ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [10.2013] Не держите птицу в клетке


[10.2013] Не держите птицу в клетке

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Не держите птицу в клетке
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://lh3.googleusercontent.com/-kKvKtOcuPRo/AAAAAAAAAAI/AAAAAAAAAAA/-o0Ghzs7dsI/photo.jpg
Магнето | Фениксhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Почему Джин позволила Эрику забрать себя с места смерти Ксавье? Вот Эрику тоже хочется это знать. А еще ему хочется, чтобы Джин прониклась проблемами Братства и примкнула к нему на постоянной основе. Вот только всегда возникает вопрос, чего хочет сама Джин?

ВРЕМЯ
октябрь 2013

МЕСТО
леса вокруг лагеря Братства мутантов

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
вставшая не с той стороны гнезда Джинни

+2

2

Мощь Феникса - огромна, сокрушительна, которая в любой момент может выйти из под контроля, и Магнето это понимает. Он уже видел эту мощь в действии, но подозревал, что это - лишь малая толика, что еще больший потенциал скрыт за этим ставшим совершенно чужим взглядом Джин Грей. Она ныне и правда была чужой, и ее никто не смог остановить. Даже Чарльз, который был ей, как отец. От этого внутри все сжимается, и Эрик старается об этом не думать и не вспоминать. Но это - нелегко, и предсмертная улыбка Чарльза, словно говорящая, что все будет хорошо, то и дело встает перед глазами, приходит в кошмарах, а в ушах звенит собственный крик, зовущий друга. Но на войне не может быть без жертв, и Магнето это объективно понимал, стараясь отринуть чувства и эмоции, которые бы помешали ему осуществить его план, а еще заткнуть противную совесть, которая почти кричала "а уж не ты ли ее науськивал и разбудил спящее пламя? Не ты ли виноват?". Но он отмахивается от подобных мыслей, поднимается с пола и уводит Феникса: Джин Грей больше нет.
Эрик замечает, как Феникс отдаляется от лагеря, как идет по тропинке, скрываясь меж деревьев, и он следует за ней. Он прекрасно знает, как все это опасно, и, если она будет в гневе, его собственная жизнь уже ничего не будет стоит. Но он еще собирается побороться, и ему ради чего и кого стараться. Но откуда же это противное чувство, когда хочется обернуться назад, чувствуя спиной взгляды? Позади него никого нет, но все равно присутствие будто ощущается: будто Рейвен сейчас подойдет и так привычно обнимет за плечи, а рядом замрет инвалидное кресло, и Чарльз уточнит, не хочет ли он в этот раз, ради разнообразия, поиграть за белых? Магнето тряхнул головой, прогоняя это наваждение, уже более решительным шагом идя про тропинке и замечая знакомый силуэт. Джин Грей больше нет: есть только Феникс.
- Непривычно, не так ли? - Эрик подходит к ней, совершенно не таясь, чтобы она заранее услышала хруст веток под его сапогами, поняла, что к ней приближается. Он стоит рядом с ней, но на нее не смотрит: его взгляд устремлен также вдаль, словно в будущее, которое уже не за горами. С силой Феникса на его стороне он перевернет наконец этот мир, и мутанты займут свое законное место на его вершине! Вот только... как долго он сможет удерживать этот бушующий огонь и сможет ли? У него в этом были сомнения, но дело того определенно стоило, как и стоило тех жертв. Рейвен. Чарльз.
Магнето прекрасно осознает, что это - не война Джин Грей, и это - уж тем более не война Феникса. Она позволила себя увести лишь потому, что внутри нее все переворачивалось, и она не могла мыслить здраво и адекватно. Впрочем, в этой ее способности он сильно сомневается до сих пор, но зато прекрасно видит и буквально чувствует ее гнев. И его дело - найти нужные слова, направить ее гнев в нужное ему русло, и Магнето, который слишком давно живет и слишком многих повидал, когда-то будучи сам таким, прекрасно понимает, сколь тонка грань, как каждое слово может нарушить шаткий баланс.
- Все дело в выборе. В выборе и в свободе. Просто быть тем, кто ты есть, быть собой, а не прогибаться под других, под их желания, не позволять себе навязывать чужую волю, - Эрик говорит спокойно, все также на нее не смотрит, но знает, что Феникс слышит каждое его слово, не пропускает мимо ушей и наверняка изучает его. Джин Грей знала его и знала давно, видела его разным, но так и не заглянула дальше того, что он сам хотел показать этому миру. Магнето не желал раскрывать душу, не вел разговоры "за жизнь", на примерах из собственной судьбы не доказывал свою правоту. Он был лидером, и он не мог позволить себе слабости, а еще не собирался позволять того, чтобы его история стала разменной монетой его идеологической борьбы.
- Но еще дело в других, кто, не получив желаемого, пытаются достичь этого силой. Поэтому тебе даже не надо читать мысли, чтобы понять всех тех мутантов в лагере, которые здесь собрались. Они просто хотят быть собой и хотят свободы, хотят делать свой выбор сами. Знакомо, Феникс?

+1

3

Все было странным. Все было другим. Казалось бы, земля, трава, деревья, мелкие капли дождя, воздух, все это было таким же до ее смерти, но сейчас почему-то имело совсем иной привкус, запах, цвет. Или все дело было в ней самой?
Глухое беспокойство все время ворочалось внутри, обида, злость и раздражение стали ее неотъемлемой частью, они не унимались ни на минуту, вызывая желание выплеснуть их. И все же Джин – Феникс – не торопилась устраивать тотальный геноцид, аутодафе или массовое сожжение. Она наблюдала за всем вокруг, пытаясь заглушить в собственной голове осуждающий голос Чарльза Ксавье – так нельзя.
Так, действительно, нельзя.
Но как же она устала от бесконечного «что такое хорошо, а что такое плохо». Всю свою жизнь Джин Грей жила по догмам, продиктованными ей сначала родителями, потом профессором. Нет, ничего плохого она в том не видела тогда, как не видела ничего плохого в той жертве, что принесла в виде себя на озере Алкалай. Кто-то должен был, и из тех, кто там находился, только она, Джин Грей, могла справиться с этой задачей. Девочка с зелеными глазами и рыжими волосами, влюбленная в жизнь и мальчика с убийственным взглядом, должна была погибнуть, чтобы те, кого она любила, могли жить.
Тот, кто стал ей отцом.
Тот, кто был ей мужем.
Та, кто была ей подругой и сестрой.
Тот, кто просто смешал все ее чувства в нечто невообразимое.

Она должна была погибнуть, но не погибла. Жертва ли заставила пасть все внутренние барьеры или что другое, но в конечном счете Джин обрела себя, там, в коконе телекинетической энергии, под толщей холодной воды.
Ей было страшно. Ей было одиноко. И она бы сошла с ума, если бы не Феникс. Вернувшись в этот мир она не мстила, но ждала ответов на свои вопросы. Переступив порог дома, из которого много лет назад ее забрали Чарльз и Эрик, она искала себя. А нашла страх в глазах приемного отца, осознала свою силу и мощь. Наверное, она могла бы остановиться, не убивать Чарльза, но его страх перед ее способностями был так велик, что заводил и злил Феникс еще больше, от чего расплата была неизбежна. Осознание сотворенного пришло после, и Джин внутри билась раненой птицей, ужасаясь смерти, которую так безжалостно и легко дарила тем, кто был так для нее важен, но Феникс… Феникс ждала, чтобы понять, что же теперь делать.

Под ногами хрустели ветки, Джин удалялась от лагеря туда, где была тишина, даже птицы не пели, спугнутые неведомой силой, что тянулась шлейфом за женщиной с рыжими волосами. Она, словно была соткана из огня, он пылал внутри, готовый вспышкой вырваться наружу, но не сейчас, не в эту минуту. Эрик от нее чего-то хотел. Пора бы ему уже огласить свои желания, а то и так это молчание слишком затягивалось. Эрик никогда ничего не делал, если не видел в том пользы для себя. И его она почувствовала раньше, чем услышала шаги.

Безмятежность, с какой Джин созерцала все вокруг, могла бы напугать кого угодно, но, видимо, не Эрика. Что ж, похвально. Она не спешила открывать рот, молчанием приглашая Магнето заговорить первым, и тот не заставил себя ждать. Казалось, Джин не слушала его, но нет, она впитывала каждое слово, мысленно скалясь в ответ – красивая речь, Эрик говорил от души, Эрик вкладывал в нее все, проблема была лишь в том, что Эрик тоже ее боялся. И это делало все таким бессмысленным. Он хотел ее получить на свою сторону, ведь это, фактически, было выигрышем в борьбе, но так и не понял главного, ей – Джин или Феникс – было безразлично будущее мутантов. Ей вообще все было безразлично относительно всей это благородной борьбы. Что ее волновало, так это собственные желания, и сейчас она отстранено прикидывала, чем обернется авантюра Лешнерра, не проще ли заняться своими делами, не проще ли вернуть себе Росомаху, дозвавшись до него сквозь расстояние.
- Значит, ты мне предлагаешь свободу и выбор, Эрик? – На раскрытую ладонь упала капля, быстро испаряясь. Джин сжала пальцы в кулак, вздохнула и, наконец, посмотрела на Эрика. – Тебе не кажется, что это не выбор, а попытка направить мои мысли в нужное русло? Не думаешь, что мне это может быть не интересно? – Она сделала несколько шагов в сторону, опираясь спиной на дерево. Рассматривала Магнето, словно, видела его впервые. Но ничего необычного для себя не находила. – Он меня боялся, всегда. Боялся того, что запер во мне, не желал меня этому учить. А ты? Чем ты лучше своего друга, Эрик? Почему я должна тебя поддержать?

+1

4

Это не будет просто. Это будет смертельно опасно. Но все же Эрик рискнет - иначе зачем все это затевалось? Иначе бы жертва Чарльза была бы напрасной. Впрочем, Чарльз пожертвовал собой не ради его планов, а ради то, во что верил сам, ради тех, кем дорожил. Это до сих пор больно, но Магнето старается об этом не думать, когда идет следом за Фениксом, когда вступает на крайне шаткую тропу, когда под ногами полыхает огнями бездна. Это - почти момент истины для них обоих, и подобрать тут слова - тяжело, заготавливать речь заранее - бессмысленно. Ему еще предстоит узнать, кто перед ним теперь. Главное, чтобы это знание не стало последним в его жизни.
- Да, свободу и выбор. Если ты хочешь, то можешь прямо сейчас покинуть мой лагерь и отправиться... по своим делам? - он смотрит на нее в ответ и смотрит вопросительно. А есть ли дела у Феникса? Она уничтожила всех, кто ей мешал быть собой. А что дальше? Так часто бывает: когда достигнута глобальная цель, то чувствуешь опустошение - уже нечего достигать, и ты невольно замираешь на месте, когда что-то новое еще не придумано, не зная, куда двигаться дальше. Только пока, видимо, Феникс для себя это еще не осознала: ее взгляд наверняка еще устремлен в прошлое, где ее почти не было, где он была подавлена и заперта. Это - огромный пласт жизни, и мир уже иной, но насколько изменилась она сама, пока балом правила Джин Грей?
- А тебе неинтересно? - Эрик отвечает вопросом на вопрос и качает головой. - Не думаю: иначе бы тебя здесь уже не было. Ты выжидаешь, что я тебе предложу, не так ли? И, кажется, мы оба знаем причину этого. Или ты желаешь, чтобы я озвучил ее для тебя вслух? Я могу это сделать, - он кивает головой, продолжая на нее смотреть, не отводя взгляд, не отворачиваясь, и ощущая то напряжение, которое повисает в воздухе. Все это - не просто, но и Магнето не был дураком, чтобы заранее не просчитать подобного. Просто у него уже ничего не будет, и он был к этому готов, не желая прятать голову в песок, желая сам менять обстоятельства ради себя, а не меняться под них. Это требует жертв, и он уже на них пошел, и с этого пути он не свернет.
- Я не лучше и не хуже: я просто другой. У меня другие силы, другая история, другие приоритеты и цели, другие методы, чтобы их достигать, - Эрик пожимает плечами, не сравнивая себя и Чарльза, хотя, если все же сравнить, то сравнение было бы вряд ли в пользу Магнето. И он об этом подспудно догадывается, но никогда не произнесет вслух. - Ты мне ничего не должна и уж тем более поддерживать, - это в ней явно говорит Джин Грей, где было много чувства долга, которое подчас затмевало все остальное, идя в ущерб личным интересам, когда о себе думаешь в последнюю очередь, стараясь ради других. Конечно, было бы отлично, если бы Феникс оказалась на его стороне, но тут есть множество нюансов, которые Магнето приходится учитываться, с которым он должен считаться, взвешивая каждое слово, контролируя тон своего голоса на каждой фразе. Не бывает ничего неважного: здесь все имеет свое значение, и это же все может вдруг обернуться против него.
- Теперь ты получила свободу, почувствовала ее вкус, и что дальше? Теперь ты наконец на воли, но так ли она тебе нужна, когда все это не имеет смысла? Раньше ты вела борьбу внутри, победила, и желаемая цель уже осталась позади, но... - Эрик качает головой, как бы говоря, что все далеко не так просто, и Джин Грей это бы поняла. Только поймет ли Феникс? Тут совсем иная личность, иные стремления и система ценность, иная сила, которая не знает удержу, которая разрушительна и вряд ли когда-либо станет созидательной. - Вот поэтому ты здесь: ты еще сама не знаешь, чего ты хочешь. Тебе нужна новая цель, и эта цель должна быть также твоей - она должна затрагивать тебя, быть для важной или значимой в какой-то степени. Иначе все остальное не имеет смысла: у тебя же есть выбор, и ты вольна его сделать не в пользу плюса. И это тоже будет твой выбор и твоя свобода. Но вспомни те времена, когда ее у тебя не было, а потом посмотри вокруг. У многих ее нет до сих пор, а люди сделают все, чтобы ее отнять просто потому, что боятся неизведанного, таких, как мы. Может быть, правильно делают, но... но жить и существовать - это все же разные вещи. Ты уловила уже эту разницу? Прочувствовала? Пропустила через себя?

+1

5

По своим делам?
А какие у нее дела?
Джин задумалась, прикидывая, чего хотела сейчас больше всего.
Когда она освободилась от озерного плена, увидела Скотта, то больше всего хотела именно его, его поцелуев, его объятий.
Когда очнулась в лазарете Особняка Икс, то ее единственным желанием было утоление голода по Логану, ведь она так долго этого хотела. Джин Грей не могла себе этого позволить, а вот Феникс могла, о чем недвусмысленно дала понять Росомахе. Жаль, у него кишка тонка оказалась, тут же начал задавать вопросы, куда делся Скотт Саммерс. О, это благородство, которое было в Логане, глубоко спрятанное, но никуда не девавшееся. Вспомнив об этом, Джин криво улыбнулась.
Возможно, она предложила бы Росомахе уйти вместе с ней.
Возможно, она еще предложит.
Пока она думает, но уже точно знает, ей не хочется бороться, ей не за что бороться, все это несущественно. Все эти страсти, страстишки, глупые людишки, мутанты и их непонимания, зачем они Фениксу, ведь она выше всего этого, могущественнее и сильнее, а это все так... бессмысленно.

- Мне не интересно, - безмятежно сообщила Феникс, - ваша борьба не имеет смысла. Вы в любом случае проиграете, Эрик, ты и твои люди погибнут, а если нет, то будут вынуждены выживать, хвататься за зерна жизни. Победы не будет. Но мне скучно. И я пытаюсь понять, чем забить это чувство, которое таится внутри.
Скука убивает, скука толкает на разные поступки, пробовать и развлекаться, чем-то себя занять. Но пока Джин хотела посмотреть со стороны, чем же все закончится. Если Магнето и его люди будут проигрывать, ей незачем будет оставаться. Если же борьба достигнет желанного результата, то почему бы не посмотреть на это с близкого расстояния?
- Выбор - это иллюзия, - Джин провела кончиками пальцев по коре дерева, оставляя обожженный след. - Его никогда нет, но все время говорят о его наличии. Если так подумать, то и тебе выбора не дают, Эрик, и ты его никому не даешь. Но всем так хочется говорить, что они свободны... ты едва ли не больше других закован в цепи обстоятельств, которые гонят тебя что-то делать, ломать, создавать, уничтожать, только предлог ты выбрал красивый, о, конечно, во имя будущего примкнувших тебе мутантов. Какого будущего, Эрик?

Единственный способ перебороть упрямство людей - навеять на них страх, уничтожить их, устроить массовый геноцид, выжечь их, чтобы место осталось только для тех, кто является носителем гена икс. Но тому же Фениксу было очень лень напрягаться, во имя чего? Мутантов? Они сами не могут за себя постоять, такое долгое время прятались, ломались под гнетом людей, а теперь им помощь подавай? Ради чего?
Джин смотрела на Эрика, а в зеленых глазах полыхал огонь, старательно сдерживаемый.
- Не существует свободы. Не существует выбора, - Феникс шагнула к Магнето, сокращая дистанцию, - но чего хочешь ты сам, Магнето? - Губ коснулась улыбка, но в глазах ничего не изменилось. - Когда ты предашь тех, кто тебе доверяет? Когда ты их бросишь? И главное, сколько их, - она кивнула в сторону лагеря, - погибнут потому, что ты отправишь их на смерть? У многих тут нет будущего, ведь главное - это твое собственное будущее. Не стоит лгать. Я все равно почувствую.

+1

6

- Смотреть, но не видеть, - Эрик неопределенно качнул головой. - Понимаю. Наверное, это и правда тяжело жить без цели, просто плыть по течению, существовать. Здесь я ничего не могу тебе сказать: мне подобное недоступно, - он пожимает плечами: у него всегда была та или иная цель на разных вехах его жизненного пути. Эта цель давала ему силы, помогала подниматься с колен после поражений, заставляла идти вперед и только вперед, и ради этих целей Магнето был готов на многое пойти. Но чтобы просто слоняться по миру в поисках себя? Нет, подобное - определенно не для него: он сразу знал, что ему надо делать, а время помогало ему лишь понять методы, как все это стоит реализовывать. Но у него была цель, и она была уже так близко, что оступиться и все потерять будет тяжело. Он старался не думать о поражении, но допускал подобные мысли, а еще он знал, что потом, снова поднявшись с колен, попробует снова. Лишь только смерть разорвет этот круг, когда для него уже будет существовать только вечность и безвременье.
- Ты так уверенно обо всем судишь, как будто знаешь все на свете, - Эрик позволяет себе усмехнуться. - Но это - далеко не так. Ты можешь легко прочитать мысли, но ты не знаешь, что внутри на самом деле. Ты думаешь, что понимаешь меня и то, чем я руководствуюсь? Думаешь, что можешь легко предугадать мой следующий шаг, основываясь на уже совершенных мною деяниях? А еще очень легко судить - это позволяет не задумываться, не так ли? - Магнето спокойно смотрит на девушку, которая когда-то была Джин Грей. Теперь ее здесь нет и уже вряд ли будет: она сама оборвала все связи, сожгла все мосты, уничтожила тех близких и родных, кто бы мог ей помочь, кто бы стоял за нее до последнего. Неужели она не ощущает эту пустоту после всего случившегося? Или только свою свободу, когда птичку, запертую в клетку, выпустили на улицу?
- Ты просто не знаешь, что делать со своим выбором и со своей свободой: ведь у тебя их так долго не было. Ты, несмотря на свою силу, привыкла к другому: что тебе укажут путь, что подскажут, что направят, и, как бы ты не злилась сейчас на мои слова, ты привыкла к приказам и насилию, когда тебе навязывали чужую волю, говоря, что так будет лучше и правильнее. Ты не знаешь другого мира, и у тебя нет ни цели, ни веры. У меня это есть. Не скажу, что с этим сразу становится легче жить, но зато жизнь обретает смысл, и ты именно живешь, а не существуешь. Вот и сейчас ты ждешь, что я начну уговаривать тебя, что предложу тебе что-то, что сможет тебя заинтересовать - в то время, как ты для себя такое предложение сделать не можешь. Да, то будущее, которое я хочу для мутантов, не наступит так просто, по щелчку пальцев и какой-то магии: для этого будущего надо приложить силы, и это будет война, и на этой войне неизбежны будут жертвы. Но я к такому готов, как и многие из тех, кто сейчас находятся в лагере. Просто потому, что им это важно, они в это верят, и это и есть их жизнь. А что есть жизнь и вера для тебя? Очередная иллюзия? Ты так говоришь лишь потому, что наслышана, но не пробовала, и всегда проще отрицать, чем один раз рискнуть и испытать на личном опыте, - пожалуй, это была слишком длинная речь, и Эрик не уверен, что Феникс ее воспримет правильно, в нужном ключе, поймет то, что он пытался до нее донести. У всех у них есть очень "ценное" качество: слышать лишь то, что они хотят услышать, придавать словам ту окраску и значение, которое они не несут. Сам Магнето был не исключением, зная за собой подобное. Феникс хотела от него универсальной панацеи для своей новой жизни? Так этого не существовало, и все было в ее руках. Вот только она не знала, что с этим делать явно.
- Да, я не стану скрывать, твоя помощь и поддержка для меня были бы не лишними, но я не стану тебя неволить, да и вряд ли смогу. Это я тоже прекрасно понимаю, как и ты понимаешь, и это тоже дает тебе определенную свободу и выбор. Но только в этот раз решать тебе придется самой: ни Скотт, ни Чарльз больше не придут и не помогут.

+1

7

Джин рассмеялась:
- Тяжело? Нет, мой дорогой Эрик, тяжело идти вперед и понимать, что твои средства не оправдывают цель. Или наоборот. Сколько всего ты достиг? Ты там, где был всегда, мутанты там, где были всегда, так что ничего интересного в твоей цели нет.
Феникс совершенно не ощущала той тяжести, о которой сейчас рассуждал Эрик. Ради бога, все эти цели были каким-то глупыми, пропитанными пафосом, почти как слова Ксавье, да и Леншерра тоже. О, сразу чувствуется дружеская рука, они оба отличались бесконечными высокими целями, казалось бы, одинаковыми, но совершенно разными в плане их достижения. Все это было скучно на самом деле. Жить так скучно. И слушать тоже скучно. Феникс испытывал разочарование, Джин внутри билась в истерике, пытаясь снова быть собой, но теперь уже ничего не могла поделать. она стала внутренним голосом, к которому было совершенно не обязательно прислушиваться, как бы она того ни просила.

А глаза все темнели. От скуки становилось тошно, и лес этот уже надоел. На Магнето все те несчастные обитатели лагеря смотрели как на господа бога, каковым он и был ввиду его способностей, даже треть не обладала таким потенциалом, если верить той девчонке, которую она где-то подобрал. Она могла считывать способности мутанта, определять его возможности.
- Почему ты не отвечаешь на вопросы, Эрик?
Джин пошла в обход по кругу, огибая Эрика, изучая его со стороны. Что он сможет сделать, если ей вздумается охватить его огнем? Поможет ли ему шлем, вздумай она попробовать вскипятить его мозги? О, может, и правда попробовать, чтобы хоть как-то приглушить его желание толкать красивые речи.
- Мастер переводить стрелки на другие темы.
И правда, ведь она задала вопросы, на которые хотела прямых ответов, а тут пошла демагогия, полемика, или как оно правильно называется. Философия на тему свободы, которой у Магнето нет, но он не хочет это признавать, а Феникс не нанималась ему открывать глаза на реальное положение дел. Хочется быть слепым и глухим, на здоровье. Это его собственный выбор, он ведь так радует за свободу слова, мысли, действия. А Джин хочется знать конкретные вещи, а не разводить тут тематику революции мутантов, ой, это такая чертовщина.

- Где Рейвен? Я не вижу ее при тебе, а ведь раньше она была твоей правой рукой. Или левой. Или обеими. Или не только рукой, а, Эрик? – Улыбка стала более распущенной, почти что манящей, Феникс развлекалась, а правильная девочка Джин вопила в голове, заводя еще больше.
Упоминание профессора и Скотта разозлило Джин. Невольно пальцы сжались в кулаки, все вокруг затрепетало, гонимое ветром, слегка заискрило, а она тихо заметила:
- Осторожнее, Магнето, а то придется тушить пожар. А мы ведь говорим, не так ли?
Она не понимала, почему ее это злило, ей должно быть все равно. Это та Джин жалеет, а эта Джин, Феникс, ей нет дела до тех, кто слаб, немощен, не в состоянии был выжить, пришел, чтобы его убили.
Или же ей было тяжело держать рвущуюся боль Джин внутри, когда струны лопались, а слезы лились, оплакивая убитых?

+1

8

- Так ты ищешь интерес и все его не находишь? Вернее, не находишь в себе, - Магнето качнул головой, раздумывая над положением. Да, Феникс - это сила, но эта сила в любой момент может обернуться против него же. Когда он все это затевал, он не строил свой план на ней, и тут скорее бы вышло неплохое дополнение. Если бы вышло. Можно было бы попытаться ее обмануть, но был ли в этом смысл? Скорее нет, чем да - и опять же слишком затратно, хлопотно, и его личных усилий может не стоит. В конце концов, у него есть его дело, его ориентиры, и он вовсе не обязан развлекать постоянно одну нестабильную мутантку, которая сама не знает, чего хочет от этой жизни и от этого мира.
- А ты разве хочешь услышать мои ответы? Мне так не показалось. Ты составила уже свое мнение и лишь ищешь ему подтверждение. Ты просто не поверишь моим словам, если они идут вразрез с твоим суждением. Это так... по-человечески, - у него самого все в порядке с целостностью собственных суждений, что чужие слова его вряд ли переубедят, что он легко через них перешагнет, если они ему помешают. Это всегда стоило того, и в этом он тоже уже не сомневался долгие годы, когда все шел по своему пути. Да, успехов было не так много, но он и не ждал сиюминутных побед - он еще тогда представлял, какой длинный и долгий путь предстоит проделать. Только бы сил хватило, включая и его личных.
- Я не собираюсь ни признаваться, ни каяться. Я такой, какой я есть, и мои цели - все такие же, как и были когда-то. Не веришь в них? Твое дело. Я не собираюсь всеми силами тебя убеждать, - это и правда выглядит глупо. Впрочем, как и весь их разговор. Может, стоило оставить Феникс там, в том разрушенном доме, чтобы иксы сами пытались с ней справиться? Тогда она и их бы убила просто потому, что ей бы сказали слово наперекор? Слишком нестабильна, и ею управлять не представляется возможным - Чарльз в этом убедился на собственном горьком примере, и, если Феникс такое не помнит, предпочла забыть, то Магнето с этим жить дальше. Пока что он запрятал это воспоминание поглубже, но подспудно все время напоминает, что...
Она смотрит на него, ждет от него дальнейших слов и призывов? Или хочет откровенности, которая ей, по сути, не нужна? Просто ради развлечения - чтобы не было скучно. Не более того. Только для него все это - совершенно не игра: это - дело его жизни, и он не смеется и не улыбается, ровно как и спокойно смотрит на ее манипуляции. Надо же - ему удалось ее задеть и спровоцировать в ответ?
- Хочешь занять место Рейвен? Не в обиду тебе будет сказано, но не получится, - слишком топорная провокация, чтобы он на нее повелся и ответил. А еще она пытается вызвать страх, но, удивительное дело!, страха нет. Видимо, не стоило ему показывать, что и тоже в какой-то степени человек, что она все еще помнит, и где-то там, внутри, все еще есть Джин Грей, которой не все равно. Но только хватит ли сил у Джин выбраться? Судя по всему, нет: раз уж Феникс так доминирует, так спешит взять от жизни все. Или это потому, что кое-кто сам боится? Боится огненной клетки в чужом сознании!
- Мне кажется, что мы уже поговорили, - Магнето пожимает плечами: она не воспримет ни его самого, ни его аргументы. Что бы он не сказал - этого все равно и всегда будет мало. Просто потому, что Феникс сама так захотела, что ей нужно другое, что она видит для себя иной мир и думает, что знает там все. - Ты знаешь, где лагерь, если захочешь туда вернуться и помочь мне в моем деле. Если же нет, то так тому и быть, - Эрик кивает в ответ на собственные мысли и поворачивается спиной, делая первые шаги обратно, возвращаясь туда, где его ждет его небольшая армия, которую он скоро бросит в бой. Борьба эта не будет без крови, и их светлое будущее увидят далеко не все. Но за свободу всегда стоило сражаться: этому его научили нацисты в Освенциме, где он сам едва выжил, откуда было не так просто сбежать, и каждый день превращался в борьбу. Он провел в том лагере далеко не неделю, а целые года, и каждый год ему казался бесконечно долгим, длиннее века. Но когда-то и это закончилось, и они победили, и можно было ходить по улице, не опасаясь, что тебя схватят лишь потому, что ты "не той национальности" или "не тех взглядов", и пить кофе в кафе, глазея на прохожих, которые шли вперед, а не бежали, спасаясь от ужаса той бойни. Но какой смысл говорить об этом и кому это вообще нужно?
- Будет дождь: решай быстрее, а то рискуешь промокнуть.

+1

9

Как же все…
Скучно?
Да, наверное.
Феникс смотрела на Леншерра и пыталась справиться с чувством разочарования, которое расползалось внутри. Впрочем, она ведь ничего от него не ждала. Просто пыталась понять, что ему еще надо, кроме ее силы на его стороне. И стоит ли ей самой напрягаться, вкладываясь в это. Ответов Джин не получила, похоже, и не получит. Впрочем, ей это все было ни к чему. Не хочет Эрик говорить, считай, что оставляет за ней право исчезнуть в любую минуту, когда заблагорассудится. Теперь все эти обязательства не про нее, она и так слишком долго жила под гнетом правильной Джин.
Она все делала правильно.
Была лучшей ученицей.
Лучшей студенткой.
Опорой и надеждой Чарльза Ксавье. Верила в его идеологию, улыбалась на докладах в Сенате, когда хотелось выть, помогала людям, когда следовало их убивать, стала примером для подражания, хотя сама была далеко не совершенна.
Запрещала себе то, что хотелось больше всего, путалась в чувствах.
Как так можно было жить?
Это походило на проклятие, а не на жизнь, но Феникс теперь собиралась показать Джин Грей, от чего она добровольно отказывалась.

- Занять место Рейвен? – Феникс расхохоталась, звонко, даже задорно, но как-то обидно. – О, поверь, на ее месте мне будет тесно. Я не собираюсь больше играть в хозяев и шавок, Эрик, так что, увы и ах, тебе придется искать себе новую Рейвен. Попользоваться и выкинуть.
Она не стремилась уязвить Эрика, да и к Мистик не испытывала ничего неприятного. Феникс было все равно, по большому счету, все эти чужие страсти ее не касались, ей были важны собственные желания, с которыми следует разобраться.
Она лишь пожала плечами на последние слова Эрика. Погуляет, подумает, вернется, а может быть и нет. Феникс никто не был нужен, чтобы чувствовать себя целостной, а дождь не пугал и не расстраивал. Рыжая лишь подняла глаза к небу, рассматривая серый клочок.

Осень.
Джин любит начало осени, а Феникс не понимает причин такой любви. Какая разница, что там, на улице, какое время года, какая погода, когда внутри горит огонь, выжигает все, требует выплеска, выхода, стремится наружу? Отказывать себе в том, что можешь получить? Больше никогда.
И пусть весь мир подождет, остальное ее не волнует.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [10.2013] Не держите птицу в клетке


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно