ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [декабрь 2016] The memory remains


[декабрь 2016] The memory remains

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

The memory remains
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://66.media.tumblr.com/10a3f064cdd9a7204e211ca4093f4315/tumblr_oe5n9pQTxg1rxrmzvo1_1280.gif

Ну или так

https://78.media.tumblr.com/8175de8489cfddc39e55330daa4bc9ce/tumblr_p06qeotNUs1sc0ffqo3_540.gif

Thor | Gamorahttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Много ли общего у наемной убийцы и царского сына?
... Спешащие на поиски своего безбашенного предводиле квиловоды обнаруживают на околоземной орбите человека без признаков жизни и какого бы то ни было костюма жизнеобепечения. Однако, к их удивлению, незнакомец оказывается не только живым, но и весьма разговорчивым...

ВРЕМЯ
декабрь 2016

МЕСТО
Ближний космос, борт "Милано"

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
пока что альтернативное
развитие событий после столкновения с Фениксом

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/0019/7e/3e/2-1517829215.jpg[/AVA]

+2

2

... Волосы, пострадавшие от пламени Феникса, были как неживые. Стоило провести по ним ладонью - и они ломались, точно солома, осыпаясь на плечи и бедра, покрывая их золотистым пухом. Жаль, конечно. Его волосы были таким же символом славы Асгарда, как его молот. И отчасти - как и он сам.
Может быть, это знак?
Если Феникса не усмирить, не накинуть узды, не дать отпор колоссальной силе, что пока еще не обрушилась на Мидгард - не исключено, что Золотой город станет следующей его жертвой.

Звезды. Он разглядывал их сквозь мутноватый, давненько не знавший хорошей чистки иллюминатор, пытаясь угадать, в какой стороне сейчас находится дом. Спору нет, глупое занятие. Хотя бы потому, что главное, зачем он пытался это сделать - высчитать, как скоро распоясавшееся чудовище (если, конечно, это так можно назвать) доберется до Асгарда. Вдвойне глупое, ведь почти никто не знает о способностях этого существа и о его пути во вселенной. Нет, может быть, кто-то и знает, но он далеко, и своей информацией вряд ли поделится. А на то, что будет с Домом, ему наплевать. Сам говорил: у него больше нет дома.

Грязь на стекле раздражала, и он, подойдя, принялся нещадно тереть круглое оконце краем выданного пледа. Сильные пальцы усердно драили хрупкую преграду, еще и еще - пока Громовержец не сообразил, что то, что так действовало на нервы, находится снаружи а не внутри. Мелкие и крупные царапины, пятна, как будто кто-то завтракал на них, как на стеклянном подносе - он даже не думал, что такое может быть на космическом корабле.
Впрочем, это был первый корабль, на борту которого сыну Одина довелось оказаться. Или нет, второй. Первый принадлежал темным эльфам, и тогдашний полет был весьма и весьма... впечатляющим.
Статую деда так и не восстановили до конца. Стыдно.

Наскучив бесцельным стоянием, он уселся на пол, завернувшись в плед и отряхиваясь, как большая собака. Пес без хозяина. Помнится, кто-то даже рассказывал ему шутку на эту тему. Мидгардскую шутку. В общем, не так уж неправильно, ведь все люди - а, может, не только люди, и вообще, что считать людьми? - должны иметь за душою хоть что-то, чему можно быть преданным. Испытывать привязанность. Дом, семья, близкие. Любимая девушка. Товарищи. Да хоть бы и молот, в конце концов. Чему-то, что страшно потерять.
Не потому, что разлука с ним сделает тебя слабее. Ты - это всегда только ты.
Потому, что радость от встречи сделает тебя сильным.

... Он не заметил, как задремал, прислонившись виском к холодной оправе иллюминатора.

+3

3

В очередной раз судьба подкидывает, как дровишек в огонь, какие-то сложности и испытание. Такое ощущение, что чем-то или кем-то определяя, кто же будет козлом отпущения. И логика у данного назначения была весьма странной - нет бы размазать по большему числу живущих, чтобы проходилось все легко и быстро. Нет. Нужно нанести точечные удары масштаба как водородная бомба на муравья. И пока корячится тот, кого можно прозвать, как героя, остальные живут, в ус не дуют и периодически наезжают, что спасают их не так.
Гамора редко задумывалась над своей судьбой. Она не любила вспоминать жизнь "до" - тем больнее было оборачиваться и смотреть на то, что стало после. Кем она стала. Что вокруг нее творилось. Легче было не думать об этом всем, пусть это и было проявлением слабости. Да и она ни за что бы не призналась себя, что иногда, глядя в зеркало, она пыталась представить, кем бы была Гамора, если бы тогда ее не забрал Танос, подарив кинжал. И была ли бы вообще, может быть она попала в ту половину жителей, что пошла под зачистку.
С другой стороны, сейчас она смогла определиться с приоритетами. Вырваться из под гнетущего влияния Таноса, смогла не сломиться и не подчиниться его злой воле. Все эти невзгоды дали ей возможность взрастить внутренний стержень (не путать с кибернетическими доработками), определиться со стороной и взглядами.
Единственное, о чем жалела Гамора, так это о том, что в своих попытках выжить, когда она старалась быть максимально обособленной и нелюдимой, кто-то совсем близкий очень нуждался в ней. Сестра по названному отцу, Небула, такая же невольница, несчастливица, чью судьбу вырвал и перекроил Танос. Как не замечала, что девочка тянулась к Гам, ища в ней опору и родную душу. Как пыталась позже доказать, что она совсем не хуже, что она ей ровня, и что достойна называться ее сестрой. Как попытки привлечь внимание перерастали в злость, а бессилие устранялось доработками по воле Таноса. Бедная Небула.. Вынули мозг.. Вырвали руку с корнем.. И всего лишь из-за победы Гаморы, которая не видела ничего и жила маленьким затравленным зверьком.
Гам вздохнула и откинула ложку. Есть совершенно не хотелось, а мысли, накатившие так некстати, только еще больше нагоняли беспокойство, что никак не хотело отпускать. Зеленая поднялась из-за стола и направилась прочь из камбуза. Ноги несли ее неизвестно куда, да и особо разгуляться на корабле было негде, чтобы не взять и не встретиться с кем-то из команды. Девушка старательно обходила все возможные места, где можно было попасть под очередные остроты Ракеты или Дракса - насмешки ей сейчас были совершенно ни к чему. Таким образом, она решила попасть на обзорную площадку с огромным иллюминатором, чтобы в очередной раз бросить взгляд на небесные светила. Как и любого живущего вид космоса захватывал Гамору, но она также чувствовала и всю тоску вакуума, представляя, сколько судеб сейчас витает во времени и пространстве. И уж совсем не ожидала она встретить там Тора - нового пассажира, что называл себя богом, Асгардцем. Он спал, похрапывая и возможно пуская нитку слюны, но зеленая поспешила отвернуться и было выйти, как наступила на разбросанные Ракетой стеклянные колбы. Далее тишину разрезал звук хрупающего стекла, ойкание и тихое ругательство Гаморы, что поспешила перешагнуть оставшиеся колбы и зависнуть на одной ноге, балансируя и пытаясь вытащить осколки из стопы.

+3

4

Разбуженный шумом, Громовержец всхрапнул, словно конь, которому слишком резко натянули удила, и заморгал, пытаясь проснуться и прийти в себя. Одеяло соскользнуло на пол с широких плеч, когда он усердно принялся тереть глаза; потянувшись за ним, асгардец остановился, обнаружив практически прямо перед собой часть женского тела, которую знатоки, а тем более профессионалы своего дела зачастую ценят даже больше чем грудь.
Во всяком случае некоторые.
И, как назло, эта часть, и без того весьма впечатляющая, была мало что обтянула кожаными штанами, так еще и отставлена в попытке сохранить равновесие.

Если бы светлые земли были доступны туристам - этим вечным бездельникам, что таскаются толпами, галдят на десятках языков, и оставляют после себя кучи мусора - то, без сомнений, одной из легенд, которую эта шумливая братия вывезла бы оттуда, была бы история о Торе Одинсоне, большом любителе выпивки, драки и женского пола. Но хуже всего было то, что эту легенду упомянутый герой не только всецело поддерживал, она еще и практически соответствовала истине. Вот и сейчас: вокруг рушится мир, опасность грозит Мидгарду, миру, где он родился, и который дал клятву защищать до конца своих дней - а сейчас вместо этого стоит на четвереньках и таращится на обтянутую штанами женскую попку.
И надо сказать, что зеленый цвет обладательницы этой попки его практически не смущал. По одеждой ее все равно не было видно.

- Ну что ж ты, милая...- крякнул он, а затем, почувствовав, что голос звучит слегка надтреснуто, как из пересохшего горла, зычно прокашлялся. Звук, усиленный формой помещения, отраженный от металлических деталей корпуса, оказался даже громче чем нужно, и походил на отдаленный раскат грома - если бы в ноздри туче попала короткая вспышка молнии, и та чихнула, что было мочи.
- Упадешь же, еще насажаешь. Обопрись,- пророкотал он, как мог, миролюбиво, придвигаясь ближе и подставляя зеоберийке плечо. Ожоги, полученные в битве, уже почти затянулись и доставляли разве что, легкое беспокойство - да и то можно было списать, скорее, на раздражения от шерстяного одеяла.
- Что ж ты так... Давай помогу. Сядь,- с мягкой улыбкой он переменил позу и теперь похлопал себя по колену, предлагая услуги заправского волокиты.
То, что девица откажется - было понятно. Но не поддеть ее было выше его сил.

+3

5

"Чертов помойный, хвостатый, блохастый, вонючий, пандовый енот!" - отчитывала Ракету про себя зеленая, костеря его самыми цивильными словами, которые ей приходили на ум и старательно отфильтровывая брань. Наслушавшись, как мохнатый член команды способен орудовать матными оборотами, от которых не то, что уши вяли у портовых грузчиков, а заставляли их падать в обморок от подобных многоярусных конструкций, Гам решила про себя, что и дальше не стоит расширять свой словарный запас подобными эпитетами. Но сейчас очень уж хотелось ввернуть их в описание Ракеты.
А ведь он прекрасно знал, что Гам имела привычку ходить босиком по кораблю. Это осталось еще из детства, которое она достаточно плохо помнила. Но прогулки босыми ногами по песку она помнила хорошо, поэтому и старалась хоть как-то соответствовать этому детскому образу. И вроде как решено было идти всем ей на встречу в этой прихоти, но Ракета всегда ставил свои интересы выше своих, да и просто ради развлечения мог устроить подобное. Ведь кому в голову придет оставлять стекло на полу, просто как в месте хранения? Вот именно, что только нарочно это и придумаешь.
Гамора балансировала на одной ноге, пытаясь не упасть и вытащить из стопы осколки, которые умудрились впиться под замысловатым углом и никак не хотели покидать своего нового убежища, как услышала чей-то хриплый голос и, последующий за ним, оглушительный кашель. Совсем забыв о том, что вместе с ней в помещении находился и новый пассажир, на одних лишь рефлексах Гам развернулась, выхватывая пуш-даггер из крепления на бедре, и встала на обе ноги, чтобы принять защитную стойку, но боль от осколков, которые под тяжестью тела еще сильнее впились в ее стопу, заставила зеленую простонать от боли и потерять равновесие. Благо стояла она недалеко от очередной конструкции Ракеты, напоминавшей седло в виде толстой трубы на каком-то двигателе, поэтому Гам плюхнулась сверху, оседлав сие приспособление и задрав ногу, согнув ее в колене, чтобы притянуть стопу ближе к лицу.
  - Прошу простить меня, если своими.. Действиями разбудила вас.. - постаралась быть доброжелательной, хотя лицо скривилось в гримасе боли, - Совершенно не хотела беспокоить. Не знала, что здесь кто-то есть.
"Если начнется заражение или я нормально ходить не смогу - Ракета - труп..." - зеленая разглядывала стопу, прикидывая, придется ли выковыривать стекло ножом, чего все же не хотелось делать.

+3

6

Гримаса, появившаяся на открытой физиономии Громовержца, когда треугольный клинок нацелился на него, говорила о том, что он несколько удивлен столь радушному приему. На фоне этого даже решение зеоберийки, предпочитающей холодный металл сильному мужскому телу, его не слишком расстроило. Он приподнял бровь, выражая разочарование - но от комментариев воздержался.
Кончиком пледа смахнув осколки в сторону, ас передвинулся на пол поближе к новой знакомой и ее раненой конечности.

- Давай-ка посмотрю,- наклоняясь, но не касаясь руками пострадавшей ступни, предложил он. Чем-то, должно быть нарочитым пренебрежением к явным мужским подкатам, эта космическая странница напомнила ему Сиф: та же независимость и резкость в движении; то же стремление доказать, что она - абсолютно самостоятельна и не нуждается ни в чьей помощи. И тоже воительница, надо же.
Кончик пальца уперся в острие ножа и повел его в сторону. На всякий случай. Мало ли. Глаза ему еще пригодятся, да и от шрамов физиономия краше не станет. Заживут, конечно, со временем - но именно сейчас его жалко на то, чтоб валяться с распоротой рожей.
- Ммм,- приподняв на этот раз уже обе брови, и напуская вид знатока, впечатленного увиденным. То есть... не то чтобы это было совсем неправдой, просто были вещи, поразившие сына Одина куда сильнее, чем вооруженная красотка.
- Неплохой ножичек. У меня брат такие игрушки любит. Младший брат. Таскает их с собой постоянно, и, кстати, неплохо ими орудует. Поверни ногу, тут застряло. Доверишься?- он с усмешкой взглянул на девушку, внезапно поняв, что начисто позабыл как ее зовут.
Ничего, не впервой.

+2

7

Гамора с удивлением наблюдала, как пассажир припал перед ней на колено (ну почти), и, вытянув руки к ее стопе, предложил свою помощь. Она еще не устала изумляться подобным реакциям и вообще человечному взаимоотношению. Как тут привыкнуть, если осознанную жизнь провела среди жестокости и бессердечного равнодушия. Поэтому и реагировала чаще всего мягко говоря не так, как надо. Вот и сейчас, сначала машинально чуть не метнула кинжалом в Тора (чего совершено не хотела, но рефлексы, как было доказано одним ученным с Земли не только для выделения слюны у собаки), то попыталась справиться с ранением самостоятельно, корячась и прыгая, как самка рогатого чибиса, даром что размером гораздо меньше.

"Так, ничего страшного, если тебе помогут. Это просто ответная любезность, нож в пятку тебе не воткнут" - уговаривала сама себя Гам, наблюдая за действиями Тора и слегка позеленев больше, чем обычно, когда он предусмотрительно отодвинут острие пуш-даггера, который она еще не убрала. Гамора тут же поспешила убрать нож в сапог, согнувшись напополам.
"При учете того, что он вроде как наследник чего-то там - как бы скандал не поднялся. Надеюсь, он отходчивый..."

- Этот мне подарила названная сестра. Ну как подарила.. -  Гамора грустно ухмыльнулась, - Воткнула в бедро в одной из наших.. Когда нас в очередной раз стравливал Танос.

Услышав команду, что нужно повернуть стопу, зеленая постаралась аккуратно развернуться на одной ноге на 180 градусов, согнула вторую увечную в колене, чтобы было удобнее смотреть, а может и доставать, осколки стекла, которые тем временем продолжали впиваться все глубже и глубже, будто в них была для этого заложена программа.
- Могу дать нож, если потребуется выковыривать..

+2

8

- Угу,- коротко хмыкнул ас. История, старая как мир. Знакомая до боли в заднице. Брат сходит с ума на ровном месте, ты бегаешь за ним, он отталкивает тебя - и, по итогам, оба вы глубже и глубже увязаете в этой борьбе и взаимных обидах, вместо того, чтобы все простить и зажить одной дружной счастливой семьей. Из которой, так-то уж если, только вы в живых и остались.
И, в общем-то, только вы друг у друга и есть.
И этого достаточно.

Был бы. Не будь он собой. И не будь ты собой тоже.

- Если бы я торговал вразнос тем, что втыкал в меня младший брат, уже был бы богат, как Коллекционер,- фыркнул он, улыбаясь и кидая на собеседницу понимающий взгляд. И тут же добавил.- Нет, не подумай дурного. Ножи, там, копье... как-то раз превратился в змею, и пытался ужалить меня... правда, все равно не выдержал и пырнул.
Двумя пальцами, осторожно, он подцепил хрупкий осколок и потянул, стараясь не распороть ранку и не расширить края еще сильней. Оглянулся, запоздало сообразив, что прижать ее будет нечем, и нахмурился.
- Ты знаешь что... лучше присядь обратно. Давай помогу,- и, уже не спрашивая, он подхватил зеоберийку на руки, и огляделся.
- Аптечка есть на корабле, или хотя бы что-то похожее? Алкоголь тоже сойдет.

... "Милано" - Тор уже знал название посудины, приютившей его после схватки с Фениксом - не выглядел настолько большим, чтобы включать в себя медицинский отсек, во всяком случае как отдельное помещение. Весь его, как казалось, можно было изменить максимум, двадцатью шагами; не считая, конечно же, мест, куда Громовержец не мог бы протиснуться даже если бы его связали по рукам и ногам. Впрочем, таких мест тоже было немного, а если и были, рачительный хозяин давненько отвел их под разный хлам, казавшийся ему обязательно нужным.
Сыну Одина было не привыкать находиться в помещении, где потолок, казалось, давил на плечи и грозил вот-вот обрушиться на макушку: в свою бытность в Мидгарде он с большим трудом приспособился к трейлеру Джейн, который, что скрывать, был захламлен даже больше, чем этот корабль. Правда, и в космос не летал.
Разумеется, асу, случись что, ни вакуум, ни невесомость вреда бы не причинили особо - а вот обычные смертные, которым хотелось отгородиться от безжизненной пустоты вокруг, должны были чувствовать себя в этих скорлупках ой как неудобно.

... Осколок в его пальцах едва слышно хрустнул, грозя развалиться на куски. Несколько капель крови побежали по пальцам, показывая, что бросаться на поиски бинтов уже несколько поздно. И, как назло, на них обоих ни куска ткани, один металл и кожа. Разве что плед... хотя шерсть плохо впитывает.
Впрочем, сойдет и плед.
Точным движением ас извлек стекло из ранки - и, прижав и соединив края пальцами, вытер кровь уголком покрывала.
- Сиди смирно, не шевелись.

+3

9

- А я могла бы торговать новыми изобретенными способами членовредительства, которые придумывала моя сестра. Она была весьма изобретательна в своих... Попытках, - Гам вздохнула. Вся эта тема кроме грусти ничего не вызывало. Она все не могла взять в толк, за что же Небула ее так ненавидела. за боль, что причинял ей Танос? Но весь и Гаморе было не сладко. И это же не она, это все фиолетовый тиран и убийца. Ведь.. так?

- Хотя твой брат.. Тоже изобретательный, как я погляжу. Ох.. - простонала сквозь сжатые зубы простонала зеленая, когда Тор попытался вытянуть осколок из раны. Стекло было явно не обычным, уж Ракета любил придумывать всякие изощренные штуки. И явно знал, что сейчас происходит, раз не прилетел на звон разбившихся склянок. Интересно, чем она ему насолила?

- Будет много крови, - виноватым тоном проговорила Гамора, а тем временем Асгардец уже подхватил ее на руки и куда-то понес. Опешив, зеленая не сразу сообразила, что стоило хотя бы сказать, где они хранят аптечки и прочие необходимые при травмах вещи. Стыдно было признать, но на Милано царил ужасный кавардак. Как бы она не угрожала, не выносила мозг вместе с мусором - разгрести всю свалку было выше ее сил. А остальных все устраивало - что с них взять - мужики (хоть и не все гуманоиды).
- Да, есть аптечка, бинты... С алкоголем - это не ко мне, это нужно у Ракеты спрашивать. мед-отсек прямо и налево. Дверца в нише.

Но до отсека они так и не дошли. Гам молча наблюдала, как сидящий напротив мужчина доставал из стопы стекло, давя осколки меж пальцев. Да уж... Силы ему было не занимать. То-то Куилл что-то бормотал про скандинавских богов - если этих парней знали на Земле, их явно могли принять за что-то сверхъестественное. Забинтовать было нечем, но Тору это и не потребовалось - он оторвал кусок ткани от пледа, что ему вручили, и прижал его к ноге Гаморы.
- Эм.. Да ты не переживай. У меня скоро заживет. Как на собаке..

+2

10

Сказать правду, Громовержец особо и не переживал. Не и-за чего было. Нет, оно конечно, может, у других рас и физиология другая, но, если не запустить, такой порез чреват, максимум, парой дней неприятных ощущений.
Хотя - женщины, что с них взять? Для самых лучших из них сломанный ноготь страшней галактической войны.
Нет, ну не для всех, конечно.

- Это разве много...? Видела б ты, как ванахеймские драконы рвут на части, кого ни попадя. Зубами пополам клац - и нет человека. Если повезет. А если нет - располосуют когтями так, что потом можно плетеный коврик из человека делать. Да что там драконы! Вот однажды в Мидгарде на меня змей напал! Думал, костей не соберу. Так мордой приложился о берег... Правда, потом оказалось, что это мой племянник,- зачем-то добавил он, приподнимая импровизированную корпию и приглядываясь к ранке. Тяжелая капля, тут же набежавшая на зеленой коже, казалась черной; собравшись, она и жирным чавканьем плюхнулась на пол.
Хмыкнув, он посмотрел на собеседницу.
- Только ножом в меня не тычь, ладно?

Ладонь аса легла на ступню. Просто легла, без эффектных сияний, без переливчатого света, которым так любят расцвечивать свои художества маги. Тор же считал - неизвестно, насколько это было верно - что вся эта иллюминация, главным образом, рассчитана на то, чтоб потрясти доверчивых зрителей. Стренж, например, будь он неладен, далеко не всегда пользовался всей этой цветомузыкой. Во всяком случае пиво в кружке появлялось без спецэффектов.
Вот и у него с этим были проблемы. Раньше хоть Мьёльнир был, а теперь... Теперь кто поверит, что он и есть Тор-Громовержец, наследник Одина, наследный принц асгардского царства?

- Родственники для того и созданы, чтоб осложнять жизнь,- стараясь отвлечься от скорбных мыслей, с улыбкой проговорил мужчина. Его пальцы, меж тем, осторожно поглаживали и массировали зеленоватую кожу ступни; разумеется, только для того, чтоб успокоить собеседнику.- Вот хоть меня возьми. У меня брат есть... два брата. То есть, на самом деле, их много больше, да и про некоторых я ничего не знаю; но и от этих двоих геморроя - ни присесть, ни прилечь. То один тессеракт сопрет, то второй в какое-нибудь дерьмо вляпается. А ты за ними, как нянька, бегаешь, и игрушки подбираешь. И никакой личной жизни. Ну-ка, давай поглядим,- с осторожностью отнимая ладонь от зелененькой ножки, предложил он. К немалому удовольствию, кожа в том месте, где еще недавно зияла проколотая плоть, уже начала стягиваться, и кровоточила заметно меньше. Довольный, Громовержец ладонью отер ее следы и снова воззрился на собеседницу.
- Еще раз попробуем?

+3

11

Гамора прямо другими глазами посмотрела на блондинистого гостя. Драконы... Огромные змеи.. Хм, неплохо! А то она уже успела подумать, что как и во многих оставшихся монархичных строях цари Асгарда сидят на троне да бахвалятся победами предков. А тут даже сам. Правда, как у человекоподобного может быть племянник - змей... Ну да кто этих асгардцев разберет - зеленая не так часто бывала в той части космоса, чтобы слышать что-то более подробное и хоть немного разъясняющее, кто они такие и с чем их едят. Змеи... Которые какая-никакая, а родня...
- Да у вас там весело. И издевательства над родственниками в ходу - это обычаи такие? Я бы со своим "семейством" вписались бы идеально, - грустно хмыкнула Гамора, перехватив взгляд Тора и невольно вздрогнув.

Она не любила вид своей крови. Нет, не потому что боялась - это было бы по меньшей мере странно для одного из лучших убийц во Вселенной. Но Танос умел воспитывать и убеждать. Через невыносимую боль он мог доходчиво объяснить и буквально втер под корку, что если тебе умудрились пусть кровь - ты уже проиграл, потому что слаб. Враг не должен получить хотя бы робкую надежду, что раз смог пролить хоть каплю твоей крови, то тебя можно и убить, приложив некие усилия. И вдалбливалось это в голову, когда еще зубы были молочные. Ха.. Не обидно было их терять.

- Эм... А зачем мне тыкать тебя ножом? Я же не твой брат, - Гам не сдержалась, чтобы не выдать немного колючий ответ. Добродушное отношение асгардца конечно подкупало, но вот это вот снисхождение - мягко говоря наводило не на самые положительные мысли. Пренебрежение - наверно одно из немногих, чего зеленая не могла стерпеть.

А вот дальше началось твориться что-то не понятное. Гамора думала, что на своем веку видела видела разные технологии, которые могли делать такое, что многие принимали за настоящие чудеса. Да что уж говорить - обычные спички на мало развитых планетах сходили за дар богов. Но подобного девушка не видела ни разу - без каких либо приспособлений, просто от прикосновением руки ее порезы на ступне начали затягиваться быстрее, чем обычно. Да, жители Зен-Хоберис славились своими способностями к регенерации, но и у нее были пределы по воздействию. А тут - рука как катализатор.

- Ты как это сделал? У тебя какое-то устройство есть? Обычно регенерация проходит медленнее, - Гамора взяла в свои руки  ладонь Тора, начала ее крутить, вытянула, прощупывая до локтя и оглядывая со всех сторон, - Еще раз? А что-то еще осталось?

+2

12

Одно лишь глубокое знание женской натуры в этот момент удержало Громовержца от того, чтоб не рассмеяться. Гамора напоминала сейчас самое обычное дитя откуда-нибудь с людной улочки Асгарда, или даже из мидгардских городов - в тот миг, когда уличный фокусник, или вернувшийся из магической школы старший брат у них на глазах вынимает кролика из шляпы.
Это она еще Стренжа не видела с его бесконечным пивом и путешествиями в чужие сны. То-то бы удивилась.

И все-таки до конца удержаться он не смог - заулыбался с неожиданной теплотой, не отнимая руки из чутких пальцев, а после смутился.
- Мы... асы в смысле... ну, кто из Асгарда, просто умеем. Говорят, исцеление - знак истинного царя. Никогда не видел, чтобы отец так делал,- еще сильнее стушевавшись, и даже немного краснея, добавил Одинсон.

...Его смущение было вызвано не только внимание зеоберийки. Неожиданно для себя Тор понял, что за всю свою жизнь не видел, чтоб отец использовал магию. Хотя нет, видел. Однажды, когда изгнал его из Асгарда.
Да, еще вороны. Но здесь он не поручился бы, служили ли Хугин и Мунин престолу Асгарда, являясь очами того, кто занимает престол, или же связаны был с одним только Бёрсоном. Могло статься, что это древняя магия, более древняя, чем его предки.
Магии исцеления от Одина он не видал никогда. Даже в тот страшный день, когда на его руках умерла мать.
Значило ли это...?

То, что Один был младшим из двух сыновей, что силой отнял золотой трон, изгнав родного брата, было Тору известно. Но делало ли это его недостойным царем? И что значит вообще достоинство для того, кто судьбою поднят над всеми, и принимает решения о том, кому жить, а кому умереть? Обладали ли остальные сыновья тем же даром? Бальдр? Или Тюр? А Локи, искушенный в магии Локи, мог ли он вернуть жизнь простым наложением рук?

- Это не то что традиция... просто мы выросли вместе. Братья,- мальчишеская улыбка все еще играла на бородатом лице, покрытом едва зажившими шрамами; но глаза уже улыбались с весельем.- Ты знаешь, как это бывает. Ты запираешь его в темной комнате, он превращает твой нос в поросячье рыло; ты засовываешь ему за шиворот головастиков, он на обед спаивает тебе рвотное зелье. Потом время проходит, и он пытается сместить тебя с трона, а то и убить... а ты вынужден заковать его в кандалы. Самое интересное начинается,- шершавая ладонь, мягким движением высвободившись, легла на стопу женщины,- когда тебе надо принять решение: оставить его гнить заживо в этих кандалах и забыть, или проще один раз вспороть ему глотку. Знакомо, верно?- на мгновенье в его лице проскользнула боль, Громовержец как-то странно дернул плечом, как будто бы по сию пору ощущал под ребрами проникновение стали.

+3

13

Да, то что многие развитые расы называют "магией" заставляет потрясать воображение. Гаморе всегда было интересно, а в чем же механика всего этого? Правда разобраться в технике ей так и не удавалось, поэтому только и оставалось, что всякий раз восхищаться, как маленькому ребенку, начисто теряя всю свою брутальность и суровость.
Вот и в этот раз, пришлось напоминать себе, что она - взрослая тетенька и должна подходить к вопросу с меньшей импульсивностью. Можно было бы даже закашлять и накинуть на себя маску равнодушия, но это было бы слишком показушно, поэтому зеленая поспешила перевести тему. Тем более Одинсона самого понесло в ностальгию по времени детства и взросления рядом со своим взбалмошным приемным братцем.

- О да.. Все это более, чем знаком, - Гамора замерла, а глаза на короткое время словно остекленели. Да, было, что вспомнить. Другой момент, что вспоминать этого совершенно не хотелось. Как в детстве их стравливали, словно бойцовских собак. Как совершенно не хотелось выходить на арену и драться. Как хотелось только подальше спрятаться, а не выбивать мясо. Бояться повернуться, показать слабину перед всей той шайкой, что Танос звал своими детьми. И как несколько раз с ее губ срывалось "пожалуйста", когда в спарринг в очередной раз ставили Небулу. Гам совершенно не хотелось с ней сражаться. Эта синяя девочка была так же одинока и напугана. Но каждый раз она словно взбесившись и хорошенько озверев, с противоестественным остервенением бросалась на Гамору. И ей приходилось защищаться. И сначала она побеждала из-за особенностей своей расы и желании жить. А потом росло мастерство и Гам никому бы не позволила себя побить. Даже Небуле - той, с которой ее вечно сравнивали, стравливали, и из-за чего возникло какое-то противоестественное родственное чувство. Как можно относиться к ней как к сестре? Но Гам относилась. Возможно из-за одиночества и чувства брошенности.  Возможно хотелось видеть родственную душу рядом с собой. Но Небула с каждым разом все больше и больше хотела победить. Возвеличиться в глазах Таноса. По крайней мере, именно так зеленой и казалось. И как же ей хотелось ошибаться. Но они были приучены - доверять никому нельзя. Любить никого нельзя.

- Я могу привести столько же примеров, но они не шибко будут отличаться от твоих. Как под копирку, - Гам хмыкнула, упорно разглядывая пол, старясь не моргать - еще не хватало, чтобы человечность и слабость проступила именно сейчас.

Отредактировано Gamora (2018-07-23 14:34:59)

+2

14

- Значит, тебе не надо объяснять,- хмыкнул Громовержец, продолжая тихонько массировать раненую конечность. Теперь в его взгляде и движениях не было уже прежнего кокетства, и даже хватка стала сильнее, как если бы он видел перед собой кого-то другого, мужчину, не женщину. Сколь бы тренированой и крепкой духом и телом она не была.- Не надо объяснять, что однажды утром ты просыпаешься, и спрашиваешь себя: какого х...ельхеймова отродья?! Потому что все твои попытки поговорить по душам, достучаться, доорать - летят псу под хвост. И ты ишешь, ковыряешься в себе, что я сделал не так? Обидел? Словом, делом? Поддаешься, уступаешь, позволяешь себя бить, причинять боль, прощаешь... снова, снова, снова. Он накосячит - не досмотрел; он порешит кого-то - вынудили; он, в конце концов, собьется с дороги... он - здоровый лось, которому спустить с тебя шкуру, что плюнуть. В общем, так в это заигрываешься, что чуть ли не сам готов перед ним на коленях прощенья просить. А потом вдруг понимаешь: "Да йотунова ж мать! Мы росли рядом, бок о бок, у нас были одни родители. Почему я - такой, а он стал другим, и ему в кайф, что ты мучаешься? Может, он вовсе не жертва, может он просто... говнюк?".

Голубые глаза Громовержца смотрели на собеседницу. Внезапная исповедь изменила его лицо, и в суровом мужчине, бородатом, покрытом шрамами, некоторые из которых сошли благодаря сильной породе, а другие остались, может быть, потому что он сам не хотел, чтоб они прошли - в царском сыне, в царе, что водил армии, выигрывал битвы, путешествовал, дрался, пил, едва не женился, едва не предал, едва не умер (несколько раз), в общем, в нем, исчез вдруг непобедимый воин, и остался обиженный, глубоко возмущенный ребенок. Ресницы дрогнули, когда под ними стало вдруг влажно и солоно, а еще горячо - ох, как горячо.
Вот только, в отличии от Гаморы, он не стыдился слез, и, сморгнув их, задал странный, однако вполне резонный вопрос.
- За что?

Жесткая ладонь выпустила стопу, на которой остался лишь маленький шрам, да засохшие пятнышки крови. Облизав палец, Тор потер кожу, удаляя с нее потеки, словно хотел, чтоб исчезла даже и память о происшествии. И, может, об их разговоре. Затем тылом ладони отер рыжеватую бороду, в которой блестели одна или две капли соленой воды, и вновь улыбнулся с лукавством, тщась пересилить остатки боли, и снова стать тем, кем привыкли и ждали его увидеть.
Царским сыном, царем, лучшим воином.
- Ты не мечтала отдать все, и остаться второй?

+2

15

- За что?.. Хм... - Гамора запустила пальцы в волосы, взъерошив их на макушке, словно желая найти ответ, усилив кровообращение, - Хороший вопрос. Если сможешь решить эту задачку, то отстегну двести тысяч юнитов, - девушка хмыкнула, попытавшись добавить в свой голос более звучную нотку веселости. Вообще не было ничего удивительного, что такой вопрос возникает в головах у живых существ, особенно у разумных. Неисповедимость путей и хитросплетения судьбы , абсолютно не предсказуемые и алогичные решения - кому ж получится предсказать или связать все это хоть в немного понятную модель?

- Я сама думаю, за что. За что вырезали половину моих собратьев по планете? Почему меня, как бойцового петуха стравливали с остальными приближенными и не очень Таноса? Зачем ребенка ставить в спарринг с взрослым видоизмененным и улучшенным бугаем, а потом признать слабой и бросить на кибернетическую доработку? И на фоне всего это наблюдать, как через этот же путь проходит ровесница, к которой ты бы хотела относится как к сестре, в ней находить семью и вместе строить убежище от всех той нелепости и жестокости, что нас тогда окружала, а в итоге нарваться только на взрывы агрессии и попытки меня покалечить, лишь бы показать себя перед Таносом. Я-то ей что сделала?.. - зеленая махнула рукой, показывая тем самым бесполезность данных рассуждений. Кроме боли, ничего они не принесут. В них нет спасения, они как трясина, только затягивают все глубже и глубже.

Гамора дернула ногой, не ожидая щекотки, но это умудрилось как-то выдернуть ее из топкой грязи болезненных воспоминаний, которые своим появлением врезались в голову, как осколки стекла. Сейчас же зеленая чуть смущенно смотрела на асгардца, устыдившись своей реакции, что не удержала рефлексы в узде. Хотя с другой стороны... Их разговор явно выходил за рамки обычной, ни к чему не обязывающей беседы про погоду, но, находя схожесть их судеб, негласно обещая хранить эти минуты их слабости.

- Никогда и не позиционировала себя первой. Но знаешь... Когда все вокруг этим тыкают и из-за этого нападают... Приходится учиться. И рано или поздно ты станешь первым. И безболезненно отдать этот титул уже не удастся.

Отредактировано Gamora (2018-08-27 11:07:24)

+2

16

Последняя фраза заставила мужчину вздрогнуть. Со всей прямотой, говоря о себе, неизвестная женщина произнесла главное, обнажила то ядовитое лезвие, на которое раз за разом налетает Тор Одинсон в попытках разобраться с совестью. Мог бы он...? Если бы снова, еще раз, была возможность - вернуться в прошлое, оказаться с братом лицом к лицу... зная, чем кончится, стал бы он так отчаянно драться за власть? Или сдался?
Нет, смешно. Чтобы все изменить, нужно было бы возвращаться на десятки, на сотни лет вперед. Может быть, даже в ту самую ночь, когда, обнимая брата, он все-таки не нашел в себе сил сказать главное, что уже понял, но еще боялся принять, позволить жить в своем сердце.
Там, на Радужном мосту; там, в битве с Разрушителем; там, перед ложем отца - он бы не стал ничего менять.
Может быть, и сейчас еще не поздно?

Он хмыкнул, вытирая нос, когда прямо с кончика упала вниз крупная капля. Хмыкнул и покосился на собеседницу, заставляя себя улыбнуться.
В омут печали недолго уйти с головой.

- Стало быть, первая,- в голосе аса слышалось явное сомнение. Взгляд, еще недавно наполненный болью, с подчеркнутым вниманием поднялсяя вверх по стройным ногам, задержался на груди, и уже с вызовом обратился к ее лицу. Сгоревшие брови приподнялись, губы расплылись в мягкой улыбке. Разумеется, не ему, выросшему на легендах о девах войны, обрученному с горделивой воительницей, считать, будто женщине невозможно постоять самой за себя... но зеоберийка не знала об этом.
- Хочешь размяться немного? Ну, знаешь, я сверху, ты снизу... впрочем, если наоборот, я тоже не возражаю,- озорные огоньки во взгляде оставляли за женщиной право гадать, какую из двух разминок спасенный имеет в виду, и, может быть, выбрать по собственному усмотрению. Мальчишеская улыбка полна была озорства.
Впрочем, то, как он повел плечами, склоняя голову то к одному, то к другому, скорей, говорила о том, что сейчас женщине, опрометчиво помянувшей свое мастерство, предлагается только помериться силами с божеством, сыном Одина.
Пока.
- Не бойся, милая,- сочтя, что его предложение недостаточно подзадорило спутницу, Тор с самоуверенным видом откинулся на руки.- Обещаю быть нежным. Не пожалеешь.

+2

17

Как быстро способно сменяться настроение и как вообще способны вести себя эмоции - как шальные носятся от одного полюса к другому, словно гоняя невидимый рубильник. Только секунду назад асгардец сидел с понурым видом, и - Гамора могла поспорить на пару сотен юнитов - даже украдкой всплакнул (едва заметно и проронив пару слезинок, но все же). Этот вид был для нее очень уж неожиданным, и с еще большей растерянностью смотрела на мужчину зеленая, заметив смену выражения его лица и слыша уже совсем другую интонацию.

- Вот не надо иронии.. Себя я таковой не называла, - Гам фыркнула, гневно зыркнув на сидящего перед ней Тора. Девушка уже давно привыкла, что свое положение и наличие умение приходится доказывать, практически выгрызая новое мнение о себе. но каждый раз это продолжало быть неким триггером, из-за которого зеленая заводилась буквально с пол-оборота.
"Мужчины... Самодовольство - самая главная черта!", - мысленно чертыхнулась Гамора, заставляя себя успокоиться. Если дело дойдет до показательного спаринга, горячность совершенно не нужна.

- Снизу, сверху..? Армреслинг в нашем случае слегка не честный способ доказать свое чистое превосходство, не думаешь? Ты больше меня в несколько раз, - зеленая решила подыграть шутливому тону асгардца, чтобы не вестись так уж явно на провокацию.

- Придумал бы что-то другое, а то победа для царя будет совершенно бесславной. Самому не будет скучно? Или обидно.. Остаться с надранным девчонкой задом? - и все же Гамора не сдержалась, и отвесила в ответ колкость. Зачем? Хороший вопрос. Нельзя было недооценивать противника, и по Тору было видно, что мускулы ему не для того, чтобы маслом натирать да в ромашках голым позировать, но спустить подобное - было выше ее сил. Вполне возможно, что шансы завалить этого здоровяка ниже, чем обычно. Но когда она пасовала перед подобным.

- Или ты специально? Чтобы в случае чего сказать, что ты поддался, не в полную силу да и вообще, был покоцан фениксом?

+2

18

- Кто еще был покоцан!- приподнимаясь и поводя плечами, фыркнул асгардец.- Если бы при мне был мой молот...- он нахмурился на мгновение, но тут же прогнал мрачное выражение с обгоревшей физиономии. Теперь только влажный блеск глаз мог напомнить о том, что этот гигант с бронзовой кожей, способный кулаком свалить с десяток земных мужчин, если не вышибить из них душу, каких-то пять минут назад позволил едва не позволил себе раскиснуть, уйдя в воспоминания о минувших днях. Прежняя лукавая улыбка заиграла у него на губах, когда он попытался принять боевую стойку: левая нога вперед, правая рука прикрывает лицо - но, едва сделав шаг назад, треснулся затылком о покатую стенку камеры.
- Ах ты ж... йотунова мать!

Смеясь, он потер пострадавшее место (с волос снова посыпался пепел) - и кивком головы указал в сторону кают компании, где даже ему не составило бы труда встать в полный рост. Правда, пространство между диванчиками, предназначенными для отдыха, было не столь велико, чтобы как следует размахнуться, но в этом сейчас Одинсону виделся не недостаток, а еще одно преимущество. Не имея привычки недооценивать противника, он сразу же по прибытии понял, что зеоберийка на "Милано" играла вовсе не роль бесплатного повара,- а ее арсенал не оставлял сомнений в том, каким способом девушка зарабатывала на жизнь. Не обладая большой скоростью, да к тому же испытывая некоторый дискомфорт после сражения с Фениксом, он мог расчитывать против нее на свой немалый рост, крепост мускулов и выносливость, благодаря которой надеялся устоять против ударов. Да еще вот на это - тесное помещение, где ей не светит отколоть какой-нибудь головоломный трюк, например, вскочить ему на загривок, чтоб задушить.
Против всего остального, он, тренированный многочисленными спаррингами с братом и столетьями войн, надеялся как-нибудь устоять.
- Ну что, пойдем... или не решаешься? Если проиграю, с меня два пива. Если ты проиграешь - с тебя поцелуй. И учти, не какая-нибудь халява, типа чмокнуть в щечку. По-настоящему. Кролик-то ревновать не будет?- он потер бороду, не скрывая довольное выражение на физиономии, прежде всего потому, что ему удалось вывести их обоих из того состоянья задумчивости, в которое завела потеря Мьёльнира и бесславное поражение Фениксу.

Что ж, пускай в прошлом трава была зеленее, луны - круглее, а у красавиц одежды короче, а ночи гораздо длиннее. Пока бьется сердце, будут красавицы, новые ночи, и все это - пока не закончится жизнь.
Асгардцы не плачут, сожалея о потерях.
Даже если потери им разбивают сердца.

+2

19

Как не старалась, но удержаться от смеха зеленая не смогла, глядя на Тора, что выстраивался в позу для схватки в рукопашную, показывая, как он способен застыть на месте словно мраморная статуя, заставляя наливаться мышцы под кожей, закрывать собой все пространство и... Битьем затылка вызывать гулких звук о корпус корабля. Или этот гул не от корпуса?
- Ты пытаешься мне дать фору, травмируясь самостоятельно? - хмыкнула девушка, оценивающе оглядывая мужчину, закусив губу, чтобы не продолжать смеяться. Нет, надо сосредоточиться - может быть у асгардца это излюбленная тактика такая - сбить с толку, показывая шутливый настрой, а затем одним точным броском повергнуть на лопатки - с него ж станется.

Однако, доля правды в этом была. Встряхнувшись, Тор выбрал весьма удобное место для схватки (удобное для себя, конечно же). Кают-компания обладала высоким сводчатым потолком - в отличии от всех остальных помещений корабля, при этом совершенно не была приспособлена для спарринга: весь пол был уставлен, а пространство между диванов было настолько маленьким, что не особо разбежишься. Гам лихорадочно мысленно просчитывала варианты, оглядывая помещение. Мда, а божок-то совсем не прост, по-крайней мере как боец сможет показать класс и задать трепку.

- Головой-то не сильно ударился? А то может потрясения подкидывают тебе адреналин без остановки? - зеленая, нарочно подначивая мужчину, пыталась придумать, как использовать свои возможности в столь не самой комфортной для себя ситуации. С одной стороны, выиграть у Тора в его нынешнем состоянии - не повод для гордости, потому что хоть он и бравировал, но досталось ему знатно. Но и проиграть в таком состоянии - и все умения идут коту под хвост.

Но словно чувствуя ее сомнения, Тор решил также кинуть колкость в ответ, которая стерла все размышления и оставила лишь волну возмущения:
- Что, прости? А отравиться не боишься? Готовься попрощаться с деньгами, у зеоберийцев две печени! - и, оттеснив мужчину плечом, Гам направилась в кают-компанию.

+1

20

... Она была так похожа на Сиф в эту минуту - разумеется, не лицом, а повадкой, этим вот гневом, что у асгардской воительницы всегда выливался на щеки жарким румянцем, блеском глаз, тем полным решимости движением, с каким вынудила его отстраниться - что Громовержец невольно залюбовался своей будущей противницей. И усмехнулся, следуя за ней и поневоле опустив глаза на обтянутую бордовой кожей брюк высокую попку.
Эх, повезет же какому-то мужику!

Не слишком почтительно распинав по углам вещи, загромождавшие проход, Одинсон остановился, встряхивая обнаженными руками и морщась, когда еще не зажившая до конца шкура саднила при движении. Особенно неудобно было заплетать в куцую, сильно поредевшую косу обгоревшие волосы. Потускневшие золотые пряди не слушались, ломаясь в руках, и в какой-то момент аса охватило желание - выдрать или состричь в Бездну все то, что некогда было его украшением и предметом зависти всех молодых воинов, начиная с поры, когда юный бог получил от отца разрешение отпустить их ниже плеч. Тор даже растерянно оглянулся, ища что-нибудь острое, и едва удержался от того, чтоб не попросить кинжал у зеоберийки.
Кое-как справившись, он выпрямился и принял все ту же левостороннюю стойку.

... Первые взгляды перед сражением - уже его начало, даже если оружие еще не извлечено из ножен. Говорят, некие воины древности могли присуждать победу уже по тому, как будущие противники поклонились, как стали на позицию - словом, приписывали поведению перед боем едва ли не такое же значение, как и самой схватке. Громовержцу, пожалуй, лучше других известно, как нужно, а порой и необходимо владеть двумя искусствами, равно необходимыми опытному бойцу: маскировать свои слабости и подчеркивать свою силу - и напротив, скрывать силы за небрежностью, если врага нужно застать врасплох.
Удар головой был случайностью - но небрежность, с которой теперь он стоял перед зеоберийкой, была следствием этого знания. Не то чтобы он боялся проиграть - нет, да и цель была совершенно другая - но выработанная веками привычка заставила его не вступать в драку ранее, чем соприкоснутся из руки.

... и это происходит, когда он делает резкий обманный выпад.
- Только печень?- голубые глаза смеются, но в них уже поблескивает опасная искра.- Может, у тебя еще и какие другие достоинства есть?

+1

21

И все же Гам допускала ошибку, за которую корила себя - в битве нет места горячности, нужна холодная голова. Даже если в пылу сражения нападет азарт и адреналин начнет застилать тебе глаза - нужно себя охолонить, иначе может случиться непоправимое. Поэтому она лишь чуть улыбнулась противнику, встав напротив,и приняла нарочито расслабленную позу, при этом расположив руки таким образом,чтобы при необходимости заблокировать удар или вырваться из захвата. Тор же тем временем также "прихорашивался", разминая конечности, поморщившись, да пытаясь собрать волосы в хвост. Девушка даже успела подумать, что может стоит все свести в шутку и не причинять асгарду больше неудобств, однако Тор развеял эти сомнения, встав в стойку.

Сколько заняло у них времени на переглядывания - да кто ж знает. Может быть пара секунд, может быть минуты. Гамора не торопилась нападать, отдавая эту возможность Тору и оставляя за собой право просчитать по нападению поведение противника. Выжидать - не всегда плохая тактика. Некоторые считают, что напасть первым - значит уже проиграть. Но это все философия и рассуждения - ход боя всегда может в любую минуту измениться и исход его будет непредсказуем.

И вот, Тор решил таки пойти первым. Сделал обманный выпад, но этот маневр Гам смогла разгадать, не шевельнувшись с места и лишь чуть сдвинув положение корпуса в сторону от руки асгардца. При этом резко сократила дистанцию и щелкнула пальцами по носу мужчины, увернувшись и вернувшись в исходное положение.

- Я много чего умею. А еще я умею не трепать языком во время драки, - хмыкнула Гамора, с хитрым блеском в глазах поглядывая на Одинсона.

+1

22

Смеясь, Одинсон потер кончик носа. Задиристая противница, определенно, была ему по душе.

... Что ни говори, мужчине вступать с девушкой в поединок всегда приятно. Мужская схватка пряма, как поединок волков, и всегда задевает до нутра - ведь любой, будь то царь на сверкающем троне или пастух, похлопывающий овечек по кудрявым загривкам, в своем деле желает быть только первым. Проиграть значит быть менее ловким, не таким быстрым, уступать в силе - или же не уметь использовать свои слабости и силу противника так, чтобы это стало твоим, а не его преимуществом.
Нет, разумеется, Тор проигрывал схватки, и не раз, и заведомо более слабым противникам - но каждый такой бой, словно удар молота, падающего на раскаленную сталь, лишь делал лежащий в горниле меч выносливей, крепче, надежней. Эти удары снимали окалину, выбивали шлак; пламя схватки и жар стыда убирали все посторонние примеси. В Мидгарде есть много легенд о царе, вынимающем меч из камня; и все они сходятся в том, что это деяние есть аллегория сильного духа, откованного, освобожденного от огрубевшей, недостойной породы.

Иное дело - схватка с девушкой. Грациозные движения ее тела, близость, аромат разгоряченной кожи, румянец на нежных щеках - уже та награда, что получает воин, которому валькирья оказала высокую честь. А чем измерить, с какими сокровищами сравнить те мгновения, когда двое опрокидываются на песок и катаются по нему, словно в любовной схватке, опьяненные, одурманенные этой внезапной близостью? Какое зрелище в Девяти мирах, будь то даже рожденье сверхновой, или метеоритный дождь, чья серебряная нить ловит звезды, увлекая их за собой как серебристых рыбок, сравнится с высоким вздохом и душистым колебанием женской груди?

Ну и, в отличие от мужика, совсем не позорно, и даже приятно завершить схватку, когда воительница опрокидывает тебя на спину, усаживаясь сверху, заключая, пусть и на миг, тебя в жаркий плен своих разведенных бедер?

... Он улыбался по прежнему, когда длинные руки пришли в движение. Не давая опомниться, пользуясь еще не оборвавшимся после похвальбы вздохом, он контратаковал зеоберийку, шлепками широких ладоней сбивая ее удары и явно пытаясь ошеломить ее яростью и скоростью напора.
Кроме столь неожиданной резвости, его преимущество было еще и почти в футе роста, что не мешало ему, приседая, дотянуться до ее корпуса, но практически исключало прямое попадание ее удара ему в лицо.

+1

23

"Все мужчины как дети," - только и пронеслось в голове у Гаморы, глядя на смеющегося асгардца. Его довольная моська шла совершенно в разрез с тем выражением лица, что было давеча при их разговоре, а раскатистый звук смеха действительно напоминал гром, из-за чего казалось, что по кораблю сейчас прокатятся парочка шаровых молний. Действительно, был весел, словно озорующий мальчишка. Правда, у мужчин обычно игры менее невинны, а войнушки более кровавы, однако подходят к бойням они не с меньшим энтузиазмом.

Но все это, как и ожидалось, было для отвлечения внимания. Все с той же улыбкой и довольной физиономией, Тор бросился в атаку, проводя быстрые движения руками, размахивая широкими ладонями. Надо признать, что зеленая даже не ожидала подобной сноровки, о чем еще раз поругала себя мысленно. И уже чертыхнулась вслух, когда пропустила удар и шлепок пришелся ей по бедру:
- Черт!.. - прорычала Гамора, сосредоточившись на парировании. Сейчас ей приходилось практически отступать перед таким напором. Тор был слишком массивным, и пытаться применить к нему силу, пусть даже и увеличенную, нежели у простого человека, скорее всего было бессмысленным. Нужен точечный сильный удар, перехватить инициативу, повались, в конце концов этого колосса! Но слишком мало места.

Упруго подпрыгнув с места и оттолкнувшись о выставленную и чуть согнутую в колене ногу асгардца, когда мужчина в очередной раз наклонился, чтобы достать зеленую, Гамора допрыгнула до потолка, схватилась руками за балки перекрытия и, раскачавшись как на брусьях, толкнула ногами Тора так, что он пошатнулся и, потеряв равновесие, отступил пару шагов назад. Только бы успеть! Но, когда девушка спрыгнула на пол, мужчина уже выровнялся и стоял устойчиво, и, значит, придется проводить сначала новый прием, чтобы выхватить у него уже пальму первенства.

+1

24

Глаза Громовержца сияли, щеки, покрытые ссадинами и пятнами ожогов, порозовели. Ловкость зеоберийки, ярость и страсть, с которой она бросилась в бой, могла зажечь пламя в самом холодном сердце. От усилия, сколь бы ничтожным оно ни было для ее тренированного тела, от досады, что усилия были напрасны, длинноногая красавица тоже залилась краской; во всяком случае, ему так хотелось бы верить. И, кроме того, очень хотелось надеяться, что противница не щадит его, помятуя о недавних ранах, делая скидку на то, что не столь давно у аса были все шансы отправиться к праотцам, или быть унесенным в космос, что практически значило то же самое.

Конечно, оставался ничтожный шанс, что его подобрал бы корабль - но, учитывая, что Мидгардцы едва делали первые шаги в эту сторону, словно дитя, топчущееся у родного порога, вероятность такого исхода стремилась к нулю с пугающей определенностью. Были, конечно, еще гости с Атиллана, именовавшие себя почему-то Нелюдьми (хотя их физиология не слишком-то отличалась от гуманоидной) - но в своем отношении к этой расе Одинсон пока не определился. Как и асгардцы, они слишком были озабочены внутренними проблемами, и не стремились к завоеванию ни срединного мира, ни иного из Девяти, да и царю их, ставшему заложником своего рождения, и пострадавшему от родного брата, Тор поневоле сочувствовал; но, как и любой правитель, стоящей впереди не абстрактного "человечества", а людей, с каждым из которых он мог пропустить по кружке эля, или сходить на рыбалку в детские годы, или сражался плечом к плечу,- как и любой царь, кому приходилось смотреть в глаза не кинокамере, а старикам и детям, он знал, что, случись нужда, и тот станет действовать в интересах собственного народа, а не чужого.
Осуждать он это не мог.
И по этой причине одолжаться не хотел.

- Так ты любишь сверху?- хищно улыбнувшись, сверкнул он острыми, к счастью, не пострадавшими в схватке зубами. Пришла пора немного подзадорить девушку, слегка поддеть ее после неудачи, чтоб та наделала ошибок и попалась в расставленную сеть.- Только, смотри, поосторожней. Недавно была у меня одна - думал, спалит к йотуновой матери. Еле ноги унес. А то смотри, может попробуем как-нибудь по-другому.
Новый выпад оказался еще стремительнее. Даже опытному бойку, каким несомненно была Гамора, вряд ли пришло бы в голову, что огромное тело аса может быть настолько подвижным. Сделав обманный выпад корпусом влево и вправо, вынуждая соперницу вскинуть руки, он резко нырнул под ними, обхватывая девушку поперек талии, переваливая через бедро. Прием был весьма рисковым, ведь она могла вцепиться в его длинные волосы, опять разметавшиеся и рассыпавшиеся по спине; но через мгновение оба они очутились на полу, под меланхоличный грохот разбросанных вещей.
И, как и обещал, на сей раз он был сверху.

+1

25

"Вот ведь.. Болтун!" - стиснула зубы зеленая, чтобы не разразиться ответной колкостью. Но - черт его дери - Тор умудрялся своей язвительностью и пошлыми намеками мгновенно выводить ее из себя. Всю жизнь добиваясь, чтобы к ней не относились как к безмолвной простой женщине, с которой можно делать, все, что заблагорассудится, переносить подобное обращение вновь было выше ее сил. И даже осознавая, что говорилось все в шутку и с целью раззадорить и заставить ее ошибиться, Гамора сама же попалась на этот крючок.

- Ни коим образом не умаляю твоих достоинств, но не переоценивал бы ты себя - не хочется разочаровываться в мужчинах, знаешь ли, - сверкнула глазами Гам, а сама мысленно ругала уже себя прикусить язычок. Подобное высказывание было перебором, но кто думает  такой ситуации? И да, Тор добился, чего хотел - зеленая допустила ошибку.

Вот уж чего-чего, а ловкости от асгардца ожидать не приходилось, и зря. Гамора  и подумать не могла, что этот здоровяк способен так быстро двигаться, оставляя всполохи разметавшихся волос как хвост от кометы. Ошеломивший подобным возможностям, зеленая потеряла преимущество в пару долей секунд, из-за чего оказалась схвачена в захват асгардцем и перекинута через бедро. Попытавшись удержать равновесие, она сделала только хуже, вцепившись в грудки Тора и повалив его сверху на себя.

- Твою ж... Какой большой мальчик.. - сдавленно выдохнув, сиронизировала Гамора, пытаясь выкарабкаться из под мужчин, что было весьма не просто. Вы видели, когда коты не хотят, чтобы их брали на руки? Они все выгнуться  примут максимально неудобное положение, чтобы их невозможно было поднять. Вот и сейчас ситуация была весьма схожа. Тор уселся максимально удобно для себя и абсолютно неудобно для зеленой.

  - Да в конце-то концов! - зарычав, женщина рванула, используя резерв сил, что есть у каждого зеоберийца, приподнялась на локтях и обхватила ухмыляющегося Тора ногами. Резкое скручивание, и вот уже асгардец повержен на лопатки, придавливаемый сверху Гаморой, которая согнутыми в коленях ногами фиксировала руки мужчины, придавливая их к полу.

+1

26

Беспокойство Гаморы было напрасным: быть может, кто-то другой и посчитал бы за оскорбление мужской чести оказаться подмятым хорошеньким задом зеленокожей воительницы, но никак не Тор Одинсон, чья уверенность в себе - в том числе и по мужской части - похоже, превосходила все, что той приходилось видеть. Похоже, проигрыш его не задел, а показался чем-то вроде веселой шутки, забавы, которой он предался с тем большим азартом, что боль и тоска, лежавшие на сердце, гнули его к земле.
Лучше уж лечь под противника, чем под них. Тем более, если противник настолько... приятный.

- Всегда мечтал кончить жизнь между ног женщины,- слегка придушенно рассмеялся он. Напряженные мышцы расслабились, а глубокий вздох, приподнявший не только грудь, но и сидящую на ней женщину, показал, какова на самом деле расстановка сил в этом поединке. Потянувшись всем телом, Громовержец уперся ладонями в одну переборку кают-компании, а ногами - в  другую. Да уж, кораблик ему был слегка маловат. Это вам не Асгард, где привычка к помпезной роскоши, в том числе, касалась размеров.
- Нет, то есть конечно, для того, чтоб попасть в Вальхаллу, нужно совсем другое,- улыбаясь беспечной, почти детской улыбкой, договорил он, пялясь на недавнюю противницу, а точнее - на ту ее часть, что виднелась в низком вырезе кожаной куртки, и стремительно колебалась после схватки.- Типа погибнуть, сражаясь, убив как можно больше врагов,- как ни в чем не бывало, пустился он в рассуждения о своей нелегкой судьбине. Тяжело вздохнул, как видно, вспомнив, чего это стоило и завершил свою речь.
- А жалко. Я бы лучше вот так. С другой стороны, это ведь тоже схватка... по своему. Давай, слезай,- он приподнял бедро, недвусмысленно спихивая зеоберийку с себя, и давая понять, что разминка окончена.

Толчком поднялся на ноги, и стремительно выпрямился, красуясь своей молодой удалью - но тут же вжал в голову в плечи и покосился на потолок, от которого уже получил предательский удар.
- Ну так что? В Мидгард? Или сразу домой? Хотя нет, домой мне...- он словно запнулся, враз помрачнев лицом и нахмурившись, как будто внезапная туча набежала на лицо, скрыв солнечную улыбку и яркий блеск глаз. Со внезапной ясностью сын Одина и наследник трона осознал вдруг, что теперь он - преступник, убийца и изгой в родном доме, и нога его больше никогда не ступит на благословенные земли.
Никогда.
Он изгой.

И что ему делать теперь, он совершенно не представляет.
- Знаешь такое место - Нидавеллир?- вдруг спросил он, ухмыляясь и переводя взгляд с женщины на сиявшие в темноте иллюминаторов звезды.

+1

27

И даже оказавшись поверженным на лопатки, Тор вышел из ситуации победителем - ну как так можно?! Гамора даже не успела довольно отметить, что смогла завалить такого здоровяка, который сам себя (да и мнение людей такое же)  считает за бога - он уже довольно разулыбался как кот, улакавшийся валерианки, глубоко вздохнул, из-за чего зеленая чуть ли не упала с вздымающейся груди, поднявшись вместе с грудной клеткой, словно и не весила нисколько. Из-за столь шаткого положения женщине пришлось упереться руками в грудь Тора и со стороны картина перестала походить уже хоть на мало мальски приличную.

- У каждого свои пожелания к смерти. Но она - дама своенравная, и делает, как нравится ей. Сможешь ей понравится - устроит прощание с миром в лучшем виде, - хмыкнула Гамора, вставая с асгардца, что был весьма своевременно, потому что ему уже надоело лежать и он решил спихнуть с себя зеленую
- При этом совершенно не гарантированно, что в итоге ты получишь то, что хочешь. Говорят, на Земле сказки такие есть, про джинов. Они исполняют желания, но извращенно, что загадавший их уже не рад. Ну так вот, а у Смерти - чувства юмора еще более специфическое. Дама она такая...

Вот только не сейчас вновь впадать в гнетущее настроение, не сейчас - совершенно не к месту упаднический настрой, ведь на кону все устремления.
  - Мидгард? Ты про Землю? Ну да, не помню, чтобы ты просился делать остановки по пути, - хмыкнула Гам, приводя мысли в порядок, - К тому же, Ракета явно не согласиться сворачивать еще куда-то. На кону - его деньги, сам понимаешь. Ракета - это... хм... тот, кого ты называешь кроликом, - не сдержав улыбку, продолжила женщина, бросая взгляды в сторону капитанского мостика. Еноту не нравилось, когда ему напоминали про его животное происхождение, а то, что его вид путали - приводили его в еще больший гнев.

- Нидавеллир? Нет, не слышала.. Где это?

+1

28

- Готов спорить, твой маленький приятель сам бросится загружать топливо и припасы, как только услышит это название,- Громовержец не ведал о тайных терзаниях молодой женщины, и уж тем более не желал сам поддаваться тоске, обуявшей его при воспоминании о том, что он сделал. Об Асгарде. О том, что ему никогда не суждено более увидать золотые стены и высокую башню.- Как только он прослышит о Кузне богов, он последние портки с мохнатого зада продаст, чтобы только там очутиться.

- Представь... великий град в небесах,- позволяя воспоминаниям прошлого увлечь себя в прошлое, когда юный принц впервые ступил на давно позабытые земли.- Но сотворен он не взрывом солнца, и не возник из осколка планеты - а построен, миля за милей, улица за улицей, человеческими руками, вкруг сердца умершей звезды. Про  Андланг и Видблаин, две луны, что светят асам в ночи, рассказывают, что те созданы из золота и серебра - но Нидавеллир ценнее их, вместе взятых. Зовется он кузницей богов, и вправду - то, что создавали мастера во славу Хрейдмара, своего царя, достойно того, чтобы быть поднесенным богам. Украшения, что они плели, были точно живые: птицы на них пели, а цветы источали аромат благодаря тончайшим, не знавшим ошибок механизмам; печати, что они делали, невозможно было скопировать. На тамошних верфях строились целые флоты кораблей - и не таких, как этот, не в обиду будь сказано капитану,- улыбнувшись, Одинсон подмигнул Ракете, навострившему уши с капитанского места, когда его речь дошла до этой части рассказа.- Города и даже планеты напоминали они, и иногда,- тут он понизил голос, словно делясь чем-то запретным и даже кощунственным,- иногда те, кто не верит, что все мы произошли от Имира, предполагают, что не умельцы Асгарда создали Нидавеллир, а сам высокий Асгард был сотворен и задуман как великий труд мастеров Нидавеллира.
Он вздохнул, то ли снова вспомнив о том, что никогда более не увидит благословенных земель, то ли подходя к самой тяжелой части повествования.
- Об оружии, что выходило из их рук, нет и речи. Гугнир, золотое копье отца моего, не знает промаха, карая врагов. Золотые волки, что стерегут его трон, как говорят, оживают, стоит лишь войти в тронный зал человеку с нечистым сердцем. Хотя, как показала практика, не больно-то помогло,- усмехнулся он, видно, припомнив что-то, противоречащее этой сказке.- Мой молот...- голос рассказчика, до этого плавный, так не похожий на его обычную речь, отрывистую, как и у всех воинов, дрогнул и оборвался. Но принудительно улыбнувшись, Тор лишь встряхнул головой, и с неудовольствие поджал губы, проводя рукой по обгорелой шевелюре.
- Мьёльнир был выкован в сердце умирающей звезды. Только достойный имеет право владеть им,- скупо завершил он свою речь.

+1

29

- Если ему удастся оттуда что-то стащить - о да, он понесется вперед, теряя портки, - хмыкнула Гамора, косясь в сторону капитанского мостика, где ворчал Ракета,  -Уверен, что хочешь подобного мародерства в этом волшебно месте?
При всей ее любви к  еноту, его клептоманские наклонности, оправдываемые "А что такого?", "Прикольно же", "Потому что могу" и "А изобретать я на какие шиши буду?", приносили довольно много неудобств, если не сказать неприятностей. Поэтому зеленая даже не сомневалась, что Ракете было бы интересно попасть в то место, которое так увлеченно описывал асгардец, с неподдельным восхищением и гордостью. Другой вопрос - а смогли бы они спокойно потом покинуть это место безо всяких последствий...

- Звучит и вправду как детская сказка, - зачарованно слушала Тора зеленая, прикрыв глаза и с мечтательным выражением лица начала представлять сей чудесный град, который так живо описывал мужчина. И чем больше представляла, тем больше ей хотелось побывать в том месте, просто чтобы прогуляться и посмотреть на творение рук столь искусных мастеров. А уж когда речь зашла об оружии, то ее восторга не было предела.

- И сколько же должно стоить заказать себе новый меч в этих кузницах? - с энтузиазмом посмотрела Гамора на Тора, но тут же по лицу скользнула тень грусти, - Хотя, ты так описываешь, что скорее всего мне это не по карману. Не царских я кровей, - усмехнулась зеленая, поведя плечом. Не сказать, что вопрос средств когда-то ее печалил, с тех пр, когда она повзрослела. Но также она знала цену настоящим  орудийным творениям. И подчас столь желаемое ускользало как раз из-за вопроса стоимости. Ну да ладно. С ней всегда был ее верный клинок.

Женщина еще раз внимательно посмотрела на асгардца, оглядывая его. Все же встреча с фениксом потрепала его. особенно жалко было смотреть на его волосы, которые наверняка раньше собой представляли прекрасную светлую копну. Сейчас же они тускло и даже как-то грустно свисали тонкими сосульками. Может и не был повод для беспокойства, но все же зеленая решилась предложить:
- Слушай, может... Сострижем все это безобразие? Я, конечно, не брадобрей, но острый кинжал одолжить для этих целей могу.

+1

30

Благостное и даже благоговейное выражение, освещавшее лицо Громовержца, при этом предложении разом угасло. Он выпрямился и уставился на зеоберийку так, словно она была его личным врагом, а заодно поименно оскорбила Имира и всех его славный предков, сколько их там ни бывало.
- Полегче, красавица!- тон Одинсона вполне соответствовал этому взгляду, надменный и одновременно насмешливый.- Мои волосы - краса и гордость царства асгардского. Никто, будь то сам Один, не может отрезать волосы у его Защитника.

... Пожалуй, именно в эту минуту говоривший больше всего напоминал себя прежнего - того Тора, который принял некогда безрассудное и роковое решение о походе в Йотунхейм, то самое, что послужило началом всему: его высылке из Золотого града, смерти и воскрешению, предательству Локи, и, наконец, его отпадению; словом, всему, что разорвало привычный царевичу мир, и привело его в это место, превратив из почти царя, уже стоявшего одной ногой на престоле, в бездомного изгнанника, чье имя проклято и должно быть забыто.

Но минута прошла, и румянец гордости сошел с лица Громовердца, отхлынул, словно морские волны, что ласково обнимают скалу, скрывая острые камни. Все, чем он, забывшись, позволил себе гордиться, осталось навсегда в прошлом. Имел ли он право по-прежнему считать себя воином, сыном Асгарда? Имеет ли право кто-нибудь лишить его этого звания?
Никто. Кроме него самого.

- Давай нож,- он протянул руку, сухо кивая. И принужденно заставил себя улыбнуться. Что ж, он более не наследник, не станет царем, но разве не о свободе он мечтал, не о ней сокрушался, пируя с друзьями, не за нее поднимал не раз кубок, не по ней вздыхал, сидя на отцовском троне, отдавая приказы, и стуком Гугнира подтверждая крепость своего слова. Вот она, свобода, пришла, отворяй ворота.
И будь впредь осторожен в желаниях - ведь они могут сбыться.

Собрав волосы в хвост, он одним резким движением, натянув, отсек норовящие выскользнуть длинные локоны. И с трудом проглотил подступивший к горлу ком.
Прошлое умерло. Тора-Громовержца, царя асгардского, больше нет. И не будет уже никогда.

- Дальше - поможешь?- рука, сжатая в кулак, словно окаменела; да и весь он застыл, с трясущимися губами, моргая, чтобы прогнать влагу из глаз. Подмигнул Гаморе, и, наконец, разжал пальцы, отпуская тусклую, когда-то золотую гриву, осыпавшуюся к ногам, как бесполезный мусор.- Не знаю, правда, чем это делать... но, может, секатор найдется. Уши только оставь,- кашлянув, чтобы справиться с голосом, попросил он.

+2


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [декабрь 2016] The memory remains


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно