ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Флешбэки и флешфорварды » [once upon a time] Render trust a hostage to fortune


[once upon a time] Render trust a hostage to fortune

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[epi]Доверься, вдруг что да выйдет когда-то очень давно
Jormungand & Fenrir
https://forumfiles.ru/uploads/0018/aa/28/819/665728.png   https://forumfiles.ru/uploads/0018/aa/28/819/62787.png   https://forumfiles.ru/uploads/0018/aa/28/819/83862.png

У Ангрбоды было много амулетов, а так же дети.
Дети вот вообще мешали.
[/epi]

Отредактировано Fenrir (2020-07-25 18:16:32)

+2

2

- Что-то мне подзкас-сывает, что нам не с-сследует трогать мамины амулеты, - с шипением говорит Йормунгант, осматривая свой новый облик. Ангборда – великая колдунья, всемогущая в глазах детей своих. В её руках большая сила, и часть её передалась каждому их троицы, но более всего – Хеле, старшей, получившей личину человека и способность направлять свою магию осознанно. Братья, теоретически, тоже могли, но были не то слишком малы, не то слишком непоседливы, чтоб концентрироваться. Но вот чего им было точно не занимать – так это любопытства, которое и завело их к запретному  ларцу, пока мама обучала сестрицу сложностям магического искусства в лесу. Умений их хватило на то, чтоб перехитрить замок (не то, чтоб от них и что-то прятали, на самом деле), а дальше всё просто – знай, рассматривай себе находки, да прислушивайся к звукам с улицы, чтоб вовремя вернуть всё на место.

Йормунганд из небольшого, но обещающего дорасти до огромных размеров, змея превратился в девчонку!! В темноволосую пигалицу с раскосым карим взглядом и смазливым личиком. Совсем юная вана, ощущать которой себя оказалось довольно странной. Голос при этом, не так уж сильно отличался, разве что сталь звоньше но сохранил привычное шипение. Стоять на двух ногах, вместо того, чтоб ползать на животе, тоже оказалось необычно, как и иметь руки, без которых отлично обходился всю свою недолгую жизнь.

Йорму понимал, что трогать мамины амулеты нельзя и что она наверняка рассердится, если узнает, но как тут устоять? Живой ум ребёнка требовал познавать мир в его новом аспекте, чем змей и занимался в компании Ферира, которого постигла похожая участь. Тем более, они же всё вернут на место, как только наиграются и не скажут ничего даже Хэле.
- Ты совсем не себя не похож! – Пигалица Йормунганд захихикал в кулак, озорным взглядом посматривая на братца и обходя его по кругу. – Вот бы так погулять, в таком виде ваны бы нас не боялись! – И тут же сам поникает, качнув головой, понимая, что идея плохая и тогда уж им точно несдобровать. – Только нельзя, мама разозлится.
И не то, чтоб очень хотелось, просто Йорму не понимал, почему двуногие так боятся змей, а ещё больше боятся, если с ними разговаривать, и Ангборда строго-настрого запретила ходить к поселениям. А сама вот ходит! Но, всё же, несмотря на любопытство, Йорму послушный ребёнок, и не хочет огорчать или злить маму.

+2

3

- Что-то мне подсказывает, что мы выглядим совсем-совсем как ваны!
Прокрадываясь в полутьме к заветной шкатулке со всякими блестящими цацками, Фенрир особо не думал, что эти цацки реально что-то могут. Точнее он знал, что они на что-то, может быть, способны, но фактически ничего не проверял, кто и что тут может. Но как настоящему герою имени себя самого, обязан был.  На самом деле, дело было больше в зависти, потому что в смысле, Хель, которая не намного старше, что-то там делает, что-то интересное, а их не зовут. Почему она может уходить дальше, почему иногда они оставляют их вдвоем, а сами растворяются в рассветном тумане?

Фенрир вытаскивает пастью какой-то предмет, вертит не долго, больше слюнявит, жмет зубами, проверяя на прочность, метал неприятен на вкус, на самом деле, отвратителен и вяжет язык. Он действительно думает, что это просто круглая цацка. Не долгодумает, момент, уже на лапах нет шерсти, нет острых когтей, вспарывающих кожу, только впереди какая-то чушь на ребрах мешается, прыгает ещё так забавно. А еще, без шерсти холодно.  Совсем холодно коленками, запутанными в ткань упираться на камень, голыми ладонями чувствовать его фактуру. От него самого, от Фенрира, остаются только черные волны волос, лезущих  и в глаз и в ухо, кажется, в саму душу, кто придумал, такую гадость то. И уши, боже, эти уши, которые не прижмешь к голове, и которые где-то сбоку. Фенрир ошалело смотрит на Йормунганда, не понимая, не представляя и видит не его, вообще не узнает, чует запах, но глаза явно подводят. Перед ним кто-то жуть как похожий на Хель и который стоит! Не ползает, стоит!  Он подползает ближе на карачках и упирается человеческим носом в чужую коленку. Запах брата он ни с чем не спутает. Только голос другой шипит долгим звуком.

И отползает, все еще дальше, надеясь выкинуть амулет и найти что-то более интересное. Например,  амулет превращающий деревяшку в кусок мяса? Фенрир пытается сорвать с шеи цацку, но он не снимается она, в плане, вообще, не снимается, он пытается гибкими пальцами зацепить эту хрень, но она выскальзывает. Он хочет снять, но…
Мама разозлится.

Желание идти всем врагам, в которые резко угодила мать, аккурат рядом с утренней мухой, которую он не поймал, резко дало о себе знать. Хотя вставать как Йормунгант страшно. Две ноги кажутся такими тонкими, неустойчивыми, непрочными.
- Мы вернёмся раньше, чем они придут! Пошли!,
Голос, не изменился совсем, все тот же мальчишечий писк, с рычанием во фальцете. Фенрир опираясь на столешницу пытается встать, получается раза с третьего, но и стоит недолго, сразу падает назад, и глупо смотрит в стену. Красивую такую стену. Охрененную просто стену.

Отредактировано Fenrir (2020-08-03 15:46:20)

+2

4

Быть человеком жуть как неудобно.Очень не хватает хвост, и чешуи тоже, особенно чешуи. Двуногие носят одержу по трём причинам, ни одна из которых непонятна змею. Он не знает стыда, которым сковывают себя глупые прямоходящие, придающие значения такой ерунде. Он то, чтоб мёрз (до сих пор, по крайней мере), чтоб носить тряпки для утепления. А лучшей бронёй была его собственная чешуя. Правда окрепнуть и стать крепче металлов её ещё только предстоит, как говорит мама, но всё же.

В ответ а более чем логичный вывод брата, лицо девицы, которой теперь выглядел Йорму, озаряется хитрой улыбкой. Потом он якобы задумывается, прикусив палец (так странно иметь пальцы, которые теперь можно прикусывать), всматривается, разглядывает, только потом кивает.
- Точно. Как ванирские девы. Хотя ты, наверное, можешь считаться ванирской бабушкой. - Йормунганд снова хихикает, весело скалит белые и совершенно бесполезные сейчас зубы, которыми и в более зрелом возрасте нельзя будет никого разорвать. Читает в его лице такое же любопытство, которое испытывает и сам, и, по правде, оно совсем ему не нравится.
- А ещё, нам, наверное, нужно подражать... - Выходит скорее пищать, ну да и ладно. Тем более что
тот забывается, как только подтверждается появившееся опасение - Фенрир предлагает нарушить запрет и наведаться в селение, от чего гримасска сменяется беспокойством.

Нет, делать так было нельзя. Признавать, что боится Йормунганд не хочет, к тому же не знает, что его пугает больше, неприятности, в которые они точно вляпаются или материнский гнев, который за этим последует. А ещё, это он же первый высказал желание, а теперь, получается, отступается...
Юный змей считает себя очень умным, для своего возраста он и правда смышлен, а еще очень хитрым, ведь неплохо умеет прятаться и быстро учится нехитрым наукам, которые открывает для своих детей Ангборда, но даже сейчас он понимает - быть беде, четко усвоил, что ваны опасны для них пока что, и совсем не горит желанием испытывать удачу.

- Нет!! - Восклицание вырывается само собой, Йорму даже не ловко, он не хочет, чтоб брат решил, что он просто струсил. - Нам нельзя туда ходить!И мама с Хэль скоро вернуться, не успеем. - Сердце резко начинает стучать чаще, Йормунганд даже пошатывается.  Он не повторяет подвиги брата с полётами может лишь потому, что привык маневрировать, удерживая равновесие, когда тянулся всем телом вверх. А может потому, что был меньше и легче.  А может потом, что появилась неплохая мотивация, так что змей оказывается возле Фенрира и едва ли не падает на него. Срывает амулет и отбегает к шкатулке, нелепо налетев на стол, но всё же забросив обратно. Потом тянется за своим, чтоб проделать тоже самое, но уронив цацку, потом смотрит с опаской - а вдруг брат кинется устроить драку? Не то, чтоб мальчишки никогда не дрались, а потом не мирились, тем более что сейчас Йорму явно начал первый, но такого ему, всё же, не очень хотелось. Меньше, правда, чем беспокойство, обрушившееся сразу же, как пришло осознание - игра может зайти слишком далеко!

- Нужно... Сперва нужно придумать план!!! - И не важно, что делать этого, на самом деле, Йормунганд не собирался, а там может Фенрир и сам передумает, но была в том и правда, ведь едва ли юные чудовища хотя бы просто дошли, не привлекая к себе внимания.

+2

5

[indent]Бывают иногда, назовем это красиво, изъяны в системе, когда все идет не по плану, когда даже плана какого-то нет. Фенрир в очередной раз валится назад и собирает задом пыль,  камни и, кажется, паука. Это как наперегонки с ветром:  бег останавливает земля, которую ты прочесываешь носом. Фенрир смотрит недовольно, сердито пыхтит, покачивает хвостом, имитирую бурную мозговую деятельность. Смотрит на Йормунганда, который резко такой весь правильный-правильный, что зубы ломит, пасть слова не выплевывает. Сорвал с него амулет и был таков. Конечно, он то привык быть юрким, но что делать тому, кто всю сознательную жизнь двигался на четырех лапах? Как устоять на двух, когда там и кости тонкие, и лодыжки мягкие, и пятка. А брат всегда был таким скользким-скользким, словно вылизывал себя сутками к ряду.
[indent]Но амулета нет, недовольный рык, больше похож на скулеж таки вылетел. Его лапы снова короткие, покрытые шерстью и только хвост недовольно елозит по полу. Фенрир падает на спину и катается по пещере. Его голос уже в возрасте щенка — рокот, голос брата — журчание и шепот лесов. И когда он так шипит, это немного нервирует, в конце концов, они сами оставили шкатулку открытой! Что теперь бояться гнева. О! До него кажется доходит, медленно, не к месту, но доходит, потому что с какой стороны не посмотри, все они дети одной матери. Даже если не похоже друг на друга ни в анфас ни в профиль.
— Ты просто испугался. — Фенрир улыбается глазами и скалит белую пасть. — Мой братик такой тру-у-ус, — воет он, задирая морду к сводам пещеры, там что-то звякает, трескается и блестит. Сейчас рухнет что-то или налетят какие-то твари, гады, ваны. Но вой вообще сложно сдерживать.
— Я не возьму тебя с собой в лес больше, не возьму, не возьму, не возьму, — не известно, сработает ли это, но что ещё оставалось, вот оно, почти добрались до точки, шкатулка есть, амулеты есть, два шага из пещеры. В конце концов, он старше! — А то еще испугаешься тени, будешь громко плакать и Хель звать!
[indent]Среди троих детей Великанши, больше всех мозгов всегда было у Хель, не то чтобы Фенрир считал себя и брата тупыми, но это факт. На самом деле, он думает, что по жопе они точно получат, когда честная компания вернется, проболтавшись незнамо где сутки. Зато он точно будет знать, что еще могут мамкины цацки. Волк смотрел, отвел задницу назад и раскатался пузом по земле. Сложно сказать по змею «его лицо исказилось», морда Йормунганда ни капли не менялась, но физически Фенрир чувствовал напряжение и недовольство. Волк встал во весь свой большой рост.
[indent]Ну как встал. Громко сказано "встал". Раскорячился во весь рост!
[indent]Вслушивался и привыкал к родному телу. Кое-как поднялся, наконец-то плотно ощущая всеми четырьмя лапами землю и долго смотрел, не шлепнется ли. Не шлепнулся. Стоял ровно. Ходил тоже. Фенрир рвётся к брату, налегая всем весом, чтобы точно мистические кости захрустели. 
— Ну что тебе то, мы же не всю шкатулку берём, быстро сгоняем и вернём на место всё. Они даже не узнают! — на самом деле он уже зарится если не на все цацки, то точно на добрую половину.

Отредактировано Fenrir (2020-08-20 12:56:16)

+2

6

Иногда Фенрир слишком догадлив и это злит. Они братья, так много времени проводят вместе, всегда рядом - конечно же Фенрир знает слабости младшего брата, но если Йорму отступится от принятого решения, будет не просто трусом, но и дураком, который пошел на поводу у гордости и каприза брата. Они все равно во что-то встрянут, совершенно не умея вести себя как ваны, только имитируя, а когда вернутся - еще и от матери получат. И по верх всего этого Йормунганд будет виноват, потому что знал, не сомневался, не остановил и ради чего? Нет уж!!!
Если бы змеи могли краснеть - на щеках чешуйчатой головы сейчас вспыхнул бы румянец обиды и возмущения, с лихвой подтверждающие догадку Фенрира. Он и злится, но в отличие от брата, которого выдают хвост и уши, понять эмоции Йормунганда гораздо сложнее.

- Я не трус-с-с, - шипит обиженно, вздергивая голову, хотя едва ли жест можно распознать как высокомерие и превосходство ума, которое пытается в свою защиту продемонстрировать Йормунганд. - Просто не дурак. Нельзя просто взять и сделать что хочешь! А в лес я и сам уползу, без тебя!

Йормунганд обижен, он даже хотел было продолжить мысль, сказать, что им нужно сперва подготовиться к вылазке, но вовремя сообразил, что Фенрир может и согласиться. Тогда точно не получится отвертеться, а так, может брат забудет об амулете. Нужно будет только отвлечь его какой-то игрой, точно! Но это потом, сейчас же Йормунганд шипит и разворачивается, собираясь уползти, выбрать побег как самую удобную тактику закончить этот разговор и желая переварить эмоции в одиночестве.

- Нет, мне надоела эта игра, и вообще, человеком быть неудобно! - И с этой фразой покидает комнату, хоть и понимает - Фенрир его просто дразнил, да и сам не то чтобы злится по-настоящему.
Трава скрывает небольшое тело змея, но Фенриру, если тот захочет, не составит труда понять, куда направился Йорму. А там, на реке, где змей чувствовал себя особенно хорошо, они могли бы затеять новую игру и забыть про материнские амулеты.

+2

7

— Всегда нужно делать только то, что хочешь!
Хороший брат бы побежал следом, хороший старший брат бы обнял, и бешено извинялся, кивая головой. Фенрир не был ни хорошим старшим братом, ни просто хорошим братом, он был существом, прыгающим дальше бесконечности, шелестел жизнью под лапами, существовал на желаниях, какое ему дело, как это — быть "хорошим братом", какое ему дело до того, что умещается в своих рамках. Волк оскалил пасть и стоило запаху Йормунганда утихнуть вдалеке, рванул к шкатулке, переворачивая и выгребая то, что осталось. Ему не понять, что можно остановиться и сделать мудро, например убрать всё на место и сделать вид, что ничего не было. Свернуться у огня в клубок и спать. Не признавал самое сочетание “ничего не было”, было, ещё как было, и будет, потому что сердце долбится о рёбра и хочет взрыва, садома и вишенку на шашлыке. Он ведёт когтями по земле и сжимая несколько брюликов в пасти, несётся в лес, к пустырю, огороженному валунами и крошевом ещё не исохшей росы. Там его никто не найдет, чудится ребенку, там он сможет вздохнуть и приступить к исполнению только что установленной мечты на сутки. Знать бы ещё во что это выльется.

Фенрир подкидывает амулет на тонкую ветку и проталкивает в веревку морду. Мать придёт — голову оторвет, обратно не пришить, но когда кому-то мешало это, когда впереди приключение и какая-то сомнительная перспектива. Ветка трещит, ломается, а тело меняется, меняется лишь иллюзорно, волнами чёрных волос вниз, тонкостью запястий, созвездиями родинок по плечам. Ему не нравится это тело, слишком хрупкое и неуютное, в нём нечему рокотать и можно испачкать платье. За платье будет обиднее всего.

Фенрир насколько возможно аккуратно опирается о дерево и пытается встать на обе ноги. Мир крутится вокруг, от высоты дико кружится голова и мешает думать, вихры пространства вокруг его носа. Он падает в на какой-то пень, растопырив ноги, по голой коже бегут мурашки и лапы словно чужие, не ему их пришили, кому-то другому, кто обещал держать тело, но не удержал даже мир. Он пытается снова, но снова падает, разбивая коленки, подползает на четвереньках к дубу и опять. На четвертый раз может устоять, но каждый шаг неловок, как у ребенка, оттопырив назад задницу, хромая, ковыляя очерчивая подошвами полосы по земле. Не сравнить с тонкостью походки матери, и тем более нечего сравнивать с грацией молодого волка, так, бездарное ковыляние растрепанной девицы с раздувающимися от бессовестности мира ноздрями и апатичной угрюмостью!

Но взгляд становится осмысленней, фокусируясь на тропе, что ведёт из леса в деревню. Первым порывом, который испытал Фенрир-человек, было хорошенько пожрать и может быть не упасть снова, таки дойти до отправной точки. И чем ближе он подходил к деревне, тем тело становилось послушнее. Возвращалась звериная ловкость и реакция, когда-то загущенные в вановском молоке и крови. Это было всё ещё его тело, но теперь оно ходило на двух ногах. А значит нет особой разницы. Вспышка эмоции мелькает в глазах всего на секунду, отравленной азартом, он всё ещё хромает, но наверняка может быть ловче и сильнее их всех! Сейчас он хочет найти что-то поесть, может спереть парочку вкусных стейков из магазина мясника, запах от жаренного мяса — одуряющий.

Отредактировано Fenrir (2020-10-05 14:16:15)

+2


Вы здесь » Marvelbreak » Флешбэки и флешфорварды » [once upon a time] Render trust a hostage to fortune


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно