ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [20-30.07.2017] How far we'll go


[20-30.07.2017] How far we'll go

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

[epi]How far we'll go 20-30.07.2017
Stryfe, Alexa Arden
https://funkyimg.com/i/31e6D.jpg
Есть такая штука, называется «отпуск». Говорят, в него отправляются, чтобы отдохнуть от бренности бытия и окружающих проблем. Или кого-то в него отправляют, чтобы глаза не мозолили. Так почему бы не пнуть в «отпуск» и двух мутантов из мрачного будущего, вдруг смена обстановки окажет терапевтическое воздействие? Только отправлять желательно подальше, в другое полушарие.

Вместо тысячи слов

NB! в отпуске совершенно ничего не происходит, но кто-то пробует на вкус жареных тараканов[/epi]

+1

2

«Какого черта здесь происходит? Зачем я это делаю?!»
Мысли именно такого рода преследовали Страйфа уже не первый день.
«Зачем нам нужен самолет, если я могу отнести нас туда сам?»
Потому что далеко. Потому что таможня не поймёт. Потому что нормальные люди летают на самолётах, а не вот это всё.
«Зачем нам нужны документы, если я могу промыть мозги любому, кто успомнится?»
Потому что это, хаос тебя дери, отдых, а не военная миссия, где тебе придётся лезть в голову каждому встречному, подправляя воспоминания и впечатления. Ещё бы предложил перебить всех в отеле и наслаждаться спокойствием.
Смириться с паспортом, запись в котором гласила «Натан Саммерс» было сложнее, чем показалось на первый взгляд.
«Какого черта?!»
Мог бы озаботиться о документах. А раз этого не сделал – терпи. Твой брат-оригинал не обидится. Наверное. Почти.

Мысль о том, как вытягивается лицо Кейбла, если бы тот узнал о подобном подходе, была единственным утешением. Зато каждый клерк, с улыбкой возвращавший документы и желавший «Натану Саммерсу» приятного полёта и отдыха, имел честь лицезреть прямо-таки эталонно хмурое лицо с лёгким оттенком с трудом подавленного желания убивать, отражавшимся в холодных голубых глазах.

Отдельный привет хотелось передать тем, кто придумал самолеты. Страйф упорно видел в этом гении человеческой инженерной мысли грустную летающую консервную банку с крылышками, даже форма соответствовала. И лететь ему в этой банке предстояло больше десяти часов. Сколько точно ему никто не хотел говорить, наверное, боялись расстроить. Даже билеты в бизнес-класс не поднимали настроения, потому что и в этих вроде как самых лучших условиях радости было мало. Страйф успел проинформировать окружающих, что если его задница всё-таки застрянет в «коробке из-под небольшого телевизора», как он обозвал комфортное, по мнению создателей, кресло, то разбирать придётся половину самолета и он сделает это лично. Угрозы ни на кого впечатления не произвели, только стюардессы старались как можно осторожнее обходить выпиравшее в проход массивное плечо очередного клиента-зануды.
Остальной полёт мутант развлекал себя, флегматично глядя в окно, старательно уничтожая запасы провизии злополучного рейса, доставая вопросами из разряда «уже приехали?» и жалуясь на далеко не сверхзвуковую скорость лайнера.

Вьетнам встретил очередную порцию туристов ярким солнцем, жарким воздухом, загорелыми лицами персонала и бурной растительностью. Сервис был далек от совершенства даже по меркам двадцать первого века, но местные, судя по всему, и не стремились к идеалу. Взамен на отсутствие идеальных условий предлагалась местная экзотика, отсутствие толп и практически дикая природа. Последняя буквально довлела над курортом. Зелени позволяя расти по её усмотрению, пальмы развешивали огромные листья и нервно покачивали или на горячем ветре, цветы и вовсе превосходили все ожидая. Местные эксплуатировали дары природы и любопытство иностранцев, предлагая совершенно незнакомые деликатесы.

Отдельные баллы Страйф заработал, когда выйдя с утра на порог, отвесил сочного пинка какой-то крупной ядовитой змее, мирно свернувшейся на ступеньках, и за которой персонал, как выяснилось, уже вызвал специальную службу, приспособленную устранять подобные опасности. Змея от удивления и неожиданно открывшихся неплохих летных характеристик очень быстро уползла куда-то за изгородь. Страйф удивился не меньше, чем змея, но не «чертовому шланговидному животному на его пути», а высокочастотным визгам невольных свидетелей.
Вечно эти люди придумывают какие-то сложности.

Хотя на самом деле сложности начались ещё в Сан-Франциско, с идей типа «Земля очень большая, ты удивившься», «ты же хотел научиться жить, как люди, это пойдёт тебе на пользу», хотя самым весомым аргументом стало всё же «хочу-хочу-хочу» его спутницы.
Несущий Хаос сдался.

И вот. Что есть то есть.
Ступни проваливались в мягкий светлый песок. К этому ощущений поднявшийся с пластикового шезлонга мутант уже привык. Оно было почти даже приятным. Шезлонг облегченно скрипнул и принял свою естественную прямую форму.
Едва не врезавшись в псионика, восторженно вереща, в направлении удивительного бирюзового цвета моря пробежал пацан лет восьми. Его едва не постигла судьба змеи, но пинаться Страйфа уже успели отучить, даже псионически. Поэтому летящий кувырком пездюк остался лишь в греющих душу фантазиях.

Мутант потянулся, зашипел и отправился на поиски своей спутницы и напитков, здраво решив действовать именно в таком порядке.
Алекса Арден, побери Тьма, кто бы мог подумать, что общество другого человека может быть настолько приятным. Хотя если бы кто спросил – почему - полетел бы кувырком.

- Не знаешь, где тут можно найти что-нибудь выпить?
Страйф покрутил головой.           
- И какого черта у меня так пекут плечи? Это нормально?!

Отредактировано Stryfe (2020-01-17 15:51:37)

+1

3

Идея об отпуске — нет, правда, самом настоящем! — была слишком навязчивой и заразительной. Хоть раз в жизни стоило в этом самом отпуске побывать, особенно когда платишь за него не ты. С момента как прозвучало хорошо завуалированное предложение свалить бешеным ребяткам из тридцать восьмого столетия с территории и без того не спокойной школы, Алексе было уже откровенно наплевать куда их отправляют, если там будет тепло и, желательно, вкусно. Подбить на авантюру сопротивляющегося из последних сил Несущего Хаос не составило труда, достаточно было прицепиться к нему рыбкой-прилипалой и на протяжении пяти минут смотреть умоляющими глазами, повторяя «хочу, хочу, хочу». Сдался. Будто у него был какой-то выбор.

Название «Вьетнам» ассоциировалось с Азией и какими-то там историческими событиями, которые для нее были в далеком прошлом. А значит, можно было убить двух, или даже трех зайцев сразу не только отдохнув, но и познакомившись с чужой культурой и историей. План звучал отлично, так что грешно было не воспользоваться пластиковой картой Страйфа, списывая с нее электронные местные деньги на все то, что могло пригодится в стране, где климат еще более жаркий, чем в Сан-Франциско. Причем затариваться предстояло сразу на двоих, так было куда проще, чем объяснять наследнику Апокалипсиса что такое плавки, чем они отличаются от обычных трусов и зачем они нужны в этом самом Вьетнаме. Как и многие другие вещи. О которых она, разумеется, благоразумно поинтересовалась в Интернете.

Но куда же они, да без сложностей? Первая проблема вылезла еще на стадии документов. Она-то их себе сделала как только поняла, что остается в двадцать первом веке. А вот телепат омега уровня был абсолютно и исключительно уверен, что можно жить без всяких там паспортов и прочей мишуры, удостоверяющих личность. При вмешательстве в чужие мозги личность — это последнее, что будет интересовать жертву. Но такое могло сработать в повседневной жизни, а вот отпуск — случай уже исключительный. Удивительно, но в стенах школы обнаружились документы на Натана Саммерса. План казался идиотским изначально, но у Страйфа уже не было выбора, кроме как скрипя зубами и мысленно расчленяя всех и каждого терпеть форменное издевательство. Сначала она ему искренне сочувствовала, представляя, как это ему было неприятно и как зашкаливал его внутренний уровень бешенства. И даже честно пыталась сгладить ситуацию, наглаживая и успокаивая. Пока он не пообещал разобрать самолет, если его зад не влезет в огромное кресло. Вот тут она уже не выдержала, откровенно захихикав, когда представила себе лицо Кейбла, который бы попал в черные списки всех авиакомпаний мира и узнал бы об этом по факту.

В целом перелет прошел без каких-то эксцессов, бортпроводники обтекали выпирающее в проход массивное плечо Страйфа как могли и с рекордной скоростью носили различную еду капризному клиенту. Лекс обожралась еще первой порцией и решила воспользоваться предложенными благами в виде всяких носочков, пледов и прочей перелетной составляющей, просто разложившись вместе с креслом в горизонтальное положение и приказав себе спать. Заранее заткнув уши берушами, ибо после вопроса «мы уже приехали» было понятно, что это была лишь первая хлебная крошка на пути к занудству. Если Несущий Хаос начнет разбирать самолет в воздухе, потому что ему что-то не понравилось — она его убьет. Хотя бы морально и объявив режим СССР в спальне на неопределенный срок. Потому что вот ей первый класс на борту с дальним перелетом казался особой формой рая, в частности в сравнении с боевыми вылетами. Там пледики и подушки никто не предлагал.

Удерживать Страйфа от антисоциальных выходок в самом Вьетнаме оказалось несколько сложнее, чем в относительно привычной уже Америке. Азиаты откровенно таращились на странную парочку. Особенно на Страйфа. Он шел через местных как ядерный ледокол через промерзшие воды на далеком севере, и в лучшем случае людям оставалось бросаться в рассыпную. Объяснять Несущему Хаос про вежливость было практически бесполезно, особенно в таких масштабах и в сжатые сроки. Пришлось просто смириться и не позволять испоганить себе отдых мрачной рожей и ворчанием, когда и первого, и второго, хватало в избытке. На всякий случай Лекс еще на ресепшене отеля уточнила, приняли ли азиаты к сведению оставленный при бронировании комментарий, что нужна очень большая кровать. Ее свято уверили, что больше вот этого king-size они не найдут никогда, но по факту ее хватало ровно впритык. Хотя азиаты, наверное, на ней штабелями умещались... А вот ей в позе морской звезды с учетом габаритов кровати и Несущего Хаос спать точно не получится. В прочем не велика была потеря, все равно большую часть времени она спала у Страйфа под боком. Никакой романтики, просто это было удобно и комфортно лично ей. Ну, пока он не придавливал ей волосы, чуть не снимая скальп, но это уже другая история.

Вторая проблема отпуска вылезла в откровенном нежелании Страйфа понимать, что без солнцезащитного крема его белая кожа обгорит к чертям собачьим и начнет облезать лоскутами, в лучшем случае. То есть плавки-шлепки и прочие атрибуты он даже принял, но позволять обмазывать себя химией было не царским делом. И вообще, он же Страйф, солнце не посмеет с ним это все сделать. Лекс спорила, ругалась, убеждала, но мутант был непреклонен, свалив из номера на пляж и пнув попутно какую-то змею, отчего от местных разнеслись охи, ахи и откровенные визги. Алекса скрипнула зубами и выбралась из номера следом.

В какой-то момент она позавидовала Страйфу, откровенно вырубившемуся на шезлонге. Солнце неплохо так пригревало, шум волн успокаивал и умиротворял, и ее тоже клонило в сон, но царивший в голове хаос из разных мыслей не собирался уводить разум в отключку. Помаявшись от скуки какое-то время, Лекс поднялась и направилась к пляжному бару, выполненному в стиле какого-то бунгало. И вот ровно в тот момент, когда она потянула первый глоток холодного кокосового молока из трубочки прямиком из самого кокоса, заявился Страйф. И то ли это был изуверский способ обломать кайф, то ли сама судьба.

— Ты смотришь на бар. Здесь можно заказать что-нибудь попить. Работает через «дайте пожалуйста вот это» и «спасибо», когда дают. Цыц! — Лекс приподняла руку, заранее предотвращая любые попытки посягательства на ее напиток. — Это мой кокос.
И, между прочим, вкусный был этот кокос. Не то чтобы Алекса любила экзотику, она вообще все новое пробовала очень осторожно. Но кокос, это же фрукт? Или не фрукт. Неважно, его даже готовить не надо было, просто продолбить толстую «скорлупу» и вкинуть в дырку трубочку. Вуаля! Мадам, ваше питье готово. По вкусу оно было странным, но приятным, и что самое главное, отлично утоляло жажду.

— Ну-ка покажи.
Лекс вытянула шею, вглядываясь в подрумянившиеся плечи мутанта и тяжело вздохнула.
— Поздравляю с боевым крещением. Ты обгорел. И если ты не хочешь, чтобы все стало очень и очень плохо, то нам нужно найти аптеку и взять что-нибудь от вот этого вот. Понимаешь? Солнышко тебя все же обидело, милый.

Ей очень хотелось, чтобы до Страйфа дошло, что мир нынче работает по другим правилам. И что иногда женщину рядом все же полезно послушать и подчиниться, позволив провести с собой разного рода косметические манипуляции. Она ему в любом случае не позволит вот так ходить, потому что смотреть на последующие волдыри на его плечах совсем не хотелось. Не дай боги еще лопаться начнут. Гадость какая. Но прежде чем брать его за ухо и как капризного мальчика тащить к фармацевту, стоило подтолкнуть его к мысли поправить свою глупость самостоятельно.

Отредактировано Alexa Arden (2020-01-17 16:59:09)

+1

4

- Что я сделал? – В голосе тирана из будущего отчетливо слышалось удивление пополам с раздражением. Вот он-то отчетливо помнил, что ничего подобного и близко не совершал, и как вообще можно обгореть без участия огня. Заснул на пластиковом шезлонге – да, было. Возможно, не стоило делать это как все, но Страйф чувствовал себя достаточно защищенным и куда более опасным, чем все остальные посетители пляжа, вместе взятые. Одного противника всё же не учёл.

Нет, честно, до этого момента хваленый отдых протекал не так уж и плохо. Если не считать многочисленные условности. Взять, к примеру, плавки. Кто  бы знал, что такое простое понятие как «трусы» можно так извратить. Но кто-то решил, что если ты хочешь в море, то нужно, чтобы трусы обтягивали тебя словно крайне урезанная версия водолазного костюма. Практичной разницы между обычными трусами и этими самыми плавками, кроме восторга окружающих, псионик никак не улавливал.

Страйф вообще умудрялся живо так выделяться среди окружающих и постоянно ловил на себе взгляды всего спектра эмоций. В первую очередь, речь шла о габаритах. Точнее, не столько о габаритах самого мутанта, как о том насколько он выделялся среди местных жителей. Обитатели Вьетнама почему-то оказались значительно компактнее американцев, и перспектива случайно отправить кого-нибудь из сотрудников отеля локтём в глубокий нокаут стала вполне реальной угрозой. Полтора центнера чистых мышц восхищали местных и раздражали туристов постарше, печально взиравших на своих пивные животы, до этого момента ничуть им не мешавших. Дальше встала проблема с обувью, которая напоминала детские домашние тапочки. Полотенцами, которые как оказалось можно довольно эффектно носить на плечах и вокруг талии. С номером тоже словно всё было как-то не слава богу. Кровать вроде бы двухместная, а вроде бы понятие «двухместная» при сравнении оказалось весьма растяжимым.

Но когда дело дошло до химии, нервы Страйфа, наконец-то дали сбой. Химию полагалось наносить на кожу сплошным слоем, чтобы что-то как-то там не было с солнцем, которое между прочим, по всем законам физики было там же солнцем, которое болталось и над Сан-Франциско. Химия воняла как вчерашний фруктовый салат. Ассоциировать себя с фруктовым салатом Страйф категорически не собирался, поэтому сказал, что с солнцем он как-нибудь разберется сам. Сама мысль о том, что давно знакомый небесный объект мог бросить вызов Несущему Хаос раздражала. А досталось в итоге почти невинной змее. Не полегчало ни мутанту, ни обитателям отеля.

Солнце же всё-таки ударило в спину. Причём в прямом смысле слова.

Мутант провернулся вокруг себя, пытаясь рассмотреть плечи. Вышло не очень. В этом аспекте Лекс действительно было виднее.
Страйф мрачно посмотрел на зеленый шарик, из которого его спутница пила какую-то жидкость. Поняв, откуда дует ветер, Лекс недвусмысленно намекнула, что шарик её, а Страйфу этим вопросом придётся заниматься самостоятельно. Зеленый шарик, бывший, очевидно, каким-то местным фруктом, в который как-то засунули жидкость, доверия не вызывал ни внешним видом, ни размером.
- Дайте, пожалуйста, - мутант воспользовался подсказкой, - что-нибудь. Побольше чем это, - псионик кивнул на кокос, - и в нормальной посуде.
Бармен окинул мутанта несколько тревожным взглядом, очевидно решая, что тот мог понимать под словом «побольше», и протянул самый большой из имеющихся стаканов с какой-то полупрозрачной желтоватой жидкостью, которая тоже пахла как фруктовый салат, но на этот раз приятно. Широкая ладонь сомкнулась на стакане, мутант поднял взгляд, с которым он некогда совершал массовые убийства, и произнёс «спасибо». Бармен вздрогнул.

Несущий Хаос обернулся к Лекс, демонстрируя, что её собственность в полной безопасности, а он прислушался к её мнению.
- Как это могло случиться?
То есть действительно, как чертово солнышко могло так извернуться. Несколько щедрых глотков. Алкоголь был бы уместнее, но и так сойдёт. Местные не слишком доверяли и трезвому туристу-громиле, пьяным они, скорее всего, боялись его даже представить.

А Страйф, Страйф практически сдался. Легкое жжение в плечах с его точки зрения, не представляло какой-то особой угрозы, но уверенность, звучавшая в словах Лекс, заставила его всё-таки отступить.
- И что я должен теперь делать?

Отредактировано Stryfe (2020-01-23 16:38:52)

+1

5

Это неверие было даже милым. Нет, правда, иногда Страйф вел себя совершенно как ребенок, который в силу возраста просто не понимал, как устроен мир, стоило лишь на секунду забыть, сколько ему действительно было лет и через что он прошел. Почему люди что-то чувствуют и спектр эмоций имеет диапазон несколько шире, чем у зубочистки, и проторенная дорожка от недовольства до ненависти далеко не единственный вариант. Почему молочком для тела нельзя помыться, а не всякий гель для душа подходит в качестве шампуня. Почему когда дует ветер, то колышутся деревья. Почему трусы для плавания совсем не тоже самое, что обычные трусы. Почему солнце может спалить кожу — этот вопрос в нынешних условиях следовало задавать с максимально возмущенным видом, мол, как небесное светило вообще посмело взять на себя смелость совершить такое. На месте несчастной звезды она бы даже чуть-чуть испугалась, а то мало ли Несущему Хаос захочется отомстить. Ему хватило бы дурости.

По Лекс было сложно определить, что в охотнице сейчас перевешивало: умиление или злорадство. Потому что где-то в зелени глаз отчетливо мелькало нечто, что можно было трактовать как «я же предупреждала, непослушный ты придурок». И ведь не придерешься, пока Страйф недовольно топал на пляж, наверняка мысленно проклиная что вообще согласился отправиться в отпуск, она что-то говорила про его умственные способности. Например, что упрямство и гениальность плохо сочетаются и далеко не все он знает лучше остальных. Но разве он слушал? Про такие случаи у людей была особая поговорка, что в одно ухо влетает, а из другого вылетает. В некоторых ситуациях Алекса всерьез задумывалась о том, что поговорить со стенкой бывает эффективнее, чем с конкретно взятым мутантом. Стену хотя бы можно было потом побить и она тебе не угрожала ответить тем же.

— Обгорел. Люди используют такое выражение, чтобы обозначить степень прожарки собственного тела.
Лекс втянула через трубочку большой глоток освежающего сока, которое по недоразумению назвали молоком. Где-то внутри фрукта глухо булькнуло, а это значило, что жидкости оставалось внутри крайне мало. Досадно. Ей понравилось.
За разговором с барменом, который по-английски понимал так же, как она по-вьетнамски, Алекса следила с особым вниманием. Во-первых, Страйф послушался и действительно попытался сделать заказ как все нормальные люди, пусть даже она и подсказала ему вполне себе четкую инструкцию. Уже одно это действие можно было счесть успехом. Во-вторых, он даже сказал «спасибо» какому-то левому человеку, которого по обычаю воспринимал как муравья под сапогами. Это вообще стоило отметить красным днем в календаре и устраивать праздники по случаю. И плевать, что все это он сделал так, что бармен чуть ли не буквально обосрался от ужаса. Главное — сам факт!

Лекс прикусила губу, стараясь не улыбаться так широко и с таким явным удовольствием. Она потом как-нибудь проведет работу над ошибками, а сейчас в лучших традициях дрессуры строптивого варлорда следовало гладить и хвалить, чтобы закрепить положительный опыт. Что она и сделала, уже давно перестав опасаться, что ей что-то будет за нарушение личных границ. Как-то очень быстро эти личные границы у них стали одни на двоих, но обоих мутантов это вполне устраивало по неизвестным до сих пор причинам.
— Ты молодец, — и никакой лжи в словах! Хвалила она его совершенно искренне, буквально лучась одобрением. — Теперь я тебе даже расскажу, что интересного можно найти в округе и какие напитки самые стоящие. И даже скажу, что мы возьмем их в номер.
Лекс все еще предпочитала избегать тесного контакта с алкоголем, но желание надраться буквально застыло на лице Страйфа с момента как он увидел паспорт Натана Саммерса. Она могла его понять, хотя и было немного страшно столкнуться с пьяным мутантом такого уровня. Более того, пока они жили в школе, возможности раздобыть что-то крепче пива, которое было Страйфу как слону дробинка, попросту не было. Да и то же пиво стабильно пропадало в желудке Логана. Так что она даже не представляла, что можно было бы от него ожидать, но уверяла себя, что справится. Лекс несколько часов потратила на то, чтобы убедить себя, что она достаточно ценный объект для Несущего Хаос, поэтому если его понесет крушить и убивать, то через ее труп он не перешагнет. Проблема была в том, что она не собиралась позволять ему надираться в одиночестве. А вот ее последний забег к выпивке привел к весьма неоднозначным последствиям, так что повторение эксперимента со спиртным могло привести к тому, что это Страйфу придется ее останавливать.

— Тебе объяснить попроще или посложнее? — Лекс отставила в сторону опустевший кокос. — Здесь мы находимся в другом полушарии и ближе к экватору, поэтому солнце несколько... ммм... агрессивнее, чем в Сан-Франциско. То есть ультрафиолета тут явно больше, чем дома. И когда ты со своей белой кожей долго находишься под солнцем, то можешь приобрести не загар, а солнечный ожог той или иной степени. Поэтому я тебе и предлагала крем. А теперь твои плечи покраснели, начнется цепная реакция. Хорошо если дальше этого не пойдет и кожа просто будет болеть и неприятно щипать, но может быть и хуже. Думаю, ты знаешь, что бывает при ожогах второй степени. Но не переживай, еще можно все поправить. Я схожу за вещами.

Спрыгнув с высокого стула, охотница довольно потянулась, чувствуя ногами горячий песок. Черт, ей нравилось это ощущение. И нравился отпуск несмотря на кислую рожу Страйфа, который не особо разделял энтузиазма своей спутницы, но героически превозмогал. Были и минусы в этом Вьетнаме. Может на сервис ей было и плевать по большей части, на передовой было куда хуже. А вот запах селедки, который доносился даже до береговой линии, начинал откровенно раздражать. Что и в каких объемах нужно было делать с рыбой, чтобы отвратный душок добрался до пляжа?

Алекса неторопливо дошла до шезлонгов, пару раз отходя в сторону от бегающих детей. В школе, как и на войне, быстро учишься маневрировать и не сталкиваться даже со столь непредсказуемыми объектами. Забрав огромное пляжное полотенце с лежака, она собиралась уже так же спокойно вернуться к бунгало, как взгляду охотницы предстала просто потрясающая картина. Та самая, от которой от злости зеленые глаза темнели и им бы вполне подошло расхожее выражение «наливались кровью». Нет, ну подумать только! Отошла буквально на минуту, а к Страйфу уже очередь из баб. Ну то есть они еще ничего не успели, но она засекла их интерес просто безошибочно, сама ведь женщина. Уж слишком откровенно они на него пялились и перешептывались, все никак не решаясь подойти. Лекс скрипнула зубами, решительно направляясь в сторону мутанта. Нет, она прекрасно понимала этих девчонок, находящихся в поисках условного идеала и папика. На фоне окружающих Несущий Хаос выделялся, и исключительно в положительном ключе. Природа, генная инженерия и физические нагрузки сделали свое дело, а возраст лишь придавал внушительности и солидности. Ей самой нравилось на него просто смотреть, мысленно вешая ярлык «это мое». Но, судя по всему, такой ярлык на него нужно было повесить вполне буквально.

Лекс накинула ему на плечи полотенце, зло сверкнув глазами в сторону девушек, буквально припечатав, что объект уже занят и им ничего не светит. Внезапная вспышка ревности знатно подпортила ей настроение.
— Допивай свою ерунду и пошли искать аптеку среди местных. Потому что местные проблемы лучше всего решаются местными способами, американские лекарства не так эффективны, чем листочек от какой-то азиатской травы в азиатском геле.
И она не шутила. Как бы не была развита медицина в более продвинутых странах, чем какой-то там Вьетнам, но жители этой страны знали просто невообразимые способы разобраться с проблемами, с которыми сталкивались повсеместно на родине. Американцам такие решения даже не снились. Зато эффективно.
— Подлечим подбитого бойца в лице прекрасного тебя и заодно раздобудем что-нибудь поесть и выпить в номер. И даже не думай спорить, Страйф.
Алекса бросила на него строгий взгляд, словно предупреждая, что возражения не принимаются ни в каком виде и все равно в этом вопросе победа будет за ней.

+1

6

Говорят, иногда чувствовать себя глупым – это нормально. Человек не может знать абсолютно всё, ибо знаний во вселенной на деле буквально бесконечное количество. Человек не может не совершать ошибки. Не ошибаются идеалы, коих просто не существует. Или же те, кто ничего не делают. Люди могут делать глупости просто потому, что они люди, в чем-то упрямые, в чем-то недальновидные, в чем-то слишком уверенные.

Страйф за собой расслабляющее право быть глупым упорно не признавал.

В своей сфере он обладал феноменальными знаниями, прекрасно разбираясь в структуре ДНК, генной инженерии, биохимии, математике, физике и прочих точных науках. Был прекрасным оратором, знал многое об искусстве войны и завоеваниях, да и в целом мог бы претендовать на какую-нибудь нобелевскую премию в любом из этих разделов, если бы хоть немного желал. Зато в том, что иные девы называют «бытовой мудростью» наступал полный абзац.

Да, побери Тьма, почему нельзя помыться тем, что мылится?! Какая разница какие трусы натянуты на твою задницу? Почему надо говорить «спасибо» за то, что тебе и так отдали? Почему в ресторанах тебе дают небольшой арсенал каких-то приборов, когда всё можно сожрать одной вилкой?
Люди понапридумывали не только целый свод совершенно бредовых законов, но ещё и целый негласный список каких-то правил, назвали это «этикет», теперь ходят, улыбаются и спасибкают.
И это дело ещё не дошло до бытовых проблем.

О, он прекрасно знал, что такое солнце, экватор, ультрафиолетовое излучение и прочие радости. Но ему никогда не приходило в голову обдумать последствия взаимоотношений его личной кожи и этого самого солнца.
Раздражало.
Безумно раздражало, что другие люди оказывались правы. Иногда. Но этого хватало. А что ещё хуже, они не только были правы, но и знали, как лучше поступить. Нет, конечно же, всегда можно применить грубую силу и доказать, что сильный может быть прав даже там, где не прав. Часто срабатывало. Но тоже не всегда.
С солнцем точно не сработает. Оно сильнее.

И вот в такие моменты Страйф всё-таки брал и слушал людей. Прислушался к словам Циклопа, когда тот запредельные даже по человеческим меркам терпение и понимание, выслушав своего генетического сына без гнева и ненависти. И, не желая и дальше разочаровывать Лекс, сказал «спасибо» бармену. Это было не так и сложно. Может быть, даже и правильно.
Вероятно, правильно.
Мутант перевел взгляд на свою девушку, в удивительно спокойных в ту секунду голубых глазах читалось, кажется, поражение.
- Напитки это неплохо.
Он бы к напиткам взял и что-нибудь посолиднее пары манго. Не то чтобы Страйф был любителем спиртного и пользовался любой возможностью надраться, но иногда, иногда мозг прямо-таки жаждал той легкости, которую мог подарить алкоголь.

Пока мутант задумчиво потягивал сок из массивного стакана и думать о том, как чертово солнце могло организовать ему ожоги на плечах, Лекс успела отлучиться за оставленными на пляже вещами. И чтобы обнаружить на себе посторонний взгляд, не надо было даже обладать телепатией уровня омега.
Мутант покосился, стараясь не обращать внимания на покрасневшее плечо. У другого конца стойки его поджидала обладательница непрошенного взгляда. Высокая брюнетка при формах буквально ощупывала его глазами, закусив нижнюю губку, и, наконец, выяснив, что её заметили, мило покачнула плечиками и наклонила голову. Рядом с ней отиралась, очевидно, подружками, наклонившая к брюнетке голову и что-то шепнувшая ей на ухо. Девушки весело хихикнули.
Страйф же взирал на эту картину с каким-то буквально анатомическим интересом, даже не думая прикоснуться к мыслям девушек, хоть и не сомневался – кой чего нового он о себе бы узнал. Но руки этих цып никогда не сжимали холодный металл, а в глазах не полыхал огонь пройденных войн.
Он привык выделяться. Привык к вниманию. Пусть и не столь бесцеремонному, с его точки зрения. Подумать только, на него смели смотреть как просто на сексуальный объект!

Но в целом мутант успел только недовольно булькнуть соком, как с пляжа налетел ураган по имени Алекса, разметав дам одним фактом своего присутствия и зацепив обломками еще и самого Страйфа. Опустевший стакан пришлось отставить в сторону и вступить в заведомо проигранную битву. Боец явно был рад быть «прекрасным», хоть и слегка возмущенным отданными ему командами.
- Я надеюсь, эти твои травы не будут пахнуть фруктовым салатом… - Буркнул мутант, всё ещё не понимания как травы связаны с ожогами и в какую экзекуцию могут вылиться его приключения с солнцем.
Лекс могла похвастаться – всё внимание Несущего Хаос было целиком и полностью сосредоточено на ней.

+2

7

Иногда ей снился сон. Невероятный и захватывающий, где она просыпалась под ласковыми лучами, что солнечными зайчиками плясали на ее щеке. Ей было тепло и уютно. Укрытая от всего мира в объятиях самого могущественного человека из всех, кого она когда-либо знала. Иногда она просыпалась и просто смотрела на его лицо — такое спокойное и умиротворенное, когда разглаживались морщинки в уголках глаз, а губы не были сжаты в тонкую линию вечного напряжения и недовольства. Хотя при ней он был недовольным все реже и реже. Чаще на его лице была смесь некоторого недоверия, смешанного с удивлением, когда он открывал для себя что-то новое или разрушалась очередная стена, отделявшая его от понимания окружающего мира. И все еще редкие, но улыбки. Ей так нравилось, когда он улыбался. Его взгляд смягчался и наполнялся теплом, и она не могла не ответить ему тем же, утопая в этой невероятной голубизне, словно взлетала в летнее небо. В этом сне не было места войне, горечи и гневу. Ее персональный рай, где самой большой проблемой был выбор между тем, что съесть на завтрак. Ее раем оказалась жизнь рядом с тем, кого месяц назад она хотела уничтожить. Ее раем оказался Страйф. Все остальное просто стало несущественным.

А потом оказывалось, что все это не сон.
Что она могла нежиться в его руках под утренними лучами, прислушиваясь к его мерному и глубокому дыханию.
Она смеялась, когда он, пофыркивая от мешающихся волос, касался губами ее шеи, в то время как по коже бегали мурашки чистейшего удовольствия. Которое она не боялась демонстрировать ему.
Ей нравилось просто смотреть на него, изучая его лицо, ловя его взгляды, запоминая движения. Его образ отпечатался на сетчатке ее глаз и был всегда с ней.
Реальность оказалась раем.

Рай смотрел на нее немного обреченно, признавая проигрыш, но не забывая принимать его с гордостью несгибаемого воина — в голубых глазах мелькнули нотки возмущения, когда Лекс посмела ему говорить, что делать. Почти приказывать. Удержаться от соблазна было слишком тяжело, ведь ей так нравилось, когда он делал то, о чем она его просила. Ведь он делал это для нее и из-за нее.
— Если вдруг они будут пахнуть фруктовым салатом, то придется обмазать тебя с ног до головы и съесть всего такого сладкого... — Алекса взяла его руку, поднимая ладонь к своему лицу и нежно потерлась щекой по тыльной стороне запястья, смотря на него снизу вверх взглядом, который обещал Страйфу достойную компенсацию за моральные потери. — ...не пропустив ни один кусочек.

Пожалуй, все же это было немного странно. Прошло не так много времени с тех пор, как она совершила отчаянный прыжок в это время, но сколь многое кардинально изменилось. Несущий Хаос взобрался на недосягаемую высоту ее внутреннего пьедестала, сменив сторону. Ее все еще удивляло то сильное чувство по отношению к нему, так похожее на собственнический инстинкт, но отличающееся от него своей глубиной. Она не просто хотела обладать им, хотя и получила его как супер-приз. Она хотела взаимности. И получив эту взаимность уже не могла поверить в то, что сама когда-то хотела оторвать ему голову. Это казалось самой большой чушью на свете.

— Идем.
Лекс потянула его за руку прочь с пляжа, в какой-то момент крутанувшись и буквально завернувшись в его объятия. Знала ведь, что он будет не против. Страйф вообще оказался тем еще кинестетиком. Ну, разве что для нее. Ему нравились прикосновения, а ей нравилось касаться его. И когда он касался ее. Изучая, даруя наслаждение, отслеживая ее реакции на то или иное действие. В такие моменты она как никогда знала, что ему не все равно.

Найти аптеку не составило труда. Труднее оказалось впихнуть в прохладное помещение Страйфа, потому что проход явно строили не под его габариты. Азиаты в принципе не отличались высотой и шириной, поэтому Лекс искренне переживала, что псионик соберет все люстры, потолочные перекрытия и окружающую мебель. Такого оскорбления от предметов он не потерпит и разберет нахрен все, и совсем не факт, что потрудится хоть как-нибудь собрать обратно. Терпением он не отличался и единственным препятствием до демонстрации почему его прозвали Несущим Хаос оставалась охотница. Перешагнуть через нее он пока себе еще не позволял. А Лекс просто надеялась, что ее влияния и поглаживания нервничающего зверя хватит, чтобы этот самый зверь не вцепился кому-нибудь в глотку буквально или фигурально.

Невысокий мужичок в белом халате за такой же не слишком высокой стойкой скорее всего был фармацевтом. Алекса честно попыталась объяснить суть проблемы, но проще всего оказалось просто показать плечи Страйфа. Мужичок аж на цыпочки привстал и вытянул шею, хотя и без разглядывания мутанта понял, что произошло. Не первый раз к нему белые туристы приходили с одной и той же проблемой. Фармацевт на ломаном английском объяснил, где посмотреть местные мази, куда Лекс и оттащила Страйфа все так же за ручку. Чтобы не сбежал.
— Выбирай, чтобы потом не капризничал про салаты. Иначе выберу я и мы оба знаем, что горячие плечи получат дозу мази, даже под твои возмущенные вопли.
Девушка усмехнулась и уперла руки в бока, встав аккурат так, чтобы своей хрупкой, в сравнении со Страйфом, фигурой, перекрывать единственный проход к выходу. Если он посмеет ее подвинуть — поплатится. Она его не только отшлепает на глазах у продавца, но и... ладно, это уже будет без свидетелей.

Отредактировано Alexa Arden (2020-04-11 03:22:41)

+1

8

Где-то рядом с вопросом «Есть ли у клона душа?» маячил и вопрос «Видят ли клоны сны?».
Страйф видел сны. Тёмные, практически чёрные, прорезаемые слепящим блеском серебристого металла. В них всегда лилась кровь и гремели барабаны войны, в них развивался знаменем его алый плащ, а по серебру доспехов стекали тяжелые красные капли. А под ногами на выжженной мёртвой земле лежали тела поверженных им врагов. Иногда одних и тех же, иногда совсем разных, имена некоторых он даже забыл, а других и не знал вовсе. Лишь одного среди них никогда не было.
Того, чьей смерти Несущий Хаос желал больше всего. Чудовища по имени Апокалипсис. Столько раз он рвал его лезвиями доспехов, сколько раз впивался в его горло руками или же разрывал на части своими силами, но самый страшный его враг всегда ускользал, находил способ избежать праведного гнева, оставляя Несущего Хаос среди мёртвых руин темнеющего мира.

Вместе с Алексой Арден в его сны пришёл свет. Уходил гнев, уходили ярость и отчаяние. Сначала это был тонкий, слабый трепещущий лучик, который с каждым днём отвоёвывал себе всё больше и больше места, по чуть-чуть, по капле, он становился сильнее. И этот лучик учил не разрушать, а хотя бы просто смотреть, не нападать, а защищать, он ломал стены из окровавленного металла, даря удивительное, ни с чем не сравнимое чувство – спокойствия.
У его спокойствия были изумрудные глаза. Глаза, которые научили его улыбаться.

Просыпаясь утром он тянулся к самому хрупкому и самому сильному существу в его жизни, стремясь успеть хоть разок прикоснуться губами к удивительно нежной коже и вдохнуть аромат щекущих волос. Он хотел, чтобы каждое утро начиналось с прикосновения к физическому воплощению лучика из его снов.

И сейчас лучик упорно требовал от него испробовать на истерзанной шрамами коже какой-то азиатский гель с азиатским листиком. Сначала Страйф успел нахохлиться и принять защитную позу в полной готовности обороняться от народной азиатской медицины со всеми их неведомыми листиками. Но Лекс знала, как его купить. С потрохами. Как эта женщина умудрялась даже фруктовый салат сделать желанным. Мужчина глубоко вдохнул и медленно выдохнул, щурясь от прикосновений своей ладони к её щеке.
- Обещаешь, что не пропустишь ни кусочка?
В голосе псионика слышалось мурлыканье крупной кошки.
И он поддался. Позволил увести себя с пляжа, ничего не имея против перспективы покинуть поле боя, где он потерпел поражение в битве с солнцем.

К тому, что в этой части света все помещения строились с удивительной экономией, Страйф уже почти привык. Это помещения не привыкли к нему. Сам же Несущий Хаос видел в возможности смотреть сверху вниз абсолютно на всё даже некоторую прелесть. Когда его плечи вписывались в проходы, само собой. И теперь он с долей интереса смотрел через полки с лекарствами на миниатюрного, как и все местные, продавца коварных азиатских мазей. И даже позволил посмотреть на свои пострадавшие плечи. Обреченно посмотрел на перегородившую все пути к отступлению Лекс, и опустил взгляд на кучку упаковок с мазями. Взял первую попавшуюся, открутил крышку и принюхался. Сложно сказать, что в тот момент отразилось на лице тирана из будущего, но пахла мазь где-то как должна была пахнуть та змея, которую он пнул утром. Второй тюбик вонял как набор трав для стейка. Страйф не сдавался, и никто не смел ему мешать. Наконец-то выбрав ту, что вызывала у него желание попробовать содержимое на вкус. С чувством выполненного долга протянул тюбик Лекс, а в глазах застыл немой вопрос – когда закончится расплата за недооценку солнечных сил?

Отредактировано Stryfe (2020-05-05 23:23:31)

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [20-30.07.2017] How far we'll go


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC