ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Альтернатива » ...It was my first funeral


...It was my first funeral

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[epi]...It was my first funeral date... just date
Darcy, Thor
https://i.gyazo.com/eba1b5f2cfd3c9b66f68d2c26666e92c.png
A boy.
A girl.
An open grave.

NB! по мотивам[/epi]

[icon]http://ipic.su/img/img7/fs/hand.1582821893.png[/icon][nick]Thing[/nick][status]high five[/status]

+1

2

... Барышня на соседней скамеечке хихикнула и тут же кокетливо опустила головку, пряча и взгляд, и смущенную улыбку под вуалеткой, украшенной вперемешку, паучками и крошечными бантиками. В таком ракурсе она выглядела еще более обворожительной, и Один Аддамс, улучив момент, на всякий случай придвинулся ближе к проходу между рядами, норовя улучить удобный момент.
Гости и родственники еще прибывали.

Само собой разумеется, что места на похоронах были расписаны... но, боже мой, кто не знает эти похороны? Какая неразбериха начинается, стоит одному из гостей опоздать или наоборот прийти первым! Сидеть одному перед катафалком, улыбаясь во весь рот, неловко: может показаться, что вы собираетесь рассказать покойнику анекдот, от которого он, то и гляди, восстанет из гроба, и прости прощай всё мероприятие! С другой стороны, с грустным видом пребывать в одиночестве тоже не годится: решат, что усопший лишил вас наследства. А как глупо выглядит гость, явившийся, когда уже начались речи! Он то застывает возле колонны, будто решил изобразить Мрачного жнеца (конечно, если он сам не является этим Жнецом), то пытается приткнуться на край скамьи, чуть ли не на коленях у растроганной матроны или девицы, трепещущей при приближении гения смерти. Нет, разумеется, почему бы и нет, но рядом и с той и другой может оказаться папаша, а то и возмущенный жених. Тогда не миновать дуэли, а там - далеко ли до греха?- хоронить придется уже нескольких. Непредвиденные расходы, еще один гроб, недовольный распорядитель, которому на ходу нужно вспоминать, кем именно новопреставленные приходились виновнику торжества... Согласитесь, не каждый день у вас под рукой генеалогическое древо! А то и может выйти совсем неловко, как однажды в Италии: там сильно подвыпившый парень, кажется, Ромеро, случайно свернул не туда и вместо веселой свадьбы оказался у гроба девицы, которую видел в первый раз; а поскольку он был уже изрядно навеселе, то склянка, стоящая у ее изголовья, показалась ему очень удачной находкой. Кто ж знал, что в ней будет яд!  Ну это все ладно, но ведь парню этой бедняжки Джулии жениться на невесте Ромеро, которую он видел в первый раз!
Недаром поэт сказал: Нет повести печальнее на свете.

И, кстати, об усопшем.
Выглядел он, прямо скажем, неважно. Нет, когда хоронили дядю Джордано, был вообще кошмар: воняло паленым так, что пришлось опрыскать все кладбище духами,- и все равно самые чувствительные падали в обморок.
Хотя, с другой стороны, кто бы не вонял после костра инквизиции?

Дэнни, конечно, обуглен не был, но сломанный нос его тоже как-то особо не красил. Конечно, служители похоронного бюро постарались вовсю, замазывая синяки и пытаясь наскоро подогнать отобранную у кого-то вставную челюсть на место выбитых зубов,- и все-таки видеть аккуратиста и щеголя Дэнни таким... полу-разобранным, что ли, было делом не из приятных. А ведь какой был красавец! Косоглазие, полидактелия, аккуратненький горб...
Выбитые зубы, кстати, потом нашли. В комнате кузена Балтазара, как раз под кроватью. Там же, где кастет и бейсбольную биту. Кто-то заботливо сложил их в пакетик и положил к покойнику в гроб. Балтазар, правда, выпрашивал себе хотя бы один, хотел сделать на память кольцо-печатку: предыдущее, с кончиком уха кузена Винцента, он где-то потерял. Жалко, красивая была вещь, золотая, тяжелая, в вензлем.
Примерно таким же, как повторяющийся синяк у покойного. Вот ведь совпадение.

... Одним словом, кроме Балтазара, никто на покойника не смотрел. Дети тихонько играли с костями на могилах неподалеку, тетушки Урд, Вернади и Скульд мирно вязали, иногда переругиваясь с сидевшими на другой половине кузинами Клото и Антропой. Где-то на задних рядах оживленно обсуждали завтрашний бал на Лысой горе. Седалище Одина знатно припекало, потому что гости все пребывали и вожделенное место возле кокетки в любое мгновенье могло оказаться занятым; он бесконечно ерзал, прикидывая, как бы так половчей пересесть на ту половину, что принадлежала французской родне.
Девушка словно почувствовала это, и, улыбнувшись, приспустила мантилью с одного плеча.

Вот оно! Набрав полную грудь воздуха, он поднялся, на ходу поправляя галстук и, характерно одернув кончики рукавов, проверяя запонки, сделал решительный шаг - и застыл, точно между тетушкой Флорой и тетушкой Фауной, которые двигались на него словно парусник в бурю, и уже начинали ссориться, кому из них первым обнять белокурого племянника. Как обычно, словесная перепалка мгновенно переросла в тумаки,- хотя сросшиеся бока и были гарантией, что серьезных увечий они друг другу не нанесут.
Но Один не видел и не слышал их.
Он смотрел на нее.

[icon]http://ipic.su/img/img7/fs/ThorG2.1582824897.png[/icon][nick]Odin Addams[/nick][status]a jolly man in his own way [/status]

+2

3

На похоронах принято изображать скорбь, рыдать, а еще лучше действительно горевать, но когда ты присутствуешь на них просто из вежливости и потому что целый один раз видела этого родственника, то все это становится довольно скучным. Вот и Дарси Фрамп едва ли не зевала и думала, чем себя развлечь, пока закончатся все эти речи. Несомненно, французская ветвь семейства тоже обсуждала то, что покойного убил кто-то из Аддамсов, но мисс Дарси понимала, что виноватый скорее всего уже скрылся, или же коварно присутствует среди остальных. Она была готова украдкой зевать и прикрывала скучающее лицо веером.
Траурные речи все не заканчивались, хотя пора бы было уже опустить гроб в землю. Но ведь не все еще попрощались, хотя гости уже давно обращали внимание на что-то свое. Вот и Дарси решила обратить внимание на того, кто периодически бросал на нее полные заинтересованности взгляды. Человек, сложенный как скандинавский бог, был довольно привлекателен и мадемуазель Фрамп подумалось, что было бы забавно закадрить его прямо здесь.
Мантилья словно случайно сползает с ее плеча и Дарси стреляет в него взглядом, полным ответной страсти. И предмет ее заинтересованности действительно поднимается со своего места, готовый подойти. Но увы и ах, две женщины бросаются вперед и едва ли не блокируют ему путь. Дарси скрывает лицо за веером, чтобы не расхохотаться. Ну кто бы мог подумать, что две милые тетушки могут стать столь непреодолимым препятствием!
Тем не менее, она все же сердобольно и из человеколюбия, решает ему помочь. Просто почему бы и нет, в самом-то деле. Мадемуазель Фрумп поднимается со своего места и решительно шагает вперед. Одним толчком бедра она способна разогнать двух фурий в разные стороны и заставить тех изумленно посмотреть ей в след, пока Дарси идет неторопливым шагом вперед, словно плывет на земле. В ее взгляде загорается пожар, но... Стоит только ей дойти до объекта своего внимания, как француженка проходит мимо и кладет цветок прямо в гроб покойного.
Нет, ну в самом деле, разве может женщина проявлять подобную инициативу? Надо хотя бы какие-то видимые правила приличия соблюдать, иначе будет совершенно неинтересно. Да и реакция того человека поможет хоть как-то развеять скуку. Возможно, развеять скуку им обоим.
- Je suis tellement désolé... - французский язык звучит очаровательно, но она тут же поправляется. Не стоит говорить на том языке, который понимаешь только ты.
- Ох, мне так жаль, право, так жаль... - "Так жаль, что я вообще не знакома с тем, кого тут хоронят".
Девушка снова обмахивается веером и изображает скорбь, прежде чем снова встретиться взглядом с объектом своего внимания.

[AVA]https://media.tumblr.com/309c7d4cb26cee9b701b0cfeca03d2d4/tumblr_nwe4z7Po8S1qj9pgco7_250.gif[/AVA][NIC]Darcy Frump[/NIC]

+1

4

Французский Одина, что греха таить, находился в весьма плачевном состоянии. Нет, не потому что папенька и особенно маменька жалели средства и времени на образование любимого чада. Репетитором к златовласому херувиму, портреты которого можно было продавать на паперти рядом с миротовивыми иконами и мощами святых, вызвался сам Барон Суббота; однако, по достижении херувимом возраста, когда, выражаясь поэтическим языком, раздался первый стон его цевницы, обучение это приобрело несколько более практический характер, нежели мечталось родителям. Происходило оно отнюдь не в литературных салонах и библиотеке, где пылкий наследник восторженно впитывал особенности parler parisien, этот особенный patois, что отличает парижанина 16-го округа от понаехавших, будь они даже родом из Бельвиля. Как-то раз мистер Аддамс, заглянув на минутку в некогда любимый maison de tolérance (исключительно ностальгии ради, поздравить с Днем ангела одну из былых товарок Венеры), застал там обоих, учителя и ученика, в окружении легкокрылых фей, négligé,- и что более всего огорчило родителя, в зубах юноши, едва вступившего в свою шестнадцатую весну, торчала толстенная гаванская сигара.
Не то чтобы благородный отец был противником этой стороны познания жизни, о нет. Со свойственной всем Аддамсом рассудительностью, он полагал, что чем раньше крепнущий организм выпьет свою бочку спирта и отгуляет положенное, тем спокойнее будет проходить его семейная жизнь. Нет ничего подозретельнее - считают все представители этой славной семьи - чем мужчина, homme de dames, в ранние годы с презрением относящийся ко всему, что свойственно пылкой юности. Кто не кутил и не пил в восемнадцать, может обнаружить бог весть какие склонности к двадцати пяти: того и гляди, станет благотворителем и дантистом, или, не приведи бог, выбьется в президенты.
Хотя, конечно, иные президенты дадут фору некоторым римским императорам.
Словом, мистер Аддамс был недоволен способом, каким его отпрыск учился французскому языку. Нет, разумеется, иногда сигара это просто сигара, но через неделю веселого барона Самеди сменил странноватый француз (по словам Одина, чопорный настолько, как будто был англичанином), который не хотел слышать ничего не хотел о сигарах, веселье, а все уроки проводил по новейшей, с его слов, методе, вместо бесед заставляя разучивать занудливые арии. За месяц такого обучения он успел надоесть жизнерадостному Одину хуже горькой редьки, что вынудило того взяться за дело с привычной энергией.
Как-то раз ночью вконец обозленный юноша пробрался во флигелек, который выторговал себе репетитор, и куда приволок свои немногочисленные, но весьма громоздкие пожитки, в числе которых были замечены дюжина концертных сорочек и старый орган; целью его отмщения явился портрет неизвестной дивы, перед которым мсье Эрик частенько уединялся для скорбных размышлений. Портрет и правда был хорош, да к тому же чувствительное сердце Одина тронула эта немая скорбь,- так что он ограничился лишь небольшим добавлением в виде усиков и суровых бровей.
Однако этого оказалось достаточно. Ярость, в которую привели француза художественные экзерсизы ученика, еще несколько лет с содроганием вспоминали все Аддамсы. К счастью, обошлось без человеческих жертв, и единственным предметом, не пережившим его уход, стала большая старинная люстра, то что называется chandelier: одним взмахом клинка, неожиданно появившегося из щегольской трости, мсье Эрик перерубил удерживавший подвес, а потом долго и с наслаждением топтал разбитый светильник ногами, не оставив целыми ни единой свечки, ни одного, самого мелкого камушка.
На этом попытки обучить юношу славному языку Бодлера и Фантомаса не пресеклись - но стали значительно более робкими.

... - Жееее... же сви десоле, мадмуазель,- кашлянув и приближаясь к гробу, словно канатом притянутый следом за хорошенькой девушкой, пробормотал блондин. Взгляд, коему было придана доля скорбного сочувствия, скользнул по лицу и груди покойника (зрелище, мягко сказать, не веселое), а потом, от сложенных на груди рук переместился на платье, веер, весьма привлекательный бюст, и, наконец, лицо неизвестной скорбящей. Должно быть, в ходе этого недолгого путешествия мысли успели куда-то разбрестись, потому что ничего умней, как неловким движением оступиться и изобразить падение, Одину в голову не пришло.
Ну, мало ли, стало дурно, чувствительный, с кем не бывает. Или же перебрал на вечеринке, по случаю похорон. В любом раскладе, барышни легче ловятся на шанс ощутить себя спасительницами, когда пострадавший от стрел Амура или иных причин кавалер лежит, распростертый, у их ног.

Колени его подогнулись и, ухватив незнакомку за руки, блондин рухнул практически прямо ей на грудь.
[icon]http://ipic.su/img/img7/fs/ThorG2.1582824897.png[/icon][nick]Odin Addams[/nick][status]a jolly man in his own way [/status]

0


Вы здесь » Marvelbreak » Альтернатива » ...It was my first funeral


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC