ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [07.11.2016] В глаза смотри


[07.11.2016] В глаза смотри

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

В глаза смотри
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://78.media.tumblr.com/61c1c9b0fe88a6df24a82914d9e56ed3/tumblr_p4xj4vcxX31ryow7jo1_540.png
TONY STARK | JAMES BARNEShttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Спустя неделю, Тони все ещё женщина. Всем страшно, кроме Барнса, который немножко в восторге.

ВРЕМЯ
7 ноября

МЕСТО
окрестности НЙ, квартира Старка и Барнса

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
1-апрельский фмоб, милота

+4

2

Тони ненавидел это вот состояние, когда все хорошо настолько, что аж плохо. Ненавидел еще и потому, что сейчас и хорошо-то не было, он все еще пребывал в женском теле. Все еще не знал, когда закончится эта адская неделя, когда его руки примут нормальный вид, как, впрочем, и грудь. Он не знал ни как с этим жить, ни как действовать дальше. Доказывать каждому встречному, что он Тони Старк, тоже достало.

Броня то и дело активировалась, при сильном волнении, то же знал, что гормональный фон тоже измениться и волнение станет вторым, а может и третьим, что его будет беспокоить постоянно. Золото снова поползло по руке и Тони тихо выругался. Казалось он остался дома один, казалось, у него был план на день. Хороший такой план на день, никого не убить, не выходить из дома и достать с верхней полки кофе.

Он никогда не мог пожаловаться на рост, в самом деле, у Тони все отлично было с верхними полками, до сего момента. Уже минут пять он пытался придумать, как обойтись без унизительной табуретки, которую нужно было волочь от стойки сюда, к полочкам? Как обойтись без подставки, лесенки, чего-то другого. Активировать Дубину? Уронит все, что лежит на полчке. Построить что-то, что будет помогать в таких случаях? Тони все еще надеялся, что это временное явление, которое вот-вот закончится.
Активировать ботинки брони чтобы достать кофе? Достаточно ли это глупо? Или он уже перерос времена, когда нужно было измерять происходящее на «плохо» и «хорошо». В такие моменты не хватало безмолвного участия Джарвиса, который знал наперед что и как, знал и исполнял до того, как отдавались приказы.

Тони потер реактор и в очередной раз выругался.

Хлопок двери раздался очень внезапно. Он-то надеялся, что успеет смыться подальше, до того как домой вернется Барнс, не успел. Потянул только футболку вниз, не свою, чужую, в свои майки он принципиально не влезал в последнее время и потер босыми ступнями друг об друга.

- Ну, привет. – Картинка маслом была такая себе, кофеварка была разобрана, из нее торчали провода, кофе был на верхней полке, сам Тони успел вымазаться чем-то и волосы снова рассыпались по плечам, пучок никак не хотел справляться с ними, не получалось даже толком закрепить.
Вообще, Тони многое не понимал в женщинах. Каблуки, пытки с бритвами, лифчики, заколки, косметику и всю ту прочую ерунду, от которой его должно было воротить, и он должен был держаться подальше. Как оказалось, краситься можно научиться за пару дней, каблуки он закинул так далеко, что надеялся никогда не найти, с остальным разобрался, не без Фрайдей и подсказок по ходу дела.

- Так уж вышло. – Тони вздохнул и потер шею, пачкая и ее. – Что у нас тут небольшие проблемы с кофе, маленькое недопонимание, которое вылилось в жертвоприношение богам кофеина. Ты не мог бы достать пачку кофе обратно на нужную высоту, это как-то не очень удобно, влазить куда-то, чтобы достать то, что нужно.

Тони мрачно смотрел на Джеймса, Джеймс молчал.[AVA]https://i.imgur.com/fE9sQXN.png[/AVA]

+3

3

Как-то раз Барнс озаботился вопросом своего давно канувшего в лету гражданства и правового статуса. Нет, не подумайте, что он обзавёлся тонной адвокатов и поручителей, сдавшись на руки властям и пытаясь доказать собственную невиновность. Но Барнс умудрился выкрасть из музея собственные документы, получив в распоряжение их оригинал. Дело не получило огласки, потому что документы были заменены на практически идентичную фальшивку, и никто не заметил незначительных изменений, по правде говоря, никому не было дела до экспонатов выставки. Так вот, по паспорту Джеймс разменял уже сотню, как раз в этом году. Не то, чтобы он чувствовал на плечах весь груз прожитых лет, но цифра солидная, стаж тоже приличный, и Джеймс считал, что теперь вполне заслуживал на самую настоящую пенсию, ну или долговременный отпуск.

Именно так он и жил последнее время. По правде говоря, ему не надо было даже работать, да и пока что, после перипетий с покушениями и попаданием под влияние корабля в Мериленде, его совсем не тянуло вновь окунуться с головой во все события. То ли дело Тони, Тони, который жил рядом с ним, и не упускал ни одной возможности влипнуть.

Впервые Джеймс понял, что со Старком что-то не так, ровно неделю назад. Утро началось с воплей, причём голос был незнакомый, женский, разве что интонации и лексикон уже доводилось слышать, те же ругательства звучали в мастерской, когда у Тони что-то не получалось. Кое-как разлепив глаза, Джеймс осознал, что его бойфренд, так это, кажется, теперь называется? - превратился в бабу. Нет, дело не в том, что он мог из ничего устроить истерику (не устраивал, но мог, Джеймс верил), он взаправду и на самом деле обзавёлся всем, что есть у женщин. Невысоким тоненьким телом, грудью, маленькими кистями рук, стопами, и крайне миловидной мордашкой. Джеймс как тогда оторопел, так до сих пор и не пришел толком в себя. Он голосовал за то, чтобы Тони посидел дома, переждал, в конце концов, вдруг мироздание передумает. Но Старка было не остановить. И, в общем-то, в эти дни Джеймс видел его не так уж часто.

И потому сейчас, вернувшись домой с полными продуктов пакетами, застыл на пороге кухни, разглядывая это чудо. Роста Старку теперь явно не хватало для того, чтоб без помощи табурета достать с верхней полки пакет с кофе, а в банке он, очевидно, закончился. Джеймс подумал, что ещё немного, и он увидит, как Тони летает по кухне в реактивных ботинках, сшибая просто всё на своём пути, это было бы забавно и они бы оба посмеялись, если бы Тони не выглядел настолько грустно. Он явно хотел своё привычное тело назад, потому что это доводило его до белого каления. С одной стороны, Джеймс его очень хорошо понимал (наверное), с другой, глядя на женскую версию Тони, его настолько крыло умилением, что хотелось только сгрести её-его в охапку и утащить куда-то подальше, например в постель. Или не тащить?..

- Табуретки для таких случаев есть, Тони, - добродушно смеётся Барнс, ставит пакеты на кухонную стойку. Игнорирует трупик кофе-машины и достаёт с верхней полки пакет с молотым кофе, после чего тянется за туркой. По собственному опыту он уже знает, если не залить в Тони кофе тогда, когда ему это действительно нужно, вероятность человеческих жертв сильно возрастает. - Садись, - Джеймс пододвигает Тони к высокому табурету, приобняв за плечо, - садись и жалуйся, я всё сделаю.

Одним глазом Джеймс смотрит на кофе в джезве, отслеживая момент, когда по краям узкого горла начнёт образовываться тонкая закипающая каёмка, вторым же поглядывает куда-то в пол, точнее, на ноги Тони, босые ноги, прикрытые только чуть-чуть, номинально, его же, Джеймса, футболкой. На Тони она сейчас смотрится нереально огромной, Джеймс не привык обманываться, но от этого контраста миниатюрная Тони кажется очень хрупкой, её очень хочется защитить, а ещё больше хочется прикоснуться и изучить ладонями эти новые формы - талию, грудь, и, господи, какая у неё была задница. Джеймс помалкивает, помешивает кофе, пялится на маленькие стопы Тони и молчит: Старк явно не в настроении, и все эти мысли могут ему не понравиться.

+3

4

Ощущения все еще странные, как будто он родился заново и ему только неделя. Тони не может называть себя «она», не может, потому что сорок с чем-то там лет он был мужчиной, потому что привык, что он мужчина, потому что мозг до сих пор не может справится с новой информацией, с новым ростом, с новым центром тяжести. А еще, Тони никак не может принять тот факт, что он стал слабее.
И нет, он кому угодно докажет, что это не так, набьет морду в броне, выживет, вывернется, но он стал слабее физически. Некоторые вещи в мастерской он не может поднять и уже неделю психует из-за этого, а просить Джеймса как-то не по себе. Не получается. Не выходит слово «вечность» в их отношениях, какими бы они ни были.

Тони усмехается, сидя на табуретке. У них все такое уютное и домашнее, от этого иногда страшно, от этого иногда очень смешно. Все такое уютное, все такое размеренное, как будто они спрятались от мира в этой квартирке и забыли, что за пределами этого дома творится кошмар. Форменный ужас, в котором им придется разбираться, хотят они того или нет.

- Табуретка — это не удобно, я хотел ботинки активировать, но ты спас кухню раньше, чем я все тут разнес. – Тони сжимает руками столешницу так крепко, что побелели костяшки пальцев. Тонкие женские красивые руки. Проклятое тело. – И таскать двигатели тоже не удобно.

Тони сжал столешницу чуть сильнее, так что пальцы заболели и выдохнул. Психовать не имело смысла, он за последние дни, успел многое перепробовать, чтобы вернуть все по своим местам. Добрался даже до кэпа, правда, это не особо ему помогло.

- Кстати, Джей, ты видел Стива? Нет? Тебе бы понравилось, статная такая блондинка, с формами, правда зануда все еще страшная, но это такие мелочи, можно залипать на руки, ноги, талию. Да на что угодно можно залипать, главное не вникать в то, что она говорит. – Тони хмыкнул. Встреча с кэпом глубоко врезалась в память, заставляя Тони снова и снова прокручивать это все в голове.

Он даже почти пропустил кружку с кофе, которую перед ним поставили. Что ж, хотя бы с кофе они разобрались.

- Как они в этом живут? – Выдержка у Тони была хорошая, но недостаточная все-таки. – Как они выживают, хрупкие такие. Я не могу поднять чертов двигатель, а, чтобы припаять деталь к броне мне пришлось попросить Дубину держать эту чертову деталь. И хорошо, что я не использую эту броню, потому что я вообще не уверен, получилось ли у меня что-то куда-то прикрепить или все-таки нет? Джеймс, ты можешь мне объяснить, какого черта тут происходит? Нет, нет, я знаю, что не можешь, потому что, если бы ты мог, мы бы не оказались здесь вот такими.

Тони вцепился в протез, который когда-то сам и сделал, и выдохнул. Психовать все равно было бесполезно, было глупо думать о том, что им что-то могло бы помочь, Тони все перепробовал.

- Может попробовать смириться? – Он провел пальцами по металлическим пластинам, которые даже не дрогнули под его рукой. Хоть что-то в этом диком мире оставалось неизменным. – Или сходить на операцию? Как бы оно смешно не звучало.

Тони вздохнул еще раз и прилепился к кофе. Нет, все-таки психовать у него получалось отлично, то-то и было плохо.[AVA]https://i.imgur.com/fE9sQXN.png[/AVA]

+2

5

Барнс хохочет, представляя Роджерса в женском обличии. Хохочет и качает головой, слишком уж опасная это тенденция.

- Просто представь себе. Тридцатые-сороковые, я, и Стив-блондинка. Я бы был уже женат, давно и надолго!

Барнс аж похрюкивает, насколько смешной кажется эта ретроспектива. Смешной - наверное потому, что нереально, и, несмотря на то, что на фем-Тони приходится пялиться уже который день к ряду, Роджерса в подобном образе он воображать отказывается. Всё остаётся где-то на уровне юмора, наверное потому, что к Тони он слишком привык, это на уровне подсознания, примерно с августа, и ничего другого и быть не может.

- Как живут? Посмотри на Наташку, - Джеймс не может не вспомнить о Романовой. Вдова - одна из самых ярких и запоминающихся женщин его жизни, забыть он её попросту не может. - Это особенное состояние души, предполагаю, она бы просто имела под рукой всегда того или то, что бы подняло двигатель вместо неё. Ну а ты ведь, по идее, можешь использовать свою броню, правда я понимаю, что это не даёт стопроцентной гарантии и прибегать к чьей-либо помощи не всегда банально хочется.

Джеймс хмурится. Хмурится и накрывает рукой ладонь Тони, оглаживает пальцами побелевшие от напряжения костяшки, мягко отстраняет их от столешницы, переплетая со своими пальцами. На самом деле, он бы сам, наверное, с ума сходить начал, если б пришлось привыкать к тому, что физической силы у него теперь чуть ли не в два раза меньше, банально из-за физиологии. Но Джеймсу довелось пережить подобные изменения. Когда ты просыпаешься, и у тебя новая конечность, которая никак не может прижиться, например. Или, когда ты просыпаешься, и не помнишь себя, или помнишь, но фальшивые воспоминания, как тот самый плохо откалиброванный протез, тоже не приживаются. Он прошел через всё это и сам не зная как, но сохранил желание жить.

- Обожди, ладно? Какое-то объяснение появится, а то мне кажется, что твоя сыворотка справится с любыми "лечебными" инъекциями и попытками врачей что-либо "исправить", - Джеймс оглаживает чужую ладонь, сжимает своими пальцами пальцы Тони, тонкие, такие маленькие, что от этого щемит где-то в груди. Старк всегда был самодостаточной единицей в их взаимоотношениях, даже более самодостаточной, чем он, Барнс, а теперь вдруг оказывается, что это не так. И он уязвим. Естественно, у Джеймса от этого вышибает напрочь из груди воздух. В голову ему вдруг приходит идея - надо их уравнять. Слабовато, конечно, но хотя бы развлечёт Тони. - У меня есть одна идея. Секунду.

Барнс отстраняется и удаляется, чтобы вернуться примерно через минуту. В руках у него - автоматическая бритва, универсальная машинка для бритья и стрижки на аккумуляторе. Джеймс стягивает с волос резинку, отчего пряди рассыпаются по плечам. Его недоверие к врачам сделало своё дело, волосы отрасли действительно до плеч, но теперь с ними обращаться банально неудобно. Джеймс протягивает машинку для стрижки Тони и садится на табурет, на своё прежнее место.

- Держи. Помоги мне с причёской, а? Заодно я тоже испытаю что-то действительно непривычное для себя, потому что мне кажется, последний раз я стригся в сорок четвёртом. А это, - Джеймс чуть трясет головой, - не очень удобно. Поможешь?

+1

6

Тони не смешно, на самом деле местами все это даже грустно, но Баки хорошо смеется, заразительно, искренне и полно. Невольно хочется хотя бы улыбнуться, не вымученно и вынужденно, а так, как полагается, так как должно, широко и радостно. Потому что нет ничего глупее этой странной ситуации, нет ничего смешнее Тони Старка превратившегося в леди.
Хорошо, что он до сих пор в опале. Ему до его матери далеко – это точно. Никаких платьев и приемов и главное – никаких каблуков.

А вот на мысли о чужой свадьбе он давится. Натурально давится и возмущенно смотрит на развеселившегося Джеймса. Эта мысль не приходила ему в голову, потому что, ну это же Стив и Баки, Баки и Стив, они как сиамские близнецы, как братья, как один человек, что-то такое, что нельзя смешивать со свадьбами, семьями.
Ревность тоже была, жгучая и колючая ревность, от которой пекло в глазах и резало в груди. Но ее Тони постарался убрать подальше.

- Он не стал бы кэпом и все было бы другим. – Тони хмыкнул и постарался не думать об этом. Стив – это Стив, всегда, неизменно, постоянно.

Он молчит, потому что больше нечего и сказать. История не имела бы смысла, если бы Стив не был упрямым и не пошел на эту войну. Тони теряется от прикосновений, как всегда, кожа к коже, это выбивает из колеи, сбивает с мыслей. Странно только то, как тонут его ладони в чужих, мужских руках. Насколько он стал хрупким, небольшим, незаметным. Это раздражает, злит, выводит из себя, а еще пугает.

Испуг длиться недолго, Джеймс притаскивает откуда-то машинку для стрижки и устраивается, напротив. Доверчивый, почти как котенок, почти, если бы Тони знал его чуть хуже. Волосы действительно длинные, настоящие локоны, за них было удобно тянуть, с ними было забавно возиться. Но Тони понимает, всматривается в глаза напротив и понимает, что им обоим нужны эти перемены, что им нужно что-то, что будет объединять их потом, дальше, когда все покатится к черту.

Он медленно проводит руками по голове Барнса, собирая всю эту разрозненную копну волос воедино и хмыкает, когда несколько локоном падают на лицо Джеймсу.

- Побрею ведь. Давай запишем тебя к стилисту, будешь модным, выбритые виски, длинная челка, модный хвостик. Отрастим тебе бородку, будешь как хипстеры последних лет, идеально? Нет? Уверен? – Тони улыбается, перебирая волосы. Он к ним привык, они стали частью его мира, Джеймс стал этой частью.

И немного жутко становится от осознания того, насколько эта часть необъятная, насколько эта часть всегда где-то вне категорий.

- Уверен? Не говори потом, что я тебе не предлагал. – Тони на пробу проводит бритвой по затылку, срезая длинные прядки, которые посыпались к ногам тут же. Пришлось переступить с ноги на ногу стряхивая волоски.

Сюрреалистичный сон да и только.[AVA]https://i.imgur.com/fE9sQXN.png[/AVA]

+1

7

- Уверен ли я? - Барнс задирает голову и смотрит на Старка, Господи, кажется, только произошедшая с ним метаморфоза могла заставить его в чем-либо сомневаться. Тони в общем-то один из тех удивительных людей, которые не сомневаются в принятых решениях хотя бы потому, что им некогда, и Джеймса это до чёртиков устраивает. А вот женское тело производит с его психикой некоторые изменения, которые Барнсу хочется свести на нет, просто смахнуть, как лишний мусор со стола - рукой, и дать понять, всё в силе, ничего не изменилось. Ни-че-го. - Тони, ты шутишь, наверное. Ты же видишь, как я маюсь с этими патлами. А парикмахер, или как ты там сказал - стилист?.. Ну-ну, представь, как я закрываю глаза и отдаю свою голову и шею человеку с остро заточенными ножницами в руках или бритвой. Которому я не доверяю. Получается представить? Потому что у меня - нет. Я честно пытался, но нет, так что. придётся вам, мистер Старк, миллионер, гений, филан-что-то-там, подработать парикмахером на полставки.

Джеймс морщится. На самом деле быть недоверчивой скотиной ему не слишком-то нравится, мешает жизни. Но постричься в обычной парикмахерской он уже пытался. Даже напросился в кресло к самой неповоротливой дамочке с настолько безопасным видом, что впору было закрыть глаза и совсем поспать. Но у него не вышло: Барнс инстинктивно перехватил руку с ножницами у своего лица, не сдержавшись, а барышня возмущённо охнула, после пожаловавшись, что у неё на запястье после его лапищ останется синяк. Поэтому надежду избавиться от лохм Джеймс оставил на куда подальше, впрочем, бриться налысо собственными руками ему тоже не импонировало. А вот теперь такая отличная идея - заставить постричь себя единственного из людей, которому он настолько доверяет.

Тони ворчит и возмущается, но послушно прикладывает лезвие бритвы к его затылку и ведёт им по коже головы. Джеймс вздрагивает от этого ощущения, фактически, ничего не происходит, только к ногам падает прядь волос, а прямоугольный участок головы после слегка холодит. Вот и пошел процесс, дальше отступать некуда- не ходить же Барнсу с лысиной три-на-двадцать на голове теперь, придётся всё подровнять.

- Твою ж налево, это жестче, чем я думал, - тихо ругается Джеймс, рефлекторно подаваясь плечами вперёд, словно ему холодно. Первая стрижка за несколько десятков лет и правда ощущается очень странно. Джеймс внаглую спускает руку вдоль ноги и ведёт ею по ноге Тони, задерживаясь где-то посередине бедра и там пытаясь пригреться. Он даже умудряется забыть о том, что Тони в женском облике, и что ещё каких-то пять минут назад это ему казалось дико сексапильным, ну а ещё что в кухне очень вкусно пахнет им же сваренным кофе. Джеймс жмурится и прислушивается к ощущениям, подставляя голову, и надеется, что, остриженным почти под ноль, он ну будет выглядеть как минимум отвратительно.

И не замечает, когда обстановка вокруг него меняется.

+1

8

У него все равно дрожат руки, как будто он до этого не держал бритву в руках. Как будто он до этого не прикасался к чужим волосам. Тони сам не знает, что его больше всего трогает во всем происходящем сейчас. Что его радует, что веселит, что доставляет такую тревогу, что руки ходят ходуном. Он думает, он всегда думает, когда нечего говорить.
Он срезает прядку за прядкой, проводит руками по затылку, стряхивая мелкие крошки волос, касается нежной и теплой кожи.

Это доверие. Вот что он думает. Это полное доверие. Это принятие. Это что-то вместе, что-то только для них. Только для них двоих. Тони остро и горько, что они вот такие, что они раненные оба, что они сломанные, починенные и сломанные снова. Ему больно, потому что это доверие рвет в нем что-то, сдирает кожу, выдирает мясо, оголяет его суть, то самое трепетное, что он прятал много лет. Он не может поверить, что все так просто.

Что все будет так просто. Вот он один, предполагается, что он один навсегда. Вот он уже с кем-то, предполагается что и это навсегда. Но все рушится, все рассыпается, и он не поражен, не удивлен, не взбудоражен. Он научен долгими годами практики – принимать все что есть. Принимать и оставлять без изменений.

Доверие его ломает. Потому что он не умеет, не может, не хочет, но уже доверяет. Прядка за прядкой опадают к его ногам, затылок постепенно приобретает очертания, длинные пряди у лица исчезают, открывая его.

Джеймс тихо ругается, пытается оставаться спокойным. Тони улыбается, впервые за последние несколько дней и это не так нервическая улыбка, которая вырывается у него то и дело, эта другая. Эта чуть насмешливая, чуть нежная, даже ласковая. Эта улыбка позволяет чуть больше теплоты, чем способен Тони.

- Все хорошо, ты молодец, я уже понял. Никаких стилистов, ты я и мои сомнительные таланты сделать из тебя человека. Ты никогда не думал, Джимми-бой, что все это несколько дико и странно. Что ты и я – это чей-то кошмарный сон, который закольцован и повторяется снова и снова? Нет? Забавно на самом деле выходит. Очень забавно.

Тони проводит руками по практически бритой голове и прижимает ее к своей груди. Все еще груди.

Мир не меняется. Ничего не меняется от того, что он женщина, что он мужчина. Ничего не происходит. Все на своих местах.

Тони улыбается, прижимая к себе человека, который стал ему дорог. Который, на самом деле это важно, который самое дорогое что у него есть. Тони прижимает этого человека к себе и улыбается. Мир плывет, мир меняется, они остаются друг у друга.

Он пропускает момент, когда грудь исчезает, когда он становится выше, шире в плечах, когда хрупкие женские руки сменяются мужскими мозолистыми руками. Тони больше не важно кто он, важно где он, и он дома.

- Ну, хотя бы не придется гнать тебя в аптеку за всякими дамскими штучками. – Теперь он смеется по-настоящему, своим, мужским голосом.

И все так же стоит в чужой рубашке босиком на полу среди собственной кухни. Станок все еще жужжит в руке, Джеймс уже выбрит, Тони все еще не отошел от произошедшего взрыва внутри себя.

- Знаешь, пора перестать. Я не знаю, пора перестать делать что-то такое, что выворачивает весь мир наизнанку! Может в отпуск поехать?

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [07.11.2016] В глаза смотри


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно