ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Альтернатива » Diablo: Lasciate ogni speranza


Diablo: Lasciate ogni speranza

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

[epi]Lasciate ogni speranza
Kitty Pryde (Гила, монахиня), Ezekiel Sims (Морди, друид), Thor (Доннер, варвар)
https://i.gyazo.com/4f4fddea5a02ebc4de92fef27bce4395.jpg
Три героя спускаются в Подземелья вечной тьмы, чтобы найти сокровище.
Для каждого свое.

NB! спасибо создателям Diablo за наше счастливое детство[/epi]

[icon]http://forumstatic.ru/files/0017/90/c0/33138.gif[/icon]

+4

2

[AVA]http://img0.joyreactor.cc/pics/comment/%D0%98%D0%B3%D1%80%D1%8B-art-Diablo-III-monk-130990.jpeg[/AVA][NIC]Gila[/NIC]
Земли Хондураса, воспетые в старых песнях Хорадримов как плодородные, жирные, сплошь покрытые ковылем да непроходимыми зарослями лютика, ныне выглядели иначе. Бескрайние просторы разнотравья сменились колючим сухостоем, который норовил исцарапать неприкрытые ступни путников. Местами черные, покрытые копотью следы,  напоминали о пожарищах и бушевавших повсюду в долине битвах. Скверна, истекавшая из ран приспешников первородного зла наполнила этот покинутый людьми край. Только кланы хазра, дикие и жестокие, облюбовали эти равнины и склоны. По дороге конным то и дело попадались их наспех собранные алтари из костей, усеянные копьями и измазанные кровью курганы.

Здесь, за частоколом покосившихся оград из дикой ольхи и дуба, на трех странников смотрели пустые глазницы полуразрушенных домов, где, судя по всему, когда-то царила жизнь. Размеренная и тихая, питающаяся сложенным из камня колодцем, в котором сейчас квакали черные жабы.
Все развилки, которые встретились на пути искателям приключений, золота и знаний, представляли собой почерневшие от солнца и времени деревянные обрубы, над которыми покачивались на ветру истрепанные петли. Иногда в этих петлях были иссохшие, поклеванные вороньем, безглазые тела. В такие моменты Гила всегда спешивалась, к огромному неудовольствию своих спутников и читала молитвы тысячи одному Богу, пытаясь таким образом облегчить страдания душ и отвести гнев висельников, которые, как известно всем, были самыми жестокими из усопших.
Помазанница Ивгорода была еще совсем молодой женщиной, которой едва исполнилось тридцать лет. С самого раннего детства Гила была послушницей храма и следуя традициям жила путем лишений и испытаний, но главное испытание ждало ее впереди. Ей был уготован путь света, озаренный дланью тысячи одного Бога, которому она поклялась в верности и смиренности.

Ее кобылка резво поспешала по пыльной витиеватой дороге чуть впереди ее спутников. Изредка, почуяв волков или какую-нибудь нежить, она прижимала уши и пятилась от выступающего из под крон деревьев мрака. Девушка, в отличие от друида и варвара практически не несла с собой поклажи, кроме меха с водой, наплечной сумки со скудным провиантом, да парой книг. Никакого тяжелого оружия, только стальные наручи исчерченные рунами с именами света и святая вера, которая и так была не простой ношей.
К месту трио прибыло практически в сумерки. Густой туман, клочьями ползущий среди перелеска впереди, словно обходил стороной старое каменное строение, напоминающее Калдейские храмы света, которые строили лет так пятьдесят назад. Ветер стал холоднее и будто специально норовил забраться под тканную плащевку странницы, где таилось не знавшее мужчины тело послушницы.

- Морди, Доннер, - женщина спешилась и начала привязывать лошадь к кусту дикой ежевики, - прибыли! Это то самое место, которое описано в манускриптах Декарда Каина. Храм церкви Света, которые строились по наставлению самих ангелов. В его недрах таятся бесчисленные блага, золото и знания.
Монахиня потерла замерзшие руки направилась в сторону храма.

Отредактировано Kitty Pryde (2019-11-07 13:40:32)

+3

3

[icon]https://i.imgur.com/T2fIuta.jpg[/icon]
[NIC]Mordi[/NIC]
Хондурас. Морди знал об этих землях только с рассказов других, более старых и мудрых друидов, а так же некоторых путников, которых непонятным образом заносило в северные земли Скосглена. Мужчина никогда не задавался целью познать полную историю этого места, но имел какие-то предположения. Он слышал о Хорадримах, о времени когда на землях Хондураса находилось бессчетное количество государств, о моменте прихода Закарума, а вместе с ним и правлением короля Леорика. Конечно же за правлением пришло падение, разруха и спустя много столетий эти земли теперь не имели ничего общего со своим прошлым. Теперь большую часть Хондураса заполоняли армии мертвых, восставших из своих могил, а так же бессчетное количество хазра. Модри уже приходилось с ними встречаться и он прекрасно помнил, что общаться с демоническими отродьями было бессмысленно. Путники очень часто находили алтари, собранные из человеческих, или других, костей и Морди делал всё что было в его силах что бы их разрушить. Порой хватало легкого порыва ветра, но иногда приходилось прибегнуть к более серьёзным мерам.
Так что же, чёрт возьми, забыл этот друид на другом континенте? Морди был в странствиях уже около десяти лет. Путешествуя по миру, последователь учений Василия пытался совершенствоваться, находить новые знания и применения своим навыкам, а так же помогать природе в каждом уголке Санктума. За эти годы мужчина прошел, относительно, не так много. Очень много времени занял переход через Сухие Степи. Морди посчитал себя достаточно сильным что бы попытаться развить какую-то жизнь в тех мёртвых землях. Конечно же он потерпел поражение и со временем двинулся дальше. Так он попал в Хондурас, пройдя через пролив между двумя материками. Оказавшись неподалеку от земель ранее принадлежавших Тристраму друид наконец-то встретил двух других людей. Одной из них была монахиня из Ивгорода, девушка немного моложе чем сам Морди. Хоть он не разделял её взглядов на мироздание, они могли найти общий язык. Другим же путником был мужчина невероятной силы и размеров. Его звали Доннер и он наверняка являлся последователем Бул Катоса. С ним у Морди было куда больше общего, чем это могло показаться, ведь даже тот самый Бул Катос когда-то был ближайшим товарищем, а может даже братом, Василию, первому друиду. Но в силу своего характера Морди очень редко общался со спутниками. Он, большую часть времени, придерживался самому себе.

Жеребец Морди ступал неспешно, размеренно, стараясь идти по намеченной тропинке, а сам же друид молча смотрел вперед. Он слегка поднял свой взгляд и отвёл его куда-то в сторону леса когда услышал волчий вой. Стая выходила на охоту, а друид лишь слегка усмехнулся, пожелав им удачи.
Вскоре их странствия подошли к концу. Лошадь Гилы остановилась, женщина спрыгнула и принялась привязывать скакуна к ближайшему кусту. Морди же решил не прибегать к подобным мерам. Аккуратно спустившись с коня, он приложил свою ладонь к его лбу и осторожно погладил, приговаривая при этом какие-то слова. Что же он сказал своему коню? Да просто попросил его никуда не уходить, если ситуация того не потребует.
- Выглядит... скудно, - Морди повернулся к этому самому Храму и пробежался по нему взглядом. Здание было давным-давно заброшено, о стеклах в окнах и речи быть не могло, а дверь была выломана, кажется, еще при правлении короля Леорика. - Мне кажется, от золота внутри ничего не осталось. Но может там действительно найдутся укрытые от всех знания.
Друид хмыкнул, вернувшись к коню и забирая свои пожитки. Это была небольшая брезентовая сумка с провизией и водой, а так огромный посох, больше самого мужчины. Взяв его в руку друид ударил основанием посоха о ближайший камень и его верхушка мгновенно загорелась, освещая окружение.
- Что ж, если ты действительно уверенна в этом, то показывай дорогу. В таких местах я чувствую себя бессильным, - Морди поднял глаза к небу и вытянул свободную руку. Через пару секунд на неё приземлился чёрный ворон и ткнул клювом своего хозяина в щеку. - Оставайся здесь, следи за окружением. Если что-то пойдёт не так, ищи меня внутри. Я знаю, что тебе будет тяжело, друг, но иначе никак. - Ворон в очередной раз ткнул клювом друида в щеку и тут же улетел, а Морди подошел ближе к выбитой двери Храма, заглядывая внутрь.

Отредактировано Ezekiel Sims (2019-11-07 13:40:34)

+2

4

Третий путник - долговязый юнец с гривой белокурых волос - тоже остановился, задрав голову, с завистью наблюдая за тем, как старик беседует с птицей. В отличие от спутников, ему не пришлось покидать седло по причине отсутствия такового: лошади или мула, или косматого медведя под его задницей также не наблюдалось. Впрочем, тому были свои причины, ведь лошадь это расходы на снедь и питье, ее не бросишь, и не потащишь за собой в горы и через болота. Что же до скорости, то смирные и послушные кобылки вроде той, на которой передвигалась монахиня, едва ли могли дать сильную фору двум длинным мускулистым ногам, не знавшим усталости и нуждавшихся лишь в сапогах и штанах - да и в тех не в первую очередь.
Была и еще одна причина, по которой юный варвар пренебрегал четвероногим: в краях, где он появился на свет, ценилась не миролюбие, и даже не выносливость этих животного. Только вождь или его окружение было настолько богато, чтобы позволить себе выезжать верхом - но длинноногие жеребцы, с выгнутой шеей и гривой, метущей землю, не шли ни в какое сравнение с кургузыми лошаденками здешних краев, на спине которых он сам себе напоминал орла, гадящего с вершины утеса в бездонную пропасть.

Впрочем, последний переход заставил даже этого сына сурового севера с заметной поспешностью шлепнуться прямо на землю у чародейского огня. В его голове в то же мгновенье возникла картина ужина и ночлега - а потому к энтузиазму спутника он отнесся с крайним сомнением.
- Слышишь, Сохатый, вот так и пойдешь?- вытянув ноги к огню и разминая ступни, поинтересовался он. За любовь почесать лясы и наградить кого-нибудь вроде не злым, но до крайности обидным прозвищем отрок не раз бывал бит, и носил на физиономии пару отметин. Но в глазах юных дев и жриц платной любви эти знаки придавали ему вид бывалого воина, да и слегка приукрасить причину их появления можно было без всякой опаски.

Он хотел спросить еще что-то, но в этот момент прямо с небес ему на плечо приземлилась здоровая птичья лепешка. Ворон, как видно, задетый тем, сколь непочтительно тот отзывается о его хозяине, отомстил дикарю, как умел. Во всяком случае, юноша решил именно так - и, вновь задрав голову, погрозил кулаком звездной россыпи.
- Поймаю - весь хвост повыдергаю!

- Так что, прямо сейчас и пойдем?- вытирая ладонью плечо, а потом безо всякой брезгливости вытирая уже ладонь о сухую траву, переспросил он.- Не пожрав, не передохнув даже? Ночью? А ну как там.... водится кто-нибудь?- понижая голос до жутковатого шепота и усердно тараща глаза, произнес он, стараясь сдерживать смех.
- Слыхал я, в таких местах вместе с кладами зарывают покойников. Чтобы, значит, охраняли. Пойдешь ты такой, только руку протянул, а он тебя - цап! И тут уж или в штаны наложишь, или к праотцам,- стряхивая с плеч отощавший мешок, сделанный из медвежьей шкуры, и служивший ему - в разобранном виде и в нужный час - и сиденьем, и теплой накидкой, и даже любовным ложем.
Бурдюк с водой и парные топоры, крепившиеся в ножнах у бедер, с глухим шумом были сброшены за землю рядом с поклажей. Вытянувшись вдоль них и потянувшись всем телом, Доннер блеснул насмешливым взглядом в сторону спутницы.
- А ты, сестрица, что скажешь? Не хочешь прилечь?- в этом месте беспечный нрав варвара дал о себе знать и тот прыснул в кулак. Но сразу же посерьезнел, по крайней мере, внешне.
- Знаешь, что, дед, я передумал: иди первым. Ты все равно уже пожил. А мы тебя здесь подождем.
[nick]Donner[/nick][status]the barbarian[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/43170.png[/icon]

+3

5

Стены бывшего храма густо покрывал жухлый, пожелтевший плющ. Крыльцо, сложенное из массивного красного камня, истрескалось, и из множества провалов уже успел пробиться колючий барбарис и сон-трава. Дверь, сорванная с петель, наверняка была использована в качестве топлива для костра или же козлоногие растащили ее на свои курганы. Дерево и металл, ценились в этих землях, как и все, на что можно было выменять пригоршню прогорклого зерна или кусок плесневелого сыра.

Девушка осторожно заглянула в зияющую черноту помещения, прикоснулась горячей ладонью к шероховатому пыльному камню. Не одна сотня рук была причастна к возведению этого храма Света и каждая оставила внутри частичку своего духа. Они как незримые обычному глазу пылинки роились над алтарем, пробивались сквозь заросший непролазным вьюном изразец и, клубами оседала на вымощенном Хондурасской мозаикой полу.

Гила сделала глубокий вдох и прислушалась, не забывая мысленно воздавать хвалу тысячи одному Богу. Тягаться с друидом в этом занятии было бесполезно, но не звук она хотела услышать. В ответ на ее молитвы из недр земли пришел сигнал. Тот, который она и не надеялась услышать.

Когда Доннер улегшись на свою потасканную шкуру начал болтовню, которая уже порядком доставала монахиню по дороге, послушница обернулась. Это был не первый раз, когда молодой варвар отпускал сальные шутки и намеки по ее поводу, но духовница старалась не обращать на них внимания. Но прилечь…

Резкий и быстрый рывок, яркий как солнечный луч и монахиня уже стояла вплотную к варвару. Показалось, что даже серое одеяние Гилы заискрилось отблесками тысячи звезд. Наручи на ее запястьях пылали цветом индиго, таким же, как и ее глаза.

- Не время для шуток, Доннер – девушка была серьезна и ни один мускул не дрогнул на ее лице. – Поднимайся и пошли, оставаться снаружи – значит привлекать нежелательное внимание. 
[AVA]http://img0.joyreactor.cc/pics/comment/%D0%98%D0%B3%D1%80%D1%8B-art-Diablo-III-monk-130990.jpeg[/AVA][NIC]Gila[/NIC]

+3

6

[icon]https://i.imgur.com/T2fIuta.jpg[/icon]
[NIC]Mordi[/NIC]

Друид стоял уже на пороге разрушенного храма, махая своим зажженным посохом внутри, разглядывая голые стены и разваленные остатки скамей. Молодой варвар что-то прощебетал сзади, Морди даже не собирался обращать на это внимание, но комментарий про его возраст слегка зацепил мужчину. Возможно он и правда был стар, по крайней мере по меркам этого юного жеребца, ведь друиду было, наверное, вдвое больше лет чем юнцу, но "старым" или "достаточно пожившим" он себя не считал.

- Хм, - достаточно громко ответил Морди, оборачиваясь к своим спутникам. В тот же момент монахиня бросилась к варвару, сократив расстояние за одно мгновение. Морди даже слегка удивился такому обороту. - Оставь его здесь. Если юнец боится двигаться вперёд, то нам нет от него никакого смысла. Бул Катос будет свидетелем его позора.

Язвительно ухмыльнувшись, друид обернулся обратно в храм, сделал буквально один шаг вперёд и моментально превратился в огромного бурого медведя. Его новая форма заполняла куда больше пространства, чем мгновением ранее. Посох пропал из рук, просто исчезнув, но на самом деле, как все волшебные вещи, слился с хозяином воедино. Огромный бурый медведь, высотой больше восьми метров от ног до головы, стоял на задних лапах внутри храма. Зрелище было далеко от естественного, но Морди не особо волновало что об этом думает Гила или тем более Доннер. Он начал своё движение внутри, медленно ступая с одной лапы на другую.

Откуда-то справа раздался скрежет кости о кость, медведь мгновенно повернулся в сторону на звуки и увидел в нескольких метрах от себя ничто иное как скелет человека, анимированный благодаря какому-то недоброму волшебству. Чудовище стояло наготове, со ржавым кривым мечом в одной руке и деревянным щитом в другой. Прежде чем то успело броситься в бой, огромная лапа медведя свалилась на костяную голову, заставляя хлипкое тело разлететься на сотни маленьких костей. Морди повернулся к своим спутникам и хотел что-то сказать, но новообретённая форма могла только общаться посредством животных звуков, поэтому из его уст донёсся громкий рёв, сотрясавший стены этого строения. Как по мановению волшебной палочки толпы других скелетов стали подыматься в разных частях этого весьма большого храма. Кто-то имел мечи, кто-то булавы или топоры, парочка была оснащена луками и стрелами и бессчетное количество не имело в своих руках совершенно ничего. Морди снова издал громкий гортанный рёв, оповещающий своих союзников что пора бы перестать строить отношения и пора врываться в бой, а затем, оттолкнувшись двумя лапами от холодного каменного пола бросился в бой. Несколько стрел пронзило его толстую кожу, на тёмно-коричневой шерсти появились капли крови, но друид этого почти не почувствовал. Новые силы появившиеся в его форме позволяли мужчине игнорировать определенное количество боли и страданий. Медведь ворвался в самую гущу мёртвяков и принялся махать огромными лапами налево и направо. Каждый его удар сносил одного, а то и несколько, скелетов, пуская волны первозданной энергии вперед, отталкивая всех следующих.

Видимо это было первое препятствие, первая волна защиты от того что ожидало их дальше.

Отредактировано Ezekiel Sims (2019-11-12 13:37:30)

+2

7

Если бы белокурый спутник был постарше, или может быть чуточку поумней, если бы его взгляд, различавший в лесных ветвях пеструю белку или текучую куницу так же ясно, как видится солнце в белый день,- он разумеется разгадал бы нехитрый трюк оборотня, попросту взявшего его "на слабо". Но старый трюк, с незапамятных времен заставлявший отчаянных юных вояк взбираться на скалы, нырять на дно горных озер, купаться зимой, повисать на веревке над пропастью: одним словом, делать все, чтоб обеспечить шансы оставить потомство не только красивым, но и умным,- этот трюк с Доннером в который раз прошел на ура. Во всяком случае, от его нечестивых поползновений к девице не осталось и следа; вскочив на ноги и едва не уронив на пресловутое ложе разгневанную Гилу, он сделал было движение на подмогу к товарищу. Но то ли поняв по звукам, что тот справится сам, то ли напоследок решив попонтоваться перед неуступчивой спутницей, он замедлился и, лениво потянувшись, кивнул на храм.
- Ну что, красавица, поможем дедушке? Не ровен час, зацепится бусиками - и поминай как звали. Рассыпется наш дед до последней песчинки, не соберем.

Голубые глаза его беспечно смеялись. Но тот, кому доводилось сражаться с его земляками в войнах против Харрогата, наверняка распознал бы за этой бравадой, словно под тонким льдом, темное и глубокое озеро. Не дожидаясь ответа и ничуть не заботясь об оставленных без присмотра пожитках, он в несколько прыжков очутился у входа в храм.
Вид восстающих из небытия врагов и запах крови заставили его щеки, и без того покрасневшие от унизительных слов друида, вспыхнуть еще ярче.
В мгновенье ока он оценил обстановку. И удивился. Друид, обладавший, по слухам, способностью призывать духов леса и воздвигать на своем пути бушующие котлованы огня, предпочел сделать ставку на силу, и теперь крушил поднимавшихся скелетов медвежьими лапами, когти которых, впрочем, могли по опасности потягаться с кинжалами.

Появление нового противника не осталось незамеченным. Несколько трупов с наводящим оторопь звуком (был ли то скрип костей или шипение, непонятно как вырывающееся из пустой грудины) развернулись к нему, и тут же пошли в наступление, к счастью, не слишком стремительно. Думать было некогда: подскочив с ближайшей куче мусора, Доннер выхватил из нее первое, что попалось под руку - тяжелую доску, некогда бывшую то ли столовой плитой, то ли надгробием.
От удара кости и черепа раскатились и брызнули во все стороны - а на прочном дереве появилась лишь небольшая вмятина. Довольно хмыкнув, юноша снова взвесил в руке добычу... и спустя мгновение уже бросился в бой, используя свой трофей одновременно как оружие обороны и нападения.
Впрочем, тех, кто хоть раз видел, как бьются щитами северяне с отрогов снежных гор, это не удивило бы.

Когда в наглаженную руками, а может быть и задами поверхность впилось несколько стрел (а одна из них, как ревнивая любовница, хлестнула его по щеке, сбрив прядь золотистых волос у виска), юный варвар понял, что нужно сменить тактику. Укрывшись за своим новым орудием и крепче перехватив его так, чтобы не остаться его без фаланг пальцев, он, как таран, с диким ревом врезался в толпу, норовя проложить себе путь в угол, где затаились скелеты-лучники в своих рогатых шапках.

[nick]Donner[/nick][status]the barbarian[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/43170.png[/icon]

+3

8

За спиной Гилы друид уже вошел в полуразрушенную церковь и, спустя мгновенье, девушка услышала как затрещала и начала рваться кожа. К запаху затхлости и спарыша прибавился запах мокрой шерсти и бесшумная поступь довольно крупного для мужчины Морди, сменилась тяжелыми шагами зверя.
Монахиня, уже привыкшая к подобным фокусам друида, наверно не придала бы значения этому, если бы из здания не раздался громоподобный рык, за которым последовал стук множества костей по каменному полу. Из большого окна в сторону оставшихся на улице путников градом полетели стрелы, но Доннеру, казалось не особо было это интересно. Он сначала довольно резво подскочил на своих мускулистых ногах, но потом, словно какая-то особо запоздалая мысль пришла ему в голову, варвар замедлился.

Гила, поспешила вслед за юнцом, который оценив обстановку бросился в бой, но в отличие от него задержалась у входа. Скрестив руки на груди так, чтобы наручи коснулись друг друга, монахиня быстро произнесла молитву тысяче одному Богу. Легкая, как невесомый солнечный луч, девушка ворвалась в гущу сражения, ловко огибая противников и стараясь не попасть под огромные лапы медведя, в которого обернулся Морди.
Лишь по яркому голубовато-изумрудному свету можно было проследить ее движение. Резвая, как молния она двигалась по заброшенному залу от алтаря до осыпавшихся колонн. От ее ударов в стороны разлетались снопы алых искр, издавая музыку боя, которую она научилась слышать еще в Ивгороде. Мирей, ее наставник, был доволен уровнем, который достигла непорочная дева в искусстве боя и доверил ей несколько тайн, передававшихся в их ордене испокон веков, со времен первых нефалемов.
Когда несколько особо удачливых скелетов подобрались достаточно близко Гила резко отвела руки в сторону и на забрызганном кровью полу словно кинжалом выцарапалась руна их ордена. Она засияла синим цветом и отбросила в стороны приближавшихся врагов.
- Нужно двигаться внутрь, - прокричала монахиня своим спутникам, которые яростно сражались. – За алтарем в кладке есть провал, думаю нам нужно спуститься и попытаться закрыть вход.
[AVA]http://img0.joyreactor.cc/pics/comment/%D0%98%D0%B3%D1%80%D1%8B-art-Diablo-III-monk-130990.jpeg[/AVA][NIC]Gila[/NIC]

Отредактировано Kitty Pryde (2020-03-05 08:00:53)

+2

9

Короткий кивок был ответом на ее приказ. Тратить слова - любимое дело магов, их слабость. Прежде чем вступить в бой, они творят молитвы, свои сложные ритуалы, призывают богов, чертят вокруг себя сложные непонятные знаки. За это время любой ловкач искромсает шептунов в мелкую лапшу - а отвлекаться они не могут, боги рассердятся или закорючку не там поставишь. Стало быть, все одно нужен тот, кто оберегает их задницу, пока творится искусство магии и пока какой-нибудь золотоликий бог третьей осины в последнем ряду решит, что молящийся достаточно побился лбом об пол.
Сам Доннер верил лишь в Крома - великого бога ветров.

Вот уж кому не нужны были никакие пляски, никакие пышные храмы и жертвы! Беспечный, привольны, он носился по миру вместе со своими сыновьями, ныряя в ковыль и дудя, словно дитя в сопелку, в глазницы черепов, белеющих на равнинах. Он задирал юбки девам и пробирался в их спальни вместе с сорванными лепестками цветов; в его объятиях стонали и неприступные жрицы, и распутные девки. Он гладил гривы коней, и без седла вскакивал на потные спины; от его силы трещали и лопались паруса, заставляя ладьи и целые караваны кружиться в танце. Он сбрасывал с гор чистый снег на едва проклюнувшиеся посевы - и селяне бранили его; он приносил грозовые тучи на обезвоженные поля, и целые народы падали перед ним ниц, как перед избавителем. Для него не было преград, не нашлось ни замков, ни решеток; но когда он лежал, обессиленный или в тоске, наблюдая, как солнце сжигает поля или корабли медленно вмерзают в торосы - не было такой силы, чтобы заставила его пошевелить хоть пальцем, сдвинуть его хотя бы на шаг.
Только такого, неудержимого и беспечного, жадного до жизни,- юноша готов был признать свои богом. Не повелителем, но защитником. Верным товарищем.
Вовсе не тем, для кого нужно чертить в воздухе разноцветные сигилы.

... Врочем, замысловатые заклинания работают вполне пристойно. Поэтому юный варвар снисходительно кивнул и ухмыльнулся в едва пробившиеся усы, когда его спутница оставила на полу сверкающую метку, взорвавшуюся ослепительным сиянием - столь ярким, что ему пришлось даже прикрыть длинные ресницы. Когда свет угас, то на полу, кроме груд развалившихся остовов, остался выгоревший знак.
- Неплохо,- протянул он, кусая губу, всеми силами пытаясь скрыть тайную зависть, возникающую в сердце любого дикаря при виде ярких бус и переливающихся огоньков, сотворенных человеческими руками. Но досада в сердце была слишком велика: хмыкнув, он выхватил из потайных ножен на поясе острый, как бритва, клинок, напоминающий рыбью голову. Ах, как легко он распарывал двусторонним зазубренным лезвием глотки богатеев в публичных домах, и ах! какое сладкое чувство удивления отображалось в их глазах, получивших вместо ласк пригожего юнца нечто столь же острое, но куда более смертоносное! Но сейчас острие впилось всего-навсего в утрамбованную грязь на полу храма. Несколько искр взлетели, когда металл царапнул по камню - но, когда варвар разогнулся, рядом с черной меткой виднелась руна, напоминавшая треугольный топор.
- Мое имя! Доннер!- тщеславно ударив себя кулаком в грудь воскликнул юноша. На самом деле он имел более чем веский повод гордиться тем, что знал хотя бы и эту руну: в большинстве своем соплеменники на далеком Севере были неграмотны, и считали, что чертить эти знаки под силу только жрецам и шаманам. Взгляд блеснул на спутников, и почти следом на его щеках вспыхнул жаркий румянец. С некоторой поспешностью обтерев и убрав свой клинок, блондин оглянулся на темный провал входа.

- Здоровяк может начинать спуск... если, конечно, не боится рухнуть вниз,- фыркнул он, с ленцой делая пару шагов туда, где оставил нехитрые пожитки.- Но, если обождете, я покажу вам, как мы это делали в Харрогате...
Последние слова донеслись уже снаружи.
[nick]Donner[/nick][status]the barbarian[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/43170.png[/icon]

+2

10

Битва меж живыми и мертвыми вскипела под сводчатым потолком. Краем глаза друид видел своих спутников, ринувшихся в сражение, обращая на себя внимание скелетов, что хранили вход в храм.
Молитва вплелась в отзвуки щелкающих челюстей, барабанным стуком рассыпались кости, под лапами медведя и ударами варвара, нашедшего себе подходящее оружие прямо здесь.  Морди рычит, огрызаясь на тех, кто осмеливается приблизиться к нему и сам стремится в гущу мертвяков, подстёгиваемый обострившимися чувствами, переплетающими повадки зверя и человека, заботясь разве, чтоб нечаянно не задеть своих же в пылу. Одобрительным гарчанием отмечает вспыхнувшие магией руны.

Вскоре, совместными усилиями некому уже было греметь костями. Всё стихло, и лишь голос Доннера, так и не оставившего попыток в остроумие тревожит стены. На комментарий медведь лишь фыркнул снисходительно сдержав порыв наступить лапой на груду костей, валяющихся у его ног, так, чтоб одна из низ полетела отрикошетила от другой и полетела вослед варвару.  Вместо этого же приближается к провалу, который волнует его сейчас гораздо больше, втягивает носом запахи затхлости и тлена: здесь уже давно не ступала нога живого и свежесть, приносимая с улицы, явственно разнилась с воздухом внизу.
Впрочем, к этому он был готов и не ждал, что с нижних ярусов повеет ароматами полевых цветов, но ожидал другое - возможность предположить, какого рода опасность притаилась впереди.

Мысль закрыть проход показалась друиду удачной, потому он пойдет последним. Рядом не лежит никакой плиты, но можно ведь сдвинуть каменный алтарь. Человечьих сил для того мало, зато хватит звериных...

... Уже в людском обличье, светом, исходящим от посоха, покоящегося в руке как литой, разгоняя темноту, Морди шёл рядом со своими спутниками, молчаливый и сосредоточенный. Таким как он нет здесь места, потому на душе тревожно, однако на лице друида беспристрастная маска - показывать обеспокоенность спутникам он не собирается. Однако, как не был бы не уютен склеп (а как еще назвать место, заброшенное столь давно, где нет ни дуновения ветра, ни даже жалкого сквозняка, и куда не пробиться солнечным лучам?), некогда бывший пристанищем жрецов, как бы не слабело чувство связи с жизнью, оставшейся на поверхности - конечная цель могла того стоить. По крайней мере, так казалось друиду, иначе он не полез бы сюда, не будучи склонным ни к безрассудству, ни к приключениям ради приключений, смысл у которых один - напоить собственное тщеславие. Не нужны были и слова - здесь и сейчас путь им указывала Гила, куда лучше понимая принцип планировки храма и умея сориентироваться в его залах, разыскав что-то существенное, а Морди не был любителем пустых разговоров, предпочитая слушать стены и то, что может быть за ними.
[NIC]Mordi[/NIC]
[AVA]https://funkyimg.com/i/32MPu.jpg[/AVA]

+2

11

[AVA]http://img0.joyreactor.cc/pics/comment/%D0%98%D0%B3%D1%80%D1%8B-art-Diablo-III-monk-130990.jpeg[/AVA][NIC]Gila[/NIC]
Их шаги гулко отражались от каменных сводов подземелья и разносились по сторонам, постепенно затихая в дали. Гила, в своих кожаных сандалиях двигалась практически бесшумно, лишь изредка беспокоя маленькие крупицы пыли, витавшие здесь в воздухе. Доннер, идущий вслед за монахиней, казалось не замечал, полученных в недавнем бою синяков и ссадин.  Замыкал троицу друид, освещавший путь своим посохом.

Послушница осторожно двигалась вперед, напряженно вглядываясь в темноту. Ни одного знака, ни одного символа или указателя, который мог бы подсказать путь в этом каменном лабиринте. Лишь поломанные стрелы и клинки, сплошь покрывавшие пыльные коридоры, говорили о том, что это место когда-то было живым. Сквозь грубо обтесанный камень пробивались белесые ростки прострела и дурмана. Причудливые, изуродованные отсутствием влаги и солнца, они никогда не дадут цветов. Девушка осторожно сорвала немного стеблей и растерла в ладонях так, чтобы не заметили остальные, а потом получившуюся кашицу убрала в снедельную сумку. Гила знала, что такая трава растет лишь в местах, допьяна напоенных кровью. Скот никогда не пасся на таких полях и за версту обходил их стороной, но свойства ее были весьма полезны для знающих людей. Например таких как их спутник друид. Отварами из дурмана облегчали страдания отходящих в руки тысячи одного бога воинов. Умиротворяли женщин в момент разрешения от плода и поили отваром из его грубых, желтоватых цветков, чтобы вернуть сон.

Узкий проход постепенно расширялся. Потолок все выше и выше отходил вверх и вскоре Гила уже не могла различить серый камень, из которого он был выложен.
- Кажется, мы совсем рядом, я чувствую это, - монахиня чуть ускорила шаг и вступила на внезапно вырванный из темноты каменный мост.
- Будем осторожны и Тысяча один бог смилостивится над нами, - воспитанница Ивгорода направилась вперед, стараясь не побеспокоить известковые каменные наросты, образовавшиеся на подступах к цели, от воды стекавшей с потолка.
Внезапно за ее спиной раздался звук, напоминающий стук по кожаному барабану, какие делали шаманы хазра и варвары. Это было похоже на бубен и на топот одновременно. Глаза Гилы расширились от предчувствия чего-то ужасного.
- Быстрее! - вскричала она сложив наручи, мысленно обращаясь к молитве. - На ту сторону!
Девушка руками чертит перед собой защитный символ света, сотворенный из затхлого воздуха и песчинок, поднятых неосторожным шагом, который янтарным сиянием ложится на подступы к мосту. Первая нежить, особо изголодавшая по теплой крови, наступив на него вспыхивает огнем и пронзительно крича падают в глубину подземелья.
Монахиня лишь не на долго сдержит ту толпу, которая появилась словно из ниоткуда. Скорее всего здесь не справятся и они втроем, вкупе со всей той магией, которой обладали друид и непорочная дева.
Оставалось лишь бежать вперед по мосту, надеясь, что на той стороне их будет ждать укрытие.

Отредактировано Kitty Pryde (2020-04-03 09:05:22)

+2

12

Пока монахиня нюхала цветочки, Доннер был занят куда более интересным делом. Нет, не подумайте, что молодой варвар не мог отличить дубовой ветки от побега крапивы: его сородичи, умудрявшиеся выживать на суровых плато Харрогата, могли потягаться с лучшими знахарями востока. Вот только секретами своими предпочитали не делиться. Это на плодородных равнинах легко сказать: возьми то и то, покроши, истолки, смешай с пылью мумий и вскипяти вместе с соком асфроделей, а если не получится - повтори до достижения результата. В горах севера, чтобы добыть даже мох, нужно отмахать пешком и пройти над пропастями несколько лиг; а уж если захочешь добыть что-нибудь похитрей козьего помета...
Но сейчас и здесь они были не для того, чтоб толкнуть говорливым торговцам оружие, собранное в старых могилах. Этим не брезговал даже ленивый, так что оставалось только гадать, как почившие доперли на себе такую кучу железного лома. Впрочем, иногда перепадало и кой-что получше.

В поход, с таким блеском начавшийся и уже суливший веселье вполне в духе Великих Предков, юный варвар отправился за мечтой, греющей сердце любого искателя приключений: быстро разбогатеть. Байки о смельчаках, возвращавшихся на носилках, влекомых дюжиной рабов, с дюжиной мулов, груженых совершенными изумрудами, что спасали от яда, или рубинами, ожерелья которых давали здоровье, достигали и самых отдаленных деревень. Вечерами у очагов свидетели наперебой пересказывали, сколько локтей тончайшего шелка и чернокожих рабов привезли счастливчики. И вот теперь...

... теперь едва он успел приглядеть среди каменных плит симпатичную трещинку, в которой вполне мог скрываться тайник - нате, пожалуйста, этой красотке вздумалось побегать наперегонки со смертью и порадовать их очередными сверкалками.
Счастье еще, что девчонка бегала шустро, как белочка: окажись впереди него косолапый приятель, пришлось бы куда как туго.
- Пошевеливай заднецей, дедуля,- фыркнул он, стараясь не отставать от Гилы и выискивая взглядом все, что могло бы помочь отразить нападение. Сбросить бы что-нибудь на этот мост позади, чтоб отрезать путь. А как дальше? да как-нибудь выберемся: в этих храмах наверняка полным-полно тайных выходов.

[nick]Donner[/nick][status]the barbarian[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/43170.png[/icon]

+2

13

Путь их лежит через каменный подземный лабиринт и нет здесь ничего, кроме следов былого сражения за стены храма, от которого остались лишь сломанные отголоски да изуродованной жизни, притаившейся меж камней.
Они заходят всё глубже и глубже, дальше от солнца и никто пока не мешает перемещению небольшого отряда, словно бы давая перевести дух после недавней стычки на входе храма. А может быть и Тысяча один бог милостив к ним. Или это лишь затишье перед бурей. По крайней мере Морди готовился к худшему и был согласен с чародейкой - им стоит проявлять разумную осторожность и не искать неприятностей там, где оные и сами разыщут любого приключенца, дерзнувшего бросить вызов захороненным во мраке тайнам.

О том, что они такие были не единственные свидетельствовали попадающиеся останки, равно как и об участи постигшей их. Поучительной, стоит отметить. Даже сейчас, при желании, можно определить от чего были убиты некоторые из них, сделав вывод.
Да, быть может друид и боялся, испытывая столь естественное для живых существ чувство, с которого начинаются выживание и разум, и за страх этот друиду отнюдь не стыдно, да и не сравнить его с малодушием, за которым стоит трусость, но и показывать свои тревоги спутникам Морди не считает нужным. Да на него и не оглядываются особо, занятые своими делами и не беспокоя мыслей.  На секунду взгляд друида задерживается на светловолосом затылке - варвар, хоть и является отменным бойцом, именно его пыл и неуёмное желание может стать источником неприятности.

Однако, приходят они, всё же, с иной стороны.
Бой барабана несет с собой новую опасность, спутникам приходится перейти на бег, чтоб не попасть под лавину из нежити, ища укрытия на второй стороне моста.
Всего на краткие мгновения, что нужны призвать на подмогу стихию, Морди останавливается, мысленно обращаясь к самой Земле, собирая воедино, формируя и будя прямо на мосту, за их спинами, преграждающий путь напирающей нечести вулкан, изрыгающий магму и выбрасывая огненные шары, выигрывая немного времени. Это было куда лучшим ответом на колкое замечание варвара, но видят боги, однажды он дошутится.

[NIC]Mordi[/NIC]
[AVA]https://funkyimg.com/i/32MPu.jpg[/AVA]

+2

14

[AVA]http://img0.joyreactor.cc/pics/comment/%D0%98%D0%B3%D1%80%D1%8B-art-Diablo-III-monk-130990.jpeg[/AVA][NIC]Gila[/NIC]
- Молодец, друид, - произносит монахиня, когда они оказываются на противоположной стороне моста. - Но нам рано праздновать победу, это лишь замедлит приближение тьмы, но не остановит. Никакие силы в этом проклятом месте не спасут нас. Нужно двигаться вперед, не останавливаясь.
Деушка равнула вперед по темному, затянутому паутиной коридору, который круто уходил вних. ее сандалии скользили по каменистому склону, норовя повалить на землю, но ловкость и сила, полученная в тренировках держали ее.
Одно ответвление, затем другое. Узкие проходы менялись широкими галереями с высоким потолком, но неизменно вели вниз. Дорога, ведущая прямиком в ад, пронеслось у нее в голове, но оглянувшись Гила видаела приближающихся монстров и понимала, что ад следует за ними по пятам. Перепрыгнув очередную трещину в скале монахиня внезапно остановилась. Какое-то странное предчувствие заставило ее раскинуть руки, чтобы остановить своих спутников на месте.
Они находились в полукруглой пещере, в которой не было выхода. Голубоватая дымка плавала в воздухе, гонимая теплыми потоками из недр земли. Это было ппохоже на туман, который не клубился под ногами, а дымом костра перемещался по пещере.
- Стойте! - Гила надеялась, что этого будет достаточно, чтобы даже варвару не пришло в голову двигаться. - Это то самое место, которое мы искали. Морди, ты не мог бы осветить это место, я боюсь, ччто живой огонь быдет лучше, чем мерцание лика тысячи одного Бога.
Монахиня сделала несколько осторожных шагов вперед. Под ногами, прям в скалистой породе были начертаны знаки. Символы на языке Хорадримов. Гила узнала их. Точно такие же были изображены в книгах, написанных древними монахами. Первыми из тех, кто вступил в войну с приспешниками зла во времена ангелов.
Девушка опустилась на колени и провела рукой по пыльной поверхности, в попытке очистить начертанное.
Символ представлял собой круг, с вписанными по периметру знаками на давно забытом людьми наречии. Это был не общий язык, которым пользовались жители Хондураса. Странное покалывающее чувство наполнило тело девушки, а взор словно стал туманным. Где-то за спиной слышались приближающиеся голоса своры кровожадных преследователей, Гила отличала среди них и голоса взволнованных спутников, но не могла пошевелиться. Тело ее обмякло и грудь, жадно втягивающая воздух остановилась. Гила потеряла нить сознания, опустив голову на камни.

Отредактировано Kitty Pryde (2020-04-03 09:45:04)

+2

15

- Эй-эй!- юный варвар двумя прыжками очутился рядом с девушкой и, подхватив, запрокинул ее личико, вглядываясь с неожиданным для такого беспечного существа беспокойством. Но детство среди снегов Севера навсегда наложило свой отпечаток на его внешне суровых сынов: тот, кто покидает товарища в трудную минуту, рискует сам быть покинутым. Те, кто сутки напролет бродят среди лесов или плывут в ладье через неизвестные моря, привыкли сообща встречать все опасности, будь то медведь-шатун, морское чудовище или же соблазнительные песни обнаженных дев, резвящихся на волнах.
- Что с ней?- тревожные голубые глаза обратились на друида, пока руки со знанием дела ощупывали ребра и конечности молодой женщины. Но на одежде не прощупывалось пятен крови, и кости были целы... но мускулы под тонкой кожей странно подрагивали, то расслабляясь, то натягиваясь, словно канаты.
- Она не ранена,- сухо констатировал юноша, признавая, что силы, которые могли привести к случившемуся, вне его разумения.- И не отравлена, по крайней мере оружием. Может быть, она что-то вдохнула... или укололась? Может быть, это чары? Или... о, Кром! Что с ней такое?- выпуская руку монахини и отшатываясь, прошептал он охрипшим голосом.

Ему было чего испугаться. Рука девушки, крепкая и сухая, привыкшая к шелесту пергамента или упражнению с посохом, вдруг отяжелела и стала грубеть. Кожа покрылась буграми и темными пятнами, вроде тех, что украшают спины болотных жаб и выделяют гнойный яд. Одежда, мешковатая для ее тонкой фигурки, вдруг натянулась и грозила треснуть по швам. Но ужаснее всего было ее лицо, переменившееся настолько, что в нем едва угадывались прежние черты; кожа на нем, тоже взбугрившаяся, цветом все больше напоминала сырое мясо.
Юный варвар был храбр во всем, что ходило и ползало по земле; еще почти ребенком он без страха встречал волков, что в голодные годы повадились совершать набеги на их крошечную деревню. Ради сокровищ он и поднимался в башни магов, и вскарабкивался к небесам, чтобы разграбить захоронения на отвесной скале. Но то были чудовища, умершие давным давно - сейчас же прямо на глазах юная дева превращалась в тварь, от одного вида которой волосы у него встали дыбом - и не только на голове.
- Сделай что-нибудь!- рявкнул он, откатываясь к ногам своего спутника и озираясь в поисках оружия.
[nick]Donner[/nick][status]the barbarian[/status][icon]http://forumstatic.ru/files/0019/7e/3e/43170.png[/icon]

+2

16

Пещера не так проста, это поймёт даже далёкий от магии человек. Если же он не сведущ и благоразумен - повернёт обратно, да и вовсе не станет спускаться в древнее, забытое богами и проклятое людьми место. Они пришли, так сказала волшебница, и сомневаться в её словах ни у кого не было оснований. Промчались к нужному месту и буквально налетели на него, миновав врага, отсрочив на время очередную стычку, лишь скрывшись из виду, выиграв себе немного времени.
Голос Гилы отбивается от стен, усиливая эффект. Дымка притаилась во мраке
Друид выполняет просьбу, призвав на подмогу стихию и освещая пространство вокруг них, вырывая из темноты запылённые письмена. Осматривается неспешно, пока новая беда не обрушивает на небольшой отряд.
Что это? Ловушка для торопливых, обманувшихся едва приоткрывшейся тайне, или жертва старым богам, без которой невозможен дальнейший путь?

С волшебницей что-то происходило и Морди был готов поспорить - ничего хорошего ждать им не придётся.
- Магия берёт плату. Мы находимся там, где не должно, - отзывается он не громко, всматриваясь в лицо бессознательной магички, словно бы в этом могли быть ответы. Требуются всего минуты, чтоб коснувшаяся Гилы напасть окончательно проникла в неё, просочилась в каждую клетку и запустила трансформацию, показывая ответ на высказанный Доннером вопрос.
Кратко выругавшись, Морди хочет окликнуть спутника, но тот и сам отдаляется от твари, которая уже не была и вряд ли когда-то снова станет человеком.
Однако, кое что сделать он мог, хотя вряд ли именно на это рассчитывал варвар.

Первый удар наносится посохом, чтоб дезориентировать отбросить тварь чуть назад, освобождая пространство. Отполированное дерево в руках вращается быстро и бьёт гораздо сильнее, чем этого можно было ожидать, но всё ещё недостаточно сильно.  За ним же следует стихийная атака, от которой куда как больше пользы. Огненный шар прокатывается по направлению к существу, ещё недавно бывшему им подругой и проводницей.
- Гиле уже не помочь! - Нет, друид отнюдь не равнодушен к судьбе монахини, но оставался собран и холоден, не допуская сантиментов в мысли, когда от них никакого вреда. И в своём выводе он не сомневался. – Всё что мы можем сделать, это упокоить… это существо, и убираться из пещеры. Этот путь для нас закрыт.
[NIC]Mordi[/NIC]
[AVA]https://funkyimg.com/i/32MPu.jpg[/AVA]

Отредактировано Tyr (2020-04-05 21:34:57)

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Альтернатива » Diablo: Lasciate ogni speranza


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC