ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [02.10.2016] The world is in black


[02.10.2016] The world is in black

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

МИР В ЧЁРНОМ
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://b.radikal.ru/b20/1806/e3/a56094ea45a7.png https://c.radikal.ru/c29/1805/c0/e645f288a938.png
Spider Noir | Iron Spiderhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Для Питера Паркера ограбление это рядовое дело, коих за день встречается немало. Порой и несколько к ряду. Однако в любой момент может что-то пойти не так. Как и сейчас. Было слишком самонадеянно думать о том, что геройству ничего не помешает. Но меньше всего в качестве противника ждёшь самого себя.

ВРЕМЯ
Сумерки

МЕСТО
Нью-Йорк, Куинс

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
может и бабахнуть

Отредактировано Peter Parker (2018-06-02 13:54:37)

0

2

Я практически смирился со своей существующей ролью в обществе - представьте себе нечто среднее между ночным кошмаром и комариным укусом прямо в пятку. Знаю, знаю звучит немного непонятно, но так оно и есть. Даже успел промелькнуть в парочке газетных заголовков среднего пошиба, старушке Бьюгл пока не до меня и это, к слову говоря, даже и к лучшему. Я не хочу форсировать события и мне... Мне страшно. Странно, но я боюсь встречи с Ним, словно сошедший со страниц средневековых легенд доппельгангер, участь которого при встрече со своим "двойником" - немедленная смерть. Просто мне совершенно нечего сказать, нет вариантов. Эй, Пит, привет, я это ты из другого мира и другого времени! Может быть - Питер, сам Бог Пауков послал меня к тебе с очень важной миссией, настолько важной, что даже я сам про нее ни хрена не знаю. Бред? Бред! Именно поэтому, а не почему-то еще я до сих пор болтаюсь по городу и ломаю кости разной преступной мелкоте вроде уличных пушеров или уличных громил низкого пошиба. Мне нечего сказать. Прежде всего самому себе. Погнали.
В Куинсе всегда неспокойно, этот лозунг можно смело вешать на каждой из его улиц, улочек и просто над каждым домом. Великий и ужасный, но одновременно пестрый и жутко интересный, Куинс привлекает людей с каждого уголка земного шара. В вместе с благопристойными гражданами туда стекаются и преступники всех мастей. Мне нравится Куинс, здесь я чувствую себя как дома. Разные ресторанчики настраивают окружающих на миролюбивый лад ровно до первого выстрела. Знаете, но меня тут даже узнают на улицах - точнее говоря мое костюмированное альтер-эго. Я думаю, это благодаря отличному вкусу - никогда не был фанатом обтягивающих костюмов и скрипучего латекса. Может быть мотоциклетная куртка и армейские штаны это на так аэродинамично, но все равно лучше, чем светить задницей и прочими частями тела на глазах у толпы. О, слышите? Невдалеке начали стрелять, а значит, что у Человека-Паука снова появилась работа. Ладно, приятель, лежи тут тихо, никому не мешай и никому не вздумай рассказать о том, что я тебе душу изливал. Красавчик. Твое законопослушное выражение лица не портит даже входное пулевое отверстие аккурат в центре лба. Пока-пока, я побежал.
Прыжок, двойной оборот в свободном полете, переворот, зацепиться руками за карниз крыши, взобраться на нее и бегом до самого края, затем еще прыжок и все повторить несколько раз - иногда я думаю, почему моя паутина совершенно не приспособлена для передвижения по стенам? Слишком плотная, слишком липкая, но зато она отлично спеленывает всю накипь рода людского - та парочка неудавшихся карманников провисели в ней около двух часов, прежде чем служба спасения смогла расплавить волокна кислотой. Удивлены, что я оставил их в живых? Судите меня по дешевым газетным, вопящим о том, что в Куинсе все чаще стал появляться кровожадный убийца, порочащий славное имя нашего молодого героя - Человека-Паука. Делайте что хотите - не перед вами мне держать ответ на последнем суде и уж точно не вам судить того, кто рос в мире несправедливости, беззакония и насилия. Правда в том, что некоторые из нас сильны духом. А многие ужасны слабы.
Я начинаю с самодельных дымовых бомб - не люблю, когда у кучи парней с кучей автоматического оружия есть широкий обзор местности. Следом за дымом следую и я и мой верный "Кольт" 45 калибра - даже в задымленности мое чутье дает преимущество перед обычным человеком. Мне на руку то, что их тут много - без разницы троих бить или тридцать, их подготовка всегда желает оставлять лучшего. Горячий свинец проходит в считанных миллиметрах от моей головы. Это кто там такой меткий завелся? стреляю на звук, дважды, в это же время моя ступня в армейском ботинке с сокрушительным хрустом рвущейся суставной сумки врезается в колено вопящего что-то невнятное грабителя - парень совсем еще молодой, у него будет время подумать о том пути, на который он ступил. Шелест камешком под ногой и резкий удар под дых - точнее его попытка, дурачок, надо было стрелять! И в голову - я не выхожу на патрулирование без бронежилета. В результате чья-то волосатая и татуированная рука оказывается вывернута и сломана. Минус трое, осталось двенадцать. Слышу сирены полиции, по звуку едут из соседнего квартала - как не вовремя. Терпеть не могу копов. Надо работать быстрее.

+4

3

Питер не мог больше подводить ни себя, ни тётю Мэй, ни саму школу. Что в сентябре, что в октябре, он пропускал достаточно много занятий, иногда не появлялся неделю или даже чуть больше. Сначала просто обыденные «патрули» города, потом Аляска, после чего всё и покатилось, куча проблем, так что на уроки времени банально не оставалось. Странно было об этом думать или говорить, но так и есть. Даже несколько раз вызывали к директору, который очень сильно ворчал, оставаясь недовольным поведением одного из лучших учеников Мидтауна. Когда-то лучшим. Питер и сам понимал, в чём именно заключалась его основная проблема, но сделать ничего не мог. И директору не объяснить. не сказать, что был на какой-то секретной базе, помогая Железному Человеку и мутантам с их насущными проблемами по спасению мира от какой-то огромной огненной птицы. Поёжился. Нет, придётся как-то изворачиваться. И ведь несколько раз пытался составить некое расписание, куда вписывал своё свободное и несвободное время, но.. он и планирование слишком разные вещи. Несовместимые вещи. Всегда происходило что-то из ряда вон, что всё меняло и перечёркивало.

Паук опускается на корточки, смотря вниз на оживлённую улицу. Начинало медленно вечереть. Скинув рюкзак со спины на парапет крыши, он зарывается в вещах, выуживая оттуда недавний выпуск газеты. История с Эдди Броком, который всё пытался раскрыть тайну Человека-Паука, прижилась, но теперь появилась новая проблема. Новая, но чем-то похожая. «Новый Человек-Паук? Новый костюм?» – заголовки буквально пестрили громкими названиями и короткими, но такими же звучными статьями. Их было всего несколько, буквально пара штук, но и этого вполне хватило для того, чтобы привлечь внимание общественности. СМИ это вообще сила довольно-таки большая и весомая. Хмурится и задумывается. Это точно был не он. Что тогда? Или кто? Подражатель? Но он не был похож на дилетанта, раз его до сих пор не заметило большее количество людей, в том числе закадычных блюстителей порядка в лице полицейского кортежа. А если кто-то пострадает? Надо было, наверное, заняться этим вопросом после. Но Питер никогда не был шпионом, его никто не учил выслеживать людей, особенно если нет никаких точных, чётких зацепок.

Небо начинало постепенно синеть, голубой цвет темнел. Наступали сумерки. Пускай Мэй теперь знала, что её племянник является тем самым красно-синим героем-любителем, Питер всё равно часто не обозначал истинную причину своего ухода. А ещё бывало так, что он просто тихо выскальзывал из окна. Странно, что она после ничего не спрашивала.. хотя нет, не странно. Наверняка и сама могла догадаться.
Несколько привычных движений. Лёгкие наноботы (кажется, именно так их называл мистер Старк) спешно окутывали всё тело, формируя силуэт костюма. Теперь Питер мог чувствовать себя более уверенно, понимая, что сейчас управляется с новым костюмом куда лучше, чем, скажем, неделю назад. Расправив плечи и оглянувшись, стоя на крыше собственного дома, до этого удачно выбравшись через окно, не забыв закрыть его за собой, Паук опускается на корточки. Линзы маски сужаются. Этот механизм не отличался от прошлого, на том костюме. Единственное что, «глаза» этой маски всегда подсвечивались, больше или меньше по мере необходимости.
— Итак, что там на повестке дня?

Бах, бинго. Массовое ограбление.. его же можно так назвать? Суть в том, что людей в масках присутствовало немало. Ну, в других масках. Таких чёрных и с прорезями для глаз, чтобы хоть что-то видеть. Паркер спешил туда, у него был точный адрес, за что стоит благодарить встроенный ИИ. Женский голос продолжал подсказывать и направлять, время от времени вставляя свои едкие комментарии. Сразу становилось понятно, кто именно являлся создателем этого маленького технического чуда.
Приземлившись, Питер всматривается, фокусируясь. Нужно было подумать, что делать. Но.. это ещё что? Линзы маски округляются. Неизвестно откуда появившаяся дымка, а после какая-то непонятная заварушка, звуки, даже, кажется, выстрелы. Или это просто что-то тяжёлое и металлическое свалилось на кафельный пол с характерным хлопком? В таком звуковом коктейле и не разобраться теперь. Пожав плечи, Паук не раздумывая направляется туда, в самый эпицентр, намереваясь вмешаться.
Нет, кто-то точно может пострадать.
— Что.. это что ещё такое, — невольно вслух выдыхает Питер, успевая вовремя пригнуться, потому человеческое тело пролетело мимо, над самой головой, грузно свалившись где-то за спиной. Ещё один лежал рядом, катаясь по полу, издавая странные звуки и держась за руку. Опустившись перед ним на корточки, Паук, кажется, начал понемногу осознавать, что тут произошло. И происходит сейчас. Либо кто-то решил делать работу Человека-Паука более кардинальными способами, либо просто эти ребята что-то не поделили между собой.

Второй вариант отпадает сам собой, когда взгляд цепляется за силуэт. Знакомый силуэт. Вновь удивление. Это было похоже на него самого, за исключением некоторых деталей. Ринувшись вперёд, Питер сразу же активирует веб-шутеры на обеих руках, зацепляя паутиной сразу двух налётчиков, резким движением отдёргивая их назад. Этот странный тип теперь оставался единственным, кто стоял на ногах. Единственным, кроме настоящего Человека-Паука, потому что пока Питер отказывался воспринимать происходящее слишком серьёзно.
— Что здесь происходит? Чувак, если ты решил делать как я, то не нужно калечить людей, это не так работает, — сразу же выпаливает парень, разводя руками в стороны. Тот дуэт начал подниматься на ноги, что не осталось не замеченным. Повернувшись боком, Питер "пригвоздил" парочку с помощью той же паутины к полу. Упирается руками в бока, всё ещё продолжая внимательно всматриваться в незнакомый силуэт.
— Слушай, эээ.. я понимаю, что жизнь супергероя со стороны кажется классной и крутой, но это не так, — как-то даже неловко начинает Питер, явно всё ещё думая о том, что перед ним стоит человек, что просто решил подражать местному герою.

+4

4

Он появился здесь как гром среди ясного неба, как рыцарь в сияющих доспехах и с мечом в руках появляется на страницах слезливого романтического дамского романа - ровно в тот момент, когда дракон уже вовсю роняет слюни на едва прикрытую попку украденной принцессы. Только верного скакуна не хватает, но в наше время скакуны легко заменяются разного рода высокотехнологичными гаджетами. К примеру тут конь был заменен паутиной - чистенькая, беленькая, вся такая под стать своему хозяину. Да, на паутинном коне он смотрелся бы куда менее стильно. Хэх. Белая паутина. Это видимо еще одна из шуток Бога Пауков - моя паутина напоминает черный шелк, под стать моему образу жизни. Ладно, не буду завидовать такому богатству - может быть тут я стал наследником какого-нибудь мультимиллиардера, эксплуататора и угнетателя простого народа, чьи мешки лопаются от наворованных непосильным трудом денег, а минибары в многочисленных кабинетах личных небоскребов под завязку забиты благородными алкогольными напитками.
Я почти физически о щ у т и л его присутствие рядом с собой - знаете, бывало ли у вас такое особое чувство, когда весь ваш организм, все естество вплоть до мельчайшего нейрона, до неразличимого невооруженным взглядом атома начинает д р о ж а т ь ? Очень мощное и необъяснимое чувство - видеть рядом с собой... самого себя? Я застыл на месте как соляной столп из библейских легенд, замер, наблюдая за Ним - как он двигается, как он предпочитает работать с этой публикой. Кажется, но у вооруженных ребят совершенно пропадает желание завершить начатое ими дело - они всего лишь шваль и отбросы, смелости не хватает даже на то, чтобы не скулить подобно побитым псам, когда карающая длань обрушивает  свой неотвратимый гнев на их жалкие головы. А Он хорош - насколько я могу судить по его движениям, он очень силен и ловок, возможно даже сильнее меня. Как глупо, мелькает в моей голове одна непутевая мысль, так нерационально использовать данные тебе силы и способности. Но даже с этими оговорками он двигается красиво. Не так как я, совсем иначе - его движения лишены скупого рационализма и холодного расчета, в них нету этого проскальзывающего следа непримиримой ярости, нету беспощадной уличной жестокости, среди которой я рос на улицах Нью-Йорка, моего, черт подери, Нью-Йорка. Но стоит ему открыть рот и все в моей голове встает на свои места - он просто слишком мал. Нет, не в физическом плане, хотя и в физическом плане он не тянет на взрослого, он просто мал. Юн, наивен и все еще живет в воображаемом мире. Где жестокость и насилие это патология, а любовь и дружба та самая норма, к непостижимым высотам коих стремятся все от мала до велика. Сколько ему - четырнадцать, быть может пятнадцать? Он просто не может видеть то, что вижу я. Рано, я пришел сюда слишком рано. Ребята оглушены или им не до нас, значит мои слова останутся лишь его ушам.
- Так вот ты какой, Человек-Паук. Мягкий. Наивный. Люберальные взгляды.  Мечтательный юноша с сердцем горящим. Каждый из них мог жить и зарабатывать на жизнь честным трудом, но слабая воля и неправильные кумиры толкают их на преступление. Ты лишь инструмент в руках слепого и прогнившего правосудия. Я же всегда даю им четкий и ясный выбор - исправиться или очистить от себя жизненное пространство. А что можешь сделать ты кроме бессмысленной беготни по крышам и спасения котят? Спроси самого себя, Человек-Паук. Вспомни слова твоего дяди. Что бы сказал Бэн Паркер. Прощай... Питер.
Может быть светошумовая граната, позаимствованная мной у одного из черных торговцев оружием на позапрошлой неделе, и не самый приятный способ завершить наш разговор еще на стадии установления доверительных отношений, но лично я не вижу более повода оставаться и продолжать бессмысленный обмен словами. Я не услышу от него ничего хоть сколько-нибудь стоящего. Он будет упирать на то, что вершит справедливость с чистыми руками и пылким сердцем, что я лишь извращаю память дяди Бена и его зароков, данных еще на заре воспитания. Что не такой судьбы хотела бы для меня тетя Мэй, да, отчасти это так, но лишь отчасти. Сразу после броска я перепрыгиваю ближайший автомобиль и привычно широко открываю рот, зажимаю уши и плотно зажмуриваюсь. Бабахнуло и по ушам прошлась тяжелая давящая "ватная" волна оглушения. О том, что может сотворить с глазами светошумовая, даже и подумать страшно. Но это лишь необходимость - настырность у нас схожа, я чувствую это. Окидываю взглядом пространство вокруг и натыкаюсь на один из брошенных у парковки байков - видимо на них и примчались налетчики. Ну, всегда мечтал покататься на байке, так почему бы не осуществить свою мечту? Побежали!

+4

5

Питер вскидывает брови. На маске это почти никак не отобразилось, потому как линзы и без того были практически круглыми. Удивление и непонимание теперь смешивались с чем-то вроде.. беспокойства? Он прекрасно понимал, что человек перед ним может являться кем угодно. У него было оружие. Огнестрельное оружие, которое Питер сам-то никогда в руках не держал. И не хотел бы, если уж быть честным до конца. Огнестрел не внушал доверия, скорее, наоборот, вынуждал напрягаться ещё сильнее. Он отрицал тот факт, что «всяких ублюдков» будет куда проще убивать. Будет. Но если это сделать, то чем такой «каратель» будет отличаться от самого преступника, у которого нет никаких моральных ценностей и принципов? Паук выдыхает. Броня мелькнула в тусклом свете фар подъезжающих машин. Полицейские. Видимо, кто-то потрудился и всё-таки вызвал людей из правоохранительных органов. Нет ничего удивительного в том, что шум и гам привлёк ночных гуляк, которые тут же смекнули, что происходит. Для жителей Нью-Йорка нечто подобное стало уже чем-то настолько привычным и обычным, что.. даже и говорить нечего.
Он даже не надеялся на то, что неизвестный скажет что-то в ответ или, тем более, тут же начнёт оправдываться. Питер не ощущал ничего необычного, кроме, разве что, того самого странного ощущения, когда смотришь на того, кто пытается тебе подражать. Такое и не опишешь. Но ничего больше. Может, просто из-за того, что он не был до конца в курсе, с кем именно сейчас вёл беседу? Скорее всего. Хотя навряд ли хотелось узнавать больше. Но надо было что-то решать с этим делом, иначе в последствии может стать только хуже.

— Да, это преступники, но они тоже люди, — негромко отзывается Паркер, разводя руками. У него в мыслях не было убедить этого человека отказаться от своих мыслей, принципов или утверждений. Просто хотелось, чтобы он свернул лавочку «подражателей» и больше никогда не выходил на улицу, распугивая народ и давая прессе больше зацепок для того, чтобы развернуть какой-то новый крышесносный сюжет, большая часть которого будет базироваться на чужих надумках. Питер не хотел подобной судьбы для Человека-Паука. Он стремился к доверию, чтобы люди знали, могли ощущать, что есть тот, кто будет защищать их, а не мир целиком, как те же известные Мстители, к которым уровень уважения и того же доверия был повыше. — Приятель, давай мы.. — беглый взгляд в сторону всё ещё копошившихся преступников. Теперь-то им точно никуда не деться, ведь снаружи ждала полиция. — Поговорим в другом месте, а? — всё ещё стараясь говорить и выглядеть более дружелюбно. Хотя Питер всегда делал это без напряга. Всегда был таким.. соответствующим своему «прозвищу» дружелюбного соседа.

Но на этом странности не заканчиваются. Незнакомец сначала говорит про преступления и людей их совершающих, пускай, но после тема резко перескакивает с одной на другую. И не просто на какую-нибудь. Вспомнить слова дяди. Вспомнить слова дяди? Линзы маски мгновенно сужаются, выражая подозрение. Что-то тут было не так. Пальцем в небо? Нет. Дядя Бен. Он откуда-то знает дядю Бена! Парень замирает на месте словно броню резко закоротило и теперь не мог даже банально пошевелиться. Он смотрел неотрывно, даже не моргая. Последней каплей стало имя, которое неизвестный называет так чётко и прямо, что Питер невольно отшатывается назад, словно увидел нечто пугающее. Откуда?
— Ты.. что ты сказал? — наконец выдавливает из себя Паук, но в последний момент. «Другой паук» словно тень ускользает из рук, перед этим воспользовавшись довольно-таки низким приёмом – светошумовая граната. Громкий звук и новая порция дыма. Питер невольно резко отворачивается, закрывая голову руками больше рефлекторно, чем по необходимости. Ай, чёрт. Выпрямившись, он замечает лишь пустоту. Нет, так просто он это не оставит.

Благо, что реакция у него была отменной, потому даже граната не смогла вывести чувства из строя. Паркер тут же выбирается из магазина.
— Карен? — сканирование местности было полезной штукой. Тем более, в темноте. Особенно, когда предполагаемый оппонент был одет во всё тёмное. Специально, что ли? Чтобы в случае необходимости было проще скрыться за каким-нибудь углом или в подворотне? Хитро. Но технику перехитрить сложно.
— Попался, — выдыхает Паук и направляется ровно в ту сторону, в которую скользнул неизвестный. Он не уйдёт так просто. И его никто не отпустит, пока не ответит на интересующие вопросы. А их было немало.

Он уверенно направлялся к мотоциклу. Заприметив это, Питер чуть ускорился, практически бесшумно соскакивая на асфальт, тут же вновь активируя веб-шутеры. Паутина с левого запястья цепляется за спину беглеца, в то время как правая за сидение мотоцикла, к которому он был ближе всего.
— Постой! — потянув его чуть на себя. — Откуда? Откуда ты знаешь.. то есть, акхм, с чего ты взял, что меня зовут именно так? — всё ещё тая совсем призрачную надежду на то, что этот человек мог просто так назвать имя. Тем более, что «Питер» имя не самое редкое, так что.

Отредактировано Peter Parker (2018-06-22 12:35:44)

+4

6

Всегда мечтал прокатиться на байке, даже начал подозревать, что это отголоски моего не самого счастливого детства - мальчишки с нашего района иногда любили вытворять разные чудачества, связанные с автомобилями, например прицепиться "за колбасу" к трамваю, но высшим шиком и проявлением храбрости было забраться на задний бампер какого-нибудь легкового автомобиля и прокатиться до ближайшего перекрестка. Однажды я осмелился на это рисковое действо, подначиваемый хулиганами. Сердце едва не выпрыгивало у меня из груди, адреналин только что из ушей не выплескивался. Мне тогда здорово досталось от дяди, но скажу честно, оно того стоило. ощущение свободного движения и бьющий в лицо ветер дарят тебе невидимые крылья, и кажется, что на них ты можешь улететь от всех проблем, тягот и невзгод в своей жизни. Оставить все плохое позади и устремиться вперед и вверх. Да вот только у моего тезки были иные планы на этот вечер.
Не люблю, когда меня дергают по пустякам. Ну, Питер может быть и прав, но вот что насчет меня. Я был разочарован. Честно. Будучи взятым за шкирку и отправленным в иной мир и иное время, я втайне надеялся встретить там если и не умудренного годами зрелого мужчину, то, по крайней мере, человека разменявшего третий десяток лет или что-то вроде того. И можете себе представить, когда я наконец встретился с ним волею Судьбы, то передо мной предстал подросток! Серьезно, его голос даже вокодер не может полностью зашифровать - уж что-что, а свой собственный голосочек в период полового созревания я узнаю среди тысячи подобных. О чем я с ним могу поговорить? О девочках из школы или о том, как тяжело это, носить цветастое хай-тек трико и прыгать по крышам. Неужели это всего лишь... шутка!? Нет, нет, нет, нет, этого всего просто не могло быть и не может быть, нет, нет, нет. НЕТ! Где моя ошибка? Где я прокололся? Дьявол!
Откуда я знаю тебя, Питер? потому, что я это ты, а ты это я и все в этом говенном мире завязано в такой спутанный узел, что даже Александр Македонский не справился бы с этой задачей. Уж прости меня за это маленькое представление. Просто мы все еще не готовы.
В голове моей тихонько тренькает мое "чутье", благодаря которому я до сих пор жив-здоров и не собираюсь кормить своим телом могильных червей на радость преступности. Что-то тонкое, но при этом весьма прочное хватает меня за куртку и сдергивает с седла уже облюбованного мною байка. Паутина, ну, я уже заждался, когда Он наконец-то применит свой фирменный почерк на мне. Я даю ему уверенности в его силе ровно на столько, чтобы выхватить и активировать вибронож из потайного кармашка ботинок. С противным моему уху "зззакссс" гудящее лезвие перерубает паутину моего... двойника? Синтетика, какая же мерзость. Ну, зато я подтвердил теорию старины Тинки-Динки о том, что этот ножик прекрасно режет любой продукт химической промышленности, в отличие от измененных природных материалов - с моей бы он так быстро не управился, надо перенастроить лезвие на иную частоту. Я сделал тогда правильный ход, что сохранил этому старому яйцеголовому чудаку жизнь в обмен на некоторые примочки с его стороны. Может это и компромисс, но я был бы полным дураком, если бы пошел на поводу у эмоций. И вот, старик пригодился мне.
- Я было думал, что твоя паутина настоящая, совсем как моя, но оказался неправ. Тут мы с тобой разнимся, да и не только тут. Так позволь же мне предоставить тебе образец настоящей паутины, Питер!
Со вскинутых мною, словно в порыве обнимашек, запястий рук в сторону Паркера вылетают две черные "шелковые" сети, окутывая фигуру местного героя. Небольшой обмен своими способностями мы произвели, мне уже становится интересно как быстро он выпутается из сети Бога Пауков. С очередным противным визгом нож перерубает вторую паутинку и пару секунд спустя байк ревет движком и уносит меня подальше от моего молодого двойника и полиции, и вообще всех любопытных. Беги, маленький Паучок, беги, если хочешь знать больше. В моем детстве мы частенько играли в особенные салки - догнавший имел полное право спросить догнанного о чем бы то ни было. Давай сыграем в особенные салки.

+3

7

Питер не был особенно.. восприимчивым человеком. Нет, он понимал и принимал слова, которые ему говорили, улавливал любую интонацию, несмотря на то, что порой делал совершенно отрешённый вид. Понимал. Не всегда знал, как правильнее реагировать, но всё равно понимал, что-то внутри откладывалось на отдельную полочку и не копошилось до нужного момента, когда приходилось что-то вспомнить, вытащить и вновь задействовать. Но таких необходимостей было довольно-таки мало, потому подобным он пользовался нечасто.
А что до этой ситуации.. он всё ещё не мог увидеть чего-то особенного, но что-то внутри отчаянно хотело этого. Словно из последних сил кричало «ну посмотри ты наконец, ну посмотри же, давай». И Питер смотрел. Смотрел, но проблема в том, что не видел, не мог ничего увидеть. Ничего из того, что могло бы показаться важным или заслуживающим внимания. Перед ним сейчас мерцала лишь цель, что с каждым разом становилась всё более призрачной. Он упускал её, эту возможность.. возможность.. чего? Что-то доказать, что-то выяснить, понять? Не похоже. Этот человек, кем бы он ни был, знал его. Точно знал и явно гораздо больше, чем его имя с фамилией и имя покойного дяди. И надо выяснить, где тут зарыта та самая собака, иначе он не Человек-Паук.

Странный тип оказывается не без оружия. Питер только цокнул языком, отдёргивая паутину. Только одну руку. И в этом был плюс. Что паутина вообще коснулась незнакомца. Паук позволил себе улыбнуться, тем более, что под маской этого нельзя было заметить. Костюм обладал большим спектром специальных возможностей. А броня так тем более. Ко всему прочему, он, несмотря на слова Тони, изредка что-то химичил сам, просто потому, что не мог удержаться от столь большого соблазна. Есть такая штука, именуемая жучком. Жучком-паучком, как говорил Паркер, выжидая момент, когда это устройство сможет на самом деле пригодиться. И вот пригодилось. Букашка крепко цеплялась за объект. Даже намеренно снять её было сложновато. Заметить тоже тяжело из-за размеров. А Питер, по наитию Нэда, наделил жучок способностью «хамелионить», то есть, оставаться невидимым. Что сейчас и было продемонстрировано. И всё сработало. Он едва удержался от того, чтобы не запрыгать на месте, ведь получилось. Получилось! Оно работает!

— Что значит «настоящая»? — опускает взгляд на свою руку. Да нет, паутина.. настоящая, она существует, её можно потрогать, она так же стреляет, попадая в цель и липнет. Что не так? И вот новый вопрос, ответ на который казался жизненно необходимым.
— Что.. — глаза маски округляются. Где-то на задворках сознания совсем слабое «дзынь». Видимо, этот тип вовсе не собирается причинять какой-то вред, просто.. показывает? Но что? И зачем? И.. а-а-а. Питер уже не знал, что думать. Подёргавшись, понимает, что «паутина» этого типа тоже достаточно прочная, что вводит в ступор. Он точно мог быть уверен, что химический состав известен лишь одному. Ему самому. Кажется, что им не делился даже с мистером Старком. Хотя тот и не просил никогда..

Неизвестный уходит. Просто уезжает, оставив Паука в том же непонимании.. Ну нет, так просто он не уйдёт! Паркер выбирается из странного плена с помощью четырёх дополнительных механических лап, что появились из-за спины, разрывая этот чёрный замкнутый круг. Ну нет. Просто нет.
— Карен, — без обычной вопросительной интонации. ИИ сама поймёт, что ему требуется. Вновь активировать веб-шутеры, но на этот раз для того, чтобы подняться на крышу. Теперь оставалось двигаться только в одном направлении. А двигается он быстро, ничего не сказать. Но Человек-Паук тоже может быть быстрым. — Мне нужно его догнать. Карен, попробуй просчитать, куда он может направляться, — подтягиваясь каждый раз на белоснежной паутине, перескакивая с одного здания на другое, в этот раз даже не запинаясь и не спотыкаясь. Слишком сосредоточен.

Он не сможет вечно кататься по городу, просто не сможет. И было бы уместно сравнение с охотой, хищниками-травоядными там, но нет, Питера ни в коем случае нельзя сравнить с кем-то опасным. Не сейчас, по крайней мере, точно. Ведь он увязался в погоню даже не ради того, чтобы догнать и надрать задницу за что-нибудь, ему просто требовались ответы. Много ответов.
А вот и знакомый силуэт на том же мотоцикле. Кажется или скорость он снизил? Снова резко заворачивает за угол. Ах, вот как. Паук уже начинал задыхаться. Дыхательный ритм напрочь сбился, потому хватал воздух как только мог. И не мог тоже. Глубоко дыша, всё ещё не сбавляя темп, а, наоборот, пытаясь увеличить скорость, также резко заворачивает, пробегаясь по каменной стене здания. Сейчас или никогда. Тот самый удачный шанс, когда этот тип решил проехаться по тёмной поворотне в аккурат между двумя постройками. С помощью двух лап отталкивается от стены здания, увеличивая таким образом дистанцию прыжка, Паркер буквально сбивает свою «цель» с мотоцикла, вместе с ним заваливаясь на асфальт. Ещё две недостающие лапы – теперь всей четвёркой упирается в землю, используя те в качестве опоры. Тело было напряжено до предела, хотя сбитое дыхание всё равно было хорошо слышно.
— Ну всё, всё.. хватит, — кашлянув и наклонившись, упираясь ладонями в свои же колени.

+3

8

- Верно, Питер, хватит бегать от самого себя.
Я больше не могу сдерживаться, серьезно, нет сил. Глупое хихиканье вырывается из меня как воздух из проколотого шарика, постепенно набирая присущие моему возрасту тембр и некоторое подобие солидности, становясь все более громким и с некоторыми нервозными интонациями. Я смеюсь и с этим смехом из меня уходят все страхи, тревоги и переживания, которые я испытывал с того момента, как попал в этот прекрасный новый глупый мир. Раскатистые обороты громогласного хохота рвутся один за другим, заставляя меня нервно хватать ртом воздух подобно выброшенной на берег рыбе. Я брызгаю слюной, я стучу руками по мокрой земле и колочу по ней пятками. Мне ужасно смешно. Человек-Паук на восьми ногах. Одно лишь упоминание геройского псевдонима заставляет меня с новой силой упасть в клокочущие глубины хохота. Со стороны это кажется безумием, я готов поставить свой последний честно заработанный на уборке улиц доллар против любого количества денег, что у Питера сейчас глаза лезут на лоб. Безумный подражатель-линчеватель. Да, от такого сочетания можно удивиться. Наконец, вдоволь насмеявшись, я кое как привожу истрепанную дыхалку в порядок и устало прислоняюсь к стене; Питер ждет, он успел перевести дух ранее, пока я тут катался по земле и хохотал, и ждет. Он умеет ждать, пусть и не так, как выжидал я, но тоже на весьма достойном уровне.
- Ну, здравствуй, Питер. Долго же мы знакомились.
Привычным движением руки я стягиваю маску и подставляю свое лицо всем девяти ветрами Куинса. Случайный отсвет падает мне на лоб, делая черты еще более хорошо различимыми, но я думаю, что напичканный всевозможными техническими приблудами костюм Питера в состоянии разглядеть на моем лице даже мельчайший прыщик в полной темноте. Я молчу, просто дышу свежим воздухом и размышляю о том, каким образом ему удалось так точно меня отследить и вести на протяжении всего маршрута? Может быть у него доступ к камерам наблюдения, что своими зоркими очами фотографируют не слишком бдительных и не очень дисциплинированных водителей? А может ему на помощь пришли мощные линзы космического спутника. В любом случае, это более заслуга техники, а не его самого, зуб даю. Понимая, что долго молчать не слишком вежливо с моей стороны, я продолжаю свою торжественную речь
- Видишь ли, Пит, я это ты, только из другого мира. Знаю-знаю, звучит довольно-таки бредово, я в детстве читал увлекательные истории, где сюжет был закручен в подобной манере, но это факт. Я Питер Паркер, осиротел в раннем детстве, воспитывался опекунами - Мэй и Бенджамином Паркерами, моими тетей и дядей. А затем продажная власть и коррумпированная верхушка Нью-Йорка отняли у меня дядю Бена, растерзали его тело и отдали на корм психу с повадками хищной птицы. Это была холодная зима одна тысяча девятьсот тридцать третьего года, когда я повстречал Бена Уриха и ступил на тот самый путь, по которому иду и по сей день, а дело было так...
Я рассказал Питеру все, без малейшей утайки, словно бы в церкви на исповеди - вот только вместо величественных стен часовни были лишь обшарпанные и исписанные различными граффити стены полузаброшенных домов, а заместо священника в строгой сутане был я сам, только в забавном облегающем костюме с четырьмя дополнительными лапками на спине. Он услышал от меня и про тетю Мэй, которая своими зажигательными речами поддерживала остатки духа в холодных и уставших людских сердцах, и про Бена Уриха, лучшего фотографа в Бьюгл и одновременно так низко павшего в сражении с наркотиками и собственными страхами, про Нормана Озборна и его банду цирковых уродцев, что были повинны в смерти дяди Бена и сотнях других смертей по всему Нью-Йорку, о Фелиции Харди, женщине похитившей сердце совсем молодого парня и многом, многом другом. А пере моими глазами вставали призраки родом из прошлого - истерзанное тело дяди, уродливая морда Гоблина, пустой и бессмысленный взгляд накачанного морфием Уриха, завораживающий блеск синих глаз Фелиции. Забыл, еще был упрек. Молчаливый упрек от тети Мэй, когда пули из моего револьвера прикончили Стервятника. И пусть мне придеться прожить жизнь од укоризненным взором этих глаз, но я бы ничего не изменил в том самом вечере, когда псих вломился в наш дом и схватил тетю Мэй за шею своими когтями.
- Ну, вот и конец этой истории, Питер. А что можешь рассказать ты?

Отредактировано P. Parker (2018-06-08 05:52:33)

+2

9

Он попался, он был пойман, однако это не давало полной уверенности в том, что Питер сможет получить все ответы на интересующие вопросы прямо сейчас, так сразу и без лишних движений. Раз он не захотел отвечать с самого начала, то что мешает ему начать отнекиваться и здесь? Или, может, просто хотелось поменять место и теперь обстановка больше соответствовала чистосердечному признанию? Хотелось бы в это верить, но что-то как-то пока не очень получалось. Но он всё равно попался. Да, Карен несколько помогла, однако костюм, несмотря на всю его высокотехнологичность, не помогает передвигаться именно в воздухе и с помощью паутины. Только иногда и только с помощью механических лап, у него не было встроенных двигателей, как у костюма Железного Человека, к примеру. И репульсоров тоже.. хотя это не самая плохая идея, которую сам предлагал ещё тогда, на Аляске в сентябре. Но это было бы немного не то. Питер не привык к огнестрельному оружию. А сам репульсоры именно так и воспринимал. Они ведь стреляют.. да, не смертельно, но всё-таки стреляют.

— Шт.. что? — странный незнакомец делает то, что от него ожидали меньше всего. Буквально поваливается на мокрый, почти чёрный асфальт и начинает смеяться. И это ещё слабо сказано. Смеяться так, словно это было что-то нервное. Обычно такое случается, когда в жизни человека происходит целая череда неподъёмных нервных событий, которые сильно давят на сознание в целом, вынуждая вести себя таким образом. Линзы маски вспыхивают синеватым светом, расширяясь ещё. «Дополнительные конечности» пропадают так же быстро, как и появились в своё время. Сам Паркер выпрямляется, даже не решаясь подойти ближе. Обычно говорили, что психи опасны для общества и что с ними лучше стараться не взаимодействовать. Так близко, по крайней мере.
Однако этот неизвестный паучий тип наконец-таки прекращает, поднимается, пользуясь немой поддержкой стены близстоящей нежилой постройки, почти даже выпрямляется, вынуждая Паука напрячься и податься чуть вперёд, наклоняя корпус, давая понять, что ко всяким неожиданностям был готов. И даже ждал их, намеренно ждал. Какой-нибудь выпад, попытка что-нибудь сделать, снова использовать ту чёрную ерунду, очень похожую на собственную паутину, но ничего.

— Долго.. знакомились.. что это значит? — Питер пускай и находился в странной прострации, но всё это перестало ему нравиться от слова совсем. Казалось, что ещё немного, и он начнёт чувствовать праведное раздражение. Вопросы, касающиеся его личности и уж тем более близких людей, были слишком серьёзными. Ведь даже сам относился к ним с почтением, не пытаясь как-то шутить или отмахиваться.
Он одним лёгким движением снимает маску так, словно делает это постоянно. Паркер сразу же делает небольшой шаг вперёд, всматриваясь в незнакомое лицо, стараясь понять, а не видел ли его уже раньше? Должно ведь быть какое-то логическое объяснение его знаниям! Однако оно оказывается несколько.. причудливым, мягко выражаясь.
«Питер» говорит Питеру, что он это.. он. Покачав головой, Паук отворачивается и чуть склоняет голову, уставившись в землю, стараясь осознать сказанное. Так!
— Ну конечно, так сказать может каждый, — пожимает плечами, говоря это негромко, словно лично для себя, а не собеседника, от которого получал весьма противоречивую информацию. — Но ведь ты совсем не похож на меня, — вновь повернувшись к говорившему лицом, не торопясь убирать собственную маску. Это всё ещё могла быть просто уловка.
Странно или нет, но сам по себе реагировал спокойно. Пока что, по крайней мере.

Странно или нет, но Паук молчал. Молчал, слушая то, что ему говорил другой Питер, честно стараясь вникнуть в историю и понять, что общего может быть между ними. Как оказалось, ничего. Ничего, кроме тёти и дяди, которые, как казалось, останутся самими собой несмотря на время и реальность. Только вот.. между самими пауками не было ничего общего. Неужели они не должны быть хоть чем-то похожи? Чем-то, кроме сил и способностей? Взгляды на мир, на собственные действия, на то же самое предназначение? Нет? Ничего? Красно-синий качает головой, будто стараясь отделаться от мысленных суждений, которого самого совсем не устраивали. Параллельные миры вполне могут существовать, это факт, но чтобы встретиться с самим собой.. этот факт предстоит принимать очень и очень долго. Может, даже дольше, чем думается.
Тысяча девятьсот тридцать третий год..
— Нет! — наконец-таки выдаёт Питер, сделав ещё небольшой шаг вперёд, только после этого убирая маску, которая пропадает быстро и без лишних движений рук. — Нет. Ты это не я, у меня.. у нас.. — беспомощно разводя руками. Хотелось найти какие-то более убедительные аргументы. — Я не убиваю людей, — в конечном итоге выдыхает Паук, всё ещё внимательно всматриваясь в лицо нового знакомого, что для него было не очень свойственно. Но никакой иронии или сарказма в голове не было. Это всё так неожиданно..

Рассказывать свою историю не спешил, думал, как лучше поступить.
— Погоди, — качнув головой. — Но если ты это правда я, то.. как так получается? Как? Я имею в виду, как ты сюда попал? — может, были какие-то мистические порталы? Злобный колдун?

+3

10

- Ничего странного, просто игра в особенные салки и ничего более.
Я тоже не убиваю людей. Я и сам, в конце-то концов остаюсь по большей части человеком, пусть и имеющим некоторые экстраординарные способности. Но вся та мразь и накипь, умело использующая маску человечества для спокойного существования, уже не является людьми. Был ли человеком Гоблин, по одному лишь щелчку пальцев которого гибли ни в чем не повинные жители Нью-Йорка? Нет, он был мерзким и отвратительным чудовищем как снаружи, так и внутри. Были ли его подручные-циркачи, ставившие чужую жизнь ниже самой мелкой разменной монеты и получающие от того дикое звериное удовольствие, людьми? Нет, они были монстрами в людском обличье, чье существование ставило под угрозу жизни десятков, сотен невинных жителей. Так что я никогда не убивал людей, одних лишь чудовищ.
- Я тоже никогда не убивал людей, Питер, одних лишь монстров. Может быть, чтобы понять это, тебе надо было родиться в моем мире. Хочешь выставить себя рыцарем на белом коне - валяй. Считаешь, что методы твои чисты и благородны - пожалуйста, пусть так и будет. Но от этого я не перестану быть тем, кем я являюсь - Человеком-Пауком. Это имя мое по праву, и ты не в праве лишать меня части меня самого. Я чувствую твое негодование по этому поводу. 
Наше замечательное общение становится все более замечательным с каждым мгновением. Очень странно, но я думал, что мы будем похожи друг на друга, если не как две капли воды с поправкой на возраст, то хотя бы как родные братья. Хорошая шутка, Паучий Бог, всем смеяться... Я... Я запутался окончательно в том, что мне надо сделать. Если я должен был найти себя в этом мире, то почему же я продолжаю плутать в темноте собственного невежества и незнания? Если моя цель в том, чтобы сделать Его лучше, то как я должен это сделать? Мы как монополярные магниты - нас отталкивает друг от друга. Разница между нами становится все больше и больше с каждым мгновением, что мы проводим вместе. Помоги мне, Бог Пауков, я запутался. Твои загадки оказались не по силам для моего ума.
- Меня отправил сюда Бог Пауков, Питер. Тот, кто наделил меня силами, отправил меня в твой мир. Он сказал, что это моя самая важная миссия. Что я нужен этому миру и нужен тебе и больше ничего. Ничего. Я провел почти все свое свободное время наблюдая за тобой. Я хотел узнать тебя. Я думал что при нашей встрече мне откроется истина, которой я должен поделиться, но... Ничего не произошло. Истина не открылась, пазл не встал на свое место, раскрывая суть головоломки. Так что из посланца неведомой воли я превратился в обычного дурака.
Вот сейчас мне уже точно нечего больше сказать Ему - я исчерпал свой лимит красноречия на несколько месяцев вперед, и, что также стоит учитывать, свой запас оправдательных выражений. Раньше, скажи мне что-то подобное, я бы в лучшем случае просто повертел бы пальцем у виска и забыл бы все это как глупый бред умалишенного человека. Наверняка Питер думает сейчас в схожем ключе. Он искал своего подражателя, а нашел проблему, которую не решить за один вечер.
Встаю, отряхиваюсь от прилипшего к одежде различного мелкого мусора и уличной грязи - надо немного размять ноги. Проверяю пистолеты в кобурах - уцелели оба, как почти цел мой скромный, но почти всегда действенный инвентарь уличного героя - парочка осколочных гранат, запасные магазины к кольтам, нож в потайном кармашке ботинка, кастет, дымовая бомба, складная дубинка. Недешево нынче стоит вести жизнь героя, в первые дни я просто слонялся по улицам с круглыми от удивления глазами, глазея на сверкающие витрины и громкие вывески подобно неотесанной деревенщине откуда-нибудь с Юга страны. Да, это Нью-Йорк, говорил я себе каждый раз. Ты сможешь, Питер, убаюкивал я себя перед каждой ночью. И я смог, я привык к этому новому Нью-Йорку, я уловил ритм жизни этого могучего города, стал одним из его жителей. Я дышал его воздухом, я жил на его улицах. Я отвоевал себе жизненное пространство, ну или социальную нишу, если говорить по-умному, по-научному. Но в итоге это не принесло мне ничего кроме кислого послевкусия невыполненного обещания. Я почувствовал усталость.
Усталость накатывает мягкой волной, закутывает меня в свой кокон - отчего мне хочется спросить самого себя, а когда же я, черт побери, последний раз спал? Позавчера? Позавчера я был занят с этими, как их там, ну с одной претенциозной бандой ирландцев. Три или четыре. Кажется четыре. Четыре дня я не спал. Встреча с Ним подобно адреналиновой игле заставила меня выложиться на полную. Как оказалось - зря. Я прислонился к стене вновь и поглядел на небо. Небеса молчали, им, как и обычно, не было дела до смертных.

+3

11

Признаться честно, не очень больше хотелось говорить сейчас здесь, об этом и с ним. И даже не потому, что этот странный человек тоже являлся Пауком и называл себя таким же именем, дело было в другом. В каком-то едва ощутимом, но колючем чувстве противоречия, которое отчего-то ощущалось физически. Это было похоже на каскад мурашек, что появляется после того, как по всему телу пробегает целая толпа маленьких насекомых, щекоча и раздражая кожу такими же маленькими лапками. Поёжился, причём совершенно не стараясь скрыть своих ощущений. Собственно, Питер никогда и не умел этого делать. Сокрытие собственных чувств, эмоций, «рожа кирпичом», это всё не для него. Именно этому Пауку больше присуще другое, что разительно отличалось практически от всех тех качеств, которыми были наделены другие герои. Даже те же Мстители.
— Я никогда не убивал никого, — с толикой неуверенности начинает он, сдвинув брови к переносице, смотря на тот мотоцикл, что сейчас лежал недалеко на боку. — Потому что не хочу быть таким, как они, — хмурясь только сильнее. — Если начнёшь убивать, то перестанешь отличаться от того, за кем всё это время гонялся, — наконец прекращая хмуриться, словно думая о чём-то очень важном и сложном, переводя взгляд на другого Питера, сделав глубокий вдох и медленно, размеренно выдыхая. Нет, он не видел себя в этом человеке. И дело даже не во внешнем виде, он просто был младше. Но.. может, в этом и была главная загвоздка? Они чисто теоретически не могут быть одинаковыми или даже очень похожими. Они ДОЛЖНЫ быть разными. Разные времена, разные миры, разные вселенные – разные Пауки. Паркер даже приободрился от такой мысли. Она имеет смысл. И если так, то всё в полном порядке. Единственное что.. он не может позволить делать нечто подобное здесь, в его вселенной и в его городе.

— Постой.. кто? — удивлённо вскинув брови, Питер.. окончательно перестал что-либо понимать. Паучий Бог это.. это какой? Большой акромантул, как в книгах и фильмах про Гарри Поттера? Его тогда случаем не Арагогом зовут? Потому что если нет, то неинтересно. Хотя нет, враньё, всё равно интересно. И этот интерес быстро отобразился на лице. Паук покусывает нижнюю губу, невольно наклоняя корпус чуть вперёд. — А что, такой есть? — а вдруг это и был тот самый Бог Пауков? Превратился в «радиоактивного» паука и укусил, даровав довольно-таки странные способности? Если так, то этот Питер наверняка очень расстроится, узнав, что он.. ну, немного умер после такого укуса. — Это тот, который кусает кого-то, чтобы превратить в Человека-Паука? — решая не томить, а сразу задать интересующий вопрос. Уж этот-то странный чувак явно больше понимает. — Тебя тоже он кусал? — удивлённо вскинув брови.

— Так ты.. как давно здесь, получается? — в свете последних событий Питер стал чуть чаще обращать внимание на то, что писалось в газетах и ничего подобного, вроде, никаких громких статей. Или просто проглядел, что тоже может быть. В любом случае, этот тип мог быть тут сколько угодно времени, орудовать перед самым носом местного красно-синего Железного, пока тот ничего толком не замечал, мотаясь от Нью-Йорка до Аляски и обратно, на некоторое время забывая о своей основной обязанности – защите горожан. — И если так, то где живёшь? — как выяснилось, вопросов и правда было немало. Причём, не все они были так или иначе связаны с именем, личностью в целом или семьёй. Объяснение Паук решил принять на веру. Пускай так оно и будет, времена, измерения.. да что же это всё такое! И как на зло не было ни одного знакомого, который мог бы более точно описать ситуацию. Даже на Аляске не было мутанта с похожими способностями, чтобы рассказать, как работают все эти вселенные, зачем они вообще нужны и откуда появились. Они ведь должны были откуда-то появиться, верно?
Питер медленно подходит ближе к зданию. Разворачивается. Две механические лапы вновь появляются из-за спины, приподнимая немного тело парня, давая ему удобную возможность «примагнититься» к стене, тюкнувшись в неё затылком. Пропадают они так же быстро, как и появляются. Вообще, появлялись они всегда довольно-таки неожиданно. Стоит лишь чуть подумать в этом направлении, как вот они. Интуитивное управление упрощает всё, но в то же время является достаточно сложным. Требуется полный контроль над собственным потоком мыслей, что получалось не всегда.

+2

12

Как же все это сложно, странно и немного занудно. Проблем на мою голову свалилось куда больше, чем вырисовывается возможной пользы. Разговаривать с Ним, как говорить с кривым зеркалом - оно исказит все, что ты ему предложишь и даст такие же искаженные ответы. Похоже в точке зрения "Приговор для преступности - жизнь или смерть" мы зашли в тупик. Питер напирает на моральную составляющую, я же оперировал логическими понятиями. Ладно. Черт  ней, моралью и логикой, пускай время покажет кто из нас окажется прав в данном споре. Но вот его следующий вопрос оказался для меня чем-то... Да это словно получить пулю в живот, словно поймать грудью несколько футов стали меж ребер. Он. Не знает. Бога Пауков! От этого я начал медленно сходить с ума. по крайней мере вырвавшийся непроизвольный смешок был признаком того, что мое моральное здоровье нуждается в починке. слишком много работы, слишком мало отдыха. Я работал, что называется, на износ, не задумываясь о том, а что будет, если я оступлюсь и совершу одну из тех ошибок, последствия которой невозможно исправить. Холодок? Нет, словно целый айсберг проскочил мне за шиворот и парализовал холодом все тело, вплоть до мельчайшего волоска. Он не был аватаром Бога Пауков. но как такое вообще возможно? Я всегда, ну как всегда, после нашей первой встречи в портовых доках, думал, что раз есть иные миры, то и Пауки, живущие там, такие же носители "проклятья силы".
Для начала мне нужно успокоиться. Прийти в себя и успокоить свои расшалившиеся нервишки - я ощущаю, как ветер холодит мой покрытый испариной лоб и дрожат пальцы рук. Черт, сейчас бы выпить. Самого чудесного в мире чая, который умеет готовить Мэй Паркер, моя любящая тетушка. И пару ложек коньяка туда. Хотя нет, сразу половину кружки хряпнуть и выпить залпом, чтобы потом долго задыхаться от взрыва вкуса на языке и хватать ртом воздух. Может быть именно тогда мне в голову придут ответы на все заданные вопросы, но сейчас... Сейчас я ничего не понимаю. Зачем я здесь? что я должен сделать?
- А что, разве ты не видел Бога Пауков в своих видениях? Не говорил с ним? Так значит, ты получил свои способности иным путем - не спрашиваю, а утверждаю я - получается, что ты мутант? Как те, на кого здешняя пресса развела целую "охоту на ведьм".
А если это неправильный Паук? Ну, я же до сих пор не знаю, каким образом Питер этого мира получил свои силы, за исключением того, что не от Бога Пауков. А что, если образ героя это всего лишь ширма? Маска с двойным дном. И Он оказался недостоин силы Бога Пауков. Мне на ум очень кстати приходит покойный Гоблин - он умело жил под маской честного гражданина первое время, да и придя к власти тоже сохранял образ респектабельного господина с тугим кошельком. Ни у кого, кроме Уриха, не было ни единой зацепки о связях Гоблина и преступности. И то, что мог знать хоть кто-то, Гоблин мог забрать - деньгами или силой. Не занимается ли этим Питер? Или, что куда более вероятно, не занимается ли он работой на кого-то вроде Осборна - у него столько богатых игрушек, что внутри меня уже шевелится маленький жид, остро желающий всем этим завладеть. Он юн, он наивен, он до сих пор не знает, что со злом можно сражаться лишь его же оружием. И он может искренне быть уверенным в том, что он на стороне правых сил.
- Не очень долго, Питер, но достаточно, чтобы уяснить пару различий между нашими мирами.
И после сказанного мною во моем мозгу наступает проблеск озарения. Быть может моя цель это и есть Человек-Паук этого мира, а точнее вернуть его на истинный путь. А быть может, если он не в состоянии увидеть правильный путь, убрать его. Быть может именно поэтому Бог Пауков не сказал мне ничего, кроме той сакральной фразы - "этому миру нужен Человек-Паук". Новый Человек-Паук. Новый защитник. Новый хранитель.
- Ну, своего дома у меня нет. Я живу тут неподалеку - есть одно очень милое заброшенное здание, в которое не суются бомжи и наркоманы. Там я сплю, ем или отдыхаю. Хотя мы же в Куинсе - если хочешь, я могу отвести тебя в пару уютных кафешек - итальянская кухня диво как хороша, а греческая и того лучше.

+2

13

Приличия ради Питер ещё раз попытался представить этого самого Бога Пауков, сложить его цельный образ в голове, но не добился ничего, кроме мурашек по всему телу. Ну и как он мог выглядеть? Как он должен был выглядеть? И правильными ли будут эти самые догадки, раз уж на то пошло? Какой-нибудь священный тарантул или птицеед? Эти пауки сами по себе были немаленькими по сравнению с их более миниатюрными сородичами, тем же комнатными восьмилапыми, к примеру. Или это был тоже какой-то Человек-Паук, но более прокаченный, собравший большее количество очков? Нет, это ведь не игра. Тогда кто-то вроде Чужого? Нет, тоже не то, это ведь ксеноморф, а не паук. А может, «паук» это просто прозвище, прикрытие? Боже, как это сложно. Хорошо, что не пришлось представлять человека с восемью конечностями и кучей маленьких глазок по всему лицу. Жуть. Содрогнувшись в очередной раз, Питер решил забыть об этом. Раньше и без так называемого Бога хорошо жилось, так что обойдётся.
Из-за активного размышления даже отвлёкся от основы, так сказать. От странного парня рядом. Вдохнув полной грудью и медленно, размеренно выдохнув, красно-синий Паук притопнул ногой, выдавил из себя «так» и помассировал виски.
— Не видел я никакого Бога, — пожимает плечами, в лишний раз подтверждая. — То есть.. как это другим путём? — удивлённо вскидывая брови и округляя глаза. — Хочешь сказать, что.. тебя не кусал радиоактивный паук? — задерживая дыхание, ожидая ответа. Он и без того перестал что-либо понимать, а если окажется, что паучью силу можно получить ещё и иным путём.. то это будет финишная черта. — Я не мутант! — подавшись вперёд, едва не отлипая от стены, однако тут же отшатнулся назад. Или всё-таки мутант? Насколько знал, мутанты рождались с их способностями, а он получил их по воле случая.

Паркер обречённо выдыхает и сильнее вжимается затылком в каменное изваяние, закрывая глаза. Это было как-то слишком сложно. Надо ли ему вникать во все эти подробности или можно просто забыть? Ведь правда, что раньше хорошо жилось и без лишних знаний, а тут это. Словно «второй я» появился специально, чтобы посвятить в свою паучью религию и заманить в секту, где они все дружно поклоняются какому-то там Богу Пауков. Звучит странно и немного пугающе, зато реалистично, учитывая происходящее.
Про разницу между мирами и говорить нечего. Очевидно, что они будут различаться. Тем более, что тут различие не только в самой структуре вселенной, но ещё и во времени. Питер начинает медленно сползать вниз, пока не опускается прямо на асфальт, усаживаясь, сгибая одну ногу в колене, другую выпрямляя.
— То есть, как.. ты живёшь в заброшенном здании? — уточняет, хотя в этом не было необходимости. Поворачивает голову, склоняя её набок, хлопая глазами, слегка поджимая губы. Представить такую жизнь навряд ли получится, потому что спать в подобном месте.. странно. Так ещё и в октябре, на улице пускай было не так холодно, но осень уже чувствовалось и такая ночная «морозная свежесть» как минимум неприятна. Вздох. Хотя если никакой альтернативы не остаётся..

Паук поднимается на ноги, потянувшись. В сон не тянуло, несмотря на то, что каждое утро буднего дня поднимался рано, чтобы успеть собраться и добраться до школы, стараясь не использовать костюм и паутину, уповая на привычный жёлтенький автобус, идущий прямо по курсу.
Предложение посетить какое-то заведение Питер расценивает как попытку пошутить. Скептически изогнул бровь, после этого хохотнув, отмахиваясь.
— В такое время мало что работает даже в Квинсе, — подёргивает плечами. Да и идти сразу в кафе.. это ли не странно? Странный человек, называющий себя таким же именем, говорящий, что пришёл из другого времени и мира по наставлению какого-то там Бога. А пробираться дальше в Большое Яблоко не особенно хотелось. Ночью он всегда патрулировал улицы своего района, находя время от времени работу. — Лучше скажи, — с проскальзывающими нотками серьёзности в чуть севшем голосе, — ты знаешь ещё о каких-нибудь вселенных? Других? — их было немало, об этом знал. Но если есть этот Питер Паркер, то логично было бы предположить, что в другом мире найдётся ещё один. И от этого становилось по-настоящему жутко.

+2

14

Мутант, он определенно мутант. из тех слухов, сплетен и пересудов вперемешку с о статьями в газетах я знал о том, какова разрушительная сила радиации - Хиросима и Нагасаки. Два осажденных города, на долгие десятилетия разрушенные и отравленные оружейным брендом Дяди Сэма. А затем и величайшая ошибка Американской ядерной энергетики - Халк. Зеленокожее чудовище с потенциалом разрушения в тысячу ядерных бомб. Герой. Почетный член команды Мстителей. Гребаная пушка без стоящей привязи. А теперь смело добавляйте к этому списку моего двойника из этого четырехнутого мира. Лишь железная сила воли и чудовищным образом раздутое эго не позволяют моим глазам стать круглыми, как серебряные доллары и такими же блестящими от удивления. Сейчас у меня на лице маска дружелюбия и легкого недоумения. Этот мир умеет удивлять даже в последующие разы. Чертовски опасный и притягательный мир. Надо только навести здесь хотя бы подобие порядка.
- Радиоактивный паук? Это что еще за чушь? Не было никаких радиоактивных пауков, я и про радиацию тогда ничего толком не слышал кроме того, что на ее основе работает рентген-аппарат в главной больнице Нью-Йорка. Это у вас что ни день, то новая напасть. То мутанты, то какие-то нелюди, то пришельцы, то свиньи в штанах.
А может быть мы и должны быть разными? Ну то есть кардинально разными. Хороший коп и плохой коп. Добрый Паук и злой Паук. одна сторона уравновешивающая другую? Нет, слишком уж банально. Но ведь банальности это основная составляющая жизни. Нет. вот к чему я точно не готов, так к динамическому дуэту как в гребаных комиксах. Нет, пока действиям в дуэте и задушевным разговорам решительное нет. Да и носить обтягивающее высокотехнологичное трико я тоже не сильно желаю - чем вот так задницей перед преступностью светить, уж лучше сразу голым выйти. вот со всем можно найти компромисс, но только не с обтягивающим шмотьем местных Масок - и костюмчики-то все как один, у одного портного они одеваются?
- Да, Питер, в моем списке ежедневных занятий по сей день присутствуют такие вещи, как запасание топлива для печки-буржуйки, сбор чистой воды для хозяйственных и питьевых нужд а также увлекательное занятие - латание прохудившейся крыши перед каждым серьезным дождем. С учетом прошлого, мне к этому не привыкать, Питер. Суровые условия закаляют тело и разум. Попробуй.
Я улыбаюсь, мысленно, даже не позволяю улыбке проникнуть во взгляд и мимические мышцы. Меня начинает забавлять эта беседа - полусинхронное удивление двух таких одинаковых, но и таких непохожих друг на друга людей. Как братья, ни разу не видевшие друг друга и долгое время прожившие в разных странах, мы спрашиваем о самых различных вещах, кажущихся нам незыблемыми и получая ответы, ощущаем падение привычной картины мира. Так ты не посланник Бога Пауков? Так тебя не кусал радиоактивный паук? Ты живешь в заброшенном доме? Твоя паутина искусственная? Ты не похож на меня! Я же совсем не похож на тебя... Забавно. Нет, право слово, это все чертовски забавно.
Теперь он спрашивает меня о других Пауках. Я честно развожу руками в ответ - нет, мне неизвестен ни один Паук из иного мира. Ну, я-то знаю, что и помимо меня есть другие носители силы в своих мирах, но не могу назвать конкретных примеров. Может быть где-то Человек-Паук вообще маг и волшебник на паутинном ковре, а может быть он женщина или вообще кто-то, даже не имеющий отношения к человеку по имени Питер Паркер. Быть может он чистое зло, зеркальное отражение существующего порядка. Все может быть.
- Тут я знаю не больше твоего, если ты, конечно, сейчас не лукавишь. Пауки из других миров точно есть, но кто они и каковы их цели и мотивы я не могу сказать. Я просто не знаю - ты мой единственный пример Паука из иного мира. А я, видимо, твой.
От всех этих разговоров голод проснулся в моем опустевшем желудке, когтистой мягкой лапкой требуя что-нибудь срочно закинуть "в топку" ибо он требует вкусных и питательных калорий. Увы, в карманах ничего кроме залежалого батончика мюслей и чудом не смятой в пылу наших салок-догонялок банки с пивом. Начинаю есть, подкармливать своего желудочного червячка, так сказать. Ловлю явно неодобрительный взгляд Питера при приеме пищи - что поделать, кое кто из нас явно не миллионер, и вынужден есть то, что проще достать.

+2

15

Раньше приходилось задумываться об этом. О том, нельзя ли на самом деле полноценно причислить себя к числу мутантов? После встречи с некоторыми из них. Они и правда были во многом похожи. Способности, которых не просили, которыми надо сначала научиться управлять, чтобы не покалечить ни других, ни себя самого. Однако чем больше и чаще об этом думал, тем сильнее убеждался, что это глупости. Все мутанты такими родились, всё дело в генах, но в генах, передавшимся по наследству. «Ген Х передаётся по наследству по мужской линии». Причём, носитель гена не обязательно сам будет мутантом. Но его способности точно пробудились после того несанкционированного похода в Оскорп и точно после укуса того странного паука. Да уж, такое точно не забыть, до сих пор по телу каждый раз проносится целый табун мурашек, стоит только вспомнить качающегося на тонкой паутине какого-то серебристого маленького паучка, что прочно прицепился к коже шеи, где-то сзади, в области последнего позвонка.
— Не видел никаких свиней в штанах, но мутанты были.. как и паук. Это было чуть больше года назад, — разводит руками, после этого в очередной раз почесав затылок, словно это могло помочь мыслительному процессу. — Способности появились после укуса паука.. — опуская задумчивый взгляд в землю, рассматривая мелкие камушки на тёмном асфальте. Он будто пытался убедить в этом не собеседника, а себя самого, будто бы сам сомневался в праведности сказанных слов. И это ужасное чувство. Когда точно знаешь, о чём говоришь, но продолжаешь чувствовать себя неправым.

Паркер больше не думает о том, зачем и для чего всё это нужно и есть ли во всём этом вообще какой-либо смысл. Не думает и всё, просто поворачивает голову и смотрит внимательно, вдумчиво, что обычно для него не свойственно. Есть Паук красно-синий, теперь будет просто чёрный. Питер вовсе не собирался что-либо делать и прогонять этого человека куда-то там, заставлять искать способ попасть обратно в своё время и тому подобное. Но, к слову, об этом.
— А ты хотел бы вернуться обратно в свой мир? — не похоже, что там всё было очень уж хорошо. Да и что хорошего может быть в прошлом? Наверное, ни нормального интернета, ничего даже смутно похожего на цивилизацию и техническое оснащение, всё только самое спортанское. Это не то, чтобы плохо, но.. сам-то точно не смог бы жить в подобных условиях. Но это больше из-за того, что банально является «ребёнком современности».
— Видимо, непросто, — сдвинув брови к переносице, только представляя, каким образом можно жить в уже заброшенном здании. А как же все истории про призраков и таинственные исчезновения по ночам любопытных сталкеров и просто искателей приключений? Жутко. — Ну, амм, — он мнётся, склоняя голову набок. — Если вдруг что-то понадобится, будет такая необходимость, то, наверное, я мог бы помочь.. я так думаю, — слегка поджимая плечи. Местный Человек-Паук стремился помогать всем без исключения, так что этот случай он тоже не мог упустить. Обычно дело касалось обычных людей, которых требовалось защищать от других людей, а их от собственной озлобленности на жизнь и мир в целом. С частью справлялась обычная тюрьма, с частью ЩИТ. Но этот случай другой. Чёрному Пауку не требовалась подобная помощь, зато он очевидно нуждался в чём-то другом. Одна из механических конечностей начинает «ощупывать» спину, пока Питер не хлопает себя ладонью по лбу. Точно, рюкзак ведь не брал с собой, а оставил там же, где и всегда. Просто точно помнил, что с сегодняшнего обеда осталось целых два бутерброда, купленных в привычной лавке и один, всученный тётей Мэй. Самому сегодня было совсем не до этого, но вот новому знакомому вполне могло пригодиться.

— Нет, — отрицательно качает головой, возвращает маску на лицо, подходя ближе к угнанному мотоциклу, поднимая его на колёса и отводя подальше, облокачивая на угол дома, отмечая своё присутствие паутиной. Полицейские обязательно будут патрулировать, обязательно наткнуться на это и станут разбираться. Разбираясь, поймут, что это принадлежит кому-то и уже после хозяин успешно найдётся. — Я не знаю о других, — и не очень хотел бы. Даже сейчас находиться рядом с кем-то настолько идентичным было неуютно, что говорить ещё и про других. Казалось, что Нью-Йорк просто не выдержит такой концентрации Пауков. Ему и одного, кажется, хватало с головой. Вздохнув, Питер разворачивается и активирует левый веб-шутер, цепляясь за стену постройки. Линзы маски сужаются, щурясь. Видимо, пока один Пакрер управлялся с мотоциклом, другой решил переключиться на еду. Хотя так это не назвать. А ведь что-то хотел сделать.. ах, да, точно, вот.
— Идём, у меня кое-что есть, — не говоря больше ни слова, отталкиваясь ногами от земли и устремляясь обратно. Благо, что за всё время своего геройства умудрился выучить практически весь город, точно зная, куда и какая закоулочка ведёт. Не останавливается, потому как знает, что «новый друг» последует за ним.

Обратный путь занял в общей сложности минут десять. Даже чуть побольше, не просил Карен засекать и не считал сам. Незачем. Но оттуда возвращаться явно дольше, потому что туда гнал как угорелый, мышцы рук до сих пор гудели как ненормальные. К ежедневным нагрузкам привык, но не в такой степени точно. Обернувшись и махнув рукой, Паук ловко пикирует вниз и спрыгивает на землю, осматриваясь, сужая глаза маски. Ага, вот он! Паутина ещё не успела раствориться, потому Питеру пришлось подняться выше по стене, дабы отодрать свой рюкзак. Вновь оказавшись на земле и подобравшись ближе уже к подоспевшему новому знакомому, Паркер зарылся в основном отделе. С самого края уже торчал учебник по алгебре, угрожая выскочить в любой момент. И выскакивает, но падает не на асфальт, а прямиком на ногу красно-синего. Спасибо отменной реакции. Балансируя на одной ноге, парень наконец вытаскивает то, что искал.
— Вот! — протягивая небольшой целлофановый пакет с теми самыми разномастными бутербродами. — Тётя ещё сделает, — качнув головой.

+1

16

- Паук значит был радиоактивным и появился совсем случайно? Ну, понятно.
Ага, все-то мне понятно. Итак жил был на этом свете хороший мальчик Джимми Хокинс, ой, то есть Питер Паркер. Итак, жил он не тужил, слушался во всем свою тетю, ходил в школу и дружил с каким-нибудь тихоней-умником, с которым любил обсуждать книжки и комиксы. А потом совершенно случайно к нему в дом пробрался радиоактивный паук и укусил его, даровав тем самым набор очень любопытных способностей. Хороший мальчик Питер изменился в еще более хорошую сторону, решив стать костюмированным борцом с преступностью, героем со звучным именем Человек-Паук. И все это не более, чем цепь совпадений и следствий, вытекающих одно из другого, по нарастанию. Если это все так, то мне пора на несуществующую пенсию. Все эти совпадения слишком уж очевидны, чтобы быть спропроцентными совпадениями. Одно пока можно сказать точно - в мирах есть особая линия жизни для Пауков, которая наверняка крайне тесно переплетена с Паркерами. Хэхэ. Переплетена. Я уже начал мыслить дешевыми каламбурами из комиксов. Это знак, что пора дать отдохнуть моим мозгам - слишком мало информации, стоящей информации, мозговой мотор начинает работать вхолостую.
Это провокационный вопрос или все же любопытство с желанием помочь говорит сейчас в тебе, Питер? Я все еще не могу понять тебя - что сейчас творится в твоем разуме. кто я для тебя? Друг или враг... Нет, слишком все непросто для столь однозначных понятий - никто из нас явно не испытывает дружественных чувств к друг другу. Скажем так, насколько опасным ты меня посчитал? И посчитал ли ты меня потенциально опасным? Если нет, то ты болван, Питер.
- Честно сказать, я не знаю. Да, я оставил там близких моему сердцу людей, но... Я просто не могу. Не в плане возвращения, а в плане несдержанного слова. Обещания, может быть даже задания. Он сказал мне, что я нужен этому миру.
Да, вот уж сказал так сказал, просто-таки слезы восхищения на глаза наворачиваются. Браво, Паркер, ты просто мастер красноречия, заслушаться можно. Интересно, а почему из меня всякое слово тянуть клещами приходится, если при этом не надо размахивать кулаками? Может быть таланты моих дядюшки и тетушки чудесным образом прошли мимо меня, я сейчас о болтологии говорю, если что вдруг. С остальным наследством проблем не возникало, особенно если речь шла о военной подготовке. Но вот именно в такие моменты мне обычно бывает нечего сказать. И если быть с собой до конца честным, то и вообще не хочется говорить. Слишком непростые темы.
Но вот что мне нравится в моем дружелюбном альтер-эго, так это его любовь к порядку. сразу видно - парень старается быть героем, и это занятие ему нравится, действительно нравится, несмотря на возникающую в связи с ним кучу разнообразных проблем. У меня не было особого выбора. У меня его вообще не было - Великая Депрессия давала людям всего один шанс на миллион, когда редкие счастливчики вытягивали свой выигрышный билет, а остальные погибали, с проклятиями на стынущих губах.
- Что? Где? Куда?
Ах, Питер, сказал я примерно через десять минут нашей увлекательной совместной прогулки, ты даже не представляешь, как я рад этим бутербродам! Ради этого я был готов даже терпеть эти акробатически трюки в стиле "удержись на намыленной веревке". Такое ощущение, что паутина явно не желает, чтобы ее использовали в качестве средства передвижения. Капризная зараза! Но сейчас она ведет себя куда лучше, чем в самые первые дни.
- Дай Бог здоровья этой святой женщине! А какой у нее чай восхитительный. - мне бывает приятно вспоминать все, связанное с тетей Мэй, ведь без нее не было бы меня. Они с дядей Беном смогли заменить мне погибших родителей, а после его гибели, лишь она вытащила меня из черного омута траура и депрессии. Хоть в этом у нас есть что-то общее - при упоминании тети у Питера немного изменился голос. Да и у меня тоже, чего уж тут греха таить. Я был бы рад взглянуть на нее поближе, но точно знаю, что это невозможно. Ни сегодня, ни завтра, ни когда-либо еще. Ни к чему подвергать ее волнению. Питер это понимает. Я это понимаю.
- Зашел бы на чай, да без подарка приличные люди в гости не ходят. Береги ее, Питер. И сам будь здоров, может мы еще свидимся. А о пауках подумай, мы не одни во вселенной. Прощай!
Насыщенный выдался у меня вечер. Будет о чем подумать на досуге.

Отредактировано P. Parker (2018-06-24 13:22:18)

+1

17

— Не случайно.. я так думаю. Не знаю. Я просто случайно нашёл «бокс» с этими пауками. Их было несколько штук, — подёргивая плечами. Воспоминания об этом были.. странными. Не такими точными, как мог представлять, но достаточно для того, чтобы утверждать о чём-либо с должной уверенностью.
Если бы всё было на самом деле так, то.. то этого не было. Слишком необычно, чтобы быть обыкновенными совпадениями. Верно. Потому что это не совпадения вовсе. Не всё. Паук радиоактивный — то, над чем работал Ричард Паркер. Оскорп — место, в которое Питер нередко наведывался и даже был одним из числа молодых интернов, ушедший сразу после случившегося, потому что знал, что ничем хорошим всё это не завершится. Совпадение только то, что досталась эта участь именно ему, а не кому-то ещё. Лишь ему одному. Или нет? Да ну, паук ведь точно умер после этого.

Паук не берётся отвечать сейчас на что-то ещё. Более всего ему не хотелось говорить о других людях из других вселенных и времён, что обладали идентичными способностями. От этого всё ещё было не по себе, однако несмотря на все старания мысли всё равно обуревали сознание, действовали на него, давили. Ведь если прикинуть, то это не так плохо. Разве с такими не будет легче находить общий язык? Беглый и быстрый взгляд в сторону Чёрного, который, как и требовалось, следовал за красно-синим собратом. Не похоже. Например, этот парень вообще не выглядел хотя бы самую малость дружелюбным. Он сегодня уже пытался угробить тех людей в банке. Именно поэтому Питер принял решение следить за этим «паучьим соседом», дабы тот не натворил чего по глупости. Разумеется, что делать этого постоянно не сможет по понятным причинам, но время от времени точно. Нельзя было позволить убирать одних преступников, чтобы таким же образом появлялись другие, чтобы он сам стал таким же. Тем более, если Чёрный это и есть он сам.

Паркер даже и не сомневался в том, что его «подношение» будет воспринято более, чем положительно. В конечном итоге, опять же, ему самому это было не нужно. Не сейчас. Всё равное самое время возвращаться домой, а наутро вновь на столе будут ждать вкусные блинчики тёти Мэй. Что до каких-то бутербродов? Питер хмыкает, горящие синим линзы маски заметно сужаются, будто бы изучающе. А сам пока продолжал удерживать обеими руками раскрытый рюкзак. Можно было пригласить его на чай, который принялся так расхваливать, но.. нет. Тётя Мэй точно никаким образом не должна фигурировать в их деле. Слишком велик риск. Даже сейчас он рисковал, когда вёл этого Паука через несколько кварталов к своему дому. Не совсем своему, но он здесь, где-то рядом.
— Если что, ты можешь приходить. Сюда, — подёргивает плечами, как только «второй Питер» прекращает говорить о чае. — Не думаю, что Мэй не сможет сделать лишний бутерброд, — пускай лицо по-прежнему было скрыто под маской, голос выдавал все эмоции, что могли бы отобразиться: некоторую задорность и неуверенную попытку улыбнуться, стараясь принять происходящее таким, каким оно являлось. Этот Питер выглядел очень самостоятельным. И обычно такие люди чурались принимать чужую помощь, но.. какой там главный лозунг? Помоги себе сам? Их ситуация вполне вписывается, так что почему нет?

— Я.. не хочу её волновать и рассказывать об этом, — уже заметно серьёзнее произносит красно-синий, застёгивая рюкзак и закидывая тот к себе на плечо, сразу же подскакивая, «прилепляясь» к стене, будто подозревая, что здесь, на этом всё и завершится. Тётя знала о его занятиях, но не должна была узнать о существовании других. Других. Других Пауков и Питеров Паркеров, сколько бы их там ни было.
— А.. — несколько растерявшись от того, что Чёрный так быстро поспешил уйти подальше. Вот тебе на. Покачав головой, Питер старается поднять свободную руку. — Пока! — выдыхает он, после этого сжимая пальцы в кулак, в несколько резких рывков поднявшись и добравшись до самой крыши постройки, опускаясь коленом на парапет. Конечно, они ещё встретятся. И не раз. Точно.

0


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [02.10.2016] The world is in black


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно