ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [декабрь 2016] I Need a Hero


[декабрь 2016] I Need a Hero

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

I NEED A HERO
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://s9.uploads.ru/rk3QC.gif
Amora | Robert Reynolds
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Амора ищет Часового. Роберт ищет покой. Роковая встреча приводит к непредвиденным результатам.
OST: Laura Mvula - You Work For Me

ВРЕМЯ
декабрь 2016

МЕСТО
Нью-Йорк

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
Не верь, не бойся, не проси.

[AVA]http://i.yapx.ru/BrL1y.gif[/AVA]

Отредактировано Amora (2018-07-02 21:45:35)

+2

2

Посреди ночи Чаровница внезапно проснулась. Что-то ее разбудило — словно громкий звук автомобильного клаксона за окном, но она знала, что причина была в другом, а память не сохранила услышанное во сне. Она приподнялась на постели, слушая тишину ночи и мерное дыхание спящего дома в Верхнем Вест-сайде, в котором остановилась неделю назад по возвращении в Нью-Йорк. Всего несколько вполне комфортабельных квартир, жильцы которых интересовались только собой и своими мелкими человеческими проблемами, и были друг для друга всего лишь смутными безликими тенями. «Доброго утра», «хорошего вечера», а то и вовсе мимолетный кивок при встрече – всё это вполне устраивало Амору. Совсем несложно было подселить в разум соседей, сонно живущих ежедневной рутиной, воспоминание, что эффектная блондинка жила здесь, в самой верхней квартире с выходом на крышу, уже несколько лет.

В Санктум Санкторум она решила пока не возвращаться. Покинув обиталище верховного мага без объяснений и прощаний, Чаровница будто бы закрепила за собой право вернуться туда, как только захочет. Она не желала себе в том признаться, но та встреча с Тором взбудоражила и растревожила ее. Она любила вкус рискованной игры, но предпочитала при этом держать на руках все козыри, а в тот раз она ощутила себя... уязвимой. Правда, Аморе удалось выманить у Громовержца волшебное яблоко, излечившее ее магическую немощь, но досадно было осознавать, что обязана она подарком великодушию сына Одина, а не возродившемуся влечению к прежней возлюбленной. Он ее пожалел, подумать только! Чаровница тяжело задышала при унизительном для нее воспоминании. Он не сожалел ни о чем, что было в прошлом, наоборот – покровительственно предложил прощение.

Она встала и раздвинула створки широкого окна, которое выходило на плоскую крышу. Там, за невысоким парапетом, обвитым побегами зеленого плюща, невзирая на декабрьскую погоду цвели кусты жасмина и магнолии, наполняя зимний воздух благоуханием весны. Сквозь низкие облака едва просвечивала луна. Амора вышла в сад, ступая по мягкой траве, которая предупредительно стелилась колдунье под босые ноги, и подставляя свежему ветру запрокинутое лицо и обнаженные плечи.

Ее разбудил не пустой сон – она почувствовала всплеск силы, которой не могла подобрать точного определения. Не магия и не техника, что-то иное, но чья мощь завораживала и манила. Чаровница прикрыла глаза, мысленно пытаясь оказаться рядом с источником этой силы, ощутить ее как свою, войти в чужой разум...

Человек. И в то же время – нет. Она могла почти дотронуться до пульсирующего желтого огня, но в самый последний момент языки пламени ускользали сквозь пальцы. Почувствовав азарт, Амора попыталась вызвать перед собой внешний облик носителя, но образ получался расплывчатым и нечетким, словно тот человек напрочь забыл, как он выглядит. Лицо обыкновенного мужчины с нахмуренным лбом и горькой складкой у рта распадалось на пиксели, плыло и плавилось, сменяясь ухмыляющейся маской демона.

Чаровница вытянула вперед ладони, огненной вязью сплетая заклинание призыва, пока не разорвалась непрочная связь, установившаяся между ней и неизвестным. Теперь человек (или тот, кто считал себя человеком) сам найдет дорогу к Аморе, сам трансформирует полученный призыв в собственное желание, найдет причину и способ. Он будет искать встречи с нею, сам не понимая того, а она будет готова.

– Ро-о-оберт... – тихий женский голос пронзил пространство, многократным эхом отдаваясь в сознании незнакомца, изменяясь и подстраиваясь к его воспоминаниям, самым ярким и самым болезненным.

...Наутро в памяти жильцов многоквартирного дома в Верхнем Вест-сайде к знаниям о блондинке с последнего этажа добавилось имя: доктор Линда Андервуд. Внизу, в списке жильцов на пустой табличке проступили выгравированные в металле буквы.
[AVA]http://s5.uploads.ru/Gj3De.jpg[/AVA]

Отредактировано Amora (2018-06-28 21:46:08)

+3

3

Этой ночью Роберт никак не мог уснуть. Его мучила дикая лихорадка, сопутствующий оной озноб. Безумный, всепоглощающий ужас пронзил его разум, каждую клеточку тела. Сон не приходил, а если Боб и умудрялся задремать, его практически сразу в своих тисках сжимала неподдельная паника, вырывая тем самым из объятий сна. По лицу бежали многочисленные капли пота. Повсюду мерещился тёмный силуэт, алые очи ехидно поглядывали на него из каждого, тёмного угла, постепенно подбираясь всё ближе и ближе. Стоит включить свет…

Они сделали это. Освободили его. Сорвали те оковы, что с таким трудом он на него накинул. Теперь всё кончено. Роберт знал, что им всем пришёл конец. Мрак придёт и утянет этот мир в пучину хаоса и разрушения. Победный смех монстра то и дело эхом отдавался в ушах Боба. Чудовище чуяло скорую победу. Надежды нет. Никто в этом мире не способен более помочь глупцу, что с такой лёгкостью поддался очарованию и напускной доброте хитрых девиц.

- Почему… Почему… Почему это не работает?!.. – Бесцельные попытки покончить с собой перевалили за сотню. За этот день, Боб десятки раз вскрывал себя, словно консервную банку, заливал глотку медикаментами и прочей отравой, бросался вниз с огромной высоты. Но, всякий раз бедняга возвращался к жизни. Мрак ненавидел Рейнольдса, но он просто не мог дать ему умереть. Ведь они делят одно тело на двоих. Так и сейчас, стоя напротив зеркала, попутно запивая очередную пачку снотворного, Часовой туманным взором рассматривал собственное отражение. На его лице проступали многочисленные, чёрные венки. Один из глаз сменил цвет на ярко красный, а зрачок принял вертикальный вид. – ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!

Дьявольский хохот отбойным молотком прошиб мозг Боба. Его смех. Их смех. Рейнольдс более не понимал, где начинался он, и заканчивался Мрак. Прямо как в те моменты, когда до потери контроля оставались считанные секунды. Но, внезапно, происходит то, чего ни Роб, ни его тёмное альтер-эго не ожидали.

Влекущий, женский голос ласково убаюкивал его. Паника сходила на нет, растворяясь в небытие. А вместе с ней и Мрак. Покой и тишина. То, чего Часовой так желал. И зов, от которого он просто не мог ускользнуть, коему он не мог сопротивляться, и который он забудет на утро. Но стойкое желание встретиться с источником оного вынудят Боба немедля отправиться в путь, навстречу неизведанному.

Мужчина стоял напротив многоквартирного дома. Наряженный в уже привычные, старые и потёртые одеяния. Под глазами мешки, сами же они испещрены разорванными, красными сосудами. Лицо небрито, осанка сутула. Боб напоминал зомби, что передвигался исключительно по команде.

- И что я здесь делаю? – Проснувшись рано утром, Роб неожиданно вспомнил – у него же было сегодня назначена важная встреча. Некий доктор, что разбирался в подобных делах, уже ожидал его. – Чёрт, стоило хоть немного приличнее одежду найти… – Лёгкая нервозность, вызванная недосыпом. Его хоть пустят сюда?

Забавно, но никаких препятствий Рейнольдс не встретил. Единственное, что бросалось здесь в глаза – он сам. Местные жильцы с некоторым пренебрежением провожали незнакомца, но никак ему не препятствовали. А тот, смущённо отводя взгляд, поспешно разыскивал нужное имя в списке жильцов. Неприятное совпадение – доктора звали также, как и его жену. Но, это же не значит, что стоит всё отменить и отказаться от шанса на выздоровление?

Пока он ехал на лифте до необходимого этажа, Боб не раз успел задаться вопросом – как? Как сможет помочь ему обычный человек? Мрак – существо иного плана. Его душа черна, словно смоль, кровь давным-давно обратилась в лёд. Люди для него, не более чем корм. Игрушки для забав. Он ненавидит свет. Ненавидит Солнце, являясь Тёмной Изнанкой небесного светила. Монстр полный противоречия и пороков. Мало кто способен выжить в бою с ним, оставшись при своём уме. Земля для Мрака – песочница, где он жаждет вдоволь наиграться в свои самые жестокие и ужасные игры.

- Доктор Линда Андервуд? Это Роберт Рейнольдс, вы помните, я записывался к вам неделю назад. – Слышится звонок в дверь и неуверенное, мужское бормотание. Самая обычная квартира с самым обычным жильцом. В ней нет ничего, что внушало бы доверие. Так почему же он так отчаянно к ней тянется? – Правда, я не уверен, что вы сможете мне помочь… Уж простите мне моё неверие. Я давным-давно потерял всякую надежду.

[AVA]http://i6.pixs.ru/storage/9/9/8/IMG2018062_4824560_30433998.jpg[/AVA]

Отредактировано Robert Reynolds (2018-07-13 21:09:10)

+3

4

Она ощутила его приближение, как почувствовала бы начало землетрясения или шторма. Невидимая нить, что вела Роберта к Чаровнице, неслышно вибрировала от натяжения, отметая любые возможные препятствия с его пути. Тяжелая входная дверь с кодовым замком сама распахнулась перед гостем, и никому из жильцов не пришло в голову спросить, что здесь делает этот странный парень. Увидев Роберта, они тут же отводили глаза, сразу же забывая о нем, как будто и не было никого. Лифт сразу взмыл вверх, не остановившись ни на одном из этажей.

Амора глубоко вздохнула и провела ладонями по лицу, неуловимо меняя облик. Между тонких пальцев пробежал зеленый огонь. Ослепительная красота Чаровницы поблекла, став более земной и уютной. На светлой коже проступила золотая россыпь веснушек, в уголках глаз наметилась едва заметная сеточка морщин, располагающая примета доброго нрава и открытости. Простое, внушающее доверие лицо, приятное, но в целом ничего особенного. Бледно-зеленая шелковая блузка и узкая серая юбка до колен, легкий шлейф цветочных духов, минимум косметики. Кое-что Чаровница выудила из сознания Роберта, добившись отдаленного сходства с женщиной из его воспоминаний.

Вот и зуммер звонка. Томительная минута ожидания, прежде чем дверь в квартиру доктора Андервуд медленно отворилась.

– Входите, мистер Рейнольдс.

Голос низкий с чуть заметной волнующей хрипотцой, не слишком подходящий для дипломированного психотерапевта. Зато взгляд серых глаз такой, как нужно – отстраненный, спокойный, доброжелательный и внимательный. Взгляд Чаровницы смотрит глубже и видит больше, видит не только уставшего человека, измученного кошмарами и бессонницей, но и растрескавшийся сосуд, из которого вот-вот вырвется алое пламя, разнося на осколки все вокруг. Она ощущает жгучее дыхание другого существа; он опасен, но он же источник той силы, которая ей нужна.

– Всё в порядке. Вы пришли, а это важнее. Верить или нет – полностью ваш выбор, Роберт, однако вспомните, что человеческий род много веков твердо верил в то, что солнце и луна вращаются вокруг плоской земли.

Амора вышла из тени, позволив гостю увидеть не один лишь смутный женский силуэт, и жестом пригласила его пройти в залитую солнечным светом гостиную. Белые стены, белый пушистый ковер под ногами, несколько ярких мазков картин-абстракций и много света, льющегося сквозь высокие от пола до потолка окна. Кушетки, неприменного атрибута доктора, врачующего душевное здоровье, не было, вместо нее – два одинаковых мягких глубоких кресла, уравнивающих между собой врача и пациента.

– Мы просто поговорим.

Улыбка Линды Андервуд искренна, и в ней нет раздражающей профессиональной уверенности "я-знаю-что-для-вас-лучше".
[AVA]http://s8.uploads.ru/gfMSx.jpg[/AVA]

Отредактировано Amora (2018-07-09 00:49:55)

+3

5

Тот неловкий момент, когда инстинкты, не раз спасавшие тебе жизнь, становились не более, чем обузой. Они кричат – беги, спасайся. Так уже было и не раз. Ты обжигался, но так ничему и не научился. Тебя использовали, но каждый раз ты верил в их ложь и шёл на чужом поводу. Бесхребетное, ведомое создание. Слабое и чересчур наивное. Ты – не более, чем мышь, которую так любезно пригласили в мышеловку. Зачем же ты продолжаешь идти? Зачем же ты продолжаешь ошибаться?

Инстинкты кричали. Вопили, пронзая затуманенный магией и страхом рассудок. И он бы обязательно поддался этому чувству, развернулся и убежал так далеко, как только мог. Если бы не увидел её.

Сердце на мгновение замерло, мозг перестал полноценно ощущать реальность. А с губ сорвалось едва уловимое – «Линда?..». Нет, этого не может быть. Это не она, Роберт. То, что ты видишь – лишь мираж. Развей его, уничтожь, заставь страдать того, кто так злостно подшутил над тобой, над нами. Того, кто так нагло использовал её облик. Стань монстром, почувствуй ярость!

Даже Мрак, что до недавних пор мог лишь безвольно наблюдать, теперь буквально уговаривал Боба повернуть назад. Она не нравилась ему. Эта женщина. Каким-то образом, незнакомка была чересчур похожа на ту надоедливую бабу, кою он давным-давно убил. Да, именно так – инстинктами Роберта был никто иной, как его «Тёмный Попутчик», его злобное альтер-эго. Не так уж он и плох, верно? Отнюдь. Чудовищу попросту не хотелось подчиняться. Не хотелось, чтобы на него накинули грёбанный поводок.

- Прошу меня… Прошу меня простить… - Рейнольдс не слушал, а если быть точным, просто не слышал назойливый голос в своей голове. Неужели то было влияние здешней магии? Или же образ, отдалённо напоминающий его жену, вселил в него новые силы? В прошлом, каждый раз, когда он видел её, сжимал в своих объятиях… Ему казалось, что он способен на всё. И именно поэтому, Мрак убил её, утаив от Боба правду. – Я… не знаю, что на меня нашло… - Грязной ладонью, он накрывает в момент прослезившиеся глаза. Это не «его» Линда. Но от чего же так больно на сердце?

В гостиной было, пожалуй, даже слишком уютно. Солнечный свет мягко оплетал своими ласковыми объятиями, успокаивая разрозненное сознание Роберта. Несмотря на то, что колдунья приняла куда более человечный облик, её обитель по-прежнему отдалённо отдавала неземной атмосферой. Он словно бы явился прямиком на Небеса, вырвавшись из пучин Ада. И от этого, Часовому было крайне неловко заходить следом, в его-то нынешнем виде. Однако, желание поскорее начать вынуждало плевать на правила приличия.

Он всё ещё, то и дело, поглядывал на доктора, словно бы желая найти побольше отличий от своей жены. По крайней мере, ему хотелось в это верить. На самом же деле, Рейнольдс не мог оторвать взора просто потому, что женщина была прекрасна. И слишком похожа на неё.

- Хорошо. Всего лишь… - Неспешно усевшись в одно из кресел, чуть ли не утопая в мягкости оного, Роберт внезапно для себя осознает одну вещь. – …поговорим? Доктор, вы не понимаете. С ним невозможно договориться. Вы же уже должны были знать о моей проблеме!

На мгновение, Боб ощутил себя одураченным простаком. Но от этого менее сговорчивым он не стал.

- Мрак – непросто последствие «раздвоения личности». Он – настоящий. Он вовсе не плод моего больного разума. И прямо сейчас!.. – Внезапно, растерянная и нервозная тирада прерывается, так и не успев толком начаться. – Его нет?.. Но, как же так… Я слышал его всё это время. Где ты, отзовись, монстр?! – На какие-то секунды, Роб попросту забывает о присутствии своего лечащего врача, судорожно оглядываясь по сторонам, но вскоре поспешно реабилитируется. – Господи… - Вздох. Он успокаивается. Но надолго ли? - Линда, в том телефон звонке… - Который, конечно же, существовал лишь в его голове и был навеян магией. – Вы упомянули способ избавиться от него. Я предупреждаю сразу. Даже смерть… Клянусь вам, даже смерть не способна его остановить. – Опираясь ладонями в подлокотники и подтягиваясь к собеседнице, Роберт всматривается в её серые глаза с мольбой, нет, даже требованием в своём взоре. – Как по-вашему я должен его победить? Что ещё может мне помочь?

[AVA]http://i6.pixs.ru/storage/9/9/8/IMG2018062_4824560_30433998.jpg[/AVA]

Отредактировано Robert Reynolds (2018-06-30 17:21:35)

+1

6

Расположившись в кресле напротив и скрестив в лодыжках стройные ноги, доктор Андервуд внимательно слушает. И смотрит. Тонкая рука с тяжёлым рубиновым перстнем спокойно без движения лежит на колене. Алый камень на руке сверкает, неумолимо притягивая взгляд.

Чаровница думает, скольким людям Роберт рассказывал о себе, скольких убеждал в очевидном? И сколько из них поверили ему? Ей не нужно верить, она видит. Видит багровые трещины в расколотом разуме, наполовину поглощенном клокочущей тьмой, которая жаждет вырваться из отведенных ей границ, ибо таково свойство любой силы – стремиться к большему. Но слабый человеческий рассудок не способен принять подобную мощь. На минуту Аморе захотелось узнать, как так получилось, что произошло когда-то с ее гостем, но желание не длилось долго. Скорее всего какая-нибудь глупая случайность, не то место не в то время; иначе Роберт Рейнольдс был бы готов принять то, что получил. Прошлое смертного не должно интересовать ее. Важно лишь настоящее и будущее. Если она будет точна и искусна в своих действиях, то в ее руках будущее Асгарда.

– Я помню всё, о чем мы беседовали, Роберт. Всё, о чем вы говорили, – Линда чуть склоняет голову к плечу, и улыбка ее тает, сменяясь предельной серьезностью, – и о чем умолчали. Я скажу это за вас. Вы утратили контроль над своей жизнью. Более того, добровольно уступили его тому существу, которое называете Мраком.

Резкий взмах ладонью призван подчеркнуть резкость слов и активировать оглушающее заклинание. Сейчас Амора желает беседовать с более слабым и внушаемым из пары, к тому же быстрое избавление от боли всегда выглядит эффектно, и не так важно, сколько продлится эффект.

Линда наклоняется вперед, обволакивая голосом, взглядом погружаясь в глаза пациента, и ноздрей Роберта достигает запах цветочных духов.

– Мрак реален, потому что именно вы даете ему плоть и кровь. Верните контроль, Роберт. Вы должны этого захотеть, не должны сдаваться. Действительно захотеть...

Женский голос падает до вкрадчивого шепота, серые глаза сияют, ослепляя. Но через мгновение перед Робертом вновь невозмутимая доктор Андервуд, заправляющая за ухо прядь светлых волос.
[AVA]http://s8.uploads.ru/gfMSx.jpg[/AVA]

+2

7

Несмотря на, в кои-то веки, затихший, чужеродный голос в голове, а также снятие локальных болей, Боб по-прежнему чувствовал себя опустошённым и разбитым. Особенно сильно он это прочувствовал, стоило ему закатить ту недавнюю, душещипательную речь. В последние дни, он ощущал дикую усталость. Ещё один тревожный сигнал о скором приближении Мрака – этот монстр не только изматывал Роберта морально, но и физически, буквально вытягивая из него все жизненные соки. Так проще будет взять над ним вверх вместо бессмысленной, и изматывающей борьбы друг с другом. Чудовище стало умнее и прозорливее. Или же, оно всегда было таковым, просто предпочитало более простые и грубые методы.

Она была права. Роб не поведал всей правды. Даже странно, по привычке, он всегда рассказывал обо всём, что его терзало и мучило. Ведь тем легче будет ему помочь. На мгновение, он даже почувствовал лёгкий укол вины.

- Вы правы. Вы абсолютно правы, Линда. – С тяжким вздохом Роб откидывается на спинку кресла. Веки стремительно тяжелеют, пока и вовсе не закрывают раздражённые глаза. – Я осознал этот жестокий факт давным-давно. Мрак родился благодаря мне. Он питается моей силой, и именно через меня он проникает в этот мир. Я виноват и заслуживаю наказания, но… - Он замолкает, словно бы подбирая нужные слова. – Не будем об этом. Вновь я начинаю ныть и прибедняться. – Нервная ухмылка, пускай Бобу было вовсе не до смеха. – Когда-то, я смог справиться с ним. Единолично.

«Если бы только они не выпустили его снова…»

И вновь томительная пауза. Перед глазами мелькали сценки из собственного, ужасного прошлого. Горы трупов, море крови. Вид твари, которая почему-то до сих пор даже не пыталась вмешаться. Ему попросту не хотелось вспоминать. Ни о чём. Вся его жизнь – одна, большая неудача. Будучи обычным наркоманом, Роберт явно не приносил пользы обществу. Став же Часовым, он также не смог хоть как-то помочь миру. Напротив, сделал только хуже.

- Была бы хоть одна, чёртова возможность… И я бы отказался от неё. Избавился от это проклятой силы. – Глаза всё ещё закрыты, лицо же начинает хмуриться, свидетельствуя о яркой, эмоциональной вспышке. Амора наверняка почувствовала это – гнев. Рейнольдс ненавидел то, что сидело внутри него всеми фибрами своей души. – Всего один, единственный раз… но я избавился от него. Без чьей-либо помощи. Я взял всю свою волю и ненависть в кулак, и отправился прямиком на Солнце. – Недолгая заминка. – Простите, вы наверняка не поверите мне, но это действительно так. Мрак, он на то и Мрак, что отступает перед светом. И я прогнал его, заточил туда, откуда он не мог вырваться.

Ярость отступила и вновь навалилась уже порядком надоевшая усталость.

- Однако, не одно лишь Солнце помогло мне одолеть этот ужас. Не менее важен свет души. – На этих словах, Роберт невольно улыбнулся, а на глаза навернулись мельчайшие капли слёз. Последняя фраза – точь-в-точь слова его умершей жены. Часовой собирался открыть все свои карты, и не поймёшь, искренне желал ли мужчина поделиться своими проблемами, или же то было влияние чужеродной магии. – Я вспомнил о ней… О Линде… - К горлу подступил неприятным ком, ему было сложно продолжать. Ещё немного, и Роб бы разрыдался. – Я вспомнил о тех прекрасных минутах, что мы провели вместе… Линда, Господи, как бы я хотел снова увидеть тебя…

Оторвавшись от спинки кресла, попутно лицом наваливаясь на собственные, раскрытые ладони, Боб всё же позволил себе пустить несколько слезинок. Вот что забавно – либо из-за Мрака, либо из-за наркотиков, но Рейнольдс помнил лишь самое лучшее, что связывало его с бывшей, второй половинкой. При этом, больной разум полностью игнорировал многочисленные скандалы и банальный страх женщины перед тем монстром, в которого превратился её муж. А сколько они натерпелись из-за этих наркотиков.

- Простите, кажется, я перегнул палку. – Стирая влагу с лица рукавом водолазки, Боб всё же неуверенно размыкает глаза. – Мы можем продолжить, доктор?..

[AVA]http://i6.pixs.ru/storage/9/9/8/IMG2018062_4824560_30433998.jpg[/AVA]

Отредактировано Robert Reynolds (2018-07-03 15:44:56)

+2

8

Волны чужих воспоминаний омывали Чаровницу, грозя захлестнуть чужой болью и отчаянием. Это не ее боль и не ее жизнь, напомнила себе Амора. Ее охватило странное чувство, в котором переплелись и обостренное восприятие яви, и нереальность сна. Некоторые эпизоды из воспоминаний Роберта живо отпечатывались в сознании в мельчайших подробностях, некоторые исчезали в следующее же мгновение, как клочки морской пены на мокром песке. Но все они были полны тревоги, мучительного ожидания беды; открываясь, Роберт тут же замыкался в себе, становился слеп и глух к окружающему.

Среди темных и мрачных руин, какими представлял свою жизнь Роберт, был только один светлый промежуток, к которому он тянулся, как хилый зеленый росток из щели в асфальте тянется к солнцу.

Линда. Потерянная возлюбленная. Маяк в море кошмаров. Реальная женщина или призрак, заменивший ее в болезненных фантазиях отчаявшегося человека? Не важно. Что-то, что удерживало его на грани, заставляло цепляться за осколки разбитой вдребезги реальности.

Когда Роберт поднял голову, готовый продолжить терапию, в кресле доктора Андервуд не было. Как не было самого кресла и белоснежной комнаты, пронизанной солнечными лучами. Багровая тьма хлынула из провалов окон с остатками пыльных и грязных стекол, стремительно подползая к ногам.

– Роберт, помоги мне! – испуганный женский крик за спиной принадлежал утраченной Линде.

Она балансировала на краю оконного проема, протягивая руки в поиске спасения. Позади Линды бушевал огненный шторм, языки пламени лизали черное небо без единой звезды, затянутое низкими серыми облаками пепла. Порыв горячего ветра пошатнул хрупкую женскую фигурку, и Линда начала падать в огненную бездну, медленно, но неотвратимо, как в липком ночном кошмаре, когда измученный сновидением мозг фиксирует каждую мелочь, растягивая секунду в часы, но налитое свинцом тело не в состоянии сдвинуться с места.
[AVA]https://image.ibb.co/m54K1d/IMG_20180706_201002.jpg[/AVA]

Отредактировано Amora (2018-07-06 20:15:22)

+2

9

Внезапно возникшая тьма нисколько не напугала Роберта. Видеть ужасные видения, что внезапно сливаются с повседневной реальностью, утягивая бедолагу в пучину безумия – стало для него обыденностью. Спасибо Мраку за прекрасную возможность видеть кошмары наяву. Возможно, за столько лет душевных терзаний и ментальных сражений с самим собой, Боб всё же смог стать чуточку, да устойчивее к нападкам своей тёмной стороны. Он даже не вздрогнул, когда вязкая, бордовая дымка подступилась к его ногам, явно намереваясь поглотить мужчину, сбросив того в пучину отчаяния. Пора признать поражение и закончить этот фарс.

«Вперёд. Сделай это…»

Однако, случается непредвиденное. Голос. До боли знакомый и родной голос. Он слышит его. Отчётливо и ясно. Неужели очередная издёвка Мрака? Нет, он бы не стал, ко всему прочему, что удивительно, Роб даже не слышал его. Так уж повелось, что монстр всеми силами старался избавиться от этой женщины, стирая из раза в раз любое напоминание о ней. Тогда, что же это было?

- Линда?.. – Мозг отказывается верить в происходящее, однако, Рейнольдс всё же оборачивается на зов, словно послушный щенок, попутно протягивая руку в надежде прикоснуться к миражу. Поначалу он даже не обратил внимания на интонацию и содержание крика. Крика о помощи. – ЛИНДА!

Нет. Только не это, только не опять! Двигайся же, ДВИГАЙСЯ, ЧЁРТ ВОЗЬМИ! Удар. За ним ещё один. По собственным ногам, кои даже и не думали сдвинуться с места. Он не мог потерять её во второй раз. Просто не мог. Иначе вся остальная жизнь для него будет не лучше смерти. Да что там… После гибели жены, Боб формально только и делал, что существовал.

- Господи, нет-нет-нет!.. – Всё происходит, пожалуй, даже слишком медленно, как бы давая возможность исправить ситуацию. Но течение времени неумолимо для всех и каждого. В том числе и для Роба. В конце концов, он всего лишь обычный, ни на что не способный человек. «Роберт» не мог её спасти. Но он знал – кто точно сможет. И имя ему - «Часовой».

Стоит ли говорить, что о бедном докторе Андервуд он и думать забыл? Все его мысли были об этом ужасном и одновременно волшебном моменте. Мир за окном заволокла тьма, вокруг витали облака пепла, что свидетельствовало о победе Мрака. Стало быть, мира более не существовало. Монстр прошёлся по нему своей железной поступью, стирая в порошок саму жизнь. Остались лишь он и она. Неужели, Боб? Неужели для тебя этого достаточно? Какой же ты лицемер и эгоист.

Вспышка света. Та искра, что ещё тлела в нём, вспыхнула в последний раз. Так ярко как могла. И из этого света явился он. Часовой, собственной персоной. Его сияние померкло, но сила всё ещё клокотала в нём бушующими порывами, искажая законы этого и без того искажённого мира кошмаров. На нём не было привычного, жёлто-синего костюма. Вместо этого, его прежнее одеяние натянулось до предела под натиском мышц и заметно прибавившего роста. Длинные, светлые волосы извивались, также отдавая едва уловимым блеском. Глаза пылали огнём.

«Вперёд. Сделай это!»

Он срывается с места, сметая комнату за собой волной силы. Вылетев вслед за Линдой в окно, он изо всех сил старается её нагнать, дабы заключить в своих объятиях и больше никогда не отпускать. Даже если в итоге они вместе погрузятся в эту пылающую бездну. Пускай их ждём конец, но они будут вместе.

- Господи, у меня получилось… – Всё перемешалось. Роб не понимал, смог ли поймать её. Смогли сжать её в своих объятиях, попытавшись защитить от всепожирающей тьмы. Но он отчётливо ощущал мягкость и тепло в своих руках. Другое дело – либо Боб действительно смог, либо это очередные проделки его воспалённого сознания.

Кажется, Рейнольдс перестарался. Силы оставляют его. Та вспышка энергии была чем-то из ряда вон выходящим для ослабленного супергероя. Можно сказать, он выложился на все 120 процентов, при доступных от силы 5-10. Выгорел, как спичка.

Отредактировано Robert Reynolds (2018-07-04 18:21:21)

+2

10

Невесомое, как перышко, тело Линды трепещет, прижимаясь к груди мужа, а затем тает, и веки Роберта обжигает последняя вспышка света, после которой наступает полная и абсолютная темнота, ведомая лишь незрячим. Но тепло, согревающее веки, никуда не исчезает – глаз и ресниц Роберта касается едва уловимый ветерок, так похожий на легкое женское дыхание. И целует он почти так же, как мягкие женские губы.

– Засоня... – кожу щекочет тихий смех Линды. – Ты проспишь все Рождество.

Роберт находится в своей квартире, вернее, в квартире, в которой он мечтал жить вместе с Линдой, когда представлял их будущее. За окном кружатся пушистые снежные хлопья, в углу сияет разноцветными огнями рождественская елка, ноги укрывает клетчатый плед, спина упирается в мягкий валик дивана. Обстановка ускользает от взгляда, неизменно возвращая все внимание к женскому лицу, склонившемуся над Робертом.

Постепенно лицо Линды плывет и меняется, тревожная складка залегает меж бровей, глаза темнеют, и смех в них сменяется недоверием и страхом. Рождественские огни гаснут, и в комнате смеркается: за окном уже не зима, а промозглая осень с косыми струями серого дождя.

– Нет! Не подходи ко мне! – Линда отталкивает мужа, сжимаясь в комок, и в ее дрожащих руках появляется пистолет. Черное вороненое дуло смотрит в лицо Роберту.
[AVA]https://image.ibb.co/ncEnzy/image_2.jpg[/AVA]

Отредактировано Amora (2018-07-04 20:56:32)

+2

11

Человеческий мозг способен на удивительные вещи. Не верите? Снились ли вам такие сны, в коих за мгновения мелькали целые месяцы, а может быть и целы жизни, а после вы просыпались, напрочь забывая обо всём? Секунды обращаются в дни, годы и даже десятилетия. Осознание реальности выстраивается в ровную, логическую цепочку, подстраиваясь под определённые алгоритмы. Ложные воспоминания собираются в самые неожиданные, и прекрасные картины. Словно огромная мозаика – кусочек за кусочком. Теперь же, представим, на что способен мозг Роберта, что вышел далеко за рамки человеческих возможностей.

Возможно со стороны всё и проносилось чересчур быстро, для Боба же всё было совершенно иначе. Реальный мир попросту перестал существовать, и за те мгновения, проведённые в плену ментальной магии, он прожил не одну и не две жизни. Человеческий рассудок давно бы сломался, но сознание Рейнольдса продолжало демонстрировать чудеса выносливости и стойкости.

Чаровница была жестока. Не успела её жертва толком осознать всю боль и отчаяние угаснувшей планеты, пожранной тьмой, как тотчас колдунья меняет иллюзию, перекраивая взмахом руки целый мир в голове Боба. Рождество, квартира, о которой они так долго мечтали... Престижная работа в центре города, дети, спящие в соседней комнате. Кажется, сегодня они должны были провести этот день в кругу семьи, а после, вечером, направиться прямиком на площадь, смотреть на фейерверки. Ах да, и, конечно же, не стоит забывать об ужине с начальником и его женой в следующий вторник – долгожданная возможность получить повышение. Лишние деньги не помешают. Можно будет уже сейчас наконец начать откладывать детям на колледж.

- Ещё пару секунд… - С улыбкой, сонно проговорил Боб, в попытке разлепить усталые глаза. – Ты же помнишь, вчера мы весь день…

И снова. Снова всё меняется. Сердце сковывает страх, тревога и… раздражение. Нет той приятной усталости, нет прибыльной работы. Рождество сменяется осенним, полным депрессии и апатии вечером. Ни намёка на детей и ту шикарную квартиру. Он вернулся в момент из своего реального прошлого. Тогда, когда они жили вместе с ней в старом доме на окраине города.

- Успокойся, Линда, всё хорошо, это же я!.. – Он изменился. В смысле, то был прежний, потасканный жизнью Рейнольдс, однако, с некоторыми отличиями. По его лицу, от щеки, прошлись многочисленные, отдающие красным светом трещинки, доходящие до самого глаза, который, в свою очередь, принял алый оттенок. Многочисленные, тёмные венки испещрили половину тела Боба. На руке – чёрные, острые когти. Если вкратце – одна половина нормальная, другая же буквально пропитана присутствием Мрака. – Убери пистолет, прошу тебя! Дай мне шанс!..

Злость. То был Мрак, или же он сам? Они частенько ругались по разным мелочам. Из-за наркотиков, потерянной работы, многочисленных штрафов. Но теперь? Теперь-то в чём дело? Проклятье, она даже осознать толком не могла, какой шанс им выпал. Роберт получил силу, о которой другие могли только мечтать. Теперь их жизнь должна резко измениться. Верно?

Шаг по направлению к женщине. Протянутая рука. И эхом прокатившийся звук выстрела. Интересно, это воображение сыграло с ним злую шутку, или Линда действительно нажала на спусковой крючок? В любом случае, Роберт ничего не почувствовал. За исключением одной, единственной эмоции. Гнев.

- КАК ЖЕ ТЫ НЕ ПОЙМЁШЬ, ЧТО ВСЁ ЭТО Я ДЕЛАЮ РАДИ ТЕБЯ?! – Крик, перерастающий в рёв монстра. Небрежный взмах руки. И звонкий хруст шейных позвонков. Безвольное тело жены отлетает вглубь комнаты, опрокинув собой телевизор со столиком. Осознание приходит не сразу. – Ради… тебя… Линда? – Злость сходит на нет, переставая застилась собой и без того туманный взор Боба. – ЛИНДА! ЧТО ЖЕ… ЧТО ЖЕ Я НАДЕЛАЛ?! – Он немедля бросается к ней, рухнув перед бездыханным телом на колени. Дрожащими руками переворачивает её на спину, дабы взглянуть на искажённое предсмертной болью лицо. – Нет… НЕТ!

По щекам катились слёзы. Горестный плач Часового разорвал реальность своей силой. Вновь. Всё вокруг покрылось алыми трещинами, обращаясь в труху.

Смерть. Боль утраты. Пустота.

- За что?.. За что всё это происходит со мной?..

[AVA]http://i6.pixs.ru/storage/9/9/8/IMG2018062_4824560_30433998.jpg[/AVA]

Отредактировано Robert Reynolds (2018-07-05 15:09:09)

+1

12

Звук выстрела запустил разрушительную цепную реакцию, которую уже не остановить. Стены маленькой съемной квартирки Рейнольдсов упали, как картонные декорации; багровые трещины раскололи низкое небо, тянущееся до самого горизонта серой каменистой пустыни, залитой лучами черного солнца. И на фоне безжизненного пейзажа странной фантасмагорией, обломком привычной реальности оставались кусок ковра, неровно оборванный примерно на треть, стул, лишившийся четвертой ножки и части выгнутой спинки, покрытый пылью телевизор давно устаревшей модели с треснувшим экраном... и неподвижно лежавшее ничком тело женщины.

Ветер шевелил длинные волосы, рассыпавшиеся по истертому ковру и голой земле, на беззащитном  затылке темнела вмятина  проломленного черепа, напитывавшая багрово-черной вязкой слизью светлые пряди. И вот уже не ветер – сами волосы шевелятся черными ожившими змеями, удлиняются и с шипением тянутся к убийце, опутывая крепкой сетью ступни, пробираясь по голеням к бедрам выше, к грудине и сердцу Часового. Или Мрака? Но у Мрака нет сердца.

Нет смерти там, где нет жизни.

Линда подымает обезображенное лицо, наполовину изъеденное червями и тлением, единственный глаз смотрит на Роберта.

– Почему ты? Почему я? – равнодушным эхом откликается она на отчаянный вопль мужчины. – Я не заслужила, а ты, ты заслужил, и знаешь это. Пришло время платить, милый. Ты готов платить?

Обвиняющий палец указывает на Роберта, налетевший ветер рвет на части Часового, яростно вгрызаясь в плоть и круша кости... или это собственный крик отчаяния разрывает его пополам?

Смерть, которую Роберт так призывал, вовсе не похожа на покой и утешение. Это мучительная агония, которой нет конца: лопаются сосуды, рвутся нервные синапсы, сгорают под огнем черного солнца клетки кожи, распадаясь до молекул, но сознание не меркнет, отстраненно наблюдая за разрушением тела.

"То, что не убивает нас, делает нас сильнее."

Мысль приходит откуда-то извне. Кто-то еще находится рядом с Робертом, бесстрастно смотря на фиаско его жизни.

– Довольно. Проснись.
[AVA]https://image.ibb.co/iqCTuy/IMG_20180706_211551.jpg[/AVA]

Отредактировано Amora (2018-07-06 22:25:30)

+2

13

- Ты… ты не Линда!

Рассудок, что до недавних пор попросту отказывался воспринимать реальность в полной мере, внезапно забил тревогу. Новый приступ страха. Неподдельного. Животного. На уровне инстинктов. Жалость к себе и горе сменяются стойким отвращением. То, что сейчас предстало перед ним – было вовсе не его женой. Нет… это она. Она всегда была такой. Боб просто отказывался снять розовые очки и взглянуть правде в лицо.

Пускай иллюзия и утрировала, но она открывала глаза, проясняя рассудок – не было той счастливой семьи, не было той любящей жены. Вместо этого – сплошные развалины, истлевший брак и Линда, которая только и делала, что тряслась за свою жизнь. Можно сказать, это тлетворное наваждение являлось отголосками его совести, что преобразилась под действием чувства вины и чужеродной магии.

- Н-нет! Убирайся, оставь меня! - Бесцельные попытки спастись от чёрных пут не приводят к желаемому результаты. Пряди волос буквально зарываются под кожу, пробиваясь сквозь сердце и прорастая через мозг. Вопль отчаяния. Крик паники. Монстр, лишь отдалённо напоминающий жену, говорит о расплате. Цене, которую он должен выплатить за всё то горе, что успел привнести в этот мир благодаря собственной слабости. Страшно. Чертовски страшно. Рейнольдс чувствует, где-то на подсознательном уровне, что дальше будет только хуже.

А затем – смерть. Невидимая сила, растущая прямиком из него, разрывает его тело, съедает изнутри, обращая тело бедняги в самое настоящее месиво. Слишком больно. Он никогда не чувствовал ничего подобного. Как если бы каждая клеточка его тела в момент сгнила, обратившись в труху. Умирать тяжело. Умирать – невыносимо. Но у бессмертной оболочки Часового на этот счёт другие планы. И каждый раз он возвращался к жизни, дабы вновь и вновь превратиться в кровавый фонтан. Он всё это чувствовал, чувствовал агонию, страх, при этом словно бы наблюдая со стороны. Покой не приходил, ровно, как и долгожданная свобода.

Настоящий ад, сотворённый им самим и той женщиной, что притворилась доброжелательным врачом. Ад, раскрывший свои двери прямиком в его голове. Даже Мрак отступил, не в силах удержать своё «я» в водовороте мук и отчаяния Рейнольдса. Они оба превратились в алую пыль, что, закружившись, образовала целый ураган, настоящее торнадо. И, когда же оно утихло, посредине пепелища, под знойным жаром чёрного солнца стоял одинокий мужчина. В ушах прозвучал знакомый голос. Он требовал проснуться. Требовал откинуть прочь это безумное видение.

- Ах… - Долгожданный вздох. Словно бы впервые за последние года он почувствовал, как вместе с кислородом, сама жизнь наполняет его тело. Чувства обострились. Глаза, алые, словно рубины, распахнулись в ту же секунду. В миг по лицу пробежалась стайка мельчайших, тёмный венок, что тотчас исчезли. – Это… это всё реально?

Разум, что был обманут из раза в раз, отказывался верить в происходящее.

- Где я? – Амора наверняка чувствовала это. От мужчины, что сидел перед ней, веяло тьмой и неподдельной мощью. От Рейнольдса веяло… Мраком. Колдунья, сидящая напротив, будто бы смотрела прямиком в чёрную дыру, космическую бездну. – Я… я ничего не могу вспомнить… Всё как тумане…

Складывалось, словно две личности слились воедино. Ведь присутствие Боба также никуда не пропало.

- Линда?.. – Неуверенный вопрос по отношению к волшебнице. - Или ты… не она?..

Сейчас, его воспоминания напоминали чистый лист, и новорожденная сущность воспринимала всё чересчур буквально. Амора могла задать любую программу и просто дать той разрастись, словно сорняку. Или же трепетно наслаивать необходимую информацию, нужную ей в конкретный момент. 

[AVA]http://i6.pixs.ru/storage/9/9/8/IMG2018062_4824560_30433998.jpg[/AVA]

Отредактировано Robert Reynolds (2018-07-07 18:47:13)

+3

14

– Тебе решать, – безымянная женщина в кресле сделала небрежный жест ладонью, одновременно отвечая на вопрос Роберта и разбивая созданную иллюзию. – Я это я. Та, кто даст твоей жизни цель и смысл. Та, кого ты призвал в минуту самого черного отчаяния. Ты звал, и я пришла.

Амора полностью уверена в том, что говорит. Чем как не призывом был услышанный ею всплеск силы? Сила, которая ждала, жаждала, чтобы ее обуздали и приручили.

Она склонила голову к левому плечу характерным и до боли знакомым движением Линды, и в это мгновение перед Робертом в точности его жена. Но через миг вспыхнувший луч солнца, ослепляя, рисует светом совсем другие черты. Золотым потоком хлынули по плечам густые кудри Чаровницы, перетекая в сверкающее шитье на платье, чьи складки цвета синего предрассветного неба тяжело ниспадают до самого пола.

Захваченные преображением волшебницы, оживают и картины. Беспорядочные абстрактные мазки начинают двигаться на холсте, кружась, словно мозаичное стекло в калейдоскопе. Белоснежные стены волнуются, будто распираемые изнутри бесчисленным множеством рук, приглядевшись, кое-где можно заметить даже рисунок линий на коже ладоней.

– Ты увидел конец дороги, по которой идешь сейчас, – голос Чаровницы ласков и нежен, но причиняет острую боль самим своим звучанием. – Не поздно выбрать другую. Я покажу.

Встав, Амора оказывается рядом с Робертом. Ее рука осторожно касается его щеки кончиками пальцев. Мрак или Часовой, они оба заперты в теле человека, с теми же химическими и физическими реакциями... С улыбкой Чаровница склоняется и легко целует Роберта в губы. От ее пальцев исходит короткий импульс магической энергии, который запечатлел в сознании Роберта вместо свергнутого с пьедестала смертного идеала новую богиню.

– Будь со мной.

Отредактировано Amora (2018-07-12 22:37:51)

+3

15

Магия Аморы была крайне сильна, в особенности для вымотанного рассудка Боба. Пробираясь не только в сознание, но и в самое сердце и даже душу, оно меняло тебя, заставляло преображаться, перестраиваться под нужды колдуньи и неожиданно вспыхнувшие по отношению к ней чувства. Наверняка её жертвой пал не один мужчина и даже божество, и Рейнольдс, судя по всему, не был тому правилу исключением.

Постепенно, мало-помалу, его разум возвращал утерянные воспоминания. Но лишь воспоминания. Не прежние чувства, характер, ощущения. Нельзя было с точностью сказать, кто это – Часовой, Роберт или Мрак. Всё перемешалось, сломалось, и восстало из пепла, став абсолютно иным. Разумеется, от новоявленного божка больше отдавало Мраком, нежели Рейнольдсом, однако, Чаровница могла оставаться спокойной. Нет, даже не так. Ей было попросту необходимо оставаться уверенной в своих силах, вести его за собой и не проявлять и намёка на слабость. Ведь, в противном случае, зверь в теле этого человека почует неладное, и растерзает бедную женщину в мгновение ока.

Каждое её слово, каждый взмах руки и каждое проявление магии плодотворно сказывалось на Бобе. Поначалу он лишь только шокировано наблюдал за происходящим, но вскоре слушал, впитывал каждое слово, завороженным взглядом красных глаз наблюдая за всеми теми чудесами, что сейчас происходили в комнате. Начиная от оживших картин и заканчивая преображением Аморы. Да, она не была его прежней Линдой, но кому теперь это нужно? Любовь к той женщине мертва. Мертва, как и она сама.

- Странно… Кажется, я недавно произнёс какое-то имя… - Отвлекаясь и неспешно склоняя голову чуть вниз, натирая подушечками пальцев виски, Роберт старался всеми силами вспомнить имя своей жены. Бесполезно. Она стала столь незначительной в его глазах, что ещё немного, и он забудет о самом факте их совместной жизни. Теперь, центром Вселенной для него стала Чаровница.

- Прости, это… это неважно. Главное, что ты спасла меня! – С тихим восторгом, Часовой было собирался шагнуть к ней, как Амора сама возникает перед ним. Нет испуга, лишь беспочвенная, наигранная радость, вызванная неизвестно откуда взявшейся эйфорией. – Постой, я не думаю что… - Снова эта неуверенность, когда богиня коротко целует его, предлагая быть вместе. Но, когда та плавно коснулась пальцами мужской щеки, когда от них пошло мягкое тепло и буквально ощутимая ласка, все сомнения растаяли в тот же миг.

И вот, мужчина уже сам сжимает Чаровницу в своих объятиях. Страстно и вместе с этим аккуратно, как будто женщина в его руках была сделана из хрусталя, и малейшая неточность могла привести к чудовищным последствиям. Вновь поцелуй. Куда более продолжительный и полный преданности.

Возможно, только Амора это заметила. Лишь на пару секунд, но краски вокруг погасли, а за спиной Рейнольдса возник иллюзорный образ множества тёмных лап и щупалец, выходящих прямиком из тела Часового. Впрочем, наваждение исчезает почти моментально, и вот они снова стоят посредине местечка, словно бы прибывшего из сказок.

- Я буду с тобой. – Отрываясь, Роберт ещё с секунду всматривался в женские глаза. Он видел в ней свою богиню. Она в нём – монстра, способного разрушить бесчисленное количество миров. С ним стоило быть крайне осторожной. Иначе из послушного щенка, Боб мог в одночасье обратится бешенного и оголодавшего пса, сорвавшейся с цепи. – Всегда… Ты светоч моего сердца, Линда. Ты… Ты показала мне, что значит жить!

Выпустив в кои-то веки Чаровницу из объятия, он делает шаг назад, после вставая на одно колено, подобно доблестному рыцарю. Но что-то не так. Он назвал её… Линдой? Неужели в его разуме всё перемешалось настолько, что теперь он видел в ней свою бывшую жену? Или богиню, лишь принявшую её облик?

- Одари меня своей любовью… И я подарю тебе целый мир, моя прекрасная богиня. Или же разрушу его, стоит тебе только пожелать.

Оставалось лишь надеяться на то, что колдунья знала, что она вообще делает и на что, собственно говоря идёт, стараясь приручить тварь, способную сеять лишь хаос и разрушения. Хотя, кто знает. Возможно именно этого она и желала, прикрываясь благородной целью и оправдывая себя же в своих глазах. Время покажет. 

[AVA]http://i6.pixs.ru/storage/9/9/8/IMG2018062_4824560_30433998.jpg[/AVA]

+2

16

Руки, способные раздавить, как былинку, любое существо из плоти и крови, обвили тело Чаровницы. Амора улыбнулась, впитывая симфонию эмоций Роберта, сиявших с силой тысячи солнц и звучавших с мощью музыки небесных сфер. Улыбнулась, чувствуя, как темный свет, который испепелил бы смертную, ласкает ее кожу и заставляет быстрее бежать кровь по венам. Она ощущала энергию хаоса, готовую вырваться наружу, и трепетала от мысли, чего она сумеет добиться с ее помощью и что получить.

Он назвал ее Линдой. Привязанность к жене была крепкой нитью, на которой держалась былая жизнь Роберта, и оборвать ее было нельзя, не разрушив его личность до основания. Вместо этого Чаровница искусно вплела эту нить в ткань новой реальности, сотканной ею для Часового. Память человека послушно ломалась, подстраиваясь под новое мироздание.

Она не боялась своего творения. Разодранный в клочья и изломанный болью разум Роберта Рейнольдса сгорел в очистительном огне ее магии, выплавившись в нечто новое. И это новое принадлежало ей.

– Все плохое осталось позади. Наслаждайся своей новой жизнью и новой сущностью, – легкое дыхание Аморы касается губ Часового вместе с поцелуем. – Позже я скажу, что нужно сделать, Роберт. Или... ты возьмёшь другое имя?

Эпизод завершен

Отредактировано Amora (2018-07-15 19:17:15)

+2


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [декабрь 2016] I Need a Hero


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно