ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [06.05.2016] Король умер


[06.05.2016] Король умер

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

КОРОЛЬ УМЕР
http://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://68.media.tumblr.com/5e30f46a1de3466b6891ba20d35bf7a4/tumblr_oik4mhgVSA1qavsqho4_r2_400.gifhttps://68.media.tumblr.com/7b680178ade2c2386816d9f468df6b8e/tumblr_oik4mhgVSA1qavsqho7_r5_400.gif
Tony Stark | Pepper Pottshttp://forumstatic.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Когда мир рушится, приходится возвращаться к его истокам. Тони приходит к Пеппер, не за утешением, хотя и за ним тоже, он приходит к ней, чтобы рассказать, что мир рухнул.

ВРЕМЯ
06.05.16. вечер

МЕСТО
Квартира Пепп

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
сопли, слезы, огонь

+4

2

«Король умер, да здравствует король», - хорошая мысль, очень подходящая к ситуации, чудесная мысль. Тони усмехнулся, подруливая к одной из высоток, что затерялась в центре Нью Йорка. Он не был в этом здании сколько? Год? Два? Три? Больше? Когда он последний раз приходил на кофе к Пеппер и не пытался вытащить ее в Башню, чтобы показать свои игрушки, или в Малибу, в котором чуть ее не убил. Тони больше не вздрагивал от этих мыслей, у него и без того было много кошмаров. Слишком много для одного человека.

Он не звонил по телефону, не предупреждал ее о том, что приедет. Он не знал дома ли она, не запрашивал данных у Фрайдей, ему не нужно было ничего знать. На самом деле ему нужно было ложиться в постель и беречь организм, отбитые ребра, реактор, синяки по лицу и телу. Ему нужно было выпить обезболивающие и закрыть глаза, хоть на минутку. Но когда он их закрывал, перед глазами мелькал щит кэпа, всаженный в его собственную грудь, только без брони. Рука Барнса, сжимающая целехонький реактор и он задыхался.

Это паническая атака, сказал доктор и был очень прав.
- Паническая атака Мистер Старк, обратитесь к психотерапевту, вам необходимо пройти курс лечения. – Тони кивал, записывал, стирал сообщения и забывал об этом.

В квартире Пеппер было тихо, он стоял под дверью, раздумывая не уйти ли отсюда? Что он может ей рассказать? Что мир рухнул? Что все закончилось? Что эра, в которой были Мстители и Капитан Америка кончилась? Что он все разрушил, снова? Тони потер виски, ладно, он может это сделать. Никто кроме нее не выслушал бы его.

Никто кроме нее не знал его так хорошо.

На звонок он нажал даже не задумываясь, потому что еще минута другая размышлений и все, он бы ушел не оглядываясь, купаться в собственной вине, в собственном одиночестве. А Пеппер всегда была теплой, родной, понятной и близкой. Она была опорой тогда, когда у него вообще не было опор. И он возвращался, поверженный король, разрушенные замки еще не остыли, а он вот он, ушибы, синяки, почти мертвый герой.

Улыбку он натянул в последний момент, когда дверь уже приоткрылась.

- Привет, Пепп, решил заглянуть к тебе на огонек, не посчитай за каламбур, ни в коем случае не хотел. Честное слово. – Он даже руки поднял в старом как мир жесте примирения. – Хотел поделиться новостями в кои-то веки чуть раньше, чем это сделают СМИ за меня. Впустишь?

Стоять на пороге было глупо, но почему-то он все никак не мог решиться и шагнуть внутрь, как делал это когда-то давно, как мог бы сделать это и сегодня. Пеппер все такая же, собранная, великолепная, прекрасная Пеппер. Он бы преклонялся перед этой женщиной бесконечно долго, если бы мог себе это позволить, если бы она разрешила.

Если бы он сам не разрушил эту башню до самого основания.

- И не откажусь от кофе, несмотря на мой внешний вид. – Крикнул он ей уже в спину, когда он направилась куда-то вглубь квартиры.

Внутри все напоминало о том, кто здесь проживает. Все было на своих местах, не то что у него в мастерской, хаос и беспорядок, которые грозили перейти в разряд постоянных спутников его жизни. Забавно все вышло в итоге. Впервые он хотел принять верное решение, а в итоге? В итоге вот он.

- Король мертв. – Получилось глухо и даже обиженно, о, Тони умел это делать, обижаться не обижаясь, дуться на самого себя, перебирать в уме чужие грехи. – Король мертв, Пепп.

И это чертовски, дьявольски, больно!

+3

3

Сколько бесконечно коротких лет назад она, в чувствах недопустимо высокой степени растрепанности, кричала Старку, что он, как бесстрашный и глупый ребенок, дергает смерть за балахон. Что он обязательно прикончит себя своими же, упакованными в навороченные игрушки, руками. И конечно же - что она не собирается в этом участвовать. Может быть два, а может и три года.
Эти два-три года назад Пеппер почему-то считала, что разорвать отношения со Старком, съехать из особняка, забрать свою зубную щетку, нижнее белье, любимую кружку и дурацкого плюшевого зайца (ну хорошо, остальные вещи она, конечно же, тоже забрала) - будет достаточно для того, чтобы не ощущать себя частью его задорной ярмарки самоуничтожения, не сгорать от вины и стыда, понимая, что она причастна к краху поистине гениального ученого, великого деятеля и мецената, сильного и искреннего, бесконечно родного человека (и дай Боже, чтобы Тони не научился читать мысли. Или не научил этому какого-нибудь робота). На деле же все это теперь казалось ужасным, постыдным лицемерием. А попытка дистанцироваться - предательством. Она сбежала в темный уголок, прикрылась ладонями и надеялась, как в детстве, что если не видит она, то все ужасное, что может произойти с Тони, не заметит и ее. Обойдет стороной.
Со свойственной всем умным деловым женщинам грандиозностью, во всем том, в чем были замешены эмоции, она просчиталась. Потому что вот она! Залатывающая дыры в бюджете СтаркИнд, разевающие свою черную пасть в ежемесячных бухгалтерских отчетах после очередной вылазки Мстителей, поддерживающая его с инициативой Акта, внимательно, почти профессионально изучающая синяки на его лице и вспухший нос в мониторе системы наблюдения, вспыхнувшего после звонка в дверь. То есть, говоря проще - по самые уши в гуще событий.
Какая ирония.
Что-то во взгляде Старка кажется очень неправильным. Пеппер поджимает губы и стискивает кулаки. Спустя столько лет ей все так же страшно видеть его ранения. Еще хуже - приглушенные, какие-то вытертые и поломанные негативные эмоции. Страшно за него. "Не сейчас, Вирджиния. Соберись." Она быстро вдыхает и выдыхает раз-другой, поправляет прическу, расправляет спортивную футболку. В общем делает все то, что делала бы любая другая женщина, заявись к ней в гости без приглашения ее друг. Рутина и мелкая моторика успокаивали. А нервничать сейчас было совсем-совсем нельзя. Потому что она - не "любая другая женщина", а носитель вируса Экстремис, который может, выйдя из-под контроля спалить до тла всю эту элитную многоэтажку, а друг - всего лишь Железный человек собственной персоной.
"И когда жизнь успела стать такой абсурдной, а, Тони?"
- Тони, - Пеппер приветственно улыбается. Выгибает бровь, как бы уточняя, уверен ли он в своем остроумии и прочности уже сломанного носа, чтобы шутить на тему "огонька". И тут же хмыкает, покачивая головой на поднятые в примиряющем жесте ладони. Кто бы сомневался. За всей этой повседневной ерундой даже не пытается скрыть внимательного взгляда, "сканирующего" мужчину. Оценивает его состояние, прикидывая, сколько таблеток обезболивающего может потребоваться. Заставала его таким и не раз и не два. Но сегодня беспокойство за Старка, копошившееся в груди, было сильнее обычного. - Конечно, проходи. Что вы, мальчики и девочки, натворили в этот раз?
Распахивая перед ним дверь, женщина скользнула в глубь прихожей. Коротко замерла, скрещивая руки на груди, пытаясь скрыть все усиливающееся чувство волнения. Она знала Тони слишком давно, чтобы не заметить и не понять, что случилось что-то очень нехорошее. Не в ее понимании "нехорошее", куда вполне вписывалась и поврежденная в супергеройской схватке линия электропередач, из-за которой без света остался весь район, и разнесенный в хлам Нью-Йорк, и поднятый в воздух город. А что-то по меркам Тони-я-все-внешне-принимаю-легко-Старка "не хорошее". Быстро облизнув губы, рыжеволосая устремилась на кухню. Обезболивающее. Оно ему наверняка нужно.
Отсыпав из нужной баночки нужное количество таблеток, Пеппер положила их на бумажную салфетку и, подвинула по столу ближе к вошедшему Старку.
- Обезболивающее. Если то, которое дал врач, уже отходит, - Произнесла она, наливая в стакан воду из куллера. "Король?" Вирджиния вздрогнула, резко оборачиваясь к Старку. Стакан жалобно звякнул о борт куллера, но удар выдержал. - Вы что, убили Т'Чаллу?!
По реакции поняла - вопрос не верный. Выдохнула, приложив руку к груди. Еще только политического скандала им сейчас не хватало. Вот только настроение как-то все равно не улучшалось. Поставив стакан перед мужчиной, Пеппер выгнула бровь в жесте крайнего нетерпения и требовательности.
- Что произошло?

+4

4

Все что могло пойти не так в его жизни, пошло не так. Сначала это были вечеринки и запои, потом работа, потом Мстители, и за всем этим он почти потерял ту единственную, которая всегда его поддерживала. Почти потерял, но не до конца. Тони и сам не знал, за что они уцепились, что в них было такое, что помогало идти дальше, держась друг друга. Он и сам не понимал, как приобрел такого друга как Пепп и не отвратил его от себя до сих пор. Ведь он старался, о, как он старался, чтобы спасти ее, чтобы спасти ей жизнь, чтобы она жила счастливо не с ним, с кем-то кто будет достоин, кто будет героем для нее.

Он очень старался, но черт бы его побрал.

Нужно было стараться лучше. Стараться настолько, чтобы ему не снились кошмары ее падения с высоты, чтобы он не утирал пот со лба, стараясь сказать ей о том, что вирус они так и не вывели. Что все останется таким, ненадежным, непрочным, как он сам. Тони хмыкнул, самобичевание всегда было его основным коньком, о чем уж тут речь.

- Что мы натворили? О, дорогая, мы спасали мир, как всегда. Неблагодарное это занятие, скажу я тебе, мир почему-то всегда недоволен спасением, всегда есть какие-то убытки и ущерб. Скорей всего нам опять выставят счет, а ты будешь бледнеть на совете директоров под взглядами всех этих старикашек. – Тони развалился на диване, морщась от боли в отбитых ребрах. Все-таки обезболивающие не спасали, точнее время их действия заканчивалось. – В общем из хороших новостей, мы все живы, в разной степени избитости, но живы. Из плохих…

А что из плохих? Что собственно тут может быть из плохого? Тони мучительно подбирал слова к тому, что произошло. Слов не было, болело все и внутри и снаружи. И какой тут кофе, тут бы начать дышать. Итак, что у них в сухом остатке, есть ООН и страны, подписавшие договор, есть Тони Старк, который поклялся себе, что вытащит эту тему на должный уровень, есть ранение Роуди, Вижн, Кэп и Барнс. Слишком много всего у них есть и ничего нет по сути. Ничего нет.
И нужно собрать себя сегодня, сейчас, из осколков, вынуть каждый из укромного уголка и постараться выживать дальше. С Пеппер, потому что без Пеппер он рассыплется, распылится. Это тонкое, хрупкое ощущение собственного бессилия. Проигрыш, еще более горький от того, что такой неожиданный.

- Нет, мы не убили Т`Чаллу, что ты. – Тони даже не улыбнулся. Что сказать, если бы они убили короля, они, возможно, сделали бы это вместе. Впрочем, сейчас уже нельзя быть уверенным в том, что все было бы именно так. – Знаешь, что самое смешное в этой истории, в тот день когда я решил, наконец-то, все сделать правильно, я ошибся как никогда. Как никогда Пепп, король умер, и это я про то, что символ Америки, Капитан Америка оказался по ту сторону закона, по ту сторону правил и это моя вина. Только моя вина Пепп. И наша драка, подозреваю, будет освещена всеми СМИ и озаглавлена как «Раскол Мстителей». Драка, в которой друзья дрались друг с другом за идеалы, которых нет.

Смешок вышел сухим, а дыхание все-таки сперло. Он замер на диване, стараясь не двигаться, стараясь дать себе время, чтобы боль прошла, чтобы внутри все рассосалось, может быть это позволило бы ему отпустить обиду? Может это позволило бы расплескаться вокруг злости, ярости, чему-то, что привело бы к освобождению.

- В общем все закончилось безобразной дракой, которая повлекла за собой скандал в СМИ, но все ерунда Пепп, все к чертям такая ерунда. – Он глотал слова, стараясь не расплескать панику, истерику и собственную боль от предательства. – Барнс убил моих родителей и кэп это знал. Знал уже полгода и не сказал мне ни слова, ни словечка Пепп!

+2

5

Драмы. О, Боже, как же бравый Тони Старк их любил. Любил весь этот театр, маски-шоу с переодеваниями в крутые костюмы, дорогие игрушки, паузы в тирадах, предложениях... Да, ради всего святого! Даже в словах и (по особым случаям) в слогах. Так ему было проще справляться с происходящим и снаружи и внутри. Голодной толпе - красивая картинка на обсасывание косточек или восхищение, а ему - сияющий модненький щит.
Пеппер же справлялась с жизненными невзгодами диаметрально противоположным образом. Сухой и скучный, как книги счетоводов древних монастырей, расчет позволял ей возводить свою стену между хрупким и слабым внутри и озверевшим миром снаружи. Особенно сейчас, когда, несмотря на обещание, которое она дала вроде бы совершенно искренне и собиралась его выполнить, находиться рядом со Старком и общаться как ни в чем ни бывало, было сложно. Потому что точку в последнем абзаце главы поставила именно она, обрубив сюжетную ветку к "долго и счастливо". И новую главу тоже начала сама. Поэтому сейчас, не на шутку встревоженная поведением Тони, мисс Поттс, казалось бы, внешне реагировала только на отдельные слова и сигналы. Дотошная экономико-юридическая натура выхватила слова триггеры, напрочь проигнорировав сокрушения Старка касательно неблагодарности и недовольства мира своим спасением.
" Убытки. Ущерб. Счет. Совет директоров."
Налив воды Старку, чтобы он уже наконец выпил грешные таблетки, Вирджиния подала ему чуть тепловатый стакан. Может быть, только что из посудомойки. Мало ли. Подтянула к себе небольшой гаджет, поведя ладонью над сенсором. Конечно же, она могла запросить информацию по гражданским потерям у Фрайдей, просто задав вопрос вслух. И в обычной ситуации женщина бы так и поступила, не считаясь с возмущенным и обиженным бурчанием Тони, но сегодня слова застряли где-то в горле. Наверное, потому, что Пеппер видела его взгляд. Видела, как поспешно он натягивал улыбку, когда она открыла дверь. Да он трусы так поспешно не надевал, когда она раньше ловила его в кровати с очередной моделью Виктории Сикрет! Рыжая слишком давно была Старковым всем, чтобы не заметить и не перепугаться за Тони. Он не стал бы так убиваться из-за счетов и убытков.
Сердце забилось быстрее и неожиданно пропустило удар, когда перед глазами всплыли строчки сухого отчета, собранного Фрайдей за долю секунды.
"Гражданских потерь нет."
Пеппер мысленно выдохнула. Бегло пробежалась взглядом по графам размера ущерба инфраструктуре, муниципальной, государственной и частной собственности, нахмурилась. Отметка "ведется подсчет" надежду на минимальные расходы убивала на корню. А значит краснеть перед советом все же придется, если Вирджинии не удастся оперативно залатать дыру в бюджете сторонними вливаниями. И, нет, к черту дополнительных сторонних инвесторов. От этих сволочей у мисс Поттс зубы сводило. Проще оплатить часть требований СтаркИн из своего кармана.
От подсчетов и размышлений рыжеволосую отвлекло повисшее в комнате молчание. Пеппер коротко махнула на гаджет рукой, словно муху отгоняла, гася экран. Взглянула на Старка, прикусывая нижнюю губу. Она не торопила, ждала, когда сможет и захочет сказать сам. Такой подход редко приводил ее к чему-то хорошему, конечно, но привычка вторая натура. Чтобы как-то занять себя, женщина насыпала молотый кофе из банки в турку, бросила щепотку соли, две щепотки сахара и немного молотого перца с корицей, добавила воды. Кофеварки она презирала как вид, а потому кофе в своем доме всегда варила сама. Стоя к Старку спиной она молча слушала его тираду.
Т'Чаллу они и правда не убили. Это хорошо. Потому что убивать второго подряд короля за одну неделю - так себе идея.
"Кэп по ту сторону закона? Его вина? Стоп, что?"
Пеппер раздраженно приподняла плечи, склонила голову в бок, все еще не поворачиваясь к Старку лицом. Самобичевание было любимым видом спорта Тони. Лучше бы в крикет играл, ей Богу. Выглядел бы смешно только внешне.
Мозг женщины подавал слабые сигналы, напоминая, что сейчас Старк, похоже, реагирует так не на выбор Капитаном Америкой противодействия Соковианскому договору и хоть какой-то ответственности перед миром и людьми, населяющими его, а на ссору с другом. Но даже это осознание, которое Пеппер собиралась принять во внимание и уважать, не перебивало идиотичности фразы "моя вина в том, что он оказался вне закона". На данный пункт повестки дня у мисс Поттс было свое мнение, которое она, впрочем, так и не озвучила, продолжая напряженно внимать словам Тони.
Турка, которую рыжеволосая все еще держала в руке, за секунду словно взбесилась. Зашипела и выплюнула из своего нутра черно-коричневую пузыристую пену, а после - потоки пахнущей кофе горячей воды. Все это безобразие обдало руку женщины кипятком, и пролилось на светлый кафельный пол. Турка же покорежилась и как-то "поплыла" в руке Вирджинии, словно она была из масла, а не металла. Женщина даже не шелохнулась.
Она стояла посреди кухни спиной к Тони, глотая воздух, как выброшенная на берег рыба, пытаясь успокоить поднявшуюся волну боли и гнева. Боли за Энтони, гнева на Стивена. Держалась из всех своих сил, чтобы не дать волне вируса захватить тело и сознание окончательно. Потому что тогда она будет еще более болезненной, бесполезной. Тогда она оставит его одного, когда нужна больше всего. А она, черт побери, даже обнять его не может! Просто коснуться плеча. Или сесть рядом, не боясь спалить диван вместе со Старком и всей квартирой.
Все потому что она знала, что сказанное значило. Видела разгильдяя-сына, видела убитого горем потери и дерзкого юношу, знала нахального и эгоистичного, но старающегося...действительно старающегося сделать что-то правильно мужчину. И знала насколько на Тони повлияла смерть родителей. Как винил он себя, что не сказал им что-то в тот день.
Отставив оплавленную турку в раковину, Пеппер медленно выдохнула, низко опуская голову. Постояла так с пару секунд и, собравшись с силами, обернулась к мужчине, ловя его взгляд.
- Что вообще со Стивом не так?! Он что, проспорил Халку десять щелбанов? Или наконец сказались последствия заморозки? Я еще могу попытаться понять его решение по Договору, стычку с тобой. Он считает, что поступает правильно, что свобода важнее ответственности, что конечный результат оправдывает средства, а личность и возможность ничем не обремененного выбора для одного очень могущественного индивида важнее судеб сотен тысяч, которых он ставит под угрозу этим самым выбором. Хорошо, я могу попытаться понять это. Черт, я даже в чем-то разделяю его опасения, потому что верю, что один Стивен примет более верное решение, чем десяток представителей ООН. Решение оставить все как есть даже после Ваканды, не изменить разрушительную модель поведения - это его решение! Ему не пять лет, он должен осознавать, что он делает. Это не твоя вина, Тони, а его выбор. Но..,  - Голос дернулся нервно, как струна, готовая лопнуть. Вирджиния взяла короткую паузу, достаточную для того чтобы вновь вдохнуть и выдохнуть. Как можно незаметнее. - Не сказать тебе... это же...Это бесчеловечно.., - Произнесла, вытирая тыльной стороной ладони влажно поблескивавшие глаза. - Мне очень жаль, Тони...Очень.

+2

6

Сейчас, сидя на белом диване, было легко размышлять о том, что они все-таки разошлись, что, хотя бы ей он жизнь не сломал, как он это умел и практиковал с остальными. Не сломал ее, оставив в покое, забаррикадировав себя в работе и устранив из ее жизни. Легко было размышлять о том, что вот «они» отболели, отгорело все, больше ничего не осталось, только ровная усталая привязанность Пепп к идиотичному боссу, только пустота там, где должно было быть нечто огромное и тлеющее всегда.

Они столько прошли вместе, пережили, были рядом, когда больше никого не было и он привык… Тони потер виски, голова тоже болела от вопросов, задач, слов, которые нужно было решить или сказать. Голова кружилась от перспектив, от полного провала его лучшей из идей. Было грустно, потому что он так стремился к этому договору, он так хотел передать ответственность за Мстителей кому-то еще, разделить ее, нивелировать в своей жизни. Возможно, хотя бы так он смог бы вернуть ее расположение. Возможно, хотя бы так у него был бы шанс, это же Пеппер, черт его побери. Это Вирджиния Поттс, несгибаемая железная леди без всякого костюма.

Но вернуть не получилось. Тони только сейчас и начинал понимать, что он ступил на дорожку, у которой нет ни конца, ни края, которая не завершится его смертью. Нет. Этот вопрос будут продвигать другие, люди, которые услышат в договоре другие мотивы, и все завертится снова. Тем более, все рушилось на его глазах, потому что поднималась тема мутантов. Приехали заштатные социологи, провели поверхностное изучение вопроса и представили свои данные.

Он отвлекся от размышлений, запил все-таки таблетки чуть тепловатой водой и постарался не шевелиться какое-то время, дать им шанс подействовать на организм, который начинал сходить с ума от болей в разных частях тела. А сам мысленно считал, сколько еще друзей он должен потерять, чтобы остановится, чтобы перестать стараться стать лучше, куда уже лучше. Ангельскую шапку он все равно не наденет, не выйдет из него святого.

И сможет ли он рассказать ей до конца историю, которая случилась? Сможет ли он сказать ей, что Капитан Америка почти убил его, на пару с лучшим другом. Что они практически заставили его сердце перестать биться в груди? Или лучше молчать, не вспоминать и не вздрагивать от этих воспоминаний. Правильно говорил психолог, ему нужен курс реабилитации, ему нужно что-то сделать со своей головой, прекратить винить себя, идти дальше.

- Ты расплавила турку. – Он даже не удивился, хотя и все еще полагал, что виноват в этой напасти не меньше, чем человек, который ее подсадил Пепп. – Все в порядке, Пепп, ты же знаешь, на мне заживает как на собаке, ну ладно, чуть дольше чем на собаке, но все в порядке. Таблетки скоро подействуют, не стоит так волноваться. Да и вообще, не стоит оно того, дорогая, тебе ли не знать. Поругались, помирились, все как детском саду, только больше речь не идет о пасочках.

Как-то не укладывалось у него внутри, что его девочка, маленькая и рыжая, громит собственную кухню, просто потому что эмоций так много. Все еще не отгремело все это с экстремисом, а он вместо помощи, забирал последнее. Тони Старк, дамы и господа, вечный моральный иждевенец, пришел набираться сил и зализывать раны к человеку, который сам еле держится на плаву. Почему-то эти мысли всегда приходили последними.

А она продолжала говорить, утешать, резала без ножа. Вскрывая все то, что он мучительно забивал внутри себя. Доставала на свет воспоминания, которые он хотел бы забыть.

- Я бы мог его остановить, сдать властям, поднять трубку, когда звонил Росс в последний раз. Я бы мог сделать хоть что-то Пепп, не дать ему упасть так, не с этой высоты. – Тони подался вперед, вцепившись руками в столешницу, стараясь удержаться, не скатится снова в этот убийственный ритм собственной вины, не захлебнуться. – Я бы мог что-то сделать, ты же знаешь, я бы смог, я бы справился.

А вот про родителей он так и не смог ничего произнести. Все еще перед глазами плавала картинка, как Барнс равнодушно добивал Говарда и душил Марию. Все еще перехватывало все внутри от боли в подреберной части груди. Все еще было не произнести этого вслух. Он бы понял, господи, он бы мог понять почти все.

Но это предательство… нет.

- Мне тоже, Пеппер, мне тоже. Невыносимо жаль. – Горло все-таки перехватило спазмом, и он заставил себя замолчать, так и не сказав, о чем он жалел больше всего.

Больше всего хотелось отмотать время назад и отстрелить Барнсу не руку, а голову. И можно было бы спокойно закрыть глаза, перестать бороться за каждый вдох и отпустить себя наконец.

+4

7

Кажется, сейчас она видела его яснее, чем когда-либо. Чем когда влюблялась в него, когда выгоняла с ненавистью из своего кабинета, вновь прощала его, прижимаясь щекой к родному горячему плечу, а после вновь стрелой вылетала из лаборатории, в которой вновь творилось какое-то возмутительное непотребство. И гораздо яснее чем тогда, когда ставила точку.
Вот он. Словно на шаг от слома, на вздох от того, чтобы мышцы плеч, привычно перегруженные, вздувшиеся жгутами и перекатывающиеся под кожей, свело импульсом, опустило, придавило. Этот импульс дальше прокатится волной, разгибая поднятые в защитной стойке руки, разжимая сжатые для драки кулаки. Закостенелая стойка щегловатого бойца трещит по швам под грузом ответственности и осознания. Недопустимо. Пеппер с трудом давит рефлекторное желание броситься вперед, упереть горячие ладони в плечи, поддержать мягко, не давая суставам выгнуться из-под кожи под неверным, пугающим углом смирения, удержать от...От того, к чему привела сама?
Вирджиния вздрагивает от этой мысли, стремительно поворачиваясь спиной к Старку и вцепляясь пальцами в борт кухонной мойки. Она из природного камня. Он выдерживает и не такое (хотелось бы верить). Женщина украдкой вытирает щеку тыльной стороной ладони, пока слезинка не успевает с шипением испариться из-за скакнувшей температуры тела. Так уже бывало. И вместо слезливой принцессы мисс Поттс выглядела как закипающая ведьма. То еще зрелище.
- Расплавила. Прости, - Эхом отозвалась Пеппер, включая холодную воду и смывая островки кофейной гущи с себя. Концентрируясь на ощущении воды на коже, пытается убедить себя, что вот оно - все ее тело, усыпанное веснушками, все оно укутано прохладной водой. Вбирает в себя ее свежесть и температуру. А не испаряет по периметру. Где-то в углу кухни забулькал аквариум. Вирджиния раздраженно хлопнула по ручке крана вниз, выключая воду. Ощущение воды так и не укутывало тело. То ли потому, что с абстрактным мышлением у женщины всегда было хуже, чем с критическим, то ли потому, что в голове вертелся вопрос - насколько сильно она повлияла на Старка? Насколько сильно она виновата в происходящем?
Тони всегда, с самого начала, прислушивался к ней. Сначала - какие документы подписывать, а какие - нет. Позже - с кем заключать сделки, а с кем не стоит. Они проводили много времени обсуждая все на свете. И что такое "хорошо", а что такое "плохо" - тоже. Иногда, конечно же, они не сходились во мнениях, чаще - в способах реализации...Но уже давно вплавились друг в друга, вплелись и закостенели. Его идеалы - ее идеалы. С определенными вариациями.
- Тони.., - Женщина проводит по волосам, стаскивая резинку и позволяя им распасться по плечам. Рассеяно запускает пальцы в рыжую копну, ероша их и массируя пульсирующий болью затылок. - Скажи мне честно, почему ты сделал это? Почему ты выбрал путь Договора?
Прислонившись спиной к кухонному гарнитуру, Верджиния сложила руки на груди и низко опустила голову.
- Потому что, скорее всего, ты выбрал его потому что так правильно. Потому что сложившаяся до того система дала сбой и уже ни раз. И все сложнее латать дыры, которые остаются после спасения. И тебе было больно и тяжело стоять в коридоре Университета после Ваканды. Слышать о том, каким прекрасным сыном и мужчиной был тот студент. Как он хотел изменить мир, сделать его лучше. Так же как и ты хотел. Но решение одного человека остановило это, убило в зародыше. И этот человек был в твоем доме, он...раскаивался? Ему было тяжело и больно? Неудобно? Знаешь, что меня тогда напугало в реакции части команды? - Пеппер подняла глаза на Тони. - Принятие. Спокойствие и оправдание. Они оставили сбоящую систему, заведомо принимая ее уже известные последствия. Ужасные последствия, Тони. А ты не смог. Поправь меня, если я не права, но ты не считаешь, что ты можешь быть тем, кто будет принимать решения - кому впоследствии решать, кто повлияет на мир, а кто нет. Ты считаешь, что так не должно быть? Я считают. И я поддержала тебя. Я работала вместе с командой клятых юристов, Старк. Выжимала из этой бумажки все, что могла в те сроки, которые у меня были. А мы с тобой из тех, кто будет действовать, если считает, что что-то нужно менять. Не можем иначе. Точно так же как и со Стивом. Не обманывай ни себя, ни меня, Тони. Ты не смог бы поступить иначе.
Очень хотелось отвести взгляд, опустить вновь голову. Тяжело. Очень тяжело. Она виновата также как и он, если не больше. Хуже. Сейчас, видя Энтони явно и четко, четче, чем когда-либо...Она понимала, что именно ее рука на плече не позволила Старку отступить и сделать шаг назад, когда оставалось либо схватиться с лучшим другом, либо искать другое решение. Тони считал ее непогрешимой, всегда правой. И это сыграло с ними дурную шутку.
Вирджиния не позволила острым плечам поникнуть. С идеально прямой королевской осанкой, гордо поднятой головой. Жесткая и несгибаемая, надежная, она стояла перед ним. И не имела права вести себя иначе.
- Мы оба облажались, Тони. Моя ответственность здесь ровно такая же, как и твоя, хоть мои способности и не использовались в драке, - Пеппер все боялась, что голос вновь дрогнет. Что образ лица убитого Горем молодого Старка над могилой его матери не к месту всплывет в памяти. Или смысл сказанного настигнет саму рыжеволосую и отпиннает по почкам и самолюбию. - Оба. Не ты один.

+3

8

Лужа на полу имела такой грязно-коричневый цвет, выбивалась из общего вида квартиры, напоминала Тони, что он сейчас очень созвучен с этой лужей. Напоминала ему, что он тоже здесь вполне себе чужеродный элемент, неспособный сопоставить себя с реальностью. «Расплавила», - он даже не вздрогнул от этой фразы, они не смогли. Они старались, так много сил вложили в то, чтобы вытащить Пепп из этого ада и не смогли. Экстремис по-прежнему был где-то внутри нее, бурлил, убивал ее клетки, восстанавливал их обратно и по кругу. Внутри. Тони крепче сцепил руки и откинулся на спинку дивана, он мог вынести и не такой груз вины, он мог вынести не только полное осознание собственной беспомощности в этом вопросе, но и принять ответственность за происходящее.

Какая-то болезненная тема с этой ответственностью, всю жизнь он делал вид, что он ни при чем, что ему все равно. Он так успешно продавал образ миллиардера и баловня судьбы, что все забывали о том, что родителей у него нет с девятнадцати лет, что он вынужден был взрослеть без них, вести дела компании без них, что у него был Обадайя, ах нет, тоже не удачный отцовский пример. Все забывали насколько тяжело было быть в плену, насколько страшно и одиноко быть героем.
Успешный коммерческий образ, который они придумали с Пепп, который продали баснословно дорого, вот и все, что сейчас оставалось у Тони. А, ну и еще броня.

Она задавала правильные вопросы, острые, звонкие. А почему он подписал договор? В чем была его корысть? Он же мог просто уйти со сцены, запретить себе быть героем, запретить себе быть. Он же мог все это и не мог, одновременно.

- Когда женщина подошла ко мне в коридоре с фотографией сына, я подумал, что он ищет не меняю Мимолетная мысль, Пепп, и как было бы здорово, если бы она сбылась. Когда она сказала, что сын был хорошим человеком, что у него было будущее, я подумал, что оно должно быть у всех. Оно должно быть у людей, будущее, такое, каким они его создадут и не мне решать, как будет выглядеть будущее. Не мне решать, не мне отвечать за жизнь и смерть. Я подумал, что может быть, если мы передадим ответственность за жизни людей тем, кому это важнее, может быть тогда мы примем единственно верное решение при спасении. Может быть, - Тони споткнулся, поперхнулся о свои собственные слова, но продолжил, - может быть хотя бы так, хотя бы через ООН и треклятый договор, Пепп, мы перестанем убивать людей. Дело не в нашей свободе, дело в том, что мы заигрались. И Стив, Стив тоже заигрался.

Она была права, о как она была права. Как они были близки сейчас, наверное, настолько близкими они никогда не были рядом друг с другом. Настолько сцепленные, спаянные воедино, понимающие друг друга с полувзгляда, с полужеста. Тони усмехнулся, как много времени прошло, какую яму они выкопали между собой, но что-то оставалось всегда, что-то было всегда, что-то в них самих, звонкое, тонкое, нежное и важное – понимание. Он любил ее, преклонялся перед ней, уважал ее решение, просил о помощи, и не мог прекратить думать о том, насколько верным было решение уйти. Насколько для нее оно было верным, потому что, оставаясь рядом с ним, она бы изо дня в день собирала его по кускам.

- Мы, Пепп, виноваты только в том, что посчитали себя правыми и оставались по свою сторону реальности. – Тони горько усмехнулся. – Меня даже не стали слушать, дорогая, у прошлого хорошие зацепки, длинные руки и крепкие корни. Вместо того, чтобы спасать Мстителей, кэп рванул хоронить Картер, а потом стало не до того. Мы просто не успели бы донести до него нужность этого шага, всегда есть что-то важнее.

Нет, эта тема болела, но не с той стороны. Тони не был важен для кэпа, и слава богу, Железный человек, по мнению Стивена был лишним в команде и возможно он был прав. Но Мстители. Это было детище, ради которого нужно было остаться, нужно было вернуть свою задницу в кресло и прочитать документ, а не нестись сломя голову на другой континент. Забавно все вышло, в команде Старка остались люди, которые знали его слишком хорошо, чтобы не понимать, что им предстоит еще не одна борьба. Что договор — это только первый шаг, что потом все станет сложнее и они оставались рядом. Как опора, как знак того, что возможно он был прав, возможно, его решение и твердая уверенность в том, что они не вправе убивать людей – это правильно!

+3

9

- Нет, Тони, - Пеппер качает головой, стараясь смягчить острый, резкий тон. Она нервничает, ей плохо и тяжело осознавать, что раскол Мстителей - ее рук дело. Что разобранный на куски Старк - тоже ее рук дело. Но она не может, просто не смеет сейчас опустить плечи, не смеет всхлипнуть еще хотя бы раз. Как бы не хотелось. И только температура в помещении ползет все выше, мешая дышать. Да слабо булькает аквариум в углу комнаты. Вирджиния знала, когда она должна быть сильной...сильной для своего Тони. - Мы облажались. Мы были не готовы. Документ сырой, - Рыжеволосая загнула первый палец. - Общественность слишком взбудоражена Вакандой, социальный пласт не подготовлен, СМИ не обработаны, - Второй. - Эмоциональное состояние команды не проанализирована, информация сброшена бомбой. Без личных зацепок, - Третий. - Потому что время. У нас его совершенно не было, Старк. А так не работают. Это грязно и не эффективно. Эра Блицкригов прошла. И политики! Тони, мы же вообще не успели их отобрать! А это никуда не годится. При такой подаче информации я бы тоже, наверное, послала тебя в лес соты собирать, а не пошла подписывать договор.
Его маленькая, его нежная рыжеволосая девочка безжалостно перечисляет недостатки реализации их плана, загибая пальчики. Останавливается, изучая сжатый кулак, по которому пробегают алые всполохи. Хмурится и опускает руку. Наотмашь всеми этими словами бьет скорее себя. Планирование и реализация всегда были ее вотчиной и сферой ответственности. И что же? Преуспела она? Нет. Позволила Старку облажаться. Не успела. Не смогла. Но за все эти годы маленькая рыжая ассистентка повзрослела достаточно, чтобы сейчас сдержать растущую волну неуверенности и паники, сдержать и желание забиться в угол и распасться на множество маленьких кусочков. Сейчас ей хватало мудрости и понимания, что они не имеют право отступать. Так сделают только хуже. Больше резонанс, больше слов. Потеря влияния - и больше они уже никогда не смогут сделать ничего.
- Нет уж, Старк. Мы облажались. Но это не значит, что мы виноваты или не правы. С чего ты взял, что Стив правее? Стив, мать его, Роджерс, который в очередной раз поставил свои эмоции и привязанности выше этого земного шарика и всех, кто его населяет! Да, Картер была великой женщиной. Одной из лучших, кого я имела честь знать! И что-то мне подсказывает, что она первая же надрала бы задницу нашему безукоризненному Капитану, узнай она, как он ведет. И нет, Тони, я не о том, что он действует вне закона. Насколько знаю мисс Картер, царство ей небесное, при необходимости и сама была на это способна. И получше Роджерса. Нет, я говорю о последствиях, которые он бросает, делая вид, что это его не касается. Он выходит своими действиями на высшую международную арену, а потом просто отворачивается от них. Сейчас он бросил общество в состоянии когнитивного диссонанса, ненавязчиво предлагая им самим возлюбить себя со своим негодованием за Ваканду. Он хотя бы выразил соболезнования погибшим? Или опять тебя выставили на камеры как козла отпущения?! Не хочу знать. А что будет дальше, Тони? Стивену Роджерсу дороже то, что ему дорого. И если он оказывается в ситуации, требующей выбора - ты прекрасно видишь чем это заканчивается! - Светлые глаза женщины налились яростным алым светом, вены на шее вспыхнули стремительными росчерками Экстремиса. Пеппер возмущенно стукнула все еще стиснутым кулаком по столешнице. Та жалобно затрещала, по ножкам пошли трещины. Вирджиния испуганно подскочила и как-то сжалась, немного успокаиваясь. - Черт, прости..Мне нужно выпить. Нальешь? Иначе боюсь я сейчас разнесу весь свой домашний бар в стеклянную пыль. Или лучше не надо, да? Ты прав.., - Вирджиния начинает ходить по кухне, мечась из угла в угол, как лиса в клетке. - Тогда ты выпей, хорошо? Ты мне нужен потому что, Тони, слышишь? Я одна не разгребу этот беспорядок. А мы должны. Мы не можем вот так все оставить. Ты...ты согласен? Прости, что прошу от тебя так много сейчас, когда...Когда ты узнал такое о родителях. И так разошелся с другом. Я бы очень хотела тебя обнять. Правда. Не уверена, что это помогло бы, но...Прости. Мы должны.

+3

10

Когда-то на заре юности, когда Пепп только устроилась работать в СтаркИн Тони устроил ей проверку боем, которую она провалила, заперлась в кабинете, разбила восемь ваз и вышла из кабинета с новым планом. Тони так и не спросил ее ни чего ей это стоило, ни что было бы, если бы она не придумала новый план. Он никогда не спрашивал, сколько сил ей стоило согласовать договор, сколько сил и сколько юристов она подключила к его правкам и формированию. Он не спрашивал, где она брала сила, как спала по ночам и чем занималась, чтобы это все пережить.

Они все еще были слишком похожи.

Он пришел сюда, чтобы собрать себя по кускам. Чтобы построить заново ту систему, которая сделает завтра заявление, после завтра встретится с госсекретарем, а потом будет жить дальше. У него был один день на то, чтобы оплакать предыдущую версию Тони Старка, чтобы оплакать человека, который верил другим, верил в идеалы, а эти идеалы оказались недостоверными.
Тони слабо усмехнулся.

Его милая рыжая девочка выросла за эти годы, преодолела себя, собрала заново, уживалась с экстремисом и можно было бы винить себя за этот вирус вечно, но так она будет хотя бы жива. И пусть мысль очень тихая, слабая, очень неуверенная, но так она будет жить дольше, чем сам Тони Старк и это грело изнутри не хуже алкоголя.

- Да, мы плохо подготовились, да, нам предстоит это все исправлять и положить на этот договор тысячу и одно изменение, чтобы он был тем, чем должен был быть. Да, я знаю, что завтра мы начнем новую работу и это будет не спринт, это будет марафон, который нам придется пробежать в одиночестве. Потому что нас, Пепп, никто не поймет в нашем стремлении обезопасить людей от нас самих. Потому что никто не видит, что мы по сути тоже оружие и за нами нужен присмотр, что мы можем убивать без разбору, можем сойти с ума и должен быть способ нас остановить. – Тони потер виски, головная боль унялась, ребра перестали ныть.

Они все еще оставались на одной стороне, все еще держались друг за друга, как тогда, когда в СтаркИн был кризис и от них зависело, что дальше будет с компанией. Как тогда, когда у Тони был ПТСР после Афганистана и Пеппер пришлось самой заниматься компанией.

- Я не разбирался в подоплеке действий Стивена Роджерса, для меня очевидно только то, что как Капитан Америка он не состоятелен, но это звание, которым его наградило общество и военные и не мне его отбирать. Наверное, не мне. Я не тот рыцарь, что спасет всех принцесс, не тот, что без упрека пойдет в огонь и вводу и там и сгинет. Я вообще не герой, Пепп, просто для того чтобы просыпаться с утра, мне нужно знать, что мы все сделаем правильно. И мы, в данном случае ты и я вместе.

Тони поднялся, налил себе в бокал виски на два пальца и проглотил, не заботясь о том, что лекарства и алкоголь не лучшее сочетание. Пеппер сопереживала, сжимала руки, старалась не навредить ему ни словом, ни жестом. Тони ценил ее, обожал ее и любил сейчас, как никогда, до боли в сердце.

- Мне кажется, у нас появился реальный шанс все это переделать под нас. Завтра должна быть прессконференция, на которой будет объявлено что символ нации сейчас находится в бегах. Возможно это и ерунда, возможно это нам ничем не поможет, нам в смысле, как команде. Но Договору должно помочь то, что если Капитан Америка его не подписал, то видимо там есть изъяны. Мы должны это использовать, как-то протолкнуть эту мысль, остановить его использование, пока нас не придавило.
Тони налил себе еще, повертел бокал в руках.

- Родители и друзья, это то, что я могу отложить в дальний ящик ради дела. У меня всегда лучше получалось работать, чем переживать.

+3


Вы здесь » Marvelbreak » Отыгранное » [06.05.2016] Король умер


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно