ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [10.09.2016] Шаг вперед два назад


[10.09.2016] Шаг вперед два назад

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Шаг вперед два назад
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://funkyimg.com/i/2Cv61.gif
Katherine Summers| Charles Xavierhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Знакомство Кэтрин и Чарльза Ксавье.

ВРЕМЯ
10.09.2016

МЕСТО
База на Аляске

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
нет

0

2

Боль и страх. Вот два ощущения, которые заложены в теле человека и которые спасают ему жизнь в момент опасности. Пресловутый инстинкт «бей или беги» заложен в каждом человеке и опирается именно на боль и страх. И если для обычного человека это нормально и может спасти ему жизнь, то для мутанта… Для мутанта с сильными способностями это может стать проблемой. Тем более для мутанта новичка, который только осваивается со своими способностями. Сам того не подозревая мутант в минуты опасности может причинить вред окружающим его людям. Почти тоже самое произошло три дня назад между Кэтрин и Джин на озере возле школы. 
Саммерс уже успокоилась и перестала мучиться чувством вины за произошедшее, Джин смогла ей объяснить, для чего всего это было сделано. Но сколько бы Грей не убеждала ее, что она не опасна, Кэтрин не слушала девушку. С того момента как они вернулись в школу Саммерс скрылась в своей комнате и не выходила оттуда пока дети не ложились спать. Тогда женщина позволяла себе выйти и немного побродить по школе. Все эти три дня Джин пыталась вытащить ее на улицу, но Кэтрин была категорична и вежливо, но твердо стояла на своем. Она успокоилась и могла контролировать себя, но это еще, ни о чем не говорило. И вот сегодня утром Грей сказала, что они летят к Скотту и человеку, который поможет Кэтрин управлять ее способностями. Кэтрин с сомнением посмотрела на невестку, но все же согласилась. Ведь они полетят к Скотту. Женщина скучала по сыну.
К назначенному времени Кэт была готова и вместе с Джин села в частный самолет, который прилетел за ними. Насколько Саммерс поняла, они летят на Аляску.  Снова этот холод. Женщина понимала, что ей не приходится выбирать. Вообще вся ее жизнь теперь зависела от других. От их решений, от их суждений, от их мнения. И это раздражало женщину. При всей своей внешней хрупкости и мягкости, внутри она была очень сильным и стойким человеком с собственной головой на плечах. Она никогда не следовала за кем-либо слепо. И ни когда, ни кому не подчинялась. Да сейчас она нестабильна как морально, так и физически, но рано или поздно она встанет на ноги и станет сама собой. И женщина не была уверена, что сможет жить по чужому указу. Но до этого момента надо еще дожить и потому Кэтрин немного нервничая, покусывала изнутри нижнюю губу и нервно потирала запястья то, сцепляя пальцы в замок то, размыкая его.
Казалось, что полет длился вечность, но вот женщина почувствовала, что самолет идет на снижение. Через двадцать минут они приземлились, и Кэтрин смогла выдохнуть. Она все еще побаивалась самолетов. Воспоминания той  катастрофы были все еще свежи в памяти. Джин помогла ей расстегнуть замысловатый ремень безопасности, и женщина нервно улыбнулась ей, благодарно кивнув за помощь. Девушка ободряюще улыбнулась, Саммерс и первой пошла на выход из самолета. Кэтрин шла за ней, следом стараясь унять сердцебиение и успокоиться. Не хватало еще от нервов запустить в полет при рукопожатии того человека который будет ей помогать управлять способностями. Выйдя из самолета, женщина огляделась, они были в каком-то ангаре, и местности вокруг Саммерс не видела, но это, в общем-то, не сильно расстроило ее и потому, она перевела свое внимание на человека, который встречал их возле самолета. Молодой мужчина чуть старше тридцати лет. Почему-то он сразу же располагал к себе, казалось, что он не представляет угрозы и не стоит его бояться. Спустившись по трапу вниз, Кэтрин наблюдала, как Джин и мужчина поздоровались тепло, улыбаясь друг другу. Кинув на Кэт взгляд, Грей кивнула ей и ушла в сторону двери, оставляя женщину и незнакомца одних. Пульс Саммерс тут же подскочил, и она нервно сглотнула, стараясь собраться и успокоиться. Она решила не пожимать руки мужчины. Она просто боялась, что может причинить ему вред.
- Добрый день, я Кэтрин Саммерс, - благо, что хоть голос не дрожал, а звучал вполне спокойно и уверенно. Жаль, что только голос был спокойным, а не сама Кэт. Внутри все дрожало от волнения и страха что она может как-то накосячить. А ей так хотелось уже наконец-то встать твердо на ногах и перестать трястись от каждого шороха. Ей хотелось стабильности и понимания что все в ее руках и в ее силах. Что она сама кузнец своей судьбы. И ни кто не сможет ее к чему-либо склонить без ее на то воли.

+1

3

На Аляске снова холодно. Чарльз опять мерз, кутался в старую летную куртку – единственное, что спасало его от простуды в течение последний недели. Куртка явно принадлежала кому-то, габаритами превышавшему Чарльза раза в полтора, к тому же пропахла сигаретами и жженой резиной, но Чарльзу нравилось. Да и со снабжением на базе пока что были проблемы. В деньгах, как ни странно, повстанцы не нуждались – Ороро сохранила в неприкосновенности счета Чарльза, да и Тони на толщину кошелька не мог жаловаться. Но первостепенной задачей стали стройматериалы, оружие, еда и медикаменты, а не одежда. Из одежды закупали стандартные полярные комбинезоны, и парочка таких у Чарльза даже была. Они были хороши для работы на воздухе, но в недрах базы слишком быстро отсыревали. Сырость вообще стала главной проблемой этого места, и тут Чарльз надеялся только на инженерный гений Тони.
Тони Старк… Чарльз и представить себе не мог, что этот экцентричный человек за пару недель станет ему другом. Первые дни их отношения не очень-то складывались – сказывалась разница характеров, воспитания и мировоззрения. Но постепенно Чарльз научился ценить Тони. Его упорство, граничащее с упрямством, его неуемную энергию, его самоотдачу, его гениальные технические решения, сделавшие жизнь на Аляске гораздо более комфортной. Свалившаяся им на голову война выматывала и вынимала все силы, и Чарльз был искренне благодарен Старку, всегда готовому помочь и подсобить. Благодаря этому человеку у Ксавьера было время не только на эту самую войну, но и на привычнее, не менее важные дела. На базе уже жили дети – и их нужно было учить. На базе было много мутантов, каждому из которых была нужна та или иная помощь.  И еще больше таких нуждающихся находились там, в большом мире. И добрую половину времени, отведенную на сон, Чарльз проводил в зале Церебро. И еще треть – в лабораториях, где люди и мутанты пытались найти решение проблемы с вирусом «Геном».
Чарльз с головой погрузился в новую, непривычную для него жизнь. За долгие десятилетия прошлой он из человека, прошедшего войну, превратился в тепличное растение, намертво приросшее корнями к коляске и своему дому. Теперь ему приходилось отвыкать. И… Чарльзу нравилось. Нравилось ощущение физической усталости, сопровождаемой болью в мышцах. Гудящие от напряжения ноги, синяки и ссадины – он никогда раньше так много не работал руками. И никогда раньше не чувствовал такого единения с командой. Раньше он всегда был где-то в стороне  - профессор, которого чуть ли не пьедестал поставили и вынуждали соответствовать. Теперь он мог с этого самого пьедестала спускаться – и, положа руку на сердце, Чарльз признавал, что возвращаться в этот «полубожественный» образ ему не особо хотелось.
Вспоминать о прошлой жизни Чарльзу приходилось тогда, когда на базу попадали новенькие мутанты. Каждый из них так или иначе слышал о Профессоре Икс, и Чарльз понимал, что именно его они и ожидают увидеть. А сегодняшняя гостья и вовсе была особенной.
Кэтрин Саммерс. Женщина, которая подарила миру и иксменам Циклопа и Хавока. Которая, так уж получилось, подарила Чарльзу Скотта – мальчика, которого Чарльз полюбил как собственного сына.
Чарльз даже переоделся в единственную приличную рубашку и брюки. И даже в кои-то веки побрился. Он еще не знал, чего ожидать от миссис Саммерс. Скотт был слишком счастлив из-за того, что нашел свою маму, и его эмоции толком не давали ему доложить обстановку. Джин оказалась более прагматичной и сообщила, что у Кэтрин появились способности, контролировать которые она не может. Но толком рассказать о них Джин не смогла – просто потому, что силы Кэтрин еще не раскрылись полностью. И судя по всему, именно с этим и предстояло работать Чарльзу.
Джет прилетел без задержек. Джин, коротко поздоровавшись, тут же упорхнула – у нее, как у одной из учителей школы, всегда были дела на базе. Чарльз остался один на один с Кэтрин. Последняя жутко переживала и волновалась, хотя и пыталась это скрыть, и Чарльз решил не заострять внимания на ее состоянии. Она должна была сама захотеть поделиться своими проблемами. Только тогда нормальное обучение стало бы возможным.
- Добрый день, я Кэтрин Саммерс.
- Добро пожаловать на базу, Кэтрин. – женщина не протянула руки, поэтому Чарльзу пришлось брать инициативу в свои руки. Точнее, взять руку Кэтрин в свою. Аккуратно коснувшись ладони женщины губами, Чарльз мягко сжал ее пальцы и только потом отпустил ее руку. – Чарльз Ксавьер. Можно просто Чарльз.
Наверняка она ожидала увидеть другого профессора. Того, который смотрел на учеников и гостей с фотографий директорского кабинета школы. Спокойного, умиротворенного, мудрого старика в безупречном костюме, при взгляде на которого даже инвалидная коляска не казалась чем-то инородным или неправильным. Такого профессора даже сам Чарльз каждое утро ожидал увидеть в зеркале, что уж говорить об остальных…
- Прежде чем я отведу вас в вашу комнату и расскажу об этом месте, хочу… Хочу сказать вам спасибо за ваших сыновей. Ваши мальчики очень многое сделали для этого мира. И еще больше сделали для меня. И я очень рад, что теперь вы с нами, Кэтрин. О вашем прибытии уже почти все в курсе. И всем иксменам не терпится с вами познакомиться.

+2

4

Когда теплая и немного шершавая ладонь коснулась руки Кэтрин, она вздрогнула всем телом не ожидав этого. Мужчина наклонился и как в лучших традициях джентльмена, поцеловал ее руку и слегка сжал ее ладонь, прежде чем она слабо выскользнула из его теплых пальцев.
— Чарльз Ксавьер. Можно просто Чарльз. – услышав это имя Кэт опешила. Женщина видела портреты этого мужчины и слышала о нем от Скотта и Джинн. И теперь мужчина перед ней представляется профессором Ксавье, тем самым мужчиной, что воспитывал ее сыновей, кто стал им отцом. Но выглядел он совершенно иначе. Кэтрин была в замешательстве, но раз Джин спокойно приветствовала его, то значит это правда. Этот мужчина, который выглядел младше нее, был профессором Чарльзом Ксавье.
- Очень приятно, познакомиться, Чарльз, - Кэт улыбнулась, понимая, что ее улыбка выглядит натянутой от нервов, которые буквально зашкаливали через край. Чарльз должен ей помочь справиться со всем этим, и разобраться в том какие способности она имеет. И главное как ими управлять. Джин не смогла точно сказать какие у Саммерс способности и потому вся надежда была именно на профессора. В его мудрости и проницательности ума не сомневался ни кто и он считался действительно сведущим человеком в области мутаций и способностей, которые эти мутации могут вызывать.
Услышав слова Чарльза про сыновей и его благодарность Кэтрин опустила взгляд, разрывая зрительный контракт. Она чувствовала, как ее щеки слегка порозовели от смущения, которое вызвали слова Ксавье. Она не ожидала подобного, тем более что кто-то хочет с ней познакомиться, кроме ее семьи. Да Джин Грей она записывала в семью, ведь она жена Скотта, а значит ее семья.
- Это я должна благодарить вас, Чарльз. Вы спасли моих сыновей, дали им опору, поддержку, надежду на будущее. Вы стали им отцом, которого они потеряли так рано… - на этих словах голос женщины затих, потому что внезапный ком встал в горле, и Саммерс просто не смогла говорить дальше. Она чувствовала, как пощипывает в носу, верный вестник приближающихся слез. Внезапно яркая, широкая и настоящая улыбка украсила губы женщины, и она казалось, помолодела на несколько лет, когда разгладились все ее морщинки тревоги на лбу, а глаза засияли от непролитых слез.
- Во всяком случае, мы можем и дальше продолжать оставаться здесь и благодарить друг друга за моих сыновей, но думаю нам нужно зайти вовнутрь. Здесь не особо тепло, а я не очень люблю холод, - улыбка перешла в усмешку.
- И почему всех всегда тянет на Аляску? Нет бы, сделать базу на Багамах или Фиджи на крайний случай, Аляска чтоб ее, - последние слова женщина проговорила себе под нос.
Направившись внутрь базы, Кэтрин внимательно слушала Чарльза, который показывал ей ее убранство. Все было просто, лаконично и слишком по-военному серо и безлико. Внутренний художник внутри Кэт стонал от этого безличия и серости. Она просто представила себе, что будет жить в этой безликости и ей сразу стало плохо почти, что физически от этого. Нет, свою комнату она точно украсит по возможности. Если конечно у нее будет на то время. Оказавшись в своей комнате, Кэтрин мысленно застонала от безличия, но постаралась вежливо улыбнуться Чарльзу за его заботу. После того как основное было показано они переместились в кабинет Ксавье где наконец-то чувствовался дух мужчины который был рядом. Что-то неуловимо напоминало здесь школу, в которой Кэтрин была только утром. Присев в одно из кресел Кэт устало выдохнула, закидывая нога на ногу. Она старалась дождаться того момента когда они останутся наедине и Саммерс сможет вывалить все на голову профессора чтобы он помог ей во всем разобраться. Потому что вариться в собственной каше из мыслей она больше не могла. Когда Чарльз присел напротив нее женщина не выдержала.
- Чарльз помогите мне. Я просто уже не знаю, что мне делать. Я… я не справляюсь с самоконтролем, я постоянно, то в панике, то в страхе. И мои силы… они не контролируемы. Я уже напала на Джин по неосторожности, но благо она не пострадала, но что бы было, если бы она пострадала или кто-то другой. Я могла убить кого-то тем камнем… - речь Кэтрин казалась сумбурной. Женщина прыгала от одного к другому, просто не зная как правильно сформулировать,  то что ее беспокоит и тревожит и главное в чем ей должен помочь Ксавье. Женщина лишь надеялась, что профессор ее понял.

+1

5

- Я рад, если мне это удалось, Кэтрин. Мне безумно жаль, что вашего мужа нет, но… Зато у вас теперь будет время вновь почувствовать себя матерью… Признаться, у меня не всегда получается справляться с вашими сыновьями. К тому же никто и никогда не заменит детям мать.
Чарльз жестом предложил Кэтрин следовать за собой. Женщина была права – в ангаре было прохладнее, чем на самой базе.  Одеты они оба были достаточно легко, и, как оказалось, оба не сильно жаловали холода.
- Если честно, я бы предпочел тропические необитаемые острова. Белоснежные пески. Бирюзовое море. Пальмы, кокосы, свежие морепродукты… Но, увы, Оружие Икс, которым раньше принадлежало это место, выбрали именно Аляску. Наверное, догадывались, что мы отобьем базу, и решили сделать гадость заранее.
Замечание Кэтрин по поводу месторасположения базы сопротивления Чарльза нисколько не обидело.  И он сам, и многие из живущих здесь постоянно, так или иначе, но базу ругали. Впрочем, это все равно было лучше, чем палаточный лагерь, канализации морлоков или более удобное, но стратегически совершенно невыгодное проживание бок о бок с врагами. Здесь же было относительно безопасно. И, как ни крути – красиво. Жаль только, что любоваться дикими красотами времени практически и не оставалось.
Экскурсия по базе много времени не отняла. Чарльз показал Кэтрин ангар для колесной техники, склад боеприпасов, склад снабжения, где хранились герметично упакованные вещи и бытовая химия, склад продуктов питания. Потом они перешли в жилую часть, большую часть которой занимали жилые комнаты. Кухня, столовая, тренажерный зал (аналог Опасной комнаты особняка), зона отдыха, небольшая библиотека, пара учебных комнат – места тут было раза в три меньше, чем в особняке, но никто не жаловался. Напоследок Чарльз познакомил женщину с лабораторным сектором и медицинским блоком, искренне надеясь, что последний будет пустовать как можно дольше.
Комната Кэтрин располагалась рядом с комнатой Джин – небольшой отсек без окон, где помещались только кровать, стол с рабочим терминалом, стул, шкаф и тумбочка. Зато здесь была не только отдельная уборная, но и своя душевая – этой роскошью обладали не все отсеки, и где-то половина базы, в основном мужская, пользовалась общими душевыми.
- Места не очень много, окон, как видите, тоже нет. Зато подземную базу нельзя обнаружить с воздуха. Чтобы было не так уныло, мы установили лампы дневного света. И регулярно выходим на поверхность… Надеюсь, вы привыкните, Кэтрин. А пока пройдемте ко мне в кабинет… Нам еще многое надо обсудить.
Под кабинет Чарльз отвел одну из двух комнат, выделенных лично ему. Себе Ксавьер оставил только небольшую спальню – все равно он спал здесь далеко не каждую ночь. А кабинет был ему необходим – здесь находились все любимые книги Чарльза, вся бухгалтерия базы, досье и немыслимая куча разных бумаг, начиная от счетов за консервы и заканчивая чертежами новых защитных установок.
- Присаживайтесь, прошу, - Чарльз указал Кэтрин на одно из кресел, привезенных отсюда из школы.
Как он и ожидал, проблема у миссис Саммерс была типичной для всех «начинающих» мутантов. Тем не менее, Чарльз выслушал Кэтрин очень внимательно. Но отвечать не спешил – сначала включил чайник, заварил чай и дал одну чашку в руки Кэтрин. И только потом начал говорить.
- Через подобное проходили все мутанты, Кэтрин. В большинстве своем мутации проявляются в пубертатном периоде, поэтому юные мутанты столь…опасны. Буйство гормонов значительно снижает контроль и возможность этому самому контролю научиться. Поэтому тем, кто осознал себя еще детьми или, наоборот, взрослым, проще. Просто таких мутантов единицы. Вы попали в их число, Кэтрин. Вы взрослая, благоразумная женщина, ваша главная проблема – ваш страх. Но исток любого страха – незнание. Что вполне исправимо. Главное, что у вас есть желание учиться и узнавать новые грани своего тела и разума. И я, и Скотт, и Джин – мы все с удовольствием вам поможем. И не беспокойтесь… - Чарльз улыбнулся, вспоминая далекое прошлое, - Мои ученики во время обучения валили деревья, несколько раз взрывали мой дом, меняли ландшафт Уэстчестера, устраивали торнадо и внеплановые извержения. Никто не будет вас ни в чем обвинять. Вы же не специально.

+1

6

Кэтрин наблюдала за Ксавье, как он заваривал чай, не нарушая тишины и не спеша отвечать на ее слова. Это нервировало женщину, но она сдерживала себя, стараясь вести себя, как взрослый самодостаточный человек. Ну и что-что у нее нервы не к черту. Хамить Чарльзу не стоило, и не только потому что он обладал властью, но и просто потому что сам Ксавье ничего плохого лично Кэтрин не сделал. И потому женщина терпеливо ждала, пока чайник закипит и чай, наконец, окажется готовым. Все это время она покусывала нижнюю губу, изнутри наблюдая за движениями профессора. Он выглядел молодо, сильным и полным сил. Не тот старик на портретах в школе, которого она видела эти дни. И честно говоря, Кэтрин даже не знала, кто ей нравится больше, старый Ксавье или его новая молодая личина.
Наконец чай был готов и Кэт благодарно кивнув, приняла из рук Чарльза кружку с горячим чаем. Подув на горячую жидкость, Саммерс сделала первый маленький глоток. Ксавье заговорил, и Кэтрин слушала его очень внимательно, не сводя взгляда с его лица. Он внушал доверие, ведь он вырастил не одно поколение мутантов. В конце концов, он вырастил ее детей и Джин. А все они выглядели вполне хорошо  и способными владеть своими силами. Увидев улыбку профессора и услышав его слова про то, что творилось с его школой, Кэтрин и сама улыбнулась, издав тихий смешок. Да уж точно терпения ему не занимать, это точно. Сделав еще один глоток чая, Кэтрин отставила свою кружку на край столика перед ней. Саммерс нервно запустила руку в волосы и поправила их, откидывая их на спину.
- Джин объясняла мне, что не стоит бояться, надо принять свои силы, понять, что они могут принести пользу. Но… - взгляд Кэтрин блуждал по кабинету Ксавье, она словно подбирала слова, стараясь более точно передать, то, что она ощущала, - Но я просто не могу до конца этого осознать. Все произошло одновременно: мое воскрешение, обнаружение способностей. Мне до сих пор сложно осознать, что меня не было двадцать пять лет и то, что мир так сильно изменился за это время. Мой мозг просто взрывается от обилия информации, страха перед способностями и осознанием того что я умерла и воскресла. Порой мне кажется, что все это слишком, - Саммерс посмотрела на Чарльза и печально улыбнулась ему, опуская взгляд на свои руки. Раскрыв ладони, она сначала держала их раскрытыми ладонями вниз, потом перевернула и смотрела уже на тыльную сторону ладоней. Это были ее руки. Такие, какими она их запомнила.
- Теперь эти руки могут причинить вред, а раньше я создавала красоту. Я человек искусства Чарльз, - Кэтрин оторвала взгляд от своих рук и посмотрела на Ксавье, - Эти руки рисовали картины, украшали чужие дома и квартиры. Они нянчили Скотта и Александра, ласкали моего мужа. А теперь они… Они могут причинить вред и наверно это сложней всего осознать. Я ведь всегда была человеком мирным. Это мой муж был военным, а я… - Кэтрин устало вздохнула и сжала ладони, в кулаки слегка пожимая плечами.
- Я чувствую себя глупо от подобных мыслей и ощущений, но ничего не могу поделать с собой. Порой мне кажется, что все это невероятный фантастический сон, и я сейчас проснусь и окажусь дома с семьей рядом с мужем и детьми. Буду ждать третьего ребенка, и мне будет плевать, что все окружающие меня люди будут говорить, что я сумасшедшая и что в тридцать девять лет беременеть и рожать слишком поздно… - Кэтрин вновь закусила губу, изнутри стараясь сдержаться и не расплакаться. Опустив взгляд, Саммерс какое-то время молча, смотрела вниз на свои колени и руки, о которых только что говорила. Рвано вздохнув, женщина потянулась и взяла свою кружку с чаем и сделала большой глоток, недовольно морщась, когда все еще горячая жидкость обжигает ей небо и язык. С трудом сглотнув, Кэтрин делает вдох, слегка остужая горящую плоть. Она не смотрела на Ксавье больше всего боясь увидеть там сочувствие и жалость. Насколько бы разбитой она не была сейчас она не хотела видеть жалость в чьих либо глазах тем более того человека который должен помочь ей через все это пройти. И если она сейчас увидит в его глазах жалость, она не сможет больше с ним работать. Кэтрин знала себя и потому надеялась что профессор Ксавье не жалеет ее. Она сильная, она справится, она все преодолеет, ей просто нужно время и человек рядом который поможет через это пройти. Поможет сделать первые шаги в нужном направлении, а дальше она уже и сама справится в преодолении дальнейшего пути. Она не слабая, просто сейчас навалилось все и сразу, и любой бы на ее месте растерялся бы. Во всяком случае, Кэтрин хотелось так думать.

+1

7

- Джин все говорила правильно. Просто вам сейчас не нужно никуда спешить. Вы… - Чарльз понимал, что Кэтрин действительно полностью выбита из колеи и дезориентирована, поэтому он старался не пускаться в философские рассуждения и пытался как говорить как можно более просто и понятно. – Сейчас вы как ребенок, впервые вышедший за пределы родного дома. Перед вами огромный неизведанный мир. Вот вы бы  бросили своих ничего не понимающих сыновей в самую гущу событий? Конечно, нет. Поэтому… Я построю ваше обучение таким образом, чтобы вы получали ровно ту часть информации, которую можете воспринять. А ваша задача – задавать как можно больше волнующих вас вопросов. Так мы сможем уделять первоочередное внимание именно тому, что нужно вам. А не тому, что считаю важным я.
Чарльз чисто по-человечески сочувствовал Кэтрин. Не жалел, отнюдь. Он считал, что второй шанс прожить целую жизнь – это ценнейший дар. Как, впрочем, и сверхчеловеческие способности. Поэтому никакой причины для жалости он не видел. А сочувствовал только потому, что прекрасно понимал состояние Кэтрин. В конце концов, он сам недавно воскрес и помнил, как тяжело возвращаться в мир, который тебя уже похоронил. А ведь Кэтрин отсутствовала целых двадцать пять лет! Гораздо дольше, чем Чарльз. И привыкать ей приходилось не только к силам мутантов, а к десяткам тысяч мелочей, ей еще не знакомых, но прочно вошедших в обиход любого современного человека. Да даже половина кухонной утвари была для нее загадкой, что уж говорить о передовых технологиях. И естественно, что ее некое отчуждение от мира было вполне логичной реакцией организма. Мозг защищал себя от переизбытка информации, пытался создать зону изоляции, в которой Кэтрин было бы комфортно. Вот только это были рефлексы. А у человека существовал ее интеллект. И последний твердил Кэтрин, что нужно что-то делать. Противоречивые желания разрывали на части, и в итоге ощущение потерянности только усиливалось. Впрочем, это была наименьшая из проблем, решаемая банальной программой адаптации и социализации.
- Я тоже умирал, Кэтрин. – Чарльз встал со своего места, обошел стол. Наклонился, опустил ладони на плечи женщины. Сейчас он не чурался использовать свои телепатические способности, окутывая уставшую Кэтрин аурой спокойствия и умиротворения. – Ну же, Кэтрин, посмотрите на меня. Не отворачивайтесь, я не кусаюсь. – Как только она подняла взгляд, Чарльз улыбнулся и продолжил. – И воскрес совсем недавно. Мне знакомо ваше состояние. Будем откровенны – та еще дрянь. И мыслей миллионы, и за что хвататься непонятно. Мой вам совет – ищите константу. Нечто неизменное. - Чарльзу в свое время это помогло. Помогли мысли о школе и учениках. Помогли воспоминания об Эрике. – Не обязательно значительное. Улыбки ваших детей. Любимый сорт чая. Вы говорите, что вы создаете красоту – так создайте! Если хотите, мы найдем вам и холсты, и краски, и все, что нужно. Поверьте, ваши способности никак не помешают любимому делу. Чем вы спокойнее и счастливее, тем сильнее контроль.
Чарльз безбоязненно взял ладони Кэтрин в свои. Мягко сжал ее пальцы. Он еще не знал, в чем состоят ее способности, но два момента уже понял. Первый – стресс приводил к всплескам способностей, и те сразу же выходили из-под контроля, потому что Кэтрин не могла сдержаться. А сдержаться не получалось, потому что ей была неизвестна природа этих сил. Второй – то, что точкой выхода являются именно руки. Исходя из того, что силы всех Саммерсов имели одну природу, Чарльз полагал, что и Кэтрин каким-то образом способна влиять на энергию.
- Вы очень сильная женщина. Просто сейчас вы устали. Это нормально. Но все же прежде чем вы пойдете отдыхать, опишите мне, как проявляются ваши способности. Или вы можете показать. Показать даже лучше, но вы имеете полное право не пускать меня в свой разум. А без разрешения я не войду.
Можно было, конечно, втихую считать память Кэтрин – она бы даже не заметила. Но начинать отношения с новой ученицей с обмана Чарльз считал неправильным. К тому же ему было важно, чтобы Кэтрин привыкла не только к своим новым силам, но и к другим мутантам. Прежде всего к самому Чарльзу. В конце концов, обучение всегда проходит успешнее, когда между учителем и учеником складываются доверительные отношения.
Чарльз не хотел торопить Кэтрин с ответом, поэтому неторопливо вернулся за свой стол. Чай все еще был слишком горячим, и пить его приходилось мелкими глотками. А еще отчаянно не хватало лимона, но свежие фрукты здесь на Аляске были редкостью. И непозволительной роскошью.

+1

8

Саммерс слушала Ксавье и понимала что он прав. И главное что он понимает ее и то через что она сейчас проходит. Может и не в полной мере понимал, ведь он с детства был мутантом со способностями, но уже стольких обучил управлять своими способностями, что возможно он единственный в мире понимал насколько все это сложно, опасно и непредсказуемо.
Когда теплые ладони легли на плечи Кэт, она почувствовала такое спокойствие и умиротворение, которого не ощущала с самого момента своего воскрешения. Наверное, только в тот момент, когда создала тот кокон вокруг себя. И то ощущения были иными.
— Ну же, Кэтрин, посмотрите на меня. Не отворачивайтесь, я не кусаюсь. – Кэтрин подняла взгляд на мужчину, и он ей улыбнулся. Он говорил, и Кэтрин понимала, что Чарльз прав. И это тоже давало какое-то ощущение спокойствия.
- Если это возможно. Я буду очень благодарна, если вы достанете краски, кисти и холсты. Возможно, это поможет мне. Через холст я смогу говорить, через него я смогу показать то, что происходит внутри меня. Даже то что я могу и не осознавать, но то что мучает меня и не дает спокойствия. Так было всегда, с самого детства я холст, кисти и краски. И возможно это станет для меня той самой константой, о которой вы говорите, - Кэтрин печально улыбнулась мужчине и даже не вздрогнула когда он вновь мягко взял ее ладони в свои не сильно сжимая. Она смотрела ему в глаза и понимала, что Чарльз Ксавье действительно способен ей помочь справиться со всем этим безумием.
— Вы очень сильная женщина. Просто сейчас вы устали. Это нормально. Но все же прежде чем вы пойдете отдыхать, опишите мне, как проявляются ваши способности. Или вы можете показать. Показать даже лучше, но вы имеете полное право не пускать меня в свой разум. А без разрешения я не войду. – Кэтрин проследила за тем, как Чарльз вернулся за свой стол и присев за него сделал небольшой глоток чая. Она слегка нахмурилась, стараясь понять, о чем говорил профессор.
- Показать? Как? – Кэт неуверенно заерзала в кресле. Она не думала, что Чарльз прямо сейчас устроит ей тест с ее способностями. Она не хотела случайно разнести его кабинет, если что-то пойдет не так. Но одна фраза заставила Кэт призадуматься и тогда женщина поняла, о чем просил Ксавье.
- Ах, вот как показать… - Саммерс кивнула, словно это было само собой разумеющееся. Но она начинала нервничать и сама понимала, что сейчас это глупо. Нет причин для нервозности и страха. Но Кэт не хотела, чтобы Ксавье увидел, то, что не должен  был увидеть. А подобным она считала момент своей гибели. Вздохнув Кэт  села прямо и расправила плечи, словно она шла на бой женщина кивнула.
- Хорошо, я покажу. Так действительно будет проще. Я не смогу точно описать вам все, что произошло три дня назад с Джин. Да и мои описания точно вам не помогут все понять, - Кэтрин прикрыла глаза и стала вспоминать все, что произошло в день их встречи с Джин. Саммерс начала немного раньше случая с камнем. Она словно переживала все это заново. Разговор, воспоминания нападения на самолет, камень, ее истерика, кокон и ветки. Кэтрин старалась не упустить ничего и как можно точнее вспомнить этот день, чтобы Чарльз смог все понять. Когда ее воспоминания закончились женщина, выдыхая, открыла глаза, и посмотрела на Ксавье, ожидая его мнения, что все это значит и какими же силами она на самом деле обладает. А еще она очень надеялась, что ей не придется их демонстрировать в живую. Во всяком случае, сегодня точно. К этому она сегодня точно не готова.

+1

9

Чарльз не встал вставать. Просто отставил кружку с чаем и пристально посмотрел на Кэтрин. Ментальная защита у миссис Саммерс была, можно сказать, совершенно никакая. Да и в разуме творился разброд и шатание – как и всех, кто воскрес совсем недавно. Сам Чарльз уже пережил этот этап некой психологической адаптации. Осознал свое место, вернул контроль над своим разум, телом и жизнью. Кэтрин это только предстояло. Впрочем, ее случай оказался далеко не таким тяжелым, как, например, вышло в случае со Скоттом. Ментальные структуры сознания нарушены не были, только связь между «тогда» и «сейчас» еще не образовалась. Но ее созданию ничего не мешало, поэтому никоим образом влезать в разум женщины глубже Чарльз не стал. Естественность процесса гарантировала в ее случае наилучшие результаты.
Кэтрин настроилась и начала вспоминать. Перед глазами Чарльза словно начали прокручивать киноленту, где он – Кэтрин, и он вместе с нею – становился главным действующим лицом. Чарльза интересовали два момента – то, как проявилась ее мутация, и то, что сама новоявленная одаренная при этом испытывала. Как и обычно в такой ситуации, начало инициации было сопряжено  с опасностью, страхом и сильным стрессом. С одной стороны, это не могло не огорчать, с другой – в подобных ситуациях мутации проявлялись наиболее ярко.
Все закончилось буквально через пару секунд. Чарльз коротко кивнул, ободряюще улыбнулся и жестом указал женщине на чашку с чаем. Теплый напиток в таких ситуациях всегда помогал расслабиться и взять себя в руки.
- Ну, что я могу сказать… Мне придется еще раз посетить вашу голову, но уже в момент тренировки. Так мне будет более понятно, какие эмоции и мысли служат для вас точкой контроля, а какие сводят его на нет. Но в целом… Ваши способности похожи на способности ваших сыновей. В их основе тоже лежит манипуляция с энергией. Но ваши сыновья поглощают энергию извне – в основном это энергия света – преобразуют ее и направляют в определенную часть тела. В случае со Скоттом это глаза. Вы же…Вы способны менять направление потока энергии. Как бы вам пояснить… Вы же знаете формулу Эйнштейна? Энергия равняется массе умноженной на квадрат скорости света. Это универсальная формула, которая в каждом случае обрастает дополнительными переменными. Когда мы говорим о нашем мире и какой-либо движущейся частице, мы всегда говорим еще и о направлении движения. О векторе. И вы способны этот вектор менять. Речь идет не только о камне или падающей на голове ветке. И о частицах как таковых – помните ваш купол? Вполне возможно, что ваши способности, будучи развитыми, выйдут на уровень молекул и атомов – электроны ведь тоже движутся по орбитам. Но об этом, я думаю, мы уже будем говорить потом. – Чарльз снова улыбнулся. Ему вообще почему-то хотелось улыбаться этой женщине. И еще больше хотелось видеть ее ответную улыбку. Мама Скотта и Алекса… Ох, эта женщина уже очень многое значила для Чарльза. – Но смею вас заверить, ваши способности не несут разрушения. Они вызывают изменения, а это принципиальное другое дело, дитя.
Чарльза продолжал мучить когнитивный диссонанс. Женщина, сидящая перед ним, была младше его лет на пятьдесят, но выглядела старше. Чарльз понимал, что от старых привычек ему придется избавляться. От всех этих прочно вошедших в обиход «милая», «дитя», «послушай старика». Что придется менять все, начиная от собственной речи и заканчивая отношением к своим выросшим детям и новым ученикам. Придется вспомнить далекое-далекое прошлое и молодого себя… А как раз молодым Чарльз быть уже отвык. Но разве есть что-то глупее тридцатилетнего парня, который ведет себя как девяностолетний монах?
- Значит, холсты, кисти, краски. «а еще мольберт, растворители, лаки, грунтовки и все то, что нужно для рисования».Не могу обещать, что получится все достать быстро, но я попрошу тех, кто сейчас в городе… Самовыражение через искусство – это чудесно. Мне всегда было немного грустно от того, что я обделен подобными талантами. Хотя когда-то я неплохо пел. Правда, репертуар был тот еще, хотя чего ждать от студенческого общежития?
Чай в чашках подошел к концу, и Чарльз поднялся на ноги.
- Думаю, сейчас вам лучше будет отдохнуть, помыться после долгой дороги и хорошенько выспаться. А как будете готовы – прежде всего морально – к продолжению разговора и началу познания своих сил, приходите. Вас проводить до вашей комнаты?

+1

10

Кэтрин очень внимательно слушала Чарльза и поражалась тому насколько он умный. Лишь пара воспоминаний, а он уже смог определить какие у нее силы. Возможно, он и ошибается, но почему-то Саммерс была уверена, что Чарльз Ксавье редко ошибается в подобных вещах. Когда профессор заговорил о том что, развив свои способности, Кэтрин сможет управлять движением на молекулярном уровне, голова женщины закружилась. Ей это казалось чем-то нереальным, непостижимым и практически невозможным. Но она была уверена в том, что если за ее тренировки возьмется Чарльз, она сможет развить свои способности до наивысшей точки. Для этого правда придется трудиться и очень усиленно, но Кэт была уверена, что у нее получится. Почему-то рядом с Ксавье внутри появлялась уверенность, что все по плечу, что любая проблема будет решена и что нет ничего невозможного.
- Получается, если мои сыновья поглощают и преобразовывают энергию, то я делаю с точностью наоборот, - тут губы женщины украсила ухмылка, и она издала тихий смешок.
- Ирония не находите? Я, будучи обычной женщиной, не смогла защитить свой семью, саму себя. А теперь воскреснув, все это могу. Видимо нужно умереть, чтобы стать другим человеком, - в голосе женщины звучала горечь и она, поджав губы, опустила взгляд в свою уже почти пустую кружку с чаем. Чая в ней оставалось на последний глоток, но Саммерс не спешила его допивать. Она старалась обуздать свой гнев который постоянно вспыхивал когда что-то напоминало ей о том какой слабой она была до того как умерла и воскресла. Она всегда считалась себя сильной и способной выстоять многие трудности и проблемы, но теперь она понимала насколько же слабой и беззащитной она была, полагаясь на мужа во многих вещах. Теперь же ей не нужен был ни кто, чтобы защитить саму себя. Теперь она была способна на это самостоятельно, и это радовало женщину. Но вместе с тем она чувствовала, что гнев почти, что ярость обуревают ее в такие моменты осознания своей никчемности до смерти. Внезапное ощущение спокойствия наполнило женщину, и Кэтрин поняла, что это не Чарльз, она сама. Она снова включила свою защиту, оказавшись в коконе. В нем ей даже дышать становилось легче. Этот кокон в очередной раз напомнил ей о том, что теперь она защищена. Во всяком случае, от физического нападения. Рассеяно улыбнувшись, женщина сделала последний глоток чая.
-Да будет просто чудесно, когда вы сможете все это достать, - женщина посмотрела на Ксавье и улыбнулась ему. Услышав его слова про пение, она негромко рассмеялась, ставя пустую чашку на столик.
- Ну, уж поверьте мне, петь я тоже особо не умею, так что у каждого свои таланты и способности, - Саммерс пожала плечами, чувствуя свой кокон вокруг нее. Он придавал ей спокойствие и уверенности лучше, каких либо слов и действий окружающих ее людей.
- Да принять душ это отличная идея. Спасибо, вам за все. Надеюсь, что мое появление не привнесло еще больше хлопот, чем у вас есть на данный момент, - Кэтрин встала, поправляя блузку.
- Если вам не трудно. Боюсь, я не успела запомнить маршрут до своей комнаты, - Кэтрин вновь улыбнулась Ксавье, и когда он стал приближаться, она поспешно убрала кокон, вспомнив, как отлетела ветка, наткнувшись на него. Кэтрин совершенно не хотелось в день их знакомства отправлять Чарльза в полет через весь кабинет. Они спокойно и без происшествий добрались до комнаты Кэтрин и, распрощавшись с профессором, женщина наконец-то осталась одна. Приняв душ и переодевшись в одежду, которую ей предоставили, женщина присела на кровать, привалившись к спинке, и осматривала комнату, в которой ей теперь предстояло жить достаточно долгое время. Ничего я справлюсь. Появятся краски и я смогу привнести цвет в это серое здание. А сейчас ей нужно просто отдохнуть.

+1

11

- Я бы не был так категоричен, дорогая. Мы едва коснулись верхушки айсберга. И зная ваших сыновей, я уверен, что вы и ваши способности полны сюрпризов. Скучно нам точно не будет. – Женщина явно устала, и Чарльзу не хотелось сейчас грузить ее лишней информацией и терминологией. К тому же он действительно только в общих чертах представлял, что из себя представляет мутация Кэтрин. Точно станет ясно только в процессе тренировок и более тесного общения, в том числе телепатического. – Пойдемте. Провожу вас. И не беспокойтесь, вы никому не доставляете хлопот. А если и доставляете, то только приятные.
Чарльз, вспомнив о том, что раз он на ногах и снова умеет ходить, предложил даме руку. За Кэтрин ему хотелось ухаживать, потому что даже сейчас, после стольких событий и потрясений, она вела себя как те леди, которые приходили к родителям Чарльза. Только без свойственной оным напыщенности и высокомерия.
Пожелав Кэтрин спокойной ночи, Чарльз вернулся к себе – ему еще следовало переделать свое расписание. По возможности, конечно, потому что текущее положение дел не способствовало к жизни по графику. Но то, что миссис Саммерс нуждается в тренировках, было определенно ясно. Как и то, что отдавать ее на обучение Скотту или Джин нельзя. Они бы справились – оба прекрасно разбирались в системе обучения мутантов и уже давным-давно отвечали за слаженную работу иксменов как команды. Но личные отношения могли помешать – да что там, с большой вероятностью бы помешали. К тому же Чарльз не хотел, чтобы общение Скотта с родной матерью начиналось с тренировок и иерархических отношений. И еще меньше он хотел помешать  установлению нормального контакта между Джин и Кэтрин – невестка и свекровь, как ни крути. У них и так все было слишком сложно.
А следующий день у Чарльза не остается времени на занятия – они пересекаются с Кэтрин только утром за завтраком. Так что первое занятие приходится перенести на вечер следующего дня. Впрочем, это совершенно не критично, Кэтрин в любом случае нужно было время отдохнуть и привыкнуть как к этой базе, так и к населяющим ее людям. Да и наверняка ей хотелось для начала больше времени провести со своей семьей.
Для тренировки Чарльз выбрал один из малых ангаров, где хранились в основном запчасти к джетам и какой-то не особо нужный металлолом. К сожалению, база Оружия Икс не располагала ничем похожим на Опасную комнату, а в тренировочном зале по вечерам всегда кто-то занимался. Тренировка Кэтрин же предполагала работу с концентрацией и умением абстрагироваться, и наличие лишних, к тому же незнакомых, людей ей бы сильно помешало. В ангаре если что и могло помешать, так это температура, не поднимающаяся выше плюс шести. А с этим вполне справлялись полевые комбинезоны.
- Простите, что в таком месте. Но здесь пусто. Да и относительно безопасно. Правда, немного холодно, но где-то тут была тепловая пушка. Можно включить… Я сейчас.
Поиски пушки в итоге результатов не дали, поэтому пришлось обойтись двумя масляными обогревателями. Старые, облезлые агрегаты жутковато потрескивали, но грели на ура. Не весь ангар, конечно, но хватало и небольшого пятачка. Чарльз предложил Кэтрин присесть на накрытую пледом бочку.
- Итак, Кэтрин. Мы поступим таким образом. Пугать вас я не хочу, хотя вы инстинктивно используете способности, чтобы себя защитить. Давайте начнем с чего-то более мирного.
Чарльз достал из кармана теннисный мяч.
- Я буду кидать вам мяч. А вы попытайтесь его отбить. Я видел, как в прошлый раз вы закрывались щитом. Давайте начнем с этого. Я кидаю – вы ставите щит, но сразу после того, как отбиваете, снимаете его. Сможете?

+1

12

Проснувшись следующим утром, Кэтрин еще долго не могла понять, где она находит и что происходит. Но постепенно спящий разум начал просыпаться и Саммерс смогла сопоставить факты и понять где она и что происходит. Встав с постели, женщина прошла в ванную комнату, где привела себя в порядок и более-менее проснулась. Но ей нужен был кофе. Обязательно кофе. Одевшись, Саммерс вышла из своей комнаты и, старясь вспомнить маршрут, стала искать кухню. В итоге она заплутала, но на ее счастье она повстречала пару подростков, которые что-то активно обсуждали.
- Привет. Простите, что отвлекаю. Я тут первый день и еще не успела запомнить, где что тут находится. Подскажите, как пройти на кухню, - Кэт тепло улыбалась ребятам, а они с сомнением и любопытством смотрели на женщину.
- Пойдемте с нами, мы тоже завтракать идем, - женщина кивнула и пошла следом за ребятами и через пару минут они оказались на кухне, где за большим столом уже сидело несколько человек. Две кофе-машины уже приготовили большое количество бодрящего напитка. Взяв кружку и налив себе кофе, женщина открыла холодильник и нашла там хлеб и колбасу с сыром. Завтракать она всегда любила легко. Так и было до всего этого. Быстро приготовив себе пару бутербродов, Саммерс все убрала обратно в холодильник, доставая сливки и добавляя их в кофе. Присев за стол на свободном месте женщина стала поглощать свой не хитрый завтрак. Тут было очень много детей, этого Кэт не ожидала. Понятно школа, она предназначена для этого. Но военная база? Это казалось странным. Дети что-то бурно обсуждали, оставаясь детьми в любой ситуации, и Кэт не могла сдержать мягкой улыбки. Ее отвлекло появление Чарльза. Присев рядом он извинился перед Кэтрин и сказал, что сегодня тренировки не будет. Кэт немного расстроилась, но прекрасно понимала,  что у Ксавье миллион дел и помимо Кэт. И потому она лишь кивнула профессору, сказав, что все в порядке. День тянулся медленно, она пообщалась немного с сыном и невесткой. Почитала, поиграла с ребятами в карты в комнате отдыха. В общем, старалась убить время как могла. Следующий день не сильно отличался от первого, разве что вечером ее ждал Чарльз. Когда Ксавье сказал, что они будут заниматься в ангаре, и выдал ей комбинезон, сказав, что  в нем ей будет теплее, женщина без лишних споров надела комбинезон. Ей казалось, что она стала раза в два больше в нем, хотя комбинезон сидел почти что по фигуре. Оказавшись в ангаре, женщина присела на бочку укрытую пледом и слушала Ксавье. Идея с мячиком понравилась женщине, и она улыбнулась профессору.
- Да мячик не так опасен, как большая ветка дерева, -  встав, Кэтрин повела плечами, снимая напряжение. Она должна будет постараться выполнить то, что просил Ксавье, и женщина надеялась, что у нее это получится. Выставить щит не проблема, он появится автоматически, даже если женщина не сможет сознательно его выставить. Но вот чтобы его убрать… Придется попотеть.
Как и думала Кэт, выставить щит оказалось не сложно. Мячик то и дело отскакивал от его куполообразной формы, не долетая метра до женщины. Но вот убрать… Кэт не понимала, что делает не так, ведь она вчера смогла его самостоятельно убрать, когда поняла, что может послать в полет Чарльза если не уберет его.
- Черт возьми! Не получатся! – Саммерс злилась на себя и свою никчемность. Ведь что может быть проще, чем убрать щит по собственному желанию. Кэтрин устало выдохнула и, прикрыв глаза, зажала переносицу пальцами стараясь собраться с мыслями. Хотя это было сложно сделать. Почему-то именно сейчас словно издеваясь, мысли как рой взбешенных пчел кружил в ее голове мешая думать и сосредоточиться. Казалось, что ее голова скоро взорвется от бесконечного потока мыслей, что гудели в голове женщины. И ведь чаще всего в голову приходил всякий бред. То услышанная сплетня, то какая-то реклама из телевизора и не важно, новая это реклама или из ее прошлой жизни. Кэтрин чувствовала себя никчемной и разбитой из-за того что последние полчаса даже на полшага не приблизилась к тому чтобы убрать чертов щит. Она даже сама понять не могла, как работает этот механизм. Как щит появляется, она уже поняла, но как его убрать…

0

13

Первые эксперименты прошли удачно. Щит Кэтрин ставила исправно, и отбрасывал мяч он стабильно с постоянной силой, не превращающий игрушку в метательное оружие. А вот с тем, чтобы щит убрать, у нее возникли определенные проблемы. Какое-то время Чарльз просто телепатически следил за Кэтрин и изменением ее состояния, особо не вмешиваясь и не давая подсказок. Мало было пояснить, как и что нужно делать в теории. Теория всегда представляет собой нечто обобщенное, а Чарльзу было важно понять, какие коррективы необходимо внести на практике.
- Тише, Кэтрин. Успокойтесь. Злость вам не поможет. Она мешает еще сильнее. Изначально ваш щит - это ваша защита. Вы пережили чудовищное испытание. Вы погибли и воскресли. Не будем углубляться в то, как ваш разум защищает вас психологически - это мы начнем обсуждать, когда вы станете доверять мне чуть больше. Поговорим о физической составляющей. - Чарльз подкинул в руке мячик, жестом предложил Кэтрин присесть и кивком указал на термос, стоящий на одной из бочек. Чай на случай, если Кэтрин замерзнет или захочет пить. Или чем-то занять руки. - Смотрите, какой нюанс. Ваш щит не отталкивает от вас одежду, хотя каждое ваше движение вызывает и ее движение. Не отталкивает вещь, на которой вы сидите. Если вы ставите его, когда в ваших руках чашка - она не вырывается из пальцев и не летит куда подальше. Ваш щит существует для того, чтобы отклонить угрозу. Мяч - не угроза, но в детстве вы наверняка ведь получали мячом по лбу? Все получали так или иначе. Вы не помните таких событий. А клетки вашего мозга помнят. Упавшая ветка тоже несет угрозу. Человек, внезапно сделавший резкое движение в вашу сторону - тоже угроза.
Чарльз, в общем-то, говорил вещи, которые Кэтрин и сама прекрасно знала. Но ее психическое состояние и волнение ей мешали разложить все по полочкам. И чем чаще она терпела неудачу, тем больше возрастало внутреннее напряжение. Мозг неизбежно на это реагировал - для клеток мозга внутренняя тревога ничем не отличалась от внешней. Те же электрические импульсы. И та же ответная реакция - защита, устранение этой самой тревоги.
- Чем больше вы напряжены, тем меньше контролируете себя. И тем сильнее подсознательно стремитесь защититься. Поэтому щит никуда не пропадает. Давайте я сейчас помогу вам успокоиться.
Если чему Чарльз и научился в совершенстве, так это методам успокоения. Абсолютно всем детям, попадающим в школу, хотя бы раз, но требовалась помощь такого рода. Что уж говорить о взрослых с менее лабильной психикой.
В память Кэтрин Чарльз залезать не стал. Просто окутал ее разум ощущение спокойствия и ненадолго внушил чувство безопасности и безмятежности.
- Это мячик. Игрушка. Поймайте его и киньте мне назад.

+1

14

Чарльз прекратил кидать в нее мячик, и женщина устало выдохнула, словно это высасывало из нее все силы. По сути, так и было. Она боролась с собственным телом и щитом, который не желал уходить.  Кэтрин присела на ящик и благодарно кивнула, когда Ксавье указал на термос с чаем. Налив горячий напиток в кружку Саммерс сделала первый глоток и блаженно выдохнула.
Саммерс внимательно слушала профессора и понимала что каждое его слово правда. Ведь все именно так и происходит. Но одно дело понимать и совершенно другое делать. Кэтрин ведь действительно хотела сделать это задание. И даже если не с первого  раза, то хотя бы с пятого. А тут даже с двадцатого ничего не изменилось. Это расстраивало и огорчало. Казалось что это просто… Но теперь Кэтрин сомневалась что у нее получится убрать этот чертов щит даже с сотой  попытки. Но у Ксавье были другие планы. Кэтрин отставила кружку с чаем и встала на исходную позицию. Внезапно она почувствовала себя спокойной. Это спокойствие напоминало женщине ее детство. Солнечное, наполненное яркими брызгами океана, смехом, воздушными змеями, роликами и сахарной ватой. Мягкая улыбка украсила губы женщины и когда Ксавье кинула ей мяч, она спокойно поймала его в руки. Когда мяч оказался в ее руках, Кэт удивленно посмотрела на него. Все так просто? На самом деле нет ничего сложнее, чем успокоиться и расслабить свой разум. Но Кэтрин уверена что рано или поздно она этому научится.
Яркая и искренняя улыбка украсила лицо женщины, и она кинула мяч Чарльзу, точно ему в руки. Ксавье тоже улыбнулся своей ученице, и Кэтрин поняла, что все возможно. Если упорно тренироваться и иди к своей цели, то может все получится.
- На этом думаю все. Сейчас вам нужно отдохнуть. Увидимся с вами на днях, Кэтрин, - Ксавье подошел чуть ближе к женщине, но был дальше, чем на метр от нее.
- Хорошо. Спасибо. Увидимся, Чарльз, - Кэтрин кивнула профессору и направилась на выход из ангара. Теперь она знала, что рано или поздно она научится контролировать свои силы. И это несказанно радовало женщину.

0


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [10.09.2016] Шаг вперед два назад


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно