ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [17.11.2016] Put on your war paint


[17.11.2016] Put on your war paint

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Put on your war paint
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://c.radikal.ru/c37/1805/dc/26e59074fafd.jpg https://b.radikal.ru/b09/1805/13/c8ebd36961b6.jpg
Сyclops | Kid Omegahttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
С великой силой приходит великая ответственность.

ВРЕМЯ
17.11.2016

МЕСТО
Место

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
предупреждения

+3

2

Феникс прибыл. Могущественная космическая сущность, устремившаяся к Земле, столь приглянувшейся оной, прибыла к конечному пункту назначения и была встречена у лунной орбиты. Им, как справедливо считал в своих устремлениях Скотт Саммерс, была необходима сила Феникса, чтобы вернуть все на круги своя, дать шанс мутантам на выживание. Кому-то случившаяся хворь, исключающая способности, была благим событием, но были и те – такие в том числе, как Циклоп – кто не представлял существования без того, что являлось на протяжении многих лет к ряду его неотъемлемой частью. Это банально, как дважды два, как пальцами об асфальт. Ничего нового, всегда находятся сторонники и противники, ведь сколько людей, столько и мнений, хотя последнее утверждение является достаточно ошибочным. Большинство так или иначе не имеет мнения: оно движется согласно привычному, тому что говорят хотя бы по телевизору; немногим свойственно действительно иметь собственные взгляды по различные рода животрепещущим вопросам, в сущности, истинных индивидуальностей нещадно мало. Прочие же – ведомые, ведомые за теми, в ком сконцентрирована сила, а силы теперь было хоть отбавляй.
Никогда прежде Скотт не чувствовал себя так превосходно. Эти ощущения, что внедрил Феникс были ни с чем не сравнимы. Он был нигде и вместе с тем – повсюду. Никто и ничто не могло укрыться от него, исчезнуть или же попросту произойти. Единый еще с четырьмя носителями, ощущая пульсацию их силы, каждое мгновение превращало мгновение прожитого момента жизни в полноценную, объемную и текстурированную форму реальности. Это все еще совсем недавно могло бы свети с ума, раздавить мозг внутри черепной коробки миллиардами бар атмосферного давления, но только не сейчас. И, наверное, стоило истово ужаснуться происходящему, испугаться тому что в прошлое пришествие Феникс лишил его всего, но Скотт наслаждался тем. Нет, отныне все будет иначе. Мир не станет прежним и совершенные ранее ошибки не повторятся, все изменится к лучшему – так диктует у виска Феникс и гласу его нельзя сопротивляться.
Те качества что были присущи мужчине так или иначе усиливались, ничто не берется из ниоткуда и не уходит в никуда. Закон сохранения энергии действует во всем, куда не устреми пенящийся пламенем перемен взгляд. Все, что имело лишь зачатки проросло и вытянулось ввысь, так твердо Саммерс не стоял на ногах никогда, и он все предельно ясно понимал. Феникс стал частью его, а он – частью Феникса, они неотделимы словно теперь и Землю ждут перемены к лучшему. Выросший пусть и до сравнительно не зрелых лет в семье военного летчика, Скотт «с молоком матери» впитал в себя тягу к порядку и дисциплине, этому вторила космическая сущность, тяготеющая в противовес Хаосу к Упорядочиванию. Она же елейно пела в унисон, мощнейшим магнитом к тому, чтобы быть ближе, рядом с Джин. И усилившееся притяжение равнялось в нем почти к одержимости, везде и всюду он искал ее и находил, но словно бы только ради того, чтобы утолить в ней как в чистом родниковом источнике оазиса жажду после долгого странствия сквозь пустыню. Чистое безумие насыщало, наполняло животной силой и отступало. Время еще не пришло, но Феникс знал так же сильно, как и Скотт кого хотел, к кому прибыл.
Нужны были остальные. Все четверо, чтобы Феникс воссиял и окутал крыльями, что пламенными объятьями весь земной шар. До того предстояло проделать огромную, колоссальную работу, пусть и черновую. Замарать руки о грязные дела, чтобы Джин не коснулась та скверна, что поработила мир, чтобы ей досталось лучшее, потому что исключительно она достойна этого. Так Скотт стал искать, и ищущий находит.
В самом сердце Большого Яблока, на Манхэттене, Скотт отыскивает своего побратима, тому не спрятаться и не скрыться хочет Квентин того или нет. В нынешних обстоятельствах их былому противостоянию учителя и ученика не место, стоит отринуть былые обиды и объединить усилия. Вместе они могут больше, как и сплотить воедино остальных Носителей.
Рассекая время и пространство по прибытию, ступая на крышу высотного здания, расчерченного как вертолетная площадка, обозначающая место посадки, мужчина находит взглядом нескладную фигуру мальчишки, того самого что никогда не отличался покладистым и уступчивым нравом. Но пришло время взрослеть, есть вещи намного более важные и значимые. Хочет того Квентин или нет, но он обязан осознавать это и если нет, то осознает. Это не вопрос выбора или свободы воли, здесь нет места юношескому максимализму и комплексу сильно одаренного засранца, пора браться за работу, ведь если не они, то кто?
Разлинованный город, как на ладони раскинулся под ними, оживленный муравейник, пребывающий в перманентном страхе и панике, суете и толчее. Люди, машины, здания из стекла и железа, огромная титаническая машина. Горнило для душ, запутавшихся и потерянных. Как на ладони – сожми и в руке и этого всего не станет, блаженный настигнет покой, но тогда их осудят, обвинят. Это не есть цель, по крайней мере, на данный момент, но как возможная мера пресечения излишнего недовольства. Люди боятся перемен и страх этот липкая и зловонная субстанция, как вирус охватывает умы, но лекарство прибыло, оно уже здесь и никому не укрыться от этого.
- Здравствуй, - произнес и своим и, вместе с тем, чужим голосом Скотт, держащий спину с доблестью воинской выправки, - Квентин.

+2

3

[indent]Как он жил с этим раньше? Квентин вспоминал то время, когда ребенком не мог спокойно заснуть. Везде были они – голоса, чужие мысли. Тогда Квентин много плакал и проклинал эту силу. Он не хотел ее. Но потом он научился ее контролировать и, более того, использовать по своему усмотрению. Для хорошего дела или нет, чтение мыслей позволяло ему заглянуть под красивый фантик на гниющее содержание. Но теперь он мог спать спокойно, с головой окунаясь в прекрасный мир сновидений.
[indent]Сейчас же словно все повторялось. Голоса обрушились на него с новой силой, но теперь их было больше, громче… теперь, казалось бы, он мог слышать целый мир. Квентин качнул головой и помассировал виски. Он не спал… сколько уже? Сутки, неделю? Сколько прошло с тех пор, как он вернулся с Луны? Как оставил школу имени Джины Грей?
[indent]Школа. Квентин всегда говорил, что хотел покинуть ее. Он прогуливал занятия, устраивал в столовой восстания против супов и борщей, сбегал за пределы ограды, но в конечном итоге всегда возвращайся. Квентин говорил, что ненавидел это место, но никогда не уходил из школы по-настоящему.
[indent]«Он никогда не признается, как любит это место», - услышал он однажды чью-то мысль.
[indent]Любит? Это просто здание, постройка из кирпичей. Но там было весело, там была самая лучшая домашка чем где-либо еще, а его комната в общежитии – настоящий райский уголок для любителей видеоигр. Но с недавних пор все изменилось. Он вернулся, как и всегда, но увидел в чужих глазах лишь недоверие и страх. И тогда он ушел. Теперь уже по-настоящему.
[indent]Феникс – вот, в чем была причина. По какой-то причине космическая сила в качестве носителя выбрала его. Птица словно усилила все его чувства, и из-за нее Квентин снова не мог уснуть. Из-за нее он не смог вернуться.
[indent]«Ой ли?»
[indent]Он чувствовал остальных носителей и не знал, что делать. Слишком многого навалилось, слишком многое предстоит осознать. К слишком многому привыкнуть. Внутри него бушевало пламя – то самое, которое убило профессора Ксавье и многих других мутантов и людей. Квентин не знал, сколько было жертв, его ведь не было в тот злополучный день, когда Феникс пал. Теперь же он обладатель частицы его силы.
[indent]«Но тебе нравится».
[indent]Да, ему нравилось – неожиданная вспышка осознания. Пламя, сила. Феникс. Неужели это и чувствовала Джина?
[indent]Ему следовало выбрать другое место. Так обычно и поступают, когда хотят сбежать от голосов – уйти туда, где их не будет. Но Нью-Йорк так прекрасен, а Квайр понял это только сейчас, сидя на верхушке Эмпайр-Стейт-Билдинга. Именно отсюда лучше всего можно было наблюдать за тем, как алые лучи заката лениво скользят по длинному пятому авеню.
[indent]Неожиданно он почувствовал чужое присутствие. Нет, не так – Квентин всегда чувствовал их, остальных Фениксов. Кто это? Саммерс, тот солдат? Слишком рано, он еще не успел свыкнуться со столькими вещами…
[indent]Все же, это был Саммерс.
[indent]- Тише. – Прерывает его Квентин.
[indent]Он наклоняется корпусом вперед и чуть закидывает голову назад, словно пытаясь вдохнуть как можно больше воздуха. Или просто насладиться последними мгновениями заката.
[indent]- Ты слышишь их? – спросил он. – Я слышу. Всех.
[indent]В час пик людей на улицах всегда будет больше. Впрочем, для города, который никогда не спит, это значение никогда не будет важным. Квентин слушал полицейских, простых мирных жителей, больных и борющихся за их жизни врачей. Все это теперь кажется таким… близким. Как на ладони.
[indent]- Я не понимаю, - признался Омега-Парень, - почему я? То есть, я всегда знал, что был рожден для чего-то большего, но теперь я… я теряюсь, Скотт.
[indent]Скотт – обсуждая преподавателей с другими студентами, Квентин всегда называл их по имени. Должно быть, так он хотел подчеркнуть, что никогда не ставил их выше себя. Дешевая показуха.
[indent]- Их слишком много. – Пробормотал Квайр. – Они все зовут, но я один. Как я могу справиться, если они разрывают меня?

+3

4

Эмоции плавятся, растекаются раскаленной магмой. Скотт стоит, безмолвно наблюдая за Нью-Йорком, раскинувшемся внизу, равнодушие перетекает в злость, а злость в холодное безразличие. Перед его взором все еще стоит Джин и маячит Уоррен, а Феникс подбавляет масла в бушующее пламя, злит, напоминает, язвительно смеется.

Все шипит птица, сидит внутри. Ее ярость и ярость Скотта вылились в невероятных масштабов пожар. От библиотеки, от сотен и тысяч книг, исторических достояний, остался лишь пепел.

Скотт закрывает глаза, давя жгущие чувства, отстраняясь от ревности, следует сосредоточиться, не время. Рядом Квентин, и он наблюдает за тем, как тот смотрит, изучает город, к которому он испытывает полное равнодушие. Ему нет до них дела. Ему нет дела до их страданий. Он слышит какофонию их мыслей, реющих по воздуху, почти ощутимых, но ему нет дела до их забот.

Спалить все. Смотреть, как полыхает город в лучах алого солнца на темном небосклоне. Вот чего желает Скотт Саммерс.

И ему это нравится. Он этим наслаждается. Этой мощью, что течет теперь в нем, пульсирует, ожидая момента вырваться на волю. Он и не представлял себе, насколько это приятно – злиться, позволять эмоциям жить свободно, дышать полной грудью, не пытаясь сковывать себя спокойствием. Он никогда не просил силы больше, чем у него была, но ему приятно быть таким, каким он стал.

- Не все ли равно? Нам выпала честь изменить этот мир. Изменить его к лучшему, - произносит, наконец, обдумав его слова.

Сладки речи Феникса. Они точно бальзам на душу после произошедшего. Феникс доволен, разливается теплом его радость, его мысли и идеи овладевают Сайком, и тот прикрывает глаза, глубоко дыша свежим воздухом. Перед его внутренним взором мир, который они способны создать.

Нужно только сжечь тот, что сейчас расстилается перед ними. Грешный, погрязший в грязи и преступлениях, охваченный людскими предрассудками. Желания людей, как на ладони, – властвовать и унижать тех, кто им не покорен и на них не похож. Так должны ли они думать об их бедах, когда все, чего желают они, заставить мутантов подчиняться собственной воле?

Нет. Скотт так не считает.

- Я тоже их слышу, Квентин. Их мысли – заботы, проблемы, радости, страхи… - поджимает губы, подходя близко, к краю, и глядя вниз. – И не хочу вслушиваться.

Отходит, прохаживаясь немного. Относительно здесь спокойно. Никто не помешает беседе. Он понимает, почему Квентин выбрал это место. Наверное. Сайк не спешит влезать в его мысли, не спешит рушить отношения. Нет. Им нужно держаться вместе. Теперь, когда охота на носителей открыта. Теперь, когда они признаны едва ли не главной угрозой для этого мира.

Глупые, наивные дети. Они несут с собой спасение. Но лишь для мутантов. Они сотворят новый мир, лучший мир. Он поворачивает голову, глядя на парня, смотрящего вниз, и гадает о том, чего же он хочет. Очевидно, того же. Феникс так твердит убежденно. Но, кто знает? Все они имеют свое мнение.

Скотт Саммерс желает лишь лучшего для мира. Для этого его нужно очистить от скверны, отстроить сломанное, начать жизнь вновь. Он готов пойти на это, даже если ради мечты подобной придется сжечь весь мир. И тогда будет рай для мутантов.

- Так абстрагируйся. Не слушай. Презирай, - выдыхает, глядя на город. – Люди не заслуживают нашего внимания. Все они жаждут лишь одного – власти, а она подходит к концу, - зло фыркает, думая обо всех, кто сейчас ищет способы спутать им планы.

Квентин обращает на них внимание. Ему не все равно? Или это сложно для него – справляться с могущественной силой, неподвластной большинству? Скотт знает, что парень силен. Силен достаточно, чтобы выдержать, не сломаться, не сдаться. Парень сильнее, чем он сам, ведь он омега. Тогда почему?

Он размышляет, но отгоняет мысли – не за этим он пришел. Вовсе не за этим. За тем, чтобы они объединились. Вместе у них больше шансов.

Феникс предстанет во всем великолепии.

- Нам стоит объединить усилия. Вместе мы сможем гораздо больше, - заговаривает после двухминутной паузы. – Что думаешь насчет этого?

+2

5

[indent]Сердце учащенно билось. Квентин впервые в жизни чувствовал себя таким: потерянным и неуверенным в себе. Что ему нужно сделать? Что он должен был сделать? Благоразумие кричало вернуться в школу и поговорить с Джиной. Уж кто-то, а мисс Грей точно знает что делать, если космическая птица вдруг выберет носителем именно тебя. Расскажет, покажет и может руководство по использованию Феникса для чайников выдаст.
[indent]Вернуться и попросить о помощи – так хотел поступить Кью. Но проблема в том, что он больше не был один.
[indent]Феникс слишком хорошо его знал. Попросить о помощи? Вздор. Квентин Квайр никогда не просит, он всегда справляется сам. Его всю жизнь недооценивали, принижали. Он думал, что в школе, где учатся такие же мутанты, как и он сам, все будет иначе. Ошибся. Даже после вторичной мутации его продолжали недооценивать.
[indent]И вот один из этих людей стоит за его спиной. Смог его найти, смог прийти.
[indent]- Изменить мир? – отстраненно переспрашивает Квентин и оборачивается.
[indent]Он думает о том, что как же это… иронично. Из всех преподавателей Саммерса он считал наиболее занудным и скучным. Нет, даже не так. Скотт бесил Квентина, и это был известный для всей школы факт. Что, герой? Что, находит время для преподавания? Нотации почитать? Скотт был слишком безукоризненным, и это раздражало Квайра больше всего остального. Но что же этот герой говорит сейчас? Кью теряется. Он чувствует, что связан с Саммерсом и другими носителями – это, в какой-то степени, даже отвратительно. Впервые в жизни его мысли настолько не защищены, но Скотт тоже оказался открыт. И то, что Квентин сейчас видел в нем… то, кого он видел сейчас – был ли это тот же Саммерс? Или он изначально ошибался в нем?
[indent]Квентин дергает головой, отгоняя  лишние мысли. Хватит, нет. Слишком много для одного простого дня.
[indent]- Презирать? – снова переспрашивает мутант.
[indent]Теперь он стоит к своему бывшему преподавателю лицом к лицу с приподнятой головой. Когда-то они точно так же стояли в классной комнате, и Квентин был вынужден слушать долгую и нудную лекцию о том, почему нельзя бегать к озеру за пределом школы.  Но теперь что-то поменялось, теперь это было не так, как в школе. Теперь они говорили как… равные. Уголки губ Квайра от этого простого осознания дрогнули вверх.
[indent]- Сколько раз я говорил это. Сколько раз пытался донести, но меня не слушали. – Говорит Квентин с широко распахнутыми блестящими глазами. – Но теперь ты… мы…
[indent]Он так и замолкает, не сумев озвучить свои мысли. Он даже не мог поверить, что все это действительно происходит с ним наяву! Ни Грей, ни эльф, никто его не понимал. Но Саммерс здесь, он нашел его, он… он понимает его. Квентин судорожно вздохнул, немного рассеянно проведя ладонями по одеждам. Все его нутро вопило: да, да! давай сделаем это, давай совершим переворот! Но у юного обладателя гена-Х остались еще вопросы, которые он не мог просто так проигнорировать.
[indent]- А что с Джи… мисс Грей? Школой? – поднимает глаза. – Мстителями? Они не поймут. Нет, не смей думать, что я боюсь их, но… они снова постараются вмешаться, навязать свою точку зрения, отстоять свое.

+2

6

Скотт спокойно изучает реакцию Квайра. Они плохо ладили в школе, нет, не так – Квентин откровенно плохо относился к нему, Саммерс же видел в нем избалованного, самовлюбленного парня. Феникс… все изменил. Время для воспитательных речей прошло, нотации больше не к чему читать. Они равны. Он это видит.

Он ждет. Терпеливо ждет Феникс. Слышит вопросительные интонации, приподнимает брови, пусть этого и не видно из-за визора.

Да, мир изменить, очистить его и сотворить из него что-то иное. Он никогда об этом не думал. В самом начале даже, когда Феникс вознаградил его собственной мощью, не размышлял. Но теперь… читая мысли людей, читая страх в мутантах, чувствуя желания и тех, и других, он осознает – мир пропадет без них, сгниет, а их раса будет уничтожена.

Их раса. Ее хотят покорить. Надеть на шеи мутантов ошейники и помыкать ими. Они – люди – этого желают. Сегодня они боятся, называя себя друзьями, а завтра нож воткнется в спину по самую рукоять, крепко зажатой в их руке.

Сайк не хочет этого. Он всегда боялся именно этого и не признавался, что в глубине души верил в слова Эрика Леншерра, призывавшего мутантов на бой. Он, прошедший не через один детский приют, побывавший лабораторным кроликом в клетке в лапах Синистера, не мог так не думать. Профессор Ксавьер знал это, Скотт уверен.

Он выдыхает, ожидая ответа Квентина. Тот ему не верит? Читает мысли, но Саммерс не прячется. Они – носители Феникса. Им не к чему прятаться друг от друга. Они должны быть едины, и Феникс согласно клекочет. Если он пожелает, то сможет связаться с иными носителями, но пока в этом нет нужды.

- Знаю, Квентин – ты говорил. Но никто не слушал тебя, как никто не слушал и Эрика в свое время, - говорит, скрещивая руки перед собой. – И я тоже. Но Феникс открыл мне истину, показал, что дальше так нельзя.

Теперь они способны создать все, что им захочется. Теперь им позволено многое, если не все. Темный Феникс торжественно поет, расправляет крылья, объятые рыжим пламенем. Теперь у них есть все необходимое. Феникс дал им все, что нужно, спас их от вымирания, позволил пользоваться собственными силами.

Сайк едва поджимает губы при словах о школе, о Мстителях, о Джин. Его Джин. Они все будут против того, что они задумали. Они все встанут на пути – он знает. Он пожимает плечами, размышляет о том, что произойдет. Будущее зыбко, неясно, но оно будет охвачено огнем. Мир будет иным. Мутанты будут свободны.

- Разумеется. Они не будут стоять в стороне. Все они будут против нас, и нам придется с ними сражаться. Все будут держаться за этот мир, который… и без того рушится и гниет во лжи и несправедливости, - он слабо улыбается, смеясь над всеобщей глупостью. – Они не победят нас, Квентин.

Он делает шаг в сторону, останавливается, вспоминает о мутантах, о школе. Не хочет он причинять им вред, и не станет. Наоборот, он будет стараться ради них.

- Джин поймет все. И все наши собратья поймут. Поймут, когда увидят мир, который мы преподнесем им в дар, избавив от всего лишнего и создав новые законы, - наклоняет голову, глядя на Квентина – парень вырос, давно вырос, никто и не заметил. – А пока мы для всех угроза номер один.

+2

7

[indent]Странное, но приятное чувство теплом растеклось по телу. На мгновение Квентин прикрыл глаза, решив прислушаться к нему, понять природу. А потом посмеяться мысленно, ведь все оказалось даже проще, чем он себе успел навыдумать: Кью элементарно был счастлив. Впервые в жизни кто-то говорит ему, что он прав. Впервые он по-настоящему кому-то нужен.
[indent]Квентин открывает глаза и немного судорожно выдыхает теплый воздух. Это немного непривычно, он не знает, как правильно вести себя в подобной ситуации, но, черт возьми, приятно. Взгляд голубых глаз цепляется за изображение Феникса на груди Циклопа, и почему-то Кью уже не хочет задаваться вопросом, а правильно ли все это? Изначальной целью было использовать силу Феникса, чтобы вернуть утраченные силы мутантам. Но вот незадача: птица разбилась на пять частей, и одна из них сидит в Квайре. Этого в планах не было ни у кого.
[indent]- Они не победят нас, Квентин. – Почему-то эта фраза вдохновляет даже больше, чем выступление президента.
[indent]Юный обладатель гена-Х неоднозначно поджимает губы, но на самом деле он для себя уже все решил. Это будет настоящая революция, смена власти не какой-то страны, а целого мира. И Квентин станет частью этой истории – разве не об этом он всегда мечтал? Так что же ему мешает протянуть руку в ответ?
[indent]Квайр мог бесконечное количество раз оставаться после занятий наедине с нелепыми наказаниями, срывать уроки и устраивать бои в столовой. Но то – детские выходки, его мелкие проказы, они и рядом не стоят с тем, с чем Омеге-парню предстоит столкнуться.
[indent]Очередной судорожный вдох. Квентин понимает, что сейчас попусту тянет время, теряясь в сомнениях. Его сомнениях, не Феникса. Птица же внутри давно расправила крылья и только и ждет возможности взлететь, явить себя миру.
[indent]- Это… сложно. – Наконец, признается мутант и тут же спешит исправиться: - Но…
[indent]Почему-то мысль, что Саммерс может разочароваться в нем, напугала. Только не после того, как Кью признали, нет. Парень опять поджимает губы и мнет карман шорт. Пора перестать метаться и уже сделать выбор. В конце концов, он будет не один. В конце концов, это же Циклоп.
[indent]- Мы всегда были и будем угрозой номер один. – Грустно усмехается Квайр и проводит рукой по волосам, зачесывая их назад. – Хорошо.  Рано или поздно нечто подобное должно было произойти. Но у меня есть одно условие…
[indent]И вот, наконец, все сомнения покидают его. Это оказалось действительно легко – отмахнуться, абстрагироваться. Квентин поворачивается к городскому пейзажу и, казалось бы, хочет запомнить каждую уличку этого огромного города.
[indent]- В школу возвращаться я не собираюсь. – Гордо заявил Омега-Парень. – В пекло ее. И Мстителей в пекло. Разберемся.
[indent]Странный, необычный альянс. Квентину он нравился. Он слышал мысли Циклопа, даже не так, ощущал и был готов последовать за ним. А люди… люди поймут.

+2


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [17.11.2016] Put on your war paint


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно