ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [16.12.2016] Умирать приказа не было


[16.12.2016] Умирать приказа не было

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

УМИРАТЬ ПРИКАЗА НЕ БЫЛО
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://imgix.bustle.com/uploads/image/2018/5/7/5e12cbf3-2a52-4277-9f3b-9ac17710b6a2-tumblr_ohwylqxunv1sm8xy9o1_540.gif
Питер Паркер | Тони Старкhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Питер из переделки, в прямом смысле попадает во вторую, в которой его вроде как надо спасать но у Тони все очень плохо с головой.

ВРЕМЯ
16.12.16. утро

МЕСТО
Квартира Барнса

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
стеклище

+3

2

Казалось, что ещё совсем немного и перестанет различать какие-либо цвета. Мало того, что перед глазами и без того не было почти ничего, кроме кругов с неровным периметром, так ещё и цветные разводы теперь мешали различать очертания реальных предметов. Хотя можно ли быть до конца уверенным в их реальности? Питер касается пальцами волос. Влажные. А в носу по-прежнему щекоталась пыль. Но он делал всё возможное, чтобы только не чихать, ибо знает, что это было больно, а и без того ещё надо будет подняться, а после добраться.. куда? Сколько тут кварталов? А чёрт его может знать. Но адрес всё ещё хранится в памяти, чётко и ясно, что уже само по себе хорошо. Голова гудела — явно приложился неслабо. Но если продолжит сидеть и ничего не делать, то сделает только хуже самому себе, ибо со всем этим безобразием точно надо что-нибудь делать. Что-то невнятно промычав, Паук поднимается на ноги, хватаясь руками за какой-то выступающий железный обломок. Казалось, что он растерял все свои способности и даже не может привычно «примагнититься» к плоской поверхности, так что пришлось просто хвататься пальцами, подтягиваясь. Нельзя позвонить, придётся идти. Нет паутины, нет вообще веб-шутеров, надо идти.

Ещё буквально час-полтора и зайдётся рассвет. Или больше? Меньше? Неизвестно. Тяжёлая голова плохо соображала. Благо, что на улице было не так много людей, как днём или тем более вечером. Питер шагал не торопясь, подтаскивая одну ногу к другой, но при этом практически не хромая. Ладонь левой руки плотно прижималась к боку, а ладонь правой то и дело скользила по стене одного или другого здания, «перескакивая» с кофейни на магазин с часами и далее по списку. Разумеется, было больно. Но что бы он сейчас не сделал, всё отдавалось тупой, неприятной и нудящей болью, так что какая разница? Остановившись на пару секунд, делает глубокий вдох, кашляет, жмурится, более-менее приходит в себя и собирается с духом, чтобы после продолжить путь. Осталось ведь совсем чуть-чуть.
Надо только придумать, как будет подниматься, ведь лофт это почти крыша, до неё просто рукой не дотянешься.

Наверное, будет невежливо вваливаться вот так, посреди ночи.. или уже утро? Точно, было утро. Проурчав что-то невразумительное, Питер припадает спиной к нужному зданию. Добрался. Интересно, сколько времени потратил на то, чтобы добраться? Неизвестно, но было всё ещё темно. А спросить про время у Карен не получится — ИИ оставался в броне, этот костюм был пуст. Надо было брать броню, не рассчитывая на выведенные самолично инопланетные паразитические формы жизни. Нахмурившись и закрыв глаза, Паук отбросил мысль о том, что стоит сначала постучать. Стучать-то всё равно было некуда.
— Соберись, — шипит он, кусая и без того разбитые губы, всё-таки цепляясь руками за стену. Надо добраться до верха. А если не доберётся, то в очередной раз за прошедший день здорово шлёпнется на землю. Как будто всего прочего было мало. Да ни в жизнь.
Не получалось.
Но мы не Питер Паркер, если отступим так быстро. Нет, без этого пресловутого «мы», отдающего чем-то неприятно знакомым.

Пришлось поднапрячься, потому что Питер уже несколько раз едва не соскользнул, медленно, но верно поднимаясь выше. И добрался. Боже, добрался. Едва ли не ткнувшись лицом в окно, Паук протягивает руку, чтобы аккуратно его открыть. Но контролировать сейчас что-либо было слишком сложно, даже собственную силу, потому от прикосновения стекло буквально выдавливается, под конец лопнув и осыпавшись на пол. Закатив глаза от банальной беспомощности, парень заваливается следом, грохаясь на пол, щелчками пальцев отопнув от себя несколько особенно крупных осколков стекла. Стоит признать, что этот день был худшим днём в жизни. ТАКОГО не было ранее. И это точно получится запомнить на всю жизнь. Главное, чтобы она не закончилась вот таким не очень геройским образом. Не очень. Он ведь всё-таки в этот раз проиграл.

Услышав звук шагов (помещение тут всё равно было не большим), Паркер приподнимается на руках, вообще не обращая какого-либо внимания на оставшиеся стеклянные осколки. Подняв взгляд, щурится, всматриваясь. Удивительно, что свет пока что всё ещё не зажёгся. Но оно и к лучшему.
— Привет, — тихо усмехается, приподнимаясь ещё и усаживаясь, наклонившись вбок. Не надо быть гением, чтобы догадаться, кто именно сейчас стоял перед ним. — А я вот тут.. ну, упал. Случайно. Пару раз, — склоняя голову, чувствуя, что ещё немного и сознание просто отключится. Во второй раз.

+2

3

Тони сидел перед Дубиной и думал, очень много думал на самом деле. Не о Дубине, как водится, за что тот иногда попискивал и издавал прочие живые звуки, нет, о себе думал. О том, что живет вот здесь, где-то, где даже адреса не знает, что-то ест, как-то спит, не ощущая ни вкуса, ни сна.

Он живет, потому что нужно, потому что нужно. Только ночами пусто и холодно, только ночами тянет выйти на балкон, а потом шагнуть вниз, как раньше, проверяя броню, только без брони.

К черту ему теперь броня. Он сам Железный человек, неуязвимый парень, способный на всякие непотребства. Он сам себе хозяин, он сам себе управленец, у этого Лофта даже нет хозяина.

Тони тихо смеется, припаивая очередной проводок к щупу Дубины, который тут же его повредит, стоит забыть закрепить пластину. Тони смеется, потому что вот она его свобода, его одиночество, его выбор, который он сделал не делая. Его сделали за него и это, ну, больно, как обычно.

У взрослых все всегда слишком.

Как-то так вышло, что у взрослых все всегда слишком, а что слишком не ясно.

Какой-то скрип снаружи его насторожили, он закрепил пластину, потому что часы работы, часы бездарной работы пошли бы коту под хвост и отправился в одну из комнат, которой, кажется никогда не пользовался.

Питера за стеклом он заметил в последний момент, потом стекло просто рассыпалось, и парень ввалился внутрь. И не встал.

- Хэй, парень, ты в порядке? Хотя, о чем, конечно ты не в порядке, встать можешь? – Тони как был, в ботинках и домашних штанах подошел ближе и присвистнул. – Кто это тебя так отделал. Хотя ладно, это ты мне потом расскажешь, давай руку и крайне медленно поднимайся. Сотрясение есть? Фрайдей, детка сканируй его, спрашивать у мальца в таком состоянии все равно что у Дубины просить кофе принести. Что там у нас – сотрясение, надо же, множественные ушибы, отбиты почти, кажется, ребра, что-то странное с позвоночником, и растяжение на ноге, или таки порваны связки? Да я смотрю тут полный набор.

Тони тянул парня к кровати, нужно было его уложить, потом постараться отмыть то, что можно отмыть и залить в него кучу лекарств.

- Так, я в ванную, а ты тут давай, не отключайся, расскажи моей детке куда ты так вляпался, она послушает, потому мне перескажет. – Тони вышел из комнаты и только тут понял, что его потряхивает, что руки ходят ходуном.

Он испугался за парня, черт бы его побрал. Тот ни разу не появлялся настолько избитым, настолько измученным и главное, настолько травмированным. Может быть он просто не знал мед.пунктов, а может здраво опасался, что по страховке вызовут Мэй и она убьёт его за вот такие вылазки.

Но Тони тоже не молодел, парень знатно его напугал, самому захотелось вылечить и прибить как следует. Вместо этого он притащил жидкое обезболивающее, воды и мази, разнообразные мази, которые он сам использовал, когда не хотел, чтобы его лечили.

- Ну а теперь начинается самое интересное. – Тони смочил полотенце в холодной воде и постарался оттереть от лица парня кровь. – Лежи, кричи, терпи, только не вырубайся, иначе сам знаешь, станет только хуже.

+2

4

Такое и правда случалось впервые. Карьера Человека-Паука как героя не была длительной, не насчитывала года, в которые он активно набирался полезного опыта, а после применял его на деле. Совсем нет, даже не рядом. Питер как был, так и остался тем примечательным дружелюбным соседом, однако с соседями в этот раз не повезло. Вместо обыкновенных нью-йоркцев попались злобные, явно обиженные несправедливостью жизни люди. И, наверное, их можно было бы пожалеть, но.. пришлось пережить то, что не удастся забыть ещё долго. Питер едва шевелится, но осматривает себя. На несколько секунд ему стало наплевать на собственные травмы и состояние костюма, появилась другая проблема.

Исчез.

Симбиот исчез. Красно-чёрный паразит просто взял и словно испарился, вынудив Паркера обречённо простонать, как от очередного приступа боли, когда начинаешь тревожить ноющие конечности. Хотя сейчас сложно найти то, что было не повреждено. Пускай самую малость, но задело практически всё, что можно было задеть. Кажется, это касалось и внутренних органов. Врачом, конечно, не был, но даже сам понимал, что это неправильно. Кружилась голова, пульсировали виски и жутко хотелось пить. Он касается пальцами своей щеки. Горячая. А пальцы неестественно холодные. Давило в груди и что-то жгло в самой грудной клетке.
— У меня, — сухой кашель, — да, — хрипло усмехается Паук, начиная медленно сползать, однако растянуться на полу в стекольных осколках не получается. В окно уже начал просачиваться холодный утренний зимний ветер, занося за собой маленькие клочки снега, сорванного с крыш. Это ведь фактически чердак.

Получилось приподняться, даже встать, но поди попробуй выпрямить колени, когда такая усталость. Вымотанный не только произошедшим, но и симбиозом, Питер кое-как с чужой помощью доковылял до.. пускай это будет постель, перед глазами по-прежнему плыло, ничегошеньки не разобрать. Словно вернулся в более ранние годы, когда носил очки, ещё до укуса паука.
Оказавшись на более-менее мягкой и возвышенной плоскости, едва сдерживается от того, чтобы сразу не откинуться на спину и уснуть. Ну или просто отключиться, разницы в данном случае никакой нет.
— Да я просто.. — такой же хриплый вздох. Он не знал, с чего начать. С самого-самого начала? Наверное, это будет правильно, ведь раньше никогда не говорил с Тони о своих похождениях, не желая отвлекать и загружать лишней, бесполезной информацией. Но об этом, кажется, стоило рассказать с самого начала, потому что иной уровень.

Мистер Старк уходит, а Питер, перестав ощущать чужое присутствие рядом с собой, закрыл глаза, кажется, всё-таки вылетев в оффлайн на минуту-две. Да, отправиться в травмпункт не мог по многим причинам. Во-первых, тайна его личности, которую продолжал бережно хранить, несмотря ни на что. А тут костюм и.. ну вот. Во-вторых, тётя Мэй, тоже немаловажный и весомый аргумент в пользу того, чтобы помучиться подольше и дойти до другого места. В Тони же Питер сомневаться не мог.
Открывает глаза, когда чувствует к себе мокрое, холодное прикосновение. Учащённо заморгав, старается сконцентрироваться, сфокусировать зрение на сидящем рядом. Вроде, получается. Потерев глаза костяшками пальцев, парень замирает, стараясь не шевелиться в лишний раз, чтобы не тревожить тело, что нашло удобное положение. И без лишних дёрганий всё адски болело.
— Можно сказать, что в этот раз преступник был прокачен лучше, а я оставил дополнительные баллы на другом уровне, — зашипев, когда мокрое полотенце касается ссадины на скуле. Сравнение с игрой сейчас явно не самое лучшее, но.

— Наверное, Вы видели новости в августе, в сентябре, — хмурясь, стараясь вспомнить, но тянущая головная боль только усилилась от попыток сообразить. — В новостях говорили про некого Доктора Осьминога. Сначала он просто ограбил банк, после чего с помощью какой-то установки разрушил электростанцию и едва не угробил часть города, — снова кашель. Говорил тихим, хриплым голосом. — Я не думал, что в этот раз случится.. — запнулся, касаясь сухих губ тыльной стороной ладони. — Я понадеялся на что-то, — поджимает губы. Ведь мистер Старк не знает и о симбиоте, которого создал с небольшой помощью Эдди. Он мог помнить самого Венома, но ещё ничего не знал про «младшенького», Карнажа. Настало ли время признаний?
— Я не справился, — спустя минутную паузу выдыхает Паук, резко, неожиданно даже для себя самого, наклоняясь вперёд, накрывая ладонью рот и кашляя. Лёгкие будто что-то сжимало, сильно так, намеренно, оттягивая в сторону. Вернувшись в исходное положение, опускает руку и встряхивает ей, скидывая пару тяжёлых капель крови на постель. Поджимает плечи. — Извините, — ещё пауза, — извините, — жмурится, сильнее сжимаясь, словно стараясь сбиться в кучу. — Я должен был.. я должен был взять Ваш костюм, — броня осталась дома. Самонадеянность и вера в «своё творение» всё и погубила. Теперь можно считать это важным жизненным уроком? Наверняка.

+1

5

Тони беспокоится, Тони очень беспокоится. Как так можно было влипнуть? В кого? Как? Кто посмел? Надо расспросить? Или посмотреть камеры? Или все-таки расспросить? Но ведь соврет. Как пить дать соврет. Это Питер, он будет отпираться до последнего, он даже не расскажет откуда повреждения, откуда он приполз, скажет, что шел мимо. Чертов упрямый мелкий идиот.

У Тони дрожат руки, у Тони пропал голос. Он просто молча оказывает первую помощь, то, чего не знает, ему подсказывает Фрайдей, как напоить, чем напоить, как бинтовать, стоит ли снимать одежду?

- Ты сможешь стянуть костюм сам? Или помочь? Могу отвернуться? Но в общем и целом, нужен полный осмотр, и лучше бы больница Питер. Господи, как тебя угораздило? Кто? Кто это был? – Тони не выдерживает, молчание итак дается ему с трудом, он не выдерживает и сыпет вопросами, на которые ему все равно не расскажут ответов. Он сыпет вопросами, не понимая даже, что ходит кругами по комнате.

- Видел я те новости, еще подумал, какому идиоту понадобились щупальца на спине, но идея показалась не плохой, я ее потом на тебе реализовал. Так что случилось, только давай без утайки, что не так? Ты мог с ним справиться?

Тони присаживает рядом, обезболивающие должны начать скоро действовать, Питера надо дотащить в душ, и забинтовать то, что бинтуется, зашить, если там есть что зашивать и положить куда-то, где не так проветривается. Хотя бы в теплое помещение.

Тони думает короткими предложениями, думает целями, чтобы не паниковать, чтобы не впадать в маразм, который вот-вот с ним может случится. Парень сгибается и кашляет кровью. Ну сломанные ребра, черт. Это все совсем плохо.

- Давай каяться ты будешь потом, расскажешь мне заодно, почему без брони. А сейчас душ и повязки. Ты будешь похож на мумию, но завтра к утру тебе станет и хуже и лучше.

Тони поднимает парня на руки и прямо в одежде тащит в душ, смывать кровь, грязь к черту все, потом уберет, кто-то потом уберет, может быть он сам. Парень еле двигается. Стягивать с него мокрые шмотки сложнее, зато от вида синяков на груди, Тони только хмыкает.

Бинты находятся тут же, эластичные, как заказывали. Даже если трещина в ребре, будет ходить замотанный.

- Руки приподними! – Тони командует и начинает бинтовать, первый слой не слишком тугой, чтобы не мешало дышать, второй чуть плотнее, чтобы не удерживало положение тела, третий самый тугой, чтобы тело не имело возможности двигаться. – Так, теперь постель. Спать Питер, не знаю уж как ты в это влип, как ты вообще смог остаться без брони, которая могла бы тебя защитить от ударов. Но спать Питер.

И если завтра ему не станет лучше, Тони вызовет своего врача, и плевать ему будет на счет, который тот выставит, плевать ему будет на звонки Пеппер и на ее беспокойный тон. Парень должен быть цел. Цел и здоров.

А про Осьминога он почитает, у него вся ночь впереди. Пока Питер устраивается в новой комнате, Тони садится напротив в кресло, ему все равно не обязательно спать, это старая дань другой физиологии. Старая и не нужная. Питер засыпает, дышит с присвистом и хрипами. А Тони начинает серфить интернет, искать стычку, искать информацию, к моменту, когда Питер проснется, он будет знать все об этом докторе, кто он, где живет, работает, на что живет, и сколько проблем тот приобретет в случае чего, если не отстанет от парня.

Чертовски много проблем.

Он сжимает ручки кресла с такой силой, что они начинают поскрипывать. Так, ему нужно успокоиться, первая помощь оказана, парень вроде в порядке, утром будет яснее, а пока, пока надо подготовиться.

+1

6

Питер не хотел. С самого начала не хотел, чтобы его мучили ещё и вопросами, а они точно будут. Хотя бы потому, что не каждый день приходилось вваливаться в чужой дом (если это место вообще можно было назвать домом хоть в какой-то степени) в таком состоянии, едва ли не предсмертном. Хотя о чём речь, там до смерти точно далеко, в конечном итоге Человек-Паук он или нет? Кажется, уже нет.. не в том больше смысле. Конечно, жизнь это не фильм, где постоянно выигрывают только герои, но кто же мог подумать, что получится именно так.
Он жмурится и шипит, чувствуя прикосновение к больным местам. Поджимает губы, несмотря на то, что и без того было больно. Отворачивается и хрипит что-то невразумительное. Разумеется, он расскажет. Питер и раньше чувствовал, что с Тони что-то не так, он не такой, каким был раньше, что сильно удручало само по себе, потому расскажет. Хотя бы ради того, чтобы понять, не не профукал ли чужое доверие.
— Я.. да, я могу сам, — снова излишняя самостоятельность. Но не попробуешь — не узнаешь, а потому парень слегка приподнимается и начинает ёрзать на месте.

— Я мог! — неожиданно громко даже для себя самого выдаёт Паркер, подавшись вперёд и жмурясь. Не то, что мог, делал это раньше неоднократно, а тут такое дело. А ведь никогда не был самонадеянным и чёрт вообще дёрнул. Он прикладывает ладонь ко лбу и звучно сглатывает ком, застрявший в горле. Было чертовски обидно за всё случившееся и перед самим Тони за всё происходящее сейчас. — Но не справился, — опуская руку, но вместо этого отворачиваясь. Глаза уже более-менее начали «смотреть» и теперь куда лучше фокусировался на отдельных предметах.
Питер никак не ожидал оказаться на руках мистера Старка, а потому начал непроизвольно дёргаться и стараться перекатиться с одной стороны на другую, что было бы чревато ожидаемым падением прямиком на пол, а это не очень круто, учитывая, что проблем и без того было завались, а то и больше.
— Мистер Старк! — буквально впиваясь пальцами обеих рук в правое плечо мужчины, сжимая, будто боясь завалиться если не от собственных телодвижений, то от неудачного дёргания.

Оказавшись в ванной с водой, Паук отфыркивался, качал головой, но не противился, хотя бы просто потому, что не мог. Да и смысла тоже не было. Для чего? В этих действиях была прямая необходимость, а заняться подобным самостоятельно не мог по многим причинам. Потому оставалось только сидеть и терпеть, потому что Тони делал всё достаточно быстро, завязывая туго, словно желая вот таким незамысловатым образом сразу «выправить» все рёбра за один раз. Кажется, там сломалось что-то ещё.. Питер только тяжело выдыхает. Костюм было даже жалко, всё-таки носил его какое-то время. Теперь оставалась только броня. Благо, что с ней хотя бы всё было более, чем хорошо, она покоилась дома.

— Не-ет, мистер Старк, я не хочу, — протяжно зевает и тут же шипит из-за боли в области груди, — спать. Можно я не буду? — потирая ладонью свои же мокрые волосы. Он самостоятельно натягивает на себя чужую одежду, так учтиво предоставленную на время, так как, ясное дело, с собой не было ничего другого, кроме бедного и дырявого костюма, от которого мало толка, ведь маски не было. Вернее, она была, но где-то.. ну, где-то там, в неизвестном месте.
Опустившись на кровать, Паркер прикрывает глаза, думая, что и правда следует отдохнуть, но не спать, совсем не спать, потому что надо вернуться домой. Вернуться и придумать, что делать дальше, потому что нельзя оставлять всё просто так, он должен найти, должен..
Сопение.

Но несмотря на усталость и боль во всём теле, ноющие мышцы, Питер не мог спать долго. Он открывает глаза, но не шевелится какое-то время, сдвигая брови к переносице, хмурясь. Поёжившись и повертевшись, Паук не намеревается просто лежать. Он спал час, может, чуть-чуть побольше, на большее не хватает ни сил, ни какого-либо желания. Приподнявшись, осматривается, повертев головой и щурясь, стараясь присмотреться и вспомнить. Чёрт, точно, сам ведь сюда пришёл. За окном ещё не до конца посветлело, значит, пока время раннее.
— Мистер Старк? — потерев глаза, он скидывает ноги с постели и снова смотрит по сторонам. Тони находится в кресле совсем недалеко. — Что Вы делаете? — можно даже не присматриваться, дабы понять, что он сильно напряжён. В смысле, сильнее обычного.

Отредактировано Peter Parker (2018-07-09 18:52:01)

+1

7

- Ты молодец парень, ты вообще молодец, всех сделал. Ты смог. Спи, успокаивайся и спи, никто не сомневается в том, что ты герой, Пит. – Тони ласково треплет его по макушке и даже не злиться, нет, беспокоиться только.

Как если бы завел сына, смешно в самом деле, смешно. Как если бы у него был сын гений, который имел бы костюм и не слушался отца, имя свое мнение. Наверное, он сошел бы с ума от беспокойства, навешивал жучки куда только мог и пытался бы его контролировать. Господи, наверное – это ничем бы не отличалось от происходящего.

- Ты все смог, Пит, все смог. – Тони устало опирается на стенку и думает о том, что детей заводить уже поздно.

Да и зачем ему, когда другие на заводили, ему разбирайся. Нет уж.

Он так и сидит рядом, как будто сторожевая псина, весь его дом, сторожевая псина, нацеленная только на одно, чтобы никто не проник внутрь. Они же параноики, вместе с Барнсом, только если тот любил топорные методы, Тони предпочитал более тонкий подход. Электросети, водяные бани, сигнализацию, запоры повышенной прочности. Окно уже давно закрыто кевлавром, Фрайдей умничка, Фрайдей обо всем позаботится. Завтра здесь будут стоять бронебойные стекла, а сегодня можно смотреть как паренек спит и думать о том, что доберется он до этого доктора.

Добреется не в самом лучшем формате, все щупалки пообрывает нахрен. Информация копится, Фрайдей собирает статейку, вот доктор защищает какую-то степень, вот он получает грант на изучение, вон он сияет, чего-то добился. Вот он пропадает с экраном телевизора и исчезает из научного мира. Не трудно догадаться, что эксперимент пошел не так и дальше жизнь гения идет под откос.

Появляются заметки об ограблениях, пока мелкие деяния, видимо целится на что покрупнее. Готовится старикан не плохо, сильно не встревает, мелкий уличный хулиган, Мстители на таких и внимания не обращают, ими занимается полиция, да личные герои, если нет дел покрупнее.

Тони вздыхает. Хорошо, что ему не нужно больше спать, хорошо, что он больше не человек. Жаль, он не может передать эту способность тем, о ком беспокоится.

- Все нормально Питер, спи, рано еще. Все нормально, я тут заметки читаю, составляю карту, работа сам понимаешь, посижу еще немного и пойду. – «Удостоверюсь только, что ты дышишь».

Самые главные страхи Тони Старка — это потеря близких. Слабые отговорки про время – никогда его не спасали. Так что он до сих пор боится остаться без Роудса, Пеппс, Барнса, а теперь еще и Паркера. Вот такой вот список, в который скоро придется вписывать еще и еще людей.
И на этом кончится сам Тони Старк.

+1

8

Сонливость была, с этим спорить не получилось бы даже при большом желании. Так было всегда. Стоит только чуть задремать, выпасть из реальности на полчаса или час, так потом постоянно тянуло в сон, пока полноценно не утягиваешься в кровать, чтобы проснуться только на следующее утро. И Питер был бы даже не против снова завалиться и уснуть, тем более, что голова всё ещё нарезала круги, вертясь и кружась, как отпетый фигурист, а мышцы продолжали ныть. Благо, что к туго завязанным бинтам привык и теперь они не так привлекали к себе внимание.
Мистер Старк и правда сильно изменился. Это удалось заметить ещё тогда, в конце ноября, во время необычной поездки (точнее, полёта) на Дикие земли к динозаврам. Совсем не так, ещё тогда, когда только попался на борту джета со своим несанкционированным проникновением туда, куда проникать и не стоило вовсе, себе же хуже. Но когда это кого вообще останавливало? Однако спросить так и не решался. И даже сейчас. А ведь подумал об этом, собрался, вдохнул поглубже, заохал, поругал мысленно сам себя, мгновенно передумал и решил оставить эту идею на более позднее время. Сейчас другое.

Паук слегка покачивается, таким образом помогая самому себе подняться на ноги. И даже получается с первого раза, несмотря скрюченную гримасу. Чуть пошатнувшись, но устояв, парень потирает ладонью макушку, растрепав только вот высохшие волосы. Теперь голова ещё больше была похожа на воронье гнездо. Или это было гнездо кукушки? Не был силён в орнитологии.
— Работа? — переспрашивает гулким, хрипловатым из-за севшего и пересохшего горла, голосом, обозначая вопросительную интонацию. Но вопрос не требовал точного ответа, был риторическим, так как ответ на него был бы слишком очевиден. С другой стороны, какая сейчас может быть работа? — Разве Вам тоже не нужно спать? — удивлённо вскинув брови, прикладывая ладонь к своей груди, аккуратно сжимая пальцами ткань чужой футболки (что была явно велика не только в плечах, но и в общем), слегка оттягивая.

Осторожно подхромав поближе, Паук опускается совсем рядом, словно не замечая какие-либо неудобства. Он склоняет голову набок, внимательно смотря на Тони, выражая немой вопрос, который так и не решался задать на протяжении нескольких недель.
— Нет, мистер Старк, мне нужно.. поговорить, — начиная бесцельно водить подушечкой указательного пальца по своему же колену, то надавливая, то вообще убирая руку в сторону. Он точно не сможет нормально спать, если обо всём не расскажет. Питеру по-прежнему было хорошо знакомо значение слова совесть. Он врал, но делал это только во благо, в большинстве случаев только ради того, чтобы защитить тётю Мэй, не более того, во всех остальных случаях предпочитая исключительную правду, наивно полагая, что так всегда лучше.

— Я облажался, — поджимая губы, мысленно усмехаясь. Кажется, нередко начинал разговор именно с этих слов, потому что они лучше всего описывают всё, что он делал. — Я не взял броню потому, что не захотел. Нет, не так. Я не взял броню потому, что счёл это лишним. У меня было что-то, на что я неоправданно сильно рассчитывал, хотя не должен был так делать, — покосившись в сторону Тони, после этого снова отворачиваясь в сторону. Разумеется, ему было даже стыдно за всё. Если бы не это, то ничего такого и не случилось бы вовсе. А теперь что? Опасный сбежавший преступник на свободе, как и агрессивный симбиот.
— Вы же помните Венома, да? Ну, то есть, ту чёрную липучую жижу, которую я случайно нашёл на Аляске? Он тогда не исчез. Вернее, исчез не полностью, как я думал. Он остался, и я вернулся с ним домой. Я не знал, как он него избавиться так, чтобы.. ну, чтобы насовсем, он не отставал, — выдыхая, после этого делая глубокий, резкий вдох, жмурясь, чувствуя, как мышцы ещё сильнее заныли. — Я случайно нашёл его «настоящего носителя». Вернее, это он нашёл меня и помог избавиться от него, но мы.. но я.. я решил, что было бы неплохо сделать что-то похожее, но не такое. Не такое.. злое. Но у меня получилось всё с точностью наоборот, — полностью закрывая глаза и поджимая плечи.

+1

9

Сейчас другое, сейчас все другое и в голове провалы и пробелы. Он учится с ними жить, привязывается заново, что-то узнает снова и снова, забывая, как будто кто-то стирает новые данные постоянно. Тони работает над собой, ему уже проще вливаться в компанию, он тише, его меньше видно, наверное, это и странно.

Больше нет искрометных шуток, только если Фрайдей не говорит вместо него. Больше нет ехидства. Только сухие факты, только он сам, сломанный изнутри, но целый снаружи. Почему он никому не сказал? Почему не сказал до сих пор? Почему он молчит, когда спрашивают все ли в порядке и кивает?

В его голове каша из стекла и осколков воспоминаний. Он помнит мальчишку и как просил вернуть костюм, помнил разрушенный самолет и как парень кого-то отчаянно спасал. Он помнил Хэппи и свой переезд. Боже, но сколько всего он не помнил. Откуда он его знает, почему он ему так дорог, почему его ранения беспокоят настолько, что он выпросил у Фрайдей номер врача на случай, если что-то пойдет не так.

Почему-почему-почему?

Ему некого спрашивать. Никто не знает Тони Старка. А тот, кто знает, и это особенно больно, исчез. Исчез вместе с выжженным центром в голове Тони. Он старательно зачистил все, что нашел о Баки Барнсе, он старательно выскреб все, что его голова могла выдать про этого парня, хватало того, что его чуть не сердечный приступ охватывал при упоминании.

Нет уж. Некоторые вещи должны оставаться в дали от тебя.

- Да-да, нужно поспать, но сначала составить планы, апгрейды сами себя не сделают. Сначала работа, Питер, потом сон. Спи, тебе еще рано двигаться. – Тони это точно знает из учебника по биологии, трещины в костях, постельный режим, переломы. Ему было чем заняться, ему было чем себя увлечь настолько, чтобы несколько часов пролетели незаметно.

Тони уже давно и привычно отмахивается от чужой заботы, какое тут спать, когда вокруг крутятся такие дела, в которых он замешан, только вот, он больше не может их вести. Это выбивает из колеи и заставляет искать Белову, но та, сквозь землю провалилась, не отыскать, не отрыскать, не найти.

- В смысле облажался? Парень, тебе нужно отдохнуть. Нашел мне тоже время для исповеди. – Тони покачал головой, но видимо это нужно было сделать сейчас, потом, может не будет времени или Питер не сможет. – Да, я помню черную гадость, с которой ты таскался, пока мы с тебя ее не сняли, я думал она исчезла совсем. Почему ты не сказал? А нет, погоди, настоящего носителя? У нее есть носитель? Кто-то бродит по городу вот таким? Убивает направо и налево?

Тони не был сердечником уже давно, честное слово, у него были проблемы с памятью, но тут что-то как-то не хорошо сердце кольнуло, и он потер реактор.

- Так, парень, давай начнем сначала. Ты свалил с Аляски, утащив с собой эту гадость, что было потом? Вы его размножили? Вы сделали две такие гадости? Что произошло? Нам к чему готовиться? Какая война на носу?

Тони не злился, нет, он-то прекрасно мог понять и научный интерес, и желание сделать как лучше. Его волновали теперь другие особенности, другие скажем так врата, куда они влипли и как из этого вылипать. И от перспектив открывать охоту на двух сумасшедших у него разом голова шла кругом.

- Только с подробностями. Чтобы я понял, что вы натворили, а не как обычно, Мистер Старк вот вам сюрприз.

+1

10

Питер всё ещё болезненно шипит, потирая плечо, после перемещая ладонь на бок, нажимая, будто от этого могло стать проще. Нет, не могло и не стало, даже наоборот. Обречённо выдохнув, он совсем приуныл. Раньше такого никогда не случалось. Пускай каким-то чудом, но он выпытывался, выбирался, побеждал, спасал день и людей, что пошло не так в этот раз? Чёртов симбиот, на которого пришлось положиться. Или не только? Разумеется, в первую очередь он винил себя самого, только, разве что, не хватаясь руками за голову, пока не до конца осознав весь страх и ужас того, что на самом деле сделал. Да и физическая боль всегда превосходила моральную, хотя бы потому, что воспринималась иначе. Более ярко, что ли. Отрезвляла, даже в этом случае. С него сняли симбиота, с него сняли маску и уверенность в себе, своих силах и в том, что он на самом деле что-то может. Поджимает плечи и склоняет голову. Вопрос в другом. Как рассказать об этом мистеру Старку? И стоит ли вообще это делать? У него явно что-то случилось или просто не в порядке, работа, к чему чужие проблемы?

— Я не мог сказать, он мне не позволял, — поджимая губы. Как объяснить иначе? Что не хотел сам? Нет, хотел, только не мог. Не потому, что боялся (хотя в этом была своя часть истины), а потому, что просто не мог. Оно заставляло, подчиняло волю себе и противостоять этому было невозможно. Ровно до того момента, пока не встретился с Эдди, который как раз и подсказал самый верный способ избавления от назойливой липучки. — Да. А? Что? Нет! Он никого не убивает.. по крайней мере просто так и всех подряд, — почесав затылок. Сам Питер ещё ни разу не видел, чтобы Эдди навредил кому-то. Веном — да, Карнаж — да, но с Эдди, которого он обозван «настоящим носителем», такого не происходило, он будто мог держать инопланетную субстанцию в узде, нашёл общий язык. Ссорятся временами все, даже самые лучшие друзья, главное это не забывать вовремя мириться. Тем более, что сам Питер постоянно капал мужчине на мозги тем, что он не имеет права убивать кого-либо вообще, даже того, кто того, казалось бы, заслуживал.

Парень поднимает взгляд, смотрит на Тони и поджимает губы, плечи, казалось, всё своё нутро, словно готовясь к чему-то страшному.
— Да. То есть, нет, то есть.. не совсем, но я.. — не менее обречённый вздох. — Я просто не думал, что всё получится вот так! Ладно, — убрав пряди волос со лба назад, приглаживая ладонью. — Я подумал, что симбиот может стать лучше. В смысле, что это нечто необычное, особенное, неизвестное, инопланетное, как выяснилось позже, но слишком злое и не поддаётся контролю. Вернее, очень плохо поддаётся. Потому можно сделать что-то новое на основе, только не такое агрессивное. Пришлось даже использовать свою ДНК, только получилось наоборот. Карнаж — так его назвали — стал ещё хуже, гораздо злее и более агрессивным, контролю не поддавался вообще. Даже мне не удавалось его долго сдерживать, — складывая руки вместе.

— После этого я подумал, что просто оставлю его, никогда не стану использовать, ибо я помню те ощущения, ведь с Веномом я проходил неделю, целую неделю, и это было ужасно, — снова склоняя голову. — Но ничего не вышло. Я поэтому и не взял с собой Ваш костюм, я думал, что смогу справиться с Карнажем, а он ещё и убедил меня в этом, но в итоге, — тихо, почти не слышно шмыгнув носом. — Но в итоге я не справился. Я не знаю, я.. не помню, — голос стал гораздо тише. Опускает ладонь на свою же макушку, медленно проводя по волосам. — Мне пришлось заставить его уйти. Получилось, пусть и не сразу, только вот другой костюм не смог защитить меня так, как это делала броня, — потирая тыльной стороной ладони чуть покрасневшую щёку. — Я проиграл, я подверг опасности многих. И даже теперь. Я не знаю, где ДокОк сейчас, он может много чего сделать, а я не помешал. И он знает моё имя, — совсем поникшим, севшим голосом. Он там говорил что-то о том, что это не может быть Человек-Паук, потому что известный герой никогда не использовал подобные методы и «костюмы», но факт фактом.

Накрыв лицо ладонями, перед этим снова шмыгая носом, Питер наклоняет корпус чуть вперёд.
— Я не смог.

+1

11

Тони слушал, слушал очень внимательно и понимал только одну вещь, они с Питером в чем-то были очень похожи, в чем-то. Это только теперь он понимал, что парень рисковал своей жизнью и жизнью людей, а когда ему самому было семнадцать, он бы утащил в лабораторию эту штуку и экспериментировал бы, пока не надоело.
Хорошо, что здесь больше не было семнадцатилетнего Тони. Хорошо, что в нем больше не было сострадания, сочувствия, он мог их только сыграть. Но их и не нужно было, парень каялся, каялся как на исповеди, а Тони, новый Тони, не знал, что я этим делать.

- То есть, ты забрал с собой эту вещь, потом какое-то время болтался с ней, потом нашел кого-то, кто с ней управляется и передал ему. Мне с какого места должно было полегчать? Что это за Брок вообще? Он надежный? У него есть какие-то, я не знаю, удостоверения, карточки, что-то, что опознавало в нем человека. Черт, нам надо все о нем выяснить, нам нужно знать буквально все. Как воспитывался, где родился, что происходило в жизни, насколько он приспособлен.

Тони поднялся со стула и начал нервически вышагивать по небольшой комнате, раздумывая о том, что необходимо предпринять, что необходимо еще сделать, чтобы обезопасить парня, он чуть не пропустил дальнейшую часть исповеди.

- Карнаж? Своя ДНК? Питер Паркер. – У Тони даже слов не нашлось, просто не нашлось. Зато он в полной мере понимал собственных родителей, вынужденных его терпеть столько лет. Как он их сейчас понимал, где-то там, где он еще был жив. – Ты создал существо, которое обладает теми же силами что и симбиот, только он злее? Злее и не контролируем, так. А потом? Что было потом? Потом ты не справился с Карнажем и эта тварь где-то сейчас, так? И ты не знаешь где? И возможно, только возможно, она у доктора?

Тони заломил руки и выматерился на испанском и итальянском. Потому что чертовы дети, чертовы проблемы, нет мозгов, нет памяти, надо как-то решать все и сразу, надо как-то решать все и разу черт бы его побрал. Карнаж.

- Так, записи по проекту у тебя где? Нам нужно знать о нем все, не просто так же ты его слепил из того что было, параметры, способности, какие тесты проведены, что сделано? Ладно, ладно все завтра, не сейчас, завтра у меня будет план и мы вместе подумаем, как из него выкрутиться. – Тони успокаивающе положил ладонь на плечо парнишки. – А сейчас спать.

В таком состоянии Питер все равно вряд ли сможет выйти на охоту, а Тони может, может подключиться к камерам и отслеживать, на это уйдет много времени, да, но примерно к обеду, когда парень сможет нормально ходить, у него будет карта, и скорей всего у него будет Веном. Дальше надо будет изворачиваться. ДНК Венома у него есть, мелкий кусочек, который он пытался исследовать, пора применить его к делу.

- Набирайся сил, будем разгребать то что случилось. Где-то к обеду, я думаю, буду знать где Веном ну или локацию, где он может быть, там решим, что с этим делать. Спи парень, тебе сегодня досталось, просто спи. Ошибок не совершают только те, кто ничего не делают. Не кори себя, все будет ок.

Тони с этими словами вышел за дверь и прислонился к ней. «Все будет ок», они разберутся, они не могут не разобраться, у них нет шансов не разобраться, у них нет ничего, ничего никакого выхода. Он так и простоял у двери какое-то время, выжидая, не ринется ли Питер спасать мир в одиночку.

На этот случай там правда стояла заглушка, через это окно он точно не выберется, а у двери сам Тони. Вот тебе и ловушка.

+1

12

— Нет, — в отличии от всего остального, это Питер выдыхает негромко, но уверенно, приподняв и повернув голову, чтобы в очередной раз взглянуть в сторону Тони. — Не надо, — слегка прищурился. Он чувствовал, что таким образом может подставить Эдди, а потому поддерживать такое начинание точно не стал бы. Более того, Питер мог считать его своим другом, ведь он несколько раз помогал, причём, серьёзно помогал, там, где сам бы никогда не справился. Хоть та же ситуация с прилипшим Веномом. — Именно так, он надёжный, я это знаю. С ним Веном не сделает ничего плохого, его нельзя считать угрозой в полной мере, — чуть нахмурившись, сдвинув брови к переносице. Что-что, а это продолжал говорить с открытой уверенностью, таким образом показывая, что на самом деле знает о чём говорит, а не просто хочет верить в лучшее, как было обычно.

Однако уже после он снова вжимает голову в плечи и утыкается взглядом в пол, при этом продолжая хмуриться, иногда вздрагивая и шипя от очередного покалывания в боках, плечах, ногах или затылке.
— Да, это симбиот, но у него есть и свои качества, какие-то способности, отличные от прародителя, я пытался.. — но запнулся, кашлянув и замолчав, поняв, что снова пускается в ту же сторону, в которую изначально не стоило даже смотреть. Тут скрывать нечего, ему и правда понравилась эта идея, возможный результат, только вот получилось совсем не так, как ожидалось, а потому придётся расхлёбывать самому. Говорил сейчас не ради того, чтобы заручиться какой-либо поддержкой или, тем более, помощью со стороны, просто потому, что так станет проще, может, дышать легче. Но всё остальное должен сделать сам. Отыскать симбиота и сделать что-нибудь, чтобы Карнаж больше не выбрался на улицу и не превратился в чей-нибудь костюмчик, ведь потом его не отодрать так просто. Тут даже сложнее, чем с Веномом.

— А? А, да, да, у меня есть. Только дома, они.. в рюкзаке, — шаркая ногой по полу, повернув голову, взглянув в сторону окна. Всё ещё темно, а конечности всё ещё ломит. Вот когда позавидуешь Росомахам с их невероятной регенерацией. У Пауков она тоже была явно быстрее человеческой, но.. не настолько. Вот это вот всё на несколько недель минимум. Потерев пальцами переносицу, Питер, наверное, впервые за всю свою «супергеройскую карьеру» серьёзно задумался о том, что нужно что-то менять. Не просто стать взрослее по требованиям многих обстоятельств, умнее и набираться опыта, а.. ответственнее. Ещё более ответственным. После истории с нападениями, с Фениксами, а теперь ещё и с непонятно откуда взявшимися клонами и кучкой суперзлодеев, что плетут коварные заговоры против одного-единственного подростка в красно-синем костюме. Гулко простонав, он закрывает лицо руками, не сразу замечая, что Тони покинул комнату, прикрыв за собой дверь. И это единственное, что смог услышать. Звук закрывающейся двери.

Ни о каком серьёзном отдыхе не могло идти речи. Отлежится пару дней, чтобы не ойкать на каждом шагу, хромая и спотыкаясь, хватаясь руками за все выступающие предметы, дабы не свалиться пластом на асфальт, а после начнёт что-то делать, только вот.. только вот теперь мистер Старк наверняка тоже втянется в это дело. И если с поиском информации и правда была нужна помощь (дома с едва ли не самодельного компьютера мало что стоящего можно отыскать), то со всем остальным должен.. нет, обязан разобраться сам. Что начал, то и закончит. И счёл своим долгом сразу сообщить об этом.
— Мистер Старк? — однако комната пустовала, никого, кроме него самого. Подскочив, в очередной раз помянув чёрта и приложив ладонь к боку, сразу же направился в сторону двери. Он не мог, да и не должен был уйти далеко, а так просто сдаваться кровати Питер не намеревался. И сам Тони должен был прекрасно об этом знать.

Подвалившись к двери, Паук с удивлением обнаружил, что она слишком легко открылась. Выдохнув и постаравшись выпрямиться, Питер непроизвольно хватается на кисть руки Тони, чтобы не падать и не приваливаться к стене, удерживая равновесие.
— Мистер Старк, — выдох. — Я.. я сам. Я сам найду Карнажа. И Доктора, — наконец отцепляясь и выпрямляясь в спине. — Это моя ошибка, я сам её исправлю. Я не хочу, чтобы это.. чтобы Вы делали это вместо меня, — всё-таки осторожно облокачиваясь плечом на стену.

+1

13

Тони вспоминает весь разговор стоя у двери, как парень шаркал ногой, как боялся его, может и правильно боялся, что от него осталось? Одни ошметки, да и те еле живы. Что от него осталось? Надо как-нибудь проверить систему, чтобы она не давала сбои, чтобы она больше не просила вернуть былое. Надо как-нибудь оторвать себя от двери парня и пойти по делам.

Его действительно ждали дела, составить планы на паучьих, найти по камерам, отследить передвижение, нагрянуть и, наверное, захватить? Если их можно захватить? Он не знал как правильней, твари были опасны сами по себе, Питеру он верил, нет, правда, верил. Парень не врал, когда говорил про них, не врал и когда говорил про эксперимент, но чертовски опасные твари на улицах города, Тони скрипнул зубами, если бы он мог, он бы попросил заняться этим кэпом, не сам.

Только не сам.

Вдруг он убьет кого-то. Сможет ли он потом с этим жить? Вдруг он убьет кого-то и это все изменит? Станет новой точкой отсчета для нового Тони Старка?

Он так и стоял у двери, когда Питер схватил его за руку, переволновавшись видимо, что Тони прямо сейчас соврется и куда-то рванет.

- Ты все можешь сам, Пит, а можешь и в команде. Команда — это тоже не плохо, они поддержат в тот момент, когда ты не будешь справляться, они помогут тогда, когда ты ошибешься. Ну, ты подумай об этом, пока спишь. Спишь Питер, имей ввиду, Фрайдей следит, и ты окажешься взаперти быстрее, чем ринешься в окно. Оно бронированное и даже моя броня его не берет. Спишь Питер, а утром, если ты не будешь держаться за стенку рукой чтобы стоять, мы, все-таки вызовем врача для осмотра. Не волнуйся, личного врача, никто не узнает ни тебя, ни того, что тебя вообще осматривали.

Тони вздохнул, потрепал парня по макушке и развернул обратно в комнату. А сам направился в лабораторию. Его ждали уличные камеры, смазанные снимки и куча работы. Ах, да и забрать рюкзак Питера, где бы он там не был, но это он поручит Хэппи, точно Хэппи всегда внушает доверие, и всегда выполняет поручения. Им понадобятся все материалы, которые есть, чтобы понять с чем они имеют дело.

Пока из всего происходящего стало ясно, что тварь явно инопланетного происхождения и не живет самостоятельно. Какой-то придаток или что-то типа такого. Может боевые костюмы, которые выращивались для каких-то космических войн? Тони вздохнул, не суть важно. Питер успел и свой ДНК подбросить, оперативный малый, однако.

- Разберемся. И не с таким разбирались, не так ли, детка? – Он почти вспомнил это ласковое прозвище, которое дал своей Фрайдей, почти вспомнил, как оно звучало, ласково и насмешливо. А иногда так, как будто он ее одергивал.

Тони сам себя вспоминал, как смытая картинка за толстенным стеклом. И с этим он тоже когда-нибудь справится, когда ему надоест притворяться, что все хорошо, что все в порядке, что все замечательно.

+1

14

Отчего-то Тони по-прежнему пытался отправить его спать. Причём, так упорно и усердно, что ещё немного и возьмёт зависть как человека, которого в последние пару дней это самое упрямство немного оставило позади. Питер смотрит внимательно, словно ждёт чего-то, каких-то конкретных слов, коих ждал не пару секунд, а несколько лет минимум. Хмурится, сдвигая брови к переносице, не отводя взгляд и не моргая. Выжидает. Без этого и жизнь уже будет не той.
— Мистер Старк, — негромко, с новыми нотками уверенности, пока ещё не такой яркой, как прежде. — Я знаю. Но это не то дело, в которое я могу втягивать других, — были люди, которые могли бы ему помочь, которые хотели бы ему помочь после всего случившегося и более. Но нет. И дело даже не в том, что тот или иной человек в паучьей истории опасен, просто потому, что иначе Питер будет чувствовать себя не способным даже справиться с проблемой. Причём, с проблемой, которую сам создал. Что в случае со сбежавшим Карнажем, что с преступниками, каким-то образом выбравшимися из Рафта. Все эти люди по той или иной (к слову, совершенно идентичной) причине озлобились на красно-синего героя и теперь громили всё вокруг, желая привлечь его внимания. Ну и взять так называемый реванш, как говорится. Что же, у одного получилось, осталось ждать других. А их ещё много.

Питер чувствует прикосновение чужой ладони к своей макушке, как пальцы путаются в волосах, пускай и ненадолго, снова поджимает губы и жмурится. Это точно не было недоверием, ему доверяли, но.. это было сложно объяснить. Настолько, что сам запутался и теперь стоял в дверном проёме, смотря в комнату, в которой должен был остаться как минимум на сутки. Днём должен будет прийти врач? Против этого ничего не будет иметь, поскольку доктор и правда может помочь в этом вопросе.. хотя о чём ведётся речь? Паркер опускает взгляд, смотря на руку, скрытую под бинтом. На другую, точно такую же. Обречённый вздох. Регенерация справится со всем. Не так быстро, как хотелось бы, парочку дней точно придётся отсиживаться дома, но ничего, всяко лучше.

— Только вот, — начало было Питер, поворачиваясь, наблюдая за тем, как Тони точно намеревался уйти, оставив его одного, перед этим пригрозив, чтобы даже не пытался выбраться, потому что, мол, всё равно не получится. Только сбегать-то всё равно не намеревался. Вот уж что-что, а побег в планы точно не входил, не в том положении, чтобы бегать или, тем более, скакать по крышам домов. — Мистер Старк, — повернувшись полубоком, притопнув ногой, будто таким образом привлекая к себе больше внимания, делая это непроизвольно.
— Что-то не так? — он не знал мистера Старка так хорошо, чтобы что-то утверждать. И если его спросить, с чего бы он делает такие выводы, то просто помолчит, понимая, что ответ «просто мне так кажется, просто я так чувствую» покажется абсолютно нелогичным. И это правда.
Только..

Только от какого-то странного, щекочущего беспокойства было очень сложно скрыться. Даже нет, не так, просто невозможно. Питер был человеком, что обычно всё принимал близко к сердцу, на свой счёт, и это не стало исключением. Усталость никуда не пропала, она всё так же отчётливо ощущалась и явно не собиралась отступать как минимум до следующего вечера. Он выдыхает и всё так же аккуратно приваливается плечом к деревянному дверному косяку, склоняя голову.
— В последнее время, — на всякий случай уточняя. — Что-то не так? — вопросительная интонация присутствовала, однако это всё равно было больше похоже на утверждение, нежели полноценный вопрос. То, что он рассказал о новом симбиоте, о встрече с Доктором Осьминогом, это всё только верхушка айсберга. Были истории с собственными клонами, с тётей Мэй, с путешествиями и поездками в другие города, мутантами и полузомби-людьми, со школой, в конце концов, но не было уверенности, что всё это можно или нужно будет рассказывать. По крайней мере, сейчас. Сейчас Питер мог ошибиться, если начнёт что-то утверждать, он не был уверен, что всё будет таким же, как тогда, в стенах секретной базы Аляски.

Сползает немного вниз, даже не сразу это замечая. Спохватившись, хватается за косяк пальцами и подтягивается, чтобы выпрямиться и продержаться на ногах ещё какое-то время.

Отредактировано Peter Parker (2018-07-22 01:35:31)

+1

15

Тони смотрит на парнишку и видит в нем отголоски себя, того самого, что смастерил робота для отца. Смотрит на него как на себя и пытается исключить ошибки в его жизни, пытается оградить, научить жить без ошибок, забывая, отчаянно забывая, что у каждого свои грабли, что каждый из них свой путь пройдет и пройдет до конца, чего бы ему это не стоило.

- Я понимаю Пит, я не буду действовать без тебя, договорились? Я не буду действовать без тебя, а ты постараешься отдохнуть, это важно для регенерации тканей и костей, поверь мне, я знаю, о чем говорю. А за рюкзаком я пошлю Хэппи, он безопасен ты же его знаешь, принесет в лучшем виде.

Тони разводит руками. Он многое может, может запретить, закрыть в башне, не выдать броню, не выпускать без охраны. Он богат, ему простят любую блажь, честное слово, ему простят любую блажь, чего бы он не хотел, чего бы он не задумал.

Но отчаяние в глазах парня, его просьба, что-то трогает внутри того робота, которым он стал. Что-то ломает в нем, что-то такое, чего в нем не было ранее. И он тянется обещать ему все, все что есть обещать, чтобы он успокоился, чтобы он перестал держаться за стену в коридоре. Что не полезет искать этого Венома или что он там называл, что дождется его, что все будет хорошо.

Особенно хотелось сказать, что все будет хорошо. Так когда-то говорила ему мама, а потом Джарвис. Черт. У Тони кружится голова и он сам хватается за стенку.

- Считай у меня перезагрузка мозга, экстремис не справляется с полученной дозой и приходится то и дело корректировать память. – Если бы он врал не так талантливо, если бы мог кому-то рассказать, что его больше нет, что его самого стерли, до самого дна стерли. Если бы он мог рассказать.

Но тогда кончился бы Железный человек, а он нужен. Именно сейчас он нужен, как символ, как оплот, Тони не может подвести их, никого из них, он не может быть слабым, он не может быть пустым, он не может перестать спасать мир, даже если ему его нечем спасать.

- Я поищу все-таки на доктора, скорей всего найду пару его работ, изучу, к утру потом тебе информацию предоставлю, сам подумаешь, как с ним сладить, хорошо? Так будет лучше? Если я не полезу в твои паучьи дела совсем, только помогу информационно? Ок? Или ты хочешь чего-то еще?

Тони не знает, что добавить, он растерян и напуган, воспоминания причиняют ему боль и хочется забиться в спальню и там выстрадать все, что снова и снова сидит в голове. Может получится это выскрести, может получится очистить все до конца. Почему она не убила его? Почему обнулила?

- Я пойду, ты выздоравливай давай, договорим еще. Но уже когда у меня на руках будет выкладка того, что случилось, ты о чем-то явно мне умалчиваешь, а я любопытный.

0


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [16.12.2016] Умирать приказа не было


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно