ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     05.2017 - 07.2017
В игре: Черный орден уже на Земле, начались поиски камней и сражения по всей планете. Танос подобрался слишком близко к своей цели для того чтобы хоть кто-то из героев мог оставаться в стороне!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Альтернатива » [2025г.] PACIFIC RIM: Wake me up inside


[2025г.] PACIFIC RIM: Wake me up inside

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

[epi]PACIFIC RIM: Wake me up inside 2025г.
Erika Carsters (lady Sif), Phillip Van Coast (Kitty Pryde), Jake Olsen (Thor)
https://www.firstcomicsnews.com/wp-content/uploads/2018/04/Pacific-Rim-Logo-600x257.png
... Первый дрифт как первый блин: без комков не бывает.
Продолжение эпизода: PACIFIC RIM: Coastal Wall
[/epi]
[icon]http://forumfiles.ru/files/0017/90/c0/33138.gif[/icon]

+3

2

... Джейк Олсен любил токийский шаттердом. Даже не потому, что тот был расположен ближе всего к линии разлома (хотя время в их деле решало многое). Даже не потому, что в отличие от других, именно в Токио всегда, что бы не случилось, царил порядок, и сотни незаметных служащих, как муравьи, продолжали делать свою работу с фатализмом, не свойственным белому человеку.
Один японец, с которым он как-то разговорился в курилке, поделился мыслью о том, что если бы белые не рвались каждый наверх и трудились бы не для одних себя, от их расы не было бы спасения с древних времен. Тогда Джейк усмехнулся, про себя подумав, что это забавная позиция для того, чья земля породила самураев, но, прослужив в этом месте достаточное время, как ему казалось, понял, в чем был смысл.
Сказать правду, иногда в нем зрела крамольная мысль о неверном, в корне неотработанном принципе выбора пилотов для егерей. Те, кто задумал проект - американцы, само собой - сделали ставку на подбор индивидуальной пары, не думая вовсе о том, как быть тому, чей партнер погибал или по тем или иным причинам выходил из игры. И дело было даже не в том, что в одной голове поселялись воспоминания, прошлого двух человек; не в кошмарах, от которых он вскакивал по ночам; не в алкоголе, наркотиках, попытках свести счеты с жизнью (успешных более или же менее); даже не в том, что такое одиночка, этот утративший пару андрогин - в греческом, а не современном, тупом смысле слова - был просто мусором, непригодным не то что для боя, но для самой жизни как минимум пару лет.
Дело было в том, что это было бессмысленным расходом обученного и воспитанного материала.

Само собой, все пилоты, более или менее, подбирались с учетом дрифт-совместимости. Само собой, наибольшей отдачи при пилотировании добивались пары с ее максимальным коэффициентом. Но, как убежден был Джейк, главное проблемой здесь были скорее боязнь "раздеться" перед партнером - и время, которого вечно не было.
Чертово время.

... Прищурившись, он почти с ненавистью посмотрел на часы, установленные над выходом в ангар из жилых помещений. Каждый, кто жил здесь, втайне ненавидел этот прибор, мечтая, чтобы однажды тот как-то сам собой встал, и все прекратилось. Чтоб показатель "дни" на них перевалил хотя бы за месяц, а лучше и вовсе за год. Несколько лет. Обнулился. Сдох. Мечтал утром проснуться, и не увидеть больше ни этого места, ни этих сраных, бесшумных, бесстрастно подсчитывающих срок твоей жизни часов.
Вот только мало кто из мечтавших задумался, что после этого чуда он станет мусором. Таким, как он сам. Таким, каким был бы он, Джейк, если бы маршалл Моррисон не нашел его в сраной крысиной дыре с бутылкой дешевого самогона, обдолбанного самой отстойной сранью, что черножопые ловкачи толкали таким вот когда-то богатым белым маменькиным сынкам.

Воспоминания были... отстойными. Хотя, правду сказать, о том времени их почти не было. Может быть, к лучшему. Потому что воспоминания о выходе из наркотического запоя были полным *****цом. Три недели в железном бункере на воде и какой-то белесой жиже, по виду и вкусу напоминавшей, наверное, сперму кайдзю. Если, конечно, эти ублюдки трахались, а не размножались почкованием.
Но - все было верно. С ним так и надо. Так надо со всеми, кто превращает уход (даже не смерть) своего пилота в драму почище "мадам Баттерфляй". Лучше, конечно, стрелять в голову сразу,- но это, опять же, расход материала.

... Настроение окончательно испортилось - то что надо для первого эксперимента по дрифту. Кто сказал, что четыре утра - не самое подходящее время? У кайдзю нет часов,- а если и были бы, готов биться об заклад, те бы не спрашивали удобного времени. Ухмыльнувшись, Джейк Олсен вызвал по местной связи оператора дать сигнал тревоги в ячейки одиннадцать и семь. Счастливая семерка. Что же, посмотрим, насколько она отработает теперь.
Кстати, в токийском шаттердоме не было ячейки номер четыре.

Закурив (в ангаре запрещено было курить, но все знали, что когда Олсен плевал на запреты, с ним было лучше не бодаться), он остался стоять у выхода, поджидая парочку.
[icon]http://ipic.su/img/img7/fs/800-20.1566049514.png[/icon][nick]Jake Olsen[/nick][status]Thunderer[/status]

+2

3

Сигнал сирены, издевательски дунув в беззащитное ухо, вырвал из короткого и темного сна-забытья. Не открывая глаз, Эрика откинула тонкое одеяло, свесила ноги на край постели и нашарила сложенную рядом стопку одежды – как раз для того, чтобы не тратить ни одной драгоценной секунды, отобранной у сна.

Проклятье! Что опять? Снова обрушились крепления на восточном крае стены? Чертовы ублюдки, которые умудряются наживаться даже на конце света, поставляя дерьмо вместо прописанных в спецификации материалов. Как будто они выживут в том хаосе, который наступит, когда кайдзю действительно выберутся на сушу, не ограничиваясь короткими устрашающими нападениями, что всё чаще и чаще мелькали в сводках новостей. Эрика давно уже думала о будущем неминуемом вторжении тварей не «если», а «когда».

Стоп! Но ведь она больше не на Стене. Остатки сна выветрились в одно мгновение. Эрика вскочила, натягивая штаны и всовывая ноги в ботинки на ребристой толстой подошве. Куртку она застегивала уже на бегу. Для чего могли потребоваться зеленые новички, как она, да еще по тревоге? Ответ был до того страшен, что додумывать его заранее не хотелось.

Алую мерцающую точку она заметила издали, а затем узнала очертания черного силуэта. И слегка выдохнула. Конец света пока отменялся. Но это было не точно.

– Какие будут приказания, сэр? – ясным четко поставленным голосом спросила Эрика и услышала за спиной топот еще одних ног.
[AVA]https://i.ibb.co/8Nq2qB6/photostudio-1566145741286-1.jpg[/AVA] [NIC]Erika Carsters[/NIC] [STA]Furiosa[/STA]

+2

4

Токийский Шаттердом напоминал Филлипу гигантский муравейник. Жизнь, как и работа, в нем не останавливались ни на одну минуту. Обслуживающий персонал, военные, техники и инженеры сновали по узким, вызывающим приступы клаустрофобии, коридорам и день и ночь. Сырые, полутемные помещения  больше походили на отделку внеземного космического корабля, по которым тянулись жилы из труб и кабелей в общие ангары. Самым чистым «приветливым», по мнению Коста, был кампус со столовой. После краткого инструктажа и распределения, парень заселился в отдельную (что было на его памяти редкостью), жилую ячейку с номером 11, разобрал нехитрый скарб из плотного вещевого мешка и завалился спать.

Следующие несколько дней Филлип вместе с Карстерс провели в бесконечных тренировках и спаррингах. Девушка после испытания на стене, казалось, начала по-другому смотреть на нескладного и молчаливого Коста. Им даже удавалось немного поговорить, в перерывах между тренировками и лекциями Джейка. Они вместе, как завороженные проходили через главный арочный ангар, где стояли мехи и гадали, удастся ли им в ближайшее время подняться на платформу высадки.

Красная лампа над дверью его жилой комнаты вертелась как волчок, наполняя пространство рваными алыми линиями. Из скрипучего допотопного динамика звучал сигнал тревоги, уже знакомый парню по первой попытке стать пилотом Егеря.
Фил вскочил с пахнущей солью простыни (которые наверняка стирали в морской воде) и нашарил под кроватью тяжелые черные берцы.  Медлить в такой ситуации было равносильно вылету из программы навсегда. Потенциальные пилоты были хоть своего рода элитой в любом Шаттердоме, но терпеть отсутствие дисциплины не станет даже самый нуждающийся в кадетах маршал.

Парень торопился, как мог, петляя среди холодных коридоров, набегу натягивая на тело темно-серую футболку. Вслед за ней на плечи была наброшена спецовка с эмблемой их Шаттердома.

Эрика опередила Фила всего на несколько секунд и уже встала по стойке «смирно». Филу не осталось ничего, как встать рядом в узком проходе, среди клубов голубоватого дыма от сигареты Олсена.
[NIC]Phillip Van Coast[/NIC][STA]Silent Phill[/STA][AVA]https://i.yapx.ru/FDHCq.jpg[/AVA]

+2

5

- Доброе утро, господа,- поздоровался Олсен, не утруждая себя такой мелочью, как разделенье по полу. Впрочем, в его устах это обращение уже прозвучало много мягче, чем безжалостное "курсант", за которым скрывались взыскания, безжалостные, на грани садизма, задачи и потенциальный отказ. Правда, улыбка, которой приветствие сопровождалось, тоже была не отцовской.
- Прекрасный рассвет, не правда ли?- выдыхая дым пополам с паром изо рта, и кивая на темный, наполненный мозглым ветром зев приоткрытых ворот за спиной, не то спросил, не то констатировал он. На самом деле восход солнца в конце марта ожидался еще через полтора часа, и сейчас небо лишь посветлело едва заметно в том месте, где должен был появиться диск светила.
Словно вспугнутый им, ледяной ветер то и дело ломился в ворота ангара, неся с собой не то дождь, не то водяную пыль, поднятую с гребней волн; в свете прожекторов эти тысячи частиц сверкали как бриллианты.

Джейк ухмыльнулся. Оранжевое пятнышко огня на конце сигареты вспыхнуло и погасло.
- Я имею в виду: прекрасный для первого дрифта. На сегодня, как вы догадались, я буду вашим куратором. Температура за бортом плюс четыре, скорость ветра - двадцать узлов, температура воды - плюс пятнадцать. Это на случай, если что-то пойдет не так и вы разнесете из пушки половину шаттердома. Прошу за мной,- развернувшись, и прикрывая сигарету от свежего ветра воротником бушлата, Олсен направился вглубь ангара.
Впрочем, эта забота была предвестником скорого расставания: прежде чем начать подниматься по лестнице, ведшей на галерею к мехам, австралиец ловко, как надоевшую любовницу, отправил окурок в щель в полу.

- ... Мы называем его Heatstroke,- с ухмылкой, в которой читалась однако искорка нежности, произнес Олсен. Человеку по стороны это чувство почти отеческой привязанности к механизму, превосходившему высотой дом где-нибудь в Inner Melbourne, могло показаться странным и даже в чем-то пугающим, учитывая, с какой безжалостностью куратор относился к своим живым подопечным; но учитывая, сколько живых спасли эти жестянки, его можно было понять.- Егерь третьего поколения, не из самых новых, но... Vulcan Specter был из этой же серии,- его голос дрогнул еще не прошедшей болью.
Взгляд Джейка на мгновение стал пустым.
Да, это тоже придется принести в дрифт.

- Гриф, четвертая категория,- собственный голос в шлемофоне неузнаваем. Зато хмыканье Джоша различимо было отчетливо. А за ним - надменный, с самодовольной интонацией голос Чака Хансена.
- Что, старички, уже и в штаны наложили?
- Сам не обосрись!- огрызнулся Тайлер. Они с Гриффином болезненно переживали утрату статуса звездных героев, и самонадеянность молодого пилота, получившего егеря пятой модели.
Как многие считали - благодаря отцу.
Джейк - он дежурил на пульте - решил водворить порядок в рядах.
- Дамы, не ссорьтесь. У вас гость. На пятнадцать часов. Подтверждаю четвертую категорию. Гриф, в полумиле от тебя.
- Это Страйкер, направляюсь к Вулкану,- теперь в наушниках звучит голос Хансена-старшего. Более выдержанный и не такой самонадеянный, как его сын, он предпочитал не трепаться и подавать голос только по делу.- Прошу подтверждения координат.
- Передаю, Герк,- рука Олсена легко пробегает по нескольким кнопкам на терминале.
- Принял. Прокладываю маршрут.
- Расчетное время прибытия - двадцать пять минут. Поднажми, Герк, это четвертая категория,- отключив передачу звука Вулкану, но все равно понижая голос, произносит Джейк.- Они могут не сдюжить.
- Что, боишься, некуда будет сходить музлишко послушать?
Снова Чак. Кто его звал в диалог, спрашивается.
- Сделаю, что могу,- Хансен-старший спокоен, но все в шаттердоме знают, что вечером, после ужина, наглого выскочку ждет еще одна разборка. А если не повезет, то еще раньше. Рукоприкладство среди егерей не было слишком большой редкостью: осатаневшие от ожидания, выпитые до дна боями парни взрывались по делу и нет, стоило наступить на больную мозоль. А у Чака, с его вспухшим, как чирей, эго и ревностью к людям вроде Олсена и пилотов Вулкана, был к этому талант.
И не только у него.

- Прошу,- вынырнув из воспоминаний прошлого и стряхивая их с себя, словно промокший пёс, он взглянул на новичков и сделал приглашающий жест рукой.
Черт, жалко здесь нельзя покурить.

Примечание

Vulcan Specter (пилоты Джошуа Гриффин (позывной Гриф) и Тайлер Захари) - егерь mark 3, порт приписки - Сидней, Австралия.
Одержал победу в четырех схватках с 2021 по 2024гг. (в трех последних случаях - совместно с егерем Striker Eureka, пилоты Геркулес и Чарльз Хансены).
27 декабря 2024г. егерь был уничтожен кайдзю четвертой категории, Mutavore. Егерь защищал Австралийский участок Береговой стены возле здания Сиднейской оперы, и в ходе сражения был разорван противником на части.

[nick]Jake Olsen[/nick][status]Thunderer[/status][icon]http://ipic.su/img/img7/fs/800-20.1566049514.png[/icon]

+2

6

Задрав голову до ломоты в шее, Эрика завороженно смотрела на егеря. Взгляд скользил по тусклому металлу вверх, все выше и выше, пока не потерялся в полутьме, сгустком уходящей ночи притаившейся под крышей ангара. Как бы хорошо ни владела собой девушка, в черных обсидиановых глазах сверкнула искра ликования. И в то же время Эрика ощутила сосущую пустоту под ложечкой. На постоянно задаваемый себе и судьбе вопрос «когда?» она получила ответ «сейчас», и быть готовой оказалось не легче, чем ждать.

Эрика стряхнула секундное оцепенение, и ступени лестницы зазвенели под ногами, эхом отдаваясь до самых дальних уголков ангара. А быть может, это кровь звонко билась в ушах в предвкушении последнего и главного испытания.

Спящий гигантский механизм чуть дрогнул и как будто ожил. По гладкой металлической поверхности, кое-где носившей памятные следы встреч с кайдзю, пробежали огни. Люк входной двери отъехал в сторону, открывая механическое нутро егеря.

– Привет, Heatstroke... – неслышно прошептала Эрика, прежде чем войти внутрь, напоследок бросив через плечо подбадривающий взгляд на Фила.

За минувшие пару дней девушка переменила свое мнение о парне. Вернее, затолкала подальше то впечатление, которое сложилось о нем во время работы на Стене. Стерла начисто, уничтожила, потому что, как оказалось, ничего не знала о нем, кроме выставленного напоказ уродливого защитного панциря, которым Фил, как моллюск, окружил себя. Эрика ничего о нем не знала. Сейчас она о нем узнает всё. Как и он о ней.

Эрика снова почувствовала леденящее дыхание пустоты, как при падении с высоты, которая выбивает дух из груди, как удар. Олсен знал, каково это. Эрике почудилось в его взгляде злорадство. А быть может это было сочувствие. Неважно. Эрика была благодарна, что ему не все равно. Четыре утра – прекрасное время для дрифта, если что-то вдруг пойдет не так.

Крепления мест для пилотов напоминали распахнутые объятия  средневековой «железной девы», но Эрика, не колеблясь, шагнула вперед.
[AVA]https://i.ibb.co/8Nq2qB6/photostudio-1566145741286-1.jpg[/AVA] [NIC]Erika Carsters[/NIC] [STA]Furiosa[/STA]

Отредактировано Sif (2019-09-18 21:30:30)

+2

7

Наш век отнюдь не Век Тревоги. Это Век Пустоты.
Наш век просто сорвался с якоря и несется в никуда.
Джордж Микеш

До того, как солнце опалит очертания Шаттердома багровыми, лениво ползущими по стенам лучами, было еще минут сорок. В непроглядной темноте за воротами ангара, там, куда показал кивком их куратор, только-только занималась заря. От свежих порывов ветра, непрошено влезших под ворот одежды, по рукам расходилась «гусиная кожа». Волнение, от предстоящего дрифта, накатывало на парня словно он пил без остановки подогретый американский бурбон. Тягучий, пряный, как жженная карамель на палке.
В первые секунды, после того, как Олсен огласил причину их раннего подъема, у Фила закололо в носу. Он как маленький ребенок был готов расплакаться, кричать и обнимать всех вокруг (наверняка это не пришлось бы по душе его спутникам).
Первый серьезный дрифт. Волнительный, пугающий, но все равно самый желанный, как первый секс. Филлип ждал этого с самой первой минуты, как увидел маршала Моррисона на фоне серой бетонной стены. Сейчас парня отделяли от мечты только побитая ржавчиной лестница, пара самых долгих минут на скрипучем подъемнике и он сам.

Кабина егеря поблескивала в свете головного прожектора, выхватывающего массивные четкие линии меха. Каким же он был красивым, словно начищенным до блеска и покрытым мастикой.
Рука осторожно касается прохладного корпуса и машина, словно отвечая на прикосновение, подается вперед, покачиваясь на массивных тросах.

Карстерс одобрительно смотрит на него, но Фил чувствует ее нервозность. Оно и понятно. Увидеть дрожащее нагое тело, блестящее от капель пота, было куда менее страшно, чем обнажить всего себя внутренне. Это им двоим и предстояло.
Скрестив пальцы на удачу, он кивает Эрике и, вслед за ней входит в кабину Хитстрока.

Перед напарниками на приборной панели два шлема. Филлип берет его в руки, вертит перед собой бережно, будто младенца. Пальцы нащупывают на поверхности надпись, выцарапанную чем-то острым. Взгляд цепляется за наспех вычерченные буквы, которые складываются в Silent Phill. Кост смотрит на напарницу, которая явно не в курсе происходящего, а затем на Джейка.
- Silent Phill? 
[NIC]Phillip Van Coast[/NIC][STA]Silent Phill[/STA][AVA]https://i.yapx.ru/FDHCq.jpg[/AVA]

+2

8

Пока вчерашние кадеты осваивались в кабине, кто с тревогой, а кто и с радостью молодого щенка, вставшего на след зверя (в какой-то момент появилось чувство, что парень вот-вот начнет повизгивать, втягивая воздух носом), Олсен успел добраться до пульта дежурного. Мех пока не готов, его титановые ступни принайтованы к фермам-опорам; оружие частично заглушено, частично еще не смонтировано.
- Не торопитесь, господа, занимайте место у бара,- голос куратора доносится их динамиков шлема. И хотя стереозвук и настраиваемый эквалайзер никто не обещал, не расслышать его невозможно. Комментировать удивленный вопрос новобранца он не торопится, выжидая, пока шлем окажется на том месте, где ему и положено.
Хотя иногда такое чувство, что тонкий прибор надевают на задницу.

- Сегодня у вас пробный дрифт, от которого будет зависеть дальнейшее. Полный комплект обмундирования вам понадобится, если вы покажете хорошую совместимость... или если закажете его самостоятельно.

Он так и сделал. Биржу лихорадило пару месяцев, когда он продал свою долю в отцовском концерне. Австралия не привыкла к подобного рода стрессам, увлеченная солнечными очками, досками и фитнес-браслетами, спрос на которые оставался стабильным даже теперь, когда чудища, раньше встречавшиеся разве что в голливудских и старых японских фильмах, начали появляться в Разломе как Санта-Клаус на Рождество.
Бизнес продолжал развиваться, постепенно перебираясь в Мельбурн и даже Перт, словно надеясь, что кайдзю остановятся на севере и востоке; цены на недвижимость в Аделаиде взлетели до небес. Но страх и стрессы, внезапно, благоприятно сказались на рынке электроники, ведь знать, где твои близкие, бьется ли их сердце, на какой улице, в каком доме их можно найти - в любой момент, мертвыми и живыми...
Как говорится, для остального есть Mastercard.

Ему не помогло. Могло помочь кому-то другому.

- ... Прошу вас надеть шлемы и занять места на платформе,- в шлемофоне его голос казался неузнаваемым. Он звучал мягко, словно рассказывал сказку двум неугомонным детям, никак не желающим укладываться спать.- Часть интерфейса будет вам недоступна, поэтому будем надеяться, что завтракать нам придется не под открытым небом. Внимание! Минутная готовность,- интонация снова меняется. Джек Олсен смотрит на остальных, тех, кто сегодня дежурит на пульте. Дрифт новичков - вещь рискованная всегда, и даже не потому, что что-то может пойти не так, а из-за... по очень многим причинам.
Появится кайдзю.
Одного (хорошо, если не обоих) утянет в воспоминанья другого. В этом случае разделение будет долгим, болезненным, и, вероятно, обоих прийдется списать.
Они просто окажутся не готовы.

Да, и так тоже бывает. Бывает все: от безумного секса, до попыток самоубийства. Иногда здоровенные мужики рыдали после первого дрифта, словно девчонки.
Отравленная соседом собака. Сопли, на первом свидании неудачно забрызгавшие ее новую блузку. Постыдный мальчишеский секс в раздевалке, когда двое прячутся ото всех - а потом всю жизнь прячутся от себя, вырастая в крутых гомофобов. То, что ты писался до семи лет. Сексуальный отчим. Украденная в летнем лагере книга. Потеря девственности на выпускном или на спор.
Никогда не узнаешь, что за чудовище выскочит из-за угла.

-... Двадцать секунд до начала дрифта,- голос спокойный, неузнаваемый; не знать, что это живой человек, можно принять за записанный отсчет.- Пятнадцать. Десятисекундная готовность. Десять. Девять. Восемь. Семь. Шесть...
Он успевает взглянуть на часы.

2:18.
Нет. Не сейчас.

- ... три. Две. Одна.
[icon]http://ipic.su/img/img7/fs/800-20.1566049514.png[/icon][nick]Jake Olsen[/nick][status]Thunderer[/status]

+2

9

Застежка на шлеме не сразу поддалась под ставшими вдруг непослушными и неловкими пальцами, а щиток, подпиравший подбородок, оказался слишком жестким. Пластины панциря дрифт-костюма сдавили грудь, примеряясь к новому хозяину, и в тестовом режиме вдоль позвоночника пробежала щекочущая россыпь электрических импульсов, вызывая покалывающие мурашки по всему телу.

Их к этому пытались подготовить, объяснить на неоконченных курсах в Академии. Пытался на свой лад объяснить и Олсен. Не сказал лишь одного, главного. К дрифту невозможно быть готовым, не пережив, не побывав там, внутри чужого сознания. Как бедуин, всю жизнь проживший в пустыне, не способен вообразить темные бесконечные воды, покрытые ледяной коркой, холод, от которого трескается кожа, солнце, не уходящее за горизонт, ночь, которая длится несколько месяцев.

– Две... Одна...

...синяя вспышка ударила по глазам, заставив зажмуриться. Но это не спасло, на внутренней поверхности век заплясали, хаотично сменяя друг друга, белесые и сизые пятна, уши заложило гулом, как от лопастей вертолетного винта, а рот наполнился вязкой мокротой с привкусом крови.

Сквозь шум настойчиво пробивался тонкий детский голос, скуливший:

– Папочка, не надо. Папочка...

– Заткнись, сопляк, – резануло слух рычание другого голоса, низкого и страшного, какого не услышишь у живых людей, разве что в кинотеатре усиленный басами и спецэффектами рык монстра.

Или в воспоминаниях.

Эрика тряхнула головой, и цветные пятна сложились в картинку. Худенький мальчик, в котором чудилось что-то знакомое, жался к стене, испуганно тараща глазенки. Рот кривился в попытке сдержать плач, но слез уже не было.

Не думая, Эрика протянула руку, и мальчишка, отпрянув, совсем вжался в стену костлявыми лопатками. Стена за его спиной подалась, распахнувшись створками разбитого окна. Звонко посыпались осколки стекла, и мир как будто опрокинулся. Эрика рванулась вперед, но опоздала. Снова.

Лицо мальчика, чья рука неумолимо и безнадежно ускользала из ее ладони, неуловимо переменилось. Русые волосы потемнели до цвета воронова крыла, бледная кожа окрасилась смуглыми красками южной крови.

– Карлос! – закричала Эрика, чувствуя, как пальцы слабеют, не в силах удержать вес маленького тела.

В проломе стены оседал в пыли разрушенный город на побережье Чили, вряд ли широко известный миру до того дня, как оказался стерт с лица земли.
[AVA]https://i.ibb.co/8Nq2qB6/photostudio-1566145741286-1.jpg[/AVA] [NIC]Erika Carsters[/NIC] [STA]Furiosa[/STA]

Отредактировано Sif (2019-10-13 21:34:33)

+2

10

Нейропроводящий гель, розовый, словно жевательная резинка, вязкой массой наполнял пустоты боевого скафандра. Интерактивная приборная панель проецируемая перед дрифт-платформой егеря активировалась и механизированный голос ИИ начал вторить команды Олсена.

Десять.

Фил проверяет крепления-застежки на гидравлических подставках и нажимает несколько клавиш на панели под левой рукой.
Его место в кабине справа.
Так как каждый пилот управляет лишь одним полушарием, то вклад, как и усилие в управление гигантским мехом абсолютно равное. Но по прошлому опыту Кост знал, что "правый" пилот считался ведущим в связке. Откуда это пошло и почему,парень не знал, но такое неожиданное открытие лишь прибавляло волнения молодому кадету.

Пять.

Фил смотрит на Эрику сквозь стекло на шлеме. Губы стиснуты, взгляд серьезен и сосредоточен. Девушка явно настроена на успешную попытку синхронизации, но удастся им это или нет, станет ясно через пару секунд.

Три.

Все предыдущие разы, когда парня пытались поставить в пару оканчивались провалом. Дело было не только в том, что парень не мог открыться перед напарниками, которые изо дня в день издевались над ним. Скорее всего сами партнеры по дрифту не желали открыться этому странному, молчаливому Косту, который непонятно как оказался среди новобранцев.

Два.

Кадет закрывает глаза, готовясь к вспышке воспоминаний и каше, которая образуется от переплетения мыслей пилотов. Ладони в перчатках стали влажными, а колени слегка начали дрожать. Как бы сильно ты не был готов к этому, знать наверняка, что тебя ждет невозможно. Восемь попыток в первый его призыв в Тихоокеанский Оборонительный Корпус и восемь совершенно разных синхронизаций.

Один.

В голове словно зажглась лампочка и Филу захотелось посильнее зажмуриться. Живот будто подцепили крюком и потащили в глубину этого яркого светила.
Шепот. Крики. Звук хлесткого удара по щеке и боль. Не физическая, а ноющая, будто он весь день простоял на ногах.
Мультяшными картинками начали всплывать образы незнакомых Филу людей, очертания гор, покрытых бронзовой травой, с верхушками из снежных шапок. Дома с разноцветными крышами и солнце, ласкающее его карамельную южную кожу. Кост начинает "укутываться" в этом воспоминании и не может сдержать улыбку.
Картинка резко меняется.

За жутким грохотом и криками людей слышен знакомый голос. Я выползаю из-под стола, которое посчитал надежным укрытием и бегу в спальню брата. Комната полностью разрушена. Остатки коммуникаций, столик и лампа, выбрасывающая хлопья искр. Больше ничего не осталось. Только зияющая чернота в месте, где несколько минут назад была стена и пол. На меня накатывает волна страха и паники.
- Братик, - выкрикиваю я девчачьим, немного писклявым голосом, - Карлос!
- Помоги, - слышится где-то внизу
Я смотрю в направлении крика и вижу мальчишку, совсем еще кроху лет семи, который ухватился за покачивающийся на ветру обломок.
Мое тело по инерции подается вперед и я что есть силы хватаю его слабыми руками. Ни за что, ни за что я не отпущу его руку.
Я вглядываюсь в лицо брата сквозь воспоминания напарницы по дрифту и чувствую, что сейчас произойдет. Крупные слезы катятся по щекам мальчика, а Эрика, не в силах удержать его.
- Solo no me dejes ir - произносит парнишка, а потом его тело, вместе с обломками падает в черную пустоту.

Где-то вдалеке звучит голос Джейка Олсена, но сейчас он кажется таким ничтожно маленьким, как писк назойливого комара, что Фил просто мысленно отмахивается от него.
Стоп. Углубляться в одном воспоминании нельзя. Можно зависнуть и потерять контроль.
Встряхнув головой парень вновь возвращается к мультяшным картинкам и начинает чувствовать напряжение Карстерс.
[NIC]Phillip Van Coast[/NIC][STA]Silent Phill[/STA][AVA]https://i.yapx.ru/FDHCq.jpg[/AVA]

Отредактировано Kitty Pryde (2019-10-01 19:53:14)

+2

11

«Это не реальность, не реальность», – настойчиво бьется в правый висок отрезвляющая мысль. В действительности справа мигает красный предупреждающий светодиодный сигнал внутри шлема. Эрика моргнула, выдираясь из цепких и липких лап кошмара, как из колючек пуйи; выплывая из водоворота воспоминаний, которые утягивали на дно сознания. Чтобы быть подхваченной новой стремительной волной.

...Эрика лежит на пыльной земле, сбитая с ног пинком в голень. Высоко над ней, заслоняя голубое небо, смуглые лица детей, скалящие зубы, жестоко хохочущие, как могут быть жестокими только дети. Ее обступают множество ног в грязных кедах. Она узнает это место – внутренний двор приюта, куда заботами государства определили осиротевшую девочку. Первый день. Знакомство.

И в этот миг сознание будто раздваивается, а воспоминания наслаиваются, наплывают друг на друга. Эрика по-прежнему видит клочок пронзительно-голубого неба и смуглые лица, но одновременно она понимает, что небо, которое она видит, белесое, как брюхо дохлой рыбы, с серыми вкраплениями северных туч, и лицо со свирепо оскаленным ртом, нависающие над ней, принадлежит взрослому мужчине.

Нюня! Размазня! – в унисон скандируют хриплый мужской и звонкие детские голоса.

Ей хочется плакать от страха, но она знает, что нельзя – будет только хуже. Он разъярится еще сильнее. Они навсегда заклеймят «una blandorra».

...Эрика сжимается в комок и стискивает зубы, ощущая хлесткие удары ремня по рёбрам и спине.

...Эрика дергает на себя ближайшую пару лодыжек, катается в пыли, беспорядочно и слепо нанося удары. Драться она не умеет, но у нее есть ярость и боль, которых нет у ее противника.

Esta loca! Чокнутая! Смотрите, она ему нос в кровь разбила..!

...Жесткая рука тащит вверх за шиворот.

Слабак! – с презрением выплевывает брезгливо кривящийся рот с желтыми прокуренными зубами. – Но я тебя научу быть мужчиной!

Как тебе не стыдно! Ты же девочка! – укоризненно поджимается тонкий бескровный рот монахини.

Стоящий рядом недавний противник, мальчишка, шмыгающий разбитым носом, неожиданно подмигивает и улыбается. Его лицо, по-детски с пухлыми щеками, вытягивается, и черты заостряются, взрослея. Где-то вдалеке гремит музыка, а они вдвоем сидят на спинке скамьи, пьют пиво, передавая друг другу одну бутылку. Ночное небо над ними похоже на густое ежевичное желе. Пальцы ненароком соприкасаются и в смущении отдергиваются, хотя они оба, и юноша, и девушка, знают, для чего они здесь. Последний глоток пива допит, и Эрика первой придвигается ближе и кладет ладонь на обтянутое потрепанной джинсой колено парня, тянется к теплым мягким губам...

Те же губы, насмешливо изогнутые, говорящие:

Пилотом? Ты? Да ты же девчонка! Ты все равно не поступишь в Академию, а если и поступишь, пилотом егеря тебе не бывать. Будешь кофе разносить и бумажки перебирать. Мы же обо всем договорились, все распланировали... А ты как с цепи сорвалась после того репортажа. Мало ли что там стряслось в другом полушарии, – уговаривающий голос срывается на крик. – Не будь дурой! Поедешь, можешь не возвращаться!

Последнее Эрика слышит уже в спину.

Она не обернулась и не вернулась. Будущее, о котором мечтал ее парень, было утопией в мире, где существовали кайдзю. Она не позволит своим нерожденным детям прийти в такой мир. Не позволит, чтобы ее сын цеплялся слабыми руками за край карниза, прежде чем сорваться вниз.

Рука девушки конвульсивно сжимается, и по механическому телу егеря пробегает череда электрических импульсов, передающих сигнал движения.
[AVA]https://i.ibb.co/8Nq2qB6/photostudio-1566145741286-1.jpg[/AVA] [NIC]Erika Carsters[/NIC] [STA]Furiosa[/STA]

Отредактировано Sif (2019-10-14 08:12:44)

+2

12

[NIC]Phillip Van Coast[/NIC][STA]Silent Phill[/STA][AVA]https://i.yapx.ru/FDHCq.jpg[/AVA]
Выхватывая самые неожиданные и самые эмоциональные моменты жизни двух молодых пилотов, картинки бились в глазные яблоки яркими вспышками.
Филлип боролся с настойчивым желанием закрыть лицо руками, лишь бы это остановить. Боль, страх и ненависть начали наполнять его внутренности, словно через капельницу струйно вливали расплавленный свинец.  От этого никуда не сбежать! От этого не спрятаться за светлыми и радостными воспоминаниями. Это можно только принять. Пропустить через себя и жить с этой болью. Помнить о ней. Всегда! Занося руку с фляжкой, полной раздирающей горло и обжигающей пищевод настойки. Вскидывая на плечи раненого товарища, вспарывая брюхо очередному монстру, трахаясь, засыпая, сидя на унитазе… всегда…

Кост будто вынырнул из глубины, после долгой задержки дыхания. Воздуха не хватало. Ноздри жадно раздуваются, в попытке утолить жажду О2 в мозге. На внутреннее стекло шлема с подбородка капает кровь, видимо во время синхронизации парень очень сильно прикусил свою губу.
Мгновение спустя Фил начинает понимать, что что-то изменилось. Какая-то внутренняя тяжесть давила на парня, словно на конечности подвесили по несколько лишних килограмм. Неужели удача? У них получилось?

- Эрика, -  Кост поворачивает голову в сторону напарницы.
Глаза открыты, но пустые, словно только отлитые на стеклодувном заводе в Онтарио. Губы плотно сжаты, а тело слегка подрагивает, будто через девушку периодически пропускали небольшой электрический разряд.
- Эрика, - чуть громче повторяет Фил, в надежде, что напарница не «застряла» в каком-то воспоминании.

+1

13

Тихое потрескивание, похожее на шум радиопомех, переходит в сухие равномерные щелчки, частота которых понемногу возрастает, пока не переходит в густой низкий гул. Эрика отчетливо ощущает каждую мышцу своего тела, все кости, каждое натянутое сухожилие, каждый звенящий нерв. Она никогда не чувствовала себя настолько сильной, она словно гоночная машина на старте с доверху заполненным баком.

Машина?

Девушка открывает глаза, пытаясь собрать воедино расфокусированную картинку, словно после долгой темноты ей не только заново приходилось учиться видеть, а заново собирать все органы чувств из хаоса атомов и молекул.

«Эрика?»

Звуки тоже искажены, но настойчивый негромкий голос ей безусловно знаком. Она хотела было повернуть голову, но внезапно понимает, что не нужно. Ей не нужно смотреть на обладателя голоса, как нет необходимости смотреть на свою руку или ногу, чтобы знать их местонахождение. Это Фил.

– Сайлент Фил? – тихо фыркает Эрика, зрением и памятью партнера возвращаясь к надписи, нацарапанной на его шлеме. – Тебе подходит.

Она ощущает присутствие кого-то еще, не совсем живого и не вполне разумного. Прислушивается, холодея от восторга и ужаса. И в это мгновение всецело понимает привязанность пилотов к своему егерю. То, что она чувствует, не просто безжизненная механизированная груда металла, пронизанная кровеносной сетью электрических реле, напичканная датчиками, электроникой, оружием разной степени огневой мощи и... у него есть меч? Серьёзно???

– Черт, кажется, я влюбилась.
[AVA]https://i.ibb.co/8Nq2qB6/photostudio-1566145741286-1.jpg[/AVA] [NIC]Erika Carsters[/NIC] [STA]Furiosa[/STA]

+2


Вы здесь » Marvelbreak » Альтернатива » [2025г.] PACIFIC RIM: Wake me up inside