ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [30.11.2016] The bass, the rock, the mic, the treble


[30.11.2016] The bass, the rock, the mic, the treble

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

The bass, the rock, the mic, the treble
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://b.radikal.ru/b31/1807/67/054fa3768fb1.gifhttps://a.radikal.ru/a14/1807/d2/10b36686ebb9.gif
https://b.radikal.ru/b01/1807/68/cb37aeeab1eb.gif
Tony Stark | Quentin Quire | Miles Moraleshttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Притча о том, как Майлзу нужно правильно выбирать друзей, а Тони противника.

ВРЕМЯ
30.11.2016

МЕСТО
США, Джерси-Сити

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
16+

+5

2

Того что было раньше больше не будет, это итак становилось понятно. Мстители прежним составом – смешно, Икс-мены на стороне людей – еще смешнее. Большая часть мутантов танцевала от счастья на разрушенной планете, вторая половина скрывалась черт пойми где. А у Тони на радаре был Феникс, один из пятерки.
Феникс.
Птица, которая сломала ему жизнь и разрушила жизнь на его планете. Нет, это была не ненависть, это было что-то другое. Холодный расчет, он не выстоит, но горячечный бред шептал, что он должен попытаться, он должен попытаться, он должен справиться, черт бы его побрал. Он же Тони Старк, даже если это не так.

Поэтому он завис ровно над тем местом где стоял паренек, на вид обычный, если бы не аура, которая виднелась на инфракрасной частоте. Если бы не она. Тони прошел бы мимо, честное слово, прошел бы мимо, пролетел со свистом. Но не смог. Не смог.

Потому что кроме него, как обычно оказалось некому.

- Не то чтобы тебя сюда звали парень, не то чтобы ты был тут нужен, прости за грубость, но нам уже достаточно изменений. – Он говорил не громко, только для одного человека. Пропустил, конечно, пропустил легкую тень паренька, очень походящего на Питера. Но он был занят.

Перед ним был Феникс. Птица, которой он проиграл этой планету, птица, которая не сдавалась, птица, которая почти стерла их в порошок. Пусть даже если это только одна часть чертовой птица, пусть даже если это парень, в своей толстовке, выглядящий как тысяча и один подросток.

Тони хмыкнул. Он бы орал, он громко орал убирайся отсюда, забирай сои и исчезни, если бы это хоть чуть-чуть, хоть как-то его спасло. Их всех спасло. Фениксы жили по своим внутренним правилам, не поддаваясь ни логике, ни общему какому-то прочтению. Они жили сами по себе, создавали свои миры, каждый по-своему.
Тони даже не знал который это. Который из них? Тот ли что подставил их? Или другой?

Они сливались, их было слишком много. Их было пять, а Мстители так и не собрались обратно. Смешно. Очень смешно.

- Убирайся отсюда. – Ни особой пушки, ни особых технологий, просто броня против огня, но он готов был рискнуть. Он сошел с ума ровно настолько, чтобы рискнуть.

+6

3

[indent]После Феникса все изменилось. Мир, его восприятие, люди – все. А так же отношение к Квентину. Его боялись? В нем нуждались? Им восхищались?
[indent]О нем думали.
[indent]После путешествия на Луну Квентин Квайр перестал быть  безымянным проблемным учеником школы имени Джины Грей, он стал кем-то. И Саммерс – кто бы мог подумать, что из всех преподавателей именно он признает его. Он, кого Квентин обещал когда-то скинуть с пьедестала в жерло горящей школы. Но все изменилось. Он был нужен Скотту, и это чувство, оно… было приятным.
[indent]Квентин родился не вчера и понимал, что будут недовольные. Всегда найдется кто-то, кому новые устои окажутся не по душе. Не это ли Кью сам сказал однажды Гранту Уорду – агенту Гидры? Тогда молодой мутант и не представлял, как в итоге все обернется.
[indent]- Оставайся внутри. – Сказал он Майлзу.
[indent]Но что-то подсказывало Квайру, что с этим жилищем придется покончить. Пентхаус – уютное, красивое гнездышко с прекрасным видом на огненный закат. Для нового знакомого (не лукавь - Друга) Квентину было ничего не жаль. Вот уже неделю они наносят визиты коррумпированным жирным ублюдкам, и за то, как они зарабатывали деньги, Квентин мог уничтожить их на месте. Но нет. Он милостиво дарил второй шанс, немного покопавшись в их сознаниях. Самую малость. Деньги он забирал, ведь, во-первых, они изначально принадлежали не им, а во-вторых, Майлзу они были нужнее. Еда, игры и прочие развлечения с Моралесом напоминали Квентину, кем он был раньше.
[indent]Это была идиллия, которую, разумеется, кому-то приспичило разрушить. Всегда будут недовольные – так говорил сам Квентин. Теперь он выходит на крышу и медленно подходит к бассейну, чтобы встретить незваного гостя.
[indent]- Энтони Старк. – Промолвил он.
[indent]Герои. Пришли, вырядившись в разноцветные костюмы из латекса или металла, и считают, что их правда ближе всего к истине. Квентина тошнило от подобного.
[indent]Возможно, при любых других обстоятельствах он был бы рад встречи с Железным Человеком. Черт возьми, одно время он даже яро его поддерживал, когда его кумир решил, что для остальных будет лучше выловить мутантов и передать их на опыты в щупальца Гидры. Предательство того, кем Квентин когда-то восхищался, породило нужду надеяться на другого героя. Но правда в том, что если не хочешь разочароваться, то не стоит полагаться на кого-то.
[indent]Квентин в молчании выслушал Железного Человека и усмехнулся уголком губ. Угрозы выглядели даже… мило.
[indent]- Забавно. – Произнес Квайр. – Разве не я пришел сюда первым?
[indent]Не обязательно быть телепатом, чтобы ощущать всю величину раздутого эго Тони Старка. Одно слово – герои.
[indent]- С какой стати? – чуть прищурив глаза, склонил он голову на бок. – С какой стати вы, люди, указываете, где нам быть? Вы всегда считали, что у вас прав больше, чем у мутанта.
[indent]Разумеется, Тони Старк имел вовсе не это, когда говорил ему проваливать. Но суть вопроса не меняется.
[indent]«Они поймут. Рано или поздно, но поймут», - верил Саммерс.
[indent]Квентин не верил. Таких людей, как Роджерс или Старк, невозможно убедить. Будут стоять на своем, упрутся, как бараны. И не видят, чего их идеалы стоят остальным.
[indent]Глубокий вдох и выдох. В последнее время с Фениксом ему тяжелее контролировать эмоции. Квентин подозревал, что птица могла увеличить не только силы, она влияла на все. Сейчас Старк захочет вывести его из себя, и в последнюю очередь ему нужно поддаваться на его провокации.
[indent]- Вы же не хотите здесь быть, мистер Старк. – Более спокойным голосом произнес Квентин. – Вы же знаете, что ничем хорошим эта встреча не закончится. Так почему бы… вам не заняться своими делами?

+5

4

Все как-то странно складывалось. И интересно, куда ж без этого?

Майлз чуть больше месяца не было дома, но уже успел влипнуть в целую порву неприятностей. Раньше их было меньше, наверное, потому что большую часть времени он обычно был занят учебой, а не всяким геройством, а теперь это время освободилось. Вот и приключения находят его, стоит только выти на улицу или просто выглянуть в окно.
Неделю назад ему снова было негде жить. Сейчас он живет в огромном пентахаусе вместе с Кью.
Кью довольно крутой. Пусть и заносчив, но это больше похоже на специальную фишку, типа отличие от всех остальных. Нельзя же всем быть вежливым и милыми подростками. Он вспыльчивый и умеет читать мысли, но достаточно тактичен, что бы не лезть в мысли Майлза. Хотя временами он бывает таким внимательным, что Майлз сомневается, действительно ли его мысли в безопасности? Простой эмпатией и сочувствием это не объяснишь.
Впрочем, что бы Квентин не делал, это помогает. Майлз чувствует себя спокойным. Впервые за долгое время, можно хоть немного расслабиться. Смотреть в киношки, играть в видеоигры, вместе геройствовать. Это как попасть в самую клеевую супергеройскую команду на свете. Раньше по мимо родителей, он был так близок только с Ганке, но, черт  возьми, с Ганке он знаком с младенчества, а Кью появился в его жизни чуть больше недели назад, а Майлз уже готов поклясться, что знает его как облупленного.

Конечно, это не так. Они изначально не в равном положении. Майлз не идиот, он понимает это. Перед сном он думает о том, что они вдвоем натворили за день. Это вроде как хорошие вещи, весьма глобальные. Они за неделю смогли решить пару вопросов, над которыми взрослые бились десятилетиями. Они нашли доказательства, того, что пара высокопоставленных чиновников города замешаны в коррупции в особо крупном размере. Сколько людей из-за них пострадало? Теперь они заперты и никому больше не причинят вреда. Их грязные лапы теперь в наручниках. Приятное чувство справедливости, грело по вечерам лучше, чем какао.     
Потом Майлз вспоминал поведения Квентина и у него сразу мурашки пробегали вдоль позвоночника. Он не всегда вел себя…адекватно. Иногда, слишком жестокий, иногда слишком заигрывался в свое всемогущество. Майлз говорил ему об этом. Иногда Квентин прислушивался, иногда игнорировал, но вечером Кью признавал, что был не прав. Все это больше похоже на какие-то внутренние метания. Майлз пытался помочь, но просто не знал с чего взяться. Все разговоры кончались одинаково: Кью почему-то злиться, а Майлз будет чувствует себя безмозглым бестактным дураком.   
Все это как-то не правильно. Майлз липнет к Квентину, как рыба-липучка, а взамен получает эмоциональные качели. Но все лучше, чем пытаться угодить суперзлодею. Наверное.

Может быть, всего этого не было, если бы Майлз не был таким идиотом? Если бы давал труд хоть чуть-чуть подумать, над тем что делает. Если бы послушал Квентина и остался бы там, где он ему сказал.
Конечно, Майлз не послушал и пошел следом за Кью на крышу.
На крыше холодный ветер, проникает под полы его легкой ветровки. День клонится к закату. Последний день осени уступает место зиме. На фоне красного заката Майлз видит силуэт человека. Он много повидал героев, что бы сразу узнать кто это.
Железный Человек. Тони Старк.
Атмосфера напряжена, как пред грозой. Паучье Чутье молчит, может потому что непосредственной опасности его жизни нет, но у Майлза все равно волосы дыбом встают. Все от плохого предчувствия. Кью как будто пылает изнутри.
Майлз не слышит мысленного диалога. Но чувствует приближающуюся грозу. Что-то случилось, о чем он не знает, что-то случится прямо сейчас. 
Нужно бежать как можно дальше от сюда. Так далеко, что бы его больше не нашли.
Майлз остается на месте.

- Это Железный Человек?  - спрашивает он в спину Квентину, - он пришел за тобой? Нам не нужны проблемы с ним…

Взывать к здравому смыслу Кью, когда он в таком состоянии бессмысленно, но Майлз должен был попытаться.

- Дай, ему то, что ему нужно и пойдем доигрывать Борделендс…

Бессмысленные слова. Майлз совсем не уверен, что он прав, но точно знает, что нельзя, ни в коем случае нельзя идти против Тони Старка, в какой бы вселенной он бы не был.

Тони Старк, которого Майлз знает, был способен ради своих принципов развязать гражданскую войну супергероев и еще одну гражданскую войну, или умереть, что бы спасти всех. Что бы Старк не задумал, он должен знать это лучше, чем парочка подростков.

+6

5

Тони второй сталкивался с Фениксом, и второй раз терялся. Этот начинал защищать права мутантов, но кто и что сделал против мутантов такого, что их требовалось защищать настолько агрессивно. Разве не были приняты законы, разве не были принесены извинения, разве недостаточно того, что уже сделано?

Разве недостаточно просто жить?

Тони хмыкнул, но отвечать на провокацию отказался. Он уже вышел из того возраста, когда они действовали, когда одно слово тянуло за собой еще сотню других, а то и драку. Он просто хотел мира, он, как и все вокруг хотел мира. Не просыпаться от пожарищ, которые случались по всему свету, не просыпаться по тревоге, натягивая броню быстрее и быстрее с каждым разом.

Он хотел мира.

Второго парня он сразу не заметил, когда это Фениксы обзавелись стаей, а впрочем не важно. Ничего из этого не важно.

- Ты же знаешь, в глубине души ты знаешь, что Феникс не твой, что Феникс не принадлежит тебе и не подчиняется тебе. Ты знаешь, что ты будешь делать завтра? А после завтра? А когда он захватит тебя полностью, ты знаешь? – Тони говорит спокойно, Тони уже знает, что его не услышат, что ему прикажут, а то и просты выбросят. Он знает, но он не может не попытаться.

- Это не просто сущность. Это древняя космическая птичка, которая по собственной воле раздроблена сейчас на пять частей. Вдумайся в это. По собственной воле. – Тони разводит руками. – Что ты будешь делать, когда она решит что ты не то? Что скажет твой друг, когда решит, что ты не так силен, как кажешься?

Тони бьет наугад. Он совсем не знает мальчишек, ему жаль, что вообще приходится с ними связываться, но он бьет наугад, старательно, потому что так его научили, потому что такова его жизнь. Потому что ему не нужен мальчик, ему нужен Феникс.

И может маленький кристалл, который спрятан в броне, выманит птичку и заманит внутрь? Может ему повезет с первого раза?

- Я так где я нужен больше всего, мистер Квентин Квайр, студент школы имени Джин Грей. Я там, где я нужен. А вот вы там ли где должны быть? Как ваши успехи на поприще контроля вашего таланта? Боюсь мои электронные мозги больше не подходят для того, чтобы в них копаться, но мне было бы интересно, правда, про успехи. А еще про птичку, которую вы так сдерживаете в себе, как будто боитесь, что она вас поглотит.

Тони давит сильнее, ему нужна реакция, ему нужна чертова птица, ему нужен огонь. Ему жаль пацанов, ему правда жаль обоих, что они ввязались в это дерьмо, но что поделать.

+5

6

Заткнись.
Заткнись, заткнись, заткнись!

«Тебе не хватает контроля», - сказал бы Саммерс своим фирменным нравоучительным тоном, - «над эмоциями. Выпускай пар, но контролируй его количество».
Заткнитесь все.
Это была всратая битва сратыми словами, раунд, кто кого перебесит. Квентин Квайр был особенно хорош в этом, держа лицо последнего подонка до самого конца, но сейчас, при всем уважении, Квентин Квайр сдавал свои позиции подступающей злости.

- При всем уважении, Квентин Квайр, ты уже облажался. – Сказал он.
Смотреть поверх очков на то, как твой мир медленно, но верно превращается в люля-кебаб – такое себе удовольствие. Становилось неимоверно жарко, и к своему скромному разочарованию мутант обнаружил, что безопасных участков почти не осталось. Пламя было везде: оно обманчиво ласково лизало сухие скрюченные ветки деревьев, плясало под ногами вместо травы и начинало если не раздражать, то… обжигать. А это было неприятно. Неприятно видеть, как твое сознание, что с недавних пор почему-то приобрело вид полей Швейцарии, безнадёжно пожирал огонь; неприятно признавать, что ты больше не можешь сдерживать Его, и что этот действующий на нервы мешок кожи и металла прав. Но, Бога ради, перестаньте. С каждым вашим словом здесь становится все невыносимей, неужели не понимаете?
- Ах, да какая нахрен разница. – Досадливо фыркнул Квентин, поднимая голову. – Здесь стало небезопасно с того самого момента, как появился Ты. Терпеть не могу соседей, ты это знаешь?

Майлз, разумеется, не послушал. Квайр оборачивается и выразительно смотрит на него, словно спрашивая, какого черта? Но парень не послушал, он остался даже тогда, когда узнал Железного Человека. Неприятный укол мягкой теплой волной прошел где-то в груди, растеклась странным, незнакомым чувством. Или это пламя решило вырваться, окрашивая алым изображение птицы на груди? Черт, уж по чему Квайр и скучает, так это по своим старым футболкам. С Фениксом о разнообразии можно позабыть.
- Что? – щурится Квентин. – Нет!
Наверное, сейчас он был похож на четырнадцатилетнего подростка, мама которого настоятельно просила передать свою коллекцию солдатиков надоедливому младшему брату. Но проблема в том, что у Кью никогда не было младших братьев, поэтому он так и не научился делиться.
Раздраженно скрипнув зубами, Квентин снова повернулся к Старку.
- Нет. – Повторил он твердо.
Он почувствовал, как медленно начинает задыхаться от поступающей волны возмущения. Но, Росомашьи бакенбарды, как же он устал от всего этого. Почему нельзя разойтись, словно ничего не было? Квентин устал. Ответственность – это ответственность,  с ней не бывает просто, но, черт, Саммерс. Чертов Саммерс…
- Феникс выбрал меня! – наконец, сорвался он на крик. – Выбрал! Меня! Я был нужен Фениксу, и он выбрал меня, а теперь я нужен Саммерсу, и вместе мы сделаем мир лучше! Ты не понимаешь, вы все не понимаете, но я знаю. Я слышу, слышу их всех, голоса кричат, умоляют о помощи, взывают к вам, героям, пока вы устраиваете бессмысленную гонку за господство, пока… пока…
Квентин плевался словестным потоком, но мысли его путались. Что очень плохо, ведь как тогда такой человек, как Тони Старк поймет, что он хочет донести? Отстой. С такими устными ответами Квайр не лажал даже на уроках, к которым не готовился.

…но самым неприятным было то, что приходилось убегать от собственного подсознания. Оголенные коленки жжет, но об этом Кью старается не думать.
- Как же там говорилось? Я – мой самый худший враг? Ха! Ха… - Не хватало еще запыхаться для счастья, чтобы споткнуться и свариться заживо.
Но это его сознание, оно принадлежит ему, пусть сейчас и цепляется за ноги и пытается сожрать. Все это – он сам. Но почему Швейцария? Он даже никогда там не был. О чем, разумеется, думать следует в последнюю очередь. Безопасных углов действительно не осталось, и на выжженной земле бежать становилось действительно трудно. Не то, чтобы по физической культуре он делал успехи, но…
- Но я его создам. Какая-то птица-паразит здесь не будет править балом.

- Произвол чиновников, беспредел полиции, да человечество само себя убивает! Феникс может стать панацеей, лекарством, что выжжет эту болезнь. Ты ведь не знаешь, чего мы с моим другом добились всего за одну неделю? Конечно не знаешь, ведь откуда тебе? – фыркнул Квайр. – Ты был занят охотой, ведь не можешь иначе. Люди издавна вооружались вилами и гнали то, чего не понимали, чего не пытались понять. А ты… ты боишься.
Квентин выдохнул. Да, нелогично. А он никогда не был нелогичным, ведь он Омега-Парень, скромно говоря, самый выдающийся студент школы мутантов. И если Старк хочет увидеть, как прекрасно он может контролировать свои способности, то он покажет.
- Ты боишься. – Повторил Квентин. – Боишься, что со мной станет тоже самое, что и… с «Джеймсом», не так ли? Ты потерял его, и сейчас пытаешься загладить свою неудачу со мной. Что ж, пытайся где-нибудь еще, мистер Старк.

+3

7

Тони видит перед собой двух подростков, двух ребят, которым еще рано во все эти разборки, двух ребят, которые еще не готовы к войне. Он видит их перед собой, понимает их, хочет уберечь, только не получается. Один из них Феникс, второй? Второй видимо друг.
Один из них неуправляемый Квентин, второй? Второго Тони даже не знает. Что делать с ними посреди улицы? Что делать с ним, когда они посреди улицы полной людей, не готовые к атаке, не готовые к новому витку войны.

Тони пытается говорить, он всегда пытается говорить, потому что именно так делают люди, когда хотят решить какую-то проблему. Именно так поступают взрослые.

- Вы меняете мир под себя, вы ломаете его, уничтожаете то, что было создано, ничего не давая в замен. Люди кричат, потому что вы сжигаете их дома, заставляя жить в поселениях. Они кричат, потому что вы разрушаете дамбы, затопляя районы, вы проводите воду туда, где ее не было, уничтожая тех, кто жил там до этого. Вы массово убиваете людей и животных спасители планеты.

Тони злиться, он злиться на пацана, потому что тот не услышит, не поймет, у него своя миссия. У него свои идеи. Он пришел сюда спасать, он будет спасать, огнем, мечом, как угодно, ему нет дела до того, что будет потом. А потом будут руины, руины и люди, которым нужно будет как-то жить, которым нужно будет помогать, утопию не построить на одном желании.
Утопию не построить на том, что ты сильнее всех.

Главный у них Саммерс, он всему голову, добраться бы до него, говорить бы с ним. Но он тупой и упрямый как Роджерс. До него не достучаться, Тони знает, как и до подростка. До этого тоже бесполезно.

- Я не пытаюсь, я говорю тебе что ваша война приносит еще больший урон, ущерб, люди страдают все больше, катаклизмы и катастрофы. Ты не слышишь меня? Не слышишь, потому что это Феникс, он застилает тебе глаза, он говорит тебе что все правильно, что все хорошо, что так и надо, но это ложь! Скажи ему парень. – Тони смотрит напрямую на того, кто прячется в тени. – Скажи ему, расскажи ему про статистику, про смертность, про то, что творят Фениксы. Скажи ему, ну же, давай?!

Он давит, потому что его не слышат, потому что он говорит в пустоту и с пустотой, Квентин вышел из-под контроля, он способен на все, он даже бьет, считывая что-то из головы Тони, бьет по больному, ведь Джеймса он так и не нашел. Не нашел, хотя искал. Чертова птица, чертова птица все испортила, все наперекосяк.

И эти парни, что стоят здесь, что они делают? Что они сделали с силой Феникса? Ловили уличных преступников? Доставляли полиции? И считали, что на этом все? Они что, не заметили передел территорий, перестрелки ночами, и трупы, сколько трупов теперь в местных моргах? Чем они занимались? Чистили улицы Нью Йорка? Тони даже говорить не мог, слишком много эмоций разом захлестнуло, слишком много слов нужно было сказать.

- Что вы сделали? Что вы здесь сделали?

+4

8

Что они делают? Что Майлз тут делает?
Волосы встали дыбом. Казалось что искры пробегают по всему его телу. Никогда раньше паучье чутье не сигнализировало так ясно и так точно: “Беги отсюда, глупец!”. Майлз не слушал. Он стоял на своем. Нельзя так просто покинуть это место. Да и куда бежать? Если будет драка (что-то подсказывало, что она будет) Квентин с его ничем не ограниченными ментальными способностями сможет достать его где угодно, да и от Железного Человека не просто будет уйти, даже если он только  вполовину так силен, как в мире Майлза.
Мышцы напряжены как канаты. Майлз смотрит на Старка широко раскрытыми глазами. Сердце вырывается из груди. Вот-вот поскачет себе по крыше, лови его потом.
Неделю назад, он думал, что хуже уже не станет. Кажется, это был слишком оптимистичный анализ.
Что они сделали?
Навели порядок. Хотя бы попытались. У Квентина огромная сила, он манипулятор и немного эгоист, но он не сделал ничего плохого. А ведь мог бы. Страшно подумать, что бы случилось со всеми этими мудаками из правительства, если бы Кью себя не сдерживал. Майлзу нравилось думать, что он выступает при нем своеобразным предохранителем. Вечным занудным голосом здравого смысла. Назойливой мухой, от которой не так просто отмахнуться.
Единственный адекватный человек в этом мире.
Но Тони Старк здесь. При всем параде. С костюмом и гениальными мозгами. Значит где-то они перешли черту. Что-то они сделали не так. Как неожиданно.
Пора остановиться и повзрослеть наконец.

- Квентин, хватит, не сходи с ума,  - это все равно что просить китайскую стену подвинуться.

Майлз хочет хорошенько пнуть этого начинающего бунтаря. Выбить всю дурь из розовой башки, но отблески огня в линзах его очков загоняют эту глупую мысль поглубже в мозги. Майлз мало что может сделать. Он вообще здесь чужой. Лишний. Чертова случайность. Песчинка в шторме.
Эта Земля похожа на бесконечный летний блокбастер, только он здесь не главный герой, а тот чувак в эпизодической роли, чью машину разбили, во время погони за злодеем.
Майлз вечно стоит на пути каких-то невообразимых космических и политических сил. И всегда за это получает по башке. Его просто сметают в сторону. Наверное, не хватает ума просто спрятаться.
Как и сейчас.
Атмосфера вокруг такая напряженная, что воздух, казалось можно потрогать, свить веревку и повеситься.

Кью все еще пылает изнутри. От Старка несет яростью, как от алкоголика перегаром. Майлз же просто растерян. С него хватит.
Он срывается с места. Хватает Квентина за руку, силой заставляет его повернуться к себе. Прерывает его мысленный диалог.

- Прекрати! - кричит Майлз прямо ему в лицо,  - что бы ты не делал, прекрати. Стоп! Хватит! Игры кончились! Повзрослей, черт тебя подери!

При желании он бы мог напичкать Квентина ядом до до самой розовой макушки, но пока Майлз не настолько сошел с ума. В конце, концов, он уже схватил телепата за руку и кричит ему в лицо. Достаточно безумств на сегодня.
Все кончится плохо. Майлз знал это. Опыт и паучье чутье подсказывали ему. Но черта с два он уйдет отсюда!
Чем это не закончилось, Майлз уже знает, что стать приятелем Квентина Квайра - было вторым его ужасным решением за этот месяц.

+4

9

Неправильно, все это неправильно. Что-то не то, что-то было не то. Не так. Нет, проблема не в вырвавшемся пламени и даже не в Железном Человеке. Проблема была в самом Старке.
Квентин щурится и щетинится, с еще большим недоверием оглядывая лидера Мстителей. Кажется, что еще немного и зашипит на него, как недовольный кот. Но он смотрел, всматривался в мужчину, пытаясь найти изъян, трещину, которую можно было бы расковырять пальцем и позволить вырваться наружу всем страхам и страданиям, что взрослые люди так любят прятать в глубинах своего сознания, но… но.
Он был пуст.
Сколько бы Квайр не рылся, он не видел в Старке ничего. Невозможно! Так не бывает. Квентин видел множество сознаний, побывал в головах разных людей, как бы странно это не прозвучало, и знал, как устроен человеческий разум. Есть само сознание, есть подсознание. Есть мысли, есть мечты. Есть воспоминания о прошлом и грезы о будущем. Но Старк? Он пустой.
- Да что с тобой не так? – игнорируя все выпады в свой адрес, кричит Омега-Парень.
Он бесился. Откровенно бесился, потому что не мог воспользоваться своим главным козырем. Найти слабость и использовать её против противника – такой был план. В дань старому уважению он не хотел драться с Железным Человеком, желая расправиться с ним быстро и без жертв. Жертв? Они были всегда.

Все полыхало. Квентин не верил глазам, что весь его чертов мир, весь его разум сейчас сгорал, как спичка. Быстро и безвозвратно. Ему страшно? Что ж, может быть сейчас уже пора бояться. Если не успеет спасти хотя бы эту часть себя, то окончательно потеряется. Тоже сгорит.
Бывает ли адреналин в собственном подсознании? Вряд ли, скорее это мысль о скорой кончине помогает дать газу. Теперь его разум играл против него же, но Квентин смог. Промахнулся, чуть не потерял сознание, но смог: вдалеке ждал особняк, огражденный высоким забором. Теперь главное успеть и не попасться самому, закрыться и… и что? Ждать? О том, что будет дальше, Квентин не подумал, но вряд ли теперь стоит полагаться на героев.
Не важно. Сейчас это не важно – Квайр бежит. Спасительная дверь уже близко, он хватается за ручку и давит ее вниз…

Слова Старка ничуть не успокаивают, а только подливают масла в огонь. Квентин шагает вперед и сжимает кулаки так, что стоящие рядом с ним горшки с цветами и шезлонги отлетают в сторону.
- Замолчи. – Предупреждающе рычит Квайр, но этого, разумеется, не происходит.
Он не идиот и конечно знал, что происходит. Разрушения, смерти, крики о помощи – Квентин слышал их всех. Но он не мог, попросту не мог помешать тому, что Феникс делал. Ведь… ведь это было на благо – шептал голос, - на благо если не человечеству, то Земле. Подобно Фениксу, сжечь все и породить новую жизнь из пепла. Поэтому он не шел, поэтому игнорировал. Он боялся того, что может случиться, если два носителя столкнуться лбами.
- Нет! Ты так думаешь, но это не так. Он под моим контролем,  я подчинил его, я смог это сделать!
Квайр упрямо гнул свою линию, напрочь отказываясь понимать, что ему пытаются сказать. Да и с какой стати? Этот чувак в железном костюме не может просто так прийти сюда и заявить, что он прав, а Квентин нет. Нет, так это не работает. Кью жестко ухмыльнулся, казалось бы, найдя решение своей маленькой проблемы.
- Смог, в отличие от остальных. Не хочется этого признавать, но мы были связаны. Знаешь, о чем Барнс думал? – оскалился Квайр. – Он не хотел тебя видеть, Старк. Он отказался от тебя, и теперь ты ему больше не нужен, он…
Давай. Потяни хотя бы за эту маленькую, тонкую нить и перехвати инициативу. Заставь его страдать, заставь его уйти. Заставь бояться тебя, заставь бежать. Это же так просто – манипулировать чем-то незначительным и ничтожным.
Кто-то хватает его за руку и разворачивает к себе с такой силой, что Квентин встряхнулся и поднял широко раскрытые глаза на Майлза. Что… что такое? Зачем он..?
- Майлз? – спросил мутант.
Почему он остановил его, зачем? Все было хорошо, Квентин бы справился, и они продолжили жить дальше, не заботясь о Мстителях и их псов. О чем он думал? Неужели… нет.
Моралес похож на книгу. Если хочешь, можешь пройти мимо или открыть. Он всегда делал то, что думал, и не нужно читать мысли, чтобы понять его – так Квентин думал. Думал, что это взаимно, что и Майлз понимает его. Ошибся, как оказалось.
- Ты веришь ему… - неверяще проговорил Квентин. – Думаешь, что он прав…
И снова обладатель гена Х срывается на крик. Перехватить руку парня оказалось легко, и вот уже это Квентин держит его за запястье и смотрит в глаза. Но что он в них видит? Недоверие, отчаяние? Страх.
- Ты… ты жалеешь. Жалеешь о том дне, когда мы встретились. – На выдохе прошептал носитель Феникса.
Несмотря на окружающую температуру вокруг, внутри Квайра все похолодело. Но мгновение – и все вспыхнуло с новой, удвоенной силой. Разочарование, гнев. Эмоции переполняли юношу и вырывались на волю, норовя спалить все, что встанет у него на пути.
- И что, уже думаешь, как бы перейти на его сторону?! – прорычал Квентин. – Предать меня? Кинуть?
Пламя застелило глаза, но оно, в общем-то, было везде. Майлз вдруг закричал, начал вырываться, но Квайр не позволил, второй рукой схватив его за шею. Он горел. Майлз горел. Медленно таял, словно свеча, но запах сожженной плоти все равно ударил своим зловонием.
Правильно. Уничтожь все. Не будет крови, не будет следов. Избавься от всех неугодных! Это будет чистая смерть, а пепел рассеет ветер.
Нет!
Квентин распахнул глаза и выдохнул. Какие-то жалкие мгновения превратились для него в часы. Не понимая, что происходит, он поднял взгляд и, увидев Старка, отшатнулся назад, вытянув руку вперед.
- Прочь! – заорал Квайр.
Повзрослей, Квентин. Игры кончились. Сила отбросила назад Железного Человека и все, что окружало молодого мутанта: чертовы горшки с цветами, шезлонги, зонты. Вылетев за ограду, вниз на улицу полетел бар со стульями. Куда же отбросило самого Старка, Квентин не проследил. Он смотрел на то, что лежало в его руках, то, что он удержал, то, что когда-то было Майлзом Моралесом.
- Нет… - прошептал мутант.
Запах спаленной плоти совсем не заботил его. Придерживая тело за шею, Квентин опустился на колени и положил ладонь ему на грудь. Кожа стала липкой, скрюченной… отвратительной, но еще не поздно. Где-то там все еще билось сердце, билось и сознание Майлза. Закрыв глаза, Квентин коснулся его головы.
- Майлз? – тихо позвал он.
Маленький, слабый огонек в пучине тьмы и страха. Квентин не даст ему погаснуть, не даст ему умереть. Да, он был не прав, вспылил, но он все исправит и будет поддерживать жизнь в этом теле столько, сколько потребуется. Но сначала Квентин избавит Майлза от боли, подарив лучший сон из несбывшихся мечтаний.

+4

10

Может стоило чувствовать страх или что-то другое по отношению к Фениксу перед ним, но Тони не мог. Выпотрошенный, опустошенный, обнуленный, он не мог заставить себя дрогнуть и отступить. Будущего не было, если не убрать эту птичку подальше от планеты, все что он мог сказать, все что он знал наверняка. Никакого будущего, ни для кого.

Парень перед ним был сильным, настолько сильным, что Феникс ему даже подчинялся местами, но уже было столько жертв. Он не верил в нормальность происходящего, не мог позволить себе допустить очередную ошибку, как когда-то на луне. И он бы сдался, подставился и сдох бы, если бы мог.

Похороны Тони Старка состоялись в ноябре, то, что от него осталось все еще ходило и делало вид, что оно и есть Тони Старк. Но даже про себя он не мог называть себя Тони. Нет, как угодно, но не Тони Старк. Нет.

- Что со мной не так? Парень, ты давно смотрелся в зеркало, из нас двоих это ты немного подгораешь, я бы даже сказал, пылаешь, а не я. – Тони разводит руками.

Он может атаковать, даже должен атаковать, но второй мальчишка встревает, пытается остановить их, пытается внести ясность и дать им обоим возможность остыть. Да, парнишка прав, чтобы они не творили, они посреди города, посреди огромного города, полного людей.

О чем думал Тони, когда, вычислив Феникса просто рванулся навстречу? О чем бы не думал, это не то. Всё не то.
Это неправильно.

- Подчинить? Комическую сущность? – Не смешно, но Тони смеется, глядя на паренька. –Ты в это веришь? Или тебя заставили в это верить?

Если бы в его голове было хоть что-то, если бы он был собой, он мог бы использовать слова более качественно. Но подсказки Фрайдей топорные, а сам он пока не научился действовать по прошлой модели поведения. Он не может стой же ясностью просчитывать варианты, с той же интонацией говорить. Тони Старк калека, но об этом знает только он сам.

- Потому что все что я вижу это мальчика, который боится собственной силы и не может удержать ее при себе. Тебе не говорили не хвататься за горячие угольки, потому что они оставляют ожоги? Нет? Жаль.

То, что дальше начало происходить было ожидаемо с самого начала, как только Фениксу сказали нет, тот, кто по всей видимости был близок ему, сказал нет. Попросил остановиться, попросил одуматься, все правильно в общем-то попросил, вокруг вспыхнула сила. Огромная силы космического существа, заключенная в слабую оболочку.

Один взмах руки и Тони уже оказался вбитым в асфальт в нескольких метрах от парнишки. А тот тем временем не терял сил зря, вливая их в окружающую среду, заставляя разлететься ошметками и осколками все, что его окружало. А второго парня он жег, просто жег, вцепившись в него руками, сжигал заживо.

И Тони не мог его остановить. Не мог.

И что-то внутри рушилось от этого знания. Рушилось и съеживалось, возможно, его гордость, а может быть его собственная вина просыпалась внутри, чтобы расплескать свой горький вкус повсюду.

- Остановись. – Получилось громко, даже для него. – Остановись, что ты творишь парень.

+3

11

Это было огнем с небес. Наказанием за его легкомысленность и самоуверенность. Вот что бывает, когда думаешь, что можешь изменить мир. Или подчинить себе космическую сущность.  Или подружиться с ней.
Все его тело вспыхнуло огнем. Кожа запузырилась. Все заполнилось ужасающим криком. Его криком. Но секунда и даже крик прекратился.
Огонь Феникса выжег язык. Выжег гортань. Связки. Мышцы. Все превращалась в пепель по воле капризного пацана, которому посмели возразить. Ему надо было только щелкнуть пальцем, чтобы все остановить. Но он этого не сделал.
Потом Майлз умер. Реальность все таки смиловалась над ним. Мозг решил, что в этой жизни бороться больше не за что и дал сердцу команду остановиться.
Остатки его сознания, та самая крохотная часть его разума что не было охвачен огнем, сузились до одной крохотной точки. Это был был белый тонкий луч света в темноте  и больше ничего.
Майлза потянуло вверх. Так все и заканчивалось. Боль. Разочарования. Желания что то изменить. Бесконечное беспрерывное одиночество. Блуждания в темноте. Все осталось позади.
Не было никаких воспоминаний о прошедшей жизни. Сожалений или радостей. Ничего не было. Только пустота.
Отлично. После всего того, что он пережил - это отличный вариант. Лучше и придумать нельзя.
Майлз отдался пустоте. Нечему больше верить. Не за что бороться. Его жизнь медленно растворялась в пустоте.
Так его история могла стать частью инфопространства.
Он наслаждался этим полсекунды. Целую вечность, если верить его охваченному болью разуму. Потом что то выдернуло его за шкирку обратно. К лучу света в темноте. К боли. К пузырящейся коже. Выжженным мышцам. Сгоревшей гортани из-за которой даже не закричишь. Обратно к огню и боли.
Но только на секунду.
Теплая рука по матерински провела по лицу. Сняла боль и разочарование от того, что он все еще жив. Обожженные легкие развернулись. Сделали судорожный вдох, и как новорожденный младенец, Майлз вдохнул в себя загазованный воздух Нью Йорка и мог бы закричать, но только тихо захрипел.
Кто то поместил его в пузырь. Туда где нет больше ничего. Боли и гнева. Радости и разочарований. Только его измученный разум, что начал только сейчас медленно и неохотно осознавать случившиеся. В пузыре был только Майлз. Снаружи бушевал огненный шторм.
Он сел, открыл глаза. Сердце билось с неохотой, но бешено ускоряя ритм. Все это не реально, понял Майлз. Квентин решил вытащить его. Поймал жалкие остатки его жизни прямо на краю и насильно сунул обратно в его измученное тело. А потом поместил его сюда. В этот пузырь из ничего. Защитил от бури которую сам же и создал. Как мило с его стороны. Чертов самодовольный эгоистичный мудак. По его милости Майлзу придется как-то жить дальше.
Это все не по настоящему. Только в его голове. Но огненная буря снаружи пузыря бушует и может сжечь, так же легко как и в реальном мире.
Майлз подтянул колени груди и спрятал лицо в ладонях. Безвучно зарыдал.
Что он натворил? Господи, что же он натворил?

Свернутый текст

http://s8.uploads.ru/N7u2q.gif

+5

12

[indent]Вздох облегчения вырвался из груди юноши. Майлз был здесь, и Квентин не даст ему уйти вновь. Он все исправит, он починит его.
[indent]- Прости меня… - прошептал Квентин. – Прости…
[indent]Буря продолжала свирепствовать неистовым пламенем, но Майлза она больше не посмеет затронуть. С дрожащими губами Кью всматривался в лицо парня, но больше не видел знакомых черт: липкая кожа, пустые глазницы. Все это… все это сделал он.
[indent]«Нет!» - возопил Феникс. – «Ты знаешь, чья это вина!»
[indent]Квентин поперхнулся воздухом, и шею сдавил не вырвавшийся всхлип. Он уже не понимал, что делает. Где начинался он, а где Феникс? И существовал ли Квентин Квайр изначально? Хотелось исчезнуть от всей этой силы, ответственности. Вины. Сбежать и забыть. Не этого Квентин хотел. Совсем не этого.
[indent]- Остановись, - неожиданно доносится до него, - что ты творишь, парень…
[indent]И все замерло в одно мгновение. Смелись ответственность, вина. Страх и сожаление. Квентин прикусывает нижнюю губу до крови, и его лицо искажает гримаса злости. А в голове сотни голосов в унисон кричали одно: «ты знаешь, знаешь!», и, о да, Квентин знал.
[indent]- Ты… - рычит Квайр, поднимая на Железного Человека взгляд.
[indent]Он не отпустил тело Майлза, наоборот прижав его к груди сильнее, с ненавистью глядя на Тони Старка. У него был шанс уйти в самом начале. Квентин ведь говорил, предупреждал. Не хотел с ним драться, но Старк оказался даже упрямей, чем он сам.
[indent]- Это все ты… - цедит сквозь зубы мутант и срывается на гневный крик: - Ты виноват!
[indent]Пламя вырывается с двойной силой, вбивая, переворачивая, метая Старка по несчастной крыше. Зачем он вообще пришел? Зачем решил вмешаться? Железному Человеку так необходимо все испортить, подстроить под себя? Квентин утробно рычит, дергая мужичину так, чтобы он повис в воздухе.
[indent]- Если бы не ты, всего этого не случилось бы! – вопил он. – Если бы не ты, Майлз бы остался цел!
[indent]Железная броня человека скрипит под натиском его силы. Квайр не дает Старку даже пальцем пошевелить, удерживая его тело невидимыми тисками. У глаз собирается влага, но она тут же испаряется, обжигая щеки и не давая слезам сорваться вниз. Квентин щурится и вытягивает руку вперед. Он медленно сжимает пальцы в кулак, и броня, словно повинуясь невидимым нитям, начала срываться с героя кусками.
[indent]- Если бы не ты, если бы… - Кью задыхался. – Я… я…
[indent]Он зажмурился. Он устал и желал огородиться от всего этого хотя бы на мгновение. На одно прекрасное мгновение погрузиться во тьму и не видеть никого – разве Квентин многого просит? Но потом он увидел его: Майлз свернулся клубок, его плечи содрогались. Несмотря на его защиту, он все еще боялся.
[indent]Квентин распахнул глаза. Он снова был на крыше пентхауса, Тони Старк остался на месте, тело Моралеса все еще лежало в руках. Медленно Кью опустил на него взгляд и содрогнулся: пустые глазницы, выгоревший нос и губы.
[indent]«Что ты делаешь, парень?»
[indent]Что он делает? Что же он уже наделал?
[indent]Квентин выдохнул, и все прекратилось: пламя исчезло, мебель и цветки перестали летать кругами и упали вниз, рухнул и Железный Человек. Квайр посмотрел на него, встретившись взглядом. Без маски, без этой застлившей пелены гнева. А у него они карие, оказывается.
[indent]- Я… я не знаю. – Вырывается у мутанта тихим отчаянием. – Кажется… кажется мне нужна помощь.
[indent]Всхлипнув, Квентин склонил голову и, дрожа всем телом, положил ладонь на выжженную щеку друга. Друга ли? Майлз никогда его не простит. Кью сам себя не простит, ни за что. Стереть бы воспоминания себе и ему, выжечь из пленки день их встречи.
[indent]- Боже, - обреченно выдохнул Квентин, - что я…
[indent]Дрожащими руками он осторожно подхватывает тело под шею и колени, после чего поднимается. Майлз все еще был где-то там, значит, ему можно помочь, исцелить и спасти. Разве сила Феникса не способна на такую мелочь? Но прежде чем покинуть это проклятое место раз и навсегда, Квентин посмотрел на Старка в последний раз, бесшумно что-то прошептав. Ему было жаль. Искренне жаль.

+3


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [30.11.2016] The bass, the rock, the mic, the treble


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно