ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » Same Rules Apply


Same Rules Apply

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

SAME RULES APPLY
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://sg.uploads.ru/ie9pK.jpg http://s9.uploads.ru/UaAv9.jpg
Charles Xavier as Bruce Robertson | Erik Lehnsherr as Brandon Sullivanhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Пересечение двоих откровенно поломанных людей: социопата-наркомана Брюса и сексоголика Брэндона. И то, к чему это приводит.
Спойлер: ни к чему хорошему.

ВРЕМЯ
где-то в наше время

МЕСТО
разные локации

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
секс, наркотики, кроссдрессинг, опять секс, нецензурная лексика, ненависть ко всему живому, снова секс
(не для беременных детей на пенсии, в общем)

[NIC]Bruce Robertson[/NIC]
[AVA]http://s4.uploads.ru/9tUS0.jpg[/AVA]

Отредактировано Charles Xavier (2017-08-24 01:39:59)

+4

2

Город медленно, степенно погружался в практическую подпольную и до безобразия разгульную жизнь, наполненную неоновыми красками, светом от фар машин и голосами тысяч безликих людей. Кто-то из них по обыкновению возвращался домой, чтобы поскорее упасть мордой в подушку до следующего дня сурка, а кто-то, как Брэндон Салливан, строил из себя потерянную, в чем-то даже прокаженную душу, с той лишь поправкой, что сегодня в планах стоял бар и коллеги в нем.

Безобидная шалость посередь рабочей недели, если сравнивать с остальными ежедневными пристрастиями.
Комичное «Шалтай-Болтай» на удивление подходило названию питейному заведению, с какой ты стороны на него не посмотри. Просто краткое описание и бармену, и проходке после лишнего стаканчика виски по тротуарам ни в чем неповинного города. Видимо, за это в свое время Брэндон и стал его почти завсегдатаем.

Коллеги тоже ценили местный колорит и всегда с большим энтузиазмом собирались на внеочередной «тренинг» на повышение доверия внутри команды.

- Да выше нос ты. Шейла, конечно, та еще бестия и любит потрепать нервишки, но как будто первый день с ней работаешь. – Парнишка с дурацким именем Дон буквально светился недавно начищенной лампочкой – он в «Шалтай-Болтай», в отличие от остальных, всего-то во второй раз попал. Не успела приесться атмосфера и консервативный взгляд на барную карту.

- И это говорит сопляк, проработавший всего пару лет в нашей дыре.

Компания взрывается дружным гоготом и расседается за уютным столиком подальше от барной стойки. Похоже, они целили засесть здесь основательно и запить не одну историю сначала старой-доброй пинтой пива, а там дальше как пойдет.
Брэндон вел себя со своими коллегами отстраненно. Вот, вроде, и со всеми, но все равно ни с кем. За что его то ли уважали, то ли терпели, и неизменно звали с собой. Всех это устраивало, и Брэндон тоже ничего против не имел.

Идеально.

Алкоголь лился себе по стенкам пищевода, разговоры набирали обороты, потихоньку заходили на личную территорию, начинали атаковать классическое «ну, как там твоя женушка».

Никак – пожимает плечами Брэндон и в который раз строит из себя темную лошадку, о которой неизвестно ровным счетом ничего. Только, что пить Брэндон умел, как и умел подкинуть шутку-другую и свести тему в никуда.

+2

3

Предложение пойти культурно отдохнуть посреди рабочей недели исходит от Даги Гиллмана. Даже не от старика Гаса Бейна, не упускающего возможности пропустить пинту пива даже в обеденный перерыв. Тем более — не от Брюса Робертсона, перед которым, конечно же, маячат такие карьерные перспективы, которые нельзя просрать. Нет-нет, что вы.
Брюс всего лишь созвонился с коровой Крисси, пообещал устроить шикарное рандеву, но только этим вечером. А там уже полно работы, да и Кэрол приезжает от своей мамаши. Корова Крисси в свою очередь выебала Даги мозги по телефону так, что тот не выдержал и предложил пойти набраться.
И Брюс как верный товарищ соглашается. Заодно цепляет юного Рэя Леннокса с ними. И уходит из полицейского отделения, скользнув мимолётным взглядом по суке Драммонд, по физиономии которой читается явное неодобрение.

Корове Крисси он звонит уже из машины. При Даги, конечно.
— Сегодня не получается, милая, — говорит Брюс. — Еду по вызову.
— Твоя Кэрол — святая, Роббо, — вздыхает Даги.
— Аминь, старина, — усмехается Брюс. — Аминь.

Место выбирает Леннокс. Надо иногда выбираться за пределы привычных наливаек и дать молодёжи почувствовать себя ответственной за хоть какой-то выбор.
Брюс хлопает дверью машины и смотрит на вывеску. Какого хуя, Рэй.
— "Шалтай-Болтай"? — читает он и щурится. Даги издаёт хрюкающий смешок. — Звучит как местечко, которое понравилось бы нашему бравому детективу Питеру Инглесу.
Все ведь в отделении слышали о том, что детектив Инглес — педик. Правда, никто не слышал этого от самого детектива Инглеса.
— Я был тут на встрече выпускников в прошлом месяце, — оправдывается Рэй. — Неплохая выпивка, атмосфера...
— Главное, что наливают, — говорит Даги, которому сейчас лишь бы куда.
И первым идёт к дверям.
Они проходят мимо столиков до стойки бара. Трое прилично одетых мужиков после работы. Которые всё равно не вписываются в эту сраную атмосферу, которую упоминал Леннокс. В таких местах обычно собираются работники всяких крупных корпораций, которые считают, что они, сука, лучше других. Контингент, от которого у Брюса зубы сводит.
Нихуя они не лучше. Потроха у всех одни и те же. У этих, правда, погнилее будут.
В одной из сидящих тут компаний Брюс замечает смутно знакомое лицо. Настолько смутно, что может и не знакомое. Брюс на момент хмурится, но на пути к барной стойке не останавливается. Только внутри зреет какое-то паршивое ощущение.

Кэрол поправляет макияж. Сжимает губы, равномерно распределяя помаду, смотрит на своё отражение в маленьком зеркальце. Улыбается сама себе, удовлетворившись увиденным. Она убирает помаду и зеркальце в сумку. К туши для ресниц, расчёске и столярному молотку.
Она прислоняется спиной к стене, смотрит на проезжающие мимо машины. Поднимает ногу, сгибает в колене, упирается в стену и каблуком.
Совсем скоро её Брюса ждёт повышение. Конечно же, заслуженное. Она уверена — это перенесёт и их отношения на новый уровень. А пока он так занят со своей работой, что ей приходится занимать себя самой.
Что ж, у Брюса свои игры, у неё — свои. Кэрол выпрямляется, когда у тротуара напротив неё останавливается машина.

Даги набирается быстро. Рэй сосёт какой-то непонятный коктейль с ебучим зонтиком. Брюс со своим стаканом мрачно осматривается.
Паршивое ощущение разрастается, а в голову точечно ударяет мигрень. Ему это нихрена не нравится. Он расслабляться пришёл,
эй. С утра и так с похмелья слушать слишком громкий голос Боба Тоула на планёрке. Значит, Брюсу нужно разогнаться. Прямо сейчас.
Он косится в сторону столика, за которым заметил вроде-как-знакомую-физиономию. Вообще-то, нет никакой разницы — пересекался он где-то с этим хером или нет. Там же целый столик тех самых явных корпоративных ублюдков. И Брюс уверен — на них они все косятся с очевидной, сука, неприязнью. Мол, чего припёрлися? В наливайках в своём районе не сиделось?
Не сиделось, блять.
Брюс наклоняется к Даги Гиллману. Даги — кусок тупого и весьма агрессивного мяса. Который сейчас поведётся на любую тряпку.
— Я ничего особо такого не имею в виду, — говорит Брюс, — но, по-моему, на тебя всё это время косится вон тот мордатый хер из-за столика. Знакомый, что ли какой?
Даги медленно поворачивает голову в указанную сторону. Брюс выскальзывает из-за стойки. И двигается в сторону уборной. Нерасторопно. Как раз, чтобы отметить, как Даги с покрасневшей рожей направляется к указанному столику.
Спрашивать, значит, какого хуя на него пялятся. Ну, не пялятся. Ну, может, Брюсу показалось. Даги-то всё равно сложно остановить в такой ситуации.
Брюс закрывается в ближайшей кабинке, достаёт маленький флакончик с порошком и втягивает его одной ноздрёй. Жить становится куда проще.
[NIC]Bruce Robertson[/NIC]
[AVA]http://s4.uploads.ru/9tUS0.jpg[/AVA]

Отредактировано Charles Xavier (2017-08-24 01:39:42)

+2

4

Вечер перестает быть томным ровно, когда дверь открывается и впускает в помещение с приглушенным светом ораву отъявленных копов. Тех самых, о которых еще байки слагают и шутки шутят в самом пикантном ключе.
Казалось бы, ну, и что. Сиди себе, продолжай пить, общаться, вливаться в, так сказать, коллектив. Ан, нет. Глаз цепляется за помятую морду, смутно знакомую то ли своей бородой, то ли тяжелым взглядом.
Наверное, проходит еще пара минут прежде, чем Брэндон окончательно убеждается, что знает этого похмельного товарища...

Машина скрипит по асфальту шинами, останавливается, опускает боковое стекло и впускает кудрявую голову внутрь. Брэндон сомневается и думает, а так ли ему это нужно и готов ли на настолько эксперименты.
Подсознательная мысль шепчет - готов.
И он кивает головой на переднее сидение рядом с собой, ждет, когда дверь хлопнет, и трогается в сторону ближайшего мотеля.

... кажется, Брэндон затягивает буквально-таки неприлично прямой взгляд до ситуации, когда стоит отвернуться и сделать всеми силами вид, что он тут не причем. Но опаздывает - знакомец что-то говорит на ухо рядом сидящему коллеге, тот резко поворачивается в сторону их столика, и начина-а-ается.

- Так, ребята, у нас проблемы. - Предупреждает Брэндон и успевает отпить из своего стакана. Неприятно красный коп только-только подбирается, а на него уже пялится три пары глаз. - Приятель, у тебя проблемы?

И проблемы начинаются с классических "Ты че пялишься? Педик что ли?", и там дальше по классической пьесе. На отмашку "не лезьте" коллеги плохо, но все-таки реагируют. Сам Брэндон поднимается со своего места, оттесняет верзилу в сторону и пытается завести хоть на сколько-нибудь конструктивный диалог.

Получается плохо.

- Никто тебя не хотел тут задеть. Давай так - мы расходимся по разным углам и забываем этот разговор?

Слово за слово, и Брэндон даже сам не понимает, как контроль над ситуацией куда-то улетучивается, и его челюсть с готовностью встречает чужой кулак...

... дверь захлопывается не та, на которую рассчитывал Брэндон. Пассажир усаживается сзади, и теперь, если неосторожно поднять взгляд верх, на зеркало заднего вида, можно видеть ярко крашенные губы, губы и ухмылочку, сулящую незабываемый вечер.
Брэндон в этом нисколько не сомневается даже, когда наконец-то они добираются до места, доходят до номера и закрывают за собой дверь.

В баре поднялась целая перепалка, благо, закончилась она так же быстро - умельцев вести мирные диалоги развели в разные стороны, и верзила - злой, как черт - уплыл в сторону барной стойки. Брэндон же, ощупывая пострадавшее место и отнекиваясь от помощи коллег, быстро ретируется в сторону туалета. Уже внутри он тщательно умывается ледяной водой, трет ушиб и еще долго упирается о края раковины, приводя мысли в голове в порядок.

+2

5

Кэрол садится в остановившуюся машину. Смотрит через зеркало заднего вида на водителя. Двигается к окну, упирается локтем в дверь, смотрит наружу. Ох, конечно решиться на такое для неё — подвиг. Но мужчина, с которым она уезжает, хотя бы приятно и прилично выглядит.
Конечно, с её Брюсом ему не сравниться. Об этом Кэрол не забывает ни на минуту.

Туалетная кабинка этого сраного бара кажется совершенно не душевной. Ни надписей, ни скрипящих защёлок, ни-ху-я. Полное стерильное уныние. Он прячет стеклянный флакон в карман, оседает на крышку унитаза и выдыхает, глядя на не менее стерильный потолок, выложенный потолочной плиткой.
В какой-то момент ему кажется, что эта плитка сейчас придавит. Брюс мотает головой, жмурится. Ощущение проходит. А кокаиновый подъём — приходит.
Теперь Брюсу кажется, что он способен на всё. И даже на большее.
Он толкает дверь кабинки и направляется к одной из свободных раковин. Упирается руками в края, смотрит в собственные расширенные зрачки в зеркало. Само собой, замечает того мужика из бара, на которого весьма удачно направил Даги Гиллмана.
Очевидно удачно.

Перед Брюсом маячит повышение. Он — самый верный кандидат на открывающуюся должность. Поэтому его присутствие при потасовке никак не допустимо. Ведь пришлось бы разнимать, как одному из самых сознательных не только в вечерней компании, но и во всём их полицейском отделении.
А так с него взять нечего. Отошёл по нужде, пропустил, не усмирил Даги вовремя.
Это, конечно, если до работы что-то такое дойдёт в принципе. Но место по их меркам больно пижонское, может и дойти со стороны местной службы безопасности, например.
А, не важно. Правила игры не меняются.

— Ухх, приятель, как тебя так угораздило? — спрашивает Брюс у мужика из бара, кивая на ссадину в области челюсти. — Вечерок не задался, да?
Он всё никак не может вспомнить, откуда рожа-то такая знакомая. И чем больше пытается, тем сильнее давит на виски. Так что нахрен это неблагодарное дело. Не имеет значения. Был бы потенциально полезным — запомнился бы. А так, ну.
— Всякое дерьмо случается, — добавляет Брюс. — Кажется, вот тебе тихое заведение, никаких футбольных фанатов и районных колдырей. Ан нет. Не посидеть спокойно. Всегда найдётся какой-нибудь пидорас, которому не понравится, как ты одет или как на него пялишься.
Брюс покачивает головой. Скалится в улыбке, которая должна классифицироваться как сочувственная. Теоретически.

Кэрол включает свет в номере. Осматривается. Это настолько для неё в новинку, что дух перехватывает. От собственной решимости, конечно.
Она опускает сумочку на тумбу перед дверью. Расстёгивает пуговицы на пальто. Не представляется сама и не спрашивает имени мужчины, с которым сюда прибыла. Ей кажется, что имена, даже вымышленные, сделают всё слишком реальным. А реальность — это совсем не то, что ей нужно.
Кэрол выбирается из рукавов пальто и сбрасывает его прямо на пол. А затем идёт к кровати, садится на самый её край и запрокидывает голову, чтобы взглянуть на своего случайного спутника. И улыбнуться, конечно. Со всей обворожительностью, доступной ей.

[NIC]Bruce Robertson[/NIC]
[AVA]http://s4.uploads.ru/9tUS0.jpg[/AVA]

Отредактировано Charles Xavier (2017-08-24 01:39:23)

+2

6

От воды немного легчает - в голове проясняется, в челюсти боль потихоньку укладывается до зудящего фона. На завтра, наверное, расползется синяк по коже, но это обычное дело. С кем не случается, да? Брэндона, по крайней мере, попорченная шкура сейчас волнует меньше всего - внимание переключается на скрип двери кабинки, а потом и на вышедшего из нее.

Тот самый бородатый мужик, из-за которого и поднялся весь сыр-бор. Тот самый... товарищ, с которым Брэндон пересекся в один из злосчастных вечеров имени сексуальных экспериментов.
Сейчас он - совершенно другая личность, как будто бы не было и тени от той... того... ай, не важно. Маска слетела и оголила копа не первой свежести.
И от этого Брэндон как-то даже неприлично завис, глядя на него через отражение в зеркале.

Для Салливана подобные приключения, скорее, исключение из правил. В Тайланде, конечно, что-то подобное уже было (да там со всеми происходят вещи, о которых лучше молчать в приличном обществе), но тут, на "родине" - впервые. И здесь совсем все иначе. До крайности неправильно, и, видимо, поэтому крыша с удвоенным энтузиазмом начала свой ход.

- Раздевайся.

Воспоминание разит точно в мозг да еще так не вовремя. С ним разговаривают, как ни в чем не бывало, а он тут решил, видимо, вызвать еще одну удобную ситуацию для очередного удара по морде.

- Этого пидораса ты и спустил с поводка. - Получается грубо, жестко, не так, как планировал ответить, но чего уж - раз несет, так пусть несет полностью.

Брэндон отходит в сторону с самым непринужденным видом, как будто каждый день чем-то подобным занимается.
Хотя.
Если рассматривать ситуацию с технической точки зрения, то да - он расстегивал рубашку перед кем-то сотни раз, столько же досталось и ширинке на брюках. Сейчас просто изменились декорации и немного действующие лица.
А это не должно сбивать с толку.

Он поворачивается лицом и, насколько это вообще возможно, спокойно смотрит на мужика:

- Не думал, что когда-нибудь свяжусь с копом. Все случается в первый раз, да? - Раздраженные намеки на грани. Прямо хождение по лезвию ножа.

Отредактировано Erik Lehnsherr (2017-08-16 13:17:53)

+2

7

Брюс скалится. На реакцию он, конечно, нарывался, да только не особенно рассчитывал. Эти офисные слизняки обычно предпочитают промолчать и спустить всё на тормозах. Их головы забиты корпоративным дерьмом, за пределами которого они ни хрена и не смыслят.
Он опускает голову, трёт тыльной стороной ладони нос. Порошок горький, да ещё и слизистую разъедает просто пиздец как. Что, мудак-барыга какой-то совсем ебучей щёлочи туда подмешал? Да Брюс придавит этого жука, не моргнув и глазом.
Но сейчас перед ним другой жук.
Брюс шмыгает носом, запрокидывает голову и шагает вперёд. Так, что оказывается совсем рядом.
Вообще-то, получается не особо выгодно. Мужик его выше. Смотреть снизу вверх устрашающе не у каждого получится. Сверху вниз — наоборот моральное давление. Дополнительное.
— У тебя, мистер, смотрю, претензии какие-то к представителям правопорядка? — спрашивает Брюс, нехорошо щурясь. — Ты, может, всю нашу доблестную полицию не уважаешь? Смотри-ка, с одним подрался, с другим фамильярничаешь.
Перед глазами у Брюса на пару мгновений темнеет. Сраное ощущение дежа вю охватывает его сознание.

Кэрол выбирается из неудобных туфель, поглядывая снизу вверх. Затем поднимается. Закладывает руки за спину, чтобы дёрнуть вниз молнию на платье. Поводит плечами, чтобы сползли бретельки.
Мужчина её выше. На каблуках она почти равнялась с ним по росту, но сейчас, стоя в полуспущенном платье и тонких чулках, Кэрол вынуждена поднимать голову, чтобы не нарушать зрительного контакта.
Сейчас бы не помешала музыка. Тихая, томная. Но в таких условиях, конечно, ни музыки тебе, ни свечей, ни даже бокала вина.
Кэрол знала, на что шла.

Дежа вю Брюса выбивает из колеи. Это даже не смешно как-то получается. Схера ли на него так действует какой-то мутный непонятный мудак? Пожалуй, он просто переработал. Ему нужен отпуск. Его традиционная зимняя неделя в Амстердаме. Подальше от нытья Кэрол о духе Рождества. Подальше от Боба Тоула, пытающегося держать его за яйца с очередным убийством какого-то нигера.
Подальше от таких вот мудаков.
— Может, тебе в отделении об этом побеседовать не терпится? — спрашивает Брюс. — Может, у тебя такие эротические фантазии больные? Так устроить недолго.
Бесят, как же бесят Брюса такие вот уёбки. У каждого в башке такие ебанутые мыслишки, которым позавидуют и бывалые голландские извращуги.

Кэрол выбирается из бретелек полностью, а затем протягивает одну руку к мужчине. Кладёт ладонь на его шею, чувствует собственное нарастающее волнение, перемешанное с возбуждением. И привлекает его к себе, движением грубоватым и совершенно не женственным.
[NIC]Bruce Robertson[/NIC]
[AVA]http://s4.uploads.ru/9tUS0.jpg[/AVA]

Отредактировано Charles Xavier (2017-08-24 01:39:08)

+2

8

С детства нам вдалбливают, что с законом спорить нельзя. Закон превыше всего, и его слуги – люди достойные уважения. И если задеваешь хоть кого-то из них, обязательно схлопочешь наказание. Прописная истина, которую уже давно в школах преподавать пора в открытую, без стыдливой «негласности».

Наверняка, Брэндон в любой другой день спустил бы все на тормозах, но не сегодня. Откуда ни возьмись вдруг дрогнула юридическая жилка и маломальское знание  своих прав, в которые входит и адвокат, и, вообще-то, превышение полномочий со стороны небритого хмыря. Плюс он еще и под кайфом. Хочешь-не хочешь, а все говорит в пользу Брэндона.

Конечно, можно напороться на пресловутые прикрытые тылы, эдакую коповскую взаимовыручку, но разве сейчас об этом можно думать? Нет. Вот Брэндон и ощетинивается. Как-то так сдержанно, правда, по «правильному», но тем не менее:

- Если нужно, побеседую и в отделении. Мне не жалко. Кстати, я не видел вашего удостоверения, сержант..? – Почему сержант – отдельная история о тычке пальцем в небо. Естественно, наугад.

И, естественно, не делая ни единого шага назад…

Теперь никаких шагов назад. Решено, дело сдвинулось с мертвой точки.
Брэндон быстро обрастает уже привычной уверенностью или даже САМО-уверенностью, в которой отчетливо чувствуется механизм возбуждения.
Все в порядке – шестеренки смазало, и машина заработала ровно так, как и должна. У Брэндона так точно.
Его даже не вышибает из колеи внезапно жесткий поцелуй и хватка на шее. Он только тратит пару секунд, чтобы подстроиться под ритм, перехватить инициативу и дотянуться руками до застежки на явно не подходящем общему виду лифчике.

От копа тянет перегаром, потом и еще черт знает чем. Хочется отвернуться и глотнуть воздуха, но Брэндон сдерживается и все по-прежнему возвышается и смотрит сверху вниз.

- Ну, так? – Где-то внутри зарождается отвращение. Ровно такое же, как в тот вечер. По непонятным причинам Брэндон тогда словил трип, хотя и был зол на себя и вообще весь свет.

Когда уже сил не остается стоять и кусать чужие губы, тогда Брэндон оттесняет «подружку» к двуспальной кровати. Буквально опрокидывает ее на спину и следует за ней с той лишь поправкой, что сверху, что нависает, а в следующую же секунду еще и кусает кожу над ключицей, в месте совсем уж близком к шее. 

+2

9

Брюс чувствует, что его тут пытаются переиграть. На его собственном, сука, поле. Какой-то вшивый офисный работник, не дёрнув и бровью, пытается переборзить его.
Вот только он не знает, что не найдётся никого, кто был бы лучше Брюса Робертсона в таких-то играх. Он ловит поток. Хотя и не исключено, что это делает за него порошок.
Он чувствует себя абсолютно неуязвимым прямо сейчас.
— Детектив, — поправляет Брюс ублюдка. Детектив-сержант, но это уже нихуя не так важно. Его унизить, что ли, несоответствующим званием пытаются? Ха. — Побеседуешь. Расскажешь, каким плохим мальчиком был, а? Как неприкрыто пытался спровоцировать детективов на неправомочные действия.
Брюс прячет руки в карманы брюк, склоняет голову чуть набок. Не-не, одним пиздежом тут дело точно не обойдётся. Ему хочется съездить придурку по лицу. До хруста носа, разукрасить ещё больше его лощёную физиономию. Заставить плеваться зубами, собирать их потом по всему кафельному полу уборной.
Вот только по лицу Брюс бить в такой ситуации не стал бы в принципе. Побои снять как раз не долго. С такими раскладами любой пиздюк побежит жаловаться, искать себе адвокатишку и засуживать абсолютно всю бравую полицию. Любят они выть о своих гражданских правах, не понимая, что если бы не такие люди как Брюс, поебать бы всем вокруг было на эти сраные права. Не надо пилить сук, на котором сидишь, сука.
Брюс вот не пилит. Брюс развлекается.

Ощущения — совершенно новые, отчасти забытые — увлекают Кэрол за собой. Семейная жизнь бывает чертовски скучной, если её не подстёгивать. Хоть таким образом, хоть извечными играми в схождение-расставание. Но, конечно же, забываться полностью ей тоже никак нельзя.
Совсем скоро Кэрол нужно будет вернуться к Брюсу.
А сейчас она стремится избавиться от остатков одежды — как на себе, так и на своём случайном. И снова перехватывать инициативу, с силой вдавливая пальцы в кожу на чужой спине. Так, чтобы следы уж точно остались.

А вот светить удостоверением он как раз не собирается. Прямо сейчас, во всяком случае. Никогда не знаешь, как далеко зайдёт переброс любезностями.
— Рожа у тебя знакомая больно, — говорит Брюс. — Давай-ка ты сам документики предъявишь, а? Уж не по ориентировкам ли ты у нас проходишь, дружок?
Кстати, вполне возможно, что именно на какого-то уёбка в розыске этот мужик ему и показался похожим. Ну ублюдочная же физиономия. С такой только в уголовники. Да точно. Да наверняка.
— Не? — хмыкает Брюс.
А затем подбирается и резко бьёт коленом в область промежности мужика. Трепаться можно до бесконечности. А уебать хочется уже сейчас.
Так, чтобы не осталось следов для снятия побоев в случае чего.

Это может показаться больше похожим на борьбу. Совершенно безумную и абсолютно первобытную. Кэрол нравится.
Она стремится перевернуться, сменить позиции, подмять под себя. Кровать широкая — места для манёвров предостаточно. Ей кажется, что так всяко лучше, чем раздвигать ноги и лежать безвольным бревном.
Причёска только со всеми манипуляциями сбивается, жёсткие волосы лезут в лицо. Но ей уже совсем не до того, чтобы срываться её поправлять.

Юный Рэй Леннокс именно в этот момент суётся в уборную. Находит время. Словно в его редкие усишки встроены какие-то локаторы, позволяющие выбирать самое неподходящее.
Впрочем, почему неподходящее? Очень даже.
— Роббо? — спрашивает он. — Всё в порядке у тебя?
Ага. Очень даже.
[NIC]Bruce Robertson[/NIC]
[AVA]http://s4.uploads.ru/9tUS0.jpg[/AVA]

Отредактировано Charles Xavier (2017-08-24 01:38:49)

+2

10

Странный, неправильный вечер, которого и в помине быть не должно. Они сюда с коллегами явились не за разборками и побоями, а только за алкоголем. Так что же пошло не так?

Все с самого начало идет не так.
Брэндон давно привык в делах постельных руководить всем процессом от и до, если и погружаясь в него, то только по зову плоти и удовольствия.
Сверху, снизу – неважно. Брэндон всегда знает, что он делает, куда его заведет затея, и чем все в итоге закончится.
Полный контроль, смешанный с первобытностью и чем-то уж окончательно звериным.
Но сегодняшний вечер абсолютно отличается от десятка других. Все к черту же летит. С того самого момента, когда почему-то пришла мысль в собственных экспериментах зайти чуть дальше, чем стоило бы.

- Нет проблем. – Брэндон вдруг находится, отряхивается от непрошенных воспоминаний и начинает просто и здраво мыслить. Коп перед ним всеми силами создает условия, при которых наляпать ошибок – святое дело. Суд только порадуется возможности засадить за решетку очередного богатенького клерка, а затем насладиться недолгим, но стремительным падением на самое дно тюремной жизни.

Торжество справедливости, приправленное неизбежным самоубийством. Все заканчивают в петле или с порезанными венами на полу душевых, и нет никаких чудес длиной в несколько канализационных километров прямиком из Шенка.

Нет.

Брэндон хочет жить и топтать землю этой планеты, будучи относительно свободным человеком.

- Конечно, серж… - Ни ответить, ни достать водительские права успеть не получается – коп приближается слишком стремительно, так, что немеешь и сделать ничего не можешь. Разве что ждешь неизбежного колена в пах.

Брэндона сгибает пополам, а потом и вовсе роняет на пол, как в недавних тюремных мыслях. Боль настолько острая, яркая, оглушающая, что куда уж там до оглядки на приоткрывшуюся дверь и третьего участника всего действа. Брэндону далеко не до этого. Ему б сейчас хоть как-нибудь хватануть воздух ртом и не проблеваться под ноги Правосудию…

Слишком много сил уходит на то, чтобы прийти в себя и подхватить новый, доселе невиданный ритм. Брэндон запоздало, но все-таки понимает, что сейчас лучше сдать позиции, оказаться снизу, позволить себя оседлать, и только вцепиться в бедра своего нового знакомца.
Парик мозолит глаза, вызывает непреодолимое желание дотянуться до него, поправить… нет. Не поправить. Сорвать. Но на деле же получается что-то слишком усредненное: Брэдон перехватывает ладонью жесткий затылок, насильно к себе притягивает и больше кусает, чем целует.
Да. Так намного лучше. Отрезвляет, опьяняет. Подбрасывает дополнительные силы, чтобы отстранить от себя, поймать взгляд и улыбнуться. Да так, красноречиво, говоряще, мол, ну, давай. Дерзай. Член во всем твоем распоряжении. 

+2

11

Кэрол оказывается сверху. Но победа здесь длится недолго. Её губы кусают, она агрессивно целует в ответ, с силой упираясь ладонью в чужую грудь.
От накатывающих совершенно животных ощущений голова идёт кругом. Кэрол разрывает поцелуй и резко выпрямляется.
Парик окончательно съезжает. Странным ей это сейчас совсем не кажется. Как и то, что между ног, вообще-то, есть и свой член. В её голове всё на своих местах.
В хаосе тоже может быть какой-то свой порядок.

Брюс снова шумно шмыгает носом, запускает ладонь в волосы, убирает их со лба, чуть запрокидывая голову. На шаг отступает от свалившегося ублюдочного белого воротничка.
— Порядок, — говорит он Ленноксу. — Дверь закрой.
Рэй смотрит со смутным беспокойством во взгляде. Сначала на Брюса, затем на "пострадавшего". Наверняка ещё попробует поговорить с ним на эту тему. Рэй же, блять, такой. Рэя же постоянно что-то парит, хотя и не должно.
Брюс смотрит на Леннокса очень выразительно. Тот поспешно скрывается за дверью. Надо будет спиздеть ему что-то. Мол, самозащита была или ещё какое дерьмо. Леннокс всё сожрет и не подавится.
Неплохой он малый. Только учиться ему ещё и учиться.

Кэрол чуть приподнимается, чтобы насесть на чужой член. Получается неудобно. Сначала — с большим трудом. Да ещё и больно так, что хочется взвыть на весь номер мотеля.
Боль практически отрезвляющая. Практически.
Кэрол закусывает губу, тоже до боли. Перебивая одни ощущения другими. Всё должно было быть не так, но по-другому — быть не может. Она сама начала навязывать правила игры. Именно такой, болезненно агрессивной.
А правила — везде одинаковые.

Брюс опускается на корточки перед офисным слизнем. Протягивает руку и коротко похлопывает его по щеке.
— Ну-ну, приятель, — говорит он. — Ты не раскисай. Полиция на твоей стороне, если чудить не будешь.
Он выпрямляется. Ухмыляется, глядя сверху вниз. А затем обходит стороной и направляется на выход из уборной. Ощущает при этом какое-то странное удовлетворение. Практически сексуальное.
Надо набраться в каком-то нормальном месте. Без таких вот слизняков поблизости. А потом спокойно вздрочнуть уже дома и с утра снова ударяться в работу. Повышение не за горами. На нём сконцентрироваться надо, а не на каком-то постороннем дерьме. Брюс занятой человек. Делает полезное для, мать его, общества дело. Для общества, которое это вообще не ценит.
И Кэрол, конечно же, позвонить. Узнать, когда она от своей мамаши собирается возвращаться.

Кэрол начинает двигаться, снова встраиваясь в совершенно безумный ритм. Издаёт всхлип от боли, но снова закусывает губу, не даёт слабину. Она ведь именно этого и хотела, верно? Сдать назад уже не получится, чтобы там не сигнализировали инстинкты самосохранения.
Кэрол чувствует себя порядочной шлюшкой, насаживаясь глубже и глубже на чужой член. Она резко выдыхает, когда её пронзает от ощущений, которых не испытывала раньше. От волны удовольствия, перемешивающейся с пронизывающей болью.
Она наклоняет голову, ускоряет темп, обхватывает рукой собственный член. Ритм задаёт исключительно сама, не считаясь с тем, что там нужно партнёру.
Ей сейчас ничего уже не важно.

[NIC]Bruce Robertson[/NIC]
[AVA]http://s4.uploads.ru/9tUS0.jpg[/AVA]

+2

12

Правосудие, как оно есть – в его самой извращенной форме с результатом на грязном кафельном полу богом забытого бара. Наверное, чуть позже Брэндон даже найдет во всем произошедшем мрачную логику и, что странно, удовлетворение, хотя никогда не отличался мазахистскими наклонностями. Но это все потом. Сейчас перед глазами плыло, в паху горело, воздух в легких застрял, и никаких мыслей в голове. Только гребаная борьба за облегчение, о котором только и оставалось, что мечтать.

Карикатура в съехавшем набок парике, с бородой, синими тенями и вызывающей красной помадой. Мерзкая картина, блевотная, но стояло на нее железно, и чем дальше все заходило, тем прицельнее било электрическими разрядами точно в мозг.
«Подружка» на ночь насаживается на член, А Брэндон только и молится, чтобы не кончить раньше времени.
Почему-то за долгие годы своих экспериментов, именно сегодня его флешбаками относит к сопливому юношеству, когда еще было достаточно подержаться за снисходительную грудь подружки где-нибудь в подворотне прямиком за школой, чтобы подло спустить себе в штаны и потом долго не поднимать взгляд от непрошеного стыда.
Сегодня голову мутит от узкой задницы, от вида мужика на себе и чертового ритма, который совершенно не в точку – неправильный, жесткий, быстрый. Больно от него даже – нет возможности привыкнуть и подстроиться. И остановиться бы. Вон – засветить в морду кулаком, да и черт с ним.
Но Брэндон сначала медлит, потом входит во вкус. Уже было отступившее возбуждение, наваливается с новой силой и сшибает окончательно все ориентиры.
Стрелка дрожит, и север сменяется на юг.

- Пидрила. – Это не в духе Брэндона, но слово цедится сквозь зубы, расцветает нужными интонациями и вложенными в нее красками, оскалом и бешеным взглядом забитого почти до смерти зверя.

Он приподнимается на локте, несмотря на боль, тошноту, унижение, обиду, злость, замешательство, еще черт его знает что, и даже чувствует, как белый шум под черепной пластиной куда-то отступает.

Думать становится значительно проще.

- А тогда-то ты был куда развязнее. – Молчать бы нужно, да не выходит. Несет куда-то.

Зачем?
Да кто б только знал.

Брэндон вцепляется в бедра, сжимает железной хваткой, кажется, пытается хоть немного сдержать, чтобы дать себе форы, но в итоге все заканчивается подмахом навстречу. Сначала одним, затем вторым и дальше по нарастающей.
Чистое безумие, животный идиотизм. Или магнетизм? Непонятно – все смешалось, перемешалось, и звуки потонули в своеобразном вакууме, в котором рты открываются, а на выход ничего – тишина.
Стонет ли Брэндон? Наверное. Совершенно точно – голову запрокидывает, прогибается под весом чужого тела, за что позвоночник сверху вниз прошивает острым разрядом удовольствия. На одном нем получается сделать еще два рваных толчка и все – оргазм накрывает оглушительно, крышесносно, даже убийственно, потому что уши закладывает, как в последний раз.

Еще одно маленькое усилие. Ну. Давай же, Брэндон.

И Брэндон дает – поднимается на неверные ноги и выпрямляется. Почти выпрямляется.

- Охуенная у нас полиция – в ночи ебет, а днем отшибает яйца.

Он переломает все зубы этому ублюдку, даже если потом упекут в кутузку.
Гулять так гулять.

Отредактировано Erik Lehnsherr (2017-10-06 14:47:10)

+2

13

Брюс застывает на месте, когда слышит этого червя. Его рука уже на ручке двери, ведущей в зал бара. Одним движением толкнуть, не реагировать.
Сделать вид, что пропускает мимо ушей.
Действительно пропустить мимо ушей. Секундная заминка ведь не считается. Двухсекундная — тоже. С трёхсекундной уже немного сложнее. А вот пятисекундная делает очевидное вероятным.
Брюс всё слышит. И голову его словно тисками сдавливает. Да что за неадекватную херню порет этот мудозвон? Какое нахуй развязнее, ты кого пидрилой, блять, назвал, что вообще происходит.
Что происходи-ло?
В голове у Брюса роятся пиздец какие странные образы. От которых к головной боли прибавляется ещё и блядская тошнота. Фу, нахуй, какого хера? Будто кислородная недостаточность сталкивается с тремя днями без жратвы и желанием выблевать желудочный сок.

Это не секс. Это бешеный трах, выбивающий сознание окончательно. Поток, на мощной волне которого стирается вся периферия, время застывает в пространстве.
Удивительно мерзко и одновременно с тем — удивительно обалденно.
Кэрол двигается, кусает губы, то подстраивается, то меняет ритм. Невозможно иначе — здесь не может быть чего-то ровного и нормального, потому что сама по себе ситуация ненормальна.
Не очень понятно только, чем конкретно. Это ускользает. Кэрол уже не помнит, Кэрол упирается руками в чужую грудь и кусает губы.
Больше не до чего.

Вместо того, чтобы дверь толкнуть и выйти, Брюс поворачивает замочек на ручке, защёлкивая её.
— Чё сказал? — спрашивает он с подозрительным спокойствием в голосе. Прежде, чем обернуться.
Вдох-выдох. Успокоения нет. Мигрень вворачивается в виски, раздражение перерастает в откровенную ярость. Эволюционирует, как в каком-то детском мультфильме, который смотрела запойно его дочь.
Он разворачивается. В пару шагов преодолевает расстояние до поднявшегося на ноги ублюдка. Брюс его поломает нахуй. Но сначала узнает, какого хрена здесь вообще происходит.
Вспомнит, блять, откуда он знает эту рожу. Даже если башка взорвётся. Это сейчас кажется невероятно важным.

После Кэрол молча натягивает обратно чулки, сидя на краю постели. Ему — ей — больно и странно. Непонятно, куда приведёт такая дорожка. Никуда? На дно? В светлое будущее?
Кэрол сковывает ощущением какой-то неясной тоски. Он — она — водружает на голову парик. Поднимается, уходит в ванную. Носик припудрить, парик поправить, понадеяться, что закроет глаза и проснётся дома в своей постели, со своим мужем. Отправится делать завтрак дочери, собирать её в школу.
И чтобы этого всего не было.
Но всё это есть. И Кэрол некуда деться от самой банальной посткоитальной депрессии.

Брюс хватает ублюдка за грудки. Обеими руками, встряхивает. Смотрит снизу вверх совершенно неадекватным взглядом. И практически шипит:
— А ну-ка повтори, сука.
[NIC]Bruce Robertson[/NIC]
[AVA]http://s4.uploads.ru/9tUS0.jpg[/AVA]

0


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » Same Rules Apply


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно