ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [март 2006] Брачные узы


[март 2006] Брачные узы

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

БРАЧНЫЕ УЗЫ
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://d2lzb5v10mb0lj.cloudfront.net/covers_tfaw/400/se/sep100609.jpg
Пересмешница | Хоукайhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Личные отношения между агентами не поощряются. Но и не запрещаются. А чтобы Бобби не отвертелась и не перевела все в шутку, Клинт решает сделать предложение при максимально большом скоплении народа.

ВРЕМЯ
один из дней марта 2006

МЕСТО
База Щ.И.Т.а

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
здесь могла быть ваша реклама

+4

2

Бобби в третий раз начинала отчет, но что-то шло не так. В конечном результате, лист бумаги оставался белым, формулы не сходились, траектории не удавались. Есть такие задания, которые описать просто нереально, легче вывести лекарство от какой-нибудь болезни. Морс уныло смотрела в лист, лист смотрел на нее, а вдохновения как не было, так и не пришло.
Иногда она начинала жалеть, что сменила уютную лабораторию на полевую работу. По крайней мере, там она знала, что делать. Мир точных цифр, химических элементов и биологических задачек на норовил доказать бессилие Барбары перед фактом случившегося. Ученые ЩИТа были защищены стенами, другими агентами, душевным спокойствием и безоблачным сном, но сама Бобби все больше приходила к выводу, что за этим следовала некая наивность и уверенность, что с ними ничего плохого не случится. Наглая ложь, если уж на то пошло, но Бобби не пыталась ничего доказать.

Она, конечно, могла прийти к Фьюри и попросить вернуть ее обратно в научный дивизион. Вопрос лишь в том, а оно ей надо? Полевая работа меняет, в тот момент, когда ты берешь пистолет в руки и учишься стрелять, происходит первое изменение. В тот момент, когда ты кого-то лишаешь жизни – второе. Бобби уже не грозило ничего из этого, с ней все случилось, и она воспринимала это спокойно, не мня себя убийцей. Она выбрала свой путь, на том пора остановиться. Дописать этот чертов отчет и пойти, наконец, домой. В конце концов, она ведь обещала Клинту явиться на ужин, правда, это было вчера, но может он не обидится, зная превратности их работы. Вчера ей хотелось одиночества, сегодня это самое одиночество ей уже было не нужно. Барбара прикидывала, что скажет своему мужчине, когда будет оправдывать свое решение, но ни одной приличной отмазки не приходило ей в голову.

А кофе в чашке давно закончился, и чтобы пойти на очередной виток мучительного отчета, надо было наведаться за следующей порцией пойла. Напиток был не ахти, хотя лучше, чем в тех же больницах, в конце концов, ЩИТ старался не экономить на своих агентах, хотя выходило когда как. Нона такое не жалуются, ладно. Схватив чашку, Бобби собиралась трусцой проскочить всех знакомых, заполучить живительного напитка и смыться обратно к своему отчету. Но стоило очутиться в коридоре, как она едва не налетела на Бартона. Пискнув, Бобби прижала чашку к своей груди, попятилась назад, удивленная таким столкновением – надо было все-таки смотреть вперед, а не по сторонам.
- Ты что, сидел под дверью?
Это ж как хорошо, что чашка была пустой, иначе было бы совсем не весело.

- Да, я понимаю, - с места в карьер принялась защищаться Бобби, - я помню, что вчера обещала дойти до ужина, но этот чертов отчет не пишется. Крокодил не ловится, не растет кокос. Я искуплю свою вину, честное слово, Клинт, может, даже сегодня.
Она попыталась обойти Бартона по широкой дуге в сторону кухни, но вышло не очень-то результативно.
Как и любая уважающая себя организация такого толка, ЩИТ старался убедить своих агентов, что рабочие романы дело паршивое. Но все это было бессмысленно, учитывая статус секретности и невозможность нормального брака с любым гражданским лицом, если, конечно, не начинать это все словами «дорогой/ая, тебе придется подписать соглашение о неразглашение, а разводиться мы с тобой никогда-никогда не будем». Как по мнению Бобби, эти слова легко могли травмировать людей. Морс, конечно, начинала мерзенько хихикать, рисуя картинки своих бывших любовников, скажи она им такое, но в целом она прекрасно понимала, насколько это все странно, да и вообще… на личную жизнь вне ЩИТа времени просто не хватало, а любви хочется всем.
- Ну что? – буркнула Барбара, рассматривая Клинта и понимая, что сейчас что-то будет.

+2

3

Повести этот вечер Хоукай собирался совсем не так. Должны были быть свечи, вкусный ужин и любимая девушка. А получилось - остывшая еда и отчет, который Клинт начал писать от скуки.
А так хорошо начиналось. Они с Бобби договорились побыть вечером вместе, Бартон даже сумел убедить куратора отпустить его пораньше и без написанного отчета. Агент Коулсон смотрел подозрительно, но неохотно согласился. Знал же, что лучник все равно сбежит, и тогда отчета Филу не видать еще долго. Так что Клинт вернулся домой в приподнятом настроении и занялся приготовлениями к романтическому ужину.
Он в этот вечер собирался сделать Пересмешнице предложение. И кольцо купил. Кольцо в коробочке хранилось у Наташи, лучшего места было не найти. Когда-то Романову и Бартона связывали романтические отношения, но оба как-то одновременно поняли, что быть близкими друзьями у них получается лучше, чем парой. Шикарный секс, постоянная поддержка и полное доверие, но, оказывается, для семейной жизни нужно что-то еще, чего не было между ними. И они поговорили и пришли к решению, которое устроило обоих. Правда, Хоукай, который и не помнил, каково это - нормальная семья, эту самую семью очень хотел. Но это не было его целью, пока на горизонте не появилась Барбара.
Морс была умна, красива, опасна и понимала большую часть шуток лучника. Не удивительно, что после пары-тройки совместных операций он не устоял, то и дело кидая на девушку заинтересованные взгляды. Когда заметил ответные взгляды, пригласил Бобби в кино. С тех пор и пошло-поехало...
И вот сегодня должно было наступить логичное завершение одного этапа отношений, и начаться этап следующий. Агент забрал у Вдовы коробочку с кольцом и стал ждать. Но Пересмешница домой не пришла. Клинт, сначала разволновавшийся, но уже убедившийся, что с ней все в порядке, слегка обиделся, но решил не сдаваться и подождать еще. А чтобы ждать с пользой, взялся за отчет. Опомнился уже ближе к утру, когда от ужина на двоих остались пустые тарелки, а отчет начал напоминать роман в десяти главах. Только ягодный пирог и уцелел, и то потому, что был в духовке, а не под рукой.
С тяжелым вздохом поднявшись, Бартон пошел искать Фила, чтобы отдать ему отчет и заодно пирог, явно куратор позавтракать не успел. А после начал караулить коварную Морс под дверью, чтобы не сбежала и не увильнула от разговора.
- Стоял, - буркнул агент, когда дверь неожиданно распахнулась, и в коридор вывалилась Бобби в обнимку с пустой кружкой.
Выглядела Пересмешница уставшей и нервной, на секунду в Клинте даже проснулась жалость и заодно пропала из головы возмущенная речь, которой он собирался встретить свою девушку. Но сдаваться так просто он не собирался.
- Я съел весь романтический ужин один. И ты виновата в том, что у меня болит живот!
На них уже начали коситься другие агенты, некоторые даже останавливались специально, чтобы посмотреть, что будет. Хоукай прижал руку к животу и поморщился. Тут он не соврал, живот действительно болел. Еще бы, столько слопать-то...

+4

4

Настроение у Клинта было не фонтан, это Бобби сразу просекла. В общем-то логично, она бы тоже обиделась, если бы Бартон не явился на ужин. Но у нее же работа!
- Ну знаешь… выпей что-нибудь от живота, что ты как маленький.
Кажется, кофе ей не видать. А вот ссоры посреди коридора Морс совсем не улыбались. Она терпеть не могла привлекать к себе внимание своей личной жизнью. Тем более, что отсутствие к ней этого самого внимание было залогом спокойного существования без лекций на тему того, что она не должна спать с коллегой.

Не должна. Барбара понимала все сложности, которые возникали ввиду подобных отношений, а потому не противилась тому, что совместные задания с Клинтом у нее бывали не часто. Она прекрасно понимала, что должна в случае угрозы Хоукаю действовать по протоколу, но так же знала, что никакой протокол не заставит ее рисковать жизнью любимого человека. Разрываться между правилами и чувствами делом было неприятным, и Барбара как могла сводила подобные моменты к нулю.
Она попятилась к двери, собираясь юркнуть в кабинет, в котором была готова баррикадироваться.
- Клинт, прекрати, - зашипела девушка, зыркая по сторонам, агенты на них глазели с явным интересом, конечно, сплетни-сплетни, все веселье. Между заданиями без такого не обойтись, это скрашивало бытие агентов, которые не могли притащить все это домой, но зато тут могли обсуждать все, что угодно. – Ужин я компенсирую, так что нечего тут изображать обиженного страдальца. А таблеточку тебе и в медпункте выдадут. Ну, хочешь, сама схожу, раз боишься показать, что у Хоукая может что-то болеть?

Ей и правда было немного совестно. Трудно понять, почему ее вдруг заклинило вчера, она, наверное, могла бы добраться домой, но… у Бобби было странное ощущение, что что-то должно случиться. Не глобальное, не конец света, но что-то в личном плане. Вряд ли, конечно, Клинт бы готовил ужин, чтобы сказать прости-прощай своей даме, но что-то где-то должно было случиться, а у Бобби никак не сходился паззл. От того она и сейчас нервно поглядывала на Бартона, готова я в любой момент заскочить за дверь и запереться, даром, что это вообще конференц-зал, а не личный кабинет, на который Пересмешница еще не наработала.

+4

5

Клинт обиженно засопел.
- Я, может, сострадания хочу. Чтоб меня пожалели, а она...
Конечно, таблетку каждый может посоветовать. А сочувственно посмотреть? А погладить ласково? От кого же еще этого ждать, кроме как от девушки, с которой встречаешься?
Ему очень не нравились панические взгляды, которые Бобби кидала по сторонам, и особенно взгляды в сторону двери.
- Я ничего не боюсь, - еще больше обиделся на предложение сходить в медпункт Хоукай.
Врачей лучник не боялся, но недолюбливал любых, к ним только попади, и вместо искомой таблеточки окажешься в каком-нибудь мерзко гудящем томографе или и вовсе с катетером капельницы на койке. Тем более, что в последний раз он из палаты опять сбежал без разрешения. Ну, не болело же уже ничего! Ребра и так срастутся, куда денутся, а лежать и пялиться в потолок ужасно скучно. Все трещины пересчитал, все лапки у мух тоже. Посбивал тех же мух шариками из салфеток. И все, занятия закончились. А еще там кофе не давали. Совсем.
Осторожно сделав два шага вперед, будто подбираясь к пугливой птице, Клинт нежно улыбнулся.
- Бобби, стой на месте. Если сбежишь, мне придется дверь ломать. А Фьюри ясно дал понять, что еще одна выходка, и отправят меня охранять Холодильник.
Нет, может Директор и не станет разбрасываться ценным кадром, но в целях профилактики Фьюри вполне способен исполнить угрозу и запереть Бартона в Холодильнике на месяц-другой. Вот жуть-то будет!
- Я вообще-то хотел сделать все, как полагается. Но у нас "как полагается" обычно не бывает. Поэтому... - сделав еще один шаг, лучник встал на одно колено перед Пересмешницей и, вытащив из кармана и открыв, протянул ей коробочку с кольцом. - Барбара Морс, ты выйдешь за меня?

+2

6

Нет, ну сострадания все хотят, но у Бобби с этим качеством было не очень. Она поморщилась, задумалась и выдала:
- Ну я могу погладить тебя по голове, но не тут же. Бартон, прекрати паясничать, ну серьезно.
Морс уже начинала нервничать, предчувствуя, что это все закончится чем-то внеплановым. Спасительная дверь была рядом, дернуть ручку, ввалиться и…

Предупреждение заставило Пересмешницу замереть. Она прищурилась, начиная терять терпение, а настроение резко покатилось непонятно куда, природная вредность, помноженная на приобретенную, давала знать. Морс подбоченилась, ехидно глядя на любимого.
- Ради такого дела я тебе даже передачки буду привозить на вахту, зато отдохнешь, проветришься, говорят, там весело, общество очень веселое.
Фьюри, конечно, тот еще шутник, никогда не знаешь, серьезно директор или как, у него на все одно выражение лица, попробуй угадать. Бобби была в числе тех, кого записывали под личную протекцию, Ника. Именно он помог в свое время, когда работа с жизнью на пару намертво прижала, «умереть». Где-то в Сан-Диего была могила с красивым памятником, куда каждый год приходили мать и брать. На мгновение стало больно, но Бобби отмахнулась от этих мыслей. Пора было привыкнуть. Так лучше, для нее, для ее семьи, так безопаснее. Ей не нужно мучиться необходимостью обеспечивать им защиту. Самое трудно, с чем приходилось Бобби бороться при таком раскладе, это не пытаться наблюдать за матерью, не стремиться о ней узнавать, поверить Фьюри, что он позаботится о ней.
Не подвергать слова сомнению Барбара все еще училась.

Она так задумалась об этом, что так и не успела придумать достойную шутку относительно того, какую опасность Холодильнику принесет Хоукай, когда тот сделал то, чего девушка никак не ожидала. Голубые глаза расширились в удивлении, Бобби уставилась на Клинта, чувствуя, как дар речи покидает ее. На них были направлены все взгляды, Клинт уже стоял перед ней на одном колене, кольцо сверкало блеском граней, а Барбара Морс не знала, что ответить.
Вернее, она-то знала, что бы ей хотелось ответить, но совершенно не представляла себя в мире, где она будет замужем. В мире, где у нее не было семьи, зато была дурная работа, которая не предусматривала подобных вещей.
- Ты с ума сошел? – Все, что смогла зашипеть в первый момент Пересмешница, чувствуя, как с перепугу сжимается внутри все, что может сжиматься. Еще чуть-чуть, и им сейчас зааплодируют. Надо было прекратить это, пока ей не пришлось говорить «да» тут и сейчас, чтобы не поставить Клинта в неловкое положение.
Хотя, по сути, они оба уже там.
Пересмешница огляделась по сторонам:
- Все, шоу закончилось, дальше ждите новостей. Расходитесь, не для вас моя звезда блистала. – Она опустила взгляд на Клинта. – Пойдем, поговорим, дорогой.
Бобби уже повернулась к дверям, но какой-то внутренний порыв заставил ее потянуться и выхватить из рук Бартона предназначавшееся ей кольцо. Ну ее же!

+2

7

- Ну чего не тут-то? - немедленно заныл лучник.
Это ж по голове погладить, а не поцеловать посреди коридора. Хотя, поцеловать тоже было бы неплохо. Но об это, наверное, лучше вообще молчать, пока не побили. А судя пол лицу Пересмешницы, она была к этому близка.
- Ага, как же, одну передачку в год я может и дождусь, - проворчал, представив себе, как бы ему было весело в Холодильнике.
Впрочем, общество там шикарное. Злодеи всех мастей и на любой вкус. Если бы еще не обжигающий холод, от которого почти не спасают толстые стены и отопление. Холод Бартон не любил с детства, с тех пор, как приходилось прятаться от отца в подвале или убегать на улицу.

Вообще-то удивление Бобби очень удивило Клинта. Они же не первый день были вместе, даже не первую неделю. Неужели она не подозревала о том, что намерения у него весьма серьезные?
- Нет, я такой и был, - покачал головой Бартон, отметая подозрения в том, что он сумасшедший.
А что такого? Во всех фильмах так делают. Сама же Морс и виновата, что смотрела в его присутствии. Только в фильмах девушки визжали от восторга и, крикнув "да", немедленно вешались на шею жениху. А Бобби в ступор впала и возмутилась. Подумаешь, толпа агентов на них смотрит. Пусть смотрят, пусть все видят доказательство того, что раздолбай-Клинт может быть серьезен.
Предложение поговорить Бартона насторожило. Ну, точно, будут бить. Может, сбежать пока не поздно? Но Пересмешница выхватила у него коробочку с кольцом и направилась к дверям. Вот и пойми ее. Раз взяла, значит согласна?
- О чем поговорим? - поинтересовался светским тоном, открывая перед Бобби дверь, но на всякий случай стараясь держаться подальше.
Агенты, осознав, что шоу закончилось, заторопились по своим делам. Хоукай мог бы поспорить, что новость распространится по базе за считанные минуты.

+2

8

- Ты это серьезно?
Наверное, вопрос сам по себе был невероятно тупым, учитывая неоднозначное представление Бартона и коробочку с кольцом, в которую, кстати, Барбара вцепилась еще так. Но она все еще пребывала в состоянии «откуда что взялось?». Не то чтобы она не считала Клинта серьезным в своих намерениях, скорее она просто не задумывалась о том, что где-то на горизонте маячит перспектива выйти замуж и стать миссис Бартон. В голове сидела странная мысль, что после свадьбы жизнь заканчивается. Ну знаете, все сказки заканчивались фразой «и жили они долго и счастливо», но никто не пишет, как именно жили, что делали. Казалось, что это последнее, что делали влюбленные, на том все.
Нет, Барбара в сказки не верила, читала их в детстве, потом стало не до того. Но романтические комедии, в которые она, кстати, тоже не верила, заканчивались точно так же. Вот и возникал в голове невольный вопрос,  а есть ли вообще жизнь после свадьбы? Вдруг ее там нет, и они с Бартоном пропустят нечто прекрасное, что могло бы у них случиться?

- Просто… это так неожиданно.
Хотя, может, все дело в том, что прекрасный агент Барбара Морс не видела дальше своего носа в личной жизни? Или в том, что у нее просто не было времени на это? Ну все было так удобно, так хорошо, формально, они даже не жили вместе с Клинтом, у нее все еще оставался свой угол, куда можно было сбежать, если крыша будет ехать от соседства, ну бывает иногда, всем нужно уединение. Но Бобби прямо предчувствовала, что скажи она нечто подобное своему мужчине, этого не оценят, а потому молчала, предпочитая делать вид, что все отлично и все чудесно.
На самом деле, все и правда было отлично и чудесно. Романтический флер все еще окружал эти самые отношения, поэтому лишь одна мысль о необходимости пойти на новый уровень самоопределения в паре загоняла Бобба в капитальное состояние шока, поэтому она продолжала глядеть на Клинта, хлопая глазами и гадая, чем все это может закончиться.
Она хотя бы выживет?

Оставалось лишь понять, почему она все еще не подумала о самом простом способе решить проблему – отказать. Бобби держала коробочку с кольцом так, будто только о нем и мечтала последние лет пять точно, спала и видела, как Клинт встанет на колено, а потом собиралась бежать в белом платье…
О нет.
- Я не хочу свадьбу!
И, наконец, все части паззла встали на место. Барбара и правда не хотела свадьбу в том виде, в котором ее принято гулять. И не в последнюю очередь потому, что с ее стороны на ней не будет никого из родственников.

+2

9

Бобби пояснила свою реакцию тем, что это неожиданно. Лучник уставился на нее недоверчивым взглядом, усиленно пытаясь понять, кто из них двоих сейчас тупит больше. Ему-то казалось логичным, что когда люди вместе проводят время, им вместе хорошо, они ждут друг друга с миссий и друг о друге заботятся, рано или поздно наступает момент им начать жить вместе.
И вообще, разве не каждая девушка мечтает о белом платье, фате и умирающих от зависти подружках? А, еще о свадебном торте и горе подарков. Но что-то тут явно не сходилось. Видимо, то, что у них все хорошо, считал только он один. Клинт немедленно расстроился...
Пропустив Пересмешницу и закрыв дверь, Бартон для верности прислонился к этой двери спиной. Чтобы наверняка никуда не сбежала. Разве что в окно. Но Фьюри ж потом стоимость стекол из зарплаты вычтет, жадина.
Агент уже ждал фразы типа "знаешь, милый, нам было хорошо, но пришла пора расстаться" или "достал ты меня, Хоук, своими шутками, ухожу я от тебя к...". К кому могла уйти Морс, лучник сходу не придумал. Это же как надо ненавидеть человека, чтобы уйти к нему от Хоукая? А Барбара вроде бы ко всем нормально относилась, никому мучительной смерти не желала. Не то чтобы Клинт действительно мог что-то сделать, ревновать он до сих пор не научился, но мало кто об этом знал. Может быть, Коулсон и догадывался, куратор всегда все про него знал, даже то, чего не знал сам лучник.
В общем, Бартон ждал чего угодно, только не того признания, которым огорошила его Бобби.
- И все? - растерянно уточнил, с трудом веря в то, что все оказалось не так страшно, как он успел себе навоображать.
Потом подумал, что, может быть, опять что-то не так понял. Вдруг его девушка под "свадьбой" имеет в виду не просто церемонию, а в целом узаконенные отношения? Правда, колечко так и не отдала. Хорошо, что не подарил чеку от гранаты, хотя бы не будет стыдно.
- Ты не хочешь в белом платье рассекать, пока в тебя кидаются рисом, или в принципе не хочешь становиться моей женой?

+3

10

Бартон, конечно же, по каким-то своим причинам решил сторожить дверь, будто опасался, что Барбара изобразит сбежавшую невесту. Изображать было рано, но если такими темпами пойдет, то и до этого недалеко. Оставалось еще окно, но на нем стояла охранная сигнализация, гарантирующая, что никто через него не выйдет, ни снаружи, ни изнутри. И да, пятый этаж был даже для Бобби тем еще риском, несмотря на звучный позывной, девушка летать не умела.
Пересмешница неохотно смирилась с тем фактом, что поговорить с Клинтом ей придется, как и углубиться в дебри самоанализа, завязавшись на этом психологическом подтексте своего нежелания выходить замуж.

- А ты ожидал чего-то еще? Например, что я не хочу замуж именно за тебя? Клинт, дело не в тебе, - устало отмахнулась Барбара, проходя за свой стол. Кофе она добыть не успела, настроение как-то шатало в разные стороны, говорит об этом придется. Они с Клинтом не обсуждали прошлое друг друга, не расспрашивали о семьях друг друга. Может, конечно, неправильно с точки зрения совместной жизни, но оба умели жить, не оглядываясь назад. Приучили обстоятельства и агентурная закалка.
На самом деле, многие агенты ЩИТа могли похвалиться наличием семей. Две трети оных имели тут семейный подряд, то же касалось и научных сотрудников. Треть же, которая мела личную жизнь за пределами организации, умело, что удивительно, совмещали семью и личную жизнь. Но нет-нет, да случалась беда, от которой никто не был застрахован. Ломались базы данных, прорывало информацию, да просто случайности работали, погибали агенты, погибали их семьи. И все еще единственным способом гарантировать безопасность семье была мнимая смерть агента. Исчезнуть из жизни, оборвать все связи, скрыться в настоящем, оставив после надгробную плиту на кладбище в Сан-Диего.
Что и сделала Бобби.

Большую часть времени она не ощущала остроту собственного одиночества. Работа, коллеги, друзья, Клинт, в конце концов, у нее были обширные интересны и круглосуточная занятость, как и ненормированный рабочий день. Но сейчас, когда Хоукай заговорил о свадьбе, Барбара едва ли не расплакалась только от одной мысли, что ее матери этого не увидеть, хотя, по правилам семейных отношений, именно ей больше всего нужна дождь в белом платье, пускающая голубей в небо.
- Дело не в тебе, - уже более твердо повторила Барбара, -  просто я, правда, не думала, что вопрос брака так остро станет, - она подняла на Клинта глаза. Она его любила, любила как умела, может иногда не очень-то хорошо проявляя это, но этот страх утраты на любом задании очень сильно отравлял мысли о будущем. Будущем Бобби не жила, как и прошлым, только настоящем. Но вываливать эти страхи на Бартона было не очень-то справедливо, проще сказать лишь ту часть, о которой уже начала говорить. – Я не из тех девочек, которые собирают свадебные альбомы с десяти лет. То есть да, у меня все это было когда-то, картинки с красивыми платьями, примерки маминой фаты и так далее. Я до сих пор помню до мелочей ее платье, ее фату, Клинт. Но проблема в том, что она единственный человек помимо меня, кто может хотеть эту самую большую свадьбу, созвав на нее десятки родственников, чтобы похвастаться не только дочерью, но и зятем. И она этого не может сделать, Клинт. А я не могу ее позвать к нам на свадьбу. И от этого мне еще меньше хочется думать о том, чтобы что-то планировать. К тому же, - Барбара покачала головой, - у меня нет желания этим заниматься.

Как-то все дико и неправильно. Вместо романтического «да», она прагматично рассказывает Клинту, почему не хочет свадьбу. Но не говорит главного:
- Ты, правда, думаешь, что у нас что-то выйдет, если мы свяжем себя официальным признанием отношений? Выйдет лучше, чем сейчас?
Это ведь всего лишь бумага, церемония, что она изменит?

+2

11

Да-да, именно с этой фразы, именно с "дело не в тебе" начинают те, кто потом обвиняет во всех смертных грехах. Сначала "дело не в тебе", а потом оказывается, что "я устала слушать твое вранье" (а что он должен был правду сказать? Знаешь, милая, я правительственный агент и работаю на суперсекретную организацию. Ха-ха, очень смешно), "я устала ждать, пока ты вернешься" (да откуда лучнику знать, сколько может продлиться миссия? Смотря как пойдет и сколько потом придется проваляться на больничной койке), "я устала, что ты строишь глазки всем моим подругам" (а вот это наглая ложь! Не только подругам, но и друзьям...). Вот поэтому Бартон и не заводил уже давно серьезных отношений, так, встречи на одну ночь без обязательств. А потом у них закрутилось с Пересмешницей и даже стало казаться, что в этот раз получится.
Усилием воли заставив себя все же выслушать Бобби, а не начать сразу защищаться, Клинт удивленно распахнул глаза. Так вот оно что. Что родные Барбары считают ее мертвой, он знал. Это было тяжелое решение, но необходимое. Теперь им ничего не угрожало, если Морс однажды попадется. Хорошо, что единственный родственник Хоукая - брат - был мертв, и ему не пришлось ничего придумывать. Лучник раньше как-то не задумывался, что пришлось пережить тогда Бобби, но понимал, что они уж точно не смогут позвать на свадьбу родителей невесты.
Отлепившись от двери, Клинт решительно направился к своей девушке. Ладно, если хочет сбежать, пусть попробует, рефлексы-то одинаковые, успеет перехватить. Обойдя стол, который их разделял, Бартон подошел совсем близко и взял ладони Пересмешницы в свои.
- Я думаю, что я никудышный и ненадежный, но у нас обязательно что-то выйдет. Что-то хорошее. Бобби, дело ведь не в церемонии. Я хочу официального, законного права быть с тобой. И чтобы все вокруг знали, что я тебя люблю, и что ты самое дорогое, что у меня есть в этой жизни.
А платье и голуби могут достаться кому-то другому, не это же главное.

+1

12

Наверное, когда мужчинам несут такое, они имеют полное право устроить побег из своего курятника. Бобби не удивилась бы, развернись после признаний Хоукай и пойди прочь. Еще и ключи отобрал бы от квартиры. И Бобби заранее готовится к тому, что сейчас будет больно. Но нет, Клинт не уходит. Он перестает подпирать собой дверь – нет, серьезно ожидал, что сбежит? Ну ладно, может, у Барбары и была такая мысль, но агент спецслужб не уходят через двери, а прыгают через окно.
Пальцы Клинта сжимают ее руки. Барбара удивленно опускает глаза, рассматривая их, чувствуя их силу. На самом деле, когда все только начиналось, она уговаривала себя, что это все временно, ненадолго, что влюбляться бы с такой работой не стоило, пристрелить могут его, ее, а то и обоих. Причем последний вариант вообще как-то даже романтичен, и умерли они в один день, защищая свою родину.
Господи, сколько пафоса, да откуда.

Барбара сжимает в ответ руки Хоукая. Поднимает глаза, рассматривая любимое лицо. И когда все эти идиотские переживания из-за большой свадьбы и прочего отступают, ее, наконец, накрывает та самая нежность, которая обычно приходит в подобные минуты. Морс и не помнила тот момент, когда поняла, что любит Клинта. Но сейчас точно могла сказать – любит. Очень сильно любит.
- Ты правда этого хочешь? Меня с моими тараканами, скромной свадьбой и непонятно какой жизнью? Клинт, я готовить не умею. Помнишь, не умею. И дом не веду. И живу на работе.
Но глядя в глаза Бартона, Пересмешница уже знает ответ. Она высвобождает руки из пальцев Клинта, тянется мягким движением, обвивает его шею. Клинт в ее жизни тоже самое дорогое, и как-то очень глупо и нерационально отказываться от этого самого дорого. Пальцы скользят по его щеке, Бобби прижимается лбом к его лбу и прикрывает глаза на считанные секунды. А потом находит губы Клинта.

Глупая паника, какая-то необъяснимая, сродни попытки сбежать. А сбегать совсем не хочется. У нее нет ни плохих, ни хороших предчувствий насчет этого брака. Конечно, подобное – дело серьезное. Родители Бобби развелись, да и до развода у них не очень-то хорошими были отношения, но это совсем не означало, что так будет и в жизни самой Пересмешницы.
Бобби отрывается от губ Клинта:
- И как ты себе представляешь это мероприятие? Ну раз я согласна, ты согласен, мы оба согласны и хотим. Как будем отмечать?
Кажется, она должна Клинту ужин. Который не приготовит сама, но может заказать, красиво обставить, и главное, красиво одеть в себя в белье, которое стоит ползарплаты потому, что хочется носить красивое и баловать своего мужчину еще более прекрасным зрелищем.

+1

13

Клинту хочется ответить. Пошутить, что ее тараканы отлично подружились с его тараканами и теперь готовы плодиться и размножаться. Уверить, что никогда не любил пышные торжества и празднества, вызывающие в нем воспоминания о жизни в детском приюте. Сказать, что не в готовке счастье, что ему жена нужна, а не кухарка, а готовить он и сам прекрасно умеет. И на работе он живет не меньше, чем Бобби. Но ничего этого не успевает. Потому что не зря они с Пересмешницей так близки, она все понимает и без слов.
Отпустив ладони девушки, Хоукай обнял ее за талию, притягивая ближе, улыбаясь, когда ее руки обняли за шею. Прижаться лбом ко лбу это тоже интимный жест, это значит "я тебе доверяю и верю". Но и поцелуй тоже весьма неплох. Эх, если бы они были дома, то можно было бы и продолжить, но доводить других агентов до очередного стресса, если кто-то заглянет в комнату, было бы опрометчиво. Фьюри точно тогда какую-нибудь гадость в наказание придумает.
В первое мгновение Клинт тянется за Бобби, когда она отстраняется и недовольно вздыхает. Но агент Морс ловко возвращает его с небес на землю вопросом о практической стороне дела. О которой Бартон, разумеется, не подумал, слишком занятый мыслями о том, чтобы выкроить время и купить кольцо, при этом чтобы Бобби ни о чем не догадалась, договориться с Наташей и тайком передать коробочку с кольцом ей...
- Так ты согласна? - на всякий случай уточняет осчастливленный Клинт, невольно улыбаясь до ушей. И начинает судорожно соображать, что нужно делать, и как вообще выглядят эти свадебные церемонии. Он же не был ни на одной! - Эээ... ну как я представляю... Слушай, поехали в Вегас? Там нас никто не отследит, да и всем все равно будет, кто женится. Ташу с собой возьмем и Коулсона, как свидетелей. А вообще, - лучник бросил взгляд на часы и ужаснулся, - ты подумай, чего бы тебе хотелось. И давай за ужином все обсудим. А сейчас мне пора. Я через пять минут должен быть на стрельбище, иначе агент Гаррет опять будет полоскать Филу мозги на тему дисциплины его подопечных.
Чмокнув Пересмешницу в кончик носа, Хоукай развернулся и рысцой рванул в коридор, довольный, что получил согласие, и что у него будет время подумать о планах и церемониях.

Отредактировано Clint Barton (2018-07-16 12:08:45)

+1

14

Барбаре жутко не хочется отпускать Клинта из объятий. Она обнимает его, улыбается, и камень с души падает куда-то вниз. Все гораздо проще, чем она думала, все гораздо спокойнее, чем ей казалось. Всего можно было достичь признаниями.  Простыми и незатейливыми признаниями. И Бобби потому еще более счастливо улыбалась Клинту, так как на деле чувствовала это самое счастье.
- Согласна, - кивает Бобби, хоть все и так понятно, но надо произнести это важное слово. – Вегас? – Сначала Пересмешница хмурится, кажется, эта идея такая… такая… идиотская? Но с другой стороны, зерно здравого смысла в ней имеется. Бобби даже задумывается об этом. Может, и правда так? Вдвоем, с Ташей, с Филом, если Фил не пошлет, конечно, с такой дурной идеей. Морс прикидывает варианты, и все больше ей нравится именно этот. Она открывает было рот, чтобы начать рассуждать, но, как водиться, в офисе интимных разговоров не ведут.
Пересмешница с жалостью расцепляет пальцы, размыкает объятия, смотрит на Клинта.
- Чтоб агент Гаррет в аду горел, - констатирует Морс, вздыхает. – Ладно, беги. Я буду ждать тебя дома. С ужином. И не смотри на меня так, я не планирую тебя отправить в больницу с несварением. Все, иди, мне надо написать отчет. Раньше закончу, раньше уйду.

И лишь когда Хоукай уходит, Бобби вспоминает о коробочке с кольцом. Дергается в сторону двери, но замирает – кольцо так и лежит на бархатной окантовке, хотя ему следует находиться на ее пальце. Лааадно, наденет вечером, чтобы все было честь по чести. Барбара скользит кончиком пальцев по камням, которые блестят своими гранями. Она даже не сомневается, что Клинт не ошибся с размером. Улыбается своим мыслями, а потом резко захлопывает коробочку. Работа. Потом все остальное.

…ей и правда удается сбежать с работы пораньше. Квартира встречает ее манящей пустотой, Барбара составляет пакеты с едой на вынос. От нее требуется красиво обустроить стол, красиво одеться самой, дождаться Клинта, в общем, все ради его удовольствия, и своего собственного. Сердце приятно дрожит от предвкушения. Тарелки наполняются тем, что им ужинать, красивая нарезка, остро пахнущая еда, Бобби принюхивается, сглатывая слюнки. Две тонкие свечи занимают место в центре стола, последним штрихом становится бутылка вина. Теперь было за десертом, причем совсем не в плане еды.

Дверь щелкает входным замком. А Бобби уже ждет, опираясь на стену. Платье аккуратно сидит на фигуре, выгодно обрисовывая все достоинства агента Морс. Она мягко улыбается – те, кто знал ее на службе, вряд ли бы поверили в существование такой стороны Пересмешницы. Нет, платье, чулки, каблуки и дорогое нижнее белье всегда были бессменными атрибутами агента, которому приходится шпионажем заниматься. Но вот эта улыбка, этот взгляд – это доставалось только Клинту Бартону.
- Ну, привет, - Барбара делает несколько шагов к будущему мужу, обнимая его снова, прижимаясь губами к его губам для поцелуя. – Ужин, свечи, десерт и обсуждение свадебных планов. Знаешь, мне нравится вариант с Вегасом.

+1

15

Шутку "а с чем ты планируешь отправить меня в больницу?" пришлось проглотить. Иначе можно было застрять надолго. И так ужасно не хотелось уходить и оставлять Бобби. Но если она не напишет отчет, то и ужина опять не будет. И это будет прискорбно.
Только отточенное мастерство не позволило Хоукаю опозориться на стрельбище перед Гарретом. Пока руки механически меняли стрелы и отпускали тетиву, все мысли лучника были далеко от мишеней и чужих взглядом. Да и как можно думать о красном кружке, когда вечером дома будет тебя встречать любимая женщина, которая к тому же собирается устроить романтический ужин? Агенту Гаррету даже удалось подсунуть рассеянному Бартону снайперскую винтовку новой модели, чему очень удивились оба. Но оружие Клинт все же протестировал, хотя и бурчал внутренне, что положенное время уже отработал. Впрочем, винтовка оказалась неплохой, Бартон втянулся и увлеченно расстреливал мишени, пока ему тактично не напомнили, что он тут не один такой любитель пострелять, и вообще-то уже очередь скопилась. Очереди Хоукай ослепительно улыбнулся и поклонился, сорвав аплодисменты. И гордо удалился под скрип зубов Гаррета. Как, интересно, Коулсон умудряется с ним дружить?

Приняв душ и переодевшись на базе, лучник еще сделал остановку по пути домой, чтобы купить цветы. И только тут вспомнил про кольцо. Вот ведь растяпа. Хорошо бы Пересмешница его догадалась прихватить. Надо ж нормально одеть ей кольцо на палец.
- Привет, - Клинт восхищенно замирает на пороге. И за что ему досталось такая красота? Наверное, в прошлой жизни он сделал что-то очень хорошее. Положив букет куда пришлось, он тут же обнял Бобби. - Мммм... я бы начал сразу с десерта, - прошептал, оторвавшись от губ, касаясь губами виска девушки. - Но тогда до планов мы точно не доберемся.
Неохотно отстранившись, но успев при этом провести ладонями по бедрам Пересмешницы, сунул ей в руки цветы.
- Я рад, что тебя устроил Вегас. А на медовый месяц поедем в Грецию?
Красиво накрытый стол, и что с того, что еду не готовила Барбара?, свечи, все это настраивало на очень романтический лад. А о том, как выбивать дни отдыха из Ника Фьюри, можно будет подумать потом.

+1

16

Барбара тянет руки к букету, но букет ей Клинт не отдает. Правда, зачем букет, если можно поговорить, обнять и поцеловать. Морс смеется, жмурится, будто довольная и сытая кошка, и все больше думает о том, что идея не так уж плоха, может что-то выйти, обязательно выйдет, они ведь любят друг друга, почему бы и нет. Наверное, у нее не хватит на все здравого смысла, наверное, она не такая взрослая, но у нее есть Клинт, она на него сможет опереться, они все смогут, вместе, держась за руки.
- Да кому нужны те планы? Это же не миссия, которая должна идти по плану, но она все равно никогда не идет по нему, - Бобби тянет за собой Клинта, продолжая целовать, не желая отрываться от его губ. Ей хорошо в его руках, ей безопасно в его руках, и это, наверное, главное. Бобби, привыкшая быть одиночкой по жизни после того, как ушла от матери и брата, с трудом привыкала к заботе Клинта. Но он смог, справился, даже несмотря на то, что она огрызалась периодически, фыркала и ворчала. Не хотела съезжаться, пряталась в кабинете, пряталась за отчетами.

Ладно. По большому счету Клинт Бартон заслужил памятник за все свою любовь и терпение. И Барбара не позволяла себе этого забыть.
- Вегас, и Греция, в Грецию поедем, - она говорит это между поцелуями, целует между словами, тянет уже совсем не в сторону стола, ужин можно разогреть, потом, когда в самом деле проголодаются. – Обсудить, все обсудим, Клинт.
Потом, когда отметят…
- Ой!
Пересмешница отстраняется от Клинта, выворачивается из его цепких рук, и оглядывается в поисках коробочки. Кольцо, да. Самое главное они и забыли!

Коробочка находится на самом видном месте, Бобби вручает ее в руки Хоукаю.
- И так, у нас подходящая обстановка, и я хочу кольцо на его законном месте, Бартон, - женщина протягивает руку. В ее глазах плещется любовь. Настоящая, чистая, ничем не омраченная. Таких чувств бывает не так уж много в этом мире. И сама Бобби едва не впервые все время не позволяет ничему из этого омрачить то, что между ними происходит.

+1

17

- Тоже верно, - согласился Клинт.
Миссии никогда не идут четко по плану, потому что человеческий фактор самый непредсказуемый. А они не на миссию собираются, а всего-то устраивать свою личную жизнь. Главное, что они договорились о том, где, и как. Интересно, Фьюри сильно расстроится, что они его не позвали? Хотя на мальчишник его можно будет позвать.
Представив себе, как напивается в компании Директора и куратора на совершенно законных основаниях, Бартон вздрогнул. Его и так уже в чьи только любимчики не записывали. А с другой стороны, и позвать-то больше некого. Хоукай привык держать дистанцию и не заводить близких знакомств. Ну, не звать же на мальчишник Наташу! Она скорее с Бобби на девичник отправится.
Мыслить в нужном направлении становится все труднее. Пересмешница целуется так, что ни о чем другом, кроме нее, думать уже не хочется. Оказывается, за два дня тоже можно соскучиться. Даже страшно немного, что так накрывает рядом с ней, что тянет обнять и никогда больше не разжимать объятий. И Клинт почти не замечает, что идут они немного не в сторону кухни, откуда доносятся аппетитные запахи.
- Что? - Лучник тянется поймать Бобби и притянуть обратно, но коварная девушка отступает и вместо себя вручает в руки коробочку с кольцом.
Бартону стыдно, что он уже успел подзабыть про свой подарок. Отдал же и все, сама виновата, что сразу не дала нацепить кольцо на палец. Но, видимо, приняв неизбежное в виде скорой свадьбы, Морс решила делать все по правилам.
Широко улыбаясь и снова опустившись на колено у ног своей любимой, Клинт вытащил кольцо из коробочки и бережно надел на безымянный палец Бобби. Залюбовался тем, как смотрится украшение. И пусть не заработал на огромный бриллиант и белое золото, все же Пересмешница с ним не из-за денег.
- Я тебя люблю, - поцеловав руку Бобби, Хоукай медленно встал и снова обнял девушку. - И я самый счастливый мужчина на Земле.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [март 2006] Брачные узы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно