ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [03.07.2016] Another Way Out


[03.07.2016] Another Way Out

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

ANOTHER WAY OUT
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/c4/c0/a9/c4c0a9d4cd0b9ac504d2da71943664a0.gif
David Haller | Charles Xavierhttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Группа радикальных мутантов в свете последних событий и накаляющейся обстановки вокруг потенциального Акта Регистрации Мутантов проникает в психиатрическую лечебницу, где содержится Дэвид Хеллер. И забирает Дэвида. Вот только этот Дэвид оказывается совсем не Дэвидом. А настоящий под шумок покидает больницу.
На улицах - нестабильный мутант с неисследованными способностями. В мире - накалённая обстановка и растущее недоверие по отношению к мутантам в принципе. Кому разбираться? Мутантам! И в частности - глобальному виновнику всего существования Дэвида. Родному отцу.

ВРЕМЯ
3 июля 2016

МЕСТО
НЙ

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
множественные личности, шизофрения, телепатические кризисы и кислота без кислоты

+6

2

Звук сирен продолжал разрезать пространство на части. Осколки сыпались к ногам Дэвида, заставляя его морщится, заставляя желать спрятаться, мечтать о тишине и покое.
Но он никогда не слышал тишины. Никогда не чувствовал пустоты вокруг себя.
  Голоса. Вечные голоса окружали его, давили, уничтожали, улюлюкали, заставляли ненавидеть все вокруг.
Сирены вперемешку с голосами кричали. Кричали об опасности. Они боялись и это передавалось Дэвиду. Он боялся. Он кричал.
- СИДНИИИ, - он тянул руку в перчатке к своему телу, но оно было так далеко. Недосягаемо. Они садили Сидни в свою машину. Они уезжали, когда все бежали из здания. Они.. Увезли его Сидни. Разглядеть номер, запомнить, зафиксировать в голове и найти их. Найти её.
  Голова болела не так, как обычно. Все тело ощущалось иначе. Дэвид не мог понять и доли происходящего, но ему нужно было сосредоточиться. Нужно было как-то вернуть все в порядок, но он не мог. Не знал как. Он понятия не имел что происходило вокруг него. Все носились вокруг "Клокворкс", некогда чистого, уютного и дружелюбного места. Там на какое-то время Дэвид чувствовал себя в порядке, если соблюдал режим и пил таблетки. Большего ему все равно не светило. Он больной. Так будет всегда.
  Но теперь.. Клокворкс дымилось. Люди бежали из него в страхе. Там все еще были люди, в стенах, замурованные без окон и дверей. Все это было так ужасно. Так мерзко и противно. Дэвид не понимал как подобное могло произойти.
  Но оно произошло. И теперь, теперь это место нужно покинуть и ему. Бежать. Далеко и еще дальше. Лишь бы его не поймали и не посадили куда-нибудь. Ему нужно найти Сидни. А пока... Пока он мог попытаться пойти к своей сестре. Мог попробовать хотя бы.
Проходя мимо витрин, Дэвид вновь поймал себя на разглядывании внешности Сидни. Он не знал как на долго это. Может он вообще застрянет в её теле навсегда? Это было бы очень странно. Но не менее странно было то, что он стоял посреди улицы разглядывая себя и трогая лицо. Нужно было сейчас же взять себя в руки и прекратить. При нем была сумочка Сид, в ней - немножко наличности.
  На небольшой перекус - хватит, наверное.
- Кофе и вишневый пирог, пожалуйста, - мелодичный и красивый голос Сид заставлял его жалеть о том, что она одновременно так близко и так далеко. Он боялся за Сидни, искренне, всем сердцем, но сделать пока не мог абсолютно ничего.
Наспех расправившись с перекусом и залив в себя стакан кофе, Дэвид двинулся в путь.
  Куда несли его ноги, он не знал. Он пытался понять как и кто сможет сказать ему что же за люди увезли его Сид.
Странное ощущение охватило его, он приостановился, и, инстинктивно свернув в подворотню, осел на землю. Тонкие пальцы в кожаных перчатках до локтя сменились его собственными руками. Одежда - на одежду больных из Клокворкс. Оранжевый мягкий костюм и кроссовки без шнуровки, чтобы не было никакой возможности навредить себе.
  Для Дэвида это было актуально, так как последний раз его упекли как раз после попытки суицида. Как странно вспоминать это теперь. Теперь - когда он так отчаянно хотел жить. Жить и любить и быть рядом с Сидни.
- Это еще что за чудик?! - какие-то парни вошли в подворотню, тут же приметив яркое, слишком яркое для такого места, одеяние Хеллера. И не менее быстро - чемодан Сид. Двое тут же рванули к нему, видя беспомощно схватившегося за голову мужчину. - О, смотрите-ка, какие трусики! Я бы трахнул телку, что их носила. - мерзкие слова мерзкого человека, который открыл её чемодан. Трогал её вещи. Это все принадлежит Сид, не им!
Дэвид готов был рычать, драться, разбивать всем лица. Ярость застилала само его существо, не позволяя опомнится, осмыслить и притормозить. Ему хотелось крови. Но головная боль очередной волной накрыла мужчину, заставляя буквально взвыть.
Жаркий воздух полный мерзотных запахов, казалось, вибрировал.
- А ну не скули, а то вскроем тебя. Шавка. - тот, кто копался в чемодане, достал из кармана нож и встал, погрозив Дэвиду у носа.
- Руки. - сквозь зубы процедил Хеллер.
- Че?
- Руки нахрен убрал от её вещей.
- Ой, вы посмотрите, а это борзая шавка! Рот раззевает на всех, кого хочет, да? Я тебя щас так изуродую, что ты и звука не сможешь издать. - остальные гоготнули, когда парень схватил Дэвида за челку, заставляя того запрокинуть голову и приставил нож к его шее. - Ну, давай, придурок, поугрожай мне еще. Ну. Что? Зассал?
  Он смеялся. Смеялся еще пару секунд, прежде чем стал замечать как его рука, что держала Дэвида за волосы, начала неестественно выгибаться. А потом он завизжал. Ему было так больно, что Дэвид за этим криком не услышал мерзкий хруст костей. Подельники этого мудака кричали не меньше, хотя у них не было особых причин. Но когда Хеллер встал на ноги - причины у них появились.
  Желавшие сбежать они увязли в асфальте, оказываясь по колено в дороге, крича от того, что не могли ничего поделать. Вязкий, асфальт тут же схватывался вокруг них, стоило им опустить конечность на него. Дэвид уже перестал слышать конкретные слова. Он лишь слышал гам, общий тон. Паника. Она охватывала все вокруг, заполоняя улицу вокруг него. Заполоняя чуть ли не весь город.
Очевидно, что на те крики, что неслись из подворотни, подозвали полицию, и теперь, на него, Дэвида, что стоял посреди закоулка с чемоданом Сид, наставили пистолеты. Около него, по колено в асфальте, стояли два бандита. Третий валялся и корчился в агонии с переломанной пополам рукой.
- Сэр, пожалуйста поставьте сумку и заведите руки за спину. - полицейские старались сохранить самообладание при виде такой сцены. Удавалось им едва. Дэвид слышал как им страшно. Слышал с каким трудом им дается сейчас оставаться на месте.
- Вы тоже хотите лапать её вещи, да? - Дэвид глухо отозвался на просьбу, даже не двинувшись, чтобы её исполнить.
- Что?.. Сэр, поставьте сумку, руки за голову.
Дэвид устал. Он хотел просто вновь поцеловать Сид, чего бы ему это не стоило. Он не любил оружие. Терпеть не мог. Ему было душно, жарко и слишком шумно. Воздух продолжал вибрировать.

+6

3

По полицейским сводкам передают, что на психиатрическую больницу "Клокворкс" произошёл набег. Описывают как теракт, подробности уточняются. В новостях информация появляется тоже, достаточно быстро. О том, что в набеге могли принимать участие мутанты, спекулируют по всем каналам. В полиции на эту тему не говорят ничего.
Кто-то сбежал, кого-то забрали с собой налётчики. Чарльз напрягается, когда слышит в списке пропавших в процессе знакомое имя.
Дэвид Хеллер.
Чарльз никогда не был примерным отцом для своего родного сына. По правде сказать, он его и не знал, оставив ещё в младенчестве на руках у хорошей семейной пары. По фамилии Хеллер. Тогда так было нужно.
Некоторое время он следил за судьбой сына. Периодически узнавал, как у него дела, как развивается, всё ли в порядке. Следил, конечно, удалённо, ни разу не появившись перед ним или новой семьёй. Проблем с этим не возникало — доехать до Церебро, надеть шлем, найти определённого мутанта. Чарльза беспокоило то, что происходило с Дэвидом. Действительно беспокоило. Такой сырой потенциал мог развиться как угодно.
По уму, Дэвида стоило забрать в Школу. Работать с его способностями, показывать, что он не один такой. Даже не раскрывая тайны рождения — стоило. В Школе Дэвид не был бы в полной безопасности, но развился бы лучше, стабильнее.
Чарльз не забрал.
Он говорит себе, что тогда это было нужно — чтобы Дэвида с его сырым потенциалом не нашли никакие паразитические сущности. На самом деле Чарльз понимает — больше всего он боялся ответственности за родного ребёнка, при этом без проблем воспитывая чужих.
Удивительное дело, но Чарльз Ксавье опасался становиться отцом в общепринятом смысле этого слова. Не только биологическим материалом для создания нового человека.
А потом он упустил Дэвида из виду. Наблюдал всё реже и реже, в какой-то момент совсем перестал. Слишком многое происходило — с учениками, с миром.

Чарльз понимает, что это — вряд ли совпадение. Особенно когда по полицейской волне, которую они тщательно прослушивают, проходит сообщение о происшествии. В Нью-Йорке. Странном происшествии.
Общественность в связи с последними событиями и потенциальным Актом Регистрации Мутантов слишком негативно настроена против них. И мутантам нужно оперативно реагировать на любые происшествия, потенциально связанные с мутантами. Люди, торчащие из асфальта — это их вызов.
Чарльз объявляет, что он точно отправится на место. Ему не обязательно. Даже, вообще-то, нежелательно лишний раз высовываться. Но на каждое происшествие он дёргаться и не станет. Тут — не каждое. Тут, возможно, дело семейное. А с его семейными делами Иксменам, скорее всего, справиться не удастся. Не в одиночку, не без телепатической поддержки.

На место они прибывают оперативно. Чарльз касается пальцами виска, прикрывает глаза и телепатически сканирует район. Интуиция его не подводит. Дэвид Хеллер, собственной персоной, в компании перепуганных полицейских.
— Мутант, один, — сообщает Чарльз. — Сбежавший из "Клокворкс". Я отправлюсь сам. Поговорю с ним. Если что, — он стучит себя пальцами по виску, — свяжусь.
И Чарльз действительно идёт один. Глубоко вздыхает, цепляется за свои якоря. Останавливает полицейских и кричащего пострадавшего телепатическим посылом. Ступает в подворотню. Видит Дэвида.
Последний раз Чарльз видел его вот так напрямую ещё младенцем. Спустя столько лет встречать повзрослевшего Дэвида странно. Просто странно — ничего сентиментального Чарльз сейчас не испытывает. Не до этого ему, не до сантиментов. С людьми в асфальте вряд ли что-то выйдет сделать. Застыли в неестественных позах, сознание в голове уже потеряло активность. Чарльз старается на них не смотреть.
Он поднимает руки перед собой, демонстрируя отсутствие оружия.
— Привет. Я не собираюсь ничего трогать, — говорит Чарльз. И останавливается на некотором расстоянии. — Как у тебя дела?
Говорит он спокойным размеренным тоном. Словно со старым приятелем, которого встретил на улице. Пытается понять, как себя вести с очевидно не слишком стабильным Дэвидом. Сыном. Мутантом, о способностях которого не мог понять всего ещё тогда, когда наблюдал.
Очевидно, очень опасным мутантом.

+6

4

Внезапно голоса обрываются. Полицейские замирают, а визг побитой свиньи обрывается на самой высокой ноте. Дэвид не понимает что происходит и оборачивается. Мужчина замер на половине движения, будто кто-то нажал кнопку стоп на видеозаписи. Воздух накалился еще больше, марево перед глазами вибрировало явственнее.
Дэвид с нажимом провел по вискам, надеясь унять тот гул, что царил в голове, но последняя доза таблеток перестала действовать еще ближе к полуночи, а новые он еще не выпил, как раз собирался когда.. Когда произошло все это.
  Хеллер даже и не мог точно сказать что "это", в его памяти всплывали обрывки. Сирены заглушали все звуки, беготня была быстрой. Ничего не было понятно. Его подхватил под руку врач, он оказался Сид. А как смог выйти - его тело уже куда-то усаживали, и увезли так быстро, как только можно было. Он прошелся по зданию и внутри все было ужасно. Но вопросы крутились в его голове, не давая забыть увиденное. Кто сделал это со зданием? Кто забрал Сид?
Ведь они, получается, хотели забрать его? Кому и зачем нужен был он - шизофреник со стражем в 14 лет?
Однако задавать себе эти вопросы ему следует не сейчас, а позже, в закоулок зашел какой-то неизвестный мужчина. Он не был одет в форму, держал руки перед собой, никакого оружия Дэвид не мог увидеть, но это все равно не давало ему расслабиться.
- Привет. Я не собираюсь ничего трогать, - он говорит с Дэвидом доверительно. Он пытается наладить контакт, и он очень осторожен. Наверное это какой-то врач, который в курсе, что Дэвид сбежал. - Как у тебя дела?
- Я в дурку больше не вернусь. - Дэвид все еще крепко держит чемодан Сидни, не шевельнувшись ни в одну из сторон. Он решителен, он.. Испуган. Звук сирен все еще где-то на задворках сознания, а холодная сталь ножа - у горла. Он слаб, он один, но он должен защитить Сид. Если он этого не сделает, то никто не сделает. Никто и ничего.
  Дэвид прекрасно знал как люди берут и ни с того ни с сего - пропадают, и никому нет дела до них. Вряд ли кто-нибудь будет искать его самого, если Эми скажут, что он погиб в нападении на больницу - она погорюет, но вскоре вздохнет спокойнее. Ленни..
От воспоминания об искореженной подруге, замурованной в стену, приступ тошноты скрутил Хеллера, заставляя колени подкоситься. Ленни. Кто мог так поступить с ней? Она была его лучшим другом. Единственным, если быть еще честнее.
Мысли беспорядочным хороводом кружили в его голове, слишком громким, шумным и лишним. Он хотел быть сильным, собраться и просто уйти, а по итогу еле стоял на ногах, мечтая, чтобы его голова просто отключилась и ему перестало быть так больно.
Переключиться. Нужно было просто переключиться на что-нибудь.
Странный незнакомец терпеливо стоял и ждал, когда Дэвид вновь на него посмотрит. Зачем? Кто он?
- Если вы не хотите забрать меня в больницу... То кто вы? Вы заберете меня к Сид? Это вы забрали её? - Да, правильно, Дэвид, думай о Сидни. Не думай ни о чем. Тебе нужно её спасти, пока плохие люди не забрались ей под юбку раньше, чем это сделал ты. - Хеллер яростно замотал головой. - Нет. НЕТ. Заткнись. Заткнись. Ты не..Это не возможно. Она... она.. Ты хочешь верить в то, что она в безопасности? Но им нужен был ТЫ. А не получив тебя, кто знает что они сделают с Сидни?
Хватая воздух с жадностью, чтобы перебороть головокружение, Дэвид решительно сделал шаг вперед. Он должен был сейчас же найти её и спасти. Если не он - никто другой не сможет этого.
- Пожалуйста, дайте мне пройти. Я просто уйду. Мне нужно... Я должен. - давление внутри головы не стихало, набирая своим гамом новые обороты. Каждое слово давалось с трудом. Нужно было уйти, все его нутро приказывало ему уйти подальше от этого места. От этого человека. В этом не было никакой логики или основания, но Дэвид привык слушаться себя. Кроме себя, в общем-то, у него никого и не осталось.

Отредактировано David Haller (2017-08-09 11:40:43)

+5

5

Перед собой Чарльз видит не взрослого парня, у которого не всё в порядке с ориентированием в происходящем, а потерявшегося ребёнка. У которого в жизни что-то пошло не так, потому что некому было направить.
В общем-то, Чарльз в этом и виноват. Не проследил, не забрал вовремя в Школу и не направил. И это не тот случай, когда можно говорить, что он не способен уследить за всеми. За всеми не способен. За Дэвидом мог бы.
— Не вернёшься, — подтверждает Чарльз, коротко кивая головой. — Тебе там не место.
Совсем не место.
В своё время Чарльз мог бы оказаться на том же пути. В своё время он думал, что голоса в его голове — это признаки сумасшествия. Повезло с окружением, повезло найти себя в хороводе голосов. А если бы не — в те времена с лечением душевнобольных всё было ещё хуже. Кажется, электрошоковую терапию ещё активно применяли.
Дэвид обошёлся без электрошоковой терапии. Но, по всей видимости, и с окружением ему не повезло, чтобы хоть как-то взять свои возможности в руки.
А ведь в этом окружении именно Чарльз его и оставил. Чувство вины, впрочем, всё равно не приходит.
Чарльз медленно отводит одну руку к виску. Осторожно касается чужого сознания, чтобы хотя бы поверхностно считать тот хаос, который может происходить в голове Дэвида.
— Сид? — переспрашивает Чарльз. — Твоя девушка?
Нет. Погрузиться в сознание Дэвида — не так просто. Во всяком случае, чтобы не терять контроля над своим. Чарльз едва ли не обжигается, предпринимая попытку. Приходиться телепатически отшатываться, а физически — на момент сжимать зубы.
Чарльз опускает обе руки и расправляет плечи.
— Мы её не забирали, — говорит он.
Имена остальных пропавших после налёта на Клокворкс Чарльз особенно не запоминал. Зацепился только за единственное знакомое и потенциально опасное для и без того шаткой репутации мутантов. Чарльз мысленно ставит себе пометку — узнать, что это за Сид такая. Налёт на Клокворкс в любом случае не стоит оставлять просто так. Не верится, что он оказался просто актом вандализма.
— Послушай меня, — обращается он к Дэвиду ровным и уверенным тоном. — Я могу тебе помочь. Ты — такой же, как и я. Не сумасшедший.
Это, конечно, громко сказано и предстоит проверить. Мутантам тоже свойственно сходить с ума, особенно с психическими способностями. Но сейчас нужно убедить Дэвида в том, что ему нужно не рваться куда попало, а заручиться поддержкой. Со стороны своих.

+3

6

- Сид.. Да. Моя девушка. - вибрация воздуха постепенно сходит на нет, но Дэвид не может понять почему эта напряженность в нем никак не проходит. - Они хотели забрать меня. А забрали её. У нее было моё тело.. - Хеллер цепляет следующие слова незнакомца и отшатывается, одну руку выставляя вперед, требуя сделать паузу. - Я - шизофреник. Я знаю. Но я не вернусь.
  Темнота начинает ползти из углов, и Дэвид уже прекрасно знает что за этим последует. Нет, он не помнит точно, но этот сковывающий все тело страх с ним уже давно. Он то пропадает, то вновь просыпается, заставляя чуть ли не трястись от ужаса в полу истерическом припадке. Хеллер выпускает из руки чемодан Сид, упав на ребро тот вновь распахивается, обнажая своё нутро. Но парню не до этого, он в ужасе смотрит на бесформенное чудовище, с ярко-желтыми глазами, которое мечтает запустить свои грязные лапы на него. Дэвид не в состоянии даже пошевелиться. Мир вокруг как будто еще больше увяз в чем-то клейком, и теперь даже уже незнакомец замер, в полном непонимании уставившись на него. Демон смеялся, улюлюкал и скачками приближался к Дэвиду, продолжая тянуть свои кривые толстые руки в его сторону.
  Сжаться, съежиться, стать маленьким, спрятаться. Он никчемен, он не в состоянии побороть свои страхи и что с этим делать не знает вовсе. Врачи говорили, что это все иллюзия, но тогда почему, почему ему так отчаянно больно физически?
Его будто выворачивает наизнанку, выкручивая руки и ноги, заставляя осесть на землю, в страхе пряча свое лицо.
Если он не будет видеть дьявола, может.. Может и дьявол перестанет видеть его? Дэвиду безумно хотелось, чтобы это закончилось, чтобы его жизнь была нормальной.
Спокойной, размеренной. Он хотел учиться, развиваться. Однажды он хотел бы завести и семью. Но как?
Его собственный мозг объявил ему войну. Он уничтожает его Я, уничтожает его жизнь, отравляя, разъедая то малое, что за все это время смог осознать и прожить Хеллер. Теперь в его памяти есть только пробелы. Только ямы, полные страха и ужаса, ненависти к самому себе.
Он пристрастился к наркотикам. Занимался кражами, и бог весть чем еще, лишь бы добыть дозу. Это было просто ужасно, и Дэвид не мог бы себе простить того, что он так низко пал, но... У него не оставалось другого выбора. Он глушил этого дьявола с тех пор, как ему исполнилось лет 16. Он не мог совладать с ним иными путями и даже таблетки не всегда помогали. Дэвид вел эту битву в одиночку. И он устал.
Устал настолько, что сейчас, в этом грязном переулке он готов был сдаться окончательно. Бесповоротно. Просто позволить этому дьяволу с желтыми глазами схватить его, и будь что будет. Эти битвы выматывали, всегда высасывая из него последнюю волю к жизни, последние силы и рассудок, что он так надеялся сохранить.
Видно, господь или кто там, желал ему другой судьбы и все что оставалось Дэвиду - сдаться и подчиниться этой воли. Да, его сестра, Эми, всегда повторяла слова откуда-то из религиозных книжек о том, что "Бог никогда не дает тебе тех препятствий, которые ты не сможешь одолеть". Но, кажется, тот кто написал эти слова, никогда не страдал от шизофрении. Бороться с собственным сознанием это дико, это страшно и настолько же не плодотворно, насколько болезненно.
И от боли сейчас Дэвид готов был кричать. Мусорные баки по обе стороны от него начали взрываться, выбрасывая наружу свое неприглядное содержимое, а он все никак не хотел открывать глаза от страха, что демон никуда не ушел, а лишь затаился, чтобы с новой силой обрушиться на него.

Отредактировано David Haller (2017-08-14 11:33:21)

+3

7

Чарльз осторожно делает шаг вперёд. Сокращение расстояния может оказаться небезопасным, он это отчётливо понимает. Однако, сложно доверять тому, кто не решается подойти ближе.
— Не вернёшься, — повторяет Чарльз. — Это я могу тебе гаранти...
Он осекается, когда чемодан из рук Дэвида падает. А взгляд у него стекленеет. Чарльз чувствует почти физически повисающее напряжение. Понимает, что что-то происходит, но уже не здесь. Чувствует смутно знакомое присутствие. Очень мимолётное и очень — чужое. Чарльз снова тянется рукой к виску.

Ничего такого быть не может. Чарльз более чем уверен в том, что — нет. Просто нет. От той древней паразитирующей твари не должно было остаться ничего. Показалось. Скорее всего — собственное сознание начинает шутить с ним шутки. Просто со старой памяти. Стычка с тварью ведь была тогда, когда Дэвид был совсем маленьким. Именно после неё Чарльз оставил его. Видел в последний раз. Воспоминания наслаиваются одно на другое и отзываются такими мимолётными спецэффектами.
Сейчас важнее то, что может происходить в голове у Дэвида, убеждённого в том, что он шизофреник.
Если мутант слышит голоса, а его направляют в психиатрическую лечебницу — его назовут шизофреником с огромной вероятностью. Если его назовут шизофреником, его начнут пичкать лекарствами, влияющими на биохимический состав его мозга. Для мутанта с психическими способностями вмешательство в биохимию чревато неприятными последствиями.
Чарльзу страшно представить, как всё это могло психически действительно переломать Дэвида. И как с этим в перспективе бороться.

Чарльз считывает с Дэвида ощущение полнейшего одиночества. Совершенно невыносимое и отчаянное одиночество, от которого всё сжимается внутри. Но всё равно не может зайти дальше. А как-то влиять пока не пытается. Опять же — непредсказуемые последствия.
Слишком многие из них проходили стадию безысходного одиночества. Слишком многих записывали в сумасшедшие. Слишком многих сторонились, как ужасных монстров. Чарльз слишком хорошо знает, что это такое.
Он вздрагивает и чуть не срывается с внутреннего якоря, когда мусорные баки начинают взрываться.
— Дэвид! — зовёт он его по имени, сначала отступая, но затем наоборот делая ещё несколько шагов вперёд.
И вдавливает пальцы в висок.
"Дэвид!" — повторяет он уже телепатически, пытаясь достучаться до него. "Позволь мне помочь тебе. Ты не один, Дэвид".
Проулок заполняется хаосом, вонью мусора и темнотой.
"Ты не один".

+3

8

Дэвид все еще трясется, ему все еще страшно и он чувствует, что дьявол с желтыми глазами.. Он еще не ушел, нет. Он где-то там на задворках, ждет, когда же наступит нужный час и софиты выхватят его мерзкую фигуру из темноты подсознания, позволяя ему выйти и исполнить свой коронный номер. Позволяя забрать у Дэвида все, что у него было.
  Он начинает слышать странный шум. Как будто кто-то пытается пробиться внутрь его кокона, найти его. И это не демон. Хеллер испуганно разводит пальцы, и видит, как удивленный демон ухмыляется и исчезает, оставляя сцену пустовать.
Но не на долго.
Незнакомец появляется там, слабым, еле заметным и дрожащим видением. Он пытается что-то сказать Дэвиду, парень это чувствует, но не слышит. Как будто кто-то незнакомцу мешает. Хеллер подозревал, что это демон... Демон?
  Страх, сковывавший тело ослаб, но память о нем еще жила. Но Дэвид не мог вспомнить почему он сидит на земле. Не помнит как выронил чемодан. Но он помнит голос, голос который сказал ему, что он не один. Что его одиночество может исчезнуть.
  Дэвид хочет верить. Так отчаянно, что готов поверить этому незнакомцу. Готов понять все, что тот собирается ему сказать. Выслушать, по крайней мере. Даже если это его галлюцинация.
Хеллер в отчаянии. Он потерял Сид и это всепоглощающее чувство пустоты в нем растет с каждой минутой.
Не уберег, не защитил. Бесполезен.
Голос в голове продолжает настаивать на том, что он не один. И Дэвид верит. Он всем сердцем тянется к этим словам, и наконец успокаивается. Вся эта боль, весь этот страх... Они отступают, освобождая его из плена.
  Он не знал на долго ли. Не помнил от чего они с ним. Но он хотел верить в то, что ему удастся наконец избавиться от них на совсем. Он хотел, правда, искренне. Но не мог найти других путей кроме наркотиков и алкоголя.
Дэвид открывает глаза. Он все еще в том проулке, чемодан с вещами Сидни вновь на земле и они вновь разбросаны. Это его вина, увы. Только теперь мусорные баки кажется выглядят еще более покореженными и в проулке больше мусора. Или ему это просто кажется.
Незнакомец стоит, сосредоточенно приложив палец к виску. Он все еще предлагает свою помощь. А Дэвиду все еще некуда больше податься и не у кого больше просить помощи.
Он боится идти к Эми. У нее вроде как появился жених. И если сбежавший из психушки Дэвид внезапно объявится в её новой жизни - вряд ли это пойдет ей на пользу.
Мужчина тоже открывает глаза. И прежде чем он успевает открыть рот вновь, Дэвид выставляет руку вперед.
- Я слышал ваш голос. У себя.. В голове. Это..? Что это? Я же не.. - он боялся. Боялся признаться самому себе, что его крыша на самом деле протекает и он не может долго без медикаментов. Он не хотел так и цеплялся за каждую возможность как-то отсрочить это осознание. Это делало его счастливым на краткие мгновения. А с его расстройством - краткие мгновения это все, что у него было. - Впрочем нет. Забудьте. Я не.. Я не говорил этого. Мне правда. Правда очень нужно идти.
Он кидается к земле, собирать вещи Сидни в её чемодан. Они даже все еще ею пахнут. Это так странно...

+3

9

Слышал. Уже хорошо. Вынырнул из своей пучины.
Чарльз на момент прикрывает глаза, тяжело дыша. Это всё слишком — для него нынешнего, не вернувшегося ещё в своё нормальное психическое состояние, способное поддерживать способности, а не корёжить всех на своём пути. Ему нужно перевести дыхание, успокоиться. Сердце ещё колотится, как бешеное. Это Чарльз вообще не сразу подмечает. Физическое уходит на второй план.
— Дэвид, — снова обращается к нему Чарльз вслух. — Тебе не показалось, это не проявление шизофрении. Меня зовут Чарльз Ксавье. Я — телепат. Как и ты. Как и многие другие телепаты по всему миру.
Поразительно даже, что в нынешнем мире, прекрасно знающем о существовании мутантов, раздираемому распрями между людьми с суперспособностями, кого-то всё ещё могут в первую очередь записать в сумасшедшие, а не потенциально одарённые. Конечно, людей с психическими расстройствами такого типа полным полно. Однако, проверяется-то это легко. Дифференцировать способности от расстройства — не самая большая проблема.
Возможно, "Клокворкс" — не самая лучшая лечебница, далёкая от современного подхода. А возможно, что закрытие мутанта — вполне себе сознательное решение. И с этим нужно бы тоже разобраться. В перспективе.

Чарльз выдыхает. Нет, так дело не пойдёт. Становится понятно, что разговорами — тем более в чужой голове — Дэвида пронять не получится. Ему, очевидно, путают сознание неправильные установки. И препараты, которыми его кормили в "Клокворкс". Что там обычно дают шизофреникам? Типичные нейролептики, атипичные антипсихотики и антидепрессанты при необходимости. И наугад не предположить, какие конкретно препараты давали и как они могли подействовать на мутанта.
Стабильного-то — хоть мутанта, хоть человека — далеко не всегда удаётся просто уговорить прогуляться до мутантской школы. И тем более — до Башни Мстителей.
Значит, необходимо пойти другим путём. Не самым приятным, чреватым последствиями. Но раз уж Дэвид чётко решил, что ему нужно бежать спасать свою девушку, без этого не обойтись.
Чарльз направляет временно парализующий телепатический посыл.
"Прости, Дэвид", — добавляет он мысленно.

+3

10

Мозг силился понять вываленную на него информацию. Дэвид старался не отвлекаться от сбора вещей, не смотреть на собеседника, чтобы не возникло этого сбивающего и соблазняющего желания выслушать до конца. Ведь тогда это означало бы то, что он не пойдет прямо сейчас за Сид, а это было недопустимо никоим образом.
  Хотя новости звучали все интереснее буквально с каждым звуком. Хотелось понять, осознать и прощупать каждое слово, чтобы удостовериться. А вообще с ним ли говорят?
С ним, лет с 16ти стоящим на учете у психолога, а вскоре и у психиатра?
Дэвид сбился со счета которое это было воскресенье для него на "корабле психическое здоровье", как он любил иронизировать на этот счет. Но проблема была в том, что ему было ничерта не смешно.
  Уколы, таблетки, от которых мозги превращались в кашицу, отсутствие личного пространства, дурацкая униформа и абсолютно дебильная групповая терапия. Все это никак не входило в его понимание нормальной жизни. Он срывал голос, он бил стены, и каждый раз оказывался в подобных местах. Ему отчаянно хотелось бы, чтобы это все оканчивалось не так, но всегда когда он начинал слышать голоса - все вело к новой больнице. Или к старой, но новым препаратам.
Все врачи разводили руками и говорили, что шизофрению можно побороть только если сам пациент идет навстречу. Дэвид, по их мнению, не шел.
По своему скоромному мнению Хеллер со всех ног старался бежать от своего сумасшествия. Только толку было от этого - ровным счетом никакого.
Если бы по телику крутили рекламу вроде - Приходите к нам, купите у нас футболку и мы гарантируем вам психическое спокойствие! - Хеллер бы оборжал её как только мог. Но стоял бы в этой очереди за этой драной футболкой. В нем было уже так мало сил и здравого смысла, что он на самом деле перестал понимать на чем зиждется его воля к жизни.
  А потом появилась Сид. И ради нее он стал готов сворачивать горы, и годами пытаться преодолеть любые её заскоки. Главное - терпение. Главное - любовь. А он верил в то, что она его тоже любит. Он не знал почему, но эта уверенность теплилась в нем с самого первого обстоятельного разговора и лишь крепла.
Так что слова незнакомца были бальзамом для души, во истину. Но Дэвид просто не мог так взять и сдаться, и пойти за неизвестно кем, чтобы вновь разочароваться и при этом еще сверху не самым приятным жизненным бонусом получить потерю того единственного человека, на которого ему было не плевать.
Не плевать на столько, что он бы кинулся из-за нее под пули, лишь бы защитить. Но он слишком медленный, и эти его паузы между каждым действием, когда он старается пересилить этот соблазн, это все его замедляет еще больше.
От чужака надо бы бежать. Надо остерегаться таких психов, они не заводят к добру подобные разговоры. Это очередная уловка и тебя могут даже сдать на органы. - вопит его сознание. Но не все. В другой части все сигналит за то, чтобы в кои-то веки довериться. Пойти. Проверить. Узнать.
Потрогай, пощупай и убедись. Это реально.
Но он не успевает для себя решить все окончательно. Не успевает и сбежать, а тем более как-либо отреагировать.
Стоило ему щелкнуть застежками чемодана собрав все вещи - он чувствует, как руки отказываются его слушаться, и все тело одолевает внезапная немощь. Дэвид заваливается набок, испуганно смотря перед собой, не имея ни какой возможности пошевелиться.
Но и это длится не долго - в глазах почти сразу темнеет и он теряет сознание.

Отредактировано David Haller (2017-08-26 22:20:11)

+3

11

Ментальному парализующему удару Дэвид не сопротивляется. Застывает как полагается, перестаёт дергаться и стремиться спасать свою девушку, вещи которой всё никак не подберёт. А потом и вовсе отключается.
Чарльз выдыхает. Он-то уже морально готовился к тому, что что-то может снова пойти не так. С мутантами, способности которых завязаны на ментальных возможностях, никогда нельзя быть слишком беспечным и полагаться на себя полностью. Это не те способности, эффекты от которых можно просто так взять, измерить и просчитать.

И это ещё — самое простое.
Отключить, доставить в Башню Мстителей. А потом разбираться дальше. С нестабильным психически мутантом, способности которого не исследованы. Но, очевидно, находятся на высоком уровне.
Нестабильным психически родным сыном. Да, не на такие повороты Чарльз рассчитывал в самом ближайшем времени. И в целом — он малодушно надеялся, что столкнуться не придётся в принципе. Понимал, что зря, но как-то даже не спешил готовиться к такой встрече. Не представлял, что мог бы сказать при первой встрече.

Чарльз выжидает несколько мгновений. Всматривается, касается телепатически отключённого сознания. Перестраховывается, в его случае это лишним точно не будет.
Он убеждается в том, что Дэвид действительно никуда не дёргается, а затем подходит ближе. В переулке — натуральный погром после его приступа. Чарльз наклоняется над раскрытым чемоданом, быстро запихивает в него выбившиеся вещи, захлопывает и выпрямляется. Если Дэвиду эти вещи были так важны, оставлять их здесь — не лучший выбор.
Следом Чарльз телепатически связывается с наспех собранной "командой" и сообщает, что мутанта можно транспортировать. В Башню Мстителей, само собой, а не куда бы то ни было ещё.

Пожалуй, не стоит в дальнейшем повторять собственную ошибку и отправлять Дэвида "куда бы то ни было ещё". За такими мутантами лучше наблюдать в непосредственной близости, чтобы не упустить из виду и не получить потом очередного экстремиста, решившего уничтожить всё живое, потому что голоса в голове так сказали.
Чарльз проходит мимо людей, заключённых в асфальт. Да. Это очень показательно. Жаль, что сделать для них ему абсолютно нечего.

+3


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [03.07.2016] Another Way Out


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно