ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [14.06.16] Fire With Fire


[14.06.16] Fire With Fire

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Fire With Fire
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://s0.uploads.ru/GkmMi.gif
http://s4.uploads.ru/RuVzB.gif
Barbara Morse | Clint Bartonhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Хоукай оказывается посреди Мексики с заданием подчистить один очень мерзотный картель и не позволить очередному опасному наркотику оказаться на прилавках.
В тоже самое время Бобби решает самолично провести операцию по зачистке некоего картеля, продажа наркотиков которого спонсирует одну из преследуемых ею ячеек террористов.
Что ж, даже перелетные птицы могут пересечься.

ВРЕМЯ
14 июня 2016, день

МЕСТО
где-то среди других мерзотных картелей мексики

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
бьют лица и плюют на субординацию, выясняют за общих тараканов, но все еще красиво делают свою работу

Отредактировано Clint Barton (2017-08-28 23:46:58)

+2

2

Солнце, казалось было беспощадным. Оно жарило все, даже то, что было скрыто в тени. Бартон надеялся на вылазку из одной жаркой базы куда-нибудь в более прохладное место. Но Мексика? У Бартона точно что-то не то с удачей.
  Вообще, тот факт, что он фактически никогда не находился на базе дольше недели начинал зарождать в светлой голове какие-то не те мысли и он не мог оправиться от ощущения, что его просто там не хотят. Но это же Стив, камон, значит все было в порядке. Он просто отправлял его на задания зная, что лучник заскучает долго сидеть на месте. Роджерс как никто знает своих людей. Уж за все это время, которое они вместе - точно.
  Так что, проклиная людей, жару, солнце и дурацкую одежду, Бартон проходил взад-вперед перед отелем, где ему было разрешено скинуть свои вещички, обдумывая транспортный вопрос. Лучник хотел себе багги, но откуда ж тут ему взяться? Плюс, финансы в данной операции были максимально урезаны, ибо стоило делать все без шума. И именно поэтому его и не высадили прямо на порог картеля. Хотя стоило бы. Все равно разрешение подорвать все к чертовой матери он получил.
  Но Стивен сказал - тихо, подойди и сделай, а вот уже после ухода - можешь и жахнуть. А слово Капитана Америки - это почти как слово конституции. Исполнять - обязан.
Взяв свое подставное ID, сумку со снаряжением и бутылем воды, Бартон направился в прокат мотоциклов. Этот выбор казался самым простым. Много ли туристов так делают? Еще как! А скорость, мобильность и незаметность мотоцикла это вам не просто так, а стратегически важные вещи.
Карта с координатами была встроена в коммуникатор, который ему выдали в Ваканде, достаточно удобно, хотя и было непривычно, что техническими игрушками теперь заведовал совсем не Старк. К его умным игрушкам Бартон уже успел привыкнуть.
Путь предстоял не самый дальний, так что Клинт не переживал что сможет заблудиться. Природа, на самом деле, в Мексике была интересной и бывший циркач силился вспомнить когда он последний раз был в Мексике и был ли вообще. А еще планировал накупить текилы и доритос. План был идеален. Оставалось всего лишь разбомбить один из новообразовавшихся картелей. Как два пальца об асфальт.
  Осматривая в бинокль местность, блондин приметил холм за которым можно оставить байк и самое ненужное снаряжение, чтобы не попасться сразу же этим придуркам с пушками на вышках. Четыре башни, по двое на каждой, между собой фактически не просматриваются, но обезвредить лучше сразу всех, чтобы не было никаких казусов. А это значит - пробраться на одну из них и уже и нее обстрелять всех остальных. Какой-то ассассинс крид для бедных - пронеслось в его голове, но делать нечего - миссия есть миссия.
  Первая часть была исполнена - мотоцикл там, где его не видно с точки, он на одной из башен и обустраивает труп так, чтобы казалось, что человек все еще на месте. Интересно, как скоро у них смена караула и есть ли вообще? Странно немного, что они в такой боеготовности, будто чувствуют, что за ними идут. Мог ли быть где-то червь, который выдал операцию Мстителей? Но не время, с этим Бартон разберется потом, как вернется в Ваканду. А пока... Пока осталось еще две вышки и два охранника.
   Ловкость рук, много мошенничества и вот Бартон пробирается в главный цех. Фасовка идет полным ходом, трое с пушками в одном углу, еще четверо - в другом. А на втором этаже мелькает жирная рожа одного из наводки, которую читал в самолете Клинт. Значит - один из главарей? Как удачно, что он сегодня на месте, не придется кататься за ним по стране.
  Бартон тихонько пробирается на второй этаж, почти вычисляет в какой стороне находится нужный ему кабинет, как его огревают сзади по голове чем-то тяжелым, и связь с миром быстро обрывается.
Следующий миг - он видит то самое окно, которое и искал. Значит в принципе - пока все еще идет по плану.
- Да лааааадно вам, мужики, ну!
- Не нукай, не запрягал, придурок. Ты влип, амиго. Ты ведь понимаешь насколько влип? - мексиканец медленно подбрасывал в руке биту, столь же медленно приближаясь к привязанному к стулу лучнику.
- Не запря.. Что? А не важно. Парни, просто давайте вы меня развяжете и я просто пойду, м? Яж турист.
- Я так не думаю, гринго, - гоготнул тот, что с битой, а все остальные вслед за ним.
- Эх, жаль, бро, жаль. Но помните - я предлагал вам мирный путь. - Бартон горестно вздохнул и хрустнул шеей. Ну, по крайней мере всем показалось, что ей...
Через полчаса

- Ты блять слушал меня, Хосе? Чем ты меня слушал, а? Я сказал тебе, что можно просто выпустить меня или нет?
- Ска..сказал. - закашливаясь ответил боров с сальными волосами, лезущими ему прямо в глаза, с собственной пушкой приставленной к голове и расквашенным носом, который и до этого-то прямотой не отличался.
- Тогда чего ты сейчас ноешь, а? Когда не отпустил, когда я тебя предупреждал?
- Ты чужак. Не на своей территории. Тебя найдут и убьют нахер. Помни об этом, гринго. В этом бизнесе всегда есть те, кто будут сильнее тебя. - и Хосе, который скорее всего Хосе и не был, вновь предпринял попытку отобрать свой пистолет из рук лучника. За что получил прикладом в нос. В разбитый нос. И, естественно, завыл от боли как белуга, завалившись на колени.
- Ай-ай-яй, бро, говорил же, говорил, ну. - наигранно ласково отозвался Бартон, присаживаясь на корты перед Хосе, снова наставляя на него его же пистолет. - Бизнес, говоришь? Ну давай поговорим как бизнесмены, бро.
- Да пошел ты, ублюдок, - мексиканец плюнул лучнику под ноги, на что тот лишь закатил глаза, но его в этот момент кто-то поднял за шкирку и со всей дури шваркнул об стол. - Ну ты что творишь, Диего, там же товар! - выругался Хосе, поднимаясь.
- Та и хрен с ним. Подохнет авось. - ответил другой и не менее крепкий мексиканец, все еще катая Клинта лицом по столу.
А Клинт уже во всю начал ощущать, что товар-то мукой разбадяжен, хотя некоторое, являвшееся абсолютно не уместным и не своевременным, онемение конечностей начало охватывать его. Вырваться-то из хвата он вырвался, да вот мужик оказался поразумнее тех, кто был до него и шваркнул лучника по затылку как только тот снова, по своей нерасторопности, повернулся к нему спиной.
- Ну и ули с ним делать? Закопать?
Клинт валялся на полу, искренне стараясь изобразить что он полутруп. Выходило так себе, ибо его начал одолевать кашель, но пока что снова бить по голове его не собирались. Но насколько точна была данная информация - лучник понятия не имел.

+4

3

Морс уже час пялилась на отчет и подозревала, что где-то ее на...дурили.
Отчет был финансовым и не представлял для Бобби ничего интересного. Ей очень хотелось порвать бумаги на мелкие клочки и спросить, почему она, талантливый полевой агент и биохимик в одном флаконе, торчит в кабинете которую неделю, от чего начинает звереть? Неужели это вечная проблема руководителя?
Ну уж нет, Бобби на эту хрень не собиралась поддаваться. Она отпихнула от себя отчет, он проехался до противоположного края стола и забалансировал. Женщина с минуту прикидывала, подпихнуть или как, когда дверь в кабинет распахнулась и вихрем ворвался Уилл:
- Есть! Мы их вычислили!
В голубых глазах Бобби полыхнули пламя и азарт, она подскочила из кресла, перегнулась через стол, отобрав папку с фото у Уилла.
- Точно они?
- Ну либо они, либо лажа, но узнаем, лишь проверив.
Бобби кивнула, счастливо улыбаясь, будто на дворе настало Рождество, а под елкой оказалось куча подарков специфического значения, которое нормальные люди не поймут.
- Ты решила, кого отправишь?
Бобби вскинула на аналитика счастливый взгляд наркоманки, близкой к кайфу. Она почти мурлыкнула:
- Я, - и тут же бросила резкое: - Молчи! Не возражай. О, мне плевать, что мне можно, а что нет, - Морс вырулила из-за стола, - я тут начальство, я сама буду решать, какая она у нас система работы...

...в общем, все было довольно просто. На деле Морс не записывалась в охотников за наркоторговцами, но картель спонсировал террористов, которые то тут, то там несли угрозу мирному населению Америки. Пафосно, но куда деваться. И теперь Бобби добиралась машиной до заданных координат, надеясь, что аналитик не ошиблись. Как-то будет грустно, если она проделала такой путь просто так. Нога вжала педаль газа, за окном курилась пыль, а кондиционер в машине был сломан. В этой тьмутаракани не было ничего нормального среди транспорта, но выбор был просто, либо машина, либо лошадь. Лошадей Бобби любила, но не в этот раз.
Машину она оставила достаточно далеко, проделав остальной путь на своих двоих. Рюкзак оттягивал плечо, но адреналин будоражил кровь, оставалось только не улыбаться постоянно, как долбанутая идиотка. Впрочем, ничто не могло испортить ей настроение, а потому Бобби видела свою цель и стремилась к ней.
Проблема номер один, пробраться на территорию этого милого заводика по производству и фасовке новомодной дряни, которая все чаще всплывала в ночных клубах. Были жертвы, достаточно, чтобы наркотделы забили тревогу, но результата у них было. Зато он был у Бобби. Она, правда, не решила еще, каким образом она избавиться от этой язвы.

Похоже дозорным не было никакого интереса до женщины, либо она и правда сумела замаскироваться настолько хорошо, что не привлекла к себе внимание. Да, Бобби обладала всем необходимыми навыками, но не была уверена настолько в том, что осталась незамеченной. Она даже прицелилась в голову одному из охранников, но что-то было с этим всем не так. Он просто не реагировал на нее.
Ладно, черт с ними, все потом.

Наверное, сегодня помимо профессионализма на стороне Бобби была и удача. По крайней мере, когда она добралась до цели, обозревая рабочий люд, все были заняты своими делами, не отвлекаясь на нее. Она обходила опасные зоны, стараясь не светиться, но торжествовать не спешила. Бобби вообще не стремилась праздновать удачу операции, пока не выбиралась из нее, а сейчас ей было, о чем беспокоиться.
Первым делом надо было выяснить, на месте ли босс картеля. Будет жаль, потратить усилия, но не отрубить голову... змее. К черту гидру, пусть будет змее. На втором этаже никого не было, Бобби проходила мимо дверей, прислушиваясь. Голоса послышались откуда впереди, заставляя замереть, сняв пистолет с предохранителя. Но никто не спешил выходить в коридор, и Бобби снова пошла вперед. Сколько их там? Двое или трое? Спорят? Похоже на то. И даже на английском, хотя в грубоватости кого-то из них слышен явный мексиканский акцент.
Она добралась до двери, заглядывая в приоткрытое пространство. И поморщилась. Их, действительно, было трое, вот только один уже лежал на полу так, что женщина не могла никак его разглядеть. Интересно, картель еще похищениями подрабатывает или бедолаге не повезло оказаться не в том месте? Или же он залез сюда целенаправленно, попался...

Разбираться с жертвой наркоторговцев Бобби не собиралась. В конце концов, она не мать Тереза, и спасать кого-либо от собственного идиотизма не ее работа. Всеми похищениями занимается ФБР и Интерпол, а она... в общем, не ее беда. Но при очередном взгляде на неудачника что-то неприятное заныло в затылке, потом отозвалось в солнечном сплетении, потом вернулось мысленным посылом с советом сгореть в аду, и дальше Бобби только губу закусила, бессильно признавая в теле на полу никого иного, как собственного мужа.
Бывшего.
Но мужа.
Ну хоть знаю, что жив. По крайней мере, был не так давно.

Бобби подавила вздох.
- Твою мать, Бартон, вечно ты..., - пробормотала она себе под нос на выдохе.
Проверила обойму и под бодрое пререкание бравых мексиканцев проскользнула за спину одного из них, уперев дуло в позвоночник, видимо, Диего. Хотя эти чертовы мексиканцы, как и азиаты, были для Бобби на одно лицо.
- Амиго, мучасос, или как вас там... - стоило мужчине шевельнуться, как Бобби сильнее уперла дуло в спину, - но-но-но, давай ты дергаться не будешь. Пистолет упирается тебе в позвоночник, снят с предохранителя. Если я выстрелю, то ты не сдохнешь, но будешь парализован ниже пояса. Представь всю прелесть паралича. Представил? Хороший мальчик, избавил меня от описания адской боли на всю жизнь, пока не сдохнешь. - Бобби перевела взгляд на второго, вежливо улыбаясь, - Хосе, давай-ка сюда пистолет. - Тот с шумом проехался по полу, - хороший мальчик. Диего, подай мне его. И только попробуй что-то сделать. Выстрелю.
Морс не повышала голоса, оставаясь вежливой, что, как показывала практика, нервировало народ еще больше. Диего подал ей пистолет, и теперь она могла прицелиться в голову Хосе, выглядевшему не фонтан. Видимо, Клинт приложил, пока не приложили его.
- Солнышко, просыпайся. Не заставляй меня тебя пинать, я же вижу, что ты в сознании.
А пнуть очень хотелось. Конечно же, с любовью.

Отредактировано Barbara Morse (2017-08-30 22:24:09)

+2

4

Осколки звуков прорывались в сознание, не давая отключиться полностью, и за это Бартон был благодарен.
Остатки сил не давали ему расслабиться окончательно, и он вроде как даже подобрался, когда услышал приближающиеся шаги. И за это он тоже был благодарен. Но еще больше он был благодарен самой судьбе, которая, очевидно, видела в Клинтоне Фрэнсисе Бартоне хоть какой-то, но прок, раз она позволила ему найти лазейку как уйти из этой ужасной ситуации, в которую он столь опрометчиво себя закинул. Да не просто лазейку, нет.
  Ангел-Хранитель, что сейчас стоял ровно над ним, как обычно для нее - ситуация была полностью под её контролем, пока в ней не нарисовалась в очередной раз самая не благонадежная переменная на всем свете. Клинтон Фрэнсис Бартон. Впрочем, когда-то ей это даже нравилось. Настолько, что у его Ангела-Хранителя даже была его фамилия, да. Сейчас остался ли этот статус кво - не так уж и важно. Все равно Бартон не то, чего даже он сам бы желал этой прекрасной женщине.
  О чем он не приминул бы сказать. Будь он в форме получше, конечно.
Теперь ему оставалось лишь громко простонав поднять свое размякшее тело хотя бы на колени. Негоже же заставлять женщину проявлять агрессию, верно? Да и получать, пусть и от её прекрасной ножки тоже такая себе перспективка.
  В комнате для него было слишком душно, слишком накурено, слишком наркотично. Он чувствовал что еще пара минут и он улетит ловить свой самый плохой трип в истории его жизни. Главное сделать все так, чтобы он был не последним.
Пересиливая боль, тошноту и расхолаживающее действие наркотиков, Клинт смог даже заставить себя встать на ноги. Изобразив какое-то безумно жалкое подобие улыбки в сторону Бобби, он оперся на стол и подобрал свои принадлежности с пола. Много вопросов крутилось сейчас в его голове, но задавать их в присутствии этих остолопов - не то, что следует делать. А потому, выудив из сумки стрелу с наконечником-шокером, Клинт приставил её к ближайшему мексиканцу. Им оказался несчастный с поломанным носом Хосе. Разряд выпущенный прямо в шею заставил мужчину издать очень смешной звук, от которого Бартон на месте прыснул.
Или он не был таким уж смешным? Судя по лицу Бобби - вроде как и не был. Но почему тогда ему было так смешно? И вообще, последние пару минут она что-то говорила? Кому? Ему или тому, кто теперь пластом лежал на полу со своим сломанным носом?
  То рациональное, что оставалось в Бартоне, или вообще когда-либо в нем имело смелость пребывать, вопило о том, что ему нужно на свежий воздух и много воды. Интоксикации, что творила с ним полную хрень, по крайней мере это могло помочь уйти скорее. Или же его познания в этой сфере в виду отсутствия главного биохимика его жизни стали ухудшаться и сходить на нет? Он не знал. А спрашивать такое не хотел.
  У мужчины все-таки должен быть хоть какой-то авторитет в глазах женщины, которая ему нравится, разве нет? Правда этот авторитет скорее всего уже выветрился за все те года брака и сотрудничества, что они пережили бок о бок.
- Яб сжег все тут к чертовой матери. Но уступлю эту прерогативу тебе, - он попытался отвесить поклон, но, опасно пошатнувшись стоило ему отклониться от предыдущего положения тела, отказался от этой идеи. - Все равно цель у нас одна - порешить этих ублюданов. - он пожал плечами расплываясь в улыбке. Благо зубы были на месте, и на том спасибо, судьба.
  Веселил Бартона, ко всему прочему, и тот факт, что он чувствовал себя словно какой-то там Мистер Смит, который внезапно открывает для себя что его Миссис - тоже секретный агент. Только с тем условием, что Бартон всегда знал, что его Миссис - самая крутая из всех агентов, что ему доводилось видеть. Но комичности ситуации, почему-то от этого в его голове не уменьшалось.
  Поэтому, под осуждающие взгляды Бобби,... или они были обеспокоенными? Клинт не мог разобрать, с тех пор как его дважды приложили по голове, а вдобавок ко всему он, кажется, нюхнул кокаина. Бартон никогда не знал ловят ли от кокаина мультики, или это какие-то другие наркотики? А может только травка? И хочется сладкого от любого наркотического вещества или только от конкретных? Так много вопросов и так мало ответов.
  Главное что канистра с бензином и зажигалка при нем, а то совсем скучно было бы. Но, прежде чем начать поливать все и всех бензином, и аки бухой Тор крича "РАГНАРЁК!1!" поджигать, Бартон решил все-таки попить водички.
- Милая, к слову, ты прекрасно сегодбя... Се-год-ня. Да. Выблядишь. Блять. - помассировав виски бывший циркач решил заткнуться, чтобы не усугублять ситуацию, и заткнул себе рот горлышком бутылки с водой. Но непреодолимая машина побуждающая желание делать комплименты была уже запущена. И это было не повернуть вспять. - Ты.. Отрастила челку?  Тебе идет. Да.. - максимально неловкая пауза была подвешана прямо сейчас ровно этой фразой. Количество пострадавших от рук или других частей тела Бартона кажется будет шириться. Возможно еще пара фраз в таком состоянии - и он сам пополнит этот список.

Отредактировано Clint Barton (2017-09-11 23:55:10)

+2

5

Бобби со всем положенным вниманием пронаблюдала, как Клинт с горем пополам поднимался. Приходилось констатировать, что Бартон был в худшем состоянии, чем ей показалось изначально. Что, впрочем, не помешало ему свершить свою месть над одним из его обидчиков. Второго Морс сама вырубила по затылку, после чего достала две пары фиксаторов для рук и ног – расстреливать неудачников было очень не с руки, поднимать шум нехорошее дело, но и оставить тих не связанными тоже не вариант. А когда тут будет все гореть, они и отправятся к праотцам. Бобби присела рядом с одним из мексиканцев, связывая руки и ноги по очереди, украдкой бросая взгляды на Клинта. Беспокойство росло. Выглядел Бартон не просто отвратительно, а как-то даже паршиво, не четкие движения, расфокусированный взгляд, все это наводило, что он либо успел чего-то нанюхаться по дороге, либо его тут уже накачали чем-то.
- Я тоже не против большого костра, останется для полного счастья глядя на него романтично подержаться за руки и рассказать друг другу трогательные истории, приведшие сюда.

Наконец, она разобралась с жертвами их с Бартоном неудачного похода в гости. И решила, что пора все же поближе глянуть на Клинта.
- Спасибо, милый, а вот о тебе я такого, к сожалению, сказать не могу. – Клинт жадно опустошал бутылку воды, и Бобби на всякий случай достала свою, но не отдала сразу. Она поймала лицо Клинта в ладони, торопливо заглянув в глаза, чувствуя горячую кожу под пальцами. – Ты чего надышался, дорогой? Только не говори… - Бобби бросила взгляд, на стол, только сейчас, обнаружив, что они, видимо, находятся в комнате, где пробуют товар. И взвесь из рассыпанного порошка расползается по помещению.
Твою ж мать…
- Пошли.

Она потянула Клинта за собой, первой скользнула к двери, прикидывая, через сколько у него начнутся гребаные глюки, а затем отходняк, успеют ли они до этого все тут разнести. Если нет, то это все очень нехорошо, тогда придется делать второй заход, а это… короче, да, второго шанса ни у одного из них в этом деле не было, так что вариант был один – делать и валить.
В коридоре было пусто. Бобби прибрала все оружие к рукам, чтобы мало не показалось, так что отстреливаться было чем, но, слава богу, не понадобилось, по крайней мере, пока. И все же, она собиралась задать пару вопросов Клинту до того, как пойдут заканчивать задание. Как ни странно, самый любимый вопрос «какого черта ты тут делаешь?», Бобби решила оставить на потом.
- Есть план завода, где обозначены точки, самые оптимальные для подрыва, - Бобби сунула Клинту в руки планшет. – Собственно, таких точек четыре, от них пойдет цепная реакция. Ты в состоянии идти, соображать, делать? Клинт, у нас сейчас только один шанс, второй раз сюда не вернуться, они найдут тех уродов, и все. – Надо было им свернуть шеи, что ли, сломать гортань, пробить голову чем-нибудь, да что угодно, но не бежать же обратно.

Клинт Бартон был тем еще нежданчиком, который своим появлением ломал идеальный план Бобби. Она бы уже распихала чертову С4 по всем дыркам и шла бы к выходу.
- Я должна была догадаться, - пробормотала она себе под нос, - кто-то снял охранников на вышках. Но из всех вариантов я могла бы подумать на соседские разборки, а не на твое появление тут. – Бобби подняла взгляд на Клинта, и ей показалось, что он ее не слушал: - Эй! А ну посмотрим на меня. Сколько пальцев? – Бобби показала ему два пальца, надеясь, что он все еще в адекватном состоянии.

+2

6

Бобби всегда умела брать ситуацию под контроль, и Бартон в ней это просто обожал,  когда дело не касалось их брака. Умение собраться и делать то, что делать необходимо - в их работе это что-то сродни таланту и профессионализму. За такое уважают даже врагов, что уж греха таить. Так почему он не может в полной мере восхищаться женщиной, которую любит?
  Сопротивляться Барбаре было чем-то глупым, так что когда она ринулась к двери и командным голосом сказала "Пошли" - он пошел. Только на пару секунд перед тем как покинуть помещение, убедившись, что прекрасная дама ушла вперед и собирает оружие - выхватил их своей сумки канистру с бензином, что прихватил для того, чтобы разхреначить здание под ноль, как его и просил Стивен. Секунда на размышление, две на то, чтобы залить стены и пол помещения бензином. Еще три - чтобы догнать Бобби. Вроде как все правильно.
- Ты в состоянии идти, соображать, делать? - голос блондинки звучал обеспокоенно, так что Клинту лишь оставалось догадываться насколько бесполезно и болезненно он выглядит. Да, соображалка, казалось, вот-вот ему откажет, но если с усердием цепляться за то, что было все еще при нем - наверное он сможет продержаться достаточно долго для того, чтобы закончить начатое. Он внимательно вглядывался в планшет, фотографической его память, пожалуй, никогда не была, но запомнить такое, как ему казалось, достаточно просто. Он и раньше умел на глаз вычислить какая балка здания могла оказаться несущей и еще ни разу не проигрывал в этой лотерее. Пока. Но все бывает в первый раз.
- Да, я понимаю. Надо. - он старался говорить как можно меньше, чтобы экономить силы, и потряс своей сумкой, в которой тоже были всяческие припасы и коммуникатор со встроенным планом здания. А еще свои наработки по части взрывчатки.
   Тело начал охватывать озноб, и мелкая дрожь пробежала по позвоночнику, давая Клинту понять, что его время среди людей адекватных неумолимо уменьшается. Организм боролся как мог, но и этого было не достаточно.
  Бобби что-то бормотала себе под нос, о разборках, о его появлении, а потом резко показала два пальца, явно желая удостовериться в его способностях воспринимать информацию зрительно. Лучник перехватил руку девушки и поцеловал тыльную сторону ладони, кратко улыбнувшись.
- Я пока еще тут, с тобой. - он старался говорить медленно и размеренно, чтобы речь не сбивалась в мало ясные комки. Медленный вдох и столь же медленный выдох, когда-то Бартон обучался дыхательной гимнастике чтобы обуздать свои вспышки ярости, теперь - оказалось, что это умение достаточно полезно для того, чтобы успокоить головокружение и затормозить затуманивание рассудка, хоть на какие-то краткие доли времени, но все же. - Нам надо бежать. У меня явно не так много времени.
  Подводить Бобби под вытаскивание его с поля "боевых" действий, подставлять Стивена, который доверил ему единолично провести эту операцию - это совершенно не то, как он себе представлял эту соло-поездочку. А значит нужно было максимально быстро реагировать на все происходящее, и как можно скорее покончить с этим ебанутым картелем, чтобы можно было наконец упасть куда-нибудь и проспать как минимум часов 6, пока эта дрянь не начнет выветриваться из его организма.
  Говорить больше сил не было, так что он молча достал из сумки пистолет в одну руку, и блок взрывчатки - в другую. Сумку за спину, и, показав Бобби два больших пальца, ринулся с лестницы вниз одним большим скачком. Лишь чудом он приземлился как и планировал, так как координация уже начала подводить того, кто на нее ориентировался больше всего в своей жизни. И это не приносило ему никакой радости.
  Похоже было на те, старые компьютерные игры, когда пиксели еще бегают по экрану и периодически сбоят, а единственный доступный режим игры - от первого лица, да такой дерганный, что аж подташнивает. Скорость реакций тоже заметно снизилась, и Бартон заранее снял пистолет с предохранителя, опасаясь, что не успеет среагировать на внезапное появление врага на территории.
  Нужно было пробиться в одно из подвальных помещений. И все, что о нем знал Бартон - это помещение существовало. Конец.Что там хранилось, были ли там люди или нет - все это придется узнать на месте, веселого в этом для него ничего не было. Точнее - было бы, не будь он в столь убитом состоянии.
Коридор все больше напоминал те, что выстраивают в парках развлечения для комнат страха или смеха. Они виляли, делались ниже, выше, уже и шире. Бартон, привыкший полагаться на свое зрение, ощущал тошноту сильнее, чем прежде, и от этого страх, что он все-таки не справится и свалится где-нибудь на пути к назначенному месту закладки взрывчатки подступал к нему все больше и больше.
- ¿Quién es esa polla?* - прозвучало где-то неподалеку, и Бартон постарался максимально сосредоточиться на том, что слышал и видел на самом деле. Было сложно, и тошнота одолевала с новой силой, но он справился и увидел троих "амигос" ровно около лестницы, что вела туда, куда ему нужно.
- El que te va a joder.* - Бартон знал испанский, мало, но знал. А не знать своих любимых ругательств - он не мог. Правда вспоминалось все это с огромным трудом, а произносилось с невыносимым акцентом, который он обычно умудрялся как-то исправить и звучать даже более-менее сносно. Но не сегодня. Сегодня вообще удача была дамой капризной и то давала ему себя увидеть, то - нет. Поэтому мексиканцы даже не сразу разобрали, что это за хрень им сказал этот самый хер, которого они так любезно об этом спросили. А когда разобрали - Бартон успел прицелиться и выстрелить одному из них в живот.
* Что это еще за хер?
* Тот, который тебя выебет

+2

7

- Шут, - прошипела Бобби.
А что она еще могла сказать? Ничего, ровным счетом. Сейчас вообще было не самое удачное время, чтобы что-то говорить, учитывая, что им и правда следовало спешить. Бартона скоро развезет, и хорошо бы, чтобы в этот момент они находились подальше от завода. Это в худшем случаем. А в лучшем случае вообще бы какой-нибудь номер в задрипанном мотеле, чтобы перевести дыхание. Эвакуация в срочном порядке не будет возможно, остаток картеля будет искать тех, кто настолько обнаглел, чтобы вынести их фабрику.
Но пока Бобби обо всем этом подумала, Клинт уже собрался.
- Э...й, - только и выдохнула женщина. Интересно, и где ей потом его искать?

Бобби пожала плечами, надеясь, что в последний момент ей не придется проявлять чудеса, пытаясь отыскать Клинта в полном бардаке, чтобы вытянуть. Иначе ему придется дорого заплатить за ее потраченные нервы. А потом она подумает, что ей делать с тем фактом, что они вообще с ним очутились по разные стороны баррикады.
Морс торопливо пошла по плану к месту назначения. Пока ей везло, она обошла все возможные препятствия, но где-то это везение должно было закончиться. Например, тогда, когда Бобби присобачила первый брусок С4 в котельной. Позади послышались шаги, намекая на то, что приключения, это такая субстанция, которая в принципе не может не преследовать ее даже тогда, когда она очень просит. Бобби стянула с плеча рюкзак, выуживая из них свои шесты, удобнее перехватив.
- Ну-ка, иди к мамочке, - пробормотала она, скрываясь за устройством котла, чтобы посмотреть, кто там решил прогуляться по ее следу. Мексиканец оказался невысокого роста, но крепко сбитый, с автоматом в руках. Бобби поморщилась. Огнестрельное оружие и у нее было, но создавать шум ей не хотелось, к тому же, пуля могла попасть куда угодно, закончив все веселье бадабумом, до того, как Бобби успеет унести отсюда ноги. В планы Пересмешницы, определенно, не входило погибнуть тут. Не сегодня.

Мексиканец оказался резвым парнем, определенно. Автомат Бобби выбила у него из рук почти сразу, благодаря эффектному появлению из-за угла, не мешкая бросилась на него. Но тот был вооружен не одним автоматом, и в руках уже сверкнули лезвия. Морс поморщилась.
- Ну, парень, а ты ими пользоваться умеешь?
Понимал тот или нет - но Морс не собиралась думать и говорить сейчас на испанском - но завелся тот определенно. Может, тон, явно насмешливый, сработал, мексиканец кинулся с ножами на женщину, и от напора она едва успела увернуться, на ходу задев шестами соперника по спине.
- Это как-то совсем невежливо, - фыркнула Бобби, в несколько движений защищаясь от напора мексиканца. Ей все меньше нравилось происходящее, обещавшее не очень приятное послевкусие, и с этим следовало заканчивать. Тем более, что пару раз этот мудак все-таки достал Морс. Лезвие полоснуло по рукаву, оставляя тонкий разрез, Бобби упала на спину, выбивая ногой из рук мексиканца один из ножей...

...кажется, она свернула ему шею. А если все-таки нет, то надеялась, что он не очнется до взрыва. Ей бы найти в этом бардаке Бартона, пока еще возможно. Да, она могла выбраться в одиночку, но в любом случае, уходить без Клинта Бобби не собиралась.

+2

8

После выстрела, что было вполне естественно, двое оставшихся на ногах "амигос" очень быстро поняли, что это, собственно говоря за хрен, и тоже подоставали свои пушки. Но даже при всем своем плохом состоянии, Бартон был более тренированным и до ужаса метким, так что шансы были у них один к одному, главное было ими хорошо распорядится.
  Хорошо распорядиться в его состоянии значило прострелить второму "амиго", с наиболее сальными волосами (господи, они что, их жиром мажут?),  плечо той руки, в которой он держал пушку. Получилось так себе - кажется Клинт умудрился скосить, и прострелил шею. Эффект, конечно, получился более кровавый, но не менее действенный. Избежать выстрела третьего получилось лишь чудом, за которое он был благодарен. Внезапный спазм в животе как раз прихватил блондина заставляя того осесть на колени, что позволило ему избежать пули в грудь.
  Второй пули, но уже в голову, он не допустил напав на мексиканца снизу, заваливая его на лестницу что вела вниз и была как раз ему необходима. Полет вниз по лестнице был не самым комфортным, и, если бы у него были силы, Бартон обязательно пошутил бы о том, что больше никогда не воспользуется услугами данного перевозчика.
  Но сил не было. Да и шутить оказалось уже не перед кем. Мексиканец, не без помощи циркача, не самым удачным образом упал спиной на ступеньки, и противный хруст самым мерзким образом разорвал начавшийся наркотический трип Бартона.
  Звук был настолько мерзким, что зрелище трогало лучника куда менее сильно, но зато он позволял ему цепляться за те последние крупицы разума, что старались из последних сил не поддаваться наркотическому бреду.
  Опустошения своего желудка где-то за углом лестницы поспособствовало процессу вразумления самого себя не меньше. Глубокий вдох. Большой глоток остатков воды из собственного бутыля. И нужно двигаться дальше.
  Бобби все еще ждет его, и, зная её, Бартон мог быть уверен, что если он слишком задержится - девушка скорее всего ринется из своего безопасного места за ним. А это абсолютно не то, чего он хотел бы для нее. Его безрассудные поступки не должны стоить безопасности других. Не сейчас и не в будущем.
  А если он хочет, чтобы это так и было - значит он должен сейчас сделать все, что было в его силах, и не упасть прямо тут около мертвого мексиканца.
  Вновь достав пушку все еще трясущимися от адской смеси кокаина и адреналина руками, Бартон пошел вперед осматривать что же там за помещение и не ждет ли его там очередное рандеву с местным населением. Колориту культуры Мексики, конечно, было не занимать, но знакомиться с этой его частью в планы Клинта как-то совсем не входило. Может, конечно и зря, но так он был целее. По крайней мере - пока. Потому что потом его ожидали как минимум разборы полетов с Бобби, а потом, как он вернется в рай для опальных Мстителей на Ваканду, то еще и со Стивом. Да простят его, но выслушивание лекций никогда не было Бартоновской сильной стороной. Да и вряд ли станет, что уж там скрывать.
  Помещение под лестницей оказалось крохотной коморкой, судя по коробкам - тут хранили всякую дребедень для ежедневного пользования. Стаканчики всякие, бумагу писчую... Будто это не картель, а какой-то офис, аж смешно.
   Но, как сильно не хотелось бы смеяться, а хотелось Бартону сильно, времени у него на это просто не было. А значит он должен был выполнить свою часть миссии. Оставалось лишь вычислить к какой стене лучше приложить бомбу, чтобы когда жахнуло - картель сложился как карточный домик.
   Бартон отодвинул одну из коробок, что заставило другую свалиться и вывалить её наружность. Любопытство сгубило, наверное, уже не одну кошку. Поэтому чудесно, что Клинт - птица. Какие-то документы. Половина зачеркнута, другая - подчеркнута. Что-то еле уловимое и до боли знакомое бросилось ему в глаза, но затуманенное сознание не позволило понять что именно.
   Жизнь научила циркача как стать человеком. А обстоятельства - как из циркача и человека слепить спецагента. И обе эти вещи внутри вопили о том, что Бартону стоит прихватить так много этой документации как он только может. Странно, конечно, что она не лежала в каком-либо сейфе, но и в кабинете главного он сейфа как такового не видел. Может ребята все-таки не так давно на рынке, чтобы подхватить правильные тенденции?
   Затолкав кое-как бумаги в сумку, выкинув оттуда полупустую канистру с бензином, Бартон присобачил бомбу к одной из стен. Что же, время было выбираться.
- Блииин, а я спросил где мы с ней встретимся после?
- После чего? - мужской голос вырвал Бартона из его обрывочных воспоминаний о том, что происходило буквально каких-то минут восемь назад.
- После того, как я вас всех тут поимею, конечно же. После чего еще? - шаги в сторону каморки были лишь одни, так что прихватив с пола канистру, Бартон приготовился давать отпор.
  Мужчина резко распахнул дверцу, наставляя пушку, но кое-как подготовившийся блондин со всей дури ударил его по рукам, заставляя выронить оружие. Тот попытался громко крикнуть что-то на родном языке, но получилось смазано, ибо его тут же огрели этой самой канистрой прям по лицу. Открутившаяся плохо завинченная крышка со звоном упала на пол, позволяя сильно пахнущей жидкости пролиться не только на пол, но и на одежду нападавшего, так и на руки и рукава державшего канистру Бартона. Теперь стрелять стоило с особой осторожностью. Что в его состоянии скорее значило как - "Не стреляй вовсе".  Удар по лицу вроде как образумил незнакомца до состояния не стояния, что подарило Клинту возможность бежать наверх, подхватив свою сумку, и надеяться, что больше он никого на своем пути не встретит.

+2

9

Самое странное, что в таких вот миссиях находилось время на подумать. Ну, конечно, не тогда, когда приходилось отбиваться от жаждущих познакомиться поближе и посмертно. Свой телефончик Барбара предпочитала не оставлять, цветы от поклонников не принимала, и вообще, была лишена всяких романтических ожиданий.
Уже была лишена. Раньше что-то все-таки имелось в душе, иначе трудно было объяснить тот факт, на кой черт ее понесло в Щит и связаться с Клинтом. Впрочем, оба момента Бобби воспринимала как нечто хорошее. Щит принес цель. Бартон – разнообразие. Был в этом, определенно, плюс. Лучше, чем сидеть запертой в лаборатории, чувствуя, как жизнь проходит мимо. Да, было и то, о чем Бобби жалела – разрыв связей с семьей, одиночество, которое ее постоянно преследовало и не зависело от того, сколько человек вокруг нее находится, а еще была стопка воспоминаний, которые вообще Морс предпочитала держать под замком, делая вид, что этого ничего не было. Иначе оно болело бы сильнее, и с этим справляться было бы гораздо труднее. Может, не зря она была Пересмешницей? Все то дерьмо, что случалось с ней по жизни, не налипало, смывалось новыми эмоциями, заставляя Бобби относиться ко всему этому с легкостью, перепархивая с ветки на ветку, распевая свои многоголосые, многосложные песни. Но ничего не исчезало бесследно, все оставалось где-то в глубинах души, от чего Бобби все сильнее испытывала проблемы с любым сближением, воздвигая между собой и людьми стену.
С Клинтом в том числе.
С Клинтом вообще все выходило по особенному болезненно, от чего Бобби, бывало, ощущала свою собственную вину, а вот обиды как-то давно сошли на нет. Что толку обижаться, если надо просто отпустить?

…а сейчас надо было найти этого обдолбанного героя, который умчался в неизвестном направлении. Это было самым сложным, и помощи ждать было неоткуда. Она уже успела установить все свои заряды, по идее, надо было следовать на выход, пока картель не очнулся, не зашевелился. Погибать вместе с объектом Пересмешница не планировала, бросать Клинта на авось – тоже. Конечно, у Бартона было умение выживать в самых неожиданных ситуациях, возвращаясь живым, что зачастую выглядело весьма эпично, но проверять его на удачу в очередной раз Бобби не желала. Можно было развить внутренний монолог на тему того, что Клинт ей был дорог как память о прошлом, в котором хорошего все было больше, чем плохого, а можно было просто признать, что чувства не проходят даром, но вообще, ни на то, ни на другое размениваться не было времени. Нужно было попробовать понять, в какую сторону бежать, чтобы перехватить мужа.

Искать Клинта по заводу, что искать иголку в стоге сена. В конце концов, все приходилось делать наугад и молясь об удаче, которая в общем-то любила Бартона, и не так уж часто подводила саму Бобби.
- Поеду, сказала я. Что там сложного, сказала я. Установлю заряды и подорву это дерьмо, сказала я. Так уж все и получилось, - бормотание помогало соразмерять дыхание, не сбиваться с ритма. Пару раз на ее пути возникали препятствия, которые не желали вести себя тихо, сдаться сразу, молча позволить идти дальше. Приходилось просить о пропуске по территории совершенно невежливо, но убивать Бобби никого не убивала – им все равно крышка, как только все это здание взлетит на воздух.
Впрочем, взрыв не должен был быть особо большим. Взрывчатка была рассчитана на то, чтобы спровоцировать пожар, а не взмывать в него огненным шаром, разнося ветром по округе весь этот чертов порошок, принося дозу кайфа и ярких бабочек, ну или чертей, каждый видит свое. Она вот, попадая на операционный стол под наркоз, пару раз провалилась в какое-то мерзкое и мрачное будущее, напичканное стереотипами из фильмов ужасов, среди которых самое ужасное были всякие гигантские арахниды. А кому-то и правда бабочки мерещатся. Цветные. Гагантские.
Или клоуны.

Наверное, все-таки следовало не отвлекаться на всякие разные мысли. Бобби успела расслышать шаги, и даже выхватить свой шест, которым и успела огреть летящего на нее мужика.
Слава богу, не сильно.
И слава богу, не успела размахнуться второй раз, на грани инстинктивного узнавания опознавая Клинта.
- Знаешь, когда надо появиться, - прошипела Бобби, придерживая и помогая подняться мужу на ноги. – Эффектно. – Морс принюхалась, поморщилась и поинтересовалась: - Расскажешь, почему от тебя несет бензином или я не захочу об этом знать?
Ей чертовски надоело это место, и эти гонки с препятствиями, а еще она имела все основания переживать за состояние Бартона, прикидывая, что ему придется устраивать еще полноценный детокс. Она уже обрисовала примерный план действий, спрятаться в какой-нибудь мексиканской дыре по пути отсюда, залечь на несколько дней, лишь потом выбираясь из этой богом забытой страны. Не то чтобы этот план очень отличался от первоначального, но тогда она была одна. А картель явно платит отступные местному правительству, и оно будет возмущено потерей такого источника дохода. Да и сейчас они избавятся лишь от исполнителей, верхушка картеля это отдельная беседа. По хорошему, нужен был еще один рейд, но уже со снайперской винтовкой, чтобы отстрелять всех тех, кто все еще будет иметь власть даже после потери завода.
Но об этом она подумает потом, проблемы надо было решать по мере их возникновения, и сейчас надо было уходить.

+1

10

Бартон бежал вверх по лестнице спотыкаясь и чертыхаясь. Вопрос что делать с двумя оставшимися у спуска телами был открыт, можно было скинуть их вниз, но это потеря времени. А можно было оставить их так как есть, но это могло повлиять на их с Бобби побег. Тела вызывают внимание, та провоцирует если не панику, то понимание того, что на базу напали. Но если честно - ему было уже откровенно плевать. Нужно было уходить и как можно скорее. А желательно при этом еще и найти Барбару. Ну это так, из несбыточного, что ли.
  Головокружение сбивало прошлые ориентиры, да и, признаться, без него Бартон не особо запомнил в какой части здания он находится, чтобы бежать к выходу сколько-нибудь осознанно. Один поворот направо, намного прямо, затем - налево. И главное - верить, что ты не взлетишь на воздух с этим местом. Или по крайней мере, не будешь застрелен каким-нибудь членом этого ебанутого картеля. Больше оптимизма!
  Особенно, когда после очередного поворота ты ловишь мгновенную карму. Шестом. От бывшей жены. Нет, у них конечно бывали разногласия, но они всегда разруливали все без рукоприкладства... Может Бартону пора податься в Тибет? Чакры там почистить? А то как-то странно, что столько везения, и все на одного человека! Надо делиться с миром своим талантом. Ведь Клинт не привык жадничать. Возможно на него в свое время повлияла Наташа и именно поэтому идея коммунизма не казалась ему такой уж плохой.
- Да, я всегда умел производить впечатление на дам! - наверное это не было бы так смешно, если бы он не был надышавшимся наркотиком супергероем, правда? Но Клинт был циркачом в странствующем цирке и умел работать с тем, что  него оказывалось на руках. Правда чисто технически - сейчас это его тушка на руках у Бобби, так как онемение конечностей перестало довольствоваться лишь его носом и пальцами. Ощущение само по себе не из приятных, но когда оно в купе с наркотическим опьянением - то в принципе ничего невыносимого нет. Главное на своих ватных ногах удерживаться. - Ты не хочешь знать, - он непростительно громко для их с Бобби положения рассмеялся. Правда осознание этого уже не дойдет до него пока он не отлежится где-нибудь на целые сутки. А лучше больше. Но куда там, с его-то работой.  - Я установил заррррряяд. - эту фразу он произнес наоборот тихо, будто бы какой-то из отделов его мозга все еще различал важность того, что эта информация должна все-таки оставаться секретной. Возможно именно эта часть его сознания рассказала бы еще о документах, которые он нашел в коморке, но силы были не безграничны. Будь он каким-нибудь суперсолдатом - было бы куда проще. Никаких проблем с выведением токсинов из организма. Никаких проблем с травмами. Никаких проблем с наркотиками и алкоголем.  Но Бартон из касты невезучих. Он просто человек, который всеми силами старается выжить.
- Прости, - горячие слезы каким-то образом сами нарисовались, дополняя и без того сложившуюся у Морс картинку полного размазни. Но Бартон уже мало контролировал порывы своей души, максимально сконцентрировавшись на банальной ходьбе, чтобы девушке не пришлось его тащить. Он, конечно, не сомневался в её силе и находчивости, но это был не тот день, когда стоило подвергать их испытанию.
  Если раньше мир напоминал ему какую-то плохую компьютерную игру-шутер, теперь все стало куда сюрреалистичнее. Кислотных цветов, драконов или единорогов, конечно, не подвезли, но... Он заметил впереди до боли знакомы силуэт. Эти светлые волосы, голубое платье... Бартон встряхнул головой, нельзя отдавать себя на растерзание своей фантазии, не сейчас, когда они еще не вышли из здания. Он теперь старался молчать, благо все что он прямо отчаянно хотел сказать либо было уже озвучено, либо уже улетучилось из головы одним большим пшиком через то ухо, которое не было занято слуховым аппаратом.
  Крепко удерживая сумку, он умудрился попасть ею по внезапно выскочившему на них с Бобби мужику. И даже по голове. Все-таки быть метким это не только полезно, но и удобно. Еще одного приложила уже Бобби, и, если бы он мог - он бы присвистнул, затем делая шутливый комплимент её убийственной грации. Он всегда любовался тем, как она дерется. Когда, конечно, у него выпадала подобная возможность, чего, естественно, в последние несколько лет он был лишен. Но сейчас голова казалась огромной, больше чем он весь, и просто отказывалась его слушаться. Обхватывая её своими маленькими ручонками он силился взять себя в руки и в метафорическом смысле.
Нужно было. Выйти. Мать его. Наружу. Он отказывался воспринимать внезапно появившийся образ собственной матери как знак того, что ему пора с ней встретиться. Нет, на тот свет он еще не готов отправляться.
  Даже не смотря на то, что он и не молился никому, но выход оказался уже близко, и он наконец вдохнул свежего воздуха. Обжигающего мексиканской жарой, забивающего легкие пылью из-за поднявшегося ветра, но воздуха. Он не знал где транспорт Барбары, но знал где его мотоцикл с остатками вещей, так что он двинулся туда, вести правда он все равно не сможет, но хоть заберет что-нибудь полезное. Когда он почти собрался, краем уха он уловил голос Бобби, но неловкость присущая его состоянию сделала из бывшего акробата нынешнего клоуна - и он со всего размаха проехался по земле как какой-то рокер на концерте, буквально к ногам девушки.

+1

11

- Молодец, хороший мальчик.
Похвала прозвучала очень странно, но не сказать хоть что-нибудь на это Бобби не могла. Чувствовала, что должна, тем более, что состояние Бартона ухудшалось, а он старался не обременять ее бессознательной тушкой. Морс нервничала, хотя вряд ли это можно было определить по ее лицу или движениям. Но ей следовало сфокусироваться на том, чтобы выбраться отсюда, вытащить Бартона, чтобы иметь возможность на него орать.
Потом.
Если все еще будет хотеться.

Бобби мотнула головой, отмахнулась от извинений. Это был не Клинт. Все его реакции диктовал банальный передоз наркотика, химический состав которого действовал на эмоции, раздражал нервную систему. В какой-то степени, эта взвесь, которая наполняла воздух, была хуже, чем одна конкретная доза наркотика. Да, это бы долбануло по нервной системе, но одним махом, а не вот так вот, как это было сейчас.
Бобби придержала Клинта перед очередным поворотом, заставив его посмотреть на нее. Поймала его лицо в свои ладони, заглянула в глаза. Как заставить мужчину сосредоточиться на чем-то одном, отвлекшись от собственного нервного состояния? Способ, конечно, весьма специфический, но Бобби иного не знала в данный момент. Она прижалась губами к губам Клинта в коротком поцелуе, добившись немного внимания. А когда отстранилась, попросила:
- Постарайся дойти до транспорта. Клинт, ты мне нужен живым, а так твои шансы понизятся. Меня это не устроит. Пожалуйста, Бартон, у меня нет времени заниматься твоими похоронами.

Впрочем, удача все еще была на стороне обоих, иначе это не назовешь. Клинт пока еще контролировал свои реакцию и движения, вовремя успевая убрать с дороги незадачливых парней, попавшихся случайно. Бобби тоже времени не теряла. Она уже не пыталась сохранить тайну их присутствия, чем ближе был выход, тем меньше Морс обращала внимание на шум. Нет, пистолет все еще не шел в ход, но оставляя за собой цепочку тел в отключке, они продвигались к выходу.
Беспокойство росло. Беспокойство зашкаливало. Морс следила за Клинтом, в любой момент готовая его подстраховать. Оставалось надеяться, что выйдя на свежий воздух, он вдохнет и его, хоть немного, но отпустит. Воздух вне стен завода был жарким, влажным, чертова Мексика со своим ужасным климатом, Бобби задохнулась и поморщилась. Но обернулась, чтобы посмотреть на Клинта, тот тоже успел продышаться, и даже, как ей показалось, стал более скооридинированным.
Точно. Показалось.
Это Бобби поняла, когда они, наконец, выбрались за пределы завода, и Бартон ломанулся куда-то в сторону. Понятно, что где-то должно было быть его средство передвижения, но какого черта? Впрочем, ладно. В машине Бобби ничего не было, она была арендованная, на поддельное имя, так что если у Клинта есть что-то другое, чего хватит на двоих, по большому счету все равно, на чьей машине они будут отсюда делать ноги. Радиус действия дистанционного управления взрывчаткой был невелик. Бобби опустила глаза, достав пульт, щелкнула кнопкой, запуская таймер - мера предосторожности, чтобы успеть убраться на безопасное расстояние. И только сейчас обратила внимание на то, сколько осталось времени.
Семь минут...
Семь минут?
Какой идиот выставил семь минут? И почему она не проверила?
Я убью это жертву идиотизма, когда вернусь.

Бобби оглянулась на завод, время стремительно утекало. Она припустила за Клинтом, но уже издалека поняла, что Бартон решил не особо размениваться на нормальное средство транспорта, ему и мотоцикл сойдет.
- Издеваешься? - Черт! Специфическое чувство юмора, то ли у Клинта, то ли у мироздания. Вот просто интересно, он точно не клоуном работал в цирке? - Бартон! - Крикнула она. Клинт услышал, но шоу одного акробата продолжалось. Бобби остановилась, когда бывший муж благополучно оказался у ее ног. Ну да, мужчину у ног - об этом мечтает каждая женщина, не хватает только розы в зубах. Бобби уже собиралась отпустить едкое замечание, когда за спиной раздался щелчок. Такой легко узнаваемый щелчок снятого с предохранителя оружие. Прекрасно. Только этого не хватало. - Дорогой, у меня за спиной стоит вооруженный мужик.
- Levante sus manos, chick, y gire lentamente para enfrentarme*, - потребовал мексиканец.
Бобби нарочито медленно пошевелилась, не сводя глаз с Клинта. Улыбнулась ему:
- Кажется, наше свидание снова не удалось.


* Подними руки, цыпа, и медленно повернись ко мне лицом (исп.)

+2

12

Стоило только почувствовать вкус свободы. Только ощутить этот прекрасный, хоть сколько-нибудь свежий ветерок на коже. Стоило только расслабиться и поддаться этому кокаинову приходу.
Сальноволосый хер наставил пушку на его пташку. На его Бобби. Да этот сальноволосый хер решил расстаться с жизнью, не иначе.
Бартон проскальзывает по земле, выныривая из-за Бобби, но не поднимаясь на ноги, делая подсечку, и хренача со всей дури ногой в тяжелом ботинке в коленку мексиканца, как только тот более-менее теряет равновесие. Перелом, конечно, тут маловероятен, но Бартон и не этого добивался. Как только, по инстинкту, мужчина выпускает оружие и складывается пополам от боли, на его затылок приземляется еще один удар ботинком. Хруст, улавливаемый слуховым аппаратом лучника рассказывает о переломе носа быстрее, чем запрокинутое в крике лицо.
- Завали хлебало, мразота, - Клин подхватывает мексиканца за грудки. Если бы это было возможно - от закипевшей внутри него ярости и адреналинового трипа поверх занюхнутого наркотика - у него из ноздрей валил бы густой пар. - Не. Смей. Ей. Угрожать. КОПМРАНДЕ? - плевать, что последнее - скорее какой-нибудь ломанный французский. Абсолютно плевать. Он с силой ударил кулаком уже разбитый нос, пачкаясь в чужой крови, и вряд ли бы остановился, не смотря на крики и попытки сопротивления мужчины, не смотря на то, что ему было мерзко от получившегося месива вместо лица, он бы продолжил лупить, как его отец в алкогольном припадке, если бы не почувствовал на своем плече чужую руку. Насколько позволяло периферийное зрение - Клинт увидел, что это рука Барбары.  Картинка начала становится мутной, он отпустил мексиканца, оседая на землю, и еле сдерживая рвотные позывы. - Я не хочу как он, Бобби. Я не такой как он. Нет. - Бартон поднял голову и повернулся в сторону своей бывшей жены. Он никогда не желал ей зла. Никогда не поднимал на нее руку. Но образ, образ его матери, а вместе с ним - и отца, не выходил из его головы. Опыт, жизненный опыт подсказывал, что больно можно делать не только физически. Лучник мог только надеяться, что он не сделал ей больно. Что он не делает ей больно прямо сейчас.
Медленно поднимаясь с земли, Клин взял руки Бобби в свои. Молча, понимая, что это все, все, что сейчас с ним происходит - это все что-то извне. Он не такой.
  Не такой как его отец. А она - совершенно не похожа на его мать.
Глубокий вдох, медленный выдох. Тут как перед выходом на арену цирка, когда вокруг темнота, а весь свет, что есть - направлен на тебя. Тебе от него жарко, как от палящего знойного солнца Мексики. И ты должен сделать свой шаг вперед, на тот тонкий малоразличимый канат под куполом циркового шатра. Раньше - это был просто канат. Нити и крепления. Музыка вокруг - была просто антуражем номера. Грим и костюм. Сценическое имя. Все это имело так мало значения, что Бартон не мог точно вспомнить ни одного своего полноценного номера.
  Теперь... Его шатром был весь мир. Он ходил на самой высоте по тончайшей нити, чье имя было "справедливость". Оступишься - и ты уже среди тех, на кого охотился. Но он же акробат - он танцует на самом краю, и даже когда кажется что он вот-вот сорвется - он должен удержать это хрупкое равновесие. Теперь за ним наблюдает еще больше людей. И от его действий зависит куда больше, чем окупаемость проданных билетов и то, поест ли он в этот день или нет.
Каждое его действие - это что-то, что определяет в себе целую тенденцию для.. да, пожалуй можно сказать, что для всего мира. Это несет в себе послание, либо о том, что в мире еще есть кому постоять за справедливость помимо супергероев с суперспособностями или супербогатством. Либо о том, что сломать и сломаться может все, что угодно.
Бартон не хотел ломаться. Он хотел продолжать гнуть свою линию и трюкачить на этой долбанной тонкой канатной линии справедливости. Ему еще было что показать этому миру, и всем, кто его окружал.
- С тобой все в порядке? - чистой рукой он осторожно заправил за ухо выбившуюся прядку. Головокружение более-менее унялось, и он даже смог сфокусироваться на её глазах, увидеть их, разглядеть их взгляд. Она беспокоилась, переживала и он был причиной. Глупый Бартон и его глупые выходки. Стандартные процедуры в его присутствии просто отказывались работать. Для человека её склада ума и в целом - жизненного уклада, это было достаточно тяжелое испытание. Иногда Бартон подозревал, что всякому жизнь подле него - испытание. - Я бы пошутил к тебе или ко мне, но лучше к тебе, я не.. Не в состоянии указывать дорогу. - он сбился, поднимая с земли оброненную сумку.
  Более менее без эксцессов они добежали до машины Барбары, и Клинт без всякого зазрения совести завалился на заднее сидение, практически тут же выключаясь и как человек и как боевая единица. Очнулся он уже когда машина затормозила, а унылый пейзаж недопустыни с картелем, сменился на унылый пейзаж недопустыни с домом на отшибе если не цивилизации, то Бартон не мог подобрать чего-то другого. В школе же он так и не учился.
- Если ты называла меня спящей красавицей, пока я был в отключке - то это ты была спонсором моего сна, который закончился тем, что мы лежали среди роз, и я был весь оцарапан шипами. - хрипло отозвался лучник с заднего сидения.

Отредактировано Clint Barton (2017-10-19 00:16:35)

+2

13

Зря этот мексиканец решил их нагнать, очень зря. Но в какой-то момент Бобби даже стало его жаль, да и задерживаться тут не стоило. Бобби протянула руку к Клинту:
- Хватит, Клинт, нам пора.
Она удивленно покачала головой, соображая, о чем вообще говорит Бартон - уж точно, не о мексиканце. Но потом, все психологические проблемы будут решать потом, не сейчас.
- Мы потом поговорим о том, кем ты не хочешь быть. И да, со мной все в порядке, - она слабо улыбнулась, перехватила руку Клинта, погладила ее, - но сейчас рванет, нам пора. - Бобби потянула Бартона в сторону машины. Рассмеялась: - К тебе? Да ни за что. У тебя же пустой холодильник и неудобная кровать.

Убраться до взрыва они не успели - завод рванул в тот самый момент, когда оба уже сидели в машине, и Бобби провернула ключ зажигания. Рвануло хорошо, Морс вжала педаль газа, стартовав с места так, будто за ними гнался десяток демонов, от которых надо было драпать дальше, чем видели. Что ж, поставленная перед каждым из них задача была выполнена, а теперь им предстояло залечь на какое-то время. Вряд ли кто-то выжил из тех, кто мог дать описание мужчины и женщины, бегавших по заводику, но безопасность превыше всего, жить-то хочется.
Машина неслась к заброшенному дому на окраине, где Бобби уже успела устроить лежку, куда она и везла Клинта, который мирно дремал рядом. Пересмешница коснулась пальцами его щеки, проверяя наличие повышенной температуры и покачала головой. Предусмотрительность, конечно, классная штука, но к чему она была не готова, это к возможному абстинентному синдрому Бартона. Впрочем, главным способом исцеления от этого дерьма была лишь пережитая ломка. Оставалось надеяться, что доза была не так высока, чтобы доставить много минут проблем и Клинту, и ей.
Машина притормозила у дома, Бобби аккуратно загнала ее в маленький внутренний дворик. Похоже, когда-то давно это была чья-то усадьба, сейчас же по большей степени остались руины, и лишь в одной части сохранились перекрытия и более-менее защищенное пространство. Глядя на то, что было чьей-то историей, Морс задумывалась о том, что может и неплохо было бы иметь какую-нибудь фазенду, виноградники, мирную и тихую жизнь.
И делать ставки, через сколько она взвоет и сбежит от этой красоты.
Только отпуск. Только так.

- Какие-то извращенные у тебя понятия о романтике. Розы, шипы, ты еще добавь песочка, и после этого нас спасет только поход к врачу. Пошли, - Бобби кивнула в сторону двери.
Для своего рода гнезда она выбрала самую большую комнату с заколоченными окнами, старым большим матрацем, спрятанной сумкой с пайками, водой и аптечкой. Ее Пересмешница вытащила, кинув Клинту одну порцию пайка и бутылочку воды.
- Я не рассчитывала, что мне удастся убраться отсюда сразу же. Палиться не собиралась, но белая женщина, улетающая после взрыва завода, наводит на мысли. У картеля лапы запущены везде, это лишь временная мера, которая их приостановит, но не остановит. - Бобби, наконец, посмотрела на Клинта. - Но со мной все ясно, у меня работа, а что ты тут делал? Только не надо прикидываться, что тебе паршиво, говорить можешь, в судорогах не бьешься, уже хорошо, - она скрестила руки на груди. - Рассказывай, Бартон, иначе я вспомню, что ты исчез вместе с Вандой в никуда, и потащу тебя обратно в Штаты. Силком.

+1

14

- Извращенные? - Клинт изобразил обиду, втаскивая себя и свою ношу в здание. Скрипящие половицы, отсутствие окон, песок или пыль везде - уже не разобрать. Не хватает лишь развешанной паутины ручной работы и бегающей кисти-помощника и этот дом можно было бы спокойно именовать летней резиденцией Аддамсов. Но им с Бобби во-первых было не привыкать, а во-вторых - не выбирать. По крайней мере ему лично - уж точно. Если бы не она - собирай его косточки Стив по всем закоулочкам. Как в том анекдоте про 5 шаурм и лишний кошачий хвостик. Вот только не весело.
  Воду из рук Бобби он принял и, стараясь пить маленькими глотками, слушал накопившиеся вопросы. Барбара имела право знать всю правду. Вот только есть ли она сейчас вся у него? Клинт не знал, но надеялся, что вместе они смогут собрать этот паззл. Бобби всегда умела увидеть за деталью картинку, его таланты лежали несколько в обратном, а потому шуточки о том, что они идеально друг друга дополняли - имели место быть в то время, когда все было слегка радужнее.
  Хотя, Бартон, ты нюхнул наркотика, куда тебе еще радостнее?
Паёк раскрывать он пока не стал, голод почему-то не хотел его одолевать, что могло значить либо то, что еще не все выветрилось, либо он был слишком взвинчен. Что, в принципе, на данный момент было одним и тем же, если разобраться.
- Ого какая у тебя информация, - Бартон поднял бровь, усаживаясь на пол около матраса, начиная копаться в притащенной сумке. - Я, когда устанавливал заряд, нашел кое-что. Это кажется странным, но.. Вот тут где-то было.. - Клинт не собирался притворяться больным, это не в его стиле. Отпускать шутку о том, что за ней он пойдет хоть на край земли - это плевать в душу. Кому из них двоих - еще вопрос, но знать ответа он не хотел. Как и отвечать прямо сейчас на её вопрос. Упрямство - фамильная черта Бартонов, которая, казалось, текла по венам Клинта и с каждым годом лишь только крепла. Он вытащил все бумаги, что принес и методично разложил стопку листов в 30 на полу вокруг себя. Потребовалось минуты три, прежде чем он вновь заговорил, взяв в руки один из листков. - Да вот оно! - он протянул лист Бобби, поднимаясь на ноги и указывая в одну из строчек. - Это странно, но.. Этот номер врезался мне в память, когда я помогал кое в чем Фьюри, прежде чем нелегкая понесла нас в Заковию. - он выждал пока Барбара ознакомится с содержанием листка. - Судя по всему - это то, откуда они получили сумму денег. Не самую крупную, но деньги.
  Клинт резким движением взъерошил свои и без того торчащие в разные стороны волосы, начиная прохаживаться из одного края комнаты в другой. Что-то ускользало из его восприятия. Но что? Вообще то, что он смог увидеть всю эту документацию - сущее чудо. То, что он решил в том своем состоянии её забрать - еще большее. Разглядеть тот номер среди сотен других...Это было такой тоненькой ниточкой, которая могла бы оказаться совсем незамеченной. Но он заметил. Только тянуть, чтобы выяснить что на том конце - страшно.
- Это один из подставных счетов, которыми пользовалась ГИДРа. Фьюри тогда приказал мне сделать небольшую диверсию с их счетами, когда концы ею уже были отданы, как мы все думали. Я почти приступил, но Мстители тогда оказались важнее и.. Потом эта ниточка практически довела нас до Штруккера и его закупок. А теперь она всплывает тут. - Клинт присел на корточки к разложенным листкам. - Мне не нравится этот привкус ГИДРы, который здесь внезапно появился. Это все кажется очень не спроста. Особенно сейчас, когда ООН против нас, и Тони вместе с ними. - вот он и начал выпускать котят из мешка, как гласит старая английская поговорка. Он делает паузу, то ли давая Бобби время переключиться с одной истории на другую, то ли давая себе время на то, чтобы осознать что он может рассказать ей. Что он должен ей рассказать? - После того, что случилось в Заковии, по наши души сделали Акт. Он запрещал бы нам вмешиваться во что-либо, пока нас не позовут. Собачки на привязи. Старк принял это, Стив - нет. Нас никто не заставлял, мы выбирали сами. И я понял, что.. Я больше не хочу как раньше. - он дернул плечом, потянувшись за оставленной около сумки бутылкой воды. - Не хочу делать только то, что прикажут. Я и сам в состоянии решать что мне делать. И я чувствую себя.. Чувствую, что делаю все правильно. - Клинт замолкает, делает глоток. - Мы пока прячемся в Ваканде. Беглые преступники. Ну, эту часть ты наверное слышала. И как Стивен выкрал нас из тюрьмы.
В Ваканде безумно красиво. Странная страна, но... Всё теперь стало сложнее.
- признание о том, что его беспокоило не давалось. Он не был уверен, что стоит это говорить вовсе - скорее всего он просто разнервничался, устал и надумывает.
Но кошки на душе заскребли пуще прежнего, особенно когда он вспомнил об упомянутой ранее Ванде.

Отредактировано Clint Barton (2017-10-23 02:02:32)

+2

15

- Наркотики это, своего рода, терроризм, хотя и не наша прямая специальность, - Бобби нахмурилась, следя за тем, как Клинт копается в своей сумке. Ему бы отдохнуть, но вместо этого Бартон старательно что-то искал, вызывая у Пересмешницы желание приложить его чем-нибудь, чтобы вся эта лишняя деятельность прекратилась. - Клинт, что ты... - слова зависли в воздухе, когда Бартон все же нашел, что искал.
Стопка листов, будто бы самое главное в жизни. Это вдруг напомнило Бобби, что ей следовало спросить у благоверного, а где документы на развод. Признаваться, что она понятия не имеет, где они, даже не помнит, подписывала ли их, очень не хотелось. Это было смешно. Правда, лишь до определенного момента.

Она взяла из рук Клинта листок, изучая строчки на нем, но картинка пока отказывалась складываться в голове, разрозненные факты мешали. Упоминание Фьюри наводило на мысли, что случайности не случайности, бывший директор ЩИТа все больше напоминал чертика из табакерки, и все больше этот факт убеждал, что у Фьюри, как у кота, девять жизней.
Чем больше говорил Клинт, тем сильнее хотелось побиться головой о стенку. Гидра. Никак с ней не выходило распрощаться насовсем, от чего все время было очень кисло и погано на душе.
- Если оно выглядит как утка, плавает как утка и крякает как утка, то это, вероятно, и есть утка. - Пробормотала Бобби. - Ты не хуже меня знаешь, что если повеяло душком Гидры, значит, что-то тут... хреново. - На плечи навалилась такая усталость. Борьба с Гидрой выматывала, и эти треклятые девять голов или сколько там ей было положено иметь - их отрубаешь, они снова вырастают. Иногда казалось, что следовало оставаться в Гидре, по крайней мере, не было бы столько проблем, это точно.

Бобби села на матрац, настроение медленно катилось к нулю, какое-то предчувствие, очень нехорошее, скреблось внутри. Желание свалить на необитаемый остров же росло очень быстро.
- Никогда не бывала в Ваканде. Полагаю, что при таком положении дел не скоро туда попаду, - в голосе скользнуло сожаление, которое было позволительно поймать Клинту. Наверное, он был единственным человеком, перед которым Бобби могла себе позволить роскошь проявления всех тех чувств, запретных при выполнении заданий. - Ты никогда не думал, что вы поторопились, Клинт? Что ломанулись бороться за свою свободу, которую у вас не отбирали? Что Ванда, действительно, опасна была на тот момент, так как не очень хорошо контролирует свои способности? Мне она нравится, но это не означает, что я считаю ее безопасной. - У них не было возможности поговорить об этом. Бобби столько раз прикидывала, что сказала бы Клинту, как бы озвучила свое мнение на этот счет, но сейчас все слова казались какими-то пустыми и бесполезными. - Я понимаю, почему вы свалили, акт ущемлял ваши права, возможности и так далее. Но ты видел, что произошло на том задании, и ты видел, как Ванда сама была напугана. Контроль нужен, но в разумном объеме. И нужно было просто подождать, а не сбегать к черту на рога в какую-то далекую Ваканду, оставив меня, кстати, гадать, жив ты или как. Не надоело издеваться надо мной?

Она смотрела на Клинта снизу вверх. Потом сообразила, что вообще ушла от основной темы разговора. Снова бросила взгляд на лист со счетами. Так, ладно...
- Клинт, откуда у тебя была информация по картелю? Может, я, конечно, субъективна, но вряд ли вы сейчас можете похвастаться всем необходимым для получения подобного рода информации, значит... откуда она пришла к тебе?
Бобби даже заерзала на месте, прикидывая варианты, но значимым был один, и он ей не нравился. Если взять за основу, что картель получал бабки от Гидры, то кто-то из Гидры мог навести на картель Роджерса и компанию. С другой стороны, Роджерс не будет связываться с Гидрой, она ему жизнь отравляла еще до рождения Бобби.
Слишком все запутано, и никакая ниточка не тянется.

+2

16

- Это еще маловато для утки, - Бартон поежился. Многоголовая не давала ЩИТу продыха, а потом и вовсе оказалась его частью. Их всех знатно потрепало из-за этого. Насколько знал Клинт - Бобби даже успела погулять под их знаменами в качестве миссии по внедрению. Расспросить бы её - как оно там, да сейчас важнее будет - как они тут. Зыбко, все настолько зыбко, что он завидует самому себе, который до этого слонялся по новой базе и выпрашивал задание. Лучше бы сидел на жопе ровно.
Бобби заговорила о Ваканде, и когда Клинт готов был сказать, что в принципе мог бы провезти её в страну, как верного союзника, но осекся на половине звука. У Барбары было полное право считать так, как она считала, Клинт понимал прекрасно как это выглядит со стороны. Он бы и сам постарался держаться в стороне, может быть и подписал бы бумажки вместе с Тони. Но Стивен ему все объяснил, показал проблему и Бартон с ним согласился. И.. Вот он тут.
- Ванда еще девчонка, совсем. - блондин помнил её испуг, помнил как сам с Заковии уговорил девочку выйти и дать бой Альтрону. - Ей нужен контроль, я не спорю, но Тони... Он иногда перегибает палку и, - поток глупых оправданий был прерван как только он услышал последние слова Бобби.
  Как ошпаренный кипятком он просто пялился на девушку. Издеваться? Над ней?
Нет, это последнее, что могло прийти в эту глупую голову. По крайней мере нарочно. Да, у них не все и не всегда шло гладко, но.. У кого идет? Они расстались как взрослые умные люди - без особых скандалов, мирно. Можно было наверное даже сказать, что как друзья... Но Клинт никогда не хотел дружить с Бобби. Он влюбился как мальчишка и только сердечки не вырезал на столах в комнатах для брифинга. А, погодите, вырезал.
  Все было настолько внезапно, настолько головокружительно, что Бартон даже не мог вспомнить как именно он делал предложение. Наверное как обычно максимально неловко, невпопад. Но итог был не самым плохим - Барбара таки же вышла за него, а он ходил в этой эйфории наверное с полгода, а то и больше.
  Они подходили друг другу, были в курсе специфики работы, и ... Не сошлись характерами? Пожалуй. Бартон мог объяснить это только так.
  Было больно, саднило, где-то в районе мозга, там, где хранятся воспоминания. А у Клинта их было много - что она любила на завтрак, каким мылом пахли её руки, почему его футболка не вернулась к нему даже после развода.
Надо ли было это все вспоминать скопом сейчас? Вряд ли. Не то время, не то место. Он беглый преступник, а она глава антитеррор агентства. Кажется однажды её миссией может оказаться вернуть его в ту самую тюрьму откуда его вытащил Стивен. Ведь террор и им теперь приписывали.
  Глубокий вдох, отвести взгляд, не пялится, это уже выглядит странно, Бартон. Клинт усаживается на пол, нарочито подальше, не зная как стоит реагировать и стоит ли вообще? Тонкие материи разговора, вроде этой, кажутся ему настолько хрупкими, что задень - и разрушишь. Он не хотел ничего рушить. Тем более что-то связанное с Бобби.
Уже достаточно наломал дров. Кольцо с пальца давненько перекочевало на цепочку, а с нее будто бы прожигало кожу не хуже кольца Всевластия Толкиена - наверное именно так Фродо чувствовал себя каждый раз когда кольцо провоцировало его, чтобы он его надел. Бартону это ощущение не казалось хоть сколько-нибудь приятным.
Бобби достаточно быстро вернулась к насущной теме, а Клинту будто заело пластинку, он все силился понять что ему стоит сказать в ответ. "Нет, я не хотел, ты - единственная семья, которая у меня осталась". Оно вертелось на языке, но было слишком тяжелым, чтобы просто так вспорхнуть и покинуть пределы его головы и рта во всеуслышание. Такие вещи вряд ли кто-то говорит бывшим женам. Но Бартон на самом деле был сиротой. У него где-то там есть старший брат, но он отказался от Клинта, и так давно, что вряд ли все еще считает его чем-то большим, чем однофамилец. А одиночество - это слишком страшно. Там слишком тихо. Даже для глухого Бартона.
  Особенно для глухого Бартона.
- Откуда она пришла к тебе? - Бобби занервничала, а значит, что скорее всего, у нее сложился в голове хотя бы один из кусочков этого дрянного паззла, все еще больше, чем у Бартона.
- Стив дал мне это задание. Я все время сидел на базе пока все остальные ездили по миссиям, ну и я ..выпросил, - звучало глупо, глупее, чем ему казалось оно будет звучать. Но.. циркач просто не мог подозревать Стива. Только не его. Не честь всей нации.

+2

17

Ванду Бобби было откровенно жаль. Ей досталась мощь, которой следовало обучаться владеть. Слишком много для такой хрупкой девчонки, большая тяжесть, легшая на плечи. Окажись на ее месте Пересмешница, она бы даже и не знала, что с этим делать. Но вопрос был не в этом, а в том, что все вокруг понимали, ей нужен хороший учитель и контроль. Она сама это понимала. И что теперь? Черт знает что. Они оказались по ту сторону закона со своими проблемами, и непонятно, как теперь выпутываться. Особенно на фоне нехороших каких-то подозрений.

По лицу Клинта, тому, как он осекся и сел на расстоянии от нее, Барбара поняла, что слегка... выпустила эмоции наружу, вскрыв то, что было припрятано глубоко внутри. Они разошлись, подали на развод, какое-то время не пересекались по работе. Все было сделано тихо, без скандалов, без битой посуды, в общем-то, цивилизованные же люди. Но история о том, чтобы расстаться друзьями, кажется, была не про них. Потому, что дружба на осколках брака это феномен, недоступный Бобби, и она это признавала.
Бобби старалась не выпускать Бартона из виду все это время, отслеживая все новости о нем, до которых могла добраться. Ей было спокойнее знать все о нем, держать руку на пульсе, быть уверенной, что он не убился нигде. И все это не ради дружбы, памяти или чего-то еще. Да, они не смогли жить вместе, но вот уж от чего Бобби не отказывалась, так это от факта, что она все еще любила Клинта.
Все еще.
Или, в общем-то, всегда.
Осталось много воспоминаний. О солнечных утрах на кухне, о сладости тепла рядом, о прикосновениях, улыбках, уверенности, что твою спину прикроют. Все это было потеряно в пустоте разрыва, блекло, как старые фотографии, которые выкинуть рука не поднимается, а где-то там глубоко теплится надежда, что может быть получится снова войти в ту же реку? Припрятанная футболка Клинта служила защитой в ночные часы, обручальные кольца все так же лежали в тумбочке у стола, напоминая навсегда о том, какие клятвы давались, а брачная фотография все так же благополучно осталась на полке, никому не мешая.
Кажется, Бобби так и не прошла какую-то стадию расставания. Но не особо расстраивалась.
Чего-то они не досказали друг другу, но вряд ли для подобного было время и место сейчас, и Морс только глаза опустила, стараясь унять все эти желания и возвращаясь к текущим проблемам.

- Миссиям? Каким миссиям? И кто вообще там находится? - Бобби неловко заерзала на месте. Хотелось то ли закурить, то ли выпить, то ли все разом, но ни того, ни другого у Морс не было. Она подтянула колени к груди, обняла их, рассматривая мужа. - Наверное, я просто устала. У меня что-то не сходится, лишь подозрения, но очень... странные. Мне кажется неслучайным то, что Стив дал тебе задание взорвать этот завод. Не просто так это, все это как-то связано с Гидрой. Но в моей голове упорно не хочет укладываться тот факт, что Стив или Ванда, пострадавшие от Гидры, вдруг займут подобную позицию, но тебе не кажется, что все это странно? Логика трещит по швам, что-то теряется и не договаривается. Если есть, что скрывать, то это странно. Раньше же не было причин... - Бобби поднялась с места, не в состоянии больше сидеть, начала расхаживать по комнате. - Подозреваю, мне тебя не уговорить вернуться со мной в Нью-Йорк. Так может ты хотя бы в Ваканде присмотришься к ситуации?
Нет, Бобби не хотела подбивать Клинта на шпионаж, на двойную игру. Это было бы мерзко. Ей, даже несмотря на профдеформацию, самой хотелось отмыться от работы под прикрытием, когда обзаводишься близкими людьми, а потом предаешь их, и сторона тут была не важна. Но еще меньше она хотела, что с Бартоном что-то случилось.
Она села на колени прямо перед ним. Колебалась, но все же взяла его за руку - да, в процессе побега было проще идти на сближение, чем сейчас:
- Было бы неплохо, чтобы ты выжил, если дела пойдут дерьмово, Клинт.

+2

18

Глубокий вдох, чтобы перебороть так не кстати подобравшееся к нему головокружение. Собирать мысли в кучу все еще было чем-то сверх его полномочий. Медленно эффект дури выветривался, но легче не становилось пока что. Слишком мало времени прошло, пожалуй..
- Миссии? Ну, как обычно - равномерное нанесение добра и справедливости. - Клинт потер глаза, пытаясь припомнить тех, кого он знал и с кем его знакомили за последние пару месяцев. - Я не знаю откуда Стив брал информацию. Но в Ваканде техника развита не хуже. И король дал нам эти ресурсы и.. Наверное так. А кто еще, ну.. Стив, я, Ванда, потом еще двое, и штат кажется ширится. Стивен всегда умел убеждать людей. - Бартон усмехнулся.
  Слова Бобби имели смысл, Клинт понимал о чем она говорит, и сам тоже начал чувствовать подвох во всем этом. Но только... Откуда бы этому подвоху взяться?
Лучник искренне считал, что он пошел не столько за идеологией, сколько за друзьями, которым доверял прикрывать свою спину. То, что происходило сейчас, внезапно показавшиеся сомнительные ниточки и все вело к поднаготной, о которой Клинт не хотел бы знать. Не хотел бы верить, что это на самом деле может быть правдой. Ведь.. Ведь так с друзьями не поступают по его кодексу.
Проблема наверное в том, что это только его кодекс. Из случаев, когда его предавали, наверное выйдет сериал, сезона так на четыре минимум, и это только если выкинуть всяких предателей в ЩИТе. Да. Мало веселого в бытии суперагентом, и об этом Фьюри не особо предупреждал своего новобранца.
  Брошюры стоит печать, ей-богу. Вот приходишь такой - Я хочу в вашу секретную шайку-лейку! - а тебе сразу выдают ворох программок и брошюр. "Выжить при взрыве", "Отравление на производстве", "Как пережить предательство своего товарища", "Сойти в ГИДРе за своего". Жизнь была бы попроще, наверное.
Для Бартона, по крайней мере точно. Не факт, что он бы после прочтения вороха макулатуры свернул бы с предоставившегося ему пути, ноооо... Проще. Хотелось верить в то, что хоть при каком-то раскладе было бы проще, чем есть.
- Подозреваю, мне тебя не уговорить вернуться со мной в Нью-Йорк. - Барбара определенно нервничала, а Клинту становилось тошно от осознания того, какой обузой он умудрился стать для нее за какие-то сутки. Нет, даже немногим меньше. Ужасно. Размазня какая-то, а не "величайший герой земли". - Так может ты хотя бы в Ваканде присмотришься к ситуации?
  Бартон в очередной раз шумно вздохнул. Ему прекрасно виделись переживания бывшей жены. Кристально чисто. Но тот факт что за последние сутки он мало того, что почти сорвал её операцию, так еще и теперь она вынуждена вместе с ним тонуть в еще пойди и разбери чем - его ни чуть не радовал.
- Ухо в остро, прямые руки, не расслабляться, и не проникаться теплом к каждому встречному. Да, я знаю, - переводить этот разговор в шутку было сложнее некуда. То ли мысли разбегались, словно крысы с тонущего корабля, то ли его удручала перспектива параноить в стане друзей.
Вообще, паранойя это то, что они с Бобби не делили на двоих, но умножали. Самое смешное, что это не рушило их взаимоотношений. Странно, наверно, но только для людей других профессий и складов ума и характера.
Они оба пробились своими руками до своих должностей. Просто Бобби обладала большей усидчивостью и прозорливостью. Только и всего. Но и этого различия оказалось достаточно - Бартон встрял, а Бобби стала главой собственного агентства. Да, меньше чем ЩИТ. Зато свое и без ГМО, в виде двойных агентов и тройных дряней. По крайней мере - бывший циркач именно на это и надеялся.
  Уж если его преследуют призраки ГИДРы, то, наверное, не стоило отрицать той вероятности, что и в штаб Морс затесался кто-то левачащий. Но Бартон надеялся, что такого с ней не произойдет.
  У него не было ни возможности ни сил как-то оберегать её. Да и выслушивать тирады о том, что она "уже большая девочка" и её не нужно спасать или защищать, а потом опасаться еды, в которой мог быть внеочередной нейротоксин, который проверять на муже от чего-то безопаснее, чем на себе, - Клинт не хотел. И дело даже не в нейротоксине.
Он не умел в семью. Наверное, стоило как-то повременить, приспособиться, а потом уже сломя голову тащиться в ЗАГС, но.. Зачем? Подумал он, и теперь он остался как старуха из старой сказки славянского происхождения.
Бобби касается его руки, будто мелкий разряд тока, заставляет шевелиться волосы на загривке. Хотя Клинту казалось, что препараты понизили его чувствительность, но, кажется, все было диаметрально противоположно. Для полноты картины размазни ему оставалось только покраснеть и пустить слезу там, не знаю. Но, слава богам, даже не тянуло.
- Хей, я же живучий как черт знает кто, ну. Тебе ли не знать, - он усмехается, пока старается проглотить тот ком в горле, что не дает толком вздохнуть. Он тянет вниз, он не позволяет забыть и отбросить все плохое, все проблемы. Словно якорь, пробивающий дно жизненной ямы Бартона. А казалось-то, что падать ниже ему и некуда. Импульс, краткий, но от того - сложнее уловить, поймать и остановить себя. Клинт кратко касается своими губами губ Бобби, не зная имеет ли право, может у нее уже есть кто еще? Не важно. Не до того. Это все.. Это все наркотики, и он глупый. И все это ошибка. Прежде чем переступать какие-то одному ему понятные черты и рубежи, лучник отстраняется. - Прости, это.. Это все ошибка. Я не должен. Это наркотик. Думаю,
что лучше мне завалиться спать, прежде чем сваливать из страны на перекладных.
- он искренне зевает, потому, что на самом деле устал. Но неловкость, кажется, только возросла и в этом только его вина. Глупый, глупый Бартон.
  Вечер перетекает в ночь, а она перетекает в утро, неловкость спадает, напряжение сменяет усталость и сон оказывается во истину спасением. Проснувшись раньше Барбары - Клинт опрометчиво собирает вещи и умудряется выскользнуть из дома быстрее, чем наверное стоило.
  Но так будет проще. Он уверен, что так будет правильнее.
Это его ноша, его придурки-друзья из Мстителей. Он как-нибудь разберется с этим сам и не будет впутывать в это то единственное светлое и любимое, что у него осталось в этой жизни.
Любой ценой.

+2


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [14.06.16] Fire With Fire


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно