов на себе, общаться с людьми, он познал тонкости коммуникации с потребителем, он умел быть рекламой, он умел быть бойцом, он был воином.
Но не был шпионом.
Не хладнокровным и умеющим держать лицо при любых обстоятельствах человеком, у которого за пазухой припрятаны десятки масок на любой вкус. Не искусным лжецом, не тем, кто сможет за мгновенье адаптироваться в любой компании и даже перед лицом лютого ненавистного врага тянуть лыбу, поддерживая непринуждённую светскую беседу так, словно за хрустальными стенами не происходит война, и нет в бутафорном великолепии ни единого изъяна.
Стив так не мог, все происходящее вокруг него заставляло ярость закипать внутри чёрным пламенем, а скопление разодетых с иголочки в дорогие фраки и форму высших офицерских чинов германских сил гостей приема сжимать челюсть так сильно, что вот-вот раскрошатся зубы. Он понимал, что выглядит неподобающе и слишком подозрительно, когда все остальные с непринуждёнными улыбками и откровенным весельем придаются предложенным утехам в виде алкоголя, закусок, приятных и полезных бесед, но перебороть себя мог с трудом. И только успокаивающее прикосновение тёплой женской ладони сдерживало его от опрометчивых поступков. Капита́н очень не хотел подставлять свою спутницу, ведь агент Картер возложила на него определённые надежды, выбрав в качестве напарника для столь серьёзного дела. При этом Стив надеялся, что она в полной мере осознаёт положение и роль Роджерса в их интересном тандеме. Он ни на йоту не такой, как она. Стив был скорее тяжёлой артиллерией.
При этом он же совершенно упускал из виду тот факт, насколько хорошо вписывался в общество вокруг. Суть Капитана Америки была не в личности, а в образе. По большей части Америке было все равно, кто прячется за маской и звездно-полосатым костюмом, им нужна была знаковая фигура, которой мог стать кто угодно, избранный, но не обязательно тот, кто носил имя Стива Роджерса. И это здорово играло капитану, который мог возомнить себя Натаном Хейлом своего времени, на руку, потому что с большой долей вероятности можно было утверждать, что здесь его облаченную в точно такой же, как и у большинства джентльменов смокинг с обязательным атрибутом роскоши - галстуком-бабочкой на шее, личность никто не узнает.
Слова Пегги вытягивают его из сосредоточенного изучения обстановки вокруг, и Стив, не отрывая взгляда от компании немецких генералов, что стояли поодаль, кивает головой, давая понять Картер, что прекрасно ознакомлен с алгоритмом действий в рамках плана их операции. Для начала - дождаться информатора. Казалось бы, что могло быть проще, однако ожидание оказалось куда более тревожным, нежели сама встреча, от которой Стив точно так же не знал чего ожидать. В рядах СНР обнаружен крот, но кто даёт гарантию, что он всего один, и сегодняшний вечер будет развиваться по их правилам. Дальше получить данные о месте передачи чемодана с картой или картами, инструкциями, ведущими к артефакту, о лицах причастных, после чего выйти непосредственно на покупателя и по возможности перехватить ценный объект. Кто бы сомневался, что СНР и сами заинтересуются древней реликвией.
В целом в теории все выглядит неплохо, и проблем у них с Картер быть не должно. По-крайней мере таких, которые не получится решить. Поэтому Стив, в попытке подбодрить и успокоить, накрывает своей ладонью руку Пегги и улыбается ей сдержанной, но белозубой улыбкой. Она сегодня выглядит безупречно и заслуживает кавалера подстать.
- Так лучше? - спрашивает он, расслабляя плечи и рвано выдыхая. И правда, так становится легче. Стив все ещё хочет передушить половину присутствующих здесь, но уже не в той мере, в коей это желание могло бы претвориться в жизнь. Словно почувствовав и подстроившись под его изменившееся настроение, сменилась и музыка, сопровождавшая вечер. Роджерс на мгновенье даже отвлёкся от того, что находится не на родной земле, потому что первые аккорды, заигравшие оркестром, невероятным образом напомнили ему тот самый Манхеттен, который звучал в джаз-клубе, куда он заглядывал ещё будучи совсем юнцом. Размеренный и прекрасный, самое то для того, чтобы позвать Пегги на танец и качаться на волнах живого звука, забывая напрочь, что танцы - не его.
Однако выполнить задуманное Роджерсу не даёт появившаяся на противоположном конце зала фигура. Девушка, примерно одного возраста с Пегги. Стив бы ни за что не признал в ней агента СНР, но красноречивый взгляд Картер даёт ему понять, что их ждут и им пора. Тогда он дожидается, когда девушка возьмёт его под руку, и вместе они неспешно идут к выходу, пересекая всю толпу, чтобы, наконец, получить всю необходимую информацию.[AVA]http://s7.uploads.ru/DWVXh.gif

[/AVA]

Отредактировано Steven Rogers (2018-07-13 01:29:41)

+4

4

Среди пестрой и разномастной толпы, которая только и может собраться на территории нейтральной страны во время войны, светловолосая девушка в броском платье, отделанном розовым стеклярусом, все равно привлекала внимание как вычурностью наряда, так и неуместной развязностью, с которой она повисла на мужчине, сопровождавшем ее. В общепринятом смысле девушку нельзя было назвать красавицей, но при взгляде на изгибы фигуры, затянутой в плотный атлас, ни у одного из мужчин не повернулся бы язык причислить ее к дурнушкам, а до мнения женщин, таким, как она, обычно нет дела.

Зеленые с прищуром глаза, искусно подведенные черной тушью, с апатичным безразличием оглядели гостей. Пухлый рот в алой помаде выделялся на бледном широкоскулом лице грубым мазком экспрессиониста.

– Я никого здесь не знаю, – скучающим тоном сообщила девушка своему спутнику и капризно надула губки. – Принеси мне лучше шампанского, mein Lieber.

– Ты и не должна никого здесь знать, Мари, – с заметным раздражением отозвался тот, с внезапным проблеском здравомыслия задавшись вопросом, зачем он вообще притащил ее сюда. Еще пять минут назад эта мысль казалась блестящей идеей, а теперь в мозгу словно что-то щелкнуло, встав на место. – Было бы очень странно, если бы ты здесь была с кем-нибудь знакома, куколка.

На фоне аппетитной красотки ее кавалер смотрелся невзрачной тенью, отличаясь разве что выдающимся носом. Редеющие каштановые волосы были гладко зачесаны набок в безуспешной попытке скрыть намечавшуюся лысину на темени, а в плечах фрака угадывались подплечники, призванные придать значительности сутулой фигуре. Отвернувшись, чтобы снять с подноса мимо проплывавшего официанта два бокала с шампанским, герр Стоффел не заметил, как в пустых глазах куклы промелькнула искра живого чувства, и имя ему было презрение.

..."Но как я туда попаду? Я и так сунула шею в петлю, когда всё вам разболтала," – наивный и затравленный взгляд разбивается о холодное самообладание бывалого служаки, который привык ложиться в постель не с женщиной, а с мыслью об Англии.

"В самом деле, мадемуазель, не думаю, что это вызовет у вас затруднения. Поздновато идти на попятный. Не разочаровывайте меня," – под аккуратной щеточкой усов самодовольная улыбка шулера со всеми тузами на руках. Но собеседник даже не предполагает, насколько он прав.

"А то что?" – теперь Мари пытается проявить строптивость, угрюмо глядя исподлобья. Нельзя соглашаться сразу.

"В противном случае все ваши маленькие прегрешения выплывут на свет божий, и прости-прощай беззаботная жизнь мадемуазель Гибуа, или – если вспомнить ее настоящее имя..."

"Не надо, – маленькая ладонь вскинута в беспомощном капитулирующем жесте. – Я думала, что вы джентльмен, месье."

"Да, но ты-то не леди," – добившись своего, англичанин груб.

Мари кривит рот, без помады слишком крупный и размытый. Она не леди, тут красивый английский джентльмен прав. Красивый и глупый. Впрочем, если Чаровница Асгарда вздумала сыграть свою игру, не смертному, зажатому в тисках предрассудков и стереотипов, увидеть и разгадать хитросплетения задуманной ею интриги. Мари Гибуа с ее сомнительным прошлым и неясным будущим появилась специально, чтобы попасться в сети МИ-6.

Комкая в руках грязный носовой платок, Мари неохотно кивает человеку напротив. Имени своего он не назвал, кроме безликого месье Смит, но оно и не нужно.

"Ладно, я покажу вам того парня."

"Не мне," – англичанину, наконец, удается немного удивить Амору.

Звонко расхохотавшись над немудреной шуткой герра Стоффела, Мари вновь окинула взглядом гостей. Ее смех черсчур громкий, но это никого не смущает. Шампанское лилось рекой, в лихорадочном угаре люди словно старались изгнать из сверкающего электрическими огнями зала всякое напоминание о войне. А быть может, для них войны и не было – просто выгодный бизнес. Над набриолиненными головами клубился чад корыстолюбивых мыслей, приправленных терпким запахом страха и кислым – похоти.

Толпа чуть расступилась, и Мари увидела ту, с кем была назначена встреча. В глазах Чаровницы на мгновение вспыхнул огонек: спутник мисс Картер более чем заслуживал внимания. Воин – она не могла обманываться. То есть, в нынешнем мире он мог быть кем-угодно, но если присутствующим здесь была уготована дорога в ледяные объятия Хель, то у него был шанс попасть в золотые чертоги Вальхаллы. Что ж, возможно, она преподнесет такой подарок Одину. В утешение.

Взгляд Маргарет Картер, едва задев, скользнул поверх взбитых кудряшек Мари. Мужчина не был столь осторожен, но на Мари смотрели многие, поэтому его неосторожность была замечена только Аморой. Увлеченный разговором о будущих прибылях, герр Стоффел не сразу обнаружил, что его спутница исчезла, а обнаружив – нисколько не обеспокоился.

...На террасе, куда ускользнула Мари, было прохладно, и девушка зябко повела голыми плечами. Флёр игривой беззаботности слетел с нее вместе с запахом одеколона герра Стоффела.

– Я думала, вы будете одна, – произнесла она, глядя на Пегги и Стивена с настороженностью пугливого зверька, и попятилась от них точно так же. – Кто это?
[AVA]https://image.ibb.co/cS1k48/Screenshot_20180711_220817.jpg[/AVA]

Отредактировано Amora (2018-07-13 11:31:26)

+4

5

- Так лучше, - улыбается Пегги. Она ловит его взгляд, который Стив, наконец, отрывает от немцев. И, прильнув, к нему, замечает: - Смотри на меня, не на них, так будет лучше.
Брать неопытного солдата с собой было риском, но Пегги осознавала все возможные риски. Как и то, что бег на каблуках был дисциплиной, освоенной агентом почти что в совершенстве, но тем не менее, мужчина рядом был не лишним. Ей хотелось, чтобы Стивен тут находился. И не важно, почему. То, что между ними что-то происходило, она понимала. Это что-то сжимало болезненно грудь при взгляде на Капитана Америку, это что-то заставляло пальцы подрагивать, когда невзначай рука касалась мужчины. Что странно на самом деле. Нет, Пегги Картер не была знатоком мужчин, но нечто подобное должно было с ней случатся тогда, когда она собиралась замуж.
Ан нет, бывший жених и близко не вызывал подобных эмоций. Но разве это место было подходящим для самоанализа.
- Ждать всегда тяжело, Стив, но мы справимся.

Вся ее работа тут состояла в аналитике и ожидании, в ожидании и аналитике. Пегги старательно анализировала и ждала, потом наоборот, и так по кругу. Несмотря на статус службы разведки и СНР, некоторые вещи не менялись ни при каких обстоятельствах. И Пегги, как никто другой, понимала, что деятельному Роджерсу все это не сдалось совсем. А ведь мог бы пропадать на сцене в качестве агитатора, но слава богу, обошлось, совсем иначе все случилось. Признавать свое участие в этом Пегги упорно отказывалась, не беря лишние минуты славы на свой счет. То ли скромность, то ли что еще. Ей было достаточно смотреть своим теплым взглядом цвета шерри в небесные глаза Капитана, чуть подтрунивать над ним, но при этом чувствовать себя рядом с ним лучше некуда.
Впрочем, служба ждала, и Пегги видела, что час Х на подходе, в образе блондинки в хорошо сидящем по фигуре вечернем платье. Ее рука ложится на локоть Стива, Пегги позволяет ему вести ее прочь из зала к судьбоносной встрече. Волнение омывает ее до кончиков пальцев, Картер собирает мысли в единое целое. Ее настораживает тот факт, что в СНР есть крот, крот может быть не один, выковыряют этот сорняк, будет другой, и так по кругу, нервируя каждый раз. Это была задача контрразведки, но в войну все путается, все ломается, все меняется. Хотелось бороться с врагом, но враг был изнутри, вгрызаясь в сердца тех, кто должен был защищать тылы. Тылы горели, и сейчас Пегги всеми силами тушила эти пожары, аккуратно держась за руку Стивена.

Прохлада швейцарского воздуха остудила разгоряченной лицо, охладило мысли. Пегги подставляется ветерку, приходит в себя, слышит шаги. Оборачивается, чтобы оказаться лицом к лицу с блондинкой, оценивающим взглядом скользя по ней – женщина умела себя держать в обществе, но если правы домыслы, то совсем не удивительно. Мари Гибуа, похоже, умела играть, наивности и беззащитности, которая прямо веет от француженки, Пегги ни капли не верит. Она насторожена, насторожена всем вокруг в общем, Мари в частности, и хотя дама не выглядит угрозой, все может крыться в деталях.
Дьявол всегда кроется в деталях.

В этой части террасы нет никого кроме них, шум и веселье осталось там, в ярком свете зала. Разговор не должен быть длинным, иначе привлечет внимание, которое совсем не нужно. Не стоит обманываться беззаботностью, что вокруг разливается щедро во все стороны. Она обманчива, и Пегги это чувствует каждым дюймом сознания, не желая поддаваться ей, как и поддаваться очарованию мадемуазель Гибуа.
- Мадемуазель, будь я тут одна, без сопровождения, возникли бы вопросы. Было бы слишком много внимания к моей скромной персоне, ни вам, ни мне, это не нужно. К тому же, если состоится поимка, мне нужна помощь, я, конечно, могу многое, но все еще не все.
Картер не сводит глаз с Мари. Куратор был скуп на информацию, сведя все к тому, что необходимое женщина сообщит Пегги на месте, все остальное ее не касается. Типичное отношение к информаторам, ничего удивительного, но не очень на руку агенту. Та чувствует замершего за плечом Стива, бросает на него короткий взгляд и недовольно отводит его – Роджерс, похоже, удостоил мадемуазель более пристальным вниманием, наполненным совсем не рабочим интересом.
- Он уже здесь, мадемуазель? Если да, то чем быстрее вы нам его покажете, тем быстрее сможете вернуться к обществу. До того, как вас хватится ваш кавалер.

а ищем мы карту вот к этой штучке

https://pp.userapi.com/c848732/v848732822/299f0/7Ym6Dl7rLOQ.jpg

[AVA]https://78.media.tumblr.com/7af35f13b02b500ea54b103076ac5ee9/tumblr_obg2ockDRS1tflauvo4_250.gif[/AVA]

Отредактировано Peggy Carter (2018-07-14 21:52:16)

+3

6

Если бы обстоятельства были другие, если бы не было войны и люди вокруг в глазах капитана не являли собой все сосредоточение того, что он презирал и с чем боролся, вечер мог стать одним из лучших воспоминаний в его жизни. Было ли дело в печати войны на каждом, кто имел к ней какое-то отношение, будь то непосредственное нахождение на поле битвы или работа в тылу, либо стороннее наблюдение за происходящим в желании никоим образом не замарать свои руки, однако о подобном времяпрепровождении в последние несколько лет не возникало и мысли, подобное казалось за гранью понимания и чем-то извне, из другого измерения. Филлипс не хотел отпускать Стива на это задание, и Капита́н знал, что на его участии настояла Пегги. Она не подчинялась американскому  полковнику и была автономна в своих действиях, поэтому привлечь к операции Роджерса ей не составило труда, она могла держать ситуацию под контролем и в этом месте чувствовала себя, словно хищная рыба в воде, к тому же ещё и почуявшая добычу. А Стив был скорее прикрытием, надёжным тылом и силовой мерой в случае, если придётся иметь дело не только с информатором женского пола. Однако на первый взгляд все оказалось проще некуда, ожидаемым ими лицом действительно отказалась девушка, молодая и красивая. Задача говорить с ней и перенимать необходимую информацию легла на плечи Маргарет, а Стив тем временем получил возможность оглядеть новоприбывшую со стороны новым, свежим взглядом.
Троица немедленно переместилась на террасу, выбираясь в объятия ночной прохлады. Говорить в окружении лишних ушей и чужих глаз было опасно и опрометчиво, поэтому пустое внешнее пространство больше располагало к беседе. Шум вечеринки за стеклянными стенами доносился еле различимо, а в округе не были ни единого источника иного звука, поэтому для тайного разговора была подготовлена идеально безмолвная тишина, что при этом могло сыграть не на руку Картер и Роджерса. Поэтому, прежде чем сосредоточить взгляд на девушках, Стив внимательно оглядел округу, удостоверяясь, что они здесь одни. При прибытии сюда он уже заметил, насколько хорошо и грамотно выстроена система охраны, нацеленная в первую очередь, вероятно, сохранить жизни немецких высших военных чинов, сегодня никому нельзя было доверять. Оттого по периметру замка были выставлены специально обученные солдаты в штатском. К счастью троицы, рядом с ними, по крайней мере в поле зрения, подобных не наблюдалось.
Разобравшись с этим моментом, Стив, наконец, переводит взгляд на Мари Гибуа. Он шепчет эти два слова одними губами, словно пробуя имя на вкус. Поначалу Роджерса охватывают противоречивые чувства, потому что он не ожидает увидеть настолько экстравагантную женщину, на которую были обращены жадные взгляды половины мужчин в зале, в качестве тайного агента, к тому же ещё и информатора. Он все ещё не чувствовал этой тонкой игры, которую вели разведчики СНР, и имел возможность наблюдать их только лишь на поле боя. Где все так или иначе окрашивалось в болотно-зеленые цвета и атмосферу навевало точно такуе же: тёмную, блеклую и безрадостную. При этом Капита́н Роджерс совершенно упускал из виду, что сопровождает сегодня точно такого же агента, что и Гибуа, а Картер в своём небесно-голубом платье выглядит просто головокружительно. Как все закончится, он непременно пригласит ее на танец.
- Капита́н Стив Роджерс, - мужчина выходит немного вперёд и кивает головой, обращаясь к блондинке. - Для публики более известный, как Капитан Америка.
Всякая ложь изначально имеет под собой основу. В любом лживом хитросплетении важной деталью была правда. Сколько бы ни приходилось лить в уши собеседника неточностей и откровенного вранья, весь этот букет стоило приправлять истиной.
- Вам не о чем волноваться, мадемуазель Гибуа.
Он говорит честно, без утайки, намереваясь стереть из взгляда девушки настороженность, при этом его собственный все ещё остаётся вкрадчивым и изучающим. Что не остаётся без внимания Пегги, которая тут же окидывает его ответным взором похожего содержания. Она хочет скорее избавиться от информатора, и этот порыв кажется Стиву вполне понятным, однако тот в свою очередь не торопился списывать девушку со счётов. Ее задача проста - указать на того, кто, согласно разведданным, выйдет в связь с членами Аненербе, и дальше девушка может гулять. Пегги уже задаёт колкие и требовательные вопросы, после которых, вероятно, вечер для них двоих сменит свой тон. И все же Стива не покидает ощущение, что Мари совсем не подходит этому кукольному лицу с острыми, но сглаженными чертами лица, и холодным льдисто-голубым глазам. И дело вовсе не в подставном имени или легенде, которую имеет здесь каждый из них.
Ещё и легкое сожаление о не прихваченном с собой щите замаячило где-то на периферии.
[AVA]http://s7.uploads.ru/DWVXh.gif[/AVA]

Отредактировано Steven Rogers (2018-07-18 00:06:39)

+3

7

На хорошенькой мордашке мадемуазель Гибуа появилась легкое недоумение. Казалось, лицо Мари могло отражать набор лишь самых простых чувств, присущих скорее ребенку, чем взрослому. Вероятно, этот эффект объяснялся строением черепа: широкопосаженными глазами, ясным лбом и невыразительным ртом с по-детски пухлыми губами. Зато взгляд прозрачно-голубых глаз мог быть весьма красноречив. Они оценивающе посмотрели сначала на Маргарет, занеся в воображаемый реестр весь облик, от оттенка помады до покроя платья, а потом весьма кокетливо – на ее спутника.

Улыбка, вспыхнувшая и тут же исчезнувшая, без слов говорила, что Мари не поверила объяснению Пегги. Красивая англичанка не сумела найти мужчину для сопровождения, который не стал бы ей задавать лишних вопросов? Глядя на мисс Картер, нельзя было усомниться в том, что она прекрасно знает, для чего Фрейя одарила дочерей Мидгарда своими дарами: губами, грудью, бедрами и прочим.

– Понимаю, – с легкомысленным смешком обронила Мари. Вроде бы не сделав ни одного видимого движения, она оказалась рядом со Стивом и положила на его локоть маленькую ладошку, интимно заглянув в глаза, будто желая поведать некий только им двоим известный секрет. – Стив Роджерс? Тот самый? О! Какой приятный сюрприз. Тогда мне действительно не о чем волноваться.

Сюрприз для Аморы и правда был приятным: чутье на мужчин ее не подвело, и она не ошиблась в оценке. Однако времени, чтобы поиграть с новой игрушкой, не было. В сегодняшней игре разыгрывались ставки повыше, чем последний герой мидгардских легенд.

– Не волнуйтесь и вы, мадемуазель, – Мари очень и очень бесхитростно улыбнулась Пегги. – Мой кавалер не хватится меня, пока я не вернусь. Он не слишком наблюдателен и любит выпить. Этот вечер не омрачится скандалами, обещаю. А вы, вы можете то же пообещать мне? – посерьезнев, спросила она. – Боюсь, с вами были не до конца откровенны.

Подпуская эту замаскированную шпильку, внешне Мари была само простодушие. Девушка торопливо оглянулась по сторонам и понизила голос, игривые щебечущие интонации исчезли.

– Сегодня здесь будет человек из Аненербе, и важно не спугнуть его, пока... – она запнулась. – Дальше, наверное, не мое дело, да? Его легко будет заметить в толпе.

На кукольном личике Мари Гибуа проступила чуть хищная улыбка Аморы. Тонкий слух Чаровницы издалека уловил шум, пока неразличимый смертными. Поступь этих шагов она узнала бы за сто миль.

Ничуть не изменился.
[AVA]https://image.ibb.co/cS1k48/Screenshot_20180711_220817.jpg[/AVA]

Отредактировано Amora (2018-07-19 17:25:27)

+3

8

... Слова мадмуазель Гибуа слишком явно противоречили ее поведению, и тем тревожным взглядам, что она рассылала вокруг. Но, как видно, повод для тревоги у хорошенькой шпионки имелся, и весьма веский.

В зале, вмещавшем в себя пеструю камарилью толстосумов мира сего, что-то неуловимо переменилось. Нет, это не был торжественный стук каблуков или возгласы «Sieg Heil!», каким приветствовали высоких гостей и офицеров Рейха. Не было ни фанфар, ни звона бокалов. Ничего. Дверь, уводившая во внутренние покои организатора, отворилась, и в ней показался мужчина – высокий, русоволосый, с простодушным открытым лицом и до странности ясным взглядом голубых глаз.
Еще один гость, мало чем отличающийся от остальных.
Но что-то произошло. Не разом, но одна за другой, все женские головки – в зачаточных шляпках с перьями райских птиц, с французскими кружевами, несмотря ни на что, продолжавшими плестись даже в военное время, причесанные, завитые, волнами уложенные головки богинь, каких простой смертный может увидеть разве что на телеэкране и на обложках журналов – повернулись в его сторону. На миг в зале, казалось, стало светлее от их улыбок, и много, много тревожней от жадного выражения глаз. Даже те, кто не знал гостя, бросив удивленный взгляд, останавливались, и уже не могли отвести его. Из уст в накрашенные уста прошел какой-то особенный говорок, шепот со сладким придыханием; некоторые, поймав ответ, потупились, улыбнувшись загадочной сытой улыбкой.
Предмет их внимания не смутился. На загорелом лице, в светлых глазах, во всем его облике, точно сошедшем с полотна, где Хйгни взирает на свое сердце в руке убийц или сам Зигфрид купается в крови дракона, написано было, что он наслаждается этими взглядами.

Мужчины тоже вели себя странно. Никто из них не осмелился подойти к запоздавшему гостю, чтоб заключить того в приторно-ласковые, лживые и ведущие ко взаимной выгоде объятия, и, потрепав по крахмальной груди, увлечь в беседу и в компанию нужных людей. Не было рвения, перетянутого ремнями униформы, незримо присутствующей на половине гостей. Некоторые из них словно выросли на пару дюймов, другие же, напротив, явно постарались остаться незамеченными, как за щитами, укрывшись за спутницами. Лишь двое осмелились сделать шаг вперед - чтобы быть одаренными широкой улыбкой гостя.
Именно к этим двоим он и направил свои стопы, чтобы заговорить - а точнее, позволить им начать беседу со странным трепетом, с явно выраженной смесью ужаса и благоговения.
Зал шумно вздохнул, потупив полные зависти взоры,- а затем вернулся к своим прежним делам.

Странное и нервное возбуждение толпы схлынуло опавшей приливной волной, вернув всё на круги своя. Почти. За одним исключением. Фигуристая блондинка, видимо, чересчур застенчивая и пугливая, чтобы откровенно разглядывать нового гостя, как прочие дамы, удостоила его лишь мимолетным и пустым взглядом фарфоровых голубых глаз. Губы, щедро подкрашенные алой помадой, слегка шевельнулись, но слова девушки были услышаны только парой, которая случайно, совершенно случайно, оказалась поблизости.

– Я же говорила... Заметите сразу.
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/53455.png[/AVA]

+4

9

Пегги не знает, может, все дело в том, что ей просто не нравится Мари Гибуа. Ей вообще не нравятся люди, которые возникают ниоткуда и вмешиваются в то, что их не касается. Потому, что это объяснение лучше и проще, чем то, которое может скрываться под пластами прочего. Например, что Пегги Картер очень не нравятся искорки в глазах блондинки, когда та смотрит на Капитана. Или то, что Роджерс зачем-то говорит, кто он. Пегги бросает на него взгляд, в котором собралось все недовольство мира и намек на то, что Стивен Роджерс прекрасен, как Аполлон, но во имя всего святого, заткнулся бы. А то выставил напоказ свои регалии, поведав прекрасной француженке, кто он, да что он. А стоило бы помолчать, а то вдруг на деле Мари Гибуа двойная шпионка, такой риск тоже может быть. Побежит и раструбит.
Волноваться ей не о чем, конечно.

Пегги едва слышно фыркает, отступает на шаг от Стивена, будто ставит стену между ними. А то и правда, имела неосторожность увлечься, обстановка больно располагала, навевая на Пегги прошлое, времена о том, когда она танцевала со своим женихом на вечеринках, и никто не думал, что будет война. А потом она началась, Лондон бомбили, Блетчли-Парк, смерть брата…
В карих глазах пробегает облачко огорчения. Пегги отворачивается от Мари, рассматривая сквозь распахнутые французские окна гостей. Хорошо бы все сейчас и решить, чтобы не находиться в обществе друг друга. Ей, определенно, не нравилась француженка, а смотреть на Стива больше и не хотелось. Она бы закусила губу, да вот красная помада останется на зубах, а ей еще поражать присутствующих своим совершенством. Осторожно поправляет локоны в прическе, пытается вернуть рабочее расположение духа.
Больше никогда.
Нечего таскать за собой символы чужой нации, в конце концов, не ее это радость.

Пегги закатывает глаза, когда слышит щебет Мари, как хорошо, что сейчас ее лица не видят участники этого милого разговора. Иначе бы ничем хорошим это не закончилось бы. Оборачивается Пегги уже с улыбкой, немного ехидной, немного высокомерной, смотрит на мадемуазель Гибуа:
- Я не волнуюсь, меня беспокоит выполнение моего задания, не более. Как любого хорошего агента.
Потому, что кроты в организации, кроты в СНР это вообще чертово дело принципа, которое следует решать, пока есть возможность, решать по полной программе, выкорчевывая сорняки.
- А вам есть, что добавить? Ну так можете добавить, капитан Роджерс вас выслушает, очень внимательно, - Пегги бросает колкий взгляд на Стива, снова переключается на людей в зале, но там ничего нового, и Мари продолжает говорить. И Картер, хочет-не хочет, вынуждена вернуться к разговору. – Вы правы, мадемуазель, дальше совсем не ваше дело. Ваше дело ткнуть пальчиком в нужного человека, а потом сделать вид, что мы с вами не знакомы. Так будет для всех нас безопаснее.

Ей отчаянно хотелось избавить от присутствия Мари, а заодно и Стива. Пойти туда, в толпу, решить дела, вопросы, начать игру, опасную, щекочущую нервы, но ведь за тем они здесь? Чтобы сыграть. Чтобы выиграть. Пегги, словно охотничья собака, приплясывает на месте, не буквально, но в переносном смысле, готовая броситься по следу за жертвой, чтобы сжать свои зубки на глотке оной. Но пока ее взгляд притягивает незнакомый светловолосый мужчина, высокого роста, явно выделяющийся в общем потоке людей во фраках. Пегги с интересом за ним наблюдает, кажется, на считанные секунды понимая раньше того, как звучат слова-подтверждения Мари – ах, вот он, значит, каков, этот связной Аненербе.  Наследие предков раскинуло свои щупальца не хуже Гидры, Пегги вообще жутко бесило, что вся нацисткая Германия, вся нацисткая армия состояла из тайных обществ, не одно, так второе. Бороться с ними было не просто, бороться с ними было сложно, особенно с хваленой педантичностью немцев. Приходилось признать, что они явно больше подготовлены к подобным вещам, чем любые другие армии, которые сейчас вынуждены противостоять им. Война набирала обороты, но пока все больше союзники проигрывали, выигрывая отдельные сражения, которые не вели к победе, увы. Потерь было больше, но вера и оптимизм пока что вели людей вперед, опровергая все расчеты Гитлера, у которого был короткий, но емкий план по завоеванию Европы. А там, наверное, за всем миром дела бы не стало.

Пегги бросает быстрый взгляд на Стива:
- Я пойду на разведку.
Стучит каблуками, разглаживая ладонями складки платья, чувствуя легкость и шелковистость ткани, которая аккуратно охватывает фигуру. Пегги заходит в зал, срывая заинтересованные и восхищенные взгляды, но ее собственный взгляд прикован лишь к одному мужчине. Это и был план. Она перехватывает связного для танца, уводит его потом в сторону, подальше от толпы и внимания, а затем – затем подключается Стив. Убрать связного Аненербе до прихода агента СНР с чемоданчиком, которого Картер перехватит вторым заходом.
Кажется, ничего сложного.
Пегги останавливается рядом с мужчиной, его собеседники разом умолкают:
- Сопроводите даму потанцевать, месье, - англичанка с самой соблазнительной улыбкой, на которую только способна, протягивает руку незнакомцу. Имени Мари так и не сказала, что паршиво, но не смертельно, разберутся.
[AVA]https://78.media.tumblr.com/7af35f13b02b500ea54b103076ac5ee9/tumblr_obg2ockDRS1tflauvo4_250.gif[/AVA]

Отредактировано Peggy Carter (2018-07-20 23:44:55)

+2

10

Встреча, от которой Стив ожидал чего-то большего, чем два предложения, из которых стало ясно лишь то, что связной Аненербе, уполномоченный заполучить со стороны нацистов-мистификаторов неизвестный товар, будет на светском вечере, принимал совсем неожиданный оборот. На секунду в глазах Роджерса промелькнуло разочарование. Или Мари Гибуа действительно не обладала иной информацией, именем там, иными установочными данными, даже самыми поверхностными, или Пегги рано переключалась в своём недовольстве на Стива, мысленно, как ему показалось, сбросив информаторшу со счётов. И совершенно зря.
Капитан Америка все ещё плохо разбирался в женщинах, а в особенности в столь сложных, противоречивых и многогранных, как Пегги Картер. Казалось, он с большим успехом мог бы совладать с такой особой, как их новая знакомая Мари, но и тут Стив упирался лбом в тупик. Сладкие, легкомысленные и очаровывающие речи, мягкая и кокетливая улыбка, ложащаяся на ее полные алые губы, поразительно контрастировали с вынимающим душу ледяным взглядом таинственной француженки. Умом он это прекрасно понимал, но стоило только блондинке снова одарить его своим тяжёлым взором, как мысли тут же улетучивались, как по волшебству.
Поэтому капитан, предвещая дальнейшее нагнетание обстановки, старался лишний раз на мадемуазель Гибуа вообще не смотреть. Зато его очень заинтересовала реакция Маргарет, которая точно так же моментально сменила тон своего настроения. Ехидства в интонациях прибавилось, движения и слова стали резкими, информация, в ожидании которой они чуть было не извелись, стала внезапно ненужной. Он в полной мере ощутил те негодование и досаду, которыми его окатил взгляд карих глаз англичанки, касавшиеся его опрометчивого и неуместного поступка - раскрытия своей личности. Стив же в свою очередь видел в этом самое что ни на есть логичное развитие событий. Если Гибуа предательница и ведёт двойную игру, то своим признанием Стив даёт ей самый крупный и беспроигрышный козырь, получая при этом взамен не менее любопытную вещицу. Вероятность. По которой станет ясно, кто выдал их операцию и подставил ее успешное выполнение под угрозу. О том, что Пегги является агентом СНР знают двое по ту сторону баррикад, а правду о Стиве теперь только их общая блондинистая знакомая. Которая, как надеялся Стив, не будет болтать, а если все же не сможет удержаться, то весь огненный залп полетит в его сторону.
Объясниться с Пегги возможности не было, да и необходимости, вероятно, тоже, она должна была понимать все сама. Поэтому, когда англичанка чопорно информирует Роджерса и вальяжно удаляется в зал, не дожидаясь своих спутников, он лишь закатывает глаза и еле заметно качает головой. Что же, какое-то шевеление масс в бальной зале действительно требует внимания, да и присутствие их троих на пустой терассе подозрительно затянулось. Стив, уже не имеющий возможности более избегать зрительного контакта с мадемуазель, поворачивает к ней голову и слегка застенчиво улыбается, обнажая белый ряд зубов. Пальцы тем временем накрывают девичью ладошку, которая так и покоится на его руке.

- Раз на этом разговор окончен, позвольте проводить вас в зал, мадемуазель.

Он отводит в сторону руку, согнутую в локте, и, дождавшись ответа Гибуа, следует в помещение вслед за Пегги.

- А пока не желаете ли вы все же поведать мне что-то ещё об этом таинственном связном, - который, к слову, уже обосновался в обществе гостей и прибился к группе беседующих джентльменов. - Что-то, чего мы до сих пор не знаем?

Стивен остановился чуть поодаль,  взглядом прослеживая путь Пегги и с некоторым недоверием гладя на то, как та заговаривает с мужчиной, на которого указала Гибуа. Весь вид этого здорового златовласого незнакомца буквально кричит о превосходстве над всеми остальными, кто вообще собрался сегодня здесь. Стив даже ловит себя на мысли, что он как-то необычайным образом выделяется среди толпы: своим видом, походкой, манерой держаться. И говорит, наверняка, диковинно.
С того расстояния, на котором он стоял в отдалении, разговора слышно не было, и было не ясно, к чему все это приведёт.  Стив хмурит брови и понимает, что теперь остаётся лишь только ждать. Сигнала к старту и начинать действовать.
[AVA]http://s7.uploads.ru/DWVXh.gif[/AVA]

Отредактировано Steven Rogers (2018-07-23 23:58:03)

+3

11

Небрежно опираясь на локоть капитана, Амора любовалась стрелой, которую ее рука так точно послала в цель. Ведомая охотничьим азартом, как гончая, взявшая след, мисс Картер была стремительна и прекрасна. Смело подойдя к человеку, к которому в той или иной степени было приковано внимание всего собрания, Пегги Картер словно вступила в круг света прожектора, освещавшего сцену, оказавшись под прицелом множества глаз. Так, благодаря солнцу луна становится видима в темном ночном небе.

Голоса зала сливаются в невнятный гул, в котором слух выхватывает случайные реплики.

– ...никак новая звездочка киностудии Рейха? Сдается мне, я уже видел эти ножки.

– Ну, Ганс у нас известный астроном. Телескоп всегда в боевой готовности!

– Да бросьте, точно вам говорю...

– Ах, как ваша подруга отважна, – с придыханием в голосе восхищенно прошептала Стивену мадемуазель Гибуа, – и как она рискует. Это и есть английский стиль, да?

Тонкие брови Мари выгибаются дугой в ответ на новый вопрос капитана.

– Что-нибудь еще? – недоуменно переспросила она и, хихикнув, прикрыла рот ладонью. – Ну, я могу назвать особые приметы, но вряд ли они пригодятся вам, месье капитан. – Амора посмотрела на Стивена с интересом, гадая, смутится символ самой пуританской нации или невинность охранит его.

С ловкостью избалованной домашней кошки, она подхватила с подноса официанта новый бокал шампанского и, поднеся к губам, вместо того, чтобы отпить глоток, беззвучно произнесла несколько слов над лопающимися пузырьками. Теперь, несмотря на расстояние, Мари и Стивену будет слышно каждое слово будущего разговора. Правда, американскому капитану, вероятно, будет казаться, что он просто читает по губам беседующих. Иное объяснение будет отдавать магией и другой невозможной чертовщиной. Амора улыбнулась. В двадцатом веке мидгардская наука отказывалась признавать существование магии и прочей чепухи – очень удобно.

– Именем он может назваться любым, но запомните одно – этот человек опасен, не обольщайтесь его внешним лоском, – оставив игривый тон, предупредила мадемуазель Гибуа. – Если он узнает, что это я...

Чаровница непритворно задрожала, вспомнив все те случаи, когда гнев Тора обрушивался на нее. Риск придает вкус игре, как соль пище, но она не хотела бы пересолить.
[AVA]https://image.ibb.co/cS1k48/Screenshot_20180711_220817.jpg[/AVA]

+3

12

... Вмешательство в беседу, похоже, явилось для высокого блондина полной неожиданностью - как и для его собеседников, которые в тот момент вели увлеченный разговор. Вернее, новый гость слушал, потягивая прихваченное по дороге шампанское, с улыбкой внемля увлеченным рассказам спутников - молодых людей, которым ни фрачная униформа, ни накрахмаленные рубашки не помогали скрыть ухватки, приобретенные в армии.
Как раз перед тем, как прозвучала странная и несколько дерзкая просьба неизвестной дамы, один из них возбужденно изображал ладонями не то лопату, втыкающуюся в грунт, не то самолет, входящий в крутое пике. Глаза рассказчика сверкали, кончики пальцев тряслись, как будто бы и сейчас он еще ощущал нечто, не дающее покоя, нечто, о чем он стремился поведать новому другу: смесь восторга и страха, знакомого только тем, кто играл со смертью, чувствуя ее леденящее дыхание, но не склонил головы, не отступил - и вышел невредимым.
Наградой ему служила полная расположенья улыбка и рука слушателя, коснувшаяся плеча. Жест, полный арийской сдержанности, молодой человек, однако, воспринял едва ли не так же, как если бы его коснулась рука божества. Вытянувшись и характерным движением сложив руки на бедрах, он уже, кажется, готов был выкрикнуть "Heil!" - но прикосновенье товарища вовремя удержало его от подобного знака восторга.

Именно этот экстаз и был так некстати прерван вопросом отважной британки. Молодой человек повернулся, еще охваченный азартом рассказа, бурей эмоций, которую пытался передать своим слушателям - и последующим восторгом от похвалы старшего друга. Глаза его метнули две молнии.
- Was wünschen Sie, Fräulein?
Одновременно он повернулся, вставая так, чтоб оказаться между отважной искательницей внимания и предметом ее интереса.
Его товарищ, как видно, по-своему понявший суть дела, окинул красотку недвусмысленным взглядом.
- Frau will Spaß haben, Siegmund. Ви котить данцевайт, не тааг ли, meine Kleine? Позволяйт мейн вести вааз.
- Entschuldigung, meine Freunde,- вмешался в их попытку отвлечь внимание на себя тот, на кого направлен был интерес. Он сделал шаг вперед и молодые люди мгновенно расступились, давая дорогу, кратко салютовав наклонами головы. Самодовольная улыбка мелькнула на лице мужчины. Тем не менее, он вполне учтиво предложил англичанке руку, согнутую калачиком; следующим проявлением внимания был бокал, тут же поднесенный мгновенно нарисовавшимся официантом. Еще раз улыбнувшись собеседникам, неизвестный направился к выходу в танцевальный зал.
- Поправьте меня, если ошибаюсь,- заговорил он без тени смущения, и странно было слышать, как его речь, только что рикошетившая от стен на раскатисных согласных, теперь ласкала слух французской грассировкой.- Я видел вас на приеме у Карла Шимпера на минувшей неделе. Вы были... впрочем, нет, у корветтен-капитана, помнится, присутствовали одни мужчины. Может быть у Вюста или Зиверса?

Последовала пауза, во время которой лакей, со вниманием следивший за всеми перемещениями гостей, приподнял перед высоким гостем портьеру, позволяя тому, не склоняя головы, пройти в танцевальный зал.
Как раз в эти минуты там раздавались последние пицикатто Fumando espero, и пары, окончившие танго, начинали расходиться по местам. Две или три остались в центре зала, как видно, намереваясь продолжить марафон; желающие присоединиться к ним начинали уже подыскивать партнерш, рассылая вокруг лучезарные улыбки. Несколько мужчин, заинтересованные новоприбывшими, бросили заинтересованные взгляды на англичанку - но то ли вид ее спутника показался им слишком грозным, то ли на ее лице не читалось признака заинтересованности, и все они очень быстро отводили глаза.
Между тем безымянный провожатый не торопился: допив шампанское, он, в точности исполняя просьбу, довел ее до стены, возле которой составлены были стулья для желающих, и предложил своей спутнице присесть.
- Как вы и пожелали, Fräulein,- улыбка была полна мягкости.- Могу я еще чем-нибудь служить вам?
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/53455.png[/AVA]

+3

13

Изображать иностранку Пегги не решилась. Слишком уж явно было бы это. Даже если бы агента Картер говорила на немецком или французском без акцента, ни на немку, ни на француженку она не походила. В конечном счете, Пегги решила оперировать тем, что ей дано природой. Англичане и тут были в количестве, а девушка была вооружена красивой белозубой улыбкой, мягкими прядями волос, свернутыми в колечки прически, броский макияж и нахальство. Последнее качество во многом весило больше, чем все остальные. Открытый взгляд, уверенность в движении, Пегги не ждала отказа от незнакомца, хотя что-то внутри все равно екает. Екает от волнения, екает от пронзительности взгляда. На миг кажется, что связной Аненербе видит все изнутри, прямо в душу смотрит, щелчок пальцами, и вот уже он все знает.

Отступать некуда. За спиной Роджерс, за спиной СНР, Пегги выпрямляет спину, расправляет плечи, не смотрит на собеседников высокого блондина, они ее не интересует, она даже не обращает внимания на обращенные к ней фразы. Они пустые, они ничего не значат. Так легко принять завороженный взгляд девушки за влюбленность, и Пегги тянет ярко накрашенные алой помадой губы в улыбке, когда объект интереса принимает это требование-приглашение к танцу.
Немецкий язык Пегги не нравится. Она вообще не понимала долгое время, зачем мать ее дрессировала в нем. Французский годами давался легче, а вот с немецким ее постигала постоянная неудача, вызывавшая у матери приступы головной боли. Когда началась война, неожиданно для самой Пегги оказалось, что все приобретенные знания и навыки сгодятся в жизни. И все же, лающая немецкая речь вызывала нервную дрожь, раздражала и нервировала. Кавалер на один танец меняет тон, меняет речь, становится немного легче воспринимать его. Бальный зал обнимает их музыкой, немного духотой, терпким ароматом чужих духов. Вокруг снуют официанты с бокалами шампанского, привлекая внимание и добавляя градуса и без того разгоряченным гостям. Пегги бросает короткий взгляд в поисках Стива, видит его в обществе мадемуазель Гибуа, отлично, просто прекрасно, по крайней мере, он пристроен и не мельтешит рядом без надобности.

- Вам показалось, герр… о, я совсем не знаю вашего имени. Я Лиззи, - кокетливо улыбается Пегги. Вот и второе имя пригодилось, которое вызывало у нее зубную боль своей претенциозностью.
Вот только в танец незнакомец Пегги не ведет. Они обходят пары, кружащиеся друг с другом, и Картер чувствует разочарование – что-то идет не так? Но она не могла себя выдать, разве что мадемуазель Гибуа работала на обе стороны, предупредив и связного Аненербе о том, что его разыскивают. Картер украдкой бросает изучающий взгляд на мужчину, но ничего не находит, ни единого признака волнения, ничего, чтобы могло навести девушку на мысль, что она провалилась. Возможно, не все так плохо, и нет повода для беспокойства.
План был, осталось привести его в исполнение, теперь уже с изменениями. План, который оказался достаточно примитивным, Пегги прокручивает его в голове, принимая чуть отстранённый вид, крепко держась за руку связного. Они почти доходят до стульев, таких ярких, алых, в цвет помады самой Пегги, но тут она, наконец, замечает того, кто должен явиться немного позже. Взгляд карих глаз упирается в агента СНР, лавирующего среди людей. Вот он берет шампанское в руки, вот с кем-то здоровается, вот кого-то высматривает.
Заметит он Роджерса. И ее заметит. И все, провал, сбежит, ищи потом ветра в поле.
Пегги крепче цепляется за руку своего спутника, привлекая внимание его к себе. Вот говорила мама в юности «ты же леди, ты должна быть слабой и податливой». Как быть слабой и податливой Пегги не очень-то усвоила, но сейчас понимала, что надо призвать всю свою слабость и женственность, как можно натуральнее падать в обморок.

Пегги взмахивает рукой, чуть пошатывается, не успевая сесть на стул. Почти виснет на руке партнера.
- Прошу прощения… кажется, мне дурно. Все эта духота, тут совсем нечем дышать, - она едва стоит, будто бы мужская рука ее единственная поддержка, иначе упадет, прямо к его ногам упадет. – Мы бы не могли выйти в парк? Тут чудесный парк. Там дышать будет легче. Проводите туда, и если вам нужно куда-то идти, я вас отпущу, - она снова включает кокетку, всеми силами, продолжая бледнеть.
Господи, сделай так, чтобы Стив понял, что ему надо идти за нами.
Там они и повяжут незнакомца, а уже потом она вернется в зал и сама перехватит крота. Если, конечно, успеет.
Черт. Успеть надо, выбора-то нет.

+2

14

Если бы рядом в этот момент оказался какой-нибудь представитель школы École des Annales - столь любимый мисс Картер пышноусый француз, решивший получить плод от тяжелой медиевистики и легкой любопытствующей психологии - и если б ему по какой-то нелепой случайнсти стало известно, кто перед ним, и какие планы они лелеют, ученый муж смог бы извлечь много полезного и поучительного для своей научной карьеры, написав целое эссе на тему "Межкультурное значение обморока на светском рауте", и напечатав ее в журнале под броским названием "Шифры нашего тела". Основной мыслью исследования вполне могло бы стать умозаключенье о том, что даже в далеких галактиках обморок малознакомой девицы трактуется мужчиной как способ остаться с ним наедине - а вот реакция мужчин на такую уловку может весьма разниться, в зависимости от социального общества, положения дамы, и, разумеется, от самомнения предмета ее внимания.

Тор Одинсон, сын царя, будущий правитель Асгарда, обладатель Молота богов, самый желанный мужчина во всех Девяти мирах (и плевать, что две трети из них населены существами, о нем никогда не слышавшими), и, наконец, просто красавец с бронзовой кожей, стальными мускулами и золотыми кудрями, от недостатка самомнения не страдал. К тому же подобные обмороки случались едва ли не с третью присутствующих на этом вечера дам, стоило лишь ему очутиться от них в непосредственной близости, и Громовержец уже твердо успел усвоить, к чем ведут все эти приступы дурноты.
На его родине женщина падала рядом с мужчиной на общее ложе, или на поле боя; здесь же, в Мидгарде, люди предпочитали обставлять такую простую вещь, как любовь, множеством сложных ритуалов и ненужных условностей.

Посему ответом на театральное представление, разыгранное англичанкой, незнакомец лишь ухмыльнулся. На званом вечере, куда он сошел, чтобы принять от воззвавших к нему новых язычников дар - артефакт, некогда захороненный Одином - беспечный бог Грома не ждал никаких происшествий. Вино, восхищение посвященных, взгляды красивых женщин, с любой из которых, а то не одной он мог бы отправиться в спальню в уединенном доме, увитом плющом; ради чего еще божество еще может явиться смертным?
Были правда, и неожиданности. И вот одна из них - дева явно свободного поведения, и не знавшая, кто перед нею, решила поймать красивого гостя в свои щедро оплачиваемые сети. В саду? Почему нет?
Это будет забавно - взглянуть в лицо смертной, если она поймет, кто перед ней.

Не отвечая и не издав ни звука, что могло показаться невежливым здешним заносчивым снобам, Одинсон подхватил даму под руку и так же неторопливо направился к выходу.
Офицерам люфтваффе и телохранителям - точнее, почетному караулу, приставленному к гостю по указанию сверху - он с недвусмысленной усмешкой сделал знак остаться на месте.
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/53455.png[/AVA]

+2

15

Мадемуазель принялась щебетать над его ухом, однако сам Стивен, пропуская практически все, что говорила молодая француженка, мимо ушей, продолжал сосредоточенно наблюдать за ходом взаимодействия Пегги и предполагаемого агента Аненербе. В том, что незнакомец таковым является, сомнений не было, к тому же в голову американца закрадывались подозрения, что в своей среде этот джентльмен был не последним человеком. Пегги играла с огнём, и ее хитровыверенная и основательная театральная постановка могла полететь в любой момент. И Стив вряд ли сможет хоть как-то в таком случае ей помочь не привлекая к себе внимания, просто потому что не обладает достаточными навыками. Картер обязательно назвала бы его параноиком, поделись он с ней своим мыслями и опасениями, однако Стив никогда не позволял себе недооценивать противника. Переоценивать вероятно, но никогда не допускать хотя бы мысли, что с кем-то можно справиться легко. А сейчас ситуация усугублялась ещё и тем, что Стив понятия не имел, какую тактику собирается избрать англичанка, потому что танец очевидно не входил в его планы на сегодня. В какой-то момент Роджерс поймал себя на мысли, что на подсознательном уровне начинает понимать общий смысл беседы этих двоих, по губам что ли читает. Кто же мог знать, что это проделки чаровницы Гибуа, что с каждой секундой все больше вводила Стива в заблуждение, отводя даже малейшее подозрение от своей персоны. Собственно, там и стараний было не нужно, Пегги уже успела отбросить белокурую информаторшу со счетов, а Стив был настолько непроницателен, что даже не рассматривал вопрос с такой стороны. Ему этого и не требовалось, теперь всем его вниманием завладел холёный посланец Аненербе в костюмчике. Оставалось лишь только ждать сигнала, который, Стив был уверен, Пегги сумеет послать правильно и попасть в самое яблочко. Поэтому, когда англичанка, делая вид, что ей неожиданно стало дурно, благо под руку ее в то время держал надежный и благородный кавалер арийских кровей, стала уводить объект их пристального внимания вон из зала, капитан уже был готов последовать за ними, однако что-то заставило его остаться на месте и с напускным безразличием оглядеть сборище гостей. Решение оказалось верным, потому что среди собравшихся он тут же заметил того самого агента СНР, который и должен был передать данные об артефакте человеку, в эту самую секунду оставшемуся наедине с Картер. Стив бросил быстрый взгляд через плечо и не заметил знакомой фигуры, облачённой в синий шёлк. Увела, успела, и в то же время, вероятно, заперла себя в клетке со львом. Долго думать Роджерсу не пришлось - агент явно не скрывал того факта, что прибыл сюда для определённых целей, и вся психология его телодвижений буквально вопила об этом. Он целенаправленно двигался в тот конец зала, где за минут двадцать до этого располагалась в окружении своей свиты их германская цель, при этом в любой момент мог заметить Стива. Даже несмотря на то, что концентрации высоких и крепких голубоглазых блондинов на квадратный метр здесь было более чем достаточно, лицо Капитана Америки в кругах СНР было прекрасно известно. Оттого, когда расстояние стало опасно близким, Стив подался назад и каким-то образом умудрился влиться в компанию подвыпивших гостей, один из которых тут же попытался втянуть его в разговор. Капитан на это лишь отмахнулся, бросив несколько ничего не значащих фраз на вражеском языке, спасибо Гансу из полицейского участка за экспресс курсы немецкого, после чего взял с подноса проходящего мимо официанта бокал с выдохшимся шампанским и обернулся к Гибуа. От неё необходимо было избавиться. Мари, конечно, прекрасна и могла бы запросто стать спутницей главного героя, как в слезливых романах в жанре ‘приключение’, которыми зачитывалась его мать в те годы, когда глубинные воспоминания только стали закладываться в его детскую голову, однако их история была из жизни, да и Стив героем не был. Так что с блондинкой им не по пути.
- Прошу прощения, мадемуазель, однако вынужден оставить вас в одиночестве. Был рад встрече и спасибо за информацию. Уверен, она послужит благой цели.
Агент, которого между собой они с Пегги звали ‘кротом’, ушёл дальше и теперь располагался к Стиву спиной. Если на первый раз пронесло, уверенности в том, что успех повторится снова, у капитана не было, поэтому коротко кивнув мадемуазель, он, огибая сбившиеся в кучки по пять-шесть человек компании, ловко добрался до выхода на террасу, где уже успел побывать чуть ранее. У самых дверей он остановился и залпом допил отвратительно тёплую и больше похожую на разбодяженное пойло жидкость и вздрогнул. Столь ничтожная концентрация алкоголя не даст ему ничего, но психология работала на отлично. Как говорится у русских - для храбрости, услышал он однажды на фронте, когда британские войска, в помощь которым и были направлены ревущие коммандос, встретились на границе Эстонии с силами советов. Все же война оставляла свой отпечаток на каждом, даже на таких усовершенствованных, как Стив.
На улице похолодало, однако, казалось, Роджерс и не чувствовал этого перепада температуры. Его больше волновали сумерки, которые планомерно переходили в ночь, а освещения по какой-то причине вдоль дорожки, ведущей в сад, не было, и единственным источником света были блики, отбрасываемые из высоких окон замка. С другой стороны радовало отсутствие охраны, по крайней мере взгляд Стива никаких посторонних движений вокруг не улавливал.
С террасы вниз на просторы прилегающей территории вела лишь лестница, поэтому Стив, не долго думая, двинулся прямо к ней, сбегая по ступенькам и тут же обнаруживая путь дальше. Сад был сразу же за живой плющевой изгородью, отделяясь от замка широким стройным рядом вечнозеленых карликовых деревьев, имитирующих что-то  наподобие аллеи. Сразу же за ней, стоило случайному путнику ступить на мягкую и ровно подстриженную садовую траву, открывался чудесный вид на замысловатую композицию из, казалось, сотни видов различных растений. Каждый бы непременно залюбовался открывшимся зрелищем, но только не они сегодня. У каждого из них троих, а слова Пегги, обращённые не попадающему в стивово поле зрения спутнику,  он услышал уже издалека, здесь и сейчас была собственная первостепенная цель.
Когда в воздухе раздался характерный щелчок взведенного курка, Стив подобрался и тут же заметил в тени вдоль зеленой стены небольшую мраморную статуэтку. Мысль образовалась сама собой, да к тому же белоснежная с серыми прожилками репродукция очередной Венеры даже не была прибита к постаменту и стояла лишь под давлением собственного веса. Это было хорошо, намного проще и легче.
Стив Роджерс не понаслышке знал о благородстве, правилах боя и совести, но в данный момент его выбор был очевиден. Главное не приложить белобрысого слишком сильно, проломив тому череп, а за небольшое сотрясение он извинится после. Даже если перед ним немецкий посланник и он в определённой мере это заслужил.
Стив выходит на свет и встаёт аккурат за спиной мужчины, думая, что все складывается слишком удачно для них. Под его ботинками шуршит белый декоративный камень, выдавая нападающего позади, однако расстояние между двумя мужчинами слишком мало, а реакции Стива весьма и весьма хороши, так что его обнаружение ничего не значит. Поэтому он коротко замахивается и свободно выбрасывает руку со статуэткой в качестве оружия вперёд ещё даже не предполагая, чем обернётся их с Маргарет авантюра.
[AVA]http://s7.uploads.ru/DWVXh.gif[/AVA]

Отредактировано Steven Rogers (2018-08-05 23:44:58)

+3

16

– Разумеется, mon cher capitan, я понимаю, долг превыше всего, – промурлыкала мадемуазель Гибуа. В эту минуту она была само воплощение смирения, под стать бледным северным мадоннам, чья кроткая наивная красота так ценилась в здешних местах, и только блеск в глазах под опущенными ресницами выдавал, что рядом с американцем вовсе не святая. – Но умоляю вас, будьте очень и очень осторожны! – с искренней заботой в голосе воскликнула Мари, действительно тревожась, как бы противник Роджерса не вывел его из строя чересчур быстро.

Однако капитану было не до прощальных дружеских напутствий: все еще находясь рядом с Мари, он уже забыл о ней, всецело поглощенный преследованием. Проследив за его напряженным взглядом гончей, поднявшей лисицу из норы, Амора улыбнулась и отступила в тень. Первый акт отыгран – время сменить декорации и актеров, а капитан Роджерс был так любезен, что уходил, оставляя ей добычу...

[AVA]https://image.ibb.co/cS1k48/Screenshot_20180711_220817.jpg[/AVA]

Агент, вызвавший столько переполоха в узких кругах СНР, незаметно, как ему казалось, крутил головой и высматривал связного, потея от волнения и подбадривая слабеющую отвагу шампанским. Хотя последнее, наверное, было лишним, но жажда была сильнее. Самое скверное в этой истории, что он не знал в точности, кому придется отдать карту – покупатель должен был произнести условленную фразу на французском, а агент – отзыв. Тоже на французском, черт его побери. Он не успел вновь прокрутить в памяти две заученные фразы, как ему в бок ткнулось что-то мягкое, окутанное ароматом духов и пудры. Он резко обернулся, жалея, что не захватил с собою оружие.

– Ох, простите, месье, я такая неловкая, – защебетал смущенный девичий голосок, и все раздраженные слова вылетели из головы мужчины.

– Ничего страшного, – выдавил из себя агент, теряясь во взгляде больших голубых глаз незнакомки. Почему-то в ее присутствии было очень трудно соображать.

– Правда? – обрадовалась та. – Тогда, возможно, вы меня и ждали, месье?

– Вряд ли, – с заметным сожалением ответил мужчина, не без труда, но все же вернувшись к реальности, в которой не было подобных девушек, зато ожидали немалые деньги за совсем небольшое пренебрежение служебными инструкциями. 

– Готова поспорить с вами, месье, – усмехнулась Мари холодной усмешкой Чаровницы. – Вы напрасно скромничаете. Le soleil luit pour tout le monde.

Агент вздрогнул и впился глазами в безмятежное кукольное личико Мари Гибуа.

– La nuit... nuit... – с ужасающим итонским акцентом хрипло выдавил он, в панике ощущая, как нужные слова куда-то безнадежно запропастились. Почему-то он был уверен, что связным будет тот белокурый великан, воплощение арийской мечты, и немного растерялся, когда в последний момент тот ускользнул от него.

Чаровница поморщилась. Выудив из разума мидгардца нужную фразу, она была вынуждена слышать всю ту бессвязную какафонию, что творилась в его сознании под властью страха и жадности.

– Неважно. Идем скорее. Нас ждут, – проворная маленькая ручка скользнула под локоть мужчины. Уловив его колебания, Мари Гибуа негромко рассмеялась. – Ну же, не будь букой. И дураком тоже. Никто не удивится, если ты уйдешь отсюда с девушкой... – она повела обнаженными плечами и хихикнула. – Отлично, вот так и смотри. Тогда точно никаких вопросов не будет. Но не вздумай распускать руки, усек? Я сама тебя поцелую. Потом. Если захочешь.

Вновь оказавшись снаружи, Амора вдохнула холодный воздух, предвкушая скорое окончание игры... Ей показалось, или она действительно услышала вдалеке глухой удар? Мысленно пожелав капитану Роджерсу удачи, она настойчиво потянула агента к темному автомобилю, припаркованному у края стоянки.

– Идем же. Время – деньги. В данном случае – твои.

Ноги мужчины словно сами по себе послушно двинулись в нужном направлении, пока мозг в вялом оцепенении пытался осмыслить всё, что с ним происходит, однако любая мысль доставляла почти физическое неудобство, а подчинение отзывалось изнутри приятным теплом, как от глотка хорошего и дорогого виски.

Его спутница остановилась, положив ладонь на хромированную ручку авто и обернулась.

– Карта при тебе? – спросила она как бы между делом, и агент беспрекословно сунул руку во внутренний карман смокинга, извлекая на свет потрепанный и сложенный в несколько раз лист бумаги, по виду изготовленной еще по старинной технологии из тряпок, а не из современной и недолговечной целлюлозы.

Тонкие пальчики Мари бесцеремонно выхватили драгоценный документ. Смазливая мордашка мадемуазель Гибуа поплыла, словно плавящийся на огне воск, являя истинный облик златокудрой Аморы.

– Благодарю, – лучезарная улыбка Чаровницы, казалось, рассеяла темноту, и мужчина, ослепленный и опьяненный безмерным счастьем, прикрыл глаза ладонью.

Когда он вновь открыл их, то уже находился в полном одиночестве. О присутствии Мари напоминал разве что слабый аромат духов. Внезапно в воздухе свернула зеленая вспышка, и к ногам агента упал увесистый кожаный кошель с завязками, выглядевший ровесником карты или даже старше. От удара тонкая кожа лопнула, и на землю просыпались диковинного вида золотые монеты.

Отредактировано Amora (2018-08-14 20:51:58)

+3

17

Насколько все шло по плану, судить было рано, да и Пегги некогда проводить анализ ситуации, главное, убраться из поля зрения крота. Что, в общем-то и получается. Блондин и правда ведется на такую банальную уловку, как обморок, Картер, которая ни разу до того не пользовалась ею, лишь мысленно себя поздравляет – вот это да. Она, конечно, на миг задумывается о том, какое впечатление складывается о ее персоне, но ей без разницы. Ради выполнения своего дога Пегги Картер готова на многое, так что обморок из этого списка еще самый невинный аргумент.

Парк окутан прохладой. Швейцария на самом деле прекрасная страна. Наверное, когда война окончится, Пегги отправится в путешествие по Европе. Именно такой подарок планировали преподнести ей родители на свадьбу, но та не состоялась. Пегги ни капли не жалела ни об одном своем решении относительно семейной жизни, Майкл мог бы ей гордиться, глядя с небес, если рай существует. Бывали часы, когда она отчаянно, до слез, скучала по брату, настолько, что садилась писать ему письма, будто бы он жив и мог бы их получить и прочесть. Таких писем у нее уже набралась стопка, и наверняка будут еще.
Пегги давит вдох, идя по дорожке в глубь парка, где журчит фонтан. Как водится в таких местах, за поворотами прячутся тихие беседки для милого общения, из каждого куста мраморным лицом на прогуливающихся глядят статуи античных героев. Какие-то легко узнаваемы, какие-то – совсем нет. Но искусство последнее, что занимает голову шпионки. Она лишь надеется, что Кэп отвязался от блондинки и теперь идет за ней следом. Иначе Пегги со своим маленьким пистолетиком, спрятанным – как банально – в набедренной кобуре, останется один на один с представителем Аненербе.
Что еще банальнее, в пистолетике имелись всего два патрона, так что промахиваться не стоило.

- Благодарю, такие вечеринки и правда бывают иногда довольно утомительны. Количество людей и парой спиртного делают воздух не особо-то свежим, не то, что тут.
Пегги томно улыбается, хотя ее тошнит от самой себя. самая нелюбимая ею часть в шпионаже, маскироваться по ту, кем не являешься. Но что поделать, приходится. Идя на службу, Пегги соглашалась на все, не выбирая вариантов. И до сих пор была уверена, что все сделала правильно. Она, действительно, многое могла, а война уравняла все же женщин в некоторых правах с мужчинами.
Они отходят достаточно далеко. Пегги прислушивается, но не слышит шагов. Либо Стивен запаздывает, либо он крадется очень тихо. Хорошо бы второе, а то шансы Картер на успех уменьшаются. Ей ведь не нужно убивать члена Аненербе, но оставаясь с ним наедине, стоит рассматривать и такой вариант.
Фонтан журчит так приветливо в свете фонариков вокруг. Подсвеченная вода, красивая нимфа, которая льет воду. Пегги оборачивается спиной к спутнику, рассматривая композицию.

- Так банально. Почему-то на фонтаны всегда лепят нимф, будто бы с водой связаны только они. Детьми мы с братом любили ходить в парк, недалеко от нашего дома. Так вот там тоже был фонтан, и вода лилась изо рта большой рыбы, которую в руках держал мальчик, - Пегги склоняется к ремешку туфли, пристраивая ногу на край бассейна. Ох уж эти невозможные ремешки на модных туфельках, все время норовят расстегнуться, каждый раз, стоит пойти в преследование. А устав все еще запрещает женщинам носить брюки. Со стороны каждое движение Пегги кажется слишком томным и беспечным, но пальцы уже ловко ухватились за мини-пистолетик. – До сих пор не могу вспомнить, что за мифическое существо этот мальчик, но точно в руках он держал рыбину.
Пегги оборачивается резко, уж держа в руке оружие, направленное на господина со светлыми волосами.
- Правда, вам это не интересно. Как и мне - эта нимфа. Давайте знакомиться, месье. Я Пегги Картер, английский агент. А вам придется проследовать со мной.
Шорох гравия заставляет Пегги чуть перевести взгляд, но не пистолет, дуло которого все еще смотрит на кавалера. В глазах девушки отражается откровенное удивление, когда она видит, чем вооружен Стив. Настолько откровенное, что Пегги на миг теряет дар речи, то ли от того, как Роджерс обращается с чужим имуществом, то ли от того, что сейчас он треснет мужика по голове, и… ну и сам будет тащить!
[AVA]https://78.media.tumblr.com/7af35f13b02b500ea54b103076ac5ee9/tumblr_obg2ockDRS1tflauvo4_250.gif[/AVA]

+3

18

... Основание статуэтки не успевает удариться в затылок. Собственно, оно даже не успевает к нему приблизиться. Захват сильной руки, выброшенной вперед с разворота, больше похож на капкан, и вполне способен раздробить кисть - хотя, сказать правду, жертва, мгновенно превратившаяся в нападающего, несколько удивлена силой соперника.
Мидгардец? Или такой же, как он?
Или один из тех, чудом выживших, юных богов, что некогда заселяли эту планету?
Нет, он не чувствует в незнакомце силы, дающейся небожителям от рожденья. Магию - да, магии в нем предостаточно, магии вроде той, которой так любил баловаться его брат.

Смешная игрушка в руках женщины его не беспокоит. Не только из-за того, что эта игрушка причинит ему вред едва ли большей, чем полированной гранитной плите. Нет смысла заманивать его в западню, чтоб шумом сгубить все дело.

Блондин поворачивается к вероломно напавшему сзади противнику и смотрит тому прямо в лицо. Этот взгляд выдерживали немногие: сияющий, радостный, полный почти детского упоения собственной силой. Это даже хорошо, что противник силен: нет никакой чести в том, чтобы сломить одним ударом.
Давай поиграем с тобой, неизвестный божок.

- Неплохо для смертного. Локи прислал тебя?- он перехватывает и вторую руку незнакомца, и теперь они стоял, как два борца, или как два черных медведя, пытающиеся сломить один другого, завалить своим весом. Золотоволосый смеется, ему нравится эта игра; от удовольствия в его светлых глазах мелькают искры молний.
Но не стоит затягивать удовольствие слишком надолго: озорной бог еще может подумать, что брат растерял свою силу.

Мощным толчком он отправляет противника наземь.
- Скажи ему, пусть в следующий раз присылает болотного чибиса. Даже тот будет красться тише.
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/53455.png[/AVA]

+3

19

Все происходит так быстро и неожиданно, что Стив на секунду теряется. Ещё бы, он никогда, абсолютно никогда не недооценивал противника, каким бы он ни был, кто бы перед ним ни стоял, но тут вариантов что у него самого, что у вражеского агента было немного. Считанные мгновенья, ни один человек не сумел бы такого. Удар Стива почти достиг намеченной цели - светловолосого затылка, когда мужчина резво, кажется Роджерс даже не заметил, как он умудрился за доли секунды уловить движение сзади, развернуть широкий и сильный корпус, а после вцепиться крепкой рукой в его запястье мертвой хваткой. Их взгляды встречаются, меча перекрестные огни, и Стив вновь бьет уже свободной рукой, но и тут не достигает успеха. Она оказывается в таком же крепком захвате, и капитан не сомневается, что сделай этот здоровяк движение реще нужного, пястные кости разлетятся подобно игральным кубам. Однако он тут же замечает реакцию противника, с опаской смотрит, как губы того разъезжаются в самодовольной улыбке. Если бы Стив не видел перед собой взрослого мужчину, мог бы подумать, что схлестнулся в схватке с лихим юнцом, который все ещё не набрал в свою эгоцентричную копилку личных побед. Будто все это для него всего лишь игра. Было ли это результатном пропаганды и навязывания определённых шаблонов, но почему-то агентов мало того, что нацистов, так ещё и одной из самых тайных и мистических организаций он представлял себе иначе, собственно, и встречал он совсем других личностей, который имели далеко отличный вид от этого вот экземпляра.
Который, к слову, так и не решив закончить начатое, просто отшвырнул от себя капитана. Стив и сам подался назад, наконец, вырываясь из захвата. От мощного толчка он скользит подошвами по гравию и, падая на колени, проезжается по шершавой поверхности ладонями. Ничего себе, окажись на его месте простой человек, бедняге бы уже снесло голову от такой силы удара. В голову Стива моментально закрывается холодящая душу догадка, что, возможно, они встретили кого-то подобного ему, и ученые  Третьего рейха сумели воспроизвести сыворотку Эрскина. И, вероятно, у них она вышла ещё более мощной. Стив вскидывает голову и видит, как дюжий парень уже поворачивает в сторону Пегги, а если догадки верны, ее глок даже ссадины на нем не оставит. Он уже успевает подорваться с места, чтобы не позволить немцу даже приблизиться к напарнице, но только стоит блондину открыть рот, как Стив резко теряет свою воинственность и вспоминает то, что упустил из виду буквально несколько секунд назад. Локи. Он сказал ‘Локи прислал тебя? ‘ Что бы там это ни значило, дальнейшее оказалось ещё большим бредом: что за чибисы такие? Стив, наконец, поднялся на ноги и шумно выдохнул. А незнакомец, кажется, нападать не собирался, что ещё больше сбивало с толку. Пегги выложила ему свой секрет личности, и будь он агентом, событиям стоило развиваться иначе. Ничего не понимая, Стив бросил быстрый недоуменный взгляд на англичанку и сразу же перевёл угрожающий на мужчину. Ладно, как бы не изощрялись шпионы в своих интригах, Стив, будучи простым солдатом и обычным бруклинским свойским парнем, считал, что простой разговор порой куда действеннее изощренных недомолвок и силы. А импровизация чуть ранее была действительно опрометчивой, даже если бы без неё он схлопотал пулю в печень.
- Я понятия не имею, кто такой Локи. Божок скандинавский, нет?  Но сейчас не об этом, - начал он, выставляя руки вперёд и давая понять собеседнику, что если не будет дергаться он, и Стив не ответит. К тому же из лекций психологии, которые он имел возможность услышать в полицейском участке, куда часто заскакивал рисовать композиционные портреты для детектива Шерридана, их с Баки соседа сверху, что раскрытые ладони - это знак мира и успокаивают противника на подсознательном уровне. - Нас больше интересует кто ты такой.
Во что вы нас впутали, мадемуазель Гибуа?
Запоздало до Стива доходит, что здесь они втроём, а агент с картой остался внутри. Где море их врагов в лице противников союзных сил и остальных агентов Аненербе. Если парень перед ними вообще один из них.
[AVA]http://s7.uploads.ru/DWVXh.gif[/AVA]

Отредактировано Steven Rogers (2018-08-14 20:13:14)

+3

20

Забытая в пылу короткого сражения статуэтка Венеры бесшумно упала в траву. По мраморной поверхности пробежал слабый отсвет зеленого огня, и вырезанные резцом безымянного скульптора зрачки в неживых глазах статуи изменили положение. Холодные губы Венеры как будто усмехнулись насмешливо, отразив далекую улыбку Чаровницы.

В эту минуту мотор в сколько-то лошадей уносил Амору все дальше и дальше. Маска Мари Гибуа вновь вернулась на место, однако розовое вечернее платье сменилось более удобным твидовым костюмом и широкополой шляпой, затенявшей лицо. Руки в кожаных перчатках небрежно лежали на руле, но мадемуазель Гибуа больше смотрела в зеркало дальнего вида, чем вперед на дорогу. В зеркале волшебница видела не пыльный след из-под колес позади автомобиля, а тенистый сад и взгляд мраморной Венеры.

Улыбнувшись той самой улыбкой, что промелькнула на на губах статуи, Мари замурлыкала привязчивую мидгардскую мелодию.

– Bei der Kaserne, vor dem großen Tor
Steht 'ne Laterne und steht sie noch davor.
Da wollen wir uns wiedersehen...*
[AVA]http://s8.uploads.ru/VLjYc.jpg[/AVA]

_____________________________________________
* это песня "Lili Marleen"

Отредактировано Amora (2018-10-30 01:21:17)

+4

21

Происходящее, определенно, выходит из-под контроля. Статуэтка так и не касается затылка мужчины, он оборачивается, чтобы встать в противостояние со Стивом. И то, что ему удается это, выводит Пегги на миг из равновесия.
Как? Она ведь знает, что сыворотка Эрскина не бракованная, видела, как Стив легко управлялся своей силой, но тут… тут происходило что-то странное. Где-то в этот момент до Картер начинает доходить, что их могли подставить. Что это был отвлекающий маневр. Первая мысль – рвануть обратно в зал, но она и там не будет ни чемоданчика с картой, ни Мари Гибуа. Похоже, блондинка всех обыграла. И наверняка она не появится больше на горизонте разведки, если только ее не отследят. Пегги сжимает зубы, чтобы обойтись без сквернословия, хотя очень хочется.

Пегги поднимает пистолет вверх и нажимает на курок. Выстрел достаточно громкий, чтобы привлечь внимание присутствующих, но до людей в бальном зале не долетит, иначе бы англичанка так не рисковала.
- Благодарю за внимание, - сердито заявляет Пегги, делая несколько шагов вперед, направляя дуло пистолет в незнакомца. Возможно, он тоже использует аналог сыворотки суперсолдата, но в таком случае он должен опасаться пуль. Стива можно ранить, если, конечно, попадут. – Локи? Это что, имя вашего связного? Или другого агента?
Мысль о скандинавском участнике мифов и эпосов не приходит в голову девушки. Для того, чтобы это вспомнить, нужно напрячь память, поэтому она даже удивленно вскидывает бровь, когда Стив упоминает божественного шутника. А затем пожимает плечами – каждому свое. Ей вот точно не хватает одухотворенности и памяти о тех простых истинах, которые существовали в ее жизни до войны.

Перемена в Пегги видна невооружённым взглядом. Еще несколько минут назад она была такой томной и мягкой, сейчас же кажется натянутой струной, но не той, что лопнет. Выражение лица стало более мягким, в глазах заблестели искорки разумности и понимания.
- И какое отношение вы имеет к Аненербе, - подхватывает она вопрос Роджерса, не сводя с незнакомца глаз.
Что-то подсказывает ей, что ответ им со Стивом не понравится. Не потому, что парень не при делах, почему-то казалось, что так или иначе он имеет отношение к искомой организации. Но потому, что он не тот, кого они ищут. И в результате всего, они променяли шило на мыло. С одной стороны кажется, что нет никакой разницы, не одного так другого члена Аненербе захватили. Но разведка всегда представляла собой удивительный организм, в котором мелочи имели важное значение. Начать с того, что от другого агента можно было получить качественно совсем другую информацию. Хуже – беда, лучше – вроде как хорошо, но и тут свои проблемы. Если это высокопоставленный член организации, то вывести его за пределы парка будет очень не просто, а похищение заметят слишком быстро, возможно, они даже не доберутся до точки эвакуации. А ведь остается еще неизвестная переменная в виде Мари Гибуа, которая наверняка уже скрылась, и непонятно, какой она урон нанесла. Вполне возможно, что сюда уже направляются офицеры СС и все будет решено в один момент.
[AVA]https://78.media.tumblr.com/7af35f13b02b500ea54b103076ac5ee9/tumblr_obg2ockDRS1tflauvo4_250.gif[/AVA]

Отредактировано Peggy Carter (2018-08-17 14:59:47)

+4

22

... Взгляд, которым золотоволосы одаривает поверженного противника, не нес угрозы. Он предупреждал - и по тому, как незнакомец потер кулак, едва ли здесь и сейчас могло найтись что-то, способное удержать его от того, чтоб оторвать своему противнику голову. Ну или хотя бы сломать пару костей - так, для памяти. По неизвестной причине какое-то слово или слова в речи поднимающегося на ноги американца задели гостя, заставив скривить губы с не слишком понятным презрением.
Но ничего сказать он не успел. Хлопок выстрела заставил его сморщиться и через плечо бросить взгляд на женщину. Впрочем, отвечать на ее вопросы он по-прежнему не собирался, предпочитая вести диалог с нападавшим.

- Благодари Одина Всеотца, что брат мой тебя не слышит,- встряхивая головой так, будто вместо короткой стрижки расправлял тяжелую гриву волос. Сейчас его поза и даже голос говорили о снисходительности к собеседнику... снисходительности того рода, какая бывает у взрослого, наставляющего ребенка, или у скрывающегося в лохмотьях арабского принца, которому наступил на ногу чистильщик башмаков в одном из фильмов Валентино.
Но эта снисходительность мало распространяется на ту, что по-прежнему осмеливается угрожать ему пистолетом.

- Уйми свою женщину,- все с тем же предупреждением в голосе произносит золотоволосый, и в его тоне вновь слышится то властное предупреждение, которым сопровождалась реплика о божестве, чей образ с трудом извлечен был американцем из глубины памяти.
Дальше происходит что-то совсем странное. Незнакомец, чье поведение вполне может дать повод заподозрить поврежденье ума (что странно, ведь удара не состоялось), поднимает руку. Но делает это не так как Роджерс, не успокаивающе и не угрожая: просто поднимает ее, раскрываю широкую, сильную, длиннопалую по-мужски ладонь - и так застывает, словно фокусник, произнесший "Абракадабра". И, раньше, чем пытающиеся допрашивать его агенты успевают засмеяться или спросить, что, собственно, вся эта клоунада означает, из кустов, ломая ветки со странным, звенящим звуком, к нему прилетает трость.
И точно ложится в руку.

Выражение голубых глаз, обращенных на Роджерса, снова делается снисходительным. Удобнее перехватив в руках игрушку, он почти дотрагивается ею до недавнего противника так, как на картине Лейтона пышноволосая дева - до плеча посвященного в рыцари
- Когда ты умрешь, я приищу тебе местечко за столом в светлых чертогах Вальхаллы. Гордись, немногие слышат подобное от самого сына Одина, Громовержца, Защитника Асгарда!
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/14510.png[/AVA]

+4

23

Стив, кажется, впервые настолько озадачен и сбит с толку. Миссия, на которую они явились противостоять нацистам и выполнить не великого ума дело - перехватить сделку с передачей карты от агента СНР представителям самой секретной нацисткой организации, в чьих руках артефакт, путь к которому и крылся в предмете спора, мог стать инструментом разрушения и многих бед, была простой, понятной до самой последней точки. Хоть для самого Роджерса подобное было в новинку, история имела обыкновение идти по спирали. Вверх ли, с каждым поворотом усложняясь и создавая больше проблем, или вниз, наоборот оказываясь куда проще и незамысловатее, нежели предполагалось, итог один - все шло по отработанному сценарию. И даже события, выбивающиеся из общей канвы, и те имели свою закономерность. Война бывала жестокой, долгой или беспощадной, точно как и изнурительной, страшной и победной, но она никогда не бывала сложной. Круговорот событий всегда, завершаясь на финише, в то же время оказывался на старте. И сегодняшняя их миссия должна была стать обычным полевым заданием с самыми простыми и стандартными составляющими: предатель, вражеская сторона, информатор, шпионы. Все.
Но златовласый и странный не агент Аненербе, что было понятно, как ясный день, просто ужасающе выбивался из общей мозаики, которая была сложена и уже залита лаком намертво.
Стив с настороженным интересом наблюдает за реакцией мужчины, готовый в любой момент.. что? Атаковать? Стив не видел в незнакомце угрозу, потому что в какой-то момент весь вид его стал настолько величественным и отстранённым от происходящего, словно сам господь Бог сошёл с небес беседовать с детьми земными и неразумными. А когда тот заговорил, Роджерс и вовсе замер в изумлении и, демонстративно прочистив горло, опустил глаза в пол, собираясь с мыслями.
Всякое в жизни бывает, война, как уже было сказано, беспощадна, да и жизнь не милосерднее. А их с Пегги цель в эту самую секунду говорит как сумасшедший. Брат, значит. Локи брат его, Всеотец Один. Стив вновь поднимает взгляд на мужчину и, понимающе поджав губы, кивает, как обычно делают те, кто пытается успокоить потерявшего голову человека и пытающегося донести до окружающих какие-то свои истины. Тут же тишину нарушает выстрел в воздух. Стив так увлекается созерцанием странного мужчины, что совсем упускает из виду, что Пегги куда менее терпелива, нежели он. Она всегда создавала впечатление пылкой и страстной натуры, что распространялось на ее профессиональную стезю в первую очередь. Если ей нужен результат, то именно здесь и сейчас. И более никак иначе.
Их взгляды вновь встречаются, и Стив еле заметно качает головой, говоря, что коммуницировать с незнакомцем лучше ему. Однако, прежде чем переговорщики успевают обмолвиться хоть словом, незнакомец вскидывает руку вперёд, и в его раскрытую ладонь тут же влетает трость. Стив собирается удивиться снова, но сразу же бросает это неблагодарное дело. К тому же разговор из умеренно неясного переходит в угрожающий. Умрешь? Это что, прелюдия такая, новый способ отвлечь внимание противника и, застав его врасплох, нанести решающий удар?  Третий рейх решил обратиться к драматургии в познании инновационных методов борьбы с врагами? Потому что златовласый чудак, назвавший себя сыном Одина, говорил очень убедительно. Особенно Стив оценил момент про Вальхаллу, где-то он даже слышал это наименование.
- Дерево, - вдруг вырывается у него, когда осеняющая мысль достигает адресата.  Дерево, как же оно называлось. В их районе, в Бруклине, была семья иммигрантов, выходцев из северных стран, Стив так ни разу и не удосужился узнать из каких именно. Он помогал рисовать их маленьким детям какое-то дерево, связанное с мифологическими сюжетами. Вот откуда все эти знакомые Локи, Один и все прочее. Вальхалла была одним из миров на том дереве. Иггдрасиль, точно.
А ещё Стив помнил маленького Йоханна, светловолосого пацаненка лет четырёх, младшего сына семейства, который бегал вокруг них, расположившихся на полу небольшой квартирки - единственное ровное и достаточное место для большого плаката - лопоча что-то на своём родном языке и помахивая деревянным молотком для отбивания мяса, и случайно зацепил ногой стакан с водой для красок. Разумеется вся грязная жидкость разлилась по наполовину готовому рисунку и снесла на нет три часа их труда. Стив даже бровью не повёл, ему нарисовать новый - раз плюнуть, он никогда не умел отказывать людям в помощи, а вот старший брат Йоханна разозлился не на шутку и, поймав мальчонку за шкирку, дал ему такую оплеуху, что молоток из деткой руки тут же рухнул на пол. ‘Никакой ты не Тор’ крикнул он тогда на него, а вернувшись обратно с новым листом бумаги, все ещё бубнил себе под нос что-то о богах грома и несносных детях со слишком бурной фантазией.
Воспоминание всплыло само собой и было настолько ярким, что, представив того светловолосого мальчишку с вытянутой рукой и соотнеся этот детский образ с очень похожей, но увеличенной в несколько раз и принаряженной копией, Стив удивленно усмехнулся. Он сам тут стоял, напичканный чудо сывороткой и в теле на грани фантазии, так почему мужчина перед ними не может быть тем, за кого себя выдаёт?
- Хочешь сказать, - начал Стив, вновь обращаясь к, теперь он уже мог предполагать, Громовержцу и пытаясь подобрать верные слова. - Ты - Тор?
Невероятно, это все настолько чудно, что он готов уверовать даже в такой вариант.
Стив на всякий случай отодвигается чуть в сторону, чтобы основание летающей трости не смотрело прямо ему в грудь, после чего снова переводит ошалелый взгляд на Пегги, но та сосредоточена до невозможности, глядит на них обоих исподлобья и, кажется, уже думает не о Громовержце и Сыне неизвестного Одина, от которого, пожалуй, уже ничего не добиться, а о Мари Гибуа, которую они вдвоём так безрассудно упустили. И все же Стив решил попытаться, ведь неспроста француженка указала именно на этого парня.
- Я признателен, - Стив прижимаем ладонь к груди, выказывая благодарность за щедрое предложение Громовержца, хотя приглашение умереть выглядит не слишком заманчиво. Он принимает игру собеседника. - Но сейчас нам нужна твоя помощь, Сын Одина. Сегодня здесь, на вечере, был человек, владеющей картой, что ведёт к артефакту. Чёрное солнце. Знаешь что-нибудь о нем? О сделке?
Краем глаза он замечает вытянувшееся лицо Пегги, но что он может поделать. Только жмёт плечами и кивает в сторону здания, говоря, что агент вольна следовать за Гибуа. Хотя та уже наверняка давно сбежала.
А здесь же, если защитник Асгарда действительно тот, за кого себя выдаёт, ему не пристало лгать.
[AVA]http://s7.uploads.ru/DWVXh.gif[/AVA]

Отредактировано Steven Rogers (2018-08-18 01:23:20)

+3

24

Гладкий мраморный лоб Венеры пересекла вертикальная трещина, а Чаровница с досадой ударила ладонью по рулю автомобиля. Не так она планировала встречу мидгардцев с Тором, да и Тор немного разочаровал ее своим неожиданным миролюбием. Неужто поумнел? Рот Аморы изогнулся в язвительной улыбке. Вряд ли – скорее, с присущим ему высокомерием посчитал смертных противников недостойными ощутить настоящую силу бога грома.

Ну ничего, в запасе у асгардской волшебницы немало уловок и хитростей.

Мчавшаяся на полной скорости машина резко затормозила на пустой дороге. В ночной тишине с гулким звуком пистолетного выстрела хлопнула дверца, и прекрасная пассажирка покидает автомобиль. И в то же время – остается на месте. Глаза той мадемуазель Гибуа, что вышла из машины, сверкают зеленоватым кошачьим огнем, в то время как у точной ее копии, оставшейся за рулем, взгляд безжизненный и пустой. Теперь это не более, чем кукла, способная лишь бездумно гнать машину вперед, пока не получит самоубийственный приказ направить ее навстречу гибели. Мари Гибуа и похищенному документу суждено сгореть в пламени автокатастрофы на глазах ее преследователей.

Чаровница задумчиво смотрит вслед огням автомобиля, управляемого послушной иллюзией, а затем, сняв перчатку, запускает руку в карман. В тонких белых пальцах колдуньи трепещет на ветру прядь человеческих волос.

– Пол Смит, – тихо произносит Амора, зная, что очарованный ею агент услышит зов госпожи за тысячу миль.

[AVA]http://s8.uploads.ru/VLjYc.jpg[/AVA]
Пол Смит, предатель, преступник и жертва, тупо созерцал золотые монеты у носков своих начищенных лакированных ботинок. Золото – это то, к чему он стремился, напоминал ему внутренний голос, но его заглушало отчаяние, охватившее мужчину с той самой минуты, когда она, ослепив его красотой, исчезла навсегда.

Внезапно он встрепенулся, услышав голос, который не чаял больше услышать. Его существование вновь обрело смысл. Там, где-то в саду, притаились враги госпожи. Агент деловито прибрал золото в кожаный кошель, чтобы не отсвечивало, и вытянул руку, сам не понимая, для чего. Он просто знал, что так нужно. В ночной темноте сверкнуло тусклой вспышкой, и раскрытую ладонь мужчины влетел кинжал. Не модная современная игрушка для разрезания бумаги, а тяжелое оружие ландскнехта, видевшее и кровь, и смерть.

Крадучись, Пол Смит идет в тенистую глубину сада на звук голосов. Его цель – мужчина и женщина. Кажется, он их знал в прошлой своей жизни, но теперь ему, обновленному, это было совершенно неважно, как и разговор, который они ведут с кем-то третьим. Светлая обнаженная спина женщины в вечернем платье хорошая мишень, и агент неслышным шагом подходит ближе, примеривая во вспотевшей ладони кинжал для удара. Прежде ему не доводилось убивать, но это легко – забрать жизнь смертного, нашептывает на ухо чарующий голос. И он заносит руку, прежде чем броситься вперед.

Отредактировано Amora (2018-10-30 01:20:26)

+4

25

Пегги никогда не бывала ранее в психушке. И с психами не сталкивалась. Но этот немец - и не немец вовсе, видимо - вел себя так, что вгонял Картер в состояние непонимания. Говорил он явно не как здоровый человек.
- Его женщина?! - В восклицании слышится удивление. - Я не...

Пегги осекается, встречаясь взглядом со Стивом. Проклятье. Этот мир принадлежал мужчина, а Пегги в нем отвели место, пока длится война. Не стоило даже надеяться, что что-то изменится, и признаки шовинизма в незнакомца оказались на лицо, а потому все попытки Картер добиться от него ответов, будут разбиваться о цементную уверенность, что женщина не имеет права говорить.
Пегги закатывает глаза, пожимает плечами и отдает бразды ведения разговора Роджерсу. Не уверенная, конечно, в том, что Стив сможет. Она не сомневалась в нем. Но у них были разные навыки. Стив оказался прекрасным стратегом на поле боя, но в шпионаже он ничего не смыслил, в отличие от Пегги, не первый раз ведущей допросы.

И все же, она уступает. И просто ждет. Слушает Стива, в первый момент с каким-то раздражением думает, что он несет чушь, совсем не касающуюся ситуации. Но потом понимает, что как-то все в тему и в точку. Пегги закусывает губу. Ладно. Роджерс молодец. Возможно, ей стоит попробовать отыскать Гибуа, чтобы расставить все точки над і, пока Кэп ведет эту беседу, но оставлять их один на один все еще опасно. Тем более, что ей интересно, чем закончится разговор.
Ее отвлекает шорох. И очень вовремя. Пегги отвлекается от мужчин и их беседы, оборачивается, чтобы проверить кусты, и едва не налетает на кинжал. В глазах мелькает непонимание, но рефлексы работают прекрасно. Картер отработанным жестом перехватывает руку, бьет ногой по ноге, заставляя терять опору, и напоследок прикладывает к виску рукоять пистолета. Смит, которого к этому времени она узнает, тяжелым мешком оседает к ногами девушки. Отлично. Просто прекрасно. Крот тут, крот пытался убить их. И самое паршивое, чемоданчика при нем не видно.

- Ничего-ничего, джентельмены, продолжайте дальше, я тут сама управлюсь. - Машет рукой Пегги, снова уделяя внимание Полу Смиту, пока еще лежащему на земле, но, определенно, требующему, чтобы его связали ради безопасности всех присутствующих.
Нехорошее предчувствие шевелится в душе, Пегги беспокоит отсутствие искомого чемоданчика и присутствие крота. И да, связать. Чем-то. Картер бросает взгляд на мужчин, смотрит на ремень брюк Смита. Нет, определенно, расстегивать его - вызывать вопросы, к мужской ширинке ей совсем лезть не хочется. Вместо этого она споро снимает обувь, стягивает чулки, один за другим. Первым делом она связывает руки, затем - ноги Смита. Выпрямляется, чуть запыхавшаяся, сдувает выбившиеся из-под шпильке волосы, сдувает пряди с лица.
- Ну хоть на что-то сгодилась.

Отредактировано Peggy Carter (2018-08-19 20:15:56)

+3

26

Разговор с незнакомцем, назвавшимся Громовержцем, протекал не самым благоприятным образом. Стив уже был готов махнуть на все это рукой и перехватить крота без лишних отступлений в виде поимки связного Аненербе, допросов, выяснений тонкостей сложившейся обстановки и прочих деталей. Если они сумеют удержать карту, и та не попадёт в руки вражеским силам, и то хорошо, в целом своей цели они достигнут. Другой проблемой оставалась Гибуа, одного только взгляда серьёзных карих глаз агента Картер было достаточно, чтобы подтвердилась его мысль - они упустили главную деталь в их головоломке.
Однако у провидения тоже есть свои планы и на этот вечер, и на интересную разношёрстную компанию, собравшуюся под покровом ночи в саду. Пока Капитан и Громовержец вели сугубо мужскую беседу, в зелёных кустах с пышной листовой, за которой в ночи заметить кого-либо было задачей не из лёгких, притаился четвёртый участник действа.
С места, где стоял Стив, услышать шорох листвы было сложно, оттого внимание капитана привлекло уже само действо, происходившее между неизвестным, в котором чуть позже Стив распознал агента СНР, и Маргарет. В холодном лунном свете блеснуло острие кинжала, и, кажется, слуха достиг даже его резки звук, рассекающий воздух и чуть было не достигающий цели - живой плоти Пегги. Реакции тренированного агента не заставляют себя ждать, и за несколько нехитрых, но быстрых и резких движений, Картер обездвиживает горе-нападавшего и, в довершение всего, связывает тому руки и ноги на манер кулька парой своих чулок.
К стыду Стива он даже не успевает ничего предпринять, у Маргарет все выходит так складно, что, кажется, даме помощь совершенно не нужна, и ведь действительно справилась со всем сама. Однако ещё большее смятение у капитана вызывает то, что столь интимный элемент гардероба англичанки оказывается использован не по назначению, а ее белые и тонкие, будто вырезанные из дорогого мрамора, подобно тому, что окружал их в саду, ноги взволновали его больше, чем нужно. Наконец, отмерев, Стив, уже позабыв о собеседнике, подбежал к Пегги и, бросив мимолётный взгляд на распластавшегося в ногах Картер,  положил руку на плечо напарницы.
- Ты в порядке, он тебя не ранил?
Стив озабоченно оглядывает на этот раз уже саму Пегги на предмет возможных ранений, однако на первый взгляд все кажется целым и невредимым.  Убедившись, что англичанка не пострадала, Стив опускается рядом с кротом, который в ближайшее время, вероятно, в сознание возвращаться не собирался. Коротко взглянув на их третьего златовласого компаньона и убедившись, что тот все ещё на месте, Роджерс, подцепляя пальцами карманы, проверил наличие в них артефакта, однако ни там, ни во внутренних складках одежды он ничего не обнаружил. На лицо Стива опустилась тень озабоченности, похожее чувство смятения и досады он заметил и на лице Картер.
Поднимаясь, он снова скользнул кротким взглядам по ногам англичанки, тут же отбрасывая ненужные мысли в сторону, как его вниманием снова завладело тело предателя на земле.
Крот, вопреки ожиданиям, стал приходить в себя.

+1

27

За возней смертных Одинсон наблюдает со снисходительностью, присущей всегда и всем асам, когда дело доходит до обитателей Мидгарда. Не нужно быть семи пядей во лбу, как его братец Локи, чтобы почувствовать в произошедшем какой-то подвох. Слишком уж нарочитым, словно поставленным в театре, выглядело все случившееся; слишком уж уж смело разыгрывал партию с Громовержцем тот, кто руководил этим представлением, корчасть за кулисами от почти слышимого хохота; слишком уж явным презрением - к слабым, ничтожным людишкам, к их планам, надеждам, исканиям - веяло от того, кто оставался невидим и недосягаем, и из-под маски, путая нити судьбы.
Игры.
Игры чужого разума.
Игры колдунов.
И еще это - орудие мести.

Тор давно уже не наведывался в Мидгард: примерно с тех, пор, как его жители забыли силу и красоту схватки лицом к лицу ради возможности убивать наибольшее число себе подобных. Юному богу подобные вещи были не по душе. Но даже он, посетивший пару закрытых собраний, где под знаменами, при горящих огнях, пылкие юноши приносили клятвы, уподобляя себя древним германцам, было очевидно, что такое оружие, как кинжал, давно уже вышло здесь из обращения. Куда проще и быстрее воспользоваться чем-то вроде той штуки, извергнувший из своего тонкого горла свинец, что приберегала спутница его недавнего противника. А значит, кинжал был посланием. И, вполне вероятно, что не для них, а для него.

Была еще одна вещь, на которую обыскивавший несостоявшегося убийцу блондин просто не обратил внимания. Возможно, потому, то занят был поиском карты, или же был бессребреником, как остальные последователи странного распятого бога, явно подражавшего Одину в своих странных поступках. Когда незнакомец явно брезгливым движением оттянул один из карманов пленника, оттуда с глухим звуком упал на гравий дорожки тускло блеснувший кружок.
Не узнать его было невозможно - хотя для местных он вполне мог сойти за какой-нибудь медальон, драгоценную безделушку, которые рисовки ради нашивали здешние мужчины.

Интересно, часто в Средином мире фальшивым убийцам платят асгардским золотом?

Пока искатели черного солнца занимались переглядываньем (точнее, смотрел только один, и совсем не в лицо своей спутницы, чем весьма позабавил Громовержца), Одинсон приблизился к пленнику и, присев возле того на корточки, подобрал монету, скрывая ее в кулаке.
И несильно толкнул со стоном зашевелившегося Пола Смита кулаком в подбородок.
- Женщина или мужчина?

В общем-то, он уже был почти уверен в ответе. С братом в последнее время они ссорились редко, да и того мало интересовали проделки людей в мире, который так опекал его брат. А вот она...
Еще толчок.
- Мужчина или же женщина?
Пленный мотнул головой, морщась: прикосновение бога было явно неласковым. Да и голова нехило трещала после удара, нанесенного нежною женской ручкой. И все-таки различив вопрос, заданный тихим, но отчетливо угрожающим тоном, дважды пострадавший от женских рук рук открыл полные непримиримой ненависти глаза:
- Моя госпожа отомстит за меня.

... Словно обжегшись об эти слова, Тор отпрянул, выпрямляясь и сжимая кулаки с такой силой, что едва не согнул потеплевший золотой кружок. Глаза его вспыхнули гневом, а в лицо бросилась жаркая волна крови. Как смеет она становиться ему поперек дороги? Как долго еще намерена мстить за свое справедливое наказание?
Повернувшись к мидгардцу, он бросил скупо, не терпящим возражения голосом человека, привыкшего к полному повиновению.
- На твоем месе я бы убрался отсюда. И женщину свою прихвати. Это дело выше вашего разумения. То, что вы ищете, уже далеко,- недобрая ухмылка промелькнула на его губах. Бросив последний взгляд на простертое на земле тело, он толкнул его носком лакированной туфли.
- Спрячьте этого где-нибудь в кустах и уходите.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/14510.png[/icon]

+3

28

Рука Стива теплой тяжестью ложится на плечо Пегги, заставляет повернуть голову и поднять глаза, чтобы увидеть в его собственных глазах волнение. На миг становится очень приятно, очень хорошо от этой мысли, и лишь мысль о том, что сейчас не самое подходящее время для того, чтобы поддаваться эмоциям, мешает улыбнуться в ответ.
- Да. Да, со мной все в порядке.

И ей жаль, когда Стив отстраняется, чтобы осмотреть карманы Смита. Она молчит, замирая статуей наподобие тех, что их окружают. Ее отвлекает от размышлений о том, что все в их плане пошло не так, какой-то тихий звон. Но понять, что именно становится причиной его, Пегги не успевает - тот, кто называл себя Тором, делает шаг к Смиту. Приходится еще и отступит, иначе у тела бессознательного крота становится слишком тесно, двое мужчин отличаются впечатляющими габаритами, и от тестостерона, витающего в воздухе, становится душно.
- Эй, вы вообще аккуратнее... да и оставьте допрос мне, вы вообще тут... - Пегги запинается.

Не так часто у английского агента СНР пропадает дар речи, обычно Картер за словом в карман не лезет, но сейчас абсурд ситуации зашкаливает, и даже ее остроумия не хватает, чтобы справиться с текущим моментом. В пору даже вспомнить бессмертную Алису Лиддел с ее фразой "Все страньше и страньше, все чудесатее и чудесатее!". В детствие Алиса наравне в Винни-Пухом была любимой книжкой Пегги, но уж точно она и не мечтала оказаться в месте вроде Зазеркалья, в которое, кажется, и попала. Прохладный ветерок играет подолом ее вечернего платья, заставляя вздрогнуть от прохлады. Ну да, не лето.
Отлично, незнакомец - ах простите, Громовержец - еще и приказывать надумал. Пегги прищуривается, возмущенная до глубины души. Ее горячность, наконец-то, начинает пылать, хотя Картер все еще пытается не наломать дров. Но она не уйдет отсюда, пока не поймет, что же тут происходит.

- Ну нет, вы нам должны объяснение, - Пегги подается вперед, резко хватает мужчину за локоть. - Очевидно, вы не тот, за кого вас выдали нам. Я не знаю, Тор вы или у вас что-то не в порядке с вашим психическим состоянием, если честно, мне до этого нет дела, как вы зоветесь. Само собой, в плен вас никто не потащит, но этот парень, - тыкает пальцем в крота, - лишил нас весьма важной для нас вещицы, это первое. Второе, вы, похоже, стали жертвой злой шутки наравне с нами, и, кажется, я понимаю, кто автор этой шутки. Она? - Пегги многозначительно вздергивает бровь: - Полагаю, имя Мари Гибуа вам ничего не скажет, но, очевидно, источник проблем у нас один. Итак, оставьте свой шовинизм в стороне, перестаньте смотреть на меня, как на украшение, и начните рассказывать, кому вы так сильно наступили на хвост? Возможно, мы сможем отыскать ее, решить наши проблемы и разойтись миром, вы налево, мы направо или наоборот, не принципиально.

Ей порядком надоела томность ситуации, танцы с бубном вокруг этого Тора, тайны, недосказанности и привычка отодвигать женщин на задний план. Черта с два Пегги будет изображать красивую статую, если она может делать много чего другого. И сейчас она сердито смотрит в лицо незнакомцу, абсолютно не смущенная, не подавляемая его ростом и мощью, будто не замечая этого. Она вздергивает подбородок, сверкает карими глазами и не собирается отступать. Спиной чувствует, как Стив делает шаг к ней, будто бы страхует, прикрывает тыл, от чего в солнечном сплетении опять расползается тепло.

+3

29

Пленник засучил ногами, пытаясь сбросить нейлоновые путы. Подошвы лакированных ботинок с шорохом скользили по влажной траве, тело Пола Смита резко выгнулось в позвоночнике и затряслось мелкой дрожью, и через мгновение стало понятно, что это тихий смех, становившийся все громче и громче, пока не превратился в издевательский хохот.

– Миром? – давясь смехом, проговорил Смит. – Бог мой, вы еще помните, как звучит это слово? Мир давно катится в пропасть, – с убежденностью одержимого или фанатика выкрикнул он. – Разве вы не видите? Разве не понимаете? Я сделал лучший выбор из возможных. Я сделал его за вас. Не благодарите.

Без видимых усилий Смит сел и завертел головой, разминая затекшую шею.

– Объяснение в том, моя дорогая мисс Картер, что наш мир слишком долго служит полигоном, игровой площадкой для таких, как он, – Смит кивнул в сторону золотоволосого арийца. – Настало время изменить правила. Мы больше не будем пешками. Когда взойдет черное солнце, мир станет другим.
[AVA]https://image.ibb.co/c2yJX9/IMG_20180909_155956.jpg[/AVA] [NIC]Paul Smith[/NIC] [STA]провокатор[/STA]

Отредактировано Amora (2018-09-09 23:49:24)

+2

30

Ни одно требованье или деяние, коему суждено было свершиться или же не совершиться в этом странном месте, будь то попытка оглушить его или потуги дознаться, кто и зачем почтил своим вниманием званый вечер - не заставили перемениться лицо блондина так, как эти несколько слов, брошенных пленником почти с ненавистью. Был ли тому виною упрек, слышимый только ему, или же то, что в речах беспомощной жертвы, позорно обезоруженной женщиной, различим был теперь звук иного, чужого голоса.

Наградив англичанку лишь кратким, хотя весьма выразительным взглядом при слове "должны", великан наклонился к связанному. Пятерней сграбастав того за крахмальную грудь (ткань затрещала и натянулась, но добротный германский пошив сделал дело, не дав ей порваться, а пленнику выскользнуть из своего кокона), он легко, как щенка, оторвал Смита от земли и поднял, не прикладывая видимого усилия, на уровень своих глаз.
Детская задача.
Дальше будет поинтересней и посложнее.

Не требовалось обладать умом его брата, чтобы сложить два и два: женщину, что платит асгардским золотом и может очаровать разум, женщину, что способна обмануть смертных, что мнят себя знатоками интриг и провидцами человеческих душ; древнее сокровище, за которым охотился сам Всеотец - ключ к могуществу над Мидгардом; и тут насмешку над всеми, и прежде всего над ним, что ощутима была в каждом поступке пропавшей, что эти двое именовали нелепым именем Мари Гибуа.
По трости в его руке пробегает сноп искр.

- Я не смогу снять ее чары,- говорит он, обращаясь к мидгардскому воину. Многочисленные вопросы его спутницы по-прежнему остаются без внимания, хотя ловкость, с которой она поборола врага, дарует ей право на снисходительность Бога Грома. Вот только времени на беседу сейчас нет.
- Мой брат может. Он учился у нее, и знает все хитрости. Но это потом, сначала нужно вернуть то, что она забрала, не имея на это прав. Вещь, что она украла, принадлежит Асгарду,- голос меняется, из добродушного делается жестким. Он уже понял, что эта валькирья будет возражать, а белокурый воин пойдет за ней.
Много есть странного нынче в Мидгарде. Даже мать, и так не выказывает такой явственной власти над Всеотцом. Здесь все иначе, и, видно, давно.

Словно мешок с отрубями, Одинсон бросает пленника под ноги недавнему противнику.
- Жалеешь его - сделай, как я сказал; не жалеешь - брось,- недобрая ухмылка появляется на его губах. Та, кому она адресована, недоступна пока его взору, но только не взорам того, кто следит за каждой живой душой и ведает все.- Когда он станет не нужен, Амора сама отпустит. А теперь отойдите оба,- приказывает он и сам делает шаг назад.

Трость ударяется в землю. Сноп искр пробегает по ней. Еще мгновением и она на глазах начинает трансформироваться, превращаясь в огромный молот, сияющий, словно звезда в темноте ноги. Искры водопадом сыплются с короткой его рукояти, и падают к ногам арийца, прямо на его лакированные ботинки. И те, кажется, вспыхивают синим огнем; пламя лижет подошвы - и вдруг охватывает его целиком, столь яркое, что нельзя смотреть на него и не отвести глаз.
В них еще не перестают плясать сполохи, а перед смертными уже стоит совершенно другой человек.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/14510.png[/icon]

+2


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [40-е годы XX века] Schwarze Sonne


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно