ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [10.10.2016] И лает, и кусает, и лапу не даёт


[10.10.2016] И лает, и кусает, и лапу не даёт

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

[AVA]https://c.radikal.ru/c13/1805/9d/e694e870c660.png[/AVA]

И ЛАЕТ, И КУСАЕТ, И ЛАПУ НЕ ДАЁТ
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://www.picshare.ru/uploads/180516/S857asGc4Y.gif  http://www.picshare.ru/uploads/180516/z8eHdmZ2c4.gif
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
https://a.radikal.ru/a09/1805/41/9f80ae7ae0b1.png https://d.radikal.ru/d03/1805/83/b02ec73feebc.png https://a.radikal.ru/a34/1805/ba/15ea29c6da1d.png
little Venom | Tony Starkhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Питер совершенно не понимает, что происходит. А в такие моменты он всегда обращается к Тони Старку за помощью. Однако этот раз отличается от всех прочих. Несмотря на все предупреждения, предостережения и попытки воззвать к разуму, Паучок напрочь отказывается отдавать то, что так спонтанно у него появилось.

ВРЕМЯ
10 октября, ближе к вечеру

МЕСТО
Аляска

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
пап, не ругайся

Отредактировано Peter Parker (2018-05-16 19:33:03)

+5

2

[AVA]https://c.radikal.ru/c13/1805/9d/e694e870c660.png[/AVA]Для Питера состояние, которое можно описать как "я совсем ничего не понимаю" было более, чем нормальным. Такое происходило настолько часто, что уже въелось, превратилось в своеобразную привычку, от которой избавиться следовало бы, но уже как-то и не хочется. Хотя бы в целях собственной безопасности, потому как тебя перестаёт так сильно удивлять что-либо, а исправь это и что? Снова почти всё время ходить с огромными глазами? Нет, так лучше. Уверенности бы ещё побольше только и вообще отлично, но не всё должно быть так просто.

Отправляясь на Аляску уже во второй раз, Паук думал только о том, как долго сможет пробыть там в этот раз. Дольше, чем в прошлый? Или, наоборот, меньше? И узнала ли тётя о таких его "поездках" на секретную базу? Рассказал ли ей об этом мистер Старк или всё-таки решил умолчать? Куча вопросов, которые хотелось задать как можно скорее. Главное только не забыть об этом, вовремя спохватиться. Может быть всякое. Абсолютно. Питер ведь мог быть не только невнимательным, но ещё и забывчивым. К слову, о невнимательности. Нужно, наверное, как-то упражняться, повышая свой уровень, потому как рано или поздно подобное всё же приведёт к не самым приятным последствиям. И как это можно было не заметить какую-то странную чёрную слизь на собственном рюкзаке? И мы сейчас не учитываем тот факт, что она, в отличии от обыкновенной грязи с улицы, довольно-таки резво перебралась в слегка приоткрытый основной отдел рюкзака, зарываясь прямиком в ткань костюма, медленно расползаясь, принимая похожие очертания. Собственно, торопиться ей было некуда, потому что впереди ждала дорога. Достаточно длительное путешествие, способное утомить.

Питер успел задремать. И это к счастью, потому что выбирался на улицу побитым, однако быстро пришёл в себя, встряхнувшись и расправляя плечи, делая глубокий вдох. Его не надо было встречать, в этом не было необходимости, как и, к примеру, просить сразу покинуть территорию штата, вернувшись домой. В прошлый раз нашёл дорогу, найдёт и в этот раз. Тем более, что её прекрасно помнил. Самое главное добраться до дороги, там пересечь лес и на месте. Тогда сразу возникла мысль, что те же самые лесистые заросли можно быстрее пересечь с помощью паутины. Так ведь и правда получится гораздо быстрее. Поправив рюкзак на плече, Питер прибавил ходу, ускоряя шаг, только едва-едва не переходя на бег.

Опустившись на одно колено, спиной облокачиваясь на дерево, Паркер оборачивается и замирает на несколько секунд. Ни единого звука, который хоть как-нибудь мог напоминать звук мотора приближающегося автомобиля. Тогда точно ничего не помешает. Зарывается в вещах, сразу же находя взглядом красную ткань костюма, запуская туда руку, тут же её отдёргивая. Пальцы касаются чего-то холодного и, как показалось за эти несколько мгновений, склизкого.
Не понятно.
Удивлённо вскинув брови, Паук повторяет свою попытку, при этом скривив до того ровную линию губ. Скользкое, гладкое, чем-то напоминающее.. червяка? Да, червяка, вывернутого наизнанку. Не то, чтобы он знал, как черви выглядят изнутри.. Но разве на этом всё закончилось? Совсем нет. Тряхнув рукой, Питер сначала было подумал, что стряхнул странное чёрное вещество, но позже понял, что поторопился с выводом. Слизь просто переметнулась на другую сторону кисти, буквально впиваясь в кожу. Нет, это было не больно, потому что не было острых краёв, но такое чувство, будто что-то очень прочное и тянучее начинает сдавливать руку, подобно резиновой шапочке для бассейна. Да! Вот на что это похоже, на шапочку для бассейна! Мокрую шапочку для бассейна..

— Это ещё что такое, — выдыхает Паук, снова стараясь стряхнуть нечто непонятное со своей руки. И как оно только здесь оказалось? Видимо, гостю это не сильно понравилось, потому что оно начало на удивление быстро разрастаться, становясь всё больше и больше. Питер несколько секунд не мог ничего сделать, даже шевельнуться, ошарашенно следя за происходящим, за тем, как непонятное существо (если так можно было выразиться, потому что сомнение по поводу его "живучести" всё ещё сохранялись) стремительно обхватывало руку, делая её полностью чёрной. Округлив глаза, Паркер только сейчас подскакивает на месте, поднимаясь на ноги, начиная неистово трясти рукой. Быстро сообразив, что это бесполезно, он начал хвататься за симбиота пальцами другой руки, стараясь буквально отодрать его от себя. Но чёрный приятель насколько сильно прицепился, что сделать это было практически невозможно даже с силой Человека-Паука.

— Уйди. Нет, отстань! — отчаянно подскакивая на месте, не оставляя попыток убрать это "нечто непонятное" от себя, скинуть на землю и затоптать как сильно надоедливого жука, но всё тщетно. Слизь полностью оккупировала обе руки, обе ноги и переходила всё выше и выше, начиная захватывать и туловище. Невольно Питер отмечает, что чем-то это похоже на.. костюм. На собственный костюм, который всё ещё лежал там вместе с веб-шутерами.. шутерами, которые, возможно, могли бы сейчас помочь.
Делает шаг вперёд, однако не удерживает равновесие, завалившись прямиком на колени, так и оставаясь в таком положении, крепко зажмурившись и даже задержав дыхание, боясь, что это создание заползёт ещё и в нос, перекрыв доступ к кислороду как таковому. Но этого не произошло. Питер больше не чувствовал "копошения" и "шевеления" на своём теле, но открыть глаза сразу не решился, сделав это только спустя минуту навскидку.

Открыв глаза, он не увидел.. ничего. Ничего страшного. Перед глазами была та же лесистая местность, только в более приглушённых, не таких ярких тонах и цветах. Ещё немного помедлив и наконец-таки поднявшись на ноги, Питер склоняет голову, рассматривая собственные руки. Такие же чёрные, но.. боже, самое главное, что может дышать, это уже чертовски радует, это странное создание не задушило его. Хотя легко могло, если подумать. Покачав головой (чтобы об этом как раз не думать), Паук не оставляет своих попыток избавиться от нежелательного соседа. Но вновь терпит поражение. Ничего не произошло. Чёрное нечто было похоже на ткань одежды, только очень специфическую. Как та, которая красивая, но совершенно не удобная. Нет, так быть не может, надо срочно добираться до базы и искать мистера Старка. Он точно поможет.

Примечательно то, что в конечном итоге даже веб-шутеры не приходились. Это подобие костюма имело собственное.. что это, паутина, только чёрная? Нет, не похоже. Скорее, это была "растягивающаяся часть костюма", которая, будто повинуясь велению мысли, выполняла ровно ту же роль, что и паутина. И это напрягало. По началу. После напряжение медленно, но так уверенно испарилось, что Питер испугался. Он не чувствовал себя плохо. Скорее, наоборот. Весьма странное и необъяснимое чувство, что сложно передать не только словами, но и жестами, рисунками и прочим. Ощущение полной безопасности. Будто чёрный симбиот не только прилип к коже, но ещё и пробрался в сознание, науськивая что-то. То, что было выгодно ему самому. Пришлось отмахиваться ещё и от этого.
Теперь бы добраться до нужного кабинета.

Питер несётся по коридорам как ошпаренный, используя ту же паутину, перекидывая рюкзак из одной руки в другую. Соскочив на пол, он буквально запрыгивает в нужную комнату, раскинув руки в стороны, подобно гимнасту, который только что идеально откатал свою программу и приземлился, таким образом завершая выступление. Только, разве что, кланяться не стал, зрителей-то не было. Пока что.
— Мистер Старк! — словно одного такого появления было не достаточно, чтобы в полной мере уведомить о своём прибытии. — Добрался хорошо, с тётей поговорил, ничего не объяснил, но она не обидится, уже привыкла, — бодро произносит Паук, останавливаясь в середине кабинета, всё-таки закидывая рюкзак на плечо. Небольшая пауза. — То есть.. я не знаю, стоит ли рассказывать ей о том, куда я на самом деле уезжаю. Всё-таки это не первый раз, она наверняка волнуется, — кашлянув в сторону, возвращая себе более привычную интонацию, отличную от той, что была буквально пару секунд назад. Не заметив никакого подвоха, Питер запрокинул голову назад, смотря на потолок. "Глаза" у этой маски были не такими чёткими, как на другом костюме.. костюмах, даже на металлическом. Более серые, что ли, другой формы и практически не совершали никаких движений, несмотря на перемену эмоций на лице.

Отредактировано Peter Parker (2018-05-16 22:53:36)

+4

3

У Тони намечался вполне себе увлекательный день, в тишине, в лаборатории, когда он мог заниматься своими делами. И даже если его дела были сидением в интернете в поисках информации, кому какое дело до этого. На Аляске было даже почти пусто, с тех пор как правительство ослабило свое давление на мутантов и с тех пор как, как Тони получил возможность выбираться отсюда куда ему заблагорассудится, он пользовался и тем и другим. Менял место жительства в угоду собственному настроению и оборудованию.

Насколько бы он не был богат или технически подкован, а оборудование так или иначе играло ключевую роль в его деятельности. И так получилось, что именно у Ксавье оказался вполне себе рентабельный способ ему помогать. Тут тебе и редкие металлы поизучать можно, и на молекулярную структуру вируса полюбоваться в разрезе ДНК, и на прочие небывалые штуки, от которых Тони был далек, но иногда чувствовал собственную необходимость принять участие в этом.

На этот раз его интересовали поиски Кобик. Девочка исчезла так давно, что о ней и забыли почти все, кто когда-то связан был с тем проектом. Не Хилл. Нет. Только не она. Но тем не менее, информации все еще было критически мало. Тони перерыл отзывы за последний месяц и перешел было к более детальному изучению интернетных изданий, как что-то в самой лаборатории грохнуло.

Выдергивать себя из сети всегда было чем-то странным. Как будто он медленно выплывал из глубокого сна, задерживаясь на фазах между реальностями.

- Добрый день, Питер, я думал ты задержишься подольше дома. Как дела в школе, что нового случилось? Или не случилось? – Тони пока не открывал глаза, пережидая момент, когда все данные улягутся где-то внутри него, осядут, скопятся в обратном порядке. – Как Мэй? Впрочем, нет, не отвечай, опасаюсь узнавать подробности. Мало ли чем кончится по итогу.

Он размял плечи и наконец с глубоким вдохом распахнул глаза. Так, ну, судя по голосу, Питер был где-то тут, да. Тони почти задохнулся в попытке то ли заговорить, то ли протолкнуть воздух в легкие. Ему потребовалась добрая минута на осознание и еще секунд тридцать на безвольное подергивание руками. Потом он все-таки смог взять себя в руки и выдохнул.

- Питер, ты ничего не хочешь мне рассказать, ну, поделиться так сказать с общественностью последними событиями? Что-то в лесу напало? Что-то пошло не так? Что-то еще не так? Я не знаю. Можешь начать с костюма, где твоя броня? Что с ней сталось? И только не говори мне, что это она, я просто не знаю, что сделаю с тобой, если ты ее выкрасил в это? Что это, кстати?

Тони остался стоять на месте, пытаясь определить для себя примерный ход дальнейших действий. Стоит ли уже начинать сканирование парня или подождать более вменяемых ответов от него? Может быть стоит хоть немного передохнуть, дать себе возможность выслушать чье-то еще мнение? Может быть все не так страшно и Питер не красил красивенькую, сине-красную броню, в это. Кстати, это было подозрительно живым, Тони то и дело ловил краем глаза какое-то движение. Еле заметные, мелкие отростки то и дело появлялись и исчезали, как будто больше не было других занятий.

Он попытался было засечь их, но движение было таким мимолетным, что, если бы не усиленный экстремисом организм, Тони бы вряд ли его смог заметить. Это была странная субстанция, которая покрывала всего Питера. Интересно, если постараться стянуть с него маску, она стянется, или что-то случится и все выйдет из-под контроля, пусть и номинального? Тони задумчиво рассматривал перспективы собственного влияния на происходящее и думал о том, что, возможно, он где-то просчитался? Возможно ли что эта хрень была здесь с самого начала?

+2

4

[AVA]https://c.radikal.ru/c13/1805/9d/e694e870c660.png[/AVA]Не стоило с самого начала ожидать, что мистер Старк оценит что-то подобное. И дело даже не в не самом удачном появление, которое, как выяснилось позже, осталось незамеченным. Питер стоял на одном месте, покачиваясь вперёд-назад, переминаясь с пятки на носочки и в обратном порядке, при этом не сводя с Тони пристального, выжидающего взгляда, однако теперь эмоции на лице невозможно было определить. Если раньше маска костюма помогала в этом вопросе, то теперь.. и это не казалось чем-то плохим или странным. Больше нет. Он чувствовал некоторое.. родство, что ли. Словно он и это чёрное нечто уже пересекались как-то раз. Или даже не раз. Но точно. И перед этим было не нападение, а дружеский жест, как на встрече выпускников, когда встречаются старые друзья. Может ли быть такое? И откуда вообще это взялось? Паркер качает головой, отгоняя от себя столь непонятное чувство лёгкой эйфории, взявшейся из неоткуда.
— Случилось! — также воодушевлённо выдыхает Паук, подбираясь ближе в несколько широких шагов, шагая уверенно, если не сказать больше. Он не хотел ничего говорить, потому что мистер Старк сам должен был увидеть. Но он был чем-то так увлечён, что..

— Нет, мистер Старк, всё прекрасно, — кивая важно, словно в его слова был вложен вложен куда больший смысл, чем было на самом деле. Его наконец-то даже увидели. И делать ничего не пришлось! Хотя.. что бы он сделал? И зачем? Вновь качает головой, словно стараясь избавиться от краткого помутнения. Это чувство было похоже на.. на слабую морскую болезнь. Когда ты едешь в каком-нибудь транспорте (будь то личный или общественный) и чувствуешь сильный запах машинного масла, от которого начинает кружиться голова. Неприятно, одним словом. Однако не вызывает никакого отторжения, потому что кажется слишком уж привычным и обязательным. — С новом костюмом тоже всё в полном порядке. Он классный! И у меня с собой, — слегка подопнув рюкзак, что сейчас находился на полу, так как счёл нужным опустить его. — Но это.. — вытягивая руки, демонстрируя случайную находку в лишний раз. — Если честно, я понятия не имею, что это такое, но.. но оно прицепилось ко мне так крепко, что я не смог ничего с этим сделать, — пожимая плечами и опуская руки. Почему-то это прозвучало неправильно.

— Я нашёл это случайно. Оно.. оно было в моём рюкзаке. Я не знаю, откуда оно там взялось, но как только я сунул туда руку, вот оно прицепилось ко мне и.. и случилось это, — в очередной раз раскинув руки в стороны. — Я пытался с себя это снять, но ничего не получилось. Сначала это была просто какая-то странная чёрная слизь, но после.. превратилась в костюм. Почти как тот, который у меня был, только чёрный, — скользя ладонями по собственным рукам, прихватывая пальцами эту чёрную "ткань", оттягивая в сторону. Всё равно, что вторая кожа, тянуть просто так нет никакого смысла. И пугал ещё тот факт, что Питер сам всё прекрасно чувствовал. Будто трогал свою кожу напрямую, а не через непонятное нечто.

«Не надо.»

— Что? — Питер даже не успевает открыть рот, чтобы сообщить о своём новом открытии, как на задворках сознания мелькнула странная мысль. Словно не своя, а чужеродная, принадлежащая кому-то чужому. — Что не надо, мистер Старк? — может, он просто не расслышал? Так увлёкся изучением своих рук и "затвердевшей" чёрной субстанции, что новые слова Тони показались настолько призрачными, что принялись за собственную мысль?
— В общем.. я не знаю, что это такое. И не знаю, откуда оно. Но это совершенно точно ко мне.. прилипло, — кашлянув неловко в сторону, будто слово "прилипнуть" было каким-то грубым или запрещённым. — И я не знаю, что мне делать, поэтому пришёл к Вам. Сможете узнать, что это такое? — сам же Паук никакого шевеления не замечал. Не то, что не видел, даже не ощущал, потому что старался не концентрироваться на этом. Да и потом, эта дрянь совсем недавно ползала по ВСЕМУ телу подобно огромному червю, так что теперь какое-то мелкое стороннее шевеление заприметить было куда сложнее.

Отредактировано Peter Parker (2018-05-26 20:29:20)

+2

5

Тони знал, знал наверняка, еще когда только-только познакомился с пареньком, что тот кладезь неприятностей разной степени опасности. Он знал это и это его не остановило в свое время, что ж. И теперь отступать было уже поздно. Поздно было метаться, поздно было пытаться откатить все обратно, придется разбираться с тем что есть.

Тони делал маску для Питера из расчета подвижности его собственного лица, она фактически повторяла мимику парнишки, не приводя в ужас тех, кто с ним разговаривал. Ведь снять маску он не мог себе позволить, без того, чтобы не разоблачить собственную личность в том числе. Так вот, этой маски не было. Было что-то другое, Фрайдей исследовала на всех частотах, но это точно были не нанороботы, которых Тони использовал для брони Паучка.

- Что это за чертовщина? – Он не понимал и пока еще, пытался отнестись к происходящему с должным любопытством и даже почтением, если это можно было так назвать. – И откуда у тебя этот «новый» костюм? Что это вообще за субстанция? Из чего он? Так, стоп. Стоп. Питеру, сдай назад, что значит прицепилось? Что значит не смог снять?

Тони только сейчас начинал осознавать, что Питер притащил в лабораторию неизвестный материал, который имеет неизвестные свойства, который может уничтожить лабораторию в том числе и самое главное, уничтожить Питера.

- Можешь ли его снять? Прямо сейчас, давай парень, нужно чтобы ты его снял к чертовой матери. – Тони прошелся вдоль стола туда и обратно и замер, примериваясь, активировать броню сейчас или обождать. Субстанция доверия не внушала.

На самом деле эта черная штуковина пугала. Неизвестные свойства, неизвестный материал, животного происхождения, органического даже, как уверяла Фрайдей.

- Что не надо? Ты сам с собой разговариваешь? Фрайдей, Фрайдей давай параметры на экраны, давай выводи все что видишь и все что есть. Ну его к черту, парень, во что ты на этот раз влип. Оно живое. Оно черт возьми живое, ты видишь это? – Тони тычет в один из экранов, где считываются жизненные показатели самого Питера и того, что было поверх него. – Ты можешь это снять? Прикажи ему сняться!

Тони раздумывал, с одной стороны эту штуку надо было исследовать, с другой стороны ему очень хотелось зашвырнуть ее туда, откуда она принеслась к ним и никогда не доставать ее обратно. Чертова черная материя, почти как черная дыра, вызывала смутные позывы к ужасу. К тому же, Тони подметил, что вирус внутри него реагирует агрессивно и остро, то и дело пытаясь активировать броню.

Его руки то покрывались золотом, то снова становились нормальными. Этот светофор начина надоедать.

- Питер? Ты слушаешь? Если ты не можешь снять, окей, не страшно, главное не впадай в панику, предоставь это мне. Нам понадобиться образец этой ткани, сможешь выдрать нам кусочек? – Тони сходил за плашкой и поставил ее на край стола. – Небольшой кусочек, нужно понять из чего она состоит и как управляется, может это тысяча микроорганизмов, которые самозамыкаются или самоуправляются.

+2

6

[AVA]https://c.radikal.ru/c13/1805/9d/e694e870c660.png[/AVA]Питер почувствовал себя неловко. Первый раз за сегодня. Даже своё странное появление он не расценивал как нечто плохое или необычное, а тут. Звучно сглотнув, он повертел головой по сторонам, оглядываясь, словно только-только очнулся и теперь старался понять, где и в какое время находится. Вот так хочешь или нет, а лунатиком себя почувствуешь. Хотя. Так ли чувствуют себя лунатики, когда во сне поднимаются с постелей и идут путешествовать по.. Встряхнувшись, Питер вновь обращает своё внимание на Тони, интонация голоса которого заметно изменилась. Он эту перемену уловил, но никак не мог описать.
— Я.. я.. да я.. — мистер Старк говорил так быстро, что сам не успевал и слова вставить. — Я не знаю! — заметно повысив голос, стараясь перекричать, даже, казалось бы, этого совершенно не замечая. — Это было у меня в рюкзаке, я не знаю, откуда оно там оказалось и как забралось.. и забралось ли вообще. Я. Не. Знаю! — последние три слова едва ли не прорычав, наклонив корпус чуть вперёд, будто ещё пара мгновений, и он кинется вперёд. Несколько секунд. Питер резко выпрямляется, чуть склоняя голову. Что-то не то.
— Я.. извините, я не хотел, я не знаю, как так получается, я.. — замялся, почёсывая затылок. Раньше никогда не отличался особенной раздражительностью или желанием кричать на всех подряд просто потому.. потому.. да даже причины никакой не было. Он никогда ранее не повышал голос. Да даже в мыслях ничего подобного не было, а тут. Опускает взгляд, смотря на свои руки. Чёрные.

— Я пытался, но он.. оно не поддаётся. Не хочет, — последние слова произнося шёпотом, будто боясь, что эта чёрная жижа услышит. Вновь с силой хватается за чёрную «ткань» и тянет в сторону. И она оттягивается, но не отстаёт, прилипла намертво. Это уже просто становится неприятно, как будто оно хваталось не только за одежду, но и за кожу под ней. — Я пытаюсь, но ничего не получается. Оно прилипло, — проделывая то же самое и с другой рукой. Эффект тот же. Чёрная жижа не намеревалась уходить так просто, это очевидно. Хотя если бы она просто снялась, то не пришёл бы сюда за помощью, а просто оставил бы в лесу, стараясь спешно скрыться за деревьями.

— Живое? — вновь стараясь рассмотреть себя. — Когда я это нашёл, оно было совсем маленьким, размером с ладонь, даже меньше, однако увеличилось в размерах. Оно ползало по моим рукам, — стараясь вспомнить, что произошло около получаса назад там, недалеко от проезжей части. — Я не могу его снять. И я.. — «не очень-то хочу». Однако добавить это вслух не решается, словно боясь чего-то. Только вот чего? Эта штуковина и правда внушала страх только одной перспективой того, что Питер мог остаться под чёрным слоем навсегда. Ведь тут не было даже простеньких прорезей для рта или глаз. Видеть он мог, но складывалось такое ощущение, что смотрел он через тонкую белёсую плёнку, которая заметно уменьшала количество света, делая мир вокруг темнее привычного.

— Мистер Старк, что Вы делаете? — следя за тем, как руки Тони то чем-то покрываются, то это "что-то" вновь отступает. А у самого начало складываться такое ощущение, что эта чёрная чертовщина начала давить на виски. Но нет, на самом деле это просто разболелась голова. — Я спокоен, — выдыхает Паук, расправляя плечи и делая шумный, глубокий вдох. Как ни странно, но дышать он мог свободно, этому ничего не препятствовало.
— Вы хотите провести анализ? — говоря уже куда спокойнее. Кивнув, Питер в очередной раз ухватился пальцами за чёрное нечто, потянув в сторону, стараясь отодрать хотя бы маленькую часть, но тщетно. Ещё раз. А пока старался справиться с непосильной задачей, из-за спины показалось подобие механической лапы, как было на новой броне. Только абсолютно чёрная и без острого конца. И немного толще, если уж сравнивать. А ещё от металлической лапы это «щупальце» отличалось тем, что имело способность резко удлиняться. Именно это оно и сделало, резво метнувшись к столу, обхватывая плашку и размашистым движением отправляя её в стену. Да с такой силой, что плашка разлетается на несколько кусочков, свалившихся на пол. Питер замирает, оставляет своё занятие и поворачивает голову, так как явно не замечал каких-то сторонних шевелений своего «нового костюма».
— Это.. это не я! — вот теперь в голосе отчётливо можно было расслышать беспокойство и даже испуг. — Я ничего не делал. Мистер Старк.. Мистер Старк, снимите это с меня! — едва ли не подскочив на месте, когда отросток вновь пропадает где-то за плечом.

Питер сделал оборот вокруг своей оси и резко остановился, закрывая уши руками, поджимая плечи. Громкий, пронзительный писк, похожий на писк какого-то крупного насекомого. Что-то невнятно промычав, он зажмурился, медленно качая головой. Наверняка со стороны это смотрелось странно, так как это самое пищание услышал только он сам. Эдакое личное послание от симбиота, что всё ещё не намеревался отступать.

+2

7

Тони ненавидел неведомые штуки, которые выглядели как латексный костюм и смотрелись угрожающе. Ладно. Тони вообще ненавидел то, чего не понимал, а не понимал он так много в последнее время, что самому становилось тошно.

- Итак, давай успокоимся. Это я себе, не переживай, хорошо, что у меня здоровое сердце в самом деле, не приходится присаживаться и капать себе успокоительные. Хотя, может и не помешало бы. Питер, ты сам как? – Тони только сейчас сообразил в общем-то, что там внутри Питер Паркер, парнишка, который в рюкзаке таскает костюмчик супергероя, но на самом деле ему лет семнадцать и у него вся жизнь впереди.

Вот от этой мысли ему действительно стало не по себе. Черт. Парнишке было так мало лет, он так много должен был сделать, он так многого должен был достичь, он должен был превзойти Старка как минимум. Тони вздохнул и прошелся кругом вокруг стола еще раз. Так. Надо выбираться из этого дерьма.

- Да-да, оно не хочет. – Тони смотрел на все эти манипуляции и прикидывал в уме, а что если заморозить? Что если заморозить верхний слой и аккуратно разбить, Фрайдей тут же загрузила примерные расчеты, что ж, провальные, как и следовало того ожидать. – Так ладно, а что если мы сможем как-то вас разделить, должен же быть способ Пит? Ты там? Ты слушаешь? Кивни что ли? У меня ощущение, что тебя все устраивает. Что тебе нормально именно так.

Тони встряхнул руками, чтобы те перестали покрываться золотом и покружил на месте. Его беспокойство только росло, пропорционально происходящему. Его беспокойство росло и превращалось в панику. А парню похоже все нравилось, наверное, не стоило вмешиваться не так ли? Не стоило вмешиваться в то, чего даже не понимал.

Тони вздохнул еще раз.

- Итак, оно разрослось, обняло тебя всем собой и тебе не пришло в голову, что оно живое. Что возможно, это какой-то био-материал. Хотя я не слышал о том, чтобы ученые что-то такое изобрели. Но всегда остается Рид, он же гений.

А потом Тони наблюдал великолепную картину того, как броня сама собой запустила плашку для материала в стену. Он и сам содрогнулся если эта штука могла функционировать без приказов, то на кой черт ей вообще нужен был Питер?

- Пит, Питер? Слышишь меня, не паникуй. Только не паникуй. Черт его знает что это такое но мы разберемся, ты мне веришь? Отлично. Давай парень, дыши и думай. Думай, нам больше ничего не поможет, только мозги.

Тони не знал, как помочь, парень, кажется впал в кому или что? Или заперся изнутри, смотрелось это дико странно, но нужно было что-то придумать. Единственное что пришло в голову, резкий звук. Фрадйей врубила на всю громкость любимые басы Тони, от которых даже пол вздрогнул, а по чужой броне пошла дрожь.

Потом все стихло.

- Что это за чертовщина? Питер? Ты можешь приказать ей свалить?

+2

8

[AVA]https://c.radikal.ru/c13/1805/9d/e694e870c660.png[/AVA]— Я не знаю, это так.. странно, — Питер вновь рассматривает свои руки, стараясь не шевелить ими в лишний раз. Смешанные чувства, очень и очень непонятные. И он правда хотел бы передать всё это самому Тони, только вот представить не мог, как это лучше сделать, как сделать правильнее и понятнее? Попробовать «перекинуть» симбиота? Нет. Отделить его часть? Не даётся. — Я не чувствую никакой враждебности или угрозы, — несмотря на то, что какое-то опасение всё ещё присутствовало, потому как понимание того, что это не просто инопланетная ткань, а вполне себе живое и, может, даже разумное существо, сваливается на голову неожиданно и не самым обыкновенным образом.
— Да, я всё слышу, только вижу как-то.. тоже странно. Всё такое приглушённое и неяркое, — словно чёрная жижа старалась сберечь глаза своего носителя от большого количества света. Но он никогда не жаловался на подобное, глаза не болели и даже не напрягались в лишний раз, с чего вдруг такая забота? Или это забота вовсе не о нём, а о самом себе?

Разумеется, он испугался. Испугался того, чего сам не смог объяснить. Такой резкий выпад со стороны симбиота совершенно сбил с толку, меняя многие устоявшиеся представления. Видимо, он был не таким безобидным, каким хотел казаться первоначально и явно очень против каких-либо экспериментов над собой или своими отдельными частями, что и дал чётко знать, показывая протест. Питер чувствуется, что чёрный костюм будто бы сильнее сжимается, стискивая его внутри.
— Я больше не хочу.. Мистер Старк, как это снять? — чуть дрожащим от волнения голоса, с новой силой начиная стаскивать с себя прилипившееся нечто, но ничего, только очередное поражение.

Питер любил музыку. Практически никогда и никуда не выходил без плеера и, бывало, слушал песни дома в отсутствии тёти или прямо вместе с ней. Но в этот раз музыка не принесла привычного удовольствия для слуха и сознания. И дело даже не в композиции, которую он вообще не смог разобрать из-за того же самого «писка», который издавал симбиот, будто транслируя его намеренно прямо в мозг своего носителя, чтобы тот лучше прочувствовал весь спектр не самых приятных ощущений. Чёрная слизь, покрывающая всё тело, словно начала отслаиваться, превращаясь в такие же «щупальца», коих было как минимум штук шесть, если не больше и все разной длины и толщины. Сам Питер зажмурился, стараясь закрыть уши руками, потому что звук показался каким-то слишком уж неприятным или даже непереносимым, вызывающим желание оккупироваться в тёмном, непроглядном месте, чтобы ни единого звука. Паук невольно опускается на одно колено, отвернувшись. Теперь это «пищание» было слышно не только ему одному, оно стало общедоступным.

Когда басы наконец-таки стихли, Питер наклонился чуть вперёд, упираясь в пол ещё и обеими руками, делая один глубокий вдох, затем другой и третий. И только спустя полминуты он снова смог подняться на ноги, пускай и чуть покачнувшись. Вся чёрная жижа вернулась на прежнее место, вновь прилепившись к телу. Качнув головой, он вновь поворачивается к Тони лицом. Теперь именно лицом, потому что было видно, что симбиот совсем не был доволен таким пассажем. Могло сложиться впечатление, что фигура Паркера больше ему не принадлежала, потому как размер туловища явно стал несколько больше. На уровне рта «расползлась» полоска, обозначающая линию пасти, которая тут же открылась. Кажется, теперь он решил проявить себя чуть больше, в первую очередь демонстрируя ряд довольно-таки острых и длинных клыков, сопровождая это утробным рычанием.
— Нам это не нравится, — грубым и низким голосом проговаривает он, при этом ритмично шевеля пастью, делая вид, что облизывается.

Отступает на шаг назад, вновь отворачиваясь и хватаясь за голову, издавая урчащие звуки. Пасть пропадает, как и любые другие признаки какой-либо посторонней жизни. Питер снова мог самостоятельно шевелить руками. Поэтому первым делом он подбирается ближе к Тони. буквально вцепляясь в его плечи, чуть оседая. Будто бы то, что произошло секундами ранее оставалось только между Железным Человеком и самим симбиотом.
— Он говорит, — тихо выдыхает Паук, только сильнее сжимая пальцы. — Он может говорить, — нервный смешок. Нервы и правда уже были на пределе. Если это существо умеет разговаривать, то оно точно живое. И не обделено разумом. — Оно живое. А ещё у него есть имя.. имя, — одну руку оставляя на прежнем месте, ладонь другой прикладывая к своему лбу, всё ещё скрытым под чёрной «тканью».

+1

9

Тони обеспокоен, он чертовски обеспокоен. Нет, он из последних сил сохраняет спокойствие, но оно такое хрупкое, оно так трещит по швам, что он изо всех сил цепляется за логику. Да, именно за логику, она никогда не подводила его, никогда не оставляла его, никогда не делала его другим человеком. Поэтому он цепляется за нее, пытается выгрести, пытается выбраться из происходящего и думает. Много и быстро думает.

Он как суперкомпьютер только быстрее. Пока Питер исследует сам себя, пока он пытается снять с себя эту нечисть, Тони подсчитывает, сколько раз она дернулась, сколько раз она сместилась, сколько раз она кинулась на угрозу. А угроза была, Дубина сдвинулся со стойки и из спины Пита полез отросток, пока тот не обернулся глянуть, что громыхает.

- Она считает все с тебя, она, я не знаю, это что-то, что считывает с тебя реакции, с тебя какие-то движения, с тебя какие-то, черт бы его побрал, мысли. – Тони пожимает плечами, и его руки уже полностью охвачены золотом. Он волнуется и не следит за тем, что экстремис по-своему тоже его защищает, тоже пытается его скрыть, спрятать, укрыть.

Он вздыхает, не зная, как действовать дальше, как быть дальше, когда все вот так, когда Питер в какой-то ловушке. Он все еще пытается найти выход.

Звук не помог, только краткий миг, Тони самого чуть не оглушило. Краткий миг, но Питер был внутри, Питер был жив. Как же снять чертову штуковину.

- Она воспринимает язык? Ты можешь с ней говорить? Насколько оно разумно? – Тони как истинный ученый и напуган и заинтригован, это же чертовски интересно в самом деле, когда все так, когда все вот такое.

Костюм не снимается, это уже понятно, но он должен как-то сворачиваться в компактный вид. Принимать другой облик, как-то должен быть выход из ситуации. И это не заставило себя ждать. Фигура Питера поплыла в размерах, увеличилась, скрылась под массой черной, непонятной субстанции. Тони оказался в броне прежде, чем смог додумать эту мысль.

- Хорошо, окей, вас это не нравится, а что вам нравится? Или я буду ставить опыты, пока вы тут не загнетесь, поверь мне старик, я могу. Паренька, конечно, будет жалко, прости Питер, но избавиться от тебя, мне кажется гораздо важнее, если ты не возражаешь.

Тони настороженно косится на эту фигуру, не зная, что предпринять, как бы он не бравировал, причинять вред Паркеру он не станет. Не станет и точка. Значит у него должен быть другой способ снять это. Показать кого-то более ценного? Но тут больше никого нет, а рисковать собой и смешивать два вируса Тони бы не рискнул.

- Поговори с ним, узнай, что ему нужно. Как от него избавиться, черт бы его побрал. – Тони ворчит, потому что ему все еще страшно. Эта махина может быть огромной и сильной, он уже понял, вполне возможно, что даже халк не справился бы с ним.

А это тот еще показатель опасности в самом деле.

+2

10

[AVA]https://c.radikal.ru/c13/1805/9d/e694e870c660.png[/AVA]Такая куча вопросов и никаких ответов. Куда делись все ответы, откуда их теперь брать? Искать самому? А может, правда просто.. спросить?
— Эй.. Эмм, — однако заставить себя сделать нечто подобное оказалось просто нереальным. Симбиот теперь начал открыто копошиться, всем своим видом показывая враждебность, не желая, чтобы его трогал кто-то посторонний, к кому он не был расположен. Всё это шевеление было похоже на каких-то.. насекомых. Или медуз. Да, лучше пусть будут медузы, которые растеклись по всему телу и теперь хотели собраться вновь. Одна большая бедная медуза, потерявшая первичную форму.

Громкий звук по-прежнему отдавался эхом в ушах, гремел в голове, вынуждая Питера злиться. Отчего-то он злился, испытывал жуткое раздражение, понимая, что теперь отделаться от такого навязчивого «позвякивания» будет проблематично как минимум. Поджимает губы и косится в сторону Тони, прищурившись так, словно подозревал его в чём-то преступном, как минимум просто ужасном. Симбиот делал странные вещи. Он умело воздействовал на сознание так, что носитель ничего толком и не подозревает, воспринимая мысли, которые науськивал этот чёрный организм, за свои собственные, хотя и странные. Но ведь свои, а значит, в их праведности не стоило сомневаться. И Питер не сомневался, хотя где-то ещё на задворках сознания хотел, потому что это неправильно.

Нет, правильно.

«Бзик» Венома, к слову, прошёл тоже довольно-таки быстро, что странно.. хотя нет, не странно, этому тоже можно было найти объяснение. «Маска» убирается, чёрная слизь сползает вниз, Паук наконец-таки мог спокойно вдохнуть, что он и делает. Глубокий вдох и медленный выдох с полуприкрытыми глазами. Он медлит, словно намеренно тянет время. Приоткрыв один глаз и взглянув на Тони, Паркер по-птичьи склоняет голову набок, слегка приподняв уголки губ, будто бы и не было ничего.
Нет, всё было более, чем прекрасно.
— Да бросьте, мистер Старк, Вы не станете причинять мне вред. Верно? — говорил он натужно, стараясь скрыть рвущуюся наружу иронию, давая понять, что услышанное паразитом будет услышано и им самим в том числе. Вообще, мог бы это удачно пропустить, оставить без должного внимания, но.. Симбиот почти добился своего, почти полностью начал паразитировать не только на теле, но и на сознании.

— Избавиться от него? — склоняет голову, в очередной раз осмотрев свои руки. Как будто что-то за это время могло измениться. Цокнув языком, Питер складывает руки на груди и качает головой, сокрушённо вздохнув. — Ох, да Вы понимаете, мистер Старк, это невозможно. Сейчас, по крайней мере, — голос звучит уже куда более уверенно. Никакого прежнего непонимания или настороженности, как было раньше. Пожав плечами, Паук переводит взгляд на Тони, опуская руки и заводя те за спину, покачнувшись из стороны в сторону, как от сильного порыва ветра. — Да и я вдруг понял, что.. не хочу. Не вижу в этом смысла. Оказывается, меня всё более, чем устраивает, — кивает, в лишний раз подтверждая сказанное. — На самом деле это не доставляет хлопот. Не думаю, что нам хотелось бы сейчас уходить, — шаркнув ногой, Питер опускает уголки губ, смотря на Тони пристально, внимательно, будто ожидая от него чего-то конкретного. Было заметно, как чёрный «костюм» вновь закопошился, боясь, что о его «живости» могли и позабыть. Правый уголок губ нервно дёрнулся одновременно с правым глазом.
— Он говорит, что может помочь мне, — спустя короткую паузу продолжает, разводя руками в стороны. Прикрыв глаза, Питер слегка хмурится и старается улыбнуться, хотя это получается у него.. несколько странно. В большей степени из-за двух верхних клыков, что выглядели сейчас больше как самые натуральные клыки из фильмов про вампиров. Только, разве что, не такие большие, просто заметно заострённые.

+2

11

Тони настороженно смотрел за действиями Питера, готовый в любой момент подключиться ко всему этому уже с методами силового воздействия. Они тут прикинули с Фрайдей, что, возможно, получится облучить, или срезать лазером, филигранная работа, конечно, но чем черт не шутит.
Поэтому он был готов начать действовать в любом момент, как только опасность поднимается на еще одну планку. Шкала Тони итак уже была вся красного цвета, потому что неизвестная субстанция, не проверенная на реакции, висела на Паркере как ни в чем не бывало. Это опасно, нет, не просто опасно, кэп убил бы его, если бы видел все это.
Как хорошо, что Роджерс в бегах. Хоть один плюс от происходящего кошмара.

А дальше происходит что-то совсем странное. Маска сползает с Питера как нив чем не бывало, и вот он, стоит перед Тони с открытым лицом, дышит, сомневается в чем-то, голову наклоняет. Какой-то странный жест, дерганный, рваный. Но Тони настолько рад, что парнишка жив и цел, что пропускает все мелкие детали мимо себя, пропускает, потому что чертовски долго ждал, когда уже эта чертова хрень слезет.

- Питер, моя задача тут не в том, чтобы причинить тебе вред, а в том, чтобы вытащить с тебя эту штуку. Что за вопросы, конечно ты при все при этом не должен пострадать. Мы все так или иначе заинтересованы в твоих неоспоримых талантах, оказываться там, где не надо и тогда, когда не надо. Чего дано не многим, как говорится. – Тони развел руками. – Ну так что? Оно говорит? Имеет сознание?

Тони медлит. Все внутри него орет о том, что что-то не так. Все внутри него воет, что он пропустил самое важное, что он теперь просто упускает еще и время. Внутри него паника, нарастает, захватывает его, заставляет думать еще быстрее. Жесты, жесты не такие порывистые, подбирает слова, не тараторит, не припоминает Мэй, не рассказывает о школе. Интересуется только симбиотом. Это действительно симбиот? Черт, Тони думает, думает с такой скоростью, что у него голова кружится.

Но он стремиться докопаться до сути, найти то главное, что отделяет их друг от друга. «Их» - бьет Тони так сильно, что он хватается за стол, чтобы устоять на ногах. Их двое там, двое, мальчик и нечто, что теперь делает вид, что оно мальчик.

- Видишь ли Питер, выйти отсюда так просто не получится, ты в курсе протокола? Конечно же в курсе, все биохимическое оружие, которое сюда попадает, остается здесь, иначе Фрайдей просто блокирует бункер, и включает красный сигнал опасности. – Тони пожимает плечами. – Нам с тобой нужно серьезно поговорить о твоей безопасности. Сними костюм.

Тони знает, что говорит уже не с Питером, знает, но все еще не сдается. Ему нужен этот парнишка, нужен чтобы умел смеяться, когда все плохо, чтобы прибегал с очередными открытиями, чтобы привносил в его жизнь новые и новые вещи, интересные события, что-то помимо работы.

Ему нужен Питер Паркер.

- Фрайдей, детка, поясни парню куда он попал, как-то так, чтобы он понял. – Вокруг Тони вьются экраны, один сменяется другим, и на каждом из них схема снятия новой брони Паркера. Одна болезненней другой. На одном из экраноф, броня горит так яростно и так громко, что Тони приглушает цвета.

- Мы поняли друг друга, парень, не так ли? Снимай костюм.

+2

12

[AVA]https://c.radikal.ru/c13/1805/9d/e694e870c660.png[/AVA]Питер качнул головой. Так же резко и неожиданно, казалось бы, даже для самого себя, если судить по удивлению, скользнувшему по лицу. Отмахнувшись от чего-то как от назойливой мелкой мушки, Паук вновь уставился на Тони, смотря серьёзно, при этом щурясь.
— Ну конечно же я не должен пострадать. Что же тогда придётся говорить тёте? — от напускной серьёзности не остаётся ни следа. Он снова кривовато улыбается, склоняя голову то в одну сторону, то в другую, словно стараясь лучше рассмотреть человека перед собой, со всех ракурсов и сторон. Говорит ли? Имеет ли сознание? Однозначно, потому как этот чужеродный грубый голос, звенящий в голове подобно навязчивому набату, был не плодом его подросткового воображения. Да и уже успел выйти из того возраста, когда дети придумывают себе воображаемых друзей, разговаривают с ними, изливают душу, а после угощают невидимым чаем из розового пластмассового чайника с заусенцами на ручке и носике. Только вот сообщать об этом не намеревался. Это было бы слишком опрометчиво. Хотя опасность этой чёрной гусеницы уже все успели оценить по достоинству. Пускай и не до конца.

— Неужели? — Питер хрипло усмехается, привычным жестом почесав затылок, хлёстко опуская руку, будто таким образом намереваясь задеть что-то невидимое, но разочарованно фырчит, когда терпит фиаско. — Да тише ты, — едва ли не шипя, отступив на пару маленьких шагов влево. — Мистер Старк, неужели Вы и правда станете удерживать меня здесь против воли? — прижимая ладони обеих рук к своей груди, заметно надавливая так, что симбиот под руками даже начал шевелиться. — Нет, — в конечном итоге заявляет он. Чёрная субстанция вновь начала шевеление, скрывая под собой лицо, возвращая на прежнее место уже знакомую рожу с теми же рядами больших и острых клыков. Белые пятна, которые можно было считать глазами, чуть вытянулись, а их уголки закруглились. — Мы не станем ничего снимать, — рычит он, подступив вперёд, угрожающе наклоняя корпус вперёд, скалясь, однако делать ничего конкретного так и не спешил, потому что «что-то» всё равно не позволяло ступить дальше.

Неожиданно появившиеся парящие экраны с различными изображениями, вынудили Венома отступить назад. Он мог ждать чего угодно, даже очередной звуковой волны музыки, которую всё равно не узнает, так как не будет слышать нот, лишь жуткие звуки, сильно давящие на барабанные перепонки и мозг, вынуждая всё тело напрягаться сильнее настолько, что, казалось, ещё немного и можно будет сетовать на растяжение или того хуже, разрыв связок. И это несмотря на ту прочность тела, дарованную ему радиоактивным пауком.
— Со мной всё в порядке! — с тем же рыком, шевеля пастью и клацая зубами. — Нам не нужна никакая защита.. никакая.. безопасность, — качает головой, переводя взгляд с одного светящегося экрана на другой. На некоторых были незнакомые чертежи, зато на одном показалось уже что-то более знакомое. Собственный новый костюм. Броня, которой восхищался и спустя две недели после её «приобретения». Симбиот отворачивается, чтобы не видеть такого яркого цвета, хватается за голову когтистыми руками. Ни на груди, ни на спине больше не мерцает бледно-серая эмблема с пауком.

— Нет, я не могу, — опуская руки, — мы не хотим, — снова хватаясь и отходя ещё на пару шагов назад, едва ли не упираясь боком во входную дверь. В голове подобно молнии сверкнула мысль. Уйти отсюда. Чтобы ничего не слышать, по возможности не видеть и не навредить. Питер прекрасно понимал, что так он опасен. Вернее, не он, а эта чёрная субстанция на нём, которая так и не собиралась отпускать. Она не только не давала себя снять, но ещё и упорно проползала в сознание, чтобы иметь ещё больше, чтобы контролировать ещё больше.
— Нет, — снова выдыхает он, с силой толкнув рукой дверь, вываливаясь в коридор, сразу же направляясь в сторону. Рассчитать свою силу в таком виде было уже сложнее.
Уйти.
Убежать.
Желательно подальше.

+1

13

За парня действительно было страшно, Тони не представлял, как вынуть его из этой махины. А то, что она опасна, он уже прочувствовал, практически на собственной шкуре, и единственное что удерживало его от брони – он доверял Питеру. Он верил, что парень не плохо, что он хороший, что он справится, что они справятся.

Они должны справится.

- Думаю Мэй не одобрит наши частые встречи и тебе запретят покидать комнату как минимум на неделю, а может она пойдет дальше и будет следить за твоими перемещениями. Она волнуется Питер. Мы все волнуемся. Фрайдей, отчет. – Механический женский голос выдал увеличение пульса, понижение давление, общее состояние удовлетворительное, но могло бы быть и лучше.

С Питером что-то происходило, что-то страшное и Тони не мог помочь. Не мог. И это убивало его, разрушало его изнутри. Он снова не может помочь хорошему парню, он снова не может помочь тому, кто должен быть только в тепле и уюте. Не на войне. Не в бойне и не в передряге.

Тони вздохнул и прокрутил в голове варианты еще на раз.

- Питер, я бы не хотел этого делать. Но покинуть лабораторию ты сможешь только если снимешь эту штук с себя. Тебе не кажется, что она как-то влияет на твой разум. Что она внутри тебя, что ты она и есть? Нет, не кажется? Ты уверен? А то мне сдается, что говорю я не с Питером, не с тем Питером, которого знаю, увы и ах, и не с тем Питером, которому доверил бы прикрывать свою спину. – Эти слова прозвучали горько, потому что доверил бы, доверил бы, но больше не мог, больше не было поводов.

Больше не было того Питера.

- Мы можем помочь? Дай знак, если что-то можно сделать. Это не ты, Питер, это не вы. Питер — это мальчик, который спасал мир, потому что больше было не кому, это паренек, который смастерил костюм, не будем вспоминать из чего, и использовал его, пока не встретился я на его пути. Питер это не ты. Не вот это существо которое…

Тони не успел договорить, оно вырвалось и рванулось куда-то в сторону. Черт. Броня оказалась на нем быстрее, чем он даже смог подумать об этом, но он все равно опаздывал на пару секунд. Опаздывал, черт бы его побрал.

- Ты можешь это остановить. Ты можешь ее снять, Питер. – Тони не сдавался, он не стрелял, он преследовал и пытался достучаться до того, кто был там внутри. Пытался добиться ответа от парнишки, которого когда-то нашел в Квинсе и не смог бросить на произвол судьбы.

Пора было прекращаться привязываться к людям.

+1

14

[AVA]https://c.radikal.ru/c13/1805/9d/e694e870c660.png[/AVA]Питер всё прекрасно слышал, хотя и не хотел по нескольким причинам. Во-первых, с каждым новым словом симбиот начинал давить только сильнее и сильнее. Во всех известных смыслах этого слова. Старательно давил, отвлекая, не давая подобраться к сути сказанного, потому для него всё это оставалось лишь простым набором слов, которые он очень хотел понять и принять, но что-то не срасталось. Паук всё активнее отмахивался от Венома, но он так сильно прилип, так сильно сжимал его самого, что становилось не то, что неприятно.. скорее, банально противно. Всё-таки не каждый день получается подцепить какое-то инопланетное чудовище или что это в конечном итоге такое? Что-то раньше не наблюдалось ничего подобного на старой-доброй планете Земля.

От чёрной гадости гадости избавиться хотелось. И это ещё слабо сказано. Потому что он понял, что происходит. Не понял, как именно, что плохо, но факт в другом. Даже сейчас он не хотел убегать, он хотел остаться в лаборатории, чтобы мистер Старк помог ему снять вот это. Но вместо того, чтобы как-то принять посильную помощь, парень скакал по стенам, врезаясь в повороты, стараясь срезать углы, скользя по полу как по ламинату в носках. В общем, то ещё представление, особенно если со стороны посмотреть. Питер попытался как-то воздействовать на симбиота, банально попросить его остановиться, но тот не слушал. Рычал, ворчал, сипел, как взрослый мужчина, посвятивший курению минимум лет тридцать своей жизни. Однако спустя несколько минут таких безумных скачков, Паук хватается пальцами за угол, останавливаясь на очередном повороте, прижимаясь к холодной стене коридора. Но холод этот не чувствовался, как и всё остальное. Только долбёжка по вискам и страшная ломота в мышцах. Он мог целыми днями скакать по крышам домов чёртового Нью-Йорка, постоянно подтягиваясь на руках и отталкиваясь ногами (а это огромная нагрузка на мышцы), но сейчас Паркер чувствовал себя обыкновенным очень уставшим человеком. Давно такого не было.

Тони быстро нагоняет его, потому как уже был облачён в броню. Питер качает головой и нервно усмехается. Кто бы только мог подумать, что когда-нибудь произойдёт нечто подобное? Вот так просто?
— Я не могу, — выдыхает тихо, но вполне себе отчётливо, разобрать можно при желании. А уж в такой броне так точно. — Он не позволяет, — говорить Питер мог, но больше потому, что позволял сам симбиот. Сейчас он был тут рулевым и исправить это было сложнее, чем могло показаться со стороны. Отодвинувшись немного от стены, оставляя после себя характерный чёрный склизкий след, Паук отступает ещё назад. Но Веном явно не намеревался оставлять что-то здесь, всё своё ношу с собой, как говорится, потому тёмная слизь подползла обратно, присоединяясь к общей массе.

В голове вновь возникла мысль о том, что он собирался уйти, надо было как-то покинуть это место. Потому что не хотелось навредить хоть кому-либо, даже самому этому месту, здесь куча лабораторий с не меньшей кучей дорогого и важного оборудования, которое огромный симбиот может испортить только одним своим весом. А теперь Питер точно знал, на что Веном может быть способен.
— Я не хочу, — качает головой, отступая назад. Несмотря на то, что голос звучал более грубо и низко, чем обычно, отчаяние всё равно можно было расслышать. Так просто эта штуковина не снимется. Силовыми методами тоже не снять, от носителя так просто не отстанет. Уговоры так тем более не сработают, даже пытаться не стоит. Хотя уже попытался. Пустое.
— Мистер Старк, я.. — только стоило протянуть к нему руку, как симбиот расценил это за попытку сделать выпад в сторону парящего Железного Человека, а потому вперёд довольно-таки быстро устремилось несколько подобных «щупалец», что уже показывались ранее. Ладонь другой руки прикладывает к месту, где должен быть рот. Негромко ойкает. Несмотря на все противоречия и временное «перемыкание» в мозге, Питер мог время от времени как-то влиять на этого прилипалу, не давая совершить задуманное, либо делая это несколько иначе. — Я не хотел! — сразу же запротестовал Паук, махая другой рукой.

+1

15

Да что не так с этим парнем. Тони, конечно же, не может выпустить Питера в таком виде из бункера. Он не может позволить себе выпустить непонятно что на теле Питера в мир, который не просто не готов, который итак еле дышит. Поэтому он нагоняет быстро движущуюся черную фигуру и делает пару предупредительных выстрелов.

- Питер, ты знаешь, как я к тебе отношусь, но заставь эту штуку с тебя слезть. В город вы не пройдете, ни ты ни он. – Тони серьезен. Он просчитал все варианты, просчитал, и ни один ему не нравится, ни один, черт бы его побрал!

Нужно заставить эту штуку отказаться от Питера, но как? Как, если Питер сам к ней прикипел, если Питер сам к ней пристал намертво. Как? Заморозить, это агрессивная среда, а внутри человек, и он не капитан Америка.

- Помоги мне, как ее снять Питер, ты должен знать, помоги мне.

То, что эта чертова штука нападет Тони предвидел, то что это будет не Питер, не его руки, не его костюм, он тоже предвидел, поэтому позволил коснуться брони, вмять себя в стену, отхапать кусочек этой херни для исследований.

- Ты должен помочь мне, пит, должен помочь, потому что эта чертовщина влюбилась в тебя и не хочет отдавать и кусочка. – Тони опирается на стену, удар был довольно силен. Удар был настолько силен, что кажется переклинило что-то в спине.

- Хэй, детка, мы сможем доставить меня на базу в таком виде? – Фрайдей молчит, кажется повреждения глубже чем думал Тони. – Чертова штука. Когда-нибудь она просто убьет того, кто тебе дорог, просто так, потому что может, потому что у тебя все равно не хватит сил ее удержать. А она убьет и сожалеть будет поздно. И как человек, убивший миллионы людей, я тебе скажу, что жить с этим сложно. Сложнее год от года. Откажись от нее сейчас Пит.

Тони не может ему помочь, это война вне его правил, это война внутри головы Паука. Тони не может ему помочь, потому что чертовски болит спина, потому что обидно, что парень, его почти сын, так вляпался. Так влип. Черт бы его побрал. Тони не может ему помочь, потому что слишком много причин против.

- Ты справишься, я уверен, что ты справишься, как-нибудь Пит, ты должен. – Тони не уходит, нет, он стоит, ждет чтобы прикрыть на случай бойни, ждет, чтобы достать обратно Питера, ждет победы в чужой войне за чужое же тело.

+1

16

[AVA]https://c.radikal.ru/c13/1805/9d/e694e870c660.png[/AVA]С этим точно надо было что-то делать. И срочно. Вот прямо сейчас. Причём, так, чтобы сам мистер Старк не успел сделать что-либо. Питер по-прежнему не боялся за себя, он боялся, что справится. Что сможет с этой непонятной ерундой справиться с чужой бронёй, вот, в чём проблема. Вдруг эта штуковина ещё и отравлена? Может, она подобно коррозии, которая способна буквально поедать любой металл? Да и не только металл, а всё, что только угодно. Органику, не органику, всё, что найдёт. И это совсем не в его пользу, потому как избавиться от него хотелось.. хотелось.. а хотелось ли? Симбиот имел свой голос, даже сейчас. Он говорил, нет, шептал, что-то шипел, вынуждая жмуриться и стараться закрыть уши. Но как только Питер поднимал руки, начинали активнее шевелиться и «щупальца». А они и без того напали на Тони. Хотя сам этого на самом деле совсем не хотел.
— Я пытался.. я.. — выдыхает, всё-таки прикладывая ладонь к своему лбу, сжимая пальцы, что буквально вдавливались в чёрную слизь. Паук и вовсе опускается на одно колено, продолжая жмуриться, но уже вынуждая Венома отступить и убрать «отростки», дабы те больше не силились прижать броню к стене.

Что оставалось делать? Как объяснить, что он не просто не мог, но ещё и не хотел избавляться от этого костюма? Нет, симбиот был неприятным, ощутимо давил на сознание, мог манипулировать эмоциями своего носителя, создавая видимость нежелания расставаться. И делал это очень умело, словно до того неоднократно проворачивал подобные аферы, не позволяя жертвам принимать решения самостоятельно. Но Паркер не был простым подростком, что и усложняло задачу.
Нет, ты точно хочешь, чтобы мы остались.
О, ну конечно, он хотел, но риск и правда был велик. Мистер Старк прав. Веном абсолютно не контролируется, вот в чём проблема. Ни оставить, ни избавиться. Что? Поднимая голову, парень переводит взгляд на Железного Человека. Тот по-прежнему находился рядом. И Питер невольно снова тянется. Протягивает руку, будто прося о помощи. На этот раз никакая чёрная слизь больше не мешает.

Симбиот копошится, поджимается, даже начинает дрожать, пока Паркер упирался рукой в стену, медленно, но всё-таки уверенно поднимаясь на ноги с пола.
«Уйди».
Нет.
Это будет непросто. Замирает на несколько секунд. Думает. После делает очередной рывок, наконец-таки сумев окончательно подняться, приваливаясь к стене плечом, надавливая, словно без этого она обрушится, а следом за ней и всё здание. Что ж, раз Веном не хотел поступать так, то придётся поступать по-другому. Он не был инфекцией, не был вирусом, не был даже биологическим оружием. Немного иной, но всё-таки живой инопланетный организм. Вот, что это такое. Симбиот. Расправив плечи, Паук склоняет голову, смотря на свою руку, что начала постепенно оголяться. Чёрная слизь сползала, сбивалась в кучу, незаметно забираясь под одежду, намеренно роняя какие-то свои части на пол, чтобы таким образом отвлечь внимание. Большая часть симбиота расползлась по всему телу, одновременно с этим «освобождая» Питера из своих оков. К слову, он вполне был способен применять свои навыки камуфляжа и становиться, казалось бы, обыкновенной вещью, практически любым предметом обихода. Какая многофункциональная штука.

Наконец избавившись от чёрных склизких объятий, Питер жмурится, продолжая держаться ладонью за голову, зарываясь пальцами в волосах, всё-таки медленно спускаясь на пол, шлёпаясь в конечном итоге прямиком на задницу и усаживаясь. Это выматывает, причём, здорово так, сам себе завидовать бы не стал. Проморгавшись, он поднимает взгляд, немного повернув голову. Железный Человек всё ещё был тут, неподалёку.
— Извините, — негромко выдыхает Паркер, поджимая колени и прижимая те к своей груди, сдвигая брови к переносице. Неприятная история сама по себе, очень неприятная. Тони наверняка на него злился. За то, что сглупил, вёл себя подобным образом, так ещё и непонятную хреновину протащил на базу. — Я.. не знаю, что это такое было, — сопит Паук, потирая нос рукавом своей кофты. И в этом была доля истины. Только вот не вся. И не совсем точная.

0

17

У Тони был план, не большой, малопонятный, но план, он не знал на кой черт так рисковать и Фрайдей его убьет, если бы она могла. Но скорей всего его потом убьет Пеппер.

Но они ведь тут все про доверие, не так ли. Про доверие, про то, что Питер важен, про то что он нужен, про то, что он герой, не может не быть героем. Тони бы никогда не сделал этого, никогда не доверился бы кому-то, никогда не должен был этого делать без Джеймса за плечом, без прикрытия.

Он деактивировал броню, задняя пластина просто отвалилась, остальное втянулось в полые кости, деактивировал броню, стоя напротив симбиота, чудовища, которого не знал, и Питера, парня из Квинса, которого знал. Который помогал старушкам, снимал котят и считал что быть героем это важно.

Тони мог смеяться над его наивностью, он мог усмехаться над его искренней верой в хорошее, в будущее, он мог еще много чего, но на самом деле, где-то там, где-то глубоко в душе он им восхищался. Как когда-то восхищался кэпом Америкой и собирал с ним карточки, пусть это и было в далеком детстве.

- Один человек мне как-то сказал, что сила приходит тогда, когда она нужна. Но не приходит к тому, у кого она уже есть. Так вот, ты уже был силен Питер Паркер-малыш, тебе дополнительные усилители ни к чему. Ты итак справлялся с геройством, был тем парнем, который спасет красотку от насильника и примчится спасать мир от угрозы посерьезнее. Ты им остался.

Тони вздохнул. Искренние речи, господи, это не его стезя. Искренние прочувствованные речи, точно не его стезя, не его даже культура, чтоб его черти побрали. Он так и не смог до конца сообразить ту простую истину, что отец им гордился без всякого бахвальства. Понадобилась куча времени, тысячи пленок и одни слова, сказанные кэпом.

И до сих пор в это не верилось.

«Ты мое лучшее творение Тони», - от этих слов все еще жгло внутри так, как будто он хлебнул кислоты.

Тони видит, видит, как Питер справляется, как эта слизь сползает с него, видит и искренне радуется, у них получилось, у парнишки получилось. Тот сползает по стене и плюхается на задницу, Тони хмыкает, садится рядом и приобнимает за плечи.

- Ты настоящий герой парень. Самый настоящий, почти кэп Америка. Верь мне. – Тони треплет его по макушке. Он тоже устал, он тоже беспокоился, но ему предстоит выяснить что это за черная дрянь, кусочек-то у него остался.

И куда делась остальная черная дрянь, которая только что была поверх Питера. Но до этого еще есть время, до этого еще есть полжизни на самом деле, потому что парня нужно покормить, довести до комнаты, убедиться, что тот точно в порядке.

- Хороший бургер делает жизнь лучше, пойдем, поищем, может над нами сжалятся и приготовят? – Он поднимает парня на ноги и так и тащит за собой приобнимая за плечи и не переставая болтать о всякой ерунде.

Тони тоже есть о чем подумать. В его жизни никогда не было семьи. В его жизни, так получилось, никогда не было никого, кто был бы дорог, дороже Пепп, Роудса и Джеймса теперь. Нет, список стал длинней на одно имя – Питер Паркер.

И ему стоило подумать о том, что это подросток и он будет влипать.
Чертовски заранее надо было подумать, а теперь только разгребать.

+1

18

[AVA]https://c.radikal.ru/c13/1805/9d/e694e870c660.png[/AVA]Делать выбор всегда очень сложно, особенно если он касается чего-то важного, значимого. Всегда боишься ошибиться, боишься возможных и зачастую не самых приятных последствий, которые обязательно придут и услужливо постучат по затылку, а после и по шее. Обречённый вздох. Питер утыкается носом в свои коленки, продолжая сопеть. Он думал, знал, что может приносить какие-то неприятности в силу различных обстоятельств, но это было что-то посерьёзнее. Не просто попытка проникнуть в закрытое помещение, случайно включить сигнализацию посреди ночи или запутаться в проводах, дёргая за них, как за ниточки в попытках выбраться из импровизированного случайностью плена.
Разумеется, он слышал всё, что было сказано Тони, но по-прежнему не понимал смысла, пропуская половину слов, стараясь скинуть с себя чёрное нечто. А это было сложнее, чем могло показаться со стороны. Но Питер мог догадываться, какое послание они в себе несли, потому был благодарен несмотря ни на что.

Тони опускается рядом, Питер может это чувствовать и слышать, так как от греха подальше закрыл глаза, жмурясь и сдвигая брови к переносице. Лёгкое копошение по-прежнему ощущалось, симбиот касался кожи под одеждой. Он не ползал, нет, совсем нет, просто замер, лишь изредка подавая какие-то признаки жизни, будто боясь, что за это время о его существовании могут забыть. Ну да, поди теперь попробуй забудь.
Паук чувствует прикосновение. Тихонько шмыгнув носом, он поворачивается, теперь садясь полубоком, отдаётся короткому порыву и также обнимает сидящего рядом, ткнувшись лбом в спасительное плечо. Ему было неприятно после всего случившегося, даже стыдно за то, что он не смог противостоять с самого начала и что утаивал теперь.
— Правда? — немного отстранившись, чтобы наконец открыть глаза и поднять взгляд. — Вы.. не злитесь на меня? — Питер касается своей щеки тыльной стороной ладони.

Паркер не сопротивляется, он просто поднимается на ноги, слегка покачнувшись, однако хватка мистера Старка не позволила задуманному случиться. Питер слабо кивнул, чувствуя, как желудок на самом деле начинало сводить. Он ведь не ел со вчерашнего дня, а время.. а неизвестно, сколько сейчас время.
— Вы же не отправите меня обратно? — он переживал больше даже не за это. Плевать, если вот так просто отправят домой, суть в другом. На него правда могли злиться за этот неудачный прокол, могли.. что там? Выписать выговор? Штраф? Что-нибудь ещё? Хотелось много чего сказать, однако он только шёл, слушая чужие слова. Он привык, что за ним часто присматривает тётя Мэй, что она всегда поддерживает, помогает найти выход из безвыходных, казалось бы, ситуаций, помогает с решением жизненной задачи. Питер никогда не ждал ничего подобного от других людей, просто привыкнув к одному. Вернее, одной. Мэй всегда была своеобразным плотом, за который можно было подержаться, чтобы не утонуть. Порой даже завидовал тем детям, подростком, у которых были родители, ведь сам толком ничего и не помнил. Об их существовании говорила лишь пара фотографий. Мистер Старк был тем самым «отцом», который в нужный момент погладит по голове, а в другой уже влепит затрещину, отправив домой «отбывать наказание». И в этом не было ничего плохого, скорее, наоборот.

— Тогда я хочу большую котлету, — уже заметно оживившись, наконец сумев полноценно подумать о еде, не отвлекаясь на что-либо. Симбиота требовалось сохранить. Веном должен был остаться, но так, незаметно для окружения. Зачем? Неизвестно, сам ещё не понял, но что-то будто вынуждало поверить в праведность этого решения.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [10.10.2016] И лает, и кусает, и лапу не даёт


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно