ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [май месяц] Don't talk to strangers


[май месяц] Don't talk to strangers

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

DON'T TALK TO STRANGERS
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://ipic.su/img/img7/fs/loch-ness-morning.1523386392.jpg
Jormungand | lady Sif | Thorhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Что может угрожать в Мидгарде всемогущим богам, спустившимся с небес поразвлечься?
Разве что гигантский змей, которому суждено уничтожить их в пламени Рагнарёка.
Впрочем, до Рагнарёка еще далеко...

ВРЕМЯ
май где-то в начале XI века

МЕСТО
замок Аркарт, Шотландия

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
Hic sunt dracones

Портрет местности

http://ipic.su/img/img7/fs/DSC.1523552746.png

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/0019/7e/3e/2-1517829215.jpg[/AVA]

Теги: #штанытора,#штаныёрмы

+4

2

... Холмы, окружавшие крепость, были покрыты зарослями дикого гиацинта. Сейчас на его стрельчатых листьях — недаром второе название цветка "гадючий лук" — еще лежала роса, и восходящее солнце играло на ней, превращая тысячи капель в рассыпанные среди травы груды драгоценных камней. От воды поднимался туман, и оттого их свечение делалось не столь нестерпимым
Он перевернулся на живот, отдаваясь чувству блаженной истомы — лучшему, что может испытать человек после ночи неистовой скачки по бескрайним просторам, по диким лугам и полям, следом за черными, будто призрачными оленями, чьи спины вычерчивали зигзаги не хуже молний. Седалище аса, конечно, может выдержать и не такое, но все же вытянуть ноги в прохладной траве, ощущая, как она легонько покалывает ступни и омывает их свежей влагой, было верхом блаженства.
Вдалеке, ближе к развалинам крепости, в седые пряди тумана словно вплетены были охапки цветов и зеленые листья: даже в этих суровых краях весна вступила в свои права.
Сегодняшняя ночная охота устроена была Херном; поговаривали, что он решил таким образом снискать расположенье наследника асгардского трона и, через это, его всемогущего отца. Херн же выбрал и место, поведав, что крепость, возле развалин которой гости разбили свой лагерь, христиане собираются отстроить вновь, и нужно пользоваться моментом, пока духи прежних времен не будут изгнаны уже и из этих земель. И хотя нынешний король, имя которому было Макбет, и перерезал всех родственников и наследников прежнего короля, это ничуть не мешало ему исправно прикладываться к серебряному кресту, бормоча молитву заезжему богу и покаянно бия себя в грудь.
- Это место похоже на сады Фригги, верно,Сиф?- повернулся он к сидевшей рядом подруге, улыбаясь, и обрывая душистые, пахнущие мускусом цветы гиацинта. Не то чтобы ему пришло в голову сплести венок, или было нечем занять свои руки, но, как и всегда в присутствии юной воительницы сын Одина чувствовал себя немного... смущенным.
Хотя, разумеется, согласился бы скорее съесть целое поле змеиного лука, чем признал это.
- Это место вообще похоже на дом. Здесь и еще на севере, в землях свеев. Там,- он покрутил головой, ориентируясь по сторонам света, и, вытянув руку, указал чуть в сторону от золотистого диска всходящего солнца. Рассмеялся и снова перевернулся, откидываясь на траве.
- Представь, они почитают меня, словно бога. Все твердят, что когда настанет конец мира, только местные скалы и выдержат, все остальное уйдет под воду. Океан поглотит все вокруг и чудовищный змей, порождение Бездны, отравит небо,- он на мгновенье нахмурился, словно воочию увидав перед собой нечто тягостное для сердца и памяти, но почти сразу же улыбнулся, добавив тщеславно:
- Что ж, будет с кем, наконец, помериться силой! Враги Асгарда повержены и обращены в бегство, так почему не даровать покровительство тем, кто так просит о нем?
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0017/f3/4b/40000.png[/AVA]

+4

3

Его спутница рассмеялась, тряхнув густыми смоляными кудрями, растрепавшимися после долгой скачки, и лениво потянулась с той упругой грацией, которую рождают сила и молодость. Она находилась в том неуловимом возрасте, когда таинственным и лукавым волшебством угловатая девочка превращается в женщину, подобно туго свернутому бутону, в котором лишь угадывается аромат и очертания лепестков будущего цветка.

– Наверное, им нравятся твои золотые локоны, – заметила она, смеясь. Не то что бы Сиф сомневалась в доблести или силе Громовержца, однако потакать его похвальбе она не намеревалась.

Сорвав несколько травинок, Сиф размяла их в ладони и вдохнула с пальцев горький и свежий запах. Розовые сполохи рассвета неумолимо растворяли остатки предутреннего серого сумрака, ночь неотвратимо и безнадежно теряла свою власть, оставив после себя только воспоминания о бешеной скачке сквозь тьму под грохот копыт и неистово бьющегося сердца, о свирепой и упоительной радости слиться с ветром. Но теперь все было позади...

– Ты и правда хотел бы помериться силой с чудовищем? Несмотря на то, что оно прежде принесет в Мидгард смертным хаос и разрушение? Тем самым, которые почитают тебя как бога? – Сиф испытующе посмотрела на Тора, как будто и правда очень хотела получить ответ на свой вопрос.
[AVA]http://s9.uploads.ru/27gCD.jpg[/AVA]

Отредактировано Sif (2018-04-12 00:26:23)

+4

4

Вот уже несколько веков Ёрмунганд наблюдал за населявшими Мидгард созданиями, и каждый раз не переставал удивляться их бестолковой суетливости, глупости и бесконечной наивности. Их нелогичное поведение забавляло змея, что помогало справляться с возникающей временами скукой. Иногда, забравшись поглубже в какую-нибудь подводную пещеру, змей предавался воспоминаниям о своих самых первых годах в мидгардском океане и ностальгически вздыхал - славные были времена... О скуке тогда и не думалось - некогда было. Ведь не было абсолютно никакой уверенности в том, что наутро проснешься не съеденным - и это было в какой-то степени даже прекрасно. А теперь - разве можно сравнить? Теперь даже самая свирепая акула при виде Ёрмунганда почтительно сворачивает в сторону или старательно делает вид, что ее вообще не существует. Таких и жрать неинтересно.
Впрочем, когда очень одолевает голод, не время для ностальгических воспоминаний - схватишь все, что движется. Но теперь меню Ёрмунганда значительно обогатилось. Когда змей выбрался на берег и открыл для себя все прелести перевоплощения, он первым делом попробовал на вкус туземца. Его мясо понравился Ёрику, и змей принялся методично обшаривать Мидгард, обнаружив внезапно в себе гурмана.
Северяне были слишком жесткими и редко купались, что не могло не отразиться на их вкусовых характеристиках, причем не в лучшую сторону. Южане были слишком мягкими и сладковатыми, после них во рту долго еще оставался навязчивый привкус специй. А вот в срединных землях Ёрмунганд любил охотиться более всего.
Со временем у Ёрика появились свои неизменные традиции охоты на мидгардцев. Принимая человеческое обличье, змей искал подходящую мидгардскую самочку (они, как выяснилось опытным путем, гораздо нежнее и сочнее самцов), очаровывал и увлекал за собой к ближайшему водоему. Первое время змей просто утягивал жертву под воду и варварски там трапезничал, но однажды, увлекшись игрой в соблазнение, обнаружил новый и крайне приятный способ употребления мидгардской самочки. Правда, потом все равно ее съел.
На сей раз Ёрмунганду не повезло. Приплыв к берегу, где прежде, он хорошо это помнил, всегда хватало свежих, здоровеньких, пухлых самочек, он обнаружил на месте былого сооружения лишь развалины. Забывшись, змей даже высунулся из воды, чтобы получше разглядеть, что там у этих людишек случилось с их крепостью. И понял, что отчаиваться рано: рядом с руинами туземцы разбили лагерь. Раз есть лагерь, значит, в нем непременно должны быть и самочки.
Нырнув, Ёрик подобрался почти к самому берегу и очень осторожно приблизился к поверхности воды. Выныривать он не спешил. Вначале нужно было убедиться, что его никто не увидит. Берег казался пустынным, и змей, немного подождав для верности, потихоньку выполз из воды. От обилия ароматов у Ёрика слегка закружилась голова - запахов под водой было значительно меньше, да и воспринимались они по-другому. Змей медленно прополз по песку, устремляясь в заросли травы - он не любил оборачиваться на открытом пространстве, но, едва его тело слилось с зеленым ковром, Ёрик замер и сосредоточенно потянул носом воздух. Пахло свеженькой, чистенькой, юной самочкой - что-что, а уж этот аромат змей ни с чем бы не спутал. И она была близко! Довольно прищурив глаза, Ёрик облизнулся и сконцентрировался на зовущем, дразнящем и будоражащем воображение запахе.
И вдруг ему в нос ударил иной запах: сильный, агрессивный, тяжелый и смутно знакомый. Ёрмунганд поморщился. Жрать воина в его планы не входило. Воины почти всегда пытались нападать на него - это, конечно, было бы забавно, если бы рядом не было сочной самочки. Пока Ёрик будет играть с воином, самочка точно убежит. Оставалось только одно - ждать.
Ёрик закрыл глаза и сосредоточился. Его длинное зеленое тело съежилось до размеров рослого мидгардца, а затем плавно перетекло в тот странный и неудобный облик, который Ёрмунганд наловчился принимать на суше. То обстоятельство, что при этом он оказался голым, змея нисколько не смутило. Одежду можно отобрать при желании. А такого желания у Ёрика не было. Ему бы ухватить сладкую самочку и утолить голод, который с каждым мгновением терзал змея все сильнее.
Лежа в траве, Ёрик весь обратился в слух. Надо было понять, что собирается делать вожделенная дочь Мидгарда и ее так некстати оказавшийся здесь спутник.
А потом он сам решит, как ему действовать.[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/11524.jpg[/AVA]

Отредактировано Jormungand (2018-04-12 21:59:42)

+4

5

- ... Так на то я и бог для них, чтобы оборонять от чудовищ!- долетел до незваного слушателя смеющийся голос. Человек, доселе лениво потягивавшийся на травке, подобрался и сел, да так резво, что впору было испугаться, не заметил ли он пришельца.
Нет, не заметил: по-прежнему смотрел ярко блестящими глазами на свою собеседницу, и рассыпал из широкой ладони нарванные в порыве смущенья цветы.

Вопрос Сиф, и вправду, заставил его заколебаться. Что-то с ним было не так, будто она сомневалась в его юной мощи, в том, что он может, способен преодолеть любую преграду, одолеть любого противника. Как будто ставила под сомнение то, что Мидгарду необходима помощь сына Одина, защитника Белого города.
- Ты, может, думаешь, что этот их новый бог способен оборонить их лучше, чем я? Ты его видела? Голый глупец, приколоченный к палке! Нет, мой отец Один тоже потерял глаз и висел на дереве - но!- юноша аж подскочил, подбирая ноги и пареворачиваясь, увлеченный воображаемым спором.- Взамен он обрел мудрость, какой не дано ни одному богу, обрел провиденье, обрел славу, которая не померкнет вовек! Ты видела этого нового бога? Кто стоит рядом с ним? Седые старцы! Не Хермонд и не Хеймдалль. Что они могут защитить и чем? Огреют доской? Столетиями мы сходили на эту землю, Сиф, она обагрена нашей, а не его кровью, она помнит дни, когда мы детьми резвились на этих лугах. Мы несем этим людям силу и благословение, а это единственный бог,- он презрительно фыркнул,- заставляет их ходить в рубищах и есть один голый хлеб. Он никогда не является к ним; как же он может знать их нужды? Нет, Сиф, мы здесь нужны, и скоро они вспомнят об этом.
Тут златоволасый оратор с некоторым запозданием сообразил, что изрядно отвлекся от темы и отвечает немного не на тот вопрос, что задала его спутница. Но и услышать подобное от нее было странно. Неужто она вправду считает, будто он Лафей или Сурт, тешащийся страданиями мидгардцев? А чудища... они ведь всегда были. И будут, желает того он, или же нет.
- Даже если не будет чудовищ, в Мидгарде всегда сыщется повод для драки,- проворчал он, хмуря брови, и отводя глаза. Первый луч солнца, пробившегося из-за пелены тумана и облаков, лег Одинсону на лицо, заставляя зажмуриться. Роса, покрывавшая траву, вся засверкала вдруг, словно покрывало Фригги, сотканное из миллионов звезд, слепя, заставляя замирать вздох, как он замирает от красоты северного сияния или от от бесконечной дали Небесного тракта.

- Говорят, что если на рассвете умыться росой, всегда будешь силен и молод,- забыв уже о своих горячих словах, о чудовищах и о смертных, которых он с такой горячностью рвался защищать, Тор приподнялся, силясь разглядеть хоть что-нибудь в льющемся отовсюду сиянии. Заслонив лицо ладонью, он поднялся со своего ложа, смеясь и дыша полной грудью. И хотя от земли еще тянуло утренней сыростью, а над водой, словно щупальца нехотя отползавшего зверя, тянулись последние полосы тумана, этот свет, и сама весна, и пьянящий воздух вокруг вдруг заставил кровь вскипеть и разлиться по телу неистовым жаром.
Юноша отер лоб.
- Кстати, я слышал, что в этих водах тоже видели чудовище,- обернувшись к Сиф, проговорил он.- Огромный змей с пламенной пастью и глазами, что огненные колеса. Готов спорить, Херн зазвал нас сюда из-за этого. Не хочешь найти его и сразиться?
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0017/f3/4b/40000.png[/AVA]

+3

6

Сиф не могла объяснить, почему ей нравится дразнить друга. Быть может, оттого, что в ответ Тор вспыхивал, как порох, и принимался пылко спорить, отчего особенно ярко блестели голубые глаза и звенел молодой голос.

Девушка лукаво покачала головой: что ей был чужой христианский бог, непонятный и невзрачный, когда рядом, на расстоянии вытянутой руки находился бог Асгарда. Когда сами они были бессмертны и весь мир принадлежал им только потому, что они были молоды?

По одной дороге жизни бредут и люди, и боги, совершая одинаковый путь: шаг за шагом разменивая беззаботную легкость юности на сладкую горечь мудрости. Поначалу почти невесомые, всё тяжелее и глубже становятся отпечатки следов на этой дороге; и не количеством прожитых лет и веков отмеряется предел молодости, но одним только опытом, который каждый путник согласился принять и считать своим.

Впрочем, Тор и Сиф стояли лишь в начале своего пути, и шаг их был легок, как пух одуванчика, летящего по воле ветра.

Девичья ладонь зачерпнула сверкающие капли, россыпью дрожавшие на травах, и окропила лицо юноши, прочертив сияющие знаки на лбу и смуглых от румянца щеках.

– Мидгард дает нам силу, так всегда было, – согласилась Сиф с улыбкой.– Время пройдет, и мидгардцы забудут о своем смешном придуманном боге, а пока пусть забавляются с новой игрушкой, как неразумные дети. Память их коротка, как и их жизни, поэтому не суди строго.

Она перевернулась на живот и устремила пытливый взгляд вдаль, туда, где в зыбком мареве смыкались вода и небо, дыша безмятежным покоем в ожидании еще одного весеннего дня. Сиф вздохнула, разочарованно и чуть насмешливо.

– Змей? Здесь? – переспросила воительница, не торопясь загораться воодушевлением. – Знаешь же, что в россказнях мидгардцев сложно отличить правду от вымысла. Да и Херн предупредил бы нас.
[AVA]http://s9.uploads.ru/27gCD.jpg[/AVA]

Отредактировано Sif (2018-04-15 15:16:01)

+3

7

До чего же любопытным оказался разговор мидгардцев! Либо они переели испорченной рыбы, либо в самом деле были теми, кем называли себя - богами. Впрочем, открытие это не заставило Ёрмунганда отказаться от своих намерений. Богиня или нет, но она была аппетитной самочкой. А может быть, ее божественность только прибавит ей вкуса? Богов Ёрик еще не пробовал, и сейчас был совершенно не прочь расширить свой кругозор.
Плохо было то, что воин никак не желал уходить. Вслушиваясь в его пылкую речь, змей досадливо морщился - было очевидно, что, пока вдоволь не выговорится перед самочкой, этот воин никуда не пойдет. Следовало запастись терпением и ждать... что ж. Ради такой добычи, змей был готов к некоторым лишениям.
Лежать голышом в высокой траве на рассвете - то еще удовольствие. Холод змей в человеческом теле ощущал, конечно же, не как человек - но все-таки ощущал, и это ощущение ему совсем не нравилось. Но если холод можно было еще как-нибудь перетерпеть, то гнус, налетевший на незащищенное тело, вытерпеть было сложнее. Зарывшись в траву, змей, как мог, отмахивался от сводящих с ума мелких и надоедливых существ, но, поскольку старался делать это бесшумно, то успеха в отпугивании насекомых не достиг.
Услышав о том, как описывает местное чудовище воин, змей даже про свою борьбу с гнусом позабыл - и один наглый комар тут же этим воспользовался, впившись своим хоботком в щеку Ёрика.
Надо же, каким красивым его представляют! Огненная пасть и глаза-колеса - до чего же лестно! Ёрик задумчиво провел рукой по щеке, прочертив этим нечаянно кровавый след и оборвав жизнь самому везучему из комаров. Бог-воин желал найти Ёрика и сразиться. Быть может, это и отвлечет его на какое-то время? Вот только как сделать так, чтобы кто-то вместо Ёрика посражался с воином, пока змей будет очаровывать и увлекать за собой божественную самочку...
Это была слишком сложная задача для Ёрика. Сосредоточенно морща лоб в поисках выхода, он так и валялся в траве, раздуваясь от гордости после услышанного комплимента, отгоняя комарье и не предпринимая никаких иных действий.
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/11524.jpg[/AVA]

+4

8

- ... А вдруг? притаился где-нибудь в кустах и ждет,- опускаясь на траву перед своей спутницей, Тор ухмыльнулся, довольный, как кот, разнежившийся в лучах солнца. Наклонившись слегка вперед, приблизил голову к коленям Сиф, и во взгляде отраженьем росы заплясал озорной огонек.- Захочешь выкупаться, а он тебя - хвать! и за пятку!
Вопреки словам его зубы неожиданно щелкнули у самого отворота сапожек, тонкая кожа которых обтягивала стройные ноги девушки. Случайно или нет, ему удалось ухватить их за край; смеясь, он потянул вниз и вбок, мотая головой наподобие собаки, вцепившейся в кабанье ухо, словно собирался разуть юную воительницу.
А то еще и раздеть.
Но прежде чем она успела бы замахнуться и оттолкнуть, подался в сторону, почти откатился прочь сам, уходя из-под удара. Но, случайно или нет, при этом он потерял равновесие и повалился прямо в густую траву.

Вопль, вырвавшийся из горла, заставил несколько птиц с шумом взлететь с окрестных деревьев. Холодный душ из росы - вовсе не то, что ожидал сейчас ас. Его несчастная физиономия появилась над волнами синих цветов, и ее выражение заставило бы покатиться со смеху и каменное изваяние, столько веков изображавшее Тора на капищах язычников и в священном месте в Уппсале. Но уже через мгновенье юный бог сам уже смеялся над собственной неловкостью - и, откинувшись неловко назад, покатился вниз по склону, сминая траву и даже не пытаясь как-то остановить падение.
- Так что, Сиф, пойдем ловить змея? Догоняй! Или боишься?

Достигнув края холма, Одинсон деловито уселся, стягивая рубаху. Сапоги полетели в разные стороны, обнажая сильные икры; затем, толчком поднявшись на ноги, Тор принялся стягивать с себя штаны.

[AVA]http://forumstatic.ru/files/0017/f3/4b/40000.png[/AVA]

+4

9

Сиф рассмеялась, запрокидывая голову и обнажая мягкий изгиб шеи. Миновало то время, когда Тор мог поддеть ее на слабо. Ну, почти миновало. Но не в том случае, когда нужно было нырнуть в ледяную воду, еще помнившую зимние холода.

– Я умоюсь росой! – отозвалась она насмешливо. – Буду вечно молодой, сильной, ну и что там еще полагается...

Девушка прищурилась и прикрыла глаза от пляшущих солнечных бликов тыльной стороны ладони. Когда она отвела руку, Тора уже не было, лишь издали послышался шумный всплеск воды. Сиф вновь упала в густую траву, подставив лицо теплым солнечным лучам. На губах воительницы блуждала тень былой улыбки. Может, не стоило отказываться, наплевать на холод? Поплыть наперегонки и позволить Тору выиграть... Или не позволить... Может... Тут темные ресницы девушки задрожали, на недолгое мгновение смыкаясь под властью дремоты. Звонкий щебет птиц убаюкивал, и как будто не было ни времени, ни пространства, только пронзительный миг «здесь и сейчас», миг острого ощущения силы жизни. И за это пьянящее чувство «после» Сиф любила безумную Ночную Охоту.
[AVA]http://s9.uploads.ru/27gCD.jpg[/AVA]

Отредактировано Sif (2018-04-21 14:51:45)

+3

10

Как тут не поверить в то, что у богов есть дар всевидения? Бог-воин только предположил, что змей затаился в траве - а ведь так оно и было! Ёрмунганд даже дышать боялся, пока не услышал, как воин уходит. Уходит, оставляя свою богиню в одиночестве! От сладостного предвкушения по телу змея пробежала нетерпеливая дрожь, что не помешало ему услышать отдаленный всплеск. Воин в море, дева - в траве. Пора!
Четкого плана действий у него не было, Ёрмунганд всегда надеялся на импровизацию. На случай неудачи у него оставалась примитивная, банальная, но никогда не подводящая сила.
Ёрмунганд поднялся из травы и неторопливо направился к богине. Может быть, он собирался поведать ей горестную историю о том, как его одежду кто-то утащил, пока он купался. Может быть, он сочинил бы трогательную байку о застигнутом врасплох любовнике, которого муж изгнал в таком непристойном виде в отместку за пользование без спросу его женой... Может...
У змея даже дыхание перехватило, когда он увидел, кого собрался съесть. Дивная, невероятно прекрасная, свежая, чистая, а ко всему прочему, еще и спящая дева - эта картина должна была тронуть его прожорливую натуру, но... аппетит оказался гораздо сильнее. Немного полюбовавшись прелестной богиней, рассмотрев ее всю - от сильных, стройных ножек до густых темных локонов, змей все же решил приступить к действиям.
Бесшумно приблизившись к аппетитному созданию, доверчиво дремавшему в траве, Ёрмунганд осторожно улегся рядом с ней. Совсем скоро... он поглотит это совершенство. Этот миг хотелось продлить на несколько вечностей.
Но воин не будет столько купаться, даже если он бог, увы.
Ёрмунганд сорвал качающийся над самым личиком девушки цветок и осторожно провел им по нежной щеке. Он бы не смог с уверенностью сказать, что было ароматнее и нежнее: лепестки цветка или ее кожа.
- Ты прекрасна! - в искреннем восхищении прошептал змей.
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/11524.jpg[/AVA]

Отредактировано Jormungand (2018-04-23 23:31:40)

+4

11

Глаза спящей цвета молодой весенней травы распахнулись так резко, словно чья-то незримая рука поворотом тайного ключа спустила сжатую пружину. Ладонь девушки крепко перехватила запястье незнакомца, и губы насмешливо изогнулись для шутки о преднамеренной неловкости, прежде чем она разглядела того, кто потревожил ее сон.

А разглядев, Сиф нахмурилась, не понимая, откуда здесь взялся... Вот именно, кто? Он не был в свите Херна. Мидгардец?

– Ты кто? Откуда ты здесь? – строго спросила воительница, разжав ладонь.

Страха в ней не было ни капли. Разве боги боятся людей? Незнакомец не выглядел напористо-агрессивным, как местные рыцари, что причисляли себя к высшей знати, но не было в нем и робости, присущей крестьянам.

Сиф не могла определить, кто перед ней, хотя обычно с людьми подобной трудности не возникало. Смертные, которых она встречала прежде, обычно четко отличались друг от друга, всячески подчеркивая свою принадлежность к своей касте различными атрибутами, одеждой... Которой на незнакомце не было.

– Кто ты? – уже спокойнее повторила девушка, ощущая пробуждение пагубного чувства, которое, если верить поговорке, сгубило кошку. Любопытство.
[AVA]http://s9.uploads.ru/27gCD.jpg[/AVA]

Отредактировано Sif (2018-04-28 17:35:33)

+4

12

Если спящая девушка была прекрасна, то, пробудившись, она стала просто восхитительной. Ее глаза были самого любимого цвета Ёрмунганда – зеленого. Змей с восторгом увидел в них свое отражение – и залюбовался настолько, что забыл ответить, и деве пришлось повторить свой вопрос.
- А разве так уж важно, кто я? – негромко спросил Ёрмунганд, отбрасывая в сторону цветок и опуская руку в траву, так, чтобы она не касалась девушки, но находилась очень близко. Этой рукой змей принялся рассеянно перебирать и поглаживать травинки, каждым движением незаметно сокращая и без того небольшое расстояние между его рукой и талией красавицы.
- Я – тот, кто не сумел остаться равнодушным, увидев твою красоту, - сообщил Ёрмунганд доверительным тоном. – Тот, кто очаровался тобой настолько, что готов забыть весь мир и следовать за тобой повсюду. Разве тебе недостаточно этого, о, прекраснейшая из прекрасных?
Голос Ёрмунганда к концу фразы слегка изменился – в нем появилась та характерная хрипота, которую безошибочно улавливали все прежде встречаемые им женщины и трактовали в лестном для себя и нужном змею направлении.
Не было еще в Мидгарде женщины, которую змей не смог бы увлечь своими речами. Никакого особенного секрета в этом не было – нужно было лишь без устали твердить о красоте девы мягким, хрипловатым голосом и смотреть неотрывно в глаза, не скрывая своего страстного желания. Некоторым хватало пары предложений, иных приходилось уговаривать дольше, но в конечном итоге змей всегда получал свое. Для такого совершенства, что нежилось сейчас в траве рядом с Ёрмунгандом, было не жаль никаких слов. Но время, время… Его катастрофически не хватало.
- Посмотри, какой удивительный сегодня рассвет, - змей чуть склонил голову, как бы любуясь залитым солнечным светом лугом, а на самом деле стараясь максимально приблизить свое лицо к лицу девушки. – Я знал, я чувствовал, что меня ждет сегодня нечто особенное, то, чего со мной никогда не случалось – и увидел тебя. Подари мне несколько мгновений счастья – чтобы я мог потом вспоминать о тебе, пока буду жив.
Ёрмунганд не врал, он просто немного не договаривал. Дева в самом деле впечатлила его, и не только своим совершенным обликом. Она была не похожа на тех, кого он встречал прежде: бесстрашная, уверенная в себе, она даже не смутилась, обнаружив рядом с собой обнаженного мужчину, но в ее взгляде не было и намека на распущенность. Бесстрашие и любопытство – такого взгляда Ёрмунганду еще не доводилось встречать у мидгардских дев. И этот взгляд разжигал его желание все сильнее и сильнее.
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/11524.jpg[/AVA]

Отредактировано Jormungand (2018-04-26 18:41:29)

+4

13

Слуху любой женщины, будь она хоть трижды богиней, всегда приятны слова, что она прекраснейшая из прекрасных, и что краса ее способна отправить в плавание полсотни кораблей. И самая жестокосердая смягчится при виде явно очарованного ею мужчины.

Однако асгардская воительница удивленно нахмурилась. Она не была чаровницей Аморой, которая обожала фимиам лести и поклонения и нуждалась в них, как не нуждалась в пище или питье, и первой мыслью Сиф было, что кто-то (и она даже догадывалась, кто) вздумал подшутить над нею, наслав чары на беззащитного мидгардца. Выглядел незнакомец достаточно одурманенным, чтобы его поведение объяснялось колдовством.

Пока тот ограничивался восхищенными словами и восторженным взором, но в любой момент мог приступить к действиям. И хорошо, если эти действия будут направлены на саму Сиф – асгардская воительница легко справится с ополоумевшим смертным. Но что, если он, как здесь заведено, помчится «совершать подвиги» во славу прекрасной дамы? Каков сейчас есть, в таком виде и помчится.

Впрочем, опасения Сиф оказались напрасными: судя по последним словам незнакомца, думал он не о подвигах, а о радостях менее возвышенных. Сиф усмехнулась, откатившись в сторону, чтобы очутиться вне досягаемости тянущихся к ней рук. Один Всеотец всегда говорил, что асы должны беречь и защищать хрупких смертных, и девушке не хотелось причинять вреда красивому мидгардцу. Особенно если он находился под действием заклятия и за себя не отвечал.

– Рассвет и правда красив сегодня, еще и птицы поют, – согласилась она. –  А ты не можешь запомнить меня до конца своих дней просто так? Разве тебе недостаточно видеть меня?

Сиф в самом деле хотела бы знать ответ на свой вопрос: околдованный обычно был совершенно счастлив одним лишь присутствием объекта своей страсти и большего не требовал по той причине, что воля его была порабощена чарами.
[AVA]http://s9.uploads.ru/27gCD.jpg[/AVA]

Отредактировано Sif (2018-04-29 08:30:02)

+3

14

Похоже, змей выбрал правильную тактику: самочка перекатилась по траве, ненавязчиво и изящно продемонстрировав при этом аппетитные выпуклости своей восхитительной фигуры, и вступила с ним в диалог. Она была, скорее всего, из тех, кто любит предварительно поиграть, посопротивляться - и Ёрик не имел ничего против таких игр, но он не мог сейчас позволить себе тратить драгоценные мгновения на эти игры.
- Могу, о прекраснейшая, - Ёрмунганд повторил движение красавицы, прокатившись за ней следом, как бы принимая ее игру, и снова оказался рядом с вожделенной девой. Великий Океан, как же восхитительно от нее пахло...
- И это доставит мне огромное удовольствие, - змей пока что не прикасался к девушке, чтобы не напугать ее преждевременно. - Но я знаю, как доставить гораздо большее удовольствие тебе. Неужели ты не хочешь его испытать? Такая красивая... такая одинокая...
Ёрмунганд сорвал новый цветок - похожий на опрокинутую синюю чашу и дохнул на него - бедное растение тотчас же завяло и скукожилось.
- Смотри... - прошептал змей вкрадчиво. - Красота мимолетна... Нужно спешить в полной мере ощутить все ее преимущества, прежде чем ее поглотит время.
И, не давая девушке времени опомниться после этой более чем странной демонстрации, змей без долгих прелюдий бросился на деву, стремясь заключить ее в объятия и поскорее зажать поцелуем рот - чтоб не успела позвать своего воина обратно.
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/11524.jpg[/AVA]

Отредактировано Jormungand (2018-04-29 04:14:15)

+3

15

С уст девушки сорвался не крик испуга, а сердитый возглас, когда прохладные губы незнакомца коснулись ее губ в жадном поцелуе, больше похожим на укус, и который никак не вязался с прежним почтительным обращением. Шутка, если это была шутка, перестала быть забавной.

Ладонь асгардской воительницы с неженской силой уперлась в грудь настойчивого поклонника и оттолкнула его, разрывая непрошенные объятия. Сиф вскочила на ноги и гневно сверкнула глазами. Смертные, конечно, нуждаются в снисхождении и заботе, но не настолько.

– Осторожней, – звенящим голосом предупредила она, – еще немного, и время поглотит тебя, а не чахлую былинку. Ты, верно, перепутал меня с кем-то, но я не буду сильно сердиться и обо всем забуду, если ты уйдешь. Прямо сейчас. Сию же минуту. Немедленно.

Сиф старалась говорить внятно, отчетливо и самыми простыми словами, как с ребенком или безумцем. Где-то глубоко промелькнула мысль об опасности, однако воительница с негодованием прогнала ее прочь. Опасность от смертного? Какая нелепость. Боялась она не одержимого безумца, а того, что вот-вот вернется Тор и застанет ее в этом глупом положении. Но не убивать же в самом деле несчастного – от позора потом не отмоешься, поскольку нет чести в убийстве безоружного.
[AVA]http://s9.uploads.ru/27gCD.jpg[/AVA]

+4

16

Впервые за долгие годы в безупречном плане Ёрмунганда случился косяк - да какой! Хрупкая, нежная дева, вместо того, чтобы, слабо попискивая, сопротивляться, беспомощно дергаясь в его объятиях, или страстно прижиматься к нему, доверчиво постанывая, вырвалась! Вырвалась!
Это было настолько удивительно, что змей с недоумением посмотрел сперва на деву, потом зачем-то на свои руки, и затем снова на деву.
- Это как это так вышло, а? - пробормотал Ёрик ошалело. Ни одной мидгардке не удавалось до сих пор вырваться из объятий Ёрика, если он того сам не хотел. Они были слабыми, как мальки на мелководье, стоило чуть сильнее сжать их вялые тельца - и их хрупкие косточки начинали хрустеть и ломаться. И вдруг - такой отпор?!
Змей даже подняться с земли забыл - сидел и смотрел на деву снизу вверх, пытаясь уложить на место пошатнувшееся мировосприятие. Девы не должны быть сильными. Это неправильно. Точнее, они могут быть сильными - но не по сравнению с Ёрмунгандом! Вот как ему теперь с этим жить?
А дева, кроме того, что оттолкнула Ёрика, принялась еще и командовать, требуя, чтобы змей немедленно ушел.
- Да... я, действительно, что-то напутал... - проговорил Ёрик, по-прежнему сидя в траве и не делая попыток подняться. Первый его план неожиданно провалился - сейчас было самое время для второго - и последнего.
- Я сожалею, что рассердил тебя, - осторожно проговорил змей, медленно приподнимаясь. - Позволь мне загладить свою вину...
Шурша травой, по земле от Ёрика к деве зашуршало что-то гибкое и сливающееся с зеленью. Ёрик обращался в змея, решив не рисковать и не набрасываться на эту сильную деву в человеческом обличье снова. А змеем Ёрмунганд надеялся справиться с жертвой без особенных сложностей.
Однако, перевоплощение занимало хоть небольшое, но время.
- Я хотел, чтобы все было красиво, - с сожалением говорил Ёрмунганд, пока его ноги, вытягиваясь, срастались и превращались в длинный хвост. - Чтобы последнее, что ты запомнишь, было нечто восхитительное... немного блаженства - как дань твоей красоте напоследок. Но ты сама виновата...
Договаривал фразу уже не темноволосый мужчина, а свернувшийся в несколько колец змей внушительных размеров. Его хвост неумолимо приближался к девушке. Еще немного, и он обхватит стройные ножки, стиснет в смертельных объятиях тонкую талию - и потащит красавицу в свою пасть, жадно приоткрывшуюся в предвкушении лакомства. Слюна, капая из пасти, прожигала в траве рядом со змеем зловещие дыры.
- Кем бы ты ни была... - прошипел злобно змей, - сейчас ты станешь моей... едой!
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/11524.jpg[/AVA]

Отредактировано Jormungand (2018-04-30 02:20:46)

+3

17

Вот теперь опасность из области смутных предчувствий переместилась в реальность, став вполне зримой и даже осязаемой.

– Ах, ты гад! – возмутилась Сиф, в последний миг отпрыгивая от вертлявого змеиного хвоста, норовившего подсечь ее под колени или поймать за щиколотку.

Причем воительницу обидело не внезапное превращение красавца в чудовище, и не его признание в том, что желанна она ему как закуска (желание для чудовища понятное и закономерное, Сиф не бралась судить – быть может, юные девы были для гигантского змея так же необходимы, как яблоки Идунн для асов), а то, что до этого змей морочил голову своей будущей жертве.

Сиф ведь почти поверила всему, что он вдохновенно говорил. Даже если не поверила, то слушать было приятно. А пылкий влюбленный только и думал о том, как бы сожрать ее побыстрее. Так и убила бы на месте.

Раскрытая пасть, полная острых зубов, и гибкие смертоносные кольца, в которые сворачивалось тело змея перед броском, напомнили, что «убила бы» не просто слова, а способ выживания. Да вот беда – Сиф была безоружна. Безоружна – всё равно, что нага.

Воительница пригнулась, прищуренными глазами напряженно наблюдая за каждым движением врага и, улучив, как ей показалось, подходящий момент, сорвалась с места со скоростью пущенной стрелы в тень развалин крепости. Если нет под рукой меча – подойдут и камни.

– Тор! – громко закричала она.

Возможно, рыцарь сразился бы с чудовищем один на один, но если чудовище проглотит Сиф, Тор огорчится, а если случится чудо, и Сиф сумеет одолеть змея в одиночку, Тор обидится.

Отредактировано Sif (2018-05-06 17:31:41)

+3

18

А дева не переставала удивлять все новыми удивительными способностями. Сперва явив невиданную силу, теперь она продемонстрировала поразительную ловкость, увернувшись от хвоста Ёрика. И в следующий миг шокированный змей наблюдал, как его долгожданный и по-прежнему желанный, несмотря на все его странности, обед с невероятной скоростью уносится к  развалинам, бывшим некогда крепостью. Слов нет, зрелище было поистине прекрасным и услаждало взор своим дивным совершенством, но одним созерцанием сыт не будешь. И змей метнулся следом. О, будь эта погоня в море, он настиг бы беглянку в мгновение ока, на суше все-таки было куда как меньше возможностей для маневров, но в личине змея все равно догонять беглянку гораздо удобнее, чем в шкуре  двуногого. Но камни! Негодяйка знала, куда бежать. Несмотря на прочную чешую, змей умудрился оцарапать себе брюхо об один, чересчур острый, камень, и его злость увеличилась втрое.
- Стой, куда тебя понесло! - возмутился Ёрмунганд, с трудом догоняя резвую деву, которая внезапно прокричала какое-то  очень  знакомое имя. Но змею было сейчас не до имен. Если бы не длинный хвост, он мог бы и упустить жертву. Змей сделал стремительный бросок - и в следующий миг цепко ухватил кончиком хвоста стройную ножку девушки. Опасаясь, что она снова вырвется, змей не стал мешкать и потянул красавицу к себе, на ходу опутывая ее для надежности своим хвостом.
- Какие мы шустрые... - издевательски протянул Ёрик, поднося спеленатую кольцами его хвоста девушку к самой своей морде и плотоядно облизываясь. - Это ты мне так аппетит решила нагулять? Благодарю за заботу, милая, но она была излишней. При виде твоей кругленькой попки мой аппетит разгулялся с невиданной силой!
В подтверждение своих слов змей высунул из пасти раздвоенный язык и с нескрываемым вожделением провел им по щеке жертвы.
- Ты умопомрачительно пахнешь, - сообщил он доверительно. - Я почти жалею, что сейчас тебя съем - потому что я не уверен, что мне когда-нибудь снова повезет встретить нечто подобное...
И змей распахнул пошире пасть, приготовившись поглотить с таким трудом добытое, долгожданное лакомство.
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/11524.jpg[/AVA]

Отредактировано Jormungand (2018-04-30 20:31:23)

+3

19

Коварному плану помешало осуществиться одно маленькое препятствие.
Впрочем, не такое уж маленькое. Булыжник - один из тех, что многочисленные цари в Мидгарде любили использовать при строительстве дорог и возведении крепостей - брошенный меткой рукой, угодил коварному, но недостаточно удачливому обольстителю прямо в морду, едва не снеся ему передние зубы. И почти тут же еще один, немногим меньше, ударил в сплетенья колец, клубящихся прямо под обездвиженным телом девушки.
- Отпусти ее!

Тор стоял далеко, еще у самой кромки воды, но вид юного богатыря не предвещал искусителю ничего хорошего: брови нахмурены, в глазах полыхал огонь. Любой, будь то человек или животное, не разумеющее речи, понял бы, что ни нагота, ни отсутствие оружия, ни вид чудовища, восставшего перед ним, словно из страшных преданий, не пробудили в его сердце ни страха, ни намерения бежать.
Трепет - да, но не страх.
Еще один камень, больше двух предыдущих: настоящая глыба, занесенная в эти горные края, верно, каким-нибудь ледником, что плескался теперь синей гладью воды за его спиной,- уже приготовлен был для очередного броска.

... Неизвестно, почему юноша решил, что явившийся ниоткуда гад понимает человеческую речь. Быть может, виною тому были сказки, те страшные предания, что так любили дети Одина слушать по вечерам. В этих историях, словно пришедших из времен, когда мир был молод, голосом и разумением обладали все: деревья и птицы, звери и камни, и даже самое небо, случалось, приходило на помощь или препятствовало человеку жить и умереть, как он хотел. Эти века отошли, отгремели; но, словно шрамы, свидетельством древних эпох оставались еще дивные чудеса и чудовища, призванные напоминать о величии мира, где человек - только песчинка, и вся его жизнь, весь его век - в руках судьбы.
О, Тор любил эти предания - но сам он был порождением нового века, а, значит, отступать и сдаваться ни перед штормом, ни перед зверем не собирался. Тем более, что этот змей не был так уж велик, как описывали сказки. Шагов тридцать - не больше.
И определенно понимал, что говорят.

Дрожа от холодной воды и от ярости, что застилала глаза, и окрашивала его щеки румянцем ярче пунцовой зари, юноша произнес, сперва негромко, под конец лишь срываясь на крик:
- Я, Тор Одинсон, именем моего отца, Одина Бёрсона, Всеотца и царя Асгарда, и своим собственным именем повелеваю: немедленно! отпусти! её!
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0017/f3/4b/40000.png[/AVA]

+3

20

Какой бы быстрой ни была асгардская воительница, чудовище оказалось проворней – от удара о землю у Сиф потемнело в глазах, а мгновением спустя сильный змеиный хвост, оплетя в три обхвата, стиснул пленницу в холодном объятии, лишив возможности не только сопротивляться, но даже дышать. Она с отвращением отвернулась, когда сухой и горячий раздвоенный язык, обжигая, коснулся щеки в злой пародии на любовное лобзание, и напрягла все мускулы для последнего, быть может, рывка к свободе и жизни...

Сиф казалось, что никогда раньше она не была рада видеть Тора и слышать его голос так, как сейчас.

Ощутив, как под градом камней ослабла сдерживающая хватка тугих колец чудовища, Сиф полностью расслабила тело и скользнула вниз, едва веря, что вновь может двигаться.

«Я, Тор Одинсон, именем моего отца, Одина Бёрсона, Всеотца и царя Асгарда, и своим собственным именем...» В другое время воительница насмешливо закатила бы глаза: как будто прожорливый змей был знаком с родословной Громовержца. А впрочем – на удивление как будто и знал.

– Берегись! – крикнула она, видя, что змей, яростно раскачиваясь, сосредочил взгляд узких, как щель бойницы, зрачков на новом враге, явно видя в том не добычу, а соперника.

Отредактировано Sif (2018-05-06 17:30:44)

+4

21

Кто бы ни был тем самоубийцей, что решил помешать Ёриковой трапезе, он вскоре очень сильно об этом пожалеет. Прилетевшие в змея камни (один - в голову, которая отозвалась гулким звоном и неспособностью несколько секунд ни о чем думать, кроме внезапной боли, а другой - в бок, что заставило его разжать хватку), не насторожили его - хотя должны были заставить хотя бы призадуматься, кто этот силач, что сумел поднять и швырнуть этакие глыбы? Но змей не отличался сообразительностью в те минуты, когда был голоден и держал вкуснятину у самой пасти. Прилетевшие булыжники сообразительности тоже не прибавили. И потому он, забывая о жертве, круто развернулся и медленно двинулся к воину, который оказался любителем быстрого купания. В его облике было что-то странное, что-то, что немного озадачило змея, но не настолько серьезно, чтобы остановиться. То, что воин кидается камнями, которые обычный смертный поднять вряд ли сумеет - было тоже странным. Но времени разбирать эти странности не было. Разобраться с воином, затем все же догнать строптивую девицу - и съесть, но далеко не сразу. Вначале поиздеваться, надругаться как следует - чтобы прогнать из ее глаз наглое выражение, чтобы увидеть, как она плачет и кричит от боли, как умоляет о пощаде... Это будет прекрасной приправой к обеду... После драки.
Но не успел Ёрмунганд проговорить какую-нибудь язвительную фразу в адрес воина, как тот проорал свое имя.
И вот теперь Ёрмунганд удивился окончательно, целиком и полностью. Он даже остановился, разинув пасть и сверкая глазами, в которых отчетливо проступила древняя злоба и ярость.
- Ах, вот оно что! - зашипел змей, и от этого шипения те камешки, которые были полегче, с легким шелестом сдвинулись с места, а некоторые и вовсе покатились вниз. - Добро пожаловать, Тор Одинсон... Как же давно я ждал этой встречи...
Змей снова двинулся к противнику, но теперь куда стремительнее. Враг перестал быть одним из, он обрел имя - ненавистное имя, имя того, кто когда-то предал Ёрика вместе со всеми... Но к Тору у змея был особенный счет.
- Тогда позволь и мне представиться... Меня зовут Ёрмунганд! Сын Ангрбоды! И я ненавижу тебя, сын Одина!
И змей, еще не договорив толком фразы, приподнял повыше хвост - и обрушил его со страшной силой на того, кого считал злейшим из своих врагов.
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/11524.jpg[/AVA]

Отредактировано Jormungand (2018-05-01 17:33:28)

+4

22

Удар этот потряс побережье, и раскатился вокруг, заставив воды озера вскипеть волнами, а по развалинам замка прошел гул, словно все духи, обитавшие там, разом разбуженные, вскричали в ужасе, принялись шептаться или стенать. Кажется, все живое при имени, выплюнутом с раздвоенного языка, стремится убраться прочь.
Но не Тор.
Глупо не ожидать нападения, если сам вызываешь противника на бой.
Он отбрасывает камень, потому что его тяжесть стесняет движение. Сейчас его единственное преимущество над исполинской тварью - скорость и готовность к бою. Чудище из легенд, предвестник погибели; давай же посмотрим в глаза друг другу, давай оценим, кто из нас готов к встрече, что разрешит все вопросы между светлым Асгардом и вечною тьмой.

... Перекатившись, Тор падает на траву, и тут же вскакивает, пригибаясь к земле, волчьим взглядом следя, как змей изгибается, разворачивая кольца блестящей чешуи, выворачивая длинную шею. Из его вертикальных зрачков, окруженных золотым и зеленым, кажется, глядит сама смерть. Они пульсируют яростью, жаждой убийства, приказывают, зовут в страшную пасть; и едва ли найдется смертный, что устоял бы, у кого хватило бы сил не упасть на колени, склонив голову перед всемогуществом змея.
Но он - не смертный.

- Сиф, ты в порядке?- успевает крикнуть юноша, избегая очередного удара. Челюсть лязгает, зубы, разбрызгивая слюну, щелкают прямо над головой. Одинсон прыгает, перекатывается, извивается сам, словно раздавленный гад, уворачиваясь от атак, норовя улучить момент, когда сможет подобраться к змеиному телу. У него нет оружия, он обнажен и пока еще не представляет, как можно справиться с этой махиной, но сдаться - не в его обычае. Да и Сиф нужно дать время уйти.
Он не отдает приказа, но надеется, что она и сама поймет все, что нужно. Херн и его свита еще где-то поблизости, и совместных сил хватит, чтобы загнать чудовище, заставить его вернуться к темноту вод, откуда он, наверняка, появился. О, если б его можно было убить! Но не судьба.
Их судьба выткана провидицей вёльвой, и давно вплетена в полотно Рагнарёка. Змей не умрет.
Оба они не умрут.

Словно боясь, что чудовище разгадает его план, снова бросится на охотницу, юноша смеется, весело, яростно, швыряя в противника подвернувшийся под руку камень.
- Ненавидишь меня? Есть за что! Волею Всеотца ты принесен был в Асгард; его волею я, Тор, изгнал тебя из золотых земель. И, если бы пришлось выбирать, я сделал бы это снова! 
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0017/f3/4b/40000.png[/AVA]

+3

23

От удара чудовищной силы земля задрожала, уходя из-под ног, словно обуянная страхом. Сиф упала на колени, инстинктивно цепляясь за траву.

Йормунганд. Одно из имен Рагнарёка. Покинуть в эту минуту Тора – немыслимо, но необходимо. Это уже не было игрой один-на-один «кто сильнее», нужна была помощь других асов. Поймав взгляд Громовержца, Сиф неохотно кивнула, отступая назад под защиту каменных развалин.

– Херррн-н-н!!! Сюда! – закричала она во всю силу легких, и от собственного крика у воительницы зазвенело в ушах, отдаваясь многократным эхом.

Едва ли охотники не услышали грохота землетрясения, сотрясшего побережье, и должны были услышать призыв соотечественницы. Сиф вновь закричала, завидев на горизонте черные силуэты всадников.

– Сюда! Быстрее!

Отредактировано Sif (2018-05-06 17:30:16)

+3

24

- То-о-ор! – ревел змей, беспорядочно круша прибрежные камни хвостом. Сын Одина каким-то невероятным образом успевал избегать его ударов и уворачиваться. С каждым промахом змей все больше свирепел. Ненавистный враг был рядом, но ударить его никак не получалось. Громыхнув в очередной раз хвостом по камням, змей решил сменить тактику и подался вперед, намереваясь укусить изворотливого врага, но его зубы схватили лишь воздух.
- То-о-ор-р-р-р! – громогласное эхо раскатилось по побережью, повторяя бешеный рев разъяренного змея.
Ёрмунганд не понимал, почему он никак не может настигнуть проклятого асгардца. Любой другой на его месте уже давно валялся бы с раздробленной головой и переломанными костями.
Скрежеща чешуей по камням, змей развернулся для нового удара, но тут его настиг брошенный Тором камень. Булыжник угодил Ёрмунганду прямо в левый глаз, заставив змея взвыть – и от боли, и от ярости одновременно. Язвительный смех Тора подлил масла в бушующий огонь змеиной ненависти, и Ёрмунганд вновь ринулся на обидчика, мечтая лишь об одном: поскорее ощутить вкус крови своего заклятого врага.
Он слышал, как за его спиной что-то кричала дева, но не обратил внимания на этот крик. Наверняка она пытается отвлечь его внимание от Тора. Ну уж нет, змей больше не попадется в ту же ловушку, он не станет оборачиваться – тем более сейчас, когда он почти настиг врага…
Змей замер на несколько мгновений, пытаясь предугадать, в какую сторону метнется в этот раз Тор. И, когда ему показалось, что он разгадал движение врага, змей молниеносно бросился вперед, зловеще оскалив сочащуюся ядом пасть…
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/11524.jpg[/AVA]

Отредактировано Jormungand (2018-05-02 18:37:58)

+3

25

Инстинкт подсказал: на этот раз не уйти. Все, что можно было сделать - уклониться от прямого удара клыков, избежать смертельного яда. И как назло - вокруг ни камней, ни деревьев.
Когда смерть летит на тебя в виде огромной змеи, когда шансов нет, остается одно - раскрыть ей объятия, как долгожданной любовнице. Броситься ей навстречу, как если бы ждал, призывая ее, долгие годы.

И Тор прыгнул, вкладывая в прыжок и удар всею дарованную ему силу. Силу Отца Одина, силу Земли, из которой он вышел, и которая, кажется, любит своего сына. Силу всех асов, кому предстоит исчезнуть в племени, когда придет Рагнарёк. Право войти в светлые чертоги Вальхаллы, право смотреть в ясные глаза Сиф, право не опускать головы перед Золотым троном предков.
Сын Одина, он готов был погибнуть здесь и сейчас; если бы удалось избавить мир хотя бы от одного чудовища.

... От удара берег озера не то что содрогнулся - он застонал, задрожал точно в испуге. Волны, одна мощнее другой, покатились прочь, во все стороны, увлекая за собою деревья, засмотревшиеся в зеркальную гладь, выворачивая валуны, и отрывая, увлекая за собой целые островки. С треском и грохотом рухнули башни в развалинах, и целый рой духов в обличиях птиц разлетелся, заметался по небу, вопя на разные голоса. Кажется, даже померкло солнце - впрочем, очень могло статься, что это просто потемнело в глазах, когда двое сшиблись, и сила асов впервые в открытую выступила против темных сил Бездны.
Что стало с чудищем - он не знал: отброшенный, словно птица, которой северный ветер в дурнюю минуту решил поиграть и ухватил за перо, чтобы вовлечь в свой бешеный танец, он отлетел на добрых десять шагов и упал в мягкую землю, в цветущие травы, уходя в этот зеленый ковер на пару ладоней вглубь. Кажется, его кости были сломаны, по коже стекали, обжигая ее, капли яда. Грудь и живот, руки и ноги, даже лицо - все изодрано было зубами, испятнано разъедающей отравой. Одна надежда: Херн и его лекари слывут в Мидгарде лучшими, и сумеют оказать ему помощь, а после отправить домой.
Если, конечно, успеют.

Тор силился приподнять голову, чтобы увидеть, что стало с могучим противником, но тут же с проклятием уронил ее на траву. Хотя одно то, что змей еще не вцепился в него и не разорвал на части, говорило, что ему, может быть, удалось сравнять счет.
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0017/f3/4b/40000.png[/AVA]

+3

26

На сей раз Тор не собирался уворачиваться, но змей не успел ни удивиться, ни обрадоваться этому обстоятельству. Вместо того, чтобы смять асгардца, непонятно зачем явившегося в мир, который Ёрмунганд привык считать своим,  расшибить его в лепешку, размазать по прибрежным камням, змей ощутил невероятную силу, которая встала на его пути в самый неподходящий момент. Ее природа была непонятной змею, но мощь ее не подлежала сомнению - тем более что вся эта сила и мощь сконцентрировались и устремились прямо в Ёрмунганда, оттолкнула его от врага и зашвырнула далеко в море.
Боль невероятной силы пронзила змея с головы до кончика хвоста. Он ужасно заревел, но вода заглушила этот рев. Ослепший и оглохший от боли змей, кувыркаясь, опускался на дно. Казалось, прошла вечность с тех пор, как он ощутил этот удар, перевернувший представление о мире в змеевой голове. Его, наводящего благоговейный страх на всевозможных морских обитателей, из которых некоторые весьма кровожадны, оказывается, можно вот так запросто ударить, оглушить и отшвырнуть, как жалкого червяка?
Ёрмунганд был не просто побежден - он был раздавлен. Впервые враг оказался сильнее его - впервые с того распроклятого дня, когда отец Тора выбросил Ёрика из Асгарда.
Еще несколько секунд свободного падения змей ощущал себя подавленным и разбитым, но вдруг в нем всколыхнулась прежняя злоба.
"Пусть ты силен, Тор Одинсон, но моя ненависть все же сильнее. Я подожду... подрасту... и тогда мы снова встретимся. И посмотрим, кто из нас окажется сильнее..."
Ёрмунганд с опаской приоткрыл один глаз - но не увидел ничего неожиданного. Вокруг была вода. И только далеко-далеко вверху бледным пятнышком маячило яркое мидгардское солнце.
Сделав над собой чудовищное усилие, змей поплыл наверх - прямо к этому солнцу, которое по мере того, как он поднимался, из бледного пятна превращалось в невыносимо ярко сияющий диск.
Высунувшись из воды, змей оглядел берег и скривился. Откуда и когда успели понабежать эти люди? Что им всем здесь надо? Где Тор?
Змей жадно обшаривал побережье взглядом, надеясь, что некстати явившиеся людишки еще не успели увести и спрятать Тора. И с облегчением выдохнул, заметив знакомую фигуру, развалившуюся в траве.
Напасть снова змей бы не рискнул ни за что - слишком ослабел, и ему хватило ума не демонстрировать это своему врагу. Но вот оставить последнее слово за собой уж очень хотелось.
- Мы еще встретимся, Тор! - свиваясь под водой в кольца от боли, прорычал Ёрмунганд. - Запомни хорошо, сын Одина - мы еще увидимся!
И змей, исчерпав на этот крик последние силы, камнем ушел на дно - отлеживаться и копить ненависть.
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/11524.jpg[/AVA]

Отредактировано Jormungand (2018-05-03 21:34:19)

+3

27

– Тор! – Сиф бросилась к поверженному защитнику, но чьи-то сильные руки в последний миг удержали ее, не дав прикоснуться к Громовержцу.

Она оглянулась почти с ненавистью, и полыхающий яростью взгляд воительницы встретился со спокойными и мудрыми глазами Херна.

– Ты не поможешь ему и навредишь себе, – мягко проговорил Херн и хмуро добавил одно-единственное слово. – Яд.

Сиф побледнела, как смерть, и с ужасом посмотрела на распростертое тело сына Одина, а затем на кипящие белой пеной воды озера, где бился и изрыгал угрозы мидгардский змей. Очевидно, что из двоих жив тот, кто плывет и ревет, а не тот, кто лежит и молчит, но Сиф отказывалась верить очевидному.

– Так помоги ему ты! – выпалила она, освобождаясь от хватки Херна. – Тор жив!

– Конечно, жив, – Херн, казалось, удивился горячности воительницы. – Но он серьезно ранен.

Сиф обмякла, перестав вырываться. Жив – большего ей пока было не нужно.

Тем временем спутники Херна, бесшумные, как лесные духи (кем в действительности они и являлись), настелили на сложенные в ряд копья два плаща. Предводитель охоты повел в воздухе ладонью, сложив пальцы особой щепотью. По поверхности озера пробежала рябь, все быстрее и быстрее, пока не не превратилась в волну высотой с человеческий рост, которая обрушилась на берег и будто длинным языком лизнула по раненому, смывая кровь, грязь и змеиный яд. Множество рук подхватило Тора и уложило на импровизированные носилки.

– Идем, Сиф. – проговорил Херн. – Мне придется помочь наследнику, иначе Фригга оторвет мне голову или проклянет. Неизвестно, что хуже.

Из-за густой бороды, обрамлявшей широкоскулое лицо Херна, было не понять, улыбается он или говорит серьезно.

+3

28

Тор не сумел сдержать стона, когда несколько рук разом принялись ворочать его, заставляя ходить ходуном сломанные ребра. Он плохо различил, о чем говорили вокруг: голова все еще гудела после столкновения с мощным телом противника, да и падение на землю, хотя и было смягчено ковром из цветов, нельзя было назвать слишком приятным.
Лишь бы никто не узнал! Если отцу донесут, что наследник лежал, раскинув ноги, как женщина, да еще и вопил от такой безделицы, лучше не попадаться ему на глаза.
- Сиф!- прорычал он, упрямо силясь подняться на носилках. От вида нелепо вывернутой ноги с торчащей костью, его передернуло, и Одинсон отвернулся, боясь опозориться окончательно, и вывернуть желудок прямо на своих спасителей.
Затуманенный взгляд различил знакомую бородатую физиономию.
- Херн! Что с Сиф? Леди Сиф жива?- не очень-то рассчитывая услышать ответ он вытянул руку, ища в прикосновении понять, успела ли быстроногая подруга напоследок избежать опасности, или же нет. Того, что именно она привела подмогу, Тор, у которого только что искры из глаз не сыпались, сейчас не сообразил.
- Отец... не сообщай отцу!- скрипнув зубами при очередном движении носилок, прошипел он.- И вызови Локи. Хотя нет, лучше не надо. Твои лекари справятся...?- он не договорил, закрывая глаза, потому что высокое небо, пронизанное солнечным светом, грозило вот-вот свалиться на голову и изрядно огреть. Видеть этого не хотелось.
А ну как отец за такое отберет молот?

... Бог диких лесов слушал сбивчивые речи наследника с легкой улыбкой, тонувшей, впрочем, в его бороде. Слова огневолосого принца обличали все страхи, все пламя, клокотавшее в юной душе: чувства к девушке, что, кажется, сама готова была подставлять ладони по стекающий яд, только бы уберечь эту буйную голову; трепет перед родительским гневом; недоверие и надежду на брата. Тор был открытой книгой для тех, кто хоть немного умеет читать, и в будущем это сильно могло навредить ему, как царю.
А в том, что именно его Всеотец сделает преемником, хранитель лесов почему-то не сомневался.

- Спи, Тор Одинсон,- вытянув длинную руку и возлагая ее на горячий лоб юноши, приказал он. И удивительно, одного этого прикосновенья достаточно, чтобы ресницы Громовенжца сомкнулись, и забытье - верный друг всех болящих и раненых, лекарь и лучший советчик - овладело им.
- Через три дня,- пообещал Херн, обращаясь к Сиф, и почти с завистью глядя на ее побледневшее лицо, на руки, стиснутые и двигающиеся, словно бы в поиске оружия. Давно уже минули годы, когда пламенный взор или румяные щеки дриад или водяных нимф заставляли его кровь вскипать от страсти, а сердце - биться вечно юной любовью. А ведь он не настолько старше этих асов, чтоб ощущать себя таким древним.
Быть может, дело в золотых яблоках Идунн, или же в живительных источниках Вирд?
- Через три дня он будет здоров.

Эпизод завершен
[AVA]http://forumstatic.ru/files/0017/f3/4b/40000.png[/AVA]

+3


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [май месяц] Don't talk to strangers


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно