ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Танос собрал перчатку и изменения в мире уже стали необратимы, чтобы предотвратить дальнейшие катастрофы в Мидгарде объявляется правление Тора и асов, что влечет за собой новые неприятности!

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [22.07.2017] Одолей меня, если сможешь


[22.07.2017] Одолей меня, если сможешь

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

[epi]Одолей меня, если сможешь 22.07.2017
Cassidy, Jormungand
http://s9.uploads.ru/rsjn5.jpg
Раз уж не удалось убить друг друга, то почему бы не выпить? Каверзные вопросы и литры алкоголя.
NB! опьянение пробрасывается дайсами, от 1 до 6, где до 25 - легкое опьянение; 50 - в хламину.[/epi]

Отредактировано Cassidy (2020-01-03 01:33:14)

+2

2

Солнце неприятно ярко светит в глаза, точно не затянуто облаками и сейчас в самом зените. Кэсси жмурится и прикрывает лицо ладонью, создавая себе хоть какую-то завесу. Она переворачивается на бок, и чувствует, как к спине прилипло что-то сыпучее и даже немного острое. Ладонью прощупывает место своего нахождения и понимает, что это песок. Она на пляже, наверное, какой-то остров, хотя и как попала туда помнит смутно.

Змей. Они с Агонией долго боролись с этим существом, отрывая от него понемногу и вцепляясь куда только можно достать. Удары были сильными, всё происходило очень быстро, ничего не видно и... имела место ещё попытка их проглотить. Как она оказалась на пляже не совсем понятно, но это и неважно. Главное, что бой окончен и они обе живы, как же им всё-таки повезло, что он не изрыгает пламя. Иначе всё могло закончиться куда быстрее. Голова побаливала, но точно не так сильно, как могла. Симбиот пока молчал, видимо, она отдыхала после поединка.

Кэссиди садится, видя перед собой бескрайние просторы океана, оценивая, что здесь красиво. Конечно, не так, как было в пещере, пока толстый Йорма её не разрушил. Она чувствует шевеление сбоку, сразу поворачиваясь туда и видя своего недавнего противника. Злость вспыхивает в ней, обида, что он так подло обманул её, желая убить не утихала даже во время того, как они с Агонией пытались разорвать друг друга. Закусывает зубы и начинает тяжело дышать, в человеческой форме он ей вреда не причинит, а вот получить сам может.

- Гад! - Кричит она, сжимая в ладони горсть песка и кидается в него, пусть поест, раз уж её проглотить не вышло. Понимание этого рождает только новую обиду, ещё сильнее предыдущей. То есть, он не просто собирался её убить, а ещё и проглотить хотел, перед этим притворившись милым и интересным парнем. Поморгал её глазками, обманывая, имея на уме совсем другие планы.

Мы тоже так делаем.

Агония, конечно, права, но это она, а это он. Ему так делать нельзя. Да и он слишком больших размеров, ему нужно под сотню таких девушек, чтобы почувствовать хоть какое-то насыщение. А из этого выходит, что он хотел её убить, просто потому, что ему это нравится. Кэсси встаёт на колени, загребая песок уже двумя руками и вновь атакуя. Не так хорошо, как симбиот, но как может.

- Ты обманул меня! – Он был недалеко, совсем близко, и в облике человека вряд ли намного сильнее её хотя и тяжелее. Она в пару движений подползает к нему, начиная уже бить ладони, шлёпая по коже. Со всей силы, на которую только способна, демонстрируя свою ярость и обиду. Вряд ли она сможет навредить Йорме сильно, учитывая вес и телосложение, но сейчас Кэссиди чувствовала такой приток энергии, будто готова держать его под водой, пока он не захлебнётся. Хоть это и невозможно. – Я убить тебя готова!

+2

3

Волны выбросили их на берег у все тех же островов, только в другой их части.
Лёжа в человеческом облике на песке, Йормунганд щурится на солнце, по его изменившемуся расположению и общей картине пейзажа прикидывая, где теперь находится. И похоже они сделали круг.
Произошло воистину удивительное событие - противник остался цел и невредим, отделавшись лёгкими ушибами да усталостью. Невероятное. Волнующее. Злящее и цепляющее внимание Мирового Змея. Они как пара детей лишь растревожили песок да рифы, повозившись и устав. Разве можно после такого просто уплыть, не узнав, что же будет дальше? Любопытство Йорму брало вверх над обидой, выросшей из неожиданной неудачи. Он даже вернул человеческий облик, дабы не распугивать своим видом мидгардцев, и не заставлять нервничать Кэссиди, тоже больше не напоминающую ваксу, принявшую плотную форму.

Дева, тем временем, очнулась и принялась кричать, кидаясь песком, обвиняя Йормунганда в обмане. Только для змея слова были скорее комплиментом и вызвало лишь улыбку на юношеском лице.
Он перекатывается на бок, садясь и заслоняется ладонью от острых песчинок. Вот теперь её реакция понятна, теперь легко соотносится с его представлением о нравах смертных дев. И сама она по исходящему от неё теплу и запаху лишь немного отличается от людей.
   
- Я не ошибся в тебе. Ты не человек. - Тихий шелестящий смех обрывается, когда Кэсси бросилась на него с кулаками, совсем не испуганная, напротив, горя праведным возмущением и желанием наказать обидчика.
Приходится опрокинуть её обратно на песок, перехватывая тонкие руки - в этой своей личине она уже не так сильна и прочна, но и Йормунганд не пытается причинить реальный вред.
Нависает над нею, всматриваясь в миловидное лицо с искренним любопытством.
- И всё ещё не растеряла храбрости. Но разве я обманул тебя? Как и обещал - показал что ты никогда не видела. - Облизнувшись, Йорму насмешничает не скрывая этого, с лёгкостью удерживая попавшуюся в капкан мышку. Вот он - ответ на незаданный вопрос. Одолеть её можно, когда она подобна человеку. А как быстро она изменит облик? Змей внимателен и собран, следит за каждым её движением, готовый к внезапным атакам, если вдруг красавица снова захочет стать пиявкой или выкинуть какую-то глупость. Она порядком ободрала его, доставила массу неприятных ощущений, даже немного утомила защищая свою жизнь, а способна ли на что-то серьёзное сейчас?

- Мало какой противник может пережить встречу со мной, их пересчитать по пальцам. Скажи мне, Кэссиди, какому народу ты принадлежишь? Я не встречал в Мидгарде существ подобных тебе.

Отредактировано Jormungand (2020-02-10 17:48:55)

+2

4

Энергии у неё много, это Агония устала, а сама Кэсси готова продолжать битву, на которую будет способна. Вот только её надолго не хватает, она понимает, что не смогла бы закидать его песком до смерти, но топор рядом нигде не лежит. Тем ни менее, У Йормы свои планы и он будто без усилий, практически одним движением опрокидывает её, прижимая к песку. Запястья оказываются зафиксированы, она предпринимает попытки выбраться, но тот будто в разы её тяжелее и это больше похоже на то, что ей придавили руки машиной. Она ещё больше недовольна, зла и хочет укусить его куда только дотянется, да не получается.

Кэссиди поджимает губы, переставая брыкаться и смотрит на него, щурит глаза, давая понять, что она ему не верит. Хоть он ничего и не обещает. Ещё больше злило то, что лицо у него больно довольное, будто он уже считает себя победителем. Хотя стоит признаться хотя бы самой себе, что в облике людей он сильнее, а Агония не готова выходить на новый раунд. Поэтому она только недовольно фырчит, но взгляда не отводит, продолжая смотреть со всей дерзостью, которую только имеет. Уж морально он её не подавит, да и не выглядит он как человек уж очень устрашающим и грозным.

- Ты… просто, - она не выдерживает и улыбается, уже отворачиваясь, дабы спрятать и не показать этой заносчивой личности что вообще теперь способна ему улыбаться. Да, с этой точки зрения он оказался прав, здесь не поспоришь, но про то, что он нападёт упомянуть видимо забыл. – Да уж, в чужом рту я ещё не была.

Она снова переводит на него взгляд, отмечая ранку на переносице и понимая, что это дело рук Агонии, которая драла его истинный облик. Ну, если переносить масштабы, то это где-то так и должно выглядеть. Тем ни менее Кэсси не способна сдержать довольной улыбки и задержать взгляд дольше, чем нужно.

Вопрос кажется ей странным, он подумал о том, что она не человек, хотя правда была немного сложнее. Уже можно было представить, как Йорма удивиться, узнав, что их двое и они с разных планет, миров, но способны существовать в одном теле. Она даже успела подумать, что он и сам такой же, хотя на симбиота точно не похож.

- Во-первых: отпусти меня. – Кэссиди не просит, а требует, находись она в положении стоя, то даже ногой бы топнула. – А во-вторых, я не буду тебе ничего рассказывать, пока ты сам не объяснишься. Так что говори, кто ты такой, откуда и зачем на меня напал.

Когда её отпустили, она отползла немного назад, не сводя взгляда с Йормы. Вся она была в песке, включая волосы, которые очень трудно мыть, к тому же, в мокром нижнем белье, кто же знал, что кто-то разрушит пещеру и она останется без своей одежды. Рука натыкается на что-то острое и тонкое, ещё немного и можно было бы порезаться, она на секунду отворачивается, дабы достать из песка предмет. Чешуя, небольшого размера, наверное, застряла у Агонии в когтях или зубах, достаточно крепкая на вид, удобно помещается на ладони. Кэсси поднимает одну бровь, задавая немой вопрос змею, хотя прекрасно понимала, чья она.

+2

5

Дева пытается оказать сопротивление и вырваться, ожидаемо не обрадовавшись бесцеремонному вторжению в личное пространство. Вряд ли получится, человеческая оболочка змея, кончено, не в пример слабее и уязвимей, но это не значит, что он слаб на столько, чтоб не справиться с девчонкой без усилий. Кэсси, похоже, тоже это понимает, прекратив попытки ударить или выкрутиться.
И всё же, неужто ей настолько безразлично, и если да – почему?  Можно подумать, барышня каждые выходные проводит в схватке с чудовищами, пытающимися её сожрать, что сейчас у неё есть силы реагировать улыбкой на непрямые угрозы.

- «Просто», кто? Всё когда-то случается впервые. – На губах Йорму усмешка. Он видит, что дева может и злится, но её не отвернуло от него. – Были времена, когда люди отдавали мне юных красавиц в жертву, но тебя я больше не буду пытаться есть. Ты горькая на вкус.   
На миг змей морщится, вспоминая, как болел рот. Даже сейчас чувствуя неприятное послевкусие и ощущения схожие с лёгким ожогом горячей пищей.
Последнее замечание он говорит с едва уловимой обидой в голосе.

Возможно, он слишком редко общается с мидгардцами, и те успели снова поменяться. Как скоротечны их жизни, так же быстро изменяется мир и культура вокруг них, так что Йормунганд не всегда успевает адаптироваться и органично влиться в среду. Но такой храбрости, буквально граничащей с наглостью не перед ним даже – перед смертью, что страшит почти каждого человека, за мидгардцами он раньше не особо замечал. Были среди них самоуверенные воины, пытавшиеся сразить подводное чудовище в его лице, а так же мнящие себя великими хитрецами и обманщиками глупцы, и даже сумасшедшие да блаженные… Хотя может дева как раз из числа последних.

Он поднимается на ноги, давая Кэссиди свободу, коль уж она больше не пытается драться. Вместо этого она задаёт свои вопросы, чётко обозначив позицию.
Что ж – справедливо. Если уж она доказала своё право на жизнь, в буквальном смысле выцарапав его, Йормунганд признавал за нею привилегию спрашивать и вести беседу… Нет, не на равных, но уже и не как с неразумным мальком, единственное предназначение которого стать добычей более крупной рыбы.
И даже более того – мидгардка умудрилась обзавестись трофеем. Чешуйка, которую сжимала в руках дева, несомненно, принадлежала Йормунганду, змей даже мог точно сказать, откуда конкретно она была оторвана, и так же безмолвно отвечая на вопрос, коснулся пальцами уже замеченной девой царапины на переносице.

- Я впечатлён, Кэсс, - в звучании имении её шипение, интонации не минуло удивленное и даже искренность. – Хорошо. Я готов заплатить ответами за ответы. Может быть, сыграем? -  Излом губ и прищур глаз на лице змея не скрывают предвкушение. Он, конечно, ещё подумает, говорить ли правду, а если говорить – в какой мере, но уже сейчас хочет продолжить иное противостояние. Не силой, так разумом и хитростью, постараться взять как можно больше и отдать при этом как можно меньше, как бы детским не казался выбранный метод. 
- Кажется, знакомство у вас принято отмечать за выпивкой. В знак доброй воли, приглашаю тебя разделить со мной стол и хмель.

Отредактировано Jormungand (2020-02-10 17:49:32)

+2

6

Были времена? Сколько ему вообще лет? Это будет один из первых вопросов, которые она ему задаст, как только сможет убедить отвечать, так как становилось уже интересно. За свою недолгую жизнь, а если быть точнее, чуть меньше трёх недель, она увидела множество интересных людей и существ. Каждый не похож на предыдущего и умел поразить, и Йорма так же не отставал, представляя собой нечто новое, огромное и сильное. А по всей видимости ещё и древнее, хоть и выглядел не старше её самой.

Тех, кто превращается именно в животное она ещё не встречала, а тем более в змею. Кэсси была в контактном зоопарке и держала на руках небольшого нага, аккуратно поглаживая его по чешуйкам большим пальцем. Этого так не погладишь, слишком большой и опасный, что даже было захватывающе, за счёт игры на контрасте, но она ни за что не скажет этого вслух. Большие звери привлекательны в своей опасности, как в фильмах, нечто страшное и неотвратимое, что уничтожит что угодно, не приложив усилий. Сразу вспоминается пресловутый Титаник и Кэссиди даже задумывается на несколько секунд, прекрасно понимая, что такому как он, потребуется меньше минуты, дабы потопить даже самый мощный корабль, который только могут придумать люди.

То, что она горькая на вкус воспринимается довольной усмешкой, она бы снова задёрла нос, как в пещере, будь такая возможность. В тайне даже существовала надежда, что у Йормы совсем скоро наступит несварение желудка, сопровождаемое побочными эффектами и она сможет вдоволь посмеяться.

- Впечатлён, потому что не смог убить меня? – Она поднимает на него глаза, переставая разглядывать и поглаживать чешуйку. От неё не ускользает его манера речи, даже не верилось, что она не слышала эти шипящие звуки несколько часов назад. Стало даже интересно, прыгни она в воду в виде симбиота и уплыви, он бы смог поймать?

А вот момент про игру ей понравился и даже заинтересовал, они оказались в равных условиях, когда оба хотели что-то узнать друг о друге, но не спешили рассказывать первыми. Кэсси ещё не приходилось играть в подобное, хотя и видела, что такое называется правда или дело, но в их случае они всё-таки ограничатся вопросами. Йорма сказал что-то про выпивку, а она ещё не пила серьёзно, на своей памяти, а вдруг он захочет её споить, чтобы повторить попытку её убить?

Ты не опьянеешь, у нас иммунитет против интоксикации.

И тут её уверенность подлетела вверх, если она не может, то ему явно требуется больше, чем обычному человеку. А соответственно, игра продлиться очень долго и будет шанс узнать о нём побольше.

- Идёт, принимаю приглашение, но с начала, - Кэссиди встаёт, разводя руки в стороны и показывая, что немного не в том виде, чтобы показываться людям. – Мне нужна одежда, мало ли какие традиции у местных, при виде девушек в белье. Ты случайно вещи из воздуха не достаёшь?

+2

7

- Именно по этому. - Змей согласно кивает, не скрывая. Пусть гордится - каждый имеет право отпраздновать своё новое рождение, отбирать его у девы незачем, пусть даже факт этот неприятно режет по самолюбию. Всё равно, что вогнать в пятку занозу, когда даже не ходил босиком. Маловероятно и до смешного обидно.
Но и чувства свои, вызванные нежданной битвой и неудачей в ней, Йормунганд уже отодвинул на второй план, полностью поглощённый нетерпеливым любопытством. Природная любознательность перевешивала, подталкивая к взаимодействию. Тем забавней это, что события последних месяцев не особо располагали к беззаботности. А совсем недавние – и вовсе лишь к ярости да жажде убийства, напоённой по зову сестры, и неприятными мыслями о прошлом и будущем. Сейчас же, змей просто резвился, как и положено юнцу, не тревожась ни о чём, дорвавшись до загадки, что не открылась запросто, а от того была только желанней.

Дева соглашается сыграть, чем вызывает удовлетворённую улыбку. Условие же забавляет.
Порой Йорму забывает, что людям нужна одежда, просто не придаёт этому значения, в отличие от них не так сильно подверженный влиянию температур и уж точно не зная стыда. Да и собственная на человеческой личине сотворяется сама собой, в момент превращения. Если только случай не требует соответствовать обстановке.

- Позволь, я решу эту проблему. - Со смешком отзывается он и, разворачиваясь, уходит к полосе высокого кустарника по правую руку, ориентируясь на чувства ища живых.
Не так много времени требуется, чтоб выйти к пляжу, расположившегося близ человеческого селения. Острова, конечно, обитаемы, и большая их часть застроена отелями, но здесь живут местные, которые сейчас заняты своими делами. Это позволяет змею без приключений пройти вдоль небольшой улочки, пока на глаз не цепляет необходимое. Светло-зелёное платье - два прямоугольных лоскута тканей на бретельках -  висит на натянутых верёвках вместе с другой одеждой. По размеру он выглядит достаточно небольшим, а если и не подойдёт - Йорму это волнует крайне мало. Потому он просто забирает приглянувшуюся вещицу и спешит ретироваться, поспешив к новой знакомой.

- Держи. Если не понравится - можешь пойти так. По здешней культуре - сгодятся даже пальмовые листья. - Нет, Йорму почти не издевался и честно выполнил обещанное. Оставалось лишь разыскать место, где могут налить, но с этим проблем как раз не должно быть. Где люди - там и их способы убивать время. Выпивка занимает в них далеко не последнее место.

    ***

- Правила просты. - Уже сидя за деревянным столом внутри небольшого, выстроенного из камыша домика, гордо названного баром, Йормунганд не мигая смотрит на спутницу. - По очереди задаём вопросы. Если ответить на него, по каким-то причинам нельзя - пьём. - Бутылки, с недоверием к их возрасту, но, всё же, выданной улыбчивым скучающим аборигеном, тут же вернувшимся к своим делам, явно хватит, чтоб дать ощутимый эффект, но для начала и этого достаточно. - Право начать отдаю тебе.

Отредактировано Jormungand (2020-02-10 17:49:56)

+2

8

Кэсси довольно кивает, когда Йорма предлагает решить её небольшую проблему. Это было даже приятно, когда кто-то брался разобраться с твоими сложностями, хоть это не сложно и для неё. Но, пока он отлучился, она могла смыть с себя песок, вновь зайдя в воду, но не очень глубоко, быстро избавляясь от колючих и мелких кристалликов. Пожалуй, эта встреча надолго лишила её желания плавать на большой глубине где угодно, кроме бассейна, если она до него дойдёт. После этого выходит вновь под лучи солнца, уже греясь и высыхая. Кэссиди даже подумала, что быть девушкой очень удобно в такие моменты, раз она может спокойно ожидать, пока ей всё принесут.

- Спасибо. – Она принимает из чужих рук одежду и уходит за камни, дабы переодеться в сухое. Свои остатки гардероба она оставляет там же, прекрасно понимая, что они ей больше не понадобятся. Сарафан садиться хорошо, ей нравится, жаль только, что не зеркала и она может оценить себя только смотря сверху, но, главное, что её устраивает.

***
В подобных местах она была впервые, этот бар представлял собой небольшое помещение с маленькой компанией персонала и несколькими посетителями. Но от того всё это было ещё интереснее, она почему-то тут же представила, как весело и легко было бы разломать помещение. Йорма если превратится, то утопит половину острова, устроив целую катастрофу, но сейчас они собираются только выпить, никаких разрушений. Если не напьются достаточно сильно, конечно.

- Хорошо. – Она принимает правила игры, но косится на бутылку, Кэсси хочет попробовать уже сейчас, не дожидаясь вопроса. Ром она ещё не пробовала, поэтому не отказывает себе в удовольствии и нагло протягивает ладонь, хватая бутылку за горлышко и прижимая к своим губам. Горьковатая жидкость заполняет рот, всего получается два глотка, после чего она её ставить и довольно скалится. – На вкус почти как мой яд.

Яд, конечно, Агонии, но он то пока этого не знает, а лишний раз напомнить о такой особенности было сплошным удовольствием. Оставалось придумать вопрос, их у неё было много, но необходимо было выбрать что-то одно, сформулировать и задать конкретнее. Так как Кэссиди была уверена, что он будет словно змея извиваться и не говорить, только бы увильнуть. Даже если вопрос будет элементарным, Йорма банально захочет как-то свернуть, так как на теперешний момент она видела его характер именно так.

- Расскажи мне, кто ты такой и откуда. – Начать можно с простого, посмотреть, насколько честно и открыто он собрался играть. А уже исходя из этого и самой решать, насколько обширно и правдиво отвечать. Вариантов на собственный вопрос у неё уже было несколько, начиная с того, что он тоже инопланетянин, под проклятием или что ещё вероятнее, создан искусственно в лаборатории, но теперь вынужден жить в океане из-за размеров и зависимости от воды. Последний вариант казался самым трагичным и интересным, и она была бы очень рада, если бы угадала.
Воздействие алкоголя - 1

Отредактировано Cassidy (2020-01-05 01:48:26)

+2

9

Губы Йормунгада изгибаются в лёгкую усмешку, когда он слышит сравнение. Дева решила не ждать вопросов, снимая пробу с напитка уже сейчас и трудно её не понять. Как много игр на выпивку вообще протекают сугубо по правилам? Змей, конечно, не знает, имел возможность наблюдать только за моряками в каком-то порту пару десятилетий назад, откуда и узнал о мидгардской забаве, и они искренне радовались любой возможности выпить, остепенившись лишь, когда уже плохо держались на ногах и физически не могли пить больше. И не то, чтоб Йормунганд был большим любителем хмеля - эта часть социальной жизни прошла мимо Мирового Змея - время, место и повод казались как нельзя кстати.

- Отрава, ты хотела сказать. - Беззлобно комментирует. - Яд не заметишь так просто, а то, что выделяешь ты, придется силой заливать в глотку. - А по ощущениям так и вовсе, честнее было назвать кислотой. Он протягивает руку, забирая бутыль, в несколько глотков осушив её на треть, прежде чем вернуть обратно на стол и приглашающе махнуть рукой, предлагая Кэссиди начать. Горьковатый жгучий напиток, знакомый всё от тех же моряков, не опьянит быстро, как бы этого не хотелось, но и не отставать же от девчонки.

- Это два вопроса, Кэссиди. Но ты и сама знаешь ответ, как знают многие мидгардцы, хотя и вряд ли могла бы поверить в моё существование. Я старше тебя, твоего отца, деда, прадеда и прадеда его прадеда. Форма моя змеиная, а предназначение - гибель и людям и богам. – Йормунганд говорит негромко, словно бы рассказывая сказку. Мог бы ответить и прямо, не видя смысла таиться – право, кто поверит, вздумай она кому-то рассказывать о неожиданной встрече, даже сейчас, когда асгардцы в открытую заявили о себе на Земле. А пусть бы и поверили – особенно теперь, после договора между сестрой и асами, это не важно. В современном мире другие миры долго были не более чем мифом, небылицей, призванной развлекать детей и нести в себе часть культуры минувших времён, теперь мидгардцев не так просто удивить, да и постоять они за себя могут лучше. - Тебе это ни о чём не говорит?

На короткое время Йорму задумывается, прикидывая, какой вопрос хочет задать первым. Нужно полагать, девица тоже не будет отвечать прямо, поддерживая тон, а значит и спрашивать нужно избирательно.
- Ты не человек. Точно нет, это не вопрос. Или не только человек, возможно полукровка. И, ты сказала «мы путешествуем», я помню. – Змей чуть наклоняет голову прямо, глядя почти не мигая, хоть человеческие глаза и щипало от такой привычки. Он рассуждает вслух, вспоминая, что уже успел узнать о новой знакомой, что почувствовал, что она говорила о себе, пока память не цепляет нужное. – Кто «мы»? Кто второй?
Воздействие алкоголя – 6.

Отредактировано Jormungand (2020-02-10 17:50:13)

+2

10

- Ну, тебе силой заливать не пришлось. – Парирует Кэсси, всё так же довольно улыбаясь и даже не думая скрывать самоуверенность. Она с прищуром смотрит на то, как Йорма берёт бутылку и делает несколько глотков, у него получается куда больше осушить бутылку, но это только начала. Она уж было подумала, что таким образом он показывает, что не собирается отвечать на вопрос, тогда игра была бы нечестной. Но, вопреки ожиданиям, он начинает говорить и на лице появляется уже заинтересованность, так как придуманные ей теории требовали либо подтверждения, либо опровержения. Да и скажи он что-то новое, было бы всё равно любопытно.

Вот только Йорма не спешит прямо отвечать на вопрос, вместо этого он говорит, что она сама знает ответ, чем вызывает у Кэссиди нечто похожее на недовольство. Если бы она знала, то не спрашивала, змеиную форму она и так видела, а фраза про возраст немного подтвердила теорию про древнее проклятие. А это звучало достаточно романтично: молодой парень, который обидел волшебницу, и она заколдовала его в форму змея, с возможностью только иногда выходить на сушу.

- Я даже не знаю, кто такие мидгардцы. – Она пожимает плечами, показывая, что новые данные никакой подсказки ей не дали, хотя и тонкий ход она оценила. И выпил, как оговорено в правилах, и рассказал только то, что посчитал нужным. А точнее, пустил пыль в глаза, но она тоже так умеет, так что не на ту нарвался. – Так что, абсолютно ни о чём, во второй форме я тебя и так видела, так что здесь не удивил, а про то, что ты старый…  ну, такие как я тоже живут долго, так что здесь ты выиграл только в том, что родился раньше.

Кэссиди этого мало, ей нужно больше подробностей, но пока нужно набраться терпения. Нельзя давать понять змею, что она слишком заинтересована, иначе он легко её обманет. Хотя здесь они и в равных условиях, оба могут говорить, что только пожелают, пока информация не проверена. А даже если кто-то из них попадётся на вранье, то и что?

Вопрос Йормы она слушает внимательно, они с Агонией общаются, попутно думая, как бы ему ответить в похожем стиле, сказать многое, но одновременно ничего. Дабы вопрос остался и дальше в воздухе, набиваясь к другим, так как ни о какой открытости пока и речи не идёт.

- Второй? – Она наклоняется ближе, так же понижая голос и заставляя прислушиваться к себе. – А с чего ты взял, что нас всего двое? А что если нас куда больше? Но, мы живём не в одном человеке, тут ты прав.
Кэссиди улыбается, она смотрит в глаза змея и в её собственных отражается фиолетовый блеск. Симбиот решил подыграть, поэтому почему бы не сыграть на зрелищности и контрасте.

- Наше второе имя – Агония. Созданы для страданий и мучений, когти одним ударом снесут половину человеческого тела, порция кислоты разъест любой материал, а зубы проломят самый крепкий металл.
Она берёт бутылку и осушает её до самого дна, показывает жестом бармену, чтобы принёс ещё и уже через несколько секунд стеклянная ёмкость стоит на столе.
- Каких богов ты собираешься убить или уже убил? 
Воздействие алкоголя — 6.
Всего - 7

+2

11

Похоже, не только замолчанное, но и сказанное напрямую прошло мимо девы. По-честному - люди и не обязаны знать, что они мидгарцы, даже те из них, кто интересуется мифами и сказками, в которые предпочитают облекать всё, что не могут постичь. Возможно, проще было назвать своё полное имя, без сокращений - должна же она знать хоть что-то.
- А мы соревнуемся? - В ответ на замечание, Йормунганд вздёргивает бровь в насмешливом жесте, тянет слова, мысленно отмечая ещё одну небольшую деталь о девчонке. Да, соревнуются, если подумать, только змей - исключительно из вредности - вслух этого не признавал. 

- Ты - мидгардка. Так называют уроженцев Земли там, откуда мои родичи.  - Кэссиди не спрашивает, но Йорму все равно объясняет, заодно давая ещё одну направляющую, запинается на последнем слове, ведь никогда не думал в таком ключе ни о ком, кроме троих, и даже с последними до конца не мог понять, что чувствует, что думает, не умея разбираться в этой стороне себя. От этой мысли, впрочем, отмахивается быстро, переключаясь на собеседницу.

«Я ошибся и вас не двое?», хочет спросить змей, когда Кэссиди, подхватывая заданный тон, отвечает на вопрос, но этого не требуется. Она продолжает, и даже показывает на миг, хищным фиолетовым бликом в глубине зрачков. Уже знакомым, опасным, с чем змей уже успел познакомиться ранее и даже попробовать на вкус. То, что учуял и ради чего затеял весь фарс.
«Наше». Она снова это говорит, акцентируя внимание, и даже называется. Йормунганду плевать, сколько всего «их», если не все они прямо сейчас здесь. Важно другое - это не формы, сменяющие одна другую по надобности, это два разных существа, одно из которых, действительно, всего лишь человек. Очень юный - юная - и очень дерзкий. Новый вопрос созрел сам собою, нужно было лишь немного подождать.

- Ответ так же есть в ваших легендах, - тягуче отзывается Змей, откидываясь на спинку плетёного стула, жалобно скрипнувшего под весом. - Но я отвечу. - Протянув руку к новой бутылке, Йормунганд демонстративно делает несколько глотков, чуть поморщившись от привкуса и горечи, обжигающей горло. К такому вкусу он не привык, как и к ощущениям, нет-нет, а дающие слабые отголоски.
- Время для смерти ещё не пришло. Согласно предсказанию - Рагнарёк заберёт их множество, мне же предстоит битва с Громовержцем, по силе которому, считается, нет равных. - Так предначертано, и очень долгое время, кровь асов, особенно некоторых из них, было единственное, чего желал Мировой Змей. Он не простит никогда, сразится однажды, но вот как это будет - они ещё посмотрят. Умирать он уж точно не планирует, и в ответе своём опускает детали, чем грозится закончиться легендарная битва.
- Ты поражена? -  На юном лице явственно можно прочитать самодовольство, даже гордость. Пусть до битвы могут пройти ещё столетия, и перемирие не позволит ему действовать открыто, да Йорму и сам не хочет, твердо намеренный оставаться паинькой и взять от новых обстоятельств как можно больше, он горд собою и не скрывает этого. 

- Хорошо. Мой черёд.  - Не скрывая интереса, сделав ещё глоток, продолжает змей - Из какого мира Агония и как оказалась в... на Земле?
    Воздействие алкоголя — 4.
    Всего — 10.

Отредактировано Jormungand (2020-02-10 17:50:41)

+2

12

Кэсси поднимает бровь в ироничном жесте, показывая, что не верит в его наигранно-искреннее непонимание соперничества. С самой первой встречи они переговаривались и играли в игру «кто кого». С начала в словесную, затем перешли в бой, а теперь же сидят за столом с алкоголем, явно намереваясь выпить больше, чем второй. В добавок, задают друг другу вопросы, на которые ни за что не дашь ответ первому встречному, только в пылу азарта. Но нет, конечно, о каких соревнованиях может идти речь, они просто сидят и любезно выпивают.

- И, соответственно, откуда и ты сам. – Заканчивает она за Йорму, отмечая то, как он попытался отделиться и сказать что-то даже о своих родственников, но не о себе прямо. Но это даже хорошо, это даёт новый заряд интереса и возможность понять и сформулировать свой следующий вопрос. Кэссиди даже даёт себе подзатыльник за то, что даже не представляла, что у него есть родня. То есть, это с одной стороны очень логично, каждый должен как-то появиться, но с другой – он огромный змей. Поэтому и мысль, что он появился из какого-то заклинания или камня вполне устраивала её до этого момента.

Далее, Йорма говорит много информации, которая снова почти ничего не приносит, и она уже была готова изменить формулировку вопроса, пока в разговор не решила войти Агония. Конечно, это происходило только в её голове, собеседнику ничего из этого не услышать, если он не обладает телепатией. Симбиот рассказывала ей то, что слышала, пока жила в предыдущих носителях, она впитывала в себя их память и, к счастью, не спешила передавать её Кэсси, а просто давала некоторые обрывки, бегло проходясь по известным легендам. Многое становилось понятнее, что позволяло чувствовать себя увереннее в этом диалоге, так как сам змей подробно ничего объяснять не хотел. И это приятное чувство, когда ей не нужно его расспрашивать, показывая своё незнание, а смотреть прямо и нагло. Хотелось верить, что она всё это знала когда-то, но теперь забыла.

Довольное выражение лица Йормы вызывает у неё беззлобную улыбку, которую она пытается даже скрыть. Даже немного неловко, он вроде как очень гордиться этим, а она не находилась и в десятой части того восторга, которого от неё ждали. Но, стоило признать хотя бы самой себе, что персона он не простая. С тем, про кого пишут такие легенды шутки плохи, но начав, остановится сложно остановиться.

- Ну, раз уж это уже легенда, а не свежие новости, то бояться точно нечего. Сколько столетий этот Рагнарёк уже ожидается? – Вопрос риторический, не требующий ответа, но ясно дающий понять её отношение к этой всей теме с легендами. Интересные истории, чтобы пугать детей, но её уже не напугаешь. А теперь, вспоминая их бой, гордость в Кэссиди просыпалась с новой силой. Их не убил тот, кто должен стать предвестником конца света, чем не повод для самолюбования.

- Ну… - Услышав вопрос, обращённый к ней, Кэсси задумывается, понимая, что не сможет дать полный ответ. – Такие как она с другой планеты, но с какой мы не знаем. Но на Земле Агония была всегда, люди привезли её отца.

Кэсси всё ещё даёт краткую информацию, но уже хоть что-то. Она берёт бутылку и пьёт, понимая, что на вопрос полностью ответить не способна и это считается. В третий раз жидкость принимается уже проще, не такая горькая, а в голове появляется приятная лёгкость. Конечно, симбиот чистит её организм, так как при своей комплекции она была бы пьяна уже после первых больших глотков.

- Йорма, расскажи мне про своих родных. Родители, брат, сестра?

Воздействие алкоголя — 4.
Всего — 11

+2

13

На комментарий Йормунганд лишь головой мотнул, рассмеявшись. Очень логичный вывод, но не верный. Это веселит змея, с не меньшим интересом чем спрашивая, наблюдает он за попытками Кэссиди связать его слова в цельную картину. Для неё, кажется, всё, что он рассказывает, не является чем-то очевидным.

- Хорошая попытка, Кэсс-с, - с шипящими нотками тянет юноша, - однако ты ошибаешься. Всё немного сложнее. - Подробностей, впрочем, Йорму не раскрывает, ограничившись возражением. Да и правда это всё было сложно, и сам он как-то не привык задумываться о собственном происхождении. Части крови двух разных народов, недолгое детство в Ванхейме, а по итогу - домом его стал именно Мидгард, и иного он признавать уже не хотел. Океан его вотчина, не Асгард, куда двери ныне открыты, ни любой другой из Девяти миров, чужих, знакомых по большей части лишь своими названиями.

Оказалось, что-то дева, всё-таки, знает, хоть ей и потребовалось время сообразить, о чём толкует змей. Она с плохо скрываемой улыбкой комментирует ответ Йормунганда - почти отмахивается - кажется совсем не впечатлившись.
Как не смешно, но Йорму действительно ждал хотя бы удивления, и щекочущее мысли чувство лёгкого опьянения, обостряющего эмоциональный фон, будоражащее, порождает обиду. Детское чувство досады. Разочарование мальчишки, с гордостью поделившегося чем-то  значимым в надежде быть оценённым по достоинству - тем более что Кэсси, пережив бой с ним, вполне могла это сделать, - а в итоге столкнувшегося почти с равнодушием. С откликом явно недостаточным. Совсем не тем эффектом, на который рассчитывал Йормунганд
- И это всё, что ты можешь сказать?! - Внимательно ловивший каждую реакцию девы змей, даже не сдержался, высказываясь, не скрывая разочарования. Он вообще не привык к подобной реакции, мог понять её от асов, отличающихся врождённой самоуверенностью, но не от Мидгардки.

Может, хотя бы ответ на интересующий вопрос немного компенсирует осадок - так хочется думать Йорму, но и здесь он остаётся почти что ни с чем. Дева и сама знает лишь крохи, которые, впрочем, лучше, чем совсем ничего. Та, что делит с нею тело не с Земли, это объясняет больше, чем может показаться. Она пьёт, после чего змей перехватывает бутыль, сцепив пальцы  на стеклянных боках.

- Вот значит как. Хорошо, для начала, достаточно и этого. - Отзывается, задумываясь и над ответом и над заданным вопросом. В размышлении же делает пару больших глотков.
Местный ром крепок, вскоре и вторая бутылка подойдёт к концу, развязывая язык в словах, и без того не являющихся какой-то страшной тайной - всё что можно было уже сказать о Йорму - сами люди написали в книжках для детей.

- Йормунганд. - Снова переключившись с обиды на игру, Йормунганд поправляет её мягким голосом, называя полное имя. Если хочет - пусть и дальше говорит кратко, просто теперь назваться было уместно.
Говорить о семье змей не хочет. Слишком сложные отношения связывают его с любым из них. Он хмурится, мыслями невольно уходя гораздо глубже, чем того требовала ситуация, отдаваясь горечью на долго оставленного в одиночестве дитя. Он вырос - а чувства остались, тем сложнее становясь, чем чаще навещал его Локи и чем чаще Йорму общался с братом и сестрой.  Пожалуй, он расскажет про последних, искренне гордясь ими.

- Я один! - Змей гордо вскидывает голову, заводя привычную пластику из отрицания. - С тех пор, как Всеотец выбросил меня в океан. Нас с братом и сестрой разлучили ещё детьми, испугавшись силы, сокрытой за нами, хоть и были мы всего лишь детьми. Асы испугались, возможно, не зря. - Йорму скалится, подражая Фенриру, вполне искренне считая асгардцев трусами, перепугавшимися троих детей, и действительно гордясь своими старшими. - Брат мой - огромный волк, силой своей равный богам, а сестра - владычица царства мёртвых. Это ты знаешь и сама, так что... - Йормунганд демонстративно делает ещё один глоток, - а что до тебя? Расскажи, кто твои человеческие родители? Не всегда же ты делила тело с Агонией.
   
    Воздействие алкоголя — 2.
    Всего — 12.

Отредактировано Jormungand (2020-02-10 17:51:15)

+2

14

На лице отражается непонимание, когда Кэссиди говорят, что она ошиблась. Вроде всё очень логично, но не верно, что заставляет её почувствовать смятение и снова обратиться к Агонии, но та отвечает только, что это всё слишком сложно. Симбиот предлагает почитать об этом потом, если змей снова не попытается их убить. Вообще, ей не очень нравилась сложившаяся ситуация, разговор Кэсси и Йормы пока не принёс ей нужной информации, так как ему она всё ещё не доверяла и была отчасти искренне возмущена такой открытости со стороны человека. Как и в целом её спокойствием и даже весельем. Да, та ещё слишком мало пробыла в здравии в этом мире, им по сути ещё серьезно не причиняли вред, поэтому Кэссиди позволяла себе обманываться, что они способны выбраться из любой ситуации. Вот только сама Агония понимала, что к чему и всегда была настороже, хоть пока и нет причин для беспокойства, как и не было тогда в пещере.

Кэсси слышит нотки досады в возгласе Йормы и уже не в силах сдержать смех. А здесь победила она, первая смогла вывести того на такую чистую эмоцию и даже немного разозлить. Ей не хотелось, чтобы тот всерьёз затаил обиду и, потянувшись рукой в кармашек сарафана, достала оттуда чешуйку, которую нашла на пляже. Пока она ждала змея то отмыла её и теперь та красиво переливалась у неё в ладони, если наклонять под лучами света.

- Я же тебя не разглядела, там было темно и мы заняты немного другим. – Хотя с другой стороны ей даже нравилось, что она смогла отдать ему ту же эмоцию, которую испытывала сама ещё парой часов ранее. Обида может уколоть, но ненадолго. – Или ты ждёшь реакции на легенды? Хоть я и не видела тебя полностью, но ты не настолько большой, чтобы обернуть всю планету.
И она снова бросает ему вызов, улыбается довольно, глядя прямо в глаза, прячет чешуйку обратно в карман, дабы вдруг не забрал. Позже она, возможно, даже сделает из неё милый кулон, который повесит на шею. Напоминание самой себе, что верить милым парням может быть опасно и что бить надо в глаза.

- Йормунганд. – Повторяет она за ним, отведя взгляд и размышляя. Имя длинное, хорошо звучит, и куда больше подходит кому-то из легенды, прямо-таки навевает древностью. – Мне нравится, красивое имя.

Кэсси не в силах сдержать скепсис, который тут же отражается на её лице, когда он начинает свою речь с такого драматичного жеста. Но потом, слушая, она понимала, что, говоря «один», он подразумевает не отсутствие родни, а больше образ жизни. Получается, их разлучили из-за того, что кто-то когда-то составил какое-то пророчество, что конец света возможен из-за них троих? Ну, так ей сказала Агония, а самой Кэссиди это казалось чем-то странным.

- Ого… владычица царства мёртвых, звучит очень круто. Наверное, она самая сильная из вас. -  Это даже не вопрос, в её голове сестра змея была богиней и самой Кэсси даже нравилось так думать. Но если все там, откуда они родом, такие суеверные и бояться всего, что написано, то разве они не придерживаются понимания, что от судьбы не уйти? Вот, прямо перед ней сидит Йормунганд, а его брат и сестра, по его же словам живы и здоровы. И всё это время, есть те, кто просто сидит и боится, что ли? Слишком сложно, а сознание уже начинает потихоньку плыть, поэтому она просит запомнить этот момент симбиота, дабы выяснить позже.

Позже!? Какое ещё позже!?

Вопрос самого Йормы вверг её с начала в удивление, только через несколько секунд Кэсси вспомнила, что ничего не говорила и вообще забыла о том, что случилось.

- Я их не помню. 4 июля Танос щёлкнул пальцами и у доброй части людей память либо исчезла немного, либо полностью. У меня полностью. А Агония нашла меня буквально в этот момент. – Кэссиди пожимает плечами, уже второй раз она не в силах ответить на вопрос, так как просто не знает ответа. Берёт бутылку и пьёт, заканчивая её и снова кидая привычный жест бармену, требуя ещё.

- Скажи мне, Йормунганд, когда ты поймёшь, что пришло время этого Рагнарёка?

Воздействие алкоголя — 3.
Всего — 14.

+2

15

Йормунганд фыркает, стараясь принять при этом как можно более снисходительный вид. По довольному виду девы, интонациям голоса, нарочито извлечённой чешуйке  с его собственной переносицы, змей с опозданием соображает - он показал больше, чем хотел этого. На деле, впрочем, уже не огорчается, под воздействием рома легко возвращаясь к игривой весёлости. Да и Кэссиди за недолгое их знакомство уже успела увидеть больше, чем большинству его собеседников удавалось пережить. За редким исключением. Иначе, начни мифы подтверждаться и становиться для людей реальностью - это сильно могло бы помешать его жизни. Но и он узнал не так мало. В мире же, который удивляет разве что довольно медленно развивающимися технологиями, за столько столетий-то, это уже ценно.

Улыбнувшись краешком губ, Йормунгад встречает взгляд блондинки уже совладав с досадой.
- Мифы. Это вы их сочиняете, а я, может, ещё расту. - В словах шутка, поддержать тон, рука сама тянется за бутылью.

Но кое-что, всё же, произвело на деву впечатление. И Йорму даже её понимал, потому не стал обижаться, отдавая должное сестре, кивнул с улыбкой. Хела старшая среди них, ей в куда большей степени подвластна магия,  и хоть Йормунганд не знает, кто из них - троих детей Локи и Ангрбоды - самый сильный, она несомненно могущественна.

А вот сама Кэсси, если подумать, родилась какие-то недели назад. Если она не помнит совсем ничего из прошлого - становится легко понятно и откуда безрассудная храбрость, и доверчивость к чужакам, и почему соседство с кем-то в собственном теле, кажется, вообще её не беспокоит. Люди так ревностно сражаются за каждый клочок земли и монетку, а тут ни больше ни меньше - физическая оболочка.

Прежде чем ответить на вопрос, змей вклинивается в пантомиму девушки и мужчины за стойкой.
- Неси сразу две, человек. - Звонким окриком Йорму дополняет заказ, прикинув, что такими темпами пить им быстро будет нечего. Кроме того, Кэссиди, кажется, почти не пьянеет, хотя выпила не меньше. Возможно, это Агония помогает ей, или какая-то магия воздействует на её организм. Мужчина же, принесший сосуды, смотрит на них уже с явным изумлением. По человеческим меркам, так они оба уже должны лежать в отключке под табуретами, или, как минимум, едва ворочать языками, плохо соображая, на каком свете находятся. Но, ром он отдаёт, возможно из любопытства и упрямства решив посмотреть, во что же разовьётся пока что очень мирное действие.

- Боюсь, мой ответ тебя разочарует. - Йорму демонстративно пьет, с силой чуть большей, чем требуется, звякнув бутылкой о стол. - Я просто узнаю. Вот так. - Задорно сверкнув очами, змей даже жмурится от удовольствия, как напакостившее дитё радуясь, что схитрил даже ничего для этого не делая.
- Агония... У тебя в голове, - Йормунганд касается пальцем своего виска, для наглядности. - а твоё превращение в... кусачую пиявку из-за воздействия магии?

Воздействие алкоголя - 5.
Всего - 17.

Отредактировано Jormungand (2020-02-10 17:51:39)

+2

16

Теперь она чувствует умиление. Вообще, ей нравится, как быстро её эмоции меняются во время этого разговора, нужно почаще выпивать. Неважно, шутка ли это про рост или серьёзно, он сам виноват. И вправду, по его эмоциональности и чувствительности не трудно поверить, что Йорма, для своего мира, ещё подросток. Кэсси подпирает щёки кулаками, ставя локти на стол и начиная ещё пристальнее разглядывать своего собеседника.

- Так ты ещё ребёёёнок. – Растягивает она средний слог, продолжая улыбаться. Он не похож на малыша и все это понимают, но не воспользоваться ситуацией было бы кощунством. Кэссиди смеётся, тем самым показывая, что тоже говорит не серьёзно, но в голове слишком легко и ветрено, дабы отпустить такую возможность. А вот про мифы он прав, кому ни ей знать, насколько люди любят выдумывать на пустом месте великие проблемы. Вот, пишут в этих легендах, что скоро придёт конец света, а на деле там праздник какой-нибудь, а все его боятся. Хотя, учитывая, что именно Йормунганду предстоит этим заняться, то для него это точно будет не трагедия. Разве что он сам умрёт, а это нелогично.

Кэсси согласно кивает, когда её собутыльник требует двойную дозу, они только набирают обороты, а останавливаться и не планировали. Она ещё никогда не пила так много и не знала, как будет вести себя пьяной, но пока ей всё нравилось. Весь мир будто становился проще, понятнее, а факт, что она сидит, по сути с огромной змеёй за одним столом, нисколько не удручал.
Ответ и вправду её разочаровал и Кэссиди поджимает губы, показывая своё неудовлетворение, она даже немного расстроилась. В идеале, он мог бы сказать ей точное время, дату и откуда будет лучше смотреть. А ещё, как конкретно это будет выглядеть, так как она не успела посмотреть много фильмов про конец света, а везде они разные, то варианты были. Но тут же они говорят про реальный, который унесёт с собой жизни вполне возможно, жителей ни одного мира. Всё-таки удобно, когда у тебя нет такого понятия в жизни как «близкие люди» и даже такую перспективу как апокалипсис воспринимаешь вполне спокойно и сухо. Если там будет огонь, для них с Агонией это будет плохо, но вода вся не высохнет, смогут спрятаться, а затем бродить и наблюдать смерть цивилизации. Это было бы даже интересно, сменить декорации, так сказать.

- И в голове, и во всём теле. – Она решает не мучать Йорму и не обижаться, ей сейчас слишком хорошо и новая бутылка рома, которую она снова опрокидывает и делает несколько глотков, только больше этому способствует. Алкоголь на вкус уже мягкий, можно распробовать пряные нотки и получать удовольствие от ощущений, полностью игнорируя спиртовой привкус. – Магия способна рассеиваться, а мы – нет. Таких как она называют симбиоты, а симбиоз – это сожительство двух организмов, которые приносят пользу друг другу. Так и у нас, Агония не может находиться на этой планете без носителя, а мне сила, яд и прочие прелести её расы.

Кэссиди явно довольна ответом, так как это первый вопрос, на который она смогла дать вразумительный ответ. Плюс, для неё было важно, чтобы Йормунганд понимал, что Агония не паразит, а вполне равноправный сожитель.

Она настраивается на следующий вопрос, уже отдаваясь азарту и решая помучать его не такими сложными загадками, во взгляде пляшут огни и Кэсси хитро улыбается, формулируя предложение. Так как с каждым глотком делать это всё труднее.
- Как размножаются змеи? Вот ты змей, как ты своих детей делать будешь?

Воздействие алкоголя — 1.
Всего — 15.

+2

17

- Не более чем ты сама, - в тон ей отзывается Йормунганд, смеясь негромко, кончиками пальцев касаясь лба, на секунду прикрыв глаза. Так-то, может, она не так далека от правды, и хоть он большой, сильный, прожил долгую жизнь - по меркам асов, и по собственным ощущениям, будучи молодым и полным сил. В самом рассвете, так сказать.

Зато недовольство на лице Кэссиди приятно радует, словно бы отыгрался за собственное разочарование, и она сама сформулировала именно такой вопрос. Йорму довольно ухмыляется, даже делает ещё один символический глоток, отсалютовав деве бутылью, поднимая оную в её честь.
Зато сама она ответила и ответила достаточно подробно, подкинув пищи для размышлений, и даже уточнила значение слов, чтоб наверняка быть понятой. Получается, если каким-то образом выманить из мидгардки её сожительницу то, что? Агония погибнет, или ей просто будет неудобно? И, интересно, как ощущается нечто, являющееся твоим полноправным соседом в твоём теле, хотя проверять такие ощущения на себе змей, всё же, не хотел бы. Он кивает довольный, прикидывая, какаую пользу может ещё извлечь из ответа, кажется, получив маленькую победу в ещё одном раунде, ведь всё, что сказано было о нём самом и без того известно.

По выражению лица девы кажется, что она задумала гадость. Потом она озвучивает свой вопрос и Йормунганд на секунду опешил, запнувшись о собственные мысли, чтоб потом рассмеяться. Люди. Вот эту их черту змей успел изучить, обратив внимания, как их волнует размножение. Ответить Йорму может, и даже ответит, ловя взгляд и отвечая эмоцией на эмоцию, чувствуя, как выпитый алкоголь подталкивает к мелким проказам и розыгрышам, позволяя забыть на время, что ты опасное чудовище, и вспомнить кто ты ещё. Только вот объяснить нетипичное строение тела, не владея нужной терминологией? Когда-то, конечно, Йорму интересовало, как устроена его физиология в своей истинной форме, он даже наблюдал за змеями, чтоб получше разобраться в вопросе, часами неподвижно рассматривая рептилий. И нашёл где почитать, хоть и не имел случая проверить на практике, идентично ли его тело с телами гадов, не имея под боком ещё одной змеи, подходящей по размерам.  А с человеческой личиной и вовсе было просто, однако вопрос оказался сложнее, чем он мог подумать.

- ... я думаю, что зачать дитя мне будет проще в человечьем обличье. - Несколько раз открывая рот, чтоб заговорить, а потом снова закрывая его, не подобрав слов, наконец произносит Йормунганд. Отхлёбывает ещё глоток рома, пребывая в задумчивости. Вообще-то, быть родителем он не планировал, искренне считая, что из этой затеи получится мало хорошего, однако задумался, как бы поступил тогда. - У змей всё гораздо сложнее, совсем другое тело. - Заканчивает говорить немного растерянно, испытывая чувство сродни неловкости. Не смущаясь девы с её вопросами - нет. Скорее, что не знает, какие слова правильно подобрать, и вообще, не знает о себе чего-то наверняка. - Но мы  можем это проверить наверняка, как тебе идея? - Йому скалится, подаваясь вперёд, из вредности переводя стрелки на Кэссиди, добавляя голосу пару недобрых ноток. Рука змея накрывает девичью, пальцы смыкаются капканом, разве что, не причиняя боли.
Нет, ничего делать с нею он не собирается, только хочет напугать немного, развлекаясь, разбавить такое мирное течение беседы. 

   

Воздействие алкоголя — 6.
Всего — 23.

Отредактировано Jormungand (2020-02-10 17:52:02)

+2

18

Кэсси закатывает глаза, когда Йорма ответил ей в тему о возрасте. Сомнений в том, что он старше, у неё не было, всё-таки он не с этого мира, а сколько там живут такие как он она хоть и не знает, но прекрасно помнит фразы, которые были кинуты до. Девушек приносили в жертву несколько столетий назад, это она знала, так что ему точно не сто и даже не двести, но факт того, что даже несмотря на это, он всё ещё растёт изрядно веселил.

Реакция Йормунганда ей понравилась, это что-то новое, не злость и раздражение вперемешку с обидой, а смятение и даже смущение. Кэссиди думает, что попала в точку, тем временем как Агония напротив очень недовольна и продолжает хотеть, чтобы она узнала, как его убить в змеином облике. Она, конечно, права, это действительно может понадобиться, если он снова захочет напасть, но в таком состоянии очень трудно променять возможность веселья на что-то серьёзное. Он метался, не знал, что ответить и это было прекрасно, лучшее, что только за сегодня происходило. В эмоциональной гонке она снова победила, Йорме до такого состояния довести её не удавалось.

Она ставит локти на стол, подпирая щёки кулаками и демонстрируя абсолютную заинтересованность, хотя на деле Кэсси точно получит больше от его собственных эмоций, чем от любого ответа. Он начинает говорить, старательно подбирая слова, либо с трудом доставая хоть что-то о себе из собственной памяти. На слова про человеческое обличье она кивает, да, здесь логично, в лучшем случае он один в своём роде и второй такой огромной змеи не существует. И их неконтролируемое потомство не съест всю планету. И про сложное тело рептилий она полностью согласна, в программе о животных говорили о змеях, но ей не интересно то, что не пушистое и мягкое. А Йорма не попадал ни под один из этих пунктов.

Но его предложение уже вызывает уйму эмоций в ней, Кэсси захлёстывает в водоворот, она резко выпрямляется, уже сама открывая и закрывая рот, подбирая слова. Щёки горели, Агония готова была разорвать его прямо здесь и сейчас, не отходя от кассы. Она одёргивает ладонь, симбиот предлагает оторвать ему голову, на что пьяный мозг генерирует только одно:

- Я сама! – Она встаёт, перегибается через стол и влепляет ему пощёчину. Руку опаляет, Йормунганд оказывается твёрдым кожей, и она айкает, ещё больше злясь. Возмущение вперемешку со смущением лишают её способности ясно мыслить, но и алкоголь был немного виноват. Она раздосадовано опускает ладонь. – А как тебе такая идея?

Снова выбрасывает руку вперёд, вот только теперь её охватывает фиолетовая субстанция и хватает Йорму за горло, приподнимая и не щадя кидая в барную стойку. Агония злилась не меньше, она мало что понимала в человеческих чувствах и проблемах, но такой сильный порыв эмоций носителя задел даже её. Полностью симбиот не показывается, её следы пропадают с руки, пока сама Кэсси хватает бутылку с их стола и опрокидывает её в себя. От такого эмоционального контрастного душа даже мысли немного прояснились, в добавок, все в баре начали кричать и отбегать, пока змей валялся в разбитых бутылках и весь в алкоголе.
Кэссиди подходит, складывая руки на груди и продолжая неодобрительно смотреть на Йормунганда, дабы он смог понять глубину своей ошибки. Не исключено, что там, откуда он родом в порядке вещей говорить такое всем, но не с ней.

- Так ты определённо выглядишь лучше, дружок. – Скалится она, даже не смотря на орущего хозяина заведения, которого волновало не то, как низкая девочка откинула так своего собутыльника, а кто это всё оплатит.

Воздействие алкоголя —1.
Всего — 16.

+2

19

На лице змея отчётливо проступает торжество, стоит деве вспыхнуть румянцем и вскочить. Да, она смогла вызвать у него растерянность (право, кого ещё кроме людей может волновать такая ерунда, чтоб у него был готовый ответ), но уже не была так уж довольна. Ладонь выскальзывает из-под расслабившихся одновременно с её эмоцией пальцев - иначе не вырвалась так легко, - дева напряглась и... что? Возмутилась? Испугалась? Смутилась? Что бы там ни было, Йорму лишь бровь насмешливо вздёргивает в безмолвном вопросе - "что сама?" - облизнувшись. Всё же, своенравным обедом в симпатичной упаковке Кэссиди привлекала его куда больше, чем в любом другом качестве, да и то, пока не выяснилось, что человечка она не простая, с секретом.

По конечностям разливалось тепло, разум, подкормленный градусом, желал веселья, рефлексы притупились, из-за чего он пропустил удар, не успевая перехватить ладонь.
На лице не остается следа, но пощечина чувствительна и Йорму возмущенно вскидывается и сам вскакивая с места, делая шаг по направлению к девчонке, хоть еще и не решил, не успел подумать, чем ответить и стоит ли вообще. Просто бить его никто не смеет безнаказанно, идея эта плохая. Но дальше он и не успевает заметить, как летит спиной назад, врезаясь в полки, на которых ровными рядами стояли бутылки, снося их, разбивая, ранясь немного об осколки.

От грохота и ора мужчины ненадолго дезориентирует. Йорму чувствует боль, но  хоть сколько-то серьезных повреждений он не получил, будучи на порядок прочнее людей. Но зато сполна вспоминает на сколько человеческая его форма слабее истинной.
Садясь, Йорму шарит рукой по полу, находя рядом чудом уцелевшую бутылку и пьет из нее, выдернув пробку зубами. Потом поднимается, опираясь о стойку, зло зыркнув на бармена.

- Заткнис-сь, человек. С дороги! - Тот, видимо, что-то прочитал во взгляде отшатнулся и сам, не лезя под руку. Однако обращаться Йормунганд не спешит и дело не только в желании сохранить тайну перед мидгардцами. Он смог отыграться, вывести Кэссиди на эмоцию, и даже спровоцировал на что-то большее. При этом она сама лишь частично трансформировалась, всего лишь сравняв шансы. Игра перешла на новый уровень, и когда ещё выпадет такой шанс.  В Йорму говорит юность, он зло усмехается, глядя на полыхающую злостью деву, отшвыривает бутылку, добавив общему хаосу новую россыпь осколков, а потом перепрыгивает через стойку, чтоб с пинка запустить в противницу стол.

Отредактировано Jormungand (2020-02-10 17:52:26)

+2

20

Она ищет хоть какие-нибудь отголоски раскаяния за своё поведение на чужом лице. Но тот только облизывается, снова злясь и не скрывая недовольства. Кэссиди даже не знает, как реагировать на подобный жест и что он может означать, пока на помощь не приходит симбиот.

Это он съесть тебя хочет, поверь мне, я такое за милю чую.

С Агонией она не спорит и сразу принимает её слова за чистую монету, позволяя ещё большему возмущению затмить пьяный рассудок.

***
Кэсси тяжело дышит, крепко сжав кулаки. Этот гад с начала позволяет себе такое говорить ей, а потом ещё и не извиниться. Хотя нельзя исключать, что он никогда этим и не занимался, что она собиралась исправить прямо сейчас. Смотреть на лежащего в осколках Йорму ей нравилось, он сам виноват. Ещё несколько минут назад она была настроена к нему положительно, смеялась и даже не таила обиду за нападение. Наверное, в её мире попытка убийства воспринималась проще, чем подобные предложения, даже сказанные в шутку, если это было так.

Йормунганд шипит на местного бармена, а это может означать, что он зол и в шаге от того чтобы обратиться и снова стать огромной змеёй. Кэсси готова, если он решит показаться и выдать себя, то и она в долгу не останется. Нельзя сказать  что она очень хочет продолжения битвы с этим чудовищем, но сделанного не вернёшь. А вот слова можно, но он пока не спешит.

Каждая мышца в её теле напряжена, готовая либо отбиваться, либо атаковать, но пока он сам что-то не сделает, она не будет его трогать. Вот только долго ждать не пришлось, змей быстро пришёл в себя и перепрыгнул через стойку, пиная в неё стол. Продолжение, так продолжение, она снова позволяет Агонии захватить часть её тела, тем самым останавливая стол ногой. Кэсси думает, откинуть ли его обратно, но вместо этого поднимает над головой и кидает в сторону, попадая в стену и проламывая её, вызывая новую волну криков и возмущений. Ситуация, если посмотреть со стороны даже интересная, двое чудовищ уже второй раз за день что-то не поделили и сцепились, но уже во втором обличии.

Кэссиди надоело и она, не думая о последствиях, идёт на него, но за шаг до цели подскальзывается и падает прямо на Йорму, заваливая их обоих. Выпитый алкоголь сказывался даже на монстрах. Она даже не собирается бить его чем-то, Агония подсказывает, что Кэсси может перерезать его горло одним из тысячи лежащих осколков, но та решает сделать по-другому. Она берёт его за шиворот и начинает трясти, даже не следя за тем, бьёт ли Йорму головой о пол.

- Откуда ты свалился на мою голову?! - Ей нужно выплеснуть эмоции, но долго это делать не позволяют и Йормунганд уже через несколько секунд переворачивает их и оказывается сверху, сжимая её запястья.

+2

21

Стол, отброшенный Кэсси, обрушивается на камышовое подобие стены с грохотом, задев собою ещё парочку таких же, множа воцарившийся в баре хаос. Теперь тут есть новых вход, которому совсем не рад владелец, ругающийся на разбушевавшуюся парочку, но и не рискуя к ним приближаться, правильно оценив обстановку. На протесты змею плевать, он игнорирует хозяина заведения, идя на встречу к деве. Та, в свою очередь, кидается вперёд и они оба заваливаются на пол, не удержавшись.

- Это я свалился?! Ты вторглась в мою пещеру! - Не менее возмущённо парирует Йормунганд, перехватив чужие руки у себя на вороте. Хмельную голову немного закружило от тряски, так что змей едва сам не помог себя ударить, потеряв опору, стоило убрать руки с пола, на который опирался локтями до этого.  Впрочем, сбросить с себя лёгкую человечку не представляет труда, и вот они поменялись местами. Только вот в этот раз Кэссиди не лежала смирненько на песочке, вымотанная догонялками по дну океана, а рвалась в бой, частично поддерживаемая соседкой в своём теле. И Йорму неосторожно занял не лучше положение над ней, стукнув девушкой об пол и прижав её руки, за что поплатился, тут же получив ногой по причинному месту.
Оказалось неожиданно больно, ненадолго дезориентируя и в очередной раз доказывая - тело человека отвратительно слабое, неприспособленное, имеет столько уязвимых мест. Меж тем, хватка ослабла, Йормунганд скатился с девушки, издав звук, похожий на всхлип, а Кэссиди вскочила и бросилась бежать. Этого допустить он уже не мог, вскакивая на ноги, намереваясь преследовать добычу, не позволить ей сбежать.

- Эй, стоять!!! Кто будет оплачивать ущерб?! - Змея дёрнули за руку, вцепившись в запястье мёртвой хваткой. Человек, чьё заведение они разгромили, за своё добро не побоялся рискнуть костями, удивив Йормунганда на столько, что он даже поостыл, опешив. Платить он не собирался, да и неоткуда ему взять человеческие деньги, он даже не знал, какая валюта тут входу. Сперва, он хотел было просто отшвырнуть человека, но передумал, хитро улыбаясь. В голову забралась озорная мысль, как ещё развлечься, даже если шутка уйдёт в никуда.
- Расходы спроси с Тора Одинсона. Должно быть, ты знаешь такого. Я слышал, сейчас знают все мидгардцы. Пошли ему привет от младшего племянника. - Йорму едва не мурлычет реплики, довольный своей выходкой по самое немогу. Видя же, что мужчина хочет возразить, пожимает плечами, выдернув руку из хватки. - Или не получишь ничего.
После этих слов, Йормунганд бросается вслед за беглянкой, игнорируя крик и не задумываясь, последует ли бармен его совету, и каким образом. Может, позвонит в местную полицию и те смогут подать запрос, а может у людей есть ещё какие-то средства коммуникации, о которых змей попросту не знает.

Йормунганд запомнил запах девчонки и видел, в какую сторону она побежала - это было начало. Теперь лишь нужно было выследить её и изловить. Пусть не думает, что может так просто скрыться от него, какой иномирец не помогал бы ей. Скорее уж именно Агония выдаст её, ведь среди людей она ещё могла бы затеряться. Но она не станет. Йорму наблюдал за людьми столетиями, повидал их столько и научился различать повадки и их закономерности, и эта чем-то немного напоминала его самого. Какая-то из двоих -  точно. 
Поиски привели его обратно на пустой пляж, куда их выбросило из воды в начале новой игры, к насыпи камней, поросших какой-то травой в тени небольшой пальмовой посадки, отделяющий пляж и жилую зону. К счастью - мидгардка тут всего одна, прячется в камнях, и никто не помешает.

- Я тебя нашёл, выходи. Тот человек, между прочим, потребовал оплату. - В камни летит кокос, прихваченный по дороге. Йорму никуда особо не целится, просто не придумал, как ещё использовать трофей. Он успел остыть и больше смеялся, чем реально хотел нападать, ожидая, пока девчонка сама выйдет из укрытия.

Отредактировано Jormungand (2020-02-10 17:52:57)

+2

22

Она бежит не оглядываясь, знает, Йорма ещё не преследует её, а оттого есть шанс начать новую игру, не такую интересную, но Кэсси будет весело. Ожиданий, что он, когда найдёт её, будет продолжать начавшееся в баре не было. По какой-то причине они не зацикливались надолго на какой-то конкретной теме или событии, всё металось очень быстро. Обоим больше интересны эмоции, чем результат, даже если негативные, это вскоре пройдёт. Но ради нескольких секунд, когда кровь закипает, а смотря на оппонента напротив не знаешь, хочешь его стукнуть или улыбнуться – не жалко и сил.

Прыгай в море и уплывём! Там он нас не найдёт!

Агония даёт о себе знать резко, в бегах Кэссиди даже на минуту забыла о том, что не одна. Она останавливается у воды, на самом берегу, смотрит на бескрайние просторы океана и думает. Не делает бездумно шаг вперёд, а даже оглядывается, убеждаясь, что всё ещё никого не видит.

- Не хочу, здесь же не опасно. – Симбиот не доволен, она относилась к Йорме с опаской и была готова в любой момент убить его, но почему-то не торопилась. Она снова срывается на бег, но только к камням, стоявшим на берегу. Большие, поросшие мхом, она легко прячется за ними, поправив сарафан и садясь на песок, ожидая, когда её найдут. Кэсси не помнила тех времён, когда играла в прятки, поэтому сейчас это был только приток новых ощущений. В прятки обычно играют с Агонией, но там игра на смерть и не в пользу того, кого ищут, а здесь это невинная забава. Они оба словно дети, хотя даже к людям их сложно отнести, но это всё ещё никого не волнует.

Она слышит, как на пляж приходит Йормунганд и даже закрывает себе рот ладонями, чтобы не выдать себя смехом. Скорее всего, тот её учует, хотя это и против правил этой игры. Но кто вообще способен диктовать правила огромной змее и симбиоту?
Йорма говорит, что нашёл её и Кэссиди даже немного расстраивается, конечно, он не врёт и таки смог её заметить, с помощью слуха или нюха не важно. Будто в утешение рядом падает кокос, она редко, когда брала фрукты, но такое сокровище с самих островов снова стирает разочарование и она довольно берёт его в ладони.

О, он тебе уже подарки дарит.

Она больше не видит смысла скрываться и встаёт, отряхивая сарафан от песка и выходит из своего укрытия. Вертит кокос в руках, пока не подходит к Йорме, она даже не смотрит, прекрасно понимая, что ждать возмездия за потасовку в баре не стоит, не дарил бы он ей тогда ничего.

- Ты его убил или напугал как-то? – Смеясь комментирует она фразу об оплате. Денег у них обоих не было, потому что первый - существо, живущее в океане, а её вещи остались в затонувшей пещере. Там тоже не было больших средств, практически всё она оставила в Нью-Йорке, как чувствуя, что может всё потерять в один момент.

- Спасибо. – Она приподнимает кокос, показывая, за что благодарит и после этого протягивает его обратно, склоняя голову немного на бок. – Расколешь?

+2

23

Неизвестно, что ответил бы Мировой змей, временно - не иначе, для развлечения - перевоплотившийся в смазливого юнца, и какие тайны асгардского царства он открыл бы новой знакомой, но как раз в этот момент прямо с чистейшего неба на головы парочки не обрушился удар грома, да такой, что если в этот момент кто-нибудь и собирался звонить в полицию, он потерпел бы, буквально, весьма оглушительное фиаско. Местные же шаманы, не те, которые трясут юбками на потеху туристам, а те, кого википедия деликатно называет до-христианами, наверняка пали бы ниц, особливо когда их взорам открылось бы то, что произошло потом.
А потом на землю упал не то мощный луч света, не то открылся портал. Больше всего это было похоже на северное сияние, попавшее в эти края по какой-нибудь шутке природы: воздух и сама земля, казалось, вдруг вспыхнули, потянулись вверх сияющими лучами - а потом так же внезапно опали, образовав на песке идеально ровный круг, испещренный дымящимися узорами.
В центре круга стоял высокий мужчина, изображенье которого уже лет десять как не сходило с футболок, страниц глянцевых и даже научных журналов, фанатских комиксов, и всего прочего, что могло быть украшено полноцветной печатью.
Правда, сейчас при Торе не было ни развевающегося плаща, ни знаменитого Молота, но сложение, локоны, голубые глаза,- все безошибочно свидетельствовало, что в гости к разрезвившемуся чудовищу пожаловал никто иной как сам бог Грома.

Впрочем, сейчас назвать его глаза мирно-голубыми мог только самый отчаянный лжец. Одинсон хмурился, и над его головою мгновенно начало темнеть и покрываться густеющими облаками небо. Что же до взгляда, то он наливался свинцовой тяжестью, которая сполна прозвучала и в голосе.

- Ёрмунганд!

Имя прозвучало и разнеслось над мирным пейзажем, как еще один удар грома. Нет, новый гость вовсе не кричал - но его глубокий бас вибрировал такими обертонами, что задрожало и затрепетало буквально все вокруг, начиная от листьев деревьев, до голубых вод, и, кажется, даже камней.
Словно желая усилить впечатление, асгардец сверкнул очами (тут же вспыхнувшими грозовым сиянием) и проревел, поднимая зажатую в руке секиру:
- Вот мы и встретились, порождение Бездны!

+2

24

Йорму успевает только забрать кокос обратно, когда пространство сотрясает громовым раскатом. Световой луч обрушился с небес, принося на мирный индонезийский пляж ещё одного выходца других миров.

Йормунгад выступает вперёд, может даже показаться, что хочет заслонить собой деву от разбушевавшейся стихии и того, кто принёс её, но, на деле, он лишь предвкушает новое веселье.

- Одинс-сон! - вот он, противник назначенный судьбой, тот, с кем ему предсказано разделить смерть, и с кем жизнь уже столкнула однажды, впервые отобрав у Мирового Змея иллюзию всесилия.
На губы выползла злая усмешка, глаза прищурились, змей почти шипит, произнося имя. Взгляд мазнул по секире - не Мьёльнире - Громовержец при оружии и, судя по виду, не настроен на задушевные беседы с племянником. Йормунганду же следует обратиться, прежде чем вступать в бой, но вот стоит ли сейчас? О, нет. Пока нет. Из этой встречи может можно получить что-то большее, нежели возможность отыграться за всё хорошее.

- Моя сестра и твой царь, - Йормунганд быстро берёт себя в руки, улыбается как можно более невинно, решив пока притворяться паинькой и посмотреть, что можно извлечь из новых обстоятельств, успев перерасти то время, когда без раздумья бросался терзать противника, - заключили перемирие. Потому, я не буду на тебя нападать без необходимости... Дядя. - Кристально честно, можно сказать. Хотя, после светопредствавления устроенного Тором, мидгардцев вряд ли удивило бы появление огромной змеи рядом с их кумиром и асгардским изгнанником, и еще одной смертоносной ваксы, если та пожелала бы зачем-то вступить в возможную схватку.

В голове родилась шальная мысль продолжить спектакль. Тор же не знает, что Кэссиди не просто человек. Может, стоит взять ее в заложники? Или, например, представить своей избранницей и потребовать благословения, если уж Локи сейчас недоступен. Громовержец сейчас, может не настроен шутить или играть, но тем веселее. Осталось придумать, как органично втянуть в представление мидгардку, к удаче Йорму выглядящую максимально безобидно.

- Расколешь кокос для девушки? - Многострадальный орех летит уже в Громовержца, Йорму же продолжает с лёгкой насмешкой, не проявляя агрессии. - Знакомься, Кэссиди, это сам Тор, названный Богом Грома.

Отредактировано Jormungand (2020-01-29 11:51:30)

+2

25

Кэссиди ждёт, когда ей расколют кокос и она сможет поесть, пожалуй, впервые за сегодня. Но, громкий раскат молнии отвлекает внимание, она хмурится, ведь ещё минуту назад небо было без туч, хоть и темнело. Следующим идёт световой луч, направленный в землю и вот это уже сложно списать на изменение погоды. По телу прошлась лёгкая дрожь, симбиот готов был показаться в любой момент и обороняться, если сейчас появится нечто, что захочет на них напасть. Но видят они не опасного монстра, Агония узнаёт в неожиданном госте лицо, часто мелькавшее по телевизору. Кэсси новости не смотрит, а вот она, когда та засыпала на диване, наблюдала за тем, что твориться в мире. Но мотивов такого визита не видели они обе, пока Тор не обратился к Йорме, громко, мощно, точно, что на смертный бой пришёл звать. А когда рука с оружием поднялась вверх, то она перевела взгляд на своего нового знакомого, ожидая, что и он достанет откуда-то оружие.

Но вместо этого Йорма говорит о каком-то перемирии, тем самым давая понять, что никакой великой битвы сейчас не будет, а она бы посмотрела. Кэссиди даже показалось, что она немного не вписывается в такую тёплую семейную встречу, узнай, что у них так принято, она бы тоже не удивилась. Следующим действием несчастный кокос летит к новоприбывшему, если по ореху сейчас ударят оружием, то от него ничего не останется. Змей решает вспомнить о ней и представляет своему дяде, она, в свою очередь поднимает ладонь и машет ею.

- С приземлением! – Интересно получается, что сестра у Йормунганда богиня, дядя бог, а он большая змея, точно, что, рождение детей у них сродни лотерее, никогда не знаешь, кого получишь в итоге. То, что Тор Бог Грома она догадалась, таких спецэффектов мало у кого найти. Но Агония была не довольна, он опасен, если способен вызывать молнию, так как для них, такое погодное явление равно уничтожению от огня. Симбиот не любил находится там, где опасно, но Тор пришёл не за ней, раз так громко обращается именно к её собутыльнику. – Вы сейчас будете драться? Я отойду, если что.

В подтверждение она делает шаг назад, пожимая плечами и переводя взгляд с одного на другого. Хоть Йорма и сказал, что не будет нападать, но Бог Грома ничего такого не говорил, что не внушало доверия. Да Кэсси впервые видит его так близко, она совсем не может понимать, о чём думает тот, у кого в руках такое большое оружие и способность метать молнии.

+2

26

Никаких взмахов секиры, конечно же, не последовало. А последовало, правду сказать, легкое движение пальцев, большим да безымянным. Вот так: кряк,- и уже через мохнатую, как... ну, не при девушках сказать, кожицу протянулась длинная трещина. А потом - правильно, из нее потек сок.
К соку Одинсон, все еще разглядывавший Ёрмунганда и его спутницу, готов не был. А потому чертыхнулся, вполне, кстати, по-земному, благо в бытность хирургом полевых госпиталей наслушался более чем достаточно шедевров народного слова,- и тут же заулыбался, извиняясь.
- Сам будто не мог,- снисходительно фыркнул он, пожимая плечами и переворачивая фрукт так, чтоб природный напиток перестал течь, оставляя на ладонях и на песке влажные пятна. Правда, про способ, который нарисовался асу, тот благоразумно предпочел промолчать: мало ли, может хитрец пока скрыл от подружки, кто он, и каково его эммм... первозданное обличие.
В том, что земные девы не слишком-то склонны верить в богов и чудовищ (даже после всего, что произошло за последний десяток лет), Тор убедился на собственной шкуре. Два удара об капот, может, и не имеют значенья для бога, а вот для ослабшей физической оболочки были вполне чувствительны.

Прекращать игру было, конечно, жалко, но что поделать.
- Ишь ты, сразу драться,- подходя к парочке, и протягивая незнакомке кокос, ухмыльнулся он в бороду.- Мнилось мне, что девам из вашего мира любезнее слушать сладкие песни и любовные клятвы, а не смотреть на добрую схватку. Но, коли ошибаюсь, прости, ибо прибыл я сюда не за этим. А затем, чтобы пригласить тебя, Ёрмунгард, на свадьбу. Найти тебя было непросто, но, хвала Имиру, удалось. Через два дня в Новом Асгарде, если пожелаешь... как родич со стороны жениха.

+2

27

Змей лишь плечами пожимает, наблюдая за манипуляциями с кокосом. Оный, ожидаемо, не стал для Тора проблемой и вскоре был передан Кэссиди, а сам Громовержец переменился в лице. Больше не хмурился и не выказывал угрозы, словно бы и не ради выяснения отношений явился. А может и правда не ради них? Что, по сути, Йорму знал о своём родиче, лишь ненадолго столкнувшись с ним, выхватывая обрывки чужих впечатлений да смутно помня его среди тех, что когда-то поставили точку на беззаботной жизни непохожих на асгардцев детей?..

Зато, кое-что уже узнал о Кэсси, чуть приподнявшейся бровью выразив удивление словам аса. Просто представил себе, как она отрывает враз темнеющей чужой рукой голову тому недотёпе, что восхвалил её недостаточно хорошо. Может быть, и не захотела бы того - по иным впечатлениям мидгардка отличается от обычных людей разве что беспамятством, забравшим с собой скорбь о семье, да безрассудством, принесённом второй - то точно смогла бы.

Снова приподнимает бровь, услышав и вести, что привели сюда защитника Асгарда.
Свадьба.
Йормунганд внимательно смотрит на Громовержца, скрывая удивление в остальном. Не тому, даже, что тот решил сковать себя узами брака (даже он, росший в изоляции от Асгарда, черпая свои знания из человеческих верований, мог придумать тысячу и одну причину, почему это могло быть полезно, а если забыть о практической стороне вопроса, может и продиктовано велением сердца), а тому, что решил позвать на пир отпрыска Локи, изгнанника, не боясь, что тот захочет воспользоваться удобным моментом. В представлении Йорму об асах, чего-то подобного от него (и его брата, как минимум), и должны ждать, и даже если силы Громовержца хватит, чтоб сдержать удар – это всё равно испортило бы торжество. 
- Новый царь Нового Асгарда нашёл себе царицу… Коль так – прими мои поздравления. -  Йорму улыбается лукаво, рассматривая уже не такого грозного асгардца. Упускать такую возможность он точно не станет, особенно сейчас, когда может не скрываться. – Кто же стал твоей избранницей? – Не то, чтоб змею по-настоящему интересно, он вряд ли знает, о ком может пойти речь. – Благодарю за любезное приглашение, мы обязательно придем, - всё с той же улыбкой, сам толком не решив, зачем спектакль, просто развлекаясь, он приобнимет стоящую рядом девушку одной рукой, не особенно интересуясь мнением самой Кэсс. - А ещё, - подавив смешок, добавляет, - там один человек... Утверждает, что ты ему денег должен.

+2

28

Тор разломал кокос одним движением, стоило признать, что так могли сделать все они, но Кэсси и Йорма нагло переложили это на плечи новоприбывшего. Она смотрела, чтобы в кокосе осталось ещё молоко и довольно улыбнулась, когда орех перевернули. Если даже будет бой, то роль зрителя, который ест в стороне её вполне устраивала. В добавок, посмотреть на драку огромной змеи (а она не сомневалась, что змей покажет свою сущность) и самого Бога Грома было интересно. Сама заберётся подальше, чтобы в случае чего не зацепило, и пусть себе убивают друг друга, на радость. За Йорму Кэссиди не беспокоилась, он, если поймёт, что проигрывает, то быстро уплывёт в глубины океана, всю воду Тор высушить не сможет, а если гордость не позволит сбежать, то сам виноват.

Когда Бог Грома подходит ближе и протягивает кокос, она забирает его и благодарно кивает, сразу делая глоток сладкой жидкости. Вопросительно поднимает бровь, когда слышит про песни и клятвы, вот уж чего ей не нужно, хотя такого ещё и не было. Кэсси не могла гарантировать, что её не пробьет на смех, если кто-то осмелится говорить длинные романтические речи, как будто они в мелодраме. В фильме хоть музыка была и обстановка, но если перенести всё в повседневность и реалии, то выглядело бы жалко и смешно. Неуважения она не потерпит, а вот песни можно оставить при себе. Так что она кивает, когда Тор предполагает свою ошибку, и отламывает кусочек фрукта, закидывая его в рот.

Взгляд быстро перебегает на Йорму, когда она слышит приглашение на свадьбу. Занятно, что такое понятие как бракосочетание есть не только в её мире, оставались только вопросы организации. Если они из скандинавской мифологии, то вполне могут забивать большого быка и ставить его на стол. Не факт, что бык вообще предполагается в их мифологии, но что вспомнила. А звать на такое торжество большую змею очень странно, хотя она и не видела список гостей, возможно, он и не будет там самым опасным существом, если явится. А учитывая вредный характер, ещё и подарит что-то не совсем нормальное.

Её притягивают к себе резко, Кэсси так и держит в руках кокос, переставая моргать и смотря перед собой широко отрытыми от удивления глазами. Учитывая их «тёплое» общение до этого момента, он вполне может попытаться свернуть ей шею, Агония успеет залечить, но тогда драка будет между ними двумя, третья за сегодня. Перед тем, как она успевает хоть что-то ответить или возмутиться, тело само делает шаг назад, вырываясь, плечо щекочет, и вот, симбиот показывается, немного отделившись от тела, не принимая весь облик, но оказываясь у самого лица Йормунганда.

- Следи за руками, мальчишка, а то отгрызу. – Она скалит зубы, пока Кэсси чувствует себя крайне неловко, и сама делает ещё шаг назад, отодвигая Агонию от змея.

+2

29

Примерно к этому времени до Тора начало доходить, что, возможно, он вклинился в беседу подрастающего поколения асов (ну или не совсем асов, а точней говоря, совсем не асов) немного невовремя, и что, возможно, если бы не его появление, то рядом уже замаячили бы призраки конфет, роз (или что тут водилось), свечей, выложенных в романтическое сердечко. Каких только глупостей он и сам не делал четырнадцатого февраля в невероятно далекой, всего лишь полгода назад произошедшей зимой! Даже кольцо купил,- да так и не подарил, и по сей день не избавился.
Теперь уже не придется.
Это несвоевременное воспоминание отдалось болью где-то под ребрами, и Тор упустил момент, когда милая девушка вдруг превратилась в чудовище. Да в какое! Как будто призрак далеких времен, симбиот вдруг очутился перед ним, точнее - перед племянником, и все это через мгновение грозило перерасти в битву, вполне способную погубить весь мир.
Ай да ЩИТ, ай да красавцы! Странно, что Таноса обнаружили до того, как он со своим войском появился перед стенами вашего тайного штаба.

Шершавая рукоять секиры привычно легла в ладонь; на ее лезвии вспыхнуло голубое пламя. Щелкнув, как сойка, длинная молния вырвалась из нее, ударив прямо под ноги твари, предупреждая, пока не атакуя ее. Это отродье, по крайней мере на вид, казалось куда как мельче и, пока что, спокойнее своих братьев; и Громовержец готов был даже поверить, что оно не причинит никому вреда.
Когда будет мертво.

- Отойди от него,- тихо, не сводя с давнего знакомца глаз, в которых полыхало небесное пламя, проговорил он.- Ты искал меня и нашел. Я здесь. Но мальчишку не трогай. Не его. Я убил тебя. Нападай. Ну!
Новая молний, куда ярче прежней, взвилась к стремительно почерневшему небу.

+2

30

Реакция той, второй - ваксы - не особо удивляет Йормунганда. Ещё какие-то часы назад они пытались друг друга прикончить, а теперь, вот, она защищает человечку, с которой делит тело. Но вот то, как реагирует Громовержец...

Бог Грома, прославленный в битвах Тор, похоже, уже сталкивался с чем-то подобным и был готов развернуть новое сражение прямо сейчас. Теперь - точно. Такое чувствуешь сразу, однако для змея остаётся загадкой, что заставило асгардца столь резко перемениться, да ещё и попытаться перевести стрелки на себя, отвлекая внимание Агонии. Не существом же, не похожим на людей и асов.

«Агония была на земле всегда», сказала Кэссиди, когда был её черед отвечать на вопросы. Но в Мидгарде лишь последний десяток лет происходили стычки, о которых совсем ничего не знал разве что ленивый... Или это тщеславие даёт о себе знать, побуждая Громовержца к сделанному выводу? В любом случае, Йорму уж точно не нуждался в том, чтоб его кто-то защищал. Уже давно нет. И уж точно не от мидгардки, какая бы тварь не делила с нею тело, тем более что они уже сразились один раз, и кое-что змею удалось выяснить.
Обращение - мальчишка - причём от обоих, резануло слух, от чего в душе всколыхнулось возмущение. А с ним и чувство собственности, так как это он первый нашёл девчонку и ещё не наигрался, плевать хотев на протесты второй, даже понимая, от чего она защищает своего носителя.  А ещё, из одной только вредности не мог не вклиниться, хотя может и разумней, с сугубо практической точки зрения, было бы понаблюдать за развитием событий. Вместо этого он выступает вперёд, переводя хищный взгляд с одной на другого и обратно.

- Девчонка моя, ты её не тронешь! - Он говорит чуть опустившимся голосом, мысленно прикидывая варианты дальнейшего развития событий. Если Тор захочет атаковать - вряд ли он сможет его остановить, да и стоит ли? В этом Йорму ещё не определился, руководствуясь лишь максимализмом да взыгравшим чувством собственности. Хоть знакомство их с Кэссиди и было коротким, сейчас он вполне искренне считал её чем-то вроде своей собственности. – Хотите сказать, вы уже сталкивались ранее?  - Ни к кому конкретно не обращаясь, всё же спрашивает. Кэсс, пока они играли, ни о чём таком не говорила, по крайней мере.

Отредактировано Jormungand (2020-02-14 17:15:51)

+2


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [22.07.2017] Одолей меня, если сможешь