ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » There are wolves, they would say...


There are wolves, they would say...

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[AVA]http://images.vfl.ru/ii/1457789066/efb5430b/11835790.jpg[/AVA]

There are wolves, they would say
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://images.vfl.ru/ii/1502219541/e7d0a759/18184640.jpg
Belova | Romanovahttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Girls in red. Alone in the woods. About to get eaten up.
Никогда еще Елена так не ошибалась. Зато Наташа всегда была врушкой.

ВРЕМЯ
нулевые, за пару лет до вербовки Романовой в ЩИТ; полдень

МЕСТО
Новый Орлеан, штат Луизиана

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
злые женщины

+3

2

[AVA]http://images.vfl.ru/ii/1457789066/efb5430b/11835790.jpg[/AVA]Наталья Романова была ее проклятьем, которым Белову наградили в пятнадцать лет. Она была ее бременем, опустившимся на плечи с первых дней новой жизни. Жизни в стенах Красной комнаты. Наталья Романова была объектом ее ненависти и восхищения, ее тайным идеалом, ее идеей фикс.

Наталья_мать_ее_Романова – чертова легенда Академии. Почти мифическая Черная Вдова, о которой разве что шепотом только не говорят. Лучшая из всех женщин, кого только сумели выпустить в свет суровые залы Ред Рума.

Наталья Романова – секретное оружие Холодной войны и одна из главных предательниц своей страны. О ней было не принято упоминать хорошо, а ее успехи и достижения озвучивались скупыми данными, но даже это походило на некое скрытое благоговение. А не говорить о Наташе вообще не представлялось возможным, особенно когда программу «Черная Вдова» решили возродить.

Белова росла и совершенствовалась в окружении фантомов Натальи Романовой. Нет, руководство не сравнивало Елену со сбежавшей шпионкой, по крайней мере, при Лене, однако, девушка прекрасно понимала, чего все от нее ждут. С первого дня, как Белова «поступила» в Академию, перед ней поставили задачу – стать новой Черной Вдовой. И в этом коротеньком предложении было заложено всё. Елена должна была стать ровней Наташе, достойной преемницей. Она должна была стать лучше неё. Она должна была доказать, что Романова не уникальна, что незаменимых людей не существует. И этот гребанный долг перед всеми пожирал Белову каждый день.

Наверное, будь у Елены возможность, она бы превратилась в двинутого сталкера, но долгих десять лет ей приходилось довольствоваться малым: крупицами информации о нынешнем состоянии дел Наташи да выцветшими архивными записями. Как только первая Черная Вдова сбежала, она исчезла с радаров, залегла на дно, а потом стало известно, что рыжая, так сказать, ушла на вольные хлеба – ступила на кривую дорожку наемнической деятельности. И все, что Лена получала во время своего безвылазного обучения, это малюсенькие вырезки из отчетов – жалкие обрывки – да мелькающая огненная макушка на старых видеозаписях. Неуловимость Романовой еще больше превращала шпионку в мифического призрака.

Из-за Натальи Романовой Белова многое не замечала вокруг. Не замечала сохнувшего по ней Старковского, съезжающего с катушек Дмитрия, тайных делишек начальства, в которых Лена была лишь еще одной пешкой. Наверное, именно поэтому Петр считал ее лесбиянкой – слишком часто имя Наташи упоминалось всуе. Спасибо, что Романова ей не снилась после долгих и изнуряющих тренировок. Хотя нет, снилась. В кошмарах. До тех пор, пока Белова не сдала последние экзамены, шпионка иногда являлась к ней в беспокойных ночных видениях, где раз за разом размазывала Елену, тыкая носом в ее слабости.

Лена мечтала встретиться с Наташей наяву и доказать обратное. Доказать, что Белова не слабая, что она кровью и потом заработала свое звание. Блондинка мечтала дать понять Романовой, что в мире может существовать только одна Черная Вдова, и это уже будет не Наталья. Елена хотела посмотреть в глаза той, из-за кого путь-дорога Беловой свернула в сторону Красных комнат.

Ищущий всегда найдет, ожидающий всегда получит.

Елена действительно дождалась своего часа. Должно было пройти долгих двадцать с лишним лет, прежде чем Романова вновь активно всплыла на поверхность, и ее удалось зацепить.

Зацепили, конечно, по ее собственной воле. Рыжая перебежчица практически в открытую бросила вызов генералу Сталенко – начальнику Беловой, уничтожив старую секретную базу в Сибири. Ту, где готовили замороженных мальчиков и девочек с красными треугольниками на «визитных карточках» во времена Холодной войны. То ли таким образом Романова решила передать привет из прошлого, то ли узнала, что некоторые проекты получили зеленый свет и были готовы к возобновлению. Собственно, в выяснении конкретики и состояла задача Елены. Одна из. Вторая же заключалась в возвращении долгов. Две Черных Вдовы для одного мира это все-таки слишком много, а за предательство рано или поздно приходит расплата.

Для Беловой, несмотря на уже довольно продолжительную работу в поле, поимка и обезвреживание оригинальной Черной Вдовы стало поистине грандиозной миссией. Просто потому что шпионка столько лет ждала этого, не смея дернуться без разрешения командования из штаба. Теперь, когда Елена повзрослела и набралась опыта, она понимала, почему ее держали в стороне от Романовой так долго. Они ждали, пока Белова примет себя полностью такой, какая она есть, пока научится хладнокровию, пока приспокоит свой пыл, ведь вступать в схватку с Наташей можно было лишь на трезвую голову. И годы активной работы на внешних фронтах в самых разных ситуациях сделали свое дело. Елена больше не стремилась бросаться грудью на амбразуру, открывая тайну своего существования Наталье столь глупо и поспешно. С момента получения своего задания, она подбиралась к рыжей медленно и очень тихо. Словно призрак, Елена следовала за Наташей по пятам, выжидала подходящего мгновения и никогда не выходила из тени, чтобы знаменитая Черная Вдова не поймала ее за руку. И вот, наконец-то, Беловой удалось уличить нужное время, в которое Наташа была наиболее уязвима.

Романова засветилась в Новом Орлеане, похоже, решила спрятаться там после своего громкого выброса.
Идеальный расклад.

Пока Наташа зализывает раны и старается снова превратиться в призрака, пока она в этом небольшом городе, одна и не ожидает нападения от собственного двойника… нет, не так, от своей улучшенной копии, Белова ее и возьмет. Елена навсегда запомнится тем, что нейтрализовала знаменитую Наталью Романову. Она оправдает возложенные на нее надежды.

Новый Орлеан оказался таким же шумным, как о нем и рассказывают. Белову еще никогда не заносило в эти края, и, очутившись на одной из оживленных улиц во время какого-то фестиваля, она в полной мере ощутила атмосферу этого города. Праздники здесь любили устраивать куда чаще, чем в любом другом месте, где Елена бывала раньше, и джазовая музыка, льющаяся со всех сторон, заполняла все тело, против воли путала мысли, заставляя проникнуться ее звучанием. В такой обстановке легко затеряться, но и легко потерять, а терять кого-то Белова ой как не любила, особенно такие крупные цели, как Наташа Романова.

За землячкой Лена следила с самого отеля, и теперь наблюдала издалека, как Вдова попивает кофе на уличной террасе, довольно спокойно и непринужденно для человека, который находится в подполье и за голову которого дадут немалую сумму. Белова могла бы снять ее по-тихому, воспользовавшись творящимся вокруг праздничным хаосом, но шпионка слишком долго ждала личной встречи, чтобы закончить свое дело так просто.

- Все-таки этот город слишком шумный, – блондинка села напротив Романовой, словно ее давнишняя знакомая, которая отлучалась на пять минут в туалет. – Но выпивка у них здесь отличная.

Побежденный на какое-то время трепет, с которым Лена воспринимала личность Наташи раньше, вернулся с двойной силой. Сокращение дистанции подействовало на Белову как триггер, включив то волнительное предвкушение, которое обычно чувствуется при получении желаемого. Это чувство особенное и самое яркое, потому что ты знаешь, что самое интересное еще впереди, но привкус долгожданного наслаждения уже дразнит, перекатываясь на языке.

- Здравствуй, Наталья.

Отредактировано Yelena Belova (2017-08-08 22:33:53)

+4

3

Наталия Романова была признанным трудоголиком и работала круглосуточно, в ударном темпе, как стахановец, в течение продолжительного времени, но бывали моменты, когда и она чувствовала себя переутомившимся осликом, которому бы на ручки и в постельку. Одаривая своим вниманием многие страны мира, соглашаясь на разные контракты и задания, устраняя людей, лица которых почти сразу же смазывались в памяти в не слишком веселые разноцветные пятна, Наташа как-то позабыла о родном доме. Ах да, его у нее давным-давно не было, наемникам ее уровня не положено иметь постоянное место жительства. Но, как бы то ни было, Россия-матушка все еще занимала не последнее место в жизни и памяти убийцы, и временами она вспоминала о ней. Не самым добрым словом, конечно. А иногда и визиты случались.

В последний раз Наташа была на родине в середине девяностых, проездом, следуя за важной китайской шишкой, имя которой сейчас уже благополучно забыто. Задание не очень масштабное, если сравнивать с другими ее деяниями. И быстрое. Шпионка быстро покончила с ним, махнула рыжим хвостом и была такова, на заработанные деньги отправляясь уже в иное место. Потом случались другие встречи, другие заказы и люди, положение дел бывшего сердца СССР интересовало ее мало, секретные источники либо молчали, либо не цепляли выдаваемой информацией. Так продолжалось несколько лет, пока до чуткого слуха убийцы не дошли любопытные сведения о зашевелившейся базе Красных Комнат в Сибири, что могло говорить только об одном: старая крыса не добита и что-то замышляет. Зеленый свет, загоревшийся для замороженных проектов, Наташе отсвечивал красным - опасность, которую необходимо уничтожить. Черт его знает, сколько там обледенелых мальчиков и девочек хранится, достоверных данных у Романовой не было, и она не могла рисковать, закрывая глаза на копошение мух в остатках Комнат и позволяя им разрастись еще сильнее.

Вот только это дело, в отличие от остальных, сулило большие трудности - Наташа уже не раз переходила дорогу бывшему начальству, и если раньше ей удавалось проворачивать все дистанционно и безнаказанно, сейчас она вполне могла попасться на горячем и удостоиться пренеприятной встречи с людьми, которых так долго пыталась уничтожить. Поэтому без грамотного прикрытия не обошлось.

Марина Гнедич - так звали женщину, чье лицо позаимствовала Романова, пробираясь в засекреченные сибирские лаборатории, добыть координаты которых было большой удачей. Красная Смерть подошла к вопросу конспирации грамотно, предусмотрительно избегая возможных опасностей и рисков - так, она позаботилась о том, чтобы настоящая ученая не покинула своих апартаментов и не явилась по душу рыжей в самый ответственный момент. Тела сопровождающих ее двух мужчин, решивших, что их будет достаточно, чтоб защитить или обезвредить хрупкую блондинку в очках с линзами толщиной в несколько миллиметров, убийца спрятала в небольшой каморке в нескольких шагах от места назначения. Приложенных усилий хватило на то, чтобы беспрепятственно пройти на базу через парадный вход.

А вот выйти оттуда оказалось гораздо сложнее.

Наташа была недостаточно терпелива и осторожна, когда добралась до хранившейся на компьютерах информации и поняла, что сорвала в этот раз большой куш. Их было так много. Больше, чем она могла подумать, представить. Множество проектов, сохраненных еще с пятидесятых, а то и более ранних лет, ждали своего часа. Многие из участников страшных программ не имели даже имени - сплошные кодовые названия, мелькавшие перед расширившимися от удивления глазами  Романовой. Боевые группы по два или три человека, спящие агенты вроде Ворона или Офиона, возобновленная программа "Черная Вдова"... Рыжая с силой, до хруста, до глубоких следов от ногтей в ладонях сжала пальцы . Генерал Сталенко весьма усердно готовился к войне, подняв со дна все разработки, к которым Красные Комнаты когда-либо приложили свои окровавленные руки, и, судя по записям, некоторые из них должны были воплотиться в ближайшем будущем. Возможно, Наташе должно было быть восхитительно плевать - все-таки она давно отошла от дел, отказавшись от шпионских игр и ограничиваясь теперь лишь заказными убийствами под кровавой маской Красной Смерти. Возможно, да не было. Она не знала людей, находящихся где-то в тренировочных залах или криокамерах, не видела лиц, понятия не имела, что именно в этот раз с ними сделали, какую ложь скормили для того, чтобы заполучить их. Наверняка среди них было много маленьких девочек, с детства обучавшихся искусству убийства и шпионажа. Наверняка кто-то из них пережил выпускные экзамены, чтобы сдать, наконец, последний. И самый важный.

Она уничтожила записи. Все до единой, включая архивы, технику, дежурных - в результате ее вылазки все лаборатории поглотил огонь, оставив на их месте лишь выжженное пятно. Наталья сжигала все, до чего могла добраться. И очень жалела о том, что не может добраться до людей.

С момента ее рейда прошло не больше двух недель, когда последствия дали о себе знать. Романова понимала, что такое масштабное действо не может остаться приятной и безоговорочной победой, и рано или поздно кто-нибудь явится с тем, чтобы потребовать заплатить по счетам. Красная Смерть не была против. Она зализывала полученные в стычке с отрядом солдат раны, мирно попивая латте в уличном кафе Нового Орлеана, и не спешила рыть себе нору поглубже, чтобы спрятаться. В воздухе витал головокружительный аромат выпечки, многочисленные людские голоса отлично перекрывал восхитительный джаз - идеальный город для того, чтобы затеряться в толпе на месяц другой, пока стены Красных Комнат содрогаются от ярости, а убийцы рыщут в поисках преступницы.

Наташа уже собралась было уходить, когда подсевшая за столик блондинка обратила на себя ее внимание. С тенью улыбки на губах, рыжая отсалютовала ей ополовиненным стаканом с кофе и столь же непринужденным тоном ответила:

- В таком случае, я бы посоветовала попробовать местный бурбон. Не зря же в честь него целую улицу назвали.

К ней отправили девушку. Нет. Девочку. Одну из новых воспитанниц, набранных уже после ее ухода, и это осознание слабо, но укололо Романову в самое чувствительное место. Даже после стольких лет отпустить прошлое не получалось, оно буквально сидело сейчас перед ней и имело наружность привлекательной юной блондинки, которой предстояло преподать жестокий и, пожалуй, очень важный урок.

- Не имею чести знать твое имя, - отозвалась Романова с ледяной улыбкой. - Черная Вдова, верно?

Отредактировано Natalia Romanova (2017-08-08 22:38:12)

+4

4

[AVA]http://images.vfl.ru/ii/1457789066/efb5430b/11835790.jpg[/AVA]Когда дело касалось Натальи Романовой, все всегда становилось сложнее. Сложнее думать, тренироваться, быть собой… Елена считала, что это прошло, что она повзрослела, но чертов трепет, возникший из-за долгожданной встречи, совсем не хотел исчезать – он лишь нарастал, и сердце билось так часто и сильно, что неприятно подкатывало к горлу. Белова волновалась, как в день выпускных экзаменов, и сама сейчас ненавидела себя за это. Проклятая фиксированность на личности Наташи, судя по всему, превратилась в самую настоящую болезнь. Зараза не вылечилась с возрастом, она просто затаилась. И вот, когда возбудители снова активизировались, болезнь шарахнула по мозгам и организму блондинки заново.

Наташа ничуточки не испугалась, наоборот, осталась совершенно равнодушной к появлению своего палача в лице Елены. Романова вела себя так, будто каждый день встречает таких, как Белова, и ей это уже порядком наскучило. Головой-то русская понимала, что это лишь подтверждает профессионализм предательницы, но сердце реагировало совсем по-другому.
Такое поведение в какой-то степени Белову задело. Всколыхнулись старые страхи, комплексы, воспоминания о неудачах. Девушке захотелось броситься на Наташу в ту же секунду, как та открыла рот, растерзать рыжую прямо на том стуле, где она сидела, показать, что Елена Белова не одна из многих, что Елена Белова особенная и станет последней, кого Романова увидит на этом свете.

Даже оброненное вслух прозвище из уст Наташи, которое теперь, вроде как, принадлежало Беловой официально, не помогло, а только еще больше усугубило ситуацию. Почему-то, когда Черной Вдовой ее назвала Романова, это прозвучало как… снисхождение. Мерзкое, унизительное снисхождение от ветерана, закаленного в боях, к сопляку, который на него равняется. И в ту самую минуту, когда Наташа скосила на Белову взгляд, выпускница Красной комнаты поняла, что не стать ей Черной Вдовой по-настоящему, пока жива оригинальная. Кто бы что Елене не говорил, как бы не пытался убедить в обратном, истинное положение вещей было именно таковым.

Лена отлично исполнила роль безликого призрака, настигнувшего знаменитую рыжую шпионку в Новом Орлеане, но фишка была в том, что в действительности безликим призраком она осталась не только для Романовой, а практически для всех. Когда в определенных кругах произносилось кодовое имя «Черная Вдова», все сразу же думали о Наталье, и только потом вспоминали, что, вроде как, существует еще одна наследница этой смертоносной программы.

Сколько бы Наташа не уходила от дел, каким бы глубоким не казалось ее дно, она всегда оставалась на первом месте. Въелась туда несмываемым оттенком красного. В России о Наташе помнили и без ее громких выходок, ее помнили как лучшую шпионку, убийцу… предательницу, но все-таки лучшую. А Елена, как не печально, всегда оставалась достойной копией.

Смешно сравнивать, но Романова невольно сумела обскакать Лену даже в делах сердечных. Их связь с Зимним Солдатом, такой же легендой Академии и личным тренером Наташи по совместительству, осталась в архивах как нечто тайное, запретное, с налетом той драмы, от которой обычно не воротит. Белова не хотела повторять ошибок предшественницы, да и не было тому оснований, но судьба первой Вдовы невольно наложилась на ее собственную, только исказилась до чего-то неправильного и безобразного, оставив на Лене отпечаток позора.

Все это осознание, которое Елена благополучно в себе подавила и заперла, обманувшись иллюзией «выздоровления», накатило на нее заново благодаря пронзительному взгляду зеленых глаз. Романова смотрела на Белову внимательно, изучающе, с легким прищуром, а у шпионки от этого все внутри переворачивалось. Волна полноценного понимания оказалась сравни ледяному дождю и ушату кипятка одновременно. От досады за правду у Елены сжались кулаки и, если бы в ее руках сейчас оказался стакан или вилка, они обязательно бы сломались.
Но помимо всего прочего, Елена поняла еще кое-что. Эта странная, дурная связь, образовавшаяся между ней и Натальей, не исчезнет сама по себе. Связь, как и признание титула, зависит от жизни обеих Вдов, и пока одна из них не погибнет, все так и останется в подвешенном состоянии. Романова, конечно, пока что вряд ли чувствовала всю пагубность данной ситуации, но Елена была уверена, что это лишь от незнания. А может, Беловой просто хотелось так думать, потому что привязаться односторонне – крайне печальное достижение.

- Во время Холодной войны была теория, – девушка сделала глубокий вдох, унимая разгоревшуюся внутри эмоциональную бурю и склонила голову набок, ухмыльнувшись уголком губ, – что всего один агент, в нужное время, в нужном месте, с правильными навыками… может быть эффективнее, чем целая армия.
Первоначальная задача выведать необходимую информацию ушла для Елены на второе, если вообще не на третье место. В голове быстро созрел другой план, удовлетворяющий личные желания Беловой. И блондинка должна была их исполнить несмотря ни на что, потому что только в этом случае она сможет наконец-то перевернуть эту страницу из тяжелого прошлого, двигаться дальше. Но пока Наталья Романова дышит, пока мелькает у кого-то на радарах своей рыжей макушкой, о ней будут помнить, а Елена топтаться на месте, застыв в роли копии.

- Ты посмела поднять руку на армию из таких агентов, и запустила цепную реакцию.
Теперь же, чтобы не превратиться в безликую тень навсегда, Белова не просто убьет Романову, она устроит из этого целое шоу, показательное выступление, доказывающее, что легендарная Черная Вдова не такая уж и легендарная, а всего лишь обычный агент, каких сотни. Белова докажет это не только всему миру, но и самой себе. И, пожалуй, это наиболее важная задача.

- Можешь называть меня Белой Смертью…
Шпионка резко дернулась, опрокидывая на Романову стол, и тут же выхватила пистолет, стреляя в бегущего к ним охранника.
- …а Черной Вдовой я стану, когда прикончу тебя.

Елена коснулась мочки уха, активируя маску, скрывающую большую часть ее лица и защищающую дыхательные пути. О наружных камерах слежения блондинка позаботилась заранее, поэтому без заминки пошла в наступление, ударив поднимающуюся Наташу носком ботинка по ребрам.
«Посмотрим, на что способно оружие времен той самой войны».

+3

5

Наташа знала этот полный жадного желания и отчаяния взгляд. Она имела представление о том, чего же хотят и о чем думают девочки Красных Комнат, день за днем оттачивающие свои смертоносные навыки для последующей службы чужим интересам. Черная Вдова была для них предательницей, целью, опасным врагом, которого необходимо было уничтожить при первой же возможности, но вместе с тем стала также и легендой, идеалом, к которому нужно стремиться. Романова не хотела, чтобы так получилось, но от нее это не зависело – советы, стремясь сделать из Наташи главную мишень, перестарались и получили ее. Девочку, что глядит на нее с ненавистью и благоговением, голубой мечтой которой было и есть  достижение какого-то мифического превосходства – превзойти ее, первую Черную Вдову, и заполучить все, что той якобы принадлежало. Вот только ни тогда, ни сейчас Наташе не принадлежало ничего. Хотя, пожалуй, знать об этом новой знакомой не стоило. Все равно не поверит, но, может быть, когда-нибудь поймет, сколько собственной крови нужно пролить, чтобы выцарапать, выгрызть себе настоящую свободу ото всех цепей. Лично. Слова сейчас лишние, уж тем более из уст той, которую она с таким энтузиазмом спешит уничтожить.

Красная инстинктивно бросилась в сторону за секунду до падения стола, перекатилась, закатала рукав, обнажая браслет – заряд укуса Вдовы пролетел совсем близко к плечу блондинки, оставив на ее одежде видимую борозду, и Наташа, поняв, что промазала, чертыхнулась. Удар ногой пришелся ей прямо в живот, и она рефлекторно выдохнула, не утратив, впрочем, довольной ухмылки. Выглядело это болезненно, но все же наемница действительно получала удовольствие от происходящего – в другое время она поспешила бы убраться из людных мест, перенести сражение куда-то как можно скорее, если бы не знала о сидящих у нее на хвосте убийцах. Сама того не подозревая, девушка, выбивающая из Романовой дурь, помогала ей. Красные Комнаты всегда заботятся о своих воспитанницах, даже если они давным-давно перешли на темную сторону.

Не воспользоваться моментом было бы глупо. В то же мгновение, пока активировалась маска блондинки, Наташа кинула рядом маленький металлический шарик, оказавшийся дымовой шашкой – и их часть улицы тут же заволокло молочно-белой завесой. Не ядовитой, конечно, но видимость от этого заметно ухудшилась. Без промедления Наталья ударила противницу в солнечное сплетение, вынудив выронить пушку, и, не давая возможности разогнуться самостоятельно, взяла ту в болевой захват, для послушания наградив ощутимым разрядом тока из браслета. Негромко цокнула языком, добиваясь того самого снисходительного эффекта, от которого девушка взбесилась ранее. Давить на больное не только физически, но и словами – первое, чему учат в Академии. У наученной горьким опытом Нат в этом и вовсе был особый талант.

- Даже пытаясь соригинальничать, ты все равно подражаешь мне. Слабо получается,  - оценила шпионка новое прозвище подчеркнуто умиленно, после чего с силой толкнула Белую Смерть на землю и бросилась в толпу, ярким рыжим пятном все равно оставаясь на виду. Игры играми, а следовать приготовленному сценарию хотелось бы. И, пожалуй, чем больше гражданских умрет в этом деле, тем более заметным и достоверным оно получится в итоге, поэтому жертвы волновали убийцу меньше всего.

«Может, еще какие фокусы покажешь, милая? Я вся в нетерпении».

Нырнув за угол ближайшего дома, она активировала собственную маску (поиграться со слезоточивым газом – тоже хорошая тема) и сняла глок с предохранителя. Осталось лишь немного подождать, когда блондинка ее вычислит и сделает свой ход.

+2

6

[AVA]http://images.vfl.ru/ii/1457789066/efb5430b/11835790.jpg[/AVA]У каждого человека есть скрытый триггер, активировав который, рискуешь выпустить наружу маленького персонального Халка. У Беловой таких триггеров было и вовсе несколько, но, как ни странно, не все они оказались связаны с незабвенной Наташей Романовой. Однако рыжая, даже сама того не подозревая, сумела задеть один из них. Задеть чувствительно. Почти больно. Наталья, словно кошка, резанула своими когтями по не зажившей царапине, и убежала. А Елене теперь необходимо останавливать кровь и пытаться успокоить своего раненого, но чрезвычайно разъяренного зверя внутри.

- Да как ты смеешь… – злобно прошипела русская, поднимаясь на ноги после стычки. К сожалению, гневно брошенная фраза не долетела до своего адресата, так и повиснув в задымленном воздухе. Спина Романовой уже мелькала впереди, стремительно удаляясь прочь. Только уйти бывшей шпионке так просто не удастся. О нет. Не в этот раз.

Слова Наташи не вызвали бы такой бурной реакции, если бы случайно не коснулись запретной для Беловой темы, не всколыхнули дорогие, но очень тревожащие воспоминания. Если бы они не были столь грубой ложью, бросающей тень на того, в ком в молодости Лена никогда не сомневалась. Белая как сейчас помнила день, когда Дмитрий застал ее после провала очередного теста (провала, по мнению исключительно самой Беловой на самом деле), позорно хнычущую под лестницей. Он тогда тихонько примостился рядом, стер с ее глаз предательские слезы, сказав по секрету, что не нужно ей стремиться получить чье-то бэушное имя, потому что Лена намного лучше и заслуживает своего личного, отдельного прозвища. И назвал ее Дима именно так, как Белова еще несколько минут назад представилась заклятой сопернице. Русская, конечно же, понимала, что он всего лишь хотел ее успокоить, развеять сомнения в собственной пригодности, но тогда, где-то в глубине души, сказанному хотелось по-детски верить. Ведь Дмитрий Воронов был из тех замороженных солдатиков времен Холодной войны. Ведь Дмитрий Воронов знал Наташу лично, и ему было с чем сравнивать. Ведь Дмитрий Воронов старался оставаться с Беловой честным даже несмотря на специфические обстоятельства вокруг. Елена запомнила данное им имя и тихо лелеяла его вместе с воспоминанием о том разговоре. Оно оказалось одним из последних, где Дима был еще в относительно нормально состоянии. А Романова со своим издевательским умилением будто плюнула во все это. Дала унизительную пощечину Лене и запачкала своими грязными ручонками перебежчицы неприкосновенный светлый кусочек в сердце блондинки, затронув того, кого совсем не стоило бы. И вот результат – Белова бросилась следом за Наташей, подогреваемая двойной мотивацией, будто бы внутри у Елены открылось второе дыхание.

Белова заметила, куда оригинальная Вдова свернула с прямой дороги, но не стала преследовать рыжую напрямую. Вместо этого, Елена ловко взобралась на крышу ближайшего здания по выступам и балкончикам, и бежала уже по верхам. Архитектура кварталов Нового Орлеана сейчас неплохо сыграла ей на руку. Строения в городе в основном были не высокие и располагались близко друг к другу. При должной акробатической подготовке можно с легкостью перепрыгивать с крыши на крышу, не светясь там, где ее будут ожидать увидеть в первую очередь, а образовавшаяся внизу паника, сопровождаемая хаотичными людскими криками и беготней, отлично отвлекала от других подозрительных шумов.

Добравшись до дома, за которым Наташа и скрывалась, Белая тут же пригнулась, практически прилипая к крыше животом. Положение солнца уже изменилось, и ее тень перекинулась на другую сторону, но не стоило рисковать. Переместившись к краю здания ползком, русская затем резко вскочила на ноги и сиганула вниз прямиком на Романову, с размаху болезненно валя ту на землю и придавливая собой. И вот началось время «отмщения».

- Я, может, и подражательница, – Лена коленом обездвижила руку, в которой Наталья держала пистолет, вторым уперевшись Вдове в глотку и без особой прелюдии молотя ту кулаками по лицу. – Да только, ты то сама кто, Наташенька?

Белова схватила лягающуюся шпионку за ворот, встряхнула и хорошенько приложила затылком о землю. Впрочем, Романова не была бы собой, если бы не сумела Елену в итоге все-таки скинуть. Но в блондинке действительно проснулось что-то очень злое, толкающее вперед без передышки. Отразив несколько ударов, Лена вдарила по Наташе током из браслетов, поймала в захват, и, оказавшись позади рыжей, заломила той руку, а своей сдавила шею в удушающем приеме.

- Кто ты?.. Солдат? Мать? Шпион? – голос Беловой становился все более ядовит и презрителен, в то время как слова сами изливались наружу, появляясь в голове на основе всей информации о Наташе Романовой, которую Елена за столько лет успела вызубрить наизусть. – Талантливая балерина – звезда Большого Театра? Или любящая жена? Верный своей родине агент или паршивая овца, предавшая всё и всех вокруг? Кто ты?!

Лена терпела ответные удары, поднималась на ноги, наносила свои, но собственные травмы казались такой мелочью против возможности разъебать наконец-то Наташе ее прекрасное личико. И, что самое главное, бить удавалось не только физически, но и морально. Белова взяла верный курс, она это видела по реакции Романовой на свои слова. Поймав в очередной раз оригинальную Вдову своей мертвой хваткой, блондинка намотала ее волосы на кулак и резко дернула, а затем ударила передом об стену и пока рыжая потеряла способность ориентироваться в пространстве, прошлась ее лбом несколько раз по крышкам металлических баков.

- Или, быть может, ты та самая дальняя родственница свергнутого императора, как сначала думали некоторые?

Возбужденное состояние медленно, но верно, набирало обороты, и Елена уже в открытую смеялась, глотая собственную кровь. Вот оно, вот та ахиллесова пята Натальи Романовой. Преимущество Беловой над знаменитой шпионкой. Наташа не знала, кто она есть, а Лена – знала.

- Знаешь, кто ты на самом деле? – Белова сильнее сжала рыжую копну, подняв противницу за волосы и оттащив назад, словно непослушную собачку, которая решила, что ее отпустили с поводка и теперь можно погулять. – Ты – никто. Ты просто девочка, которую случайно спасли из пожара. Большая часть твоей истории – это фикция. Придуманный кем-то сценарий. А ты лишь актер, игравший навязанную роль.

От нового понимания Елена рассмеялась громче, обнажая белые зубы в каком-то зверином оскале. Ей вдруг стало так хорошо. Так восхитительно легко. Будто она приняла дозу, и теперь наступил долгожданный момент эйфории. Белова столько лет чуть ли не преклонялась перед той, кого на самом деле толком не существует. Эта радость дала Наташе минутку, чтобы освободиться и сделать еще одну попытку выкрутиться из настигшего ее дерьма. Что ж, ладно. Костюму уже в любом случае требовалась химчистка, так что упасть лишний раз на землю теперь было не так уж и страшно.

Паника на улицах постепенно стихала, дым рассеивался, но вдалеке послышался шум полицейских сирен. На жертвы среди гражданских Белой было откровенно плевать. Более того, на них же было плевать и ее начальству. Но вот если Лену арестуют или при попытке задержания раскроют личность, то международного скандала не избежать, за что российское правительство, мягко говоря, Белову не похвалит. Пора было заканчивать и растворяться в толпе.

Белая поднялась на ноги, ухмыльнулась.

- Skazhi do svidaniya.

Она вытащила пистолет, снимая тот с предохранителя, и навела его на Наташу. Елена обязательно достигнет необходимого ей катарсиса, как только пуля размажет мозги Романовой по асфальту.

+1

7

Наверное, Наташа перегнула палку. Пусть и почти случайно, но ей удалось задеть в блондинке что-то, что отвечало и за самоконтроль, и за соображалку, и за черт знает что еще. Романовой это совершенно мазохистским образом понравилось; может, потому что это сильно раззадоривало и делало игру намного интереснее, а может, потому, что в этот момент Наташа видела в противнице саму себя, какой она была когда-то давно, много лет назад.

Их тогда было двадцать восемь, и в причиненных двадцати семи слабачкам страданиях не было ничего веселого. Каждая из них умирала в мучениях. Каждая из них оплавилась, точно зажженная алым пламенем свеча, и в конечном итоге осталась одна только Наташа. Ее пламя лишь закалило, сделало тверже и прочнее. Она не дала им сломать себя, даст ли сделать это девчонке, с остервенением старающейся стереть ехидное выражение с ее лица?

Белая задает вопросы. Красная не знает ответов. Зато их знает древняя программа, вплавленная в черепную коробку вместе с ложными воспоминаниями. С ней до сих пор так трудно бороться...

Их было двадцать восемь.
Двадцать восемь балерин Большого Театра. Их тренировки были очень тяжелыми, но слава советской культуры и тепло родителей… помогали ей…

Наташа с силой сжимает зубы, выдерживая пущенный сквозь тело разряд, впивается ногтями в сжимающие горло узкие ладони блондинки и чувствует, как из носа быстро бежит теплая струйка крови. Железистая жидкость заливает некрасиво распахнутый рот, окрашивая зубы в алый цвет. Романова извивается под легким, но крепким телом новой Вдовы, закатывает глаза и делает шумный вдох, рискуя захлебнуться. Ей хочется ответить. Вместо этого она набирает в легкие воздуха и издает странный каркающий звук. Смотрит беззлобно, почти с жалостью. Рыжей хочется, чтобы та видела — ей все равно. Плевать на отсутствие личности, она живет так уже слишком долго, чтобы переживать о простом человеческом и страдать от отсутствия женского счастья, о котором, должно быть, каждая выпускница чертовых Комнат так страстно мечтает. Слишком многое успело случиться, чтобы было еще о чем скорбеть и пытаться исправить.
Ей самой очень хотелось так думать.

Белая думала по-другому.

Романова не брезговала вести грязную игру, уж тем более находясь не в самом выгодном, как можно было подумать, положении; они обе извалялись в пыли и грязи посреди узенькой новоорлеанской улочки, обе совершенно не профессионально мутузили друг друга в наиболее чувствительные места и позволяли друг другу то, что другим разве что во сне могло бы присниться. Рыжая с мстительным удовольствием била оппонентку с силой, наотмашь, но, потянувшись было за ножом в сапоге, оказалась в захвате и получила очередной, очень ощутимый удар по голове. В глазах ожидаемо сделалось совсем темно, и Романова зашипела от боли, чувствуя, как потемневшие от уличной пыли волосы наматываются на кулак охреневшей соотечественницы. Нат смачно проехалась головушкой по нескольким металлическим угловатым поверхностям, рассекая собственный лоб в кашу из крови с земляной крошкой и оставляя по краям порезов лоскуты неровно разорванной кожи. До свадьбы заживет, определенно, но болезненное жжение от этого приятнее не становится. Рыжая выдирает у блондинки чуть поредевшую копну своих волос и, собравшись с силами, перекидывает ту через себя, а затем бросается к земле, чтобы откатиться подальше и вынуть одну из немногих заветных игрушек, что сейчас могут ей помочь.

— Зато я точно знаю, что ты такая же, как я, — восстанавливая дыхание, запоздало отвечает она. Пусть хорошенько запомнит ее слова, подумает над ними после, когда Наташи рядом уже не будет, и никто не скажет, что она, Белая, другая. Ведь это совсем не так. Они из одного теста слеплены, с чего бы начинка отличалась.

«Нам в этом мире нет места».

Дисковый шокер блестит в окровавленных пальцах. Не медля, Романова отправляет его в полет, метя в не прикрытый одеждой участок тела блондинки — точно в руку, сжимающую ствол. Затем перекатывается, жалея свой безнадежно испорченный пиджак от Валентино, избежав последовавший по инерции выстрел — от разряда палец Белой все-таки нажал на спусковой крючок. Та дернулась в судорогах и пригнулась к асфальту, давая Наташе драгоценные секунды на то, чтоб добраться до собственного откатившегося в пылу драки глока, схватить его и устремиться к стоящему неподалеку черному рэндж роверу, в который шпионка недолго думая забралась и, поколдовав чуток с проводами, вдавила педаль газа в пол. Самое время сменить локацию, пока личная разборка не превратилась в ролевой полигон с полицейскими сиренами и дубинками.
Оставалось надеяться, что Белая не отстанет. Кинув взгляд в зеркало заднего вида, Романова поняла, что надеется не напрасно.

Гонка началась.

+2


Вы здесь » Marvelbreak » Незавершенные эпизоды » There are wolves, they would say...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно