ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Мидгард вновь обрел свободу от "инопланетных захватчиков"! Асов сейчас занимает другое: участившееся появление симбиотов и заговор, зреющий в Золотом дворце...

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     06.2017 - 08.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [20.07.2017] танец смерти - танго


[20.07.2017] танец смерти - танго

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[epi]приглашаю вас 20 июля
Электра, Лестер
http://sg.uploads.ru/t/jXARr.png http://sh.uploads.ru/t/Dqlyv.gif
http://s3.uploads.ru/t/raLwI.gif http://s8.uploads.ru/t/NXkLf.png

До Руки дошли слухи о том, что в больнице находится парализованный Пойндекстор. Начиос решается самолично проверить данную информацию, и, если она правдива, то использовать ту в своих интересах.
NB! тут будут драки и эстетика[/epi]

Отредактировано Benjamin Poindexter (2019-12-07 09:50:41)

+1

2

Мягко опустив ногу на педаль тормоза, и Электра плавно разворачивается, чтобы пристроить свой автомобиль совсем недалеко от больницы. Рук с руля не опустила, смотрит вперед куда-то в пустоту пытаясь ни о чем не думать. Это получается плохо, стоит облокотиться на спинку мягкого кресла и чуть спуститься вниз ведь ей все это так сильно осточертело. Как собачонка бегает по поручениям черт знает чего.
Бенджамин Пойндекстер, значит. Гречанка чертыхается, сильнее сжимая в руках кожаную обшивку, впиваясь в нее чуть ли не острыми ногтями покрытыми черным лаком. Идея возникшая в умах глав Руки совсем ей не нравилась, более того, желание случайно запустить воздух в капельницу клоуна, что решил примерить костюм дьявола пылало  в женщине настолько сильно, что не последовать ему получалось очень трудно. Сейчас она пытается вернуться во вчерашний вечер, когда тихонько отворила дверцу просторного кабинета Александры, незримо проследовав туда, пока женщина о чем-то разговаривала на повышенных тонах с двумя своими подчиненными. Кажется, дело касалось щелчка, но Эли по факту было плевать. На удивление в этот раз её не постигла учесть тех, которых пришлось либо убить, либо заново зомбировать и посвящать в дела компании. Может оно и к лучшему, что её сознание на этот раз осталось целым. Не нужно заново учиться жить, не нужно вновь вспоминать – кто ты, что ты, зачем ты здесь. Не нужно видеть в зеркале чужого человека, проходиться подушечками пальцев по навеки оставленным шрамам от катаны Нобу по её белоснежной коже.
Голос Александры шепчет совсем рядом обдавая теплым дыханием её ушную раковину – это он виноват, это из-за него ты умерла. Это ведь правда. Если бы не Сорвиголова, Черное небо осталось где-то там, глубоко в сознании связанное и беспомощное, иногда лишь проявляющее свою истинную натуру. Сейчас оно сильнее, оно просит тьмы, просит крови, просит ненависти все сильнее пожирая и без того черное сердце Начиос.
Звук нового сообщения на телефоне оповещает её, что все готово, поддельное имя, которое в принципе и не нужно. Если не пустят, Эли не расстроится, всегда можно пройти через окно. На соседнем сидении лежит белый пакет из ближайшего супермаркета для небольшого спектакля в больнице для тех, кто постарается выпроводить незнакомку прочь.
Нужно поскорее с этим закончить, дать сигнал её людям, чтобы были готовы забрать «игрушку» для их организации, и убрать тех, кто попытается им помешать. Ей не хочется делать это для Декса, но приказ есть приказ, от этого не уйти. А следовательно и сидеть не имеет смысла. Дверца черного автомобиля открывается, и Эли медленно выходит из него, не забыв взять пакет с апельсинами и включить сигнализацию. Стук каблуков, лестница и раздвигающиеся двери, где на глаза сразу попадается ресепшен и очень миленькая медсестра. Начиос старается выглядеть чуть более добрее и не скалиться лишний раз.
- Доброе утро, вам сегодня звонили, меня зовут Софи.., - взгляд девушки оживляется, и, кажется она вдруг понимает о чем речь, потому что гречанка даже фамилию договорить не успевает и к кому пришла, легенда сработала идеально как и работа Руки.
- Да-да, пятый этаж, палата номер 563, - тоненький голосок резво выдает информацию, а дальше её бледная ручка протягивает небольшую бумажку, явно пропуск через возможные препятствия. Гречанка усмехается, кивает, бросает одно лишь спасибо, и, развернувшись на каблуках идет к лифту. Отлично, пока все шло настолько сносно, что начинало несколько раздражать. Не хотелось ей туда идти, совсем не хотелось. Ещё и лифт слишком быстро приехал и даже без лишних пассажиров, давая убийце ещё пару мгновений на раздумья. Может стоит его добить, а своим сказать, что уже так и было, когда она пришла? Должны же ведь поверить своему вроде как самому преданному церберу, ну или простить, потому что вроде как защищала свое собственное место. Что-то надвигалось, просто Электра не могла понять, что именно. Может кто-то стал догадываться, что её преданность начинает выходить из под контроля?
Двери раскрываются и механический женский голос оповещает, что Эли на нужном этаже. Глубокий вздох, уверенный шаг и больше остановиться она не может, шагает, слыша звуки собственных шагов, которые эхом разносились по пустынному коридору. Здесь, на удивление, так мало людей, а нумерация разбросана как-то слишком непонятно, потому что Начиос только сейчас понимает, что правая сторона содержит лишь четные числа, следовательно, надо дойти до небольшого перехода и пройти на другую сторону. И вот она – палата 563 около которой и останавливается брюнетка, обернувшись по сторонам. Пакет в руке сжимается сильнее, на лицо приходится нацепить смесь убийственного спокойствия только и всего. Шаг, толчок двери без стука и Начиос являет свое великолепие, хозяину палаты, прикрывая дверцу и опуская жалюзи на стекле.
- Заболел, дорогой? – ошибочно сладкий голос, почти милая улыбка и она вся такая добрая плавно садится на небольшое кресло, которое стояло параллельно кровати больного, - Вспомнил меня?

+1

3

Он помнит только какие-то мгновения, но можно ли это назвать воспоминаниями? Тот крик, сорвавшийся с уст, что потонул в темноте города. Кажется, тогда Бен действительно почувствовал страх. Страх потерять все в одночасье, все к чему стремился непродолжительное время. В тот момент он понял, что действительно имел на руках все и, одновременно с этим... ничего. Все что было, являлось ложью. Пустой игрой на публику, где актеры танцуют в ужасающих масках. Там была вода и племя, боль и наслаждение. Ангелы и демоны. Но главную роль в этой сказке играл самый настоящий Дьявол. Его рога ужасающе росли на глазах, а громадные крылья за спиной закрывали все небо. Ухмылка этого чудовища, что являлся Декса в облике человека, издевательские смеялась над ним. Это был сон наяву, или явь, что так похожа на сон? Он не понимал. Декс ничего не понимал и потому снова возвращался на исходную позицию. И это была бесконечная гонка чего-то безумного, когда один и тот же момент повторяется сотни тысяч раз.

Обычно, от этого сходят с ума. Бьются головой от что-то тяжелое в попытках разобраться в собственном аду. Но наёмник не мог. И бессилие его было не в духовном, а физическом плане. Паралич, кажется так его в медицине. Это состояние не живого человека, схожее больше с чём-то неподвижным. В такие моменты ты не можешь понять, для чего все происходит, кто ты и где ты. Но есть тут и свои плюсы. Один. У тебя есть пища для размышлений. В растерзанном сознании, что словно стекло разобрано на миллиарды кусочков, появляются несвязанные обрывки мыслей. Постепенно они начинают складываться в одно полотно — картинку предстоящей жизни. А может быть тут всплывают какие-то моменты из прошлого.

Бен помнил.
Он помнил звонко скачущий мяч в его детской руке, а может быть и взрослой. Его поверхность такая гладкая, а форма так идеально ложиться в руку. Он помнил рисунки. Странные рисунки, что яркими красками появлялись из его рук. Он помнил вкус кофе, только что сваренной из кофемашины на работе. Кажется, это был полицейский участок. Или нет? И ярость накипала в бесполезном теле внутри. Как вулкан, она кипела, а после вырывалась наружу. Но не так, как хотелось, не так, как оно могло быть. То были слёзы, что гроздьями стекали по его лицу.

Покорёженный. Сломанный. Отвергнутый жизнью.
Кем он будет дальше? Кроватной тумбочкой. Пылью на кровати? А может сегодня на этот пункт упадёт бомба. Как же он ждал этого момента. Но все было в начале. А после пришло смирение. Тишина. Пустота в голове и на сердце. Возможно, всему виной были лекарства. Но на деле... во всем был виноват щелчок. Сознание исказилось, перепугалось словно салат. Он никто. Теперь даже ничто.

Двери отворились, а женский голос бархатом прошёлся по ушам. Кажется, она знала его, но в ответ Лестер не мог сказать такого же. Возможно помнит, а возможно и нет. Он мог бы улыбнуться, но зачем? И сухие губы лишь вяло прошептали:

— Возможно.

Ему было действительно все равно на то, кто пришёл к нему после стольких дней, недель? Не важно. Не было ни в чем никакого смысла. И только легкое едва уловимое мигание лампочки на потолке как-то разбавляли пустоту. Если это был врач, то есть делает то, что нужно, если сама Смерть — то пусть как можно скорее завершить этот скитание в пустоте.

+1

4

Покосившись на дверь, Электра все же решает закрыть её, пододвинув белый стул, что стоял у небольшого столика с ромашкой в вазе и неприметной маленькой скатертью в горошек, на которой и стояла эта до тошноты дикая банальность. Для чего они ставили подобные вещи в палатах больных? Разве это могло как-то повлиять на состояние больного? Вытащить его из цепких лап смерти или просто излечить кашель? Никому не нужный идиотзим, да и только, лежала бы здесь Начиос, запульнула вазой в первого, вошедшего в палату врача и не важно в каком она могла быть состоянии. Спинка упирается в ручку, не давая возможности открыть её изнутри, и Эли это вполне устраивает. Все равно уже необходимые люди выдвинулись на место изъятия подопытного объекта, по-другому его назвать нельзя. Начиос оборачивается к кровати, изучающе пробегаясь взглядом своих синих глаз по человеку, которому сейчас так легко навредить. Что они в нем нашли? Зачем делать из него машину для убийств? Вопросы интересные, спору нет, но отвечать Эли никто не спешил. Её вообще в последнее время использовали как такую же машину. Что же это? Искали замену? Стала вдруг не нужна? Или её маленькие секреты оказались раскрыты большему кругу людей, нежели только Наташа. Хотелось бы узнать прежде, чем от её греческой душонки попытаются избавиться за очередным походом в офис, отправив прямиком к Аиду, который её так мило поджидал у самого входа. Хотя постойте-ка, как же можно избавиться от человека, на воскрешение которого потребовалось так много ресурсов? Это слишком не рационально.
Странность замечается тут же, заставляя её губы расплыться в усмешке. О, это ведь действительно так мило, он даже не помнил, кто сейчас находился с ним в помещении. Чем он мог так насолить дьяволу адской кухоньки, что тот не постеснялся и просто размазал мужчину по стене? Неужели Мэттью стал настолько неуравновешенным за последнее время, возможно даже озверел от сидения в офисе в своем несчастном Фриско, что теперь ломал кости всем кому не попадя? Обиделся, что имя его использовали не заслужено? Или что костюмчик растянули? Девушка улыбается своим мыслям, подходя к кровати. Её учили быть вежливой когда-то давно. Её учили мило разговаривать и улыбаться собеседнику, держать осанку и очаровывать одним лишь взглядом. Эли уроки эти не любила. Эли хотелось тренироваться в подвале огромного особняка, кидать кинжалы в мешки с овсом, что были развешены в качестве мишеней по стенам, Эли слушала плохо, но запоминала то, что пригодилось ей дальше по жизни. Сейчас вежливой и милой быть ни к чему.
- Или не вспомнил, - заканчивает гречанка, обходя кровать, становится так, чтобы больной заметил её всю. Она невзначай проходится по ткани одеяла, а после опускает свои глаза, пристально вглядываясь в избитое лицо, - Имя Электры Начиос хоть о чем-то тебе говорит? А впрочем, сейчас это даже не так важно, - с губ пропадает усмешка, а девушка пододвигает другой стул ближе к кровати, усаживает рядом, спинкой к нему так, чтобы руки расположить на не, чуть согнуться для более удобного расположения своего острого подбородка на руках.
- Я пришла не с предложением или просьбой, нет, - начинает Начиос немного погодя, - Повторять дважды не буду, а ты напряги все свои извилины, чтобы понять. Тобой заинтересовалась довольно серьезная организация, в кругах Кухни называют её «Рука», - Эли делает паузу, потому что с подобными предложениями уж точно не ей выступать, прекрасно ведь понимает, для каких целей забирают обозленного на все человечества психопата, избитого до полусмерти и явно думающего о скорой смерти. Притащить Мэттью обратно в Клинтон кажется уже не такой хорошей идеей. Если адвокат погибнет на сей раз, алая кровь обагрит руки гречанки, а этого уже сама она простить себе не сможет.
- Иными словами, тебя хотят забрать под свое крыло, дать силу, развязать руки, открыть тайные знания о мире, а также.., - девушка вдруг замолкает, потому что в открытое окно совсем тихо проникает один из ниндзя Руки. Теперь ей точно придется говорить все как по сценарию, иначе этот пес скажет что-нибудь не то, - А также шанс отомстить, ты ведь не просто так оказался на больничный койке, верно? Кухня тот ещё райончик, но тут не избивают до полусмерти, здесь убивают и больше ничего, - заканчивает она, не реагируя больше на человека у окна, ещё рано думать о транспортировке, тем более в этот раз они не собираются убивать пол больницы, все сделают куда хитрее, словно так и должно быть.
- Ах да, ты сможешь ходить, - вдруг вспомнив, словно это правда было сейчас важно, говорит Эли, которой в принципе не нужно заниматься уговариванием, ведь больного они заберут в любом случае. Пусть скажет спасибо информатору, который и навел организацию на эту милую больничку.

+1

5

На деле ему было все равно что происходит. Его глаза закрываются, а перед сознанием вспыхивают различные картины. То были размазанные пятна каких-то прошлых событий, которые не хотели уплывать из памяти его "хранилища". Вот только мужчина не мог понять что есть что, какой кадр за которым идет. Словно ребенок, он хлопал ресницами и смотрел на все эти инструменты, совсем не понимая что от него хотят. А женский голос фоном играл на все происходящее в его голове. Этот тембр вызывал странный диссонанс. Каждая нотка словно пыталась ему что-то рассказать, напомнить о чем-то - безуспешно. И это злило его. Так сильно и беспощадно разрывало, что оставалось только скалиться от искусственно созданных эмоций. Вот только буря эта, бьющегося в конвульсиях человека, скрывалась за обездвиженной человеческой оболочкой.

Он словно жил. И словно умер в одночасье.

Его гостья садится где-то рядом. Об этом говорил легкий стул практически у самого края больничной койки. Когда не чувствуешь практически ничего всеми своими конечностями, на помощь приходят другие органы слуха и осязания, что в сто крат усиливают свою работу. На них последние неделе ориентировался Бен, пребывая в этом адском месте, кажется, целое столетие. Электра усмехалась над собственными словами, игралась с фразами. Человек словно отскакивал от каждого звука, запоминая его и строя собственные гипотезы. Вот только выводы не смел говорить, желая досмотреть эту пьесу из одного актера о самого конца.

Когда речь затронула своеобразную сделку, он на несколько секунд забыл как дышать. Оболочка его разума замерла подстать телесному виду, не веря в услышанное. Это был действительно широкий жест для утопающего, кто давно простился с возможностями на нормальную и полноценную жизнь. Ему хотелось сразу же согласиться, утопая в порывах нахлынувшего счастья. Но все пропало. Так же быстро, как и появилось, стоило только ему раскрыть глаза и уставиться в погасшие потолочные лампы. Мир снова стал серым, без всех тех красок, что представлялись в мыслях до этого. Реальность словно окатила его с ног до головы холодной водой, смывая всю не пойми откуда взявшуюся детскую радость.

В каждой сделке есть свой подвох. Это он осознал на себе не один раз. Наверное. Или нет? И снова этот муравейник развалился в голове, путая собственную уверенность в правильном выборе с тем, что могло быть в прошлым. Эти проплешины в по кадровой съёмке жизни просто замучили его, не давали покоя ни день, ни ночь.

- Ходить? - переспрашивает он, сделав акцент на самой важной части всего, что было до этого. И губы начали дрожать, в попытках отобразить какую-то усмешку. На деле, даже если он и пытался поверить в такое снисхождение Богов по его грешную душу, все казалось слишком доступным. Протяни руку и получишь желаемое, но какова вероятность что за это не поплатишься запястьем.

- Мне все равно что со мной будет, - снова продолжает он, угомонив бешено колышущееся в грудной клетке сердце. Его тон был спокойным, несмотря на нервное состояние, - Я потерял смысл, а вместе с ним и покой. В моей голове не осталось места для злобы, возмездия - целый проклятый месяц их ничем не кормили, из-за чего они высохли и отвалились.

И взгляд его опускается в сторону, в ту самую, где сидела Начиос. Он пытался поймать ее, зафиксировать момент в своей голове, но только силы не позволяли ему этого. Даже такую малость Пойндекстор не мог выполнить без чьей-либо помощи. Не человек более, подобие.

- Что Вы хотите взамен? - он понимал, что все давно было решено за него. Осознавал то, что кто-то другой (не он) выбрал эту дорогу и направляющие. Бену остается лишь подчиниться, беря от этой тропы все дары, а после используя, - Что я должен буду Вам?

+1

6

Играть в няньку у Эли никогда не получалось. Порядком, не в его компетенции подобные вопросы, и Александра была совершенно не права, отправляя проделывать подобную работу за себя. Эли умела убивать, искусно, с какой-то стороны даже красиво и так прелестно, что сама получала от этого несказанное удовольствие смакую каждый момент последних вздохов своей жертвы, видя как утекает жизнь из глаз противника, а её оружие как ножницы, что режут нити, отправляя душу в загробный мир. Психически неуравновешенна? Возможно, ведь хорошие люди не испытывают подобных вещей, хорошие люди думают совсем о другом, и у хороших людей не бурлит кровь при виде жертвы. А у Эли бурлит. Черное Небо взывает к предкам, просит жертвы, просит чужой крови, да бы насытить свой неутолимый аппетит. Воспоминания после смерти возвращались долго, мучительно долго преследовали её образами в зеркалах, видениями где-то за спиной, заставляя сильнее сжимать оружие в своих цепких пальцах, судорожно оборачиваться, разрезая воздух перед собой на пустые куски. Электра помнит многое, ещё она помнит, как её душу тщетно пытались спасти, совсем не понимая, что суть её совсем другая. Она всю жизнь была такой, поэтому и делала все эти вещи, поэтому и пытались её убить.
А сейчас ей приходится смотреть на подобную ситуацию из прошлого, только перед ней человек, которого каждая частичка её черной, как врата ада, души, желала убить.
- Ходить, - повторяет она довольно тихо, но так отчетливо, что звук её голоса кажется слишком глубоким для этой маленькой палаты, - Двигаться, дышать, нормально жить, - поясняет она все плюсы этого решения, чтобы ослабленный мужчина хоть как-то начал её понимать.
Она молча выслушивает сказанное, чуть качая головой. Жалко ли ей его? Сочувствует ли она? Отвратительные чувства, которые она никогда не испытает ни к одной живой душе. Когда тебе предлагают подобное – нет смысла скулить под забором, мямля нечто невнятное и совершенно пропуская все её слова мимо ушей. Она молча терпит это, не изображая на своем лице ни единой эмоции, ждет окончания, а после, чуть погодя, нарушает свое же обещание – не повторять дважды.
- Какая разница? – спрашивает гречанка, складывая руки на своей груди, - Ты потерял смысл – мы дадим его тебе, цель, жизнь, все, что нужно для скромного существования в этой дыре, от тебя же, если ты прослушал все мои слова, требуется одно – безоговорочное подчинение и не более, - она делает короткую паузу, смакуя свои слова и раздумывая над тем, какая формулировка откроет глаза Пойндекстера и даст ему понять, что его жизнь будет полностью принадлежать Руке.
- Ты продаешь душу, взамен получаешь жизнь, так понятнее? – говорит она спокойно и размеренно, словно подобным занималась частенько, заставляя каждую непутевую душу подписывать смертельный контракт. И кто же теперь дьявол Адской кухни, Мердек? Ты выполняешь совсем иную функцию, Мэттью, а имечко нацепил слишком кричащее, слишком особенное для такого святоши, как ты. Мысленно ухмыляясь, Электра сама собой остается вполне спокойной без выражения эмоций. Она кивает ниндзя, чтобы тот слился с обстановкой, потому что за дверью слышны шаги, скорее всего, врача. Собственно так и выходит, дверь чуть дергается, не открываясь и Эли понимает, что избежать вопросы уже не выйдет. Она поднимается, медленно подходит к двери, из-за которой уже слышен обеспокоенный голос и просьбы отворить, а после, нацепляет на себя маску безумно очаровательной особы, не забыв не улыбку, открывает дверь, сдвинув стул куда подальше.
- Леди, зачем вы закрылись? Больной в тяжелом состоянии, вы уже.., - не успевает договорить юный врач, потому что Начиос резко перебивает его.
- Да, вы правы, но он находится в смертельный опасности, потому что люди, что сделали это все ещё на свободе, - чуть нервно выдает она, словно правда беспокоилась, - Вам уже должны были сообщить, что скоро приедет машина и мы забираем его в другую клинику, где ему хотя бы смогут обеспечить должную защиту! Я видела вашу охрану, вы уж извините, но та женщина не может справиться с собственным маникюром, не то, что с нарушителями спокойствия местных больных! Поэтому прошу подготовить все документы о выписке, мой агент уже внизу и расскажет о той клинике, куда переведут его, быстрее, я терпеть не могу, когда кто-то тратит мое время.., - последние слова Электра произносит на тон ниже своего голоса и чуть суровее. Действует это прекрасно, потому что врач спешит ретироваться подальше, а ей остается надеяться, что ждать и правда не придётся долго.
- Скажи, что нам нужна каталка, - коротко произносит она своего «коллеге», который стоял за дверью все это время.
- Ну что, мистер Пойндекстер, вы готовы начать новую жизнь без страданий и лишних мыслей? Вас более не будут терзать муки выбора, потому что все будет решено другими людьми.

+1

7

Слова, ничем не наполненные, безжизненные, летят в его сторону, читая правило договора. Это была та самая сделка с дьяволом, которая напрочь перекроит его. Наполнит смыслом, даст хоть что-то тому, кто витал в каком-то пространстве. Тут не нужны были ни слова благодарности, ни воодушевляющие речи ободрения. Ему не нужно было говорить, что все будет хорошо - так не выходит, все будет только хуже. Хотя куда еще? Слишком многое он натворил за последние десятилетия, слишком глубоко закопал себя в эту яму с бешеной ухмылкой какого-то садиста. Это он помнил, он точно знал, что не является хорошим человеком. А потому улыбается. Нервно, дергано. Хотелось смеяться, но вместо этого из грудной клетки лишь выскакивает какой-то хриплый выдох. А девушка тем временем с кем-то разговаривает на заднем плане, наигранно изображая какое-то неудовлетворение. И это была партия чего-то выше понимания обычной санитарки, которая беспомощно барахталась в паутине. Ту не убьют, а лишь прицепят по рукам и нокам маленькие ниточки и будут тягать х до той поры, пока это было необходимо. А дальше... Только одному Богу было известно останется ли та в живых, ведь лишние свидетели никому нужны не было.

Это природа Адской Кухни: выживает лишь тот, кто не побоится перегрызть горлу своему соседу.

Дальше наступила темнота. Эта подруга с особой радостью встретила своего гостя, который так часто к ней захаживал. Кажется, то были какие-то обрывки снов вперемешку с собственными метаниями. Когда Бен уснул он толком не помнил - лекарства усыпляли его разум каждый раз, как только приборы показывали слишком повышенную активность мозга. В такие моменты ничего не оставалось, как усыпить взбудораженного монстра и успокоить пищащие указатели. Иногда  глаза Бенджамина раскрывались и чуть щурились он мимо проплывающих яркий потолочных ламп. Его увозили из палаты несколько людей, полностью облаченных в черное. Он умер? Лишь уподобился жертвенником.

Иногда проблемы решаются слишком просто, а иногда для их решения приходится сделать целый чертов круг. Бывают и такие моменты, когда желаемое находится практически рядом с собственным носом, но из-за слепоты от бешеной гонки за чем-то ускользающим там впереди мы просто не замечаем этого. И  этом была вся глупость человечества. Тут же и присутствовала какая-то уродская ирония: та самая, которая хотела его убить, является спасательным кругом из царства падших героев. Хотя разве можно его таким назвать? Нет. Но и нельзя было назвать чем-то иным, ведь именно его действия, хоть и нарушали все уставы как человеческие, так и господни, вносили некий баланс между хорошим и злым. Линчеватель - таким его запомнили. Таким он и был подбит ярым заступником всего человечества. И вспышка боли озарила его разум, заставляя мужчину простонать от неприятных ощущений. Эта каша, что создалась в его голове, никак не хотела успокаиваться. Отпускать. Забыться. Словно пыталась ему что-то напомнить, но о чем именно?

// бесполезно. так же, как и попытаться найти в себе нечто хорошее. и если это был первый рейс прямиком в ад, то он с радостью его примет. жаль только то, что не сможет осмотреть свою новую обитель в первые минуты. а только сможет лишь слушать музыку бьющихся колесиков о неровную кафельную плитку, которая была выложена по всему больничному крылу. послушать дурацкую мелодию в лифте, усыпляющую и раздражающую одновременно. тут были и голоса, что сплетались одновременно в какую-то неразборчивую мелодию. вроде они спорили, а вроде и звучали нотки угроз. так или иначе - все равно  что будет - его выведут отсюда. дадут новую жизнь, а от старой останется лишь мусор в черепной коробке. спасибо, дьявол, за твое преподношение.

Отредактировано Benjamin Poindexter (2020-01-28 18:58:16)

0


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [20.07.2017] танец смерти - танго


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC