ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [22.09.2016] let's have a war


[22.09.2016] let's have a war

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

LET'S HAVE A WAR
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://78.media.tumblr.com/11bc8dda97b5cdbb3d14e0177637b968/tumblr_n3fpbwde2I1qd8w33o1_500.gif
James Hudson | Grant Ward http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Кратко о том, как бывает сложно вербовать новых оперативников в ряды Гидры, и о том, на что приходится идти ради этого.

ВРЕМЯ
22.09.2016

МЕСТО
Нью-Йорк

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
мы выколачиваем пыль друг из друга, попытки убийства и пленение прилагаются в комплекте

Отредактировано Grant Ward (2018-03-04 18:09:20)

+2

2

Плохая идея была светиться около объектов Гидры, это Джимми знал совершенно, особенно безответственно было тырить информацию. Теперь эти подозрительные личности крутились с завидной реагулярностью около его персоны. Хадсон было хотел отправиться обратно к Людям Икс, но в какой-то момент понял, что за ним достаточно умело следят. Один из многих попался Джимми на днях и слил ему немного инфы. Как оказалось, Джимми попал на записи, и теперь Гидра хотела знать, кто он и почему лезет в их дела.
Хадсон избрал лучшую тактику — ушел в подполье, нашел ту самую подземку, в которой прятался долгое время в своей родной реальности. Она была пуста и свободна. Раздобыв себе старый матрас и пару одеял, Хадсон принялся планировать дальнейшие действия.

Скомпрометировав себя, Джимми попросту перекрыл себе доступ к Людям Икс, с другой стороны, он сбежал от них в первый же день. А потом собирался вернуться к ним обратно? Это было как-то неправильно, по мнению самого парня. Но с такой организацией как Гидра, он ничего не мог сделать. В особенности, с учетом того что ему удалось узнать. Некоторые тайны Гидры попали в его загребущие руки, они касались мутантов и с этим нужно было что-то делать. Но что? В одиночку Джимми по любому бы не смог справиться и это грызло его не один день.

Выбравшись из своего убежища, Джимми отправился в супермаркет, чтобы закупиться некоторым количеством еды, купить газету, как источник хоть какой-то информации. И конечно же проветриться. Спертый воздух подземки не способствовал адекватному обмозговыванию всего плана действий.
Хадсон шел по улице продолжая размышлять, что ему делать. Конечно, он мог заявиться к Иксам — скорее всего к Логану. Но  тот мог его послать далеко и надолго, заявив, что он ребенок и вообще нихрена не понимает.  В итоге был бы послан нахрен и Джимми ушел бы от них.

«А сам привлек бы внимание к этой чертовой школе для неправильных детишек внимание Гидры… ну нахер. Джимми, бля, думай…»
Парень зашел в супермаркет и, прикинув свой скромный бюджет, изъятый с банкомата на прошлой неделе, начал набирать себе продуктов на пару дней, проходя мимо полок и сгребая с них всякую снедь.
«Интересно как там Китти… я ведь с ней толком и не говорил даже…»
Джимми подхватил с лотка у кассы свежую газету и так же бросил ее на ленту.

+2

3

Он никогда не задает лишних вопросов. Быть может, следует – иногда, но он никогда этого не делает. Каждый раз сценарий разворачивается примерно одинаково – ему дают задание, предлагают напарников, от которых он отказывается, и отправляют в путь, даже не помахав ему ручкой на прощание. Не то, что это его расстраивает, наоборот – ему все нравится, все его устраивает.
На этот раз – неизвестный парень, который неведомым образом умудрился стащить у Гидры засекреченную информацию, к которой имеют доступ лишь проверенные агенты. Серьезно? Уорд невольно задается вопросом о том, куда смотрит часть организации, отвечающая за безопасность и защиту данных. Хотя он точно и с уверенностью может сказать, что нет идеальной защиты в помине.
И после того, как один из шпионов поймался, задание поручили ему. Цель проста и ясна, как день – найти парня, узнать, кто он, и притащить в Гидру для дальнейшего допроса. Сказать легко, сделать уже труднее. Но затруднения его не пугают, совершенно, скорее привлекают. Особенно, если учитывать то, что это простое задание, простое, в котором нет инопланетян, их артефактов, вирусов и всего прочего подобного. Возможно, он ошибается, но это только возможно.
Нельзя было сказать, что это оказалось простым делом. Для начала неизвестного следовало выследить. То, что парень залег на дно, стало очевидно, понятно изначально. Умный ход. Когда на тебя охотится целая организация, следит, не отстает, это наиболее верный вариант. Лучше уже не придумать. Так и он бы поступил. Впрочем, он так и поступил в то время, когда за ним гнался Щ.И.Т., а у него не было ничего толком, что можно было бы противопоставить им
Уорд до дыр просмотрел те немногие записи, которые имелись в наличии. Ему требовалось найти того, кого он не видел в глаза ни разу. У Гидры не было даже приличной фотографии, всего лишь скриншоты с видео. А после он принялся обходить все места, где того видели. Позже он бросил в ход все силы агентов, что опростоволосились и упустили цель, и теперь те продолжали старательно пахать, желая загладить вину.
Начал он вчера вечером, едва не успев отойти от недавних событий, связанных с Биржей, и только сейчас, наконец, ему кажется, что он нашел что-то. Пока он не хочет убеждать себя в этом, обманываться, чтобы потом разочарованно выдохнуть и продолжать поиски дальше. Но, тем не менее, он немедленно прибыл в тот район, где предположительно был замечен разыскиваемый. Обходить каждую улочку он точно не намеревался, но проехаться, осмотреться все же решил, в надежде заметить что-либо интересное, заслуживающее внимания.
Забавно то, что в Нью-Йорке все же остаются те, кто находит в себе силы и продолжает оказывать сопротивление власти Гидры. Это его не удивляет. Всегда будут находиться недовольные. Всегда будут находиться те, кто не будет гореть ярым желанием мириться с новыми порядками. Всегда будут такие люди. Даже он на какую-то частичку себя с ними солидарен – и он сомневается, и он слегка недоволен некоторыми действиями своей родной организации, и он порой нарушает правила, но точно не вредит открыто. Не видит в этом смысла. В конце концов, именно от Гидры зависит львиная доля его выживания на данный момент.
Заприметив знакомого человека, Уорд резко тормозит. К счастью, ехал он довольно медленно, не торопясь, так что на него никто особо не обращает внимания. Какое-то время он внимательно всматривается в фигуру, старается разглядеть лицо, но безрезультатно – с  расстояния десяти, или даже больше, метров ничего не понять, особенно когда прохожие мешаются и снуют перед глазами.
Долго не раздумывая, Грант выходит из машины и направляется прямиком в супермаркет. Он уже подозревает, что если он не ошибся, и если это тот самый человек, которого он скрупулезно ищет, то легко не будет. Он даже повторяет себе, что если получится так, что он влезет в новую драку, то Джемме лучше об этом не рассказывать. Не то в следующий раз, когда он придет к ней за помощью раненный и побитый, она затребует от него плату.
Он притворяется обычным гражданином, прохаживается мимо полок, словно прикидывая, что ему нужно. Ему вполне хватает пройти всего один раз мимо блондинистого парня, чтобы быстро провести опознание и понять, что это именно тот, кто ему нужен. Он раздумывает над своим следующим шагом, хотя о чем тут еще думать – он непременно попробует захватить и обезвредить его прямо сейчас, а после утащить в Гидру. Без разницы, что они находятся в супермаркете, где помимо них есть еще куча других людей.
Конечно, с собой у него лишь пистолет, незаметный под курткой, но этого должно хватить с лихвой. Ну и еще есть шприц со снотворным в кармане на всякий пожарный – да, он запомнил трюк того парня из Биржи, который позавчера пытался его вырубить примерно таким же образом. Он взял метод на вооружение, но все равно это уже не в счет.
- Слушай, а тебе никто никогда не говорил о том, что нельзя красть чужие секреты? – ухмыляется, подходя достаточно близко к нему, чтобы тот мог его услышать. – Лучше даже не сопротивляйся. Мы всего лишь хотим с тобой поговорить, - ну, в эти слова ни один здравомыслящий человек не поверит, но попробовать ведь стоит – вдруг получится.

+1

4

Хадсон расплатился и сложил продукты в пакет. Не позабыл Джимми и пиво. Как же можно было отказать себе от слабоалкогольного напитка, практически не влияющего на него? Вообще, с момента как у Хадсона проявился исцеляющий фактор, алкоголь перестал туманить разум. Но пиво он пил скорее по привычке, раньше из бунтарства. Правда, однажды это привело к неприятной встрече с Саблезубом, который гонимый своей странной жаждой мести к Логану, решил избавиться от Хадсона. И не понятно это было зачем, ведь Росомаха уже ничего бы не смог почувствовать, его рука хранилась под руинами особняка и это было все, что осталось от великого Икс Мена. Но Джимми не хотел вникать в эти делишки, хоть и позже вляпался в делишки отца… да и в такие дебри, что он даже непрдполагал. Ответы остались там. Единственное, что вызывало вопрос у Джимми, это — не эксперимент ли мутанты. Но то, что он слышал, мутанты существовали много лет назад… когда в его мире о них услышали не больше семидясити-восьмидесяти лет назад.

Размышления оторвали Хадсона от реальности, и это могло его подставить. Что собственно и случилось. Запах человека настроенного на агрессию не сразу был распознан Джимми. Парень весьма глубоко засел в свои размышления и очнулся когда около него оказался мужчина.
«Чужие… секреты?» Джимми внимательно посмотрел на мужчину, молодой, не более тридцати пяти лет. Нагловатая рожа и по всей видимости полное отстуствие знаний о умениях Джимми. Как и предыдущий, этот видимо думал, что Хадсон работал с Икс-23 и она нанесла те увечья… это играло на руку Джимми.
— Надо было написать мне на почту, — Хадсон ухмыльнулся, заставляя перетечь свою органическую сталь на костяшки пальцев, обволакивая ею кулаки, — такое ты еще не чувствовал.

Джимми отпустил пакет с продуктами и тут же сделал два весьма быстрых шага вперед. Его кулак ударил незнакомца прямо в живот, возвещая его о нежелании Джимми разговаривать с агентом Гидры. Вообще, будь тут меньше народу, Хадсон наверняка бы пробил ему живот когтями. Но это бы привлекло еще больше внимания и могло его скомпрометировать. Впрочем, удар стальным кулаком вполне мог убить обычного человека, если бы тот совсем ничего не предпринял для своего спасения.

Оторвавшись от агента Гидры, Джимми тут же подхватил свой пакет и нырнул в ближайшую подворотню, надеясь покружить по улицам и удостоверившись в безопасности своего убежища, вернуться в подземку.

+1

5

Кажется, он там ожидал, что это будет легкое задание? Нет. Рок, судьба или что там находится сверху и покатывается со смеху, подкидывая непростые задачки, поистине обладает черным юмором. Или же это сам Уорд все еще окончательно не привык к тому, что мир вокруг давным-давно окончательно изменился. Последний вариант, скорее всего, верен. Он намного реалистичнее.
Он помнит, когда все началось – все было относительно невинно. Относительно. Объекты 0-8-4. Инопланетные артефакты, которые Щ.И.Т. бережно утаскивал и прятал в Холодильнике, а порой и проводил на них опыты. Сами инопланетяне собственными персонами, вторгающиеся в их мир и обрушивающие всю свою мощь на Нью-Йорк, мгновенно пресекая весь обычный порядок вещей. Мстители, супергерои, объединяющие свои силы в борьбе со всякой чертовщиной, стремящейся уничтожить мир и превратить все в пепелище.
А закончилось все этим.
Теперь, просто гуляя по улицам, можно натолкнуться на что-то непонятное и необъяснимое. То, что в голове нормального человека с трудом уложится. И Уорд отчаянно пытается свыкнуться со всеми этими переменами, со всеми проблемами. Получается так себе. Временами его ничем невозможно удивить, а временами мозг едва ли не начинает плавиться и кипеть на ровном месте. Следовало ожидать того, что и в этот раз он натолкнется на кого-то, кто совершенно не подходит под определение слова «обычный».
Уорд успевает заметить стальной кулак прямо перед тем, как получить удар прямо в живот и отлететь на пару-тройку метров. Может больше. Может меньше. Он не считает. Вообще не обращает на это внимания, удивленно глядя на уходящего парня. Что он сказал? Электронная почта? Да, если бы он оставил свой адрес, то он бы так и сделал, не выслеживая его по всему городу, именно так, а не иначе.
Сила. Это единственное, что заставляет его задуматься. Силы у парня целый вагон. Можно уже не гадать, и без того уже понятно – задание простым и легким не будет. Схватить его – жаль его имени пока он не знает – и притащить за шиворот на базу Гидры играючи не получится. Придется потрудиться. Естественно он даже не задумывается о том, чтобы отступить или же просто проследить за парнем до того места, в котором он скрывается, а потом притащить целый отряд для его поимки.
Ну, нет. Ни за что. Если бы он искал легкие пути, он бы не был самим собой. Он даже думает о том, что скажут в Гидре, если он притащит такого индивидуума. Хотя до этого еще нужно дойти – нужно в кратчайшие сроки придумать, как справиться с тем, кто может становиться стальным, и поймать, выжив при этом. Вот такая задачка.
Идеально.
Именно этого ему и не хватало для того, чтобы разбавить скучный рабочий денек. Как будто ему не было достаточно тех парней из Биржи, что так нахально и усердно старались его убить вчера. Впрочем, жаловаться он точно не будет. Веселья в жизни все равно много не бывает. Хотя можно ли все это назвать весельем непонятно – это очень хороший вопрос, на который у него нет времени отвечать.
Уорд игнорирует чужие выкрики, вставая на ноги, и быстрым шагом следует к выходу. Он не знает, какой урон он получил. Он ничего не чувствует, ему не больно, и соответственно он не может ничего сказать об этом. Только после, быть может, он наведается к врачам, чтобы провериться – теперь ему приходится так делать все время, чтобы не проморгать какую-либо рану, полученную где-то и от кого-то.
Ему удается догнать парня, пока тот еще не скрылся в местных улочках. Останавливаться он точно не жаждет. Кто-то с удовольствием обозвал бы его самоуверенным идиотом, но у него нет никакого желания потом бегать по всему району, по новой выискивая его. Нет уж. Следует довести дело до конца. И плевать, что после он может пожалеть.
- Ты прав, - не растрачивая время на болтовню, разворачивает парня за плечо и бьет со всей силы в челюсть – его кулак, конечно, не стальной, но после манипуляций, которые Гидра провела над ним, его физическая сила повысилась достаточно ощутимо. – Разреши-ка и мне тебя побаловать.
Ошеломить противника, схватиться за оружие, ранить, если придется – легко, но прибегать к последнему ему не хочется. Приказ был не убить, а доставить живым. Если дело будет плохо, то шприц со снотворным может помочь – не зря же он его с собой начал носить.
Так или иначе, он выполнит задание. И Гидра получит все необходимые ответы, которых ждет прямо сейчас.

+1

6

Когда все пошло прахом? Джимми не мог с точностью определить этот самый момент. Выбор был настолько широк, что парень просто не мог решить. Это было в тот день, когда Галактус напал на его мир? Или может быть, когда Утопия начала войну с Тянь? Или чуточку раньше, когда их Утопию разрывали внешние и внутренние проблемы? Или когда Нимроды пытались убить всех мутантов? Хадсон был в замешательстве. Все шло наперекосяк и раньше. Он узнал что мутант? Может быть тогда? Или когда Логан отдал собственного сына своим «друзьям», или все разрушено было изначально, еще задолго до его рождения и это было лишь следствием всего остального? Хадсон уже не знал точно. Но теперь с той жизнью было окончательно покончено, ведь того мира, вроде как и вовсе не существовало. Найти его реальность было практические невозможно и Джимми просто дрейфовал по этому странному миру, где нацисты во всю одерживали верх. Хотя, парень думал, что Гидра не так уж и хорошо справляется. Правда, он навлек на себя охоту. Но это, опять же, показывало, что Гидра не способна адекватно распределять свои ресурсы. «Или во мне увидели очень неплохую цель…» Последняя мысль была не такой уж и жизнеутверждающей. Хотя Хадсон и считал себя достаточно неотразимым, он не пытался переоценить свои возможности. Но слишком много агентов Гидры встречалось на его пути. И теперь вот этот вот тип… вряд ли ему досталось так уж совсем сильно. На парочку часов, он сделал себе фору, но не более. Парень отлетел от удара в сторону на пару метров, его животу явно досталось. Все-таки стальные кулаки и его достаточная сила — весомый аргумент в драке на кулаках. Джимми любил свои способности. Ему нравилось это — так он имел возможность быть кем-то, кроме как самовлюбленным худым пареньком за рулем старой тачки. С тем парнем было давным-давно покончено. Теперь он стал совершенно другим. Еще более жестоким, сильным, но справедливым. Этого не хватало тому бесполезному задире, думающему о юбках сверстниц. Конечно, о юбках Джимми думать не перестал. Но приоритеты давно изменились. Хотя объявлять себя борцом за свободу мутантов — было пока что слишком поспешно и помпезно. Особенно межпространственным. Хотя это звучало скорее забавно.

Оставив того парня валяться где-то в углу, Джимми спешно уходил по улицам города, надеясь скрыться от преследования в кратчайшие сроки. Отматав несколько кварталов, Джимми начал успокаиваться… но это было поспешным чувством. Ветер донес до паренька запах преследователя. Порыв был кратким, но таким явным, но уже было поздно. Рука на плече, Джимми оборачивается на голос — удар в челюсть. Неприятно. Но совершенно несмертельно. Ощущение опухания… краткий миг… кровь не успевает скопиться, как все повреждения начинаются восстанавливаться его мутантской силой. Даже следа не осталось.

Но кратковременная боль немного застелает разум. Джимми в очередной раз бросает свой пакет с продовольствием. Теперь уже в сторону и, кажется, собирать там будет нечего. Кисти сжимаются в кулак так, что костяшки пальцев стремительно бледнеют от натяга кожи.
— Трудно доходит? — Джимми рычит. Органическая сталь перетекает из его рук прямо в когти и когти тут же прорываются сквозь мышцы и кожу с характерным звуком. Каждый, кто встречал мутантов «Росомах» знает этот резкий слегка свистящий звук. Сникт. Теперь мужчине напававшему от имени Гидры точно не повезет. Джимми ударяет по оружию, что выхватывает незнакомец. Самый любимый прием — уничтожить стреляющую пушку. Потом парень пытается проткнуть парня ударом когтей в живот. Конечно же мимо, ведь мужчина не совсем идиот, чтобы так легко попасться, к тому же сила удара явно говорила — я не так прост как кажусь, буду посильнее обычного тренированного солдатика. Значит этот быстр и силен. Может быть не так, как мутант, но тем не менее не обычный человек. Эти мысли проносятся в голове Хадсона стремительно, парень лишь пытается подрезать своего противника, удар в руку, удар в корпус. Лишь бы зацепить. Размашистый взмах когтями — кто любит, когда ему вскрывают лицо?
— Вы такие настырные. Наглые. Ублюдки. Вам не место в этом мире, понимаешь? — Хадсон рычит на мужчину, пытаясь порубить его на мелкие кусочки. Теперь это вопрос чести.

+1

7

Ему нравится играть с огнем. Рисковать. Постоянно находиться где-то на грани между жизнью и смертью, когда от последней его отделяет всего один небольшой, неслышный, незаметный, но от того не менее реальный шаг. Ему нравится неосторожно лавировать среди многочисленных опасностей, которые ежедневно подготавливает этот уже сумасшедший мир. Нравится каждый раз испытывать себя на прочность, доказывать себе и окружающим то, что он один из лучших, и что этого у него не отнять.
Всегда следует быть осторожным, но об этой осторожности он забывает. Чем дальше, тем больше. Ведь все идет идеально. Все складывается как нельзя лучше. Каждый раз, когда он побеждает, он уверяется в своей непобедимости, и беспечность расцветает, приобретая кровавый оттенок. И стоит ошибиться лишь один раз, как все предстанет в совершенно ином свете. Более мрачном. Более опасном. Непривычном, отчасти, но, в то же время, обыденном.
И он начнет выживать. Будет. Снова, и снова, и снова. Сколько бы раз по нему ни прошлась жизнь, ломая, калеча, разбивая на тысячи кусочков. Сколько бы раз его ни ставили на колени, тыча его лицом во все сотворенные им злодейства. Сколько бы раз ему ни преподавали урок, один тяжче, мучительнее другого... Он не изменится, не сдастся, не опустит руки, не перестанет сопротивляться. И продолжит все время идти куда-то вперед, даже если конечного пункта избранного им маршрута не будет видно.
Его секрет довольно прост – ему нечего терять. То, что он имеет сейчас, завтра с легкостью может раствориться в воздухе и исчезнуть из поля зрения. И он не сможет с этим ничего поделать. У него есть немного людей, и он ради них сделает все – будет спасать, будет жертвовать, но все они все могут уйти в какой-то момент – он все потеряет вновь в какой-то момент. Так что… да – он может позволить себе рисковать собой, не думать даже о том, что однажды он проиграет.
Естественно, на заданиях, которые необходимо выполнить любой ценой, он тщательно продумывает все, рассчитывает каждый свой шаг, продумывает каждое свое действие. Увы, в этот раз он допустил оплошность.
Ему нужно позарез доставить этого парня на базу Гидры, но вместо того, чтобы поступить с умом, он решил полезть в драку. О, да! Лишь для того, чтобы потешить себя. Не то, что он об этом сожалеет, и не то, что он начинает бояться за свою жизнь и сохранность собственной драгоценной шкурки, но во всем происходящем становится все меньше и меньше забавного.
Раньше противники были легче. Проще. Их было чрезвычайно легко одолеть. Их было просто обмануть, обвести вокруг пальца. Их можно было убить, не задумываясь о том, как это сделать. Подавляющее большинство его врагов были простыми людьми, и лишь немногие обладали сверхспособностями, благодаря которыми они становились практически неуязвимыми. Более сильными, более ловкими, более быстрыми, более умными и так далее в этом же духе. Но это было раньше.
К сожалению или удовольствию теперь все чаще начинают попадаться враги более высокого уровня. Разумеется, этого следовало ожидать после того, как в мире произошло все возможное и невозможное.
Драка идет слишком быстро. Ускоренные реакции позволяют ему уходить от части ударов легко и играючи, а иммунитет к боли не дает ему чувствовать, ломаться под тяжестью других, которые сыплются на него. Его сила ничего не значит по сравнению с силой мутанта – о, он достаточно много читал о способностях и возможностях представителей этого вида, чтобы распознать в парне именно одного из них. И он хорошо знает, что все то, что мутант ему успел продемонстрировать, может оказаться далеко не всеми его дарами, и Уорд скрежещет зубами от досады, отпрыгивая в сторону в последний момент, чтобы когти не прошлись по лицу.
Стальные когти его не радуют. Кажется, они проходятся по его телу. Но он не знает, насколько сильно, и не знает, как хорошо его защищает кевларовый бронежилет, который он носит на работе постоянно. Вряд ли на него можно полагаться. Коготки непременно пробьют эту защиту, если еще не пробили. И его не радует то, что его попытки утихомирить парня не приносят абсолютно никакого ощутимого или видимого результата.
Уорд не слушает слов парня – другим занят. Совершенно не до болтовни. В какой-то момент в его руке оказывается шприц, и он не уходит от удара, позволяет ему приблизиться к себе, позволяет ему себя ранить, но лишь для того, чтобы отвлечь и вколоть снотворное прямо в шею. Он с силой нажимает на поршень, вводя в его организм львиную дозу сильнодействующего препарата. Чуть-чуть, и мутант должен уснуть сном младенца, но нужно продержаться еще немного, пока это не произойдет, поэтому он не рискует, со всей силы отталкивая его от себя и готовясь вновь уклоняться от его когтей.
- Хочешь убить нас? – процеживает сквозь зубы вопрос, чувствуя на языке привкус крови – он ранен, но насколько серьезно? Интересно. – Удачи. Но лучше расслабься, не сопротивляйся, подчиняйся. Во имя своего же блага.

Отредактировано Grant Ward (2018-03-11 06:15:59)

+1

8

Джимми Хадсон долго эволюционировал. От простого паренька мало чего понимавшего в политическом мире, до взрослого парня и солдата. Взявшего в свои руки будущее маленькой нации. Провозгласив себя защитником мутантов, Джимми даже не представлял, во что все это выльется. Но медленно и неукоснительно, парень начинал ненавидеть людей. Каждого представителя человечества. Самое смешное было в том, что каждый из этих людей, мог нести в себе икс-ген. Любой из них. Но они с упорством продолжали доказывать, что мутанты это уроды. Уроды не способные ни на что, кроме как убивать. И когда мутанты смогли показать, что способны на что-то другое — люди отправили к ним солдат. Конечно, тогда там действовали какие-то третьи силы, создавшие мутантов. Но Джимми точно знал — икс ген не только рукотворное людьми, сотворенное ими совершенное оружие. Этот мир доказывал это. Ведь какое-то время назад, парень нашел доказательства того, что Логан, что являлся самым первым мутантом в его мире, родился больше 150 лет назад. Значит, что люди точно не могли создать его. Ну и что, что в его родном мире все отличалось? Просто в какой-то другой период истории все пошло немного не так, вот и все.

Да и подробностей этого проекта «Лоза» Джимми так же не знал, быть может, люди попросту научились включать этот самый спящий икс-ген, а он сам существовал миллионы лет? Живя с этими мыслями и под гнетом обстоятельств, Хадсон то и дело убеждался, что Магнето заведший их в яму этих самых обстоятельств был в общем-то прав. А его сын, Пьетро, что так же был и братом Джимми, только усугубил бедственное положение мутантов. Но Хадсон надеялся, что не совершит ошибки этих людей, не оступится на пути спасения мутантов. От кого бы не надо было бы их спасать. Хоть от Гидры, хоть от кого еще.
Но сейчас у него были проблемы более приземленного плана. Один не в меру сильный агент Гидры оказался не так уж и слаб. Мало того, что каждый удар мужчина если не отклонял, то не замечал. Словно ему было плевать. Его одежда пропитывалась кровью, но ему было абсолютно все равно. На жилете, что нашелся под одеждой, зияли рваные раны. Да и удар в живот, что незнакомец из Гидры получил с полчаса назад, так же не доставлял ему проблем. Да и ответные тычки мужчины так же чувствительны, хоть и не опасны. Джимми пользуется моментом, агент Гидры замешкался, хорошая возможность для удара, и он захваченный схваткой моментально пользуется ей. Удар. Когти пронзают тело. Но и в шею что-то втыкается. Неприятная тяжесть расходится по сосудам… моментально достигая головы. Снотворное.

— Ррр… ты думаешь это может меня остановить?! — «Вообще-то может… я уже чувствую как конская доза пытается меня уложить.» — ты ошибаешься, сука.
Хадсон делает несколько шагов назад. В голове все плывет, организм пытается справиться с наркотиком или чтобы это еще ни было. Джимми втягивает когти тут же с силой бьет себя по лицу, чтобы сильнее себя разозлить. Боль не дает заснуть. Несколько сильных ударов и Джимми удается немного разогнать себя.
— Ну давай! Нападай! Что у тебя еще есть в карманах, а? Ублюдок!
Не дожидаясь реакции агента Гидры, Джимми выпускает когти, и достаточно быстро нападает на мужчину. Взмах руками, уже не такой быстрый как раньше. Но все еще достаточно опасный. Джимми пытается зацепить незнакомца своими когтями. Целится в шею и лицо, самые надежные для убийства места — и самые слабые в теле. Нужно справиться с ним быстрее, чем снотворное справится с самим Джимми. Это единственная возможность не проиграть сейчас. Кто его знает, что задумала Гидра? Конечно, рассказать им что либо Джимми не сможет, правда достаточно банальна и скрывать ее он в принципе не хочет. Но тем не менее, попадаться в руки противнику – глупо как-то.

+1

9

Он всегда ходит один. Даже сегодняшнее задание – охота за мутантом – не стало редкостью, не стало исключением из правил. Он не взял с собой команду, которая должна была ему помогать, подстраховывать, прикрывать спину, когда это потребовалось бы. Он заставил их проделывать муторную, занудную работу, заставил просматривать записи с камер видеонаблюдения со всего этого района. Нет. Он решил делать все один, наивно полагая, что задание простое, легкое, и ошибся.
И снова нет – он не раскаивается в своем решении. Существует очень мало вещей, о которых он сожалеет, и конкретно это не входит в их список, и даже вряд ли войдет. На его памяти было слишком много случаев, когда он находился прямо на пороге смерти, и он давно перестал их считать. Этот один из многих – далеко не первый, и уж точно не самый последний. Для него всегда любой день может оказаться последним.
И он не видит смысла сожалеть о том, что он не притащил с собой прямо сюда целую команду, которая совместными усилиями и при его поддержке непременно сумела бы одолеть этого парня, имя которого неизвестно. Он и сам справляется. Но он знает, что какой-то из ударов может оказаться смертельным, хотя это его как раз и не пугает. Если он будет серьезно ранен, то какое-то время он сможет протянуть, достаточное для того, чтобы позвать на помощь ребят, которые утащат уснувшего мутанта на базу, а его отправят к врачам Гидры, прекрасно умеющим залечивать даже самые тяжелые ранения.
К ним наведаться стоит. Уорд в этом даже не сомневается. На этот раз он не станет сторониться помощи и тратить кучу времени для того, чтобы найти, кто поможет ему обойтись без помощи специалистов. Ему, так или иначе, придется побороть свою неприязнь и пойти к тем, кто, возможно, и привил ему неуязвимость, из-за которой он день за днем все меньше и меньше чувствует себя человеком.
Полезная способность, особенно в бою – нет никакой боли, нет никакого страха, нет никакой усталости. Но это не та способность, о которой можно мечтать, увы. В подобных стычках ему все же сложно участвовать. И, тем не менее, лишь благодаря ей он сейчас держится на ногах, лишь благодаря ей он еще жив, лишь благодаря ей он не сдался, позволив себе пасть. Все же ему стоит при возможности сказать спасибо тем, кому обязан за этот дар.
Шаг. Еще один. Удар. Следом другой. Грант усмехается, уклоняется и бьет из всех своих сил, задерживая его на некоторое время. Он знает, что остается всего ничего. Снотворного в шприце было очень много, так, что оно легко убило бы обычного человека и любого мутанта или нелюдя, неспособного противостоять препарату. Ему интересно, насколько организм этого парня силен, хотя ответа на этот вопрос даже и искать не нужно – и без того все ясно.
Мутант силен. Яростен. Чрезмерно обозлен. Если бы Уорд не был тренированным агентом, которого натаскивали годами, то даже со своим чертовым иммунитетом к боли не продержался бы и нескольких минут. Стальные когти. Непомерная сила. Регенерация. Это то, что он успел заметить. Что еще? Он уверен, что есть что-то еще. У мутантов всегда так, в отличие от нелюдей, которым дается лишь один дар.
Уорд игнорирует выкрик, пригибаясь и уходя быстрым кувырком в сторону. Движения парня замедляются – это почти незаметно. И все же – еще секунда, и когти прошлись бы по его лицу. Это не то, чего бы ему хотелось. И не то, что он заботится о своем внешнем виде, просто этот удар может оказаться критическим. Он не сомневается в том, что после таких вот ударов он банально не сможет успеть добраться до базы. Он шипит, шумно выдыхая воздух из легких, – когда же он уже отправиться спать?
- Нет? Не остановит? Может тебе колыбельную спеть? – ворчит, делая быстрый рывок в сторону и подбирая пистолет, вылетевший у него из рук в самом начале не без стараний мутанта. – Тогда сделаем так…
Он целится в тело и стреляет. Пистолет не поврежден, как ему показалось сначала. Пара пуль в грудь, еще одна в висок. Это срабатывает, и Уорд выдыхает, глядя на упавшего без сознания мутанта. Нет. Он его не убил. Его вряд ли можно убить таким простым образом. Это всего лишь метод вырубить, а после регенерация восстановит все повреждения, если он не ошибается. А значит у него не шибко много времени – ему нужно оттащить парня на базу раньше, чем он проснется.
Спустя несколько минут уже у своей машины Уорд вытаскивает телефон из бардачка и вызывает свою команду, сообщая им свое местоположение. Те должны прибыть очень быстро, а пока ему хочется просто надеяться на то, что никаких больше сюрпризов от мутанта, которого он дотащил на себе и худо-бедно запихал на заднее сидение машины, больше никаких сюрпризов не будет.

+1

10

Стоило изначально задуматься, насколько этот агент Гидры самоуверен и уж тем более, насколько он силен. Но Хадсон, привыкший к толпам некомпетнтных идиотов, слишком расслабился. И это привело к тому, что он недооценил противника. Недооценить своего врага — самая опасная ошибка в войне. И она может оказаться максимально фатальной. Это и происходило. Враг не уступал Джимми, хотя казалось, что он уже проиграл. Но нет, мужчина истекал кровью и продолжал драться, словно ничего не происходило. Что это было? Фанатизм истинного преспешника Гидры? Сыворотка супер-солдата? Может быть, он тоже был каким-то мутантом? Хадсон не знал, но все это  ухудшилось после удачного укола в шею. Его не хотели устронять, хотели взять живым. Что это значило? Допрос? Хадсону нечего было им сказать. Он объявил им маленькую войну от своего лица и не был ни с кем связан. Сообщение о том, что он из другой реальности, сразу бы отвело подозрения от всех мутантов. А с ними его видеть не должны были. Иначе бы сначала заявились именно туда.
Удар, еще один удар. Мужчина точно знает куда бить, чтобы замедлить противника. Даже такого выносливого как Джимми. Движения все замедляются и замедляются, он уже не так быстр и становится как среднестатистический мужик. А это уже фатально.

Еще одна атака, и еще одна. Но мужчина перекатывается и уходит из зоны его досигаемости, заставляя Хадсона рычать от злости. Голова отказывается работать адекватно. Но именно злость, затуманивающая глаза не дает ему рухнуть от действия снотворного в ту же секунду. Если бы агент Гидры сразу бы расстрелял его из оружия, он мог бы нарваться на еще большую проблему. Взбесившись, Хадсон уже не почувствовал бы никакого снотворного. Впав в истинное безумие, Джимми бы не остановился, пока не избавился от обидчика. Случаи таких приступов были весьма редки. Но последствия весьма плачевны для врагов Джимми. Их кровь скапливалась огромными багровыми лужами, повсюду валялись конечности и уничтоженное оружие. А лица с застывшими гримасами ужаса, могли бы напугать даже самых циничных обитателей этой гнилой планетки.
Хадсон уже не слышит, что говорит агент. Зато видит, как тот делает одно до боли знакомое и быстрое движение в сторону. В его руках уже пистолет, который он выронил чуть ранее. Рывок в сторону уже самого Джимми. Но поздно. Слишком поздно он сообразил, что его атакуют. Выстрел в тело. Боль начинает давить на нервную систему, делая Джимми еще злее, а сердце, заставляя биться чаще. Еще выстрел и еще. Хадсон вновь начинает приходить в себя и прыжком сокращает расстояние до агента вдвое. Еще секунда и быстрый удар отсечет мужчине руку. Нет. Агент не теряется и успевает сделать еще один выстрел, его Джимми уже никогда не запомнит, так как просто не услышит. Пуля вонзается прямо в висок и перед глазами мутанта падает пелена тьмы.

В себя Джимми приходит в багажнике автомобиля, связанный и веьсма плотно. Да так, что просто так когти выпустить не удастся. Хитрец явно подумал о проблеме когтей. Рука мужчины так близко, что соблазн невообразимо велик. Особенно учитывая дикую боль и желание отомстить своему обидчику. Во рту появляется кисловато-металлический вкус. С таким вкусом металл нарастает на костях Хадсона. Если быть конкретным — на зубах. Острые металлические клыки, в которые превратился частокол до этого белых зубов Хадсона, вонзаются в кисть незнакомца, ловя его в мертвую хватку хищника из которой выбраться ему будет весьма сложно.

+1

11

За десять минут, проведенных в ожидании команды, Уорд старательно связывает мутанта, не желая того, чтобы тот не вырвался из плена забытья в самый неподходящий момент и не устроил всем окружающим небольшой конец света, выпотрошив их к такой-то матери. Ему совсем не хочется продолжать уже окончившийся бой, по этой причине он держит пистолет поблизости, чтобы вырубить парня, если он очнется. Он совершенно не уверен в том, что сумеет противостоять ему и дальше. В схватке с обычным врагом – легко, даже сейчас, но не с мутантом, имеющим в своем арсенале подобный набор способностей, с помощью которых можно любого превратить в мясной фарш.
Грант раздраженно скрежещет зубами, снимая с себя располосованный бронежилет – он не ошибся, предположив, что такая защита мало чем ему поможет. Много ран, но они, конечно же, не составят особых проблем для врачей Гидры, к которым он наведается сразу же, как только прибудет на базу. И да, на нем останется много шрамов – неплохое пополнение его коллекции. Гораздо сильнее его волнует то, что он истекает кровью – он кое-как перевязывает себя бинтами из небольшой аптечки.
И все же это не мешает ему после расхаживать возле машины. На всякий случай. Любопытных глаз вокруг почти нет. Те немногие люди, что проходят мимо, заняты исключительно своими делами. Но его напрягает то, что кто-то мог стать случайным свидетелем их драки, да и рабочие супермаркета, в котором произошел первый контакт, могли вызвать полицейских. Стражи правопорядка тут совсем ни к чему. Разумеется, Гидра – новая власть, и он, как ее агент, действует абсолютно на законных правах, но вот объясняться с ними ему не хочется.
Честно говоря, у него в данный момент совершенно не то настроение, чтобы быть дружелюбным и охочим до пустой, лишней болтовни. Миссия, которая должна была быть легкой, простой, оказалась для него настоящим испытанием. Ближайшее время ему придется восстанавливаться и зализывать многочисленные раны. Недолго. Хоть это радует. Кто-то другой порадовался бы предстоящему, пусть и непродолжительному отдыху, но не он. Ему более чем нравится то, что в Гидре постоянно находится что-то, чем можно себя занять.
Но вот мутанту – Уорд мстительно кидает взгляд на багажник – достанется с лихвой. Он не знает точно, что с ним сделают, но вполне представляет себе. Такой уникальный образец попадается не так часто, и Гидра с удовольствием вцепится в него. Вполне вероятно, что его начнут изучать, а затем попытаются промыть голову и заставят работать на себя. Почему нет? Много хороших агентов не бывает. Так делают со многими, кто может принести пользу. И достаточно сложно сказать, что это плохо.
Ему не жаль. Он не испытывает вины или сочувствия. Его переполняет лишь досада за то, что он так нарвался, и удовлетворение от выполненной работы. Он выполнил приказ, доказал в очередной раз свою верность и то, что он является одним из лучших. Не то, что он хочет выслужиться, просто этого, как бы ни было банально, требует его тщеславие. И сегодня это будет вполне заслуженно.
Уорд позволяет, наконец, себе расслабиться, когда рядом останавливается машина с эмблемой Гидры. Он обрисовывает ситуацию кратко, не вдаваясь в подробности и полностью игнорируя их изумленные выражения лиц, и открывает багажник, намереваясь помочь им перетащить мутанта. В лишний раз проверяет веревки, и в этот же момент он замечает то, как парень приходит в себя. Это его не удивляет – он знал, что регенерация сделает свое дело, удивляет то, как это произошло быстро. Впрочем, он не знает точно, нормально ли это или нет. Он знает только то, что придется его вырубить еще раз.
Он едко усмехается, продолжая проверять дальше, а вот дальше происходит то, чего он никак не ожидал. Он предполагал, что парень начнет посылать его в известные края, предполагал, что вот-вот услышит о себе все лестное, что можно было бы только представить, предполагал, что будет попытка вырваться… Все, что угодно, только не то, что тот вцепится в его руку стальными зубами.
- Твою же мать! – рычит, сжимая челюсти – внезапно он чувствует это, ему больно. Неизвестно, какие именно нервные окончания были только что задеты, но определенно те, которые не подверглись атрофии. Боль, пусть и приглушенная, раздраженным импульсом добирается до мозга, напоминая о своем существовании впервые за долгое время. Он знал о том, что подобное возможно, но сейчас это было абсолютно неожиданно.
От спокойствия не остается и следа. Становится понятно, что так просто руку из хватки не вырвать. Шипит, выхватывает пистолет, целится на этот раз прямо в лоб и стреляет, и как только мутант отправляется в забытье, тут же высвобождает руку, на которой теперь красуется впечатляющий след от укуса.
Серьезно?
- Боже… Да что же это за день такой? Я лично сдам его тем, кто научит его «манерам». И не будет мне удовольствия приятнее этого, - злобно процеживает, хватая остатки бинта и перевязывая окровавленную руку. – Чего уставились? Грузите его в машину, засуньте в рот кляп и живо на базу, - рявкает на парней, стоящих рядом, явно остолбеневших от увиденного зрелища.
Черт подери.
Даже спустя час, уже на базе, где он сдает мутанта, а сам отправляется залечивать раны, он продолжает злиться на себя за то, что не задумался о кляпе, но с другой стороны – он ведь вырубил его пулей в висок, о каком еще кляпе он мог подумать? И так… В следующий раз, когда он вновь столкнется с мутантами, он будет готов ко всему. Честно. Он постарается. Сегодняшний день стал для него весьма хорошим уроком.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [22.09.2016] let's have a war


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно