ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ
В игре: Танос собрал перчатку и изменения в мире уже стали необратимы, чтобы предотвратить дальнейшие катастрофы в Мидгарде объявляется правление Тора и асов, что влечет за собой новые неприятности!

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     05.2017 - 07.2017

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [25.06.2017] Something 'bout


[25.06.2017] Something 'bout

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[epi]something 'bout 25 июня 2017
Natalia Romanova || Peter Parker-Stark
http://ipic.su/img/img7/fs/2WqdY.1568740254.jpg
То, что утро не бывает добрым, убеждались все хотя бы раз в своей жизни. Но ночь таит в себе не меньше неприятных сюрпризов.
NB! так надо[/epi]

+1

2

[indent] Наташа никогда не отличалась предчувствиями неудач и смерти. Это чуждое ей чувство редко посещало. В конечном счете, Романова привыкла добиваться своего мастерством и упорством, и в ее планах не было смерти, ни тогда, не сейчас. Хороший шпион не тот, кто сдохнет за страну, а тот, кто выживет и добудет информацию, принеся ее своим. Так что подыхать просто так Наташа не собиралась, как и поддаваться рефлексии и мыслям о том, что она погибнет. Этот риск был всегда, они ходили по краю, постоянно, раз за разом, но вместе с тем Наташа не тратила время на подобные раздумия.
[indent] Тем страннее было проснуться, когда за окном была еще темень, а часы показывали без двадцати два. Наташа с минуту смотрела на блеклые цифры, медленно выныривая из сна и просчитывая свои шансы снова окунуться в сон. Но что-то мешало. Что-то грызло изнутри, не давая перевернуться на другой бок и закрыть глаза. Что-то, что и разбудило ее в такое позднее время.
[indent] Последующие двадцать минут она еще пыталась уснуть. Но потом смирилась с этим. Проще было встать и попробовать какой-то другой способ уснуть. Такие у нее были. Например, танцы. Или беговая дорожка. Сейчас Наташа решила выбрать второе, как есть, в майке и шортах, босиком спускаясь вниз в тренажерный зал. Тишина вокруг кажется неестественной, но хотя бы в это время все спят или прикидываются. Наташа почти на носочках, неслышно пересекает коридор возле комнаты Беннера, и победно увеличивает шаг.
[indent] - Доброй ночи, Наташа.
[indent] Голос Фрайдей раздается вместе с загорающимся светом в тренажерке. Наташа чертыхается, и свет становится не таким ярким.
[indent] - Спасибо, Фрайдей.
[indent] - Чем еще могу быть полезна?
[indent] Интересно, она спросит, почему Наташа не спит?
[indent] Джарвис бы спросил. Но Джарвиса с ними не было уже достаточно давно. Странно звучит, но Наташа по нему скучала. Разве можно скучать по ИИ? Но он был копией дворецкого Старка, насколько знала Наташа, вполне себе реальной копией, даже чувством юмора обладал.
[indent] - Ничем, спасибо, Фрайдей.
[indent] Наташа запускает беговую дорожку, выставляя более простой режим. И начинает свой забег на одном месте. Равномерные движения, ровное дыхание, можно закрыть глаза и попробовать не думать, просто отдаваясь моменту, когда мира вокруг не существует. Жаль, не взяла с собой айпод, но возвращаться за ним не хотелось, как и просить Фрайдей о том, чтобы та включила музыку.
[indent] Вот только странное чувство не уходит. Отступает, но не исчезает, не давая Наташе полностью расслабиться. Неужели и правда что-то должно случится, что-то, что пугает? Нет, предчувствия это бред. Фигня. Не в этом случае. Она Черная Вдова, и все ее отношения со смертью ограничиваются тем, что та служит Наташе для ее целей. Ничего не изменится, никогда не менялось. Она не бессмертная, но завтра она не умрет, это ведь так глупо. У нее еще встреча с Таносом. Планы. Недобитые отношения с Брюсом.
[indent] В коридоре слышны шаги. Кто-то еще не спит. Наташа одним движением отключает беговую дорожку, оглядываясь на дверь, чтобы посмотреть, кто пройдет мимо.

+1

3

Сколько раз пришлось убеждаться в том, что жизнь в особняке в первую очередь хороша тем, что там сложно кому-либо помешать своими вечерними (читать: ночными) возвращениями. На улице царствовало лето, никто даже не думал в сторону учёбы. Хотя этому способствовало не только время года, но и обстановка в городе. Как-то раз натыкался на новость о том, что достаточно много людей не просто покинули Нью-Йорк, они сбежали в надежде оказаться как можно дальше от этого кошмара, но, очевидно, от таких инопланетных нападок страдало не только Большое Яблоко. Стягивая с головы маску, Питер тихо выдыхает, останавливаясь прямо посреди коридора, ладонью другой руки проводя по волосам, неосторожно их приглаживая. Тут было так тихо, что, казалось, собственное дыхание было отчётливо различимо. Даже слишком. Впрочем, ничего особенного, часы показывали два ночи и если кто-нибудь ещё не спал, то оставался в собственном личном уголке, стараясь не разводить шум, дабы не привлечь к себе внимание. А он был уверен, что не все обитатели решили резко начать соблюдать правильный режим с ранним отходом ко сну и ранними подъёмами. Повреждённая в неприятной ситуации чуть меньше недели назад кисть руки больше не беспокоила, полностью восстановившись, потому можно было снова делать всё так, как привык, однако какой-то осадок ещё оставался, потому пока он невольно дёргался и старался уберечь руку от напряжения, хотя та в такой «опеке» больше не нуждалась.

Протяжно зевнув, Паук уверенной поступью двинулся прямо по коридору, оставив маску у себя на плече, переключив всё своё внимание на шутеры. Красные огоньки с внутренней стороны запястья на приборе приветственно мигнули, будто давая понять, что всё прекрасно функционирует (хотя то же самое было и при использовании паутины). Он всё ещё в некоторые моменты переживал о том, что что-то может не работать. Хотя это ведь обычное явление, да? Переживать за работоспособность того, что сделал сам.

Всё такой же уверенной поступью Питер сокращал расстояние, которое разделяло его и собственную комнату, в которой ждала тёплая постель, ибо в сон тянуло нещадно, хотя вся прошлая ночь была успешно проспана дома. Вот так всегда бывает. Чем больше спишь, тем больше хочется спать, как бы парадоксально это ни звучало.
Увлёкшись рассматриванием собственных рук, он неспешно проходит мимо приоткрытой двери, даже не обращая на это никакого внимания, просто проплывает мимо. Однако уже через несколько секунд и парочку пройденных шагов останавливается, удивлённо вскинув брови и заглянув за плечо. Если не ошибался, то эти двери вели в зал, который служил тренировочным, там, кажется, даже специальные тренажёры были. Там был от силы пару раз, так как в его посещении не было особой необходимости, любые тренировки и физические нагрузки, пожалуйста, хоть каждый день на улице, стоит только высунуть свой нос. Отступая спиной вперёд, Питер наклоняется в сторону, заглядывая внутрь, удивлённо приоткрывая рот, будто намереваясь что-то сказать, но в конечном итоге так и не сумев определиться, что в данном случае будет более удачно. Поджав губы и переступив порог, окидывает помещение взглядом, дабы убедиться, что тут не было больше никого, кроме одного только человека. Да и это был не просто человек, а тот, кого ожидал увидеть меньше всего. Та.
— Привет? — неуверенно отзывается он, при этом прекрасно понимая, что его присутствие, а уж тем более вторжение не могло не привлечь внимание ещё до этого.

В приглушённом освещении красные детали костюма выделялись куда сильнее, чем чёрные. Питер замирает в нескольких метрах, по давней привычке заводя руки за спину, сцепляя пальцы между собой, покачнувшись вперёд-назад, перекатываясь с пятки на носок и обратно.
— Амм.. не спится? — чувствуя себя неловко в виду того, что, судя по всему, отвлёк от чего-то важного, а если просто развернуться сейчас и уйти, будто бы ничего и не случилось, будет просто-напросто проявлением неуважения, так тоже нельзя.

+2

4

[indent] Питер. Наташа чуть расслабляется. Она опасалась, что это будет кто-то, с кем разговор не будет простым, впрочем как всегда. И кому не расскажешь о паршивых предчувствиях просто так. Питеру, конечно, тоже не расскажешь, они не нужны были парню, но в целом, хорошо, что это он.
[indent] - Привет. Загулял? - Слабая улыбка касается губ Наташи. Не упрек, и даже не любопытство, скорее уточнение. В отличие от Тони, от Клинта, даже от Стива, Наташа не испытывала никакого желания опекать молодое поколение посредством запретов на позднее возвращение домой, на героизм и прочее. Может, еще несколько лет назад она бы попробовала сказать о том, что их время еще не пришло, им надо просто жить, но сейчас она не говорила этого, ни Кейти, ни сыну, ни Аве, ни даже Питеру. Никому не предлагала нормальной жизни потому, что никому из них она не была доступна, как и не была нужна. Она и себе давно не просила нормальной жизни, чтобы сейчас подсовывать это ребятам. Они все были взрослыми, сформировавшимися личностями, так или иначе получив свое право принимать решения, рисковать и выживать.
[indent] - Не спится. Слишком много мыслей для спокойного сна.
[indent] А ведь паренек умирал. Наташа припоминает то, что узнала о нем. Что тогда, на базе ЩИТа, он погиб. И сколько-то был мертв. Интересно, что он видел по ту сторону? Воспитанная еще в советское время, в которое религия была чем-то за гранью понимания и запрета, Наташа не была крещенной, ничего не знала тогда о боге. Это уже потом, когда позади осталась Красная Комната вместе с пережитками прошлого, Романова как-то забрела в русскую церковь на Брайтон-Бич. Они тогда жили вместе с Клинтом, дело было перед Рождеством, православным Рождеством. Шел снег, и Наташа долго гуляла по улицам, пока не поняла, что заблудилась. Дивно было оказаться перед дверьми храма, ноги будто сами привели ее туда. И впервые за долгое время Наташа говорила с кем-то о том, что ее беспокоило. Конечно, она не рассказала батюшке о том, кто она, что делала и чем зарабатывала. Но она говорила о себе, о Клинте, своих страхах и надеждах. Том, что им не суждено быть вместе, но имела ли она право хотя бы на толику любви и счастья?
[indent] Тогда она не то чтобы узнала что-то о боге. Да и просветления не ощутила. Но на душе стало теплее, невзирая на сырость, а дома ее ждал теплый ужин, даром, что состоял из пиццы, и теплые объятия Клинта. Каждый раз, когда Наташа думала о боге, она вспоминала эти ощущения, и было хорошо.
[indent] Но сегодня даже они не помогали избавиться от сумрака в собственной душе, что так и подмывало задать неудобный вопрос Питеру. Но паренек стоял тут, не шел никуда, возможно, он тоже что-то чувствовал, возможно, давал ей шанс на что-то. Наташа опирается на велотренажер, колеблется. Может, стоило ему предложить чай? Или без прелюдий резать по живому?
[indent] - Ты веришь в то, что у каждого в этой жизни есть своей исход, и мы чувствуем, когда он наступает?
[indent] Вопрос звучит немного странно, и Наташа позволяет себе слабую смущенную улыбку. Сейчас, без капли макияжа, с собранными в хвост рыжими волосами в спортивном костюме, она ничем не напоминала опытную шпионку, способную убить голыми руками. Не была опасна, да что там, она даже выглядела довольно молодой. Не на двадцать, конечно, но на двадцать пять вполне. Стояла вот так и не наводила на мысли о том, что в ее руках оказывались чужие судьбы, которые она, словно одна из трех Мойр, перерезает нить чужой судьбы. Кажется, ножницы всегда были в руках Атропос.

+1

5

В голове, подобно заставке Windows, мельтешила мысль о том, что всё же умудрился чему-то помешать, пускай даже не настолько важному, но отвлекать кого-то от его занятия всё равно дело не благородное, ибо сам прекрасно знал каково это, когда из раза в раз снова и снова приходится концентрироваться на прерванном и уже не факт, что получится так просто, как до этого. Так что Питер отступает ещё немного назад, пока не слышит голос Наташи, что не звучит как-то враждебно или недовольно.
— А, ну, — проводя ладонью по своим волосам, стараясь их как-то пригладить, в итоге только сильнее растрепав. — Да-а, наверное. Ну, немного, — уже давно ни для кого не было секретом, кто являлся жителем этого дома, ведь тут оставались не только Мстители оригинального состава, но и те, кто сформировал команду тех, кто был поменьше. И если постараться представить, то в каком-то смысле это могло напоминать большую семью, люди в которой связаны друг с другом лишь отчасти и сбились в одну кучу просто из-за того, что так легче платить за такое большое здание. Нервно усмехнувшись в ответ на собственное спонтанное и странное сравнение, Питер выдохнул, снова делая несколько шагов навстречу, подбираясь ближе, удерживая маску в руке. Абсолютно точно, что здесь больше никого не было, и Наташа сама это подтверждает, как и тот факт, что в эту ночь уснуть сложно не только лишь одному пареньку в красно-чёрном костюме.

Казалось бы, ничего не мешает просто развернуться и уйти, как думал с самого начала, просто сказать «извините за беспокойство, до свидания» и делать вид, что ничего не было, дабы никому не мешать, вернуться наконец в комнату и упасть на кровать, хотя в сон не особенно тянуло. Это всё привычка организма. Опасно. В колледж точно лучше потом не опаздывать, особенно в первое время, когда вернуться к более-менее нормальному режиму будет особенно проблематично. Но странное напряжение, которое ощущается практически физически, словно стоит протянуть руку и можно будет потрогать, появившееся из неоткуда. Хотя.. Подняв взгляд, переводя его на Наташу, Питер склонят голову набок, вопросительно изогнув бровь. Он не часто видел Вдову как здесь, в особняке, так и за его пределами, на улицах города, казалось, она не появляется вообще, постоянно какая-то работа, ну знаете, эти супершпионские дела, когда надо летать на остров, населённый непонятными гибридами животных, передвигаясь с помощью собственных хвостиков-пропеллеров.
Двинувшись вперёд, будто ведомый одним только кратковременным порывом, Питер подбирается ближе к другому тренажёру, протягивая руку, касаясь пальцами «руля» велосипеда, пока на лице не отразился немой вопрос, мол, для чего мне это нужно.

Голос прерывает тишину внезапно и сам сначала обращает внимание на интонацию, а только после на сказанное. Эта фраза звучала так.. неправильно, выбиваясь из общего тона, Питер даже поначалу заметно растерялся, блуждая взглядом по помещению с приглушённым светом, правда, освещение для него не имело совершенно никакого значения.
— Я.. не знаю, не уверен, — скользя подушечками указательного и среднего пальцев по ребристой поверхности того же «руля». — В смысле, обычно я точно знаю, если произойдёт что-то опасное, пусть узнаю об этом только за несколько секунд, — паучье чутьё всегда было самой непростой частью из всего спектра возможностей, что предоставил маленький радиоактивный паучок в своё время. — Но иногда бывает так, что начинаешь чувствовать что-то неприятное, хотя ничего не предвещает беды. Это неприятно и.. отвлекает, — рассуждал он негромко, бурча себе под нос, чего в тишине было более, чем достаточно, но при этом он словно разговаривал сам с собой, продолжая смотреть куда-то в сторону. И только спустя несколько секунд, опомнившись, что находится тут всё-таки не один, снова переводит взгляд на Вдову, концентрируясь. — Я имею в виду, что.. да, иногда такое бывает, правда, я не уверен, что это касается, амм, исхода жизни, — дёрнув плечами. Ну нет, если этот самый «исход» снова окажется где-то рядом, придётся делать что угодно, лишь бы на него не нарваться, иначе Тони будет злиться. Снова. — А что.. кхм, — поджимая губы, даже толком и не понимая, как лучше узнать о том, о чём обычно не принято говорить в культурном обществе в последний месяц, всё-таки это внезапное нападение пришельцев оставило заметный след не только на городе, но и на его жителях, на тех, кто так же пытался его защитить. — А Вы думаете, что всё так плохо? — без уточнений, без наводящих вопросов, смотря на Наташу не пристально, немного расфокусировано, но внимательно. Питер мог знать только о том, что случалось на улице, когда это случалось, никогда не пытаясь сунуть нос в более серьёзные дела остальных Мстителей, пускай иногда это происходило совершенно случайно. Быть может, всё давным-давно известно о куда более массовом вторжении с ещё большими разрушениями, но.. но если была возможность об этом не знать, можно было и оттянуть этот момент, потому что когда сталкиваешься с этим лично, особенно не ожидая ничего такого, невольно понимаешь, насколько простая, казалось бы, вылазка на улицу, которых было сотни, может быть.. страшной?

+1

6

[indent] Наташа с долей любопытства слушает Питера, его рассказ о паучьем чутье. Она была, своего рода, пауком, но не таким, как Паркер и его друзья. Ее не кусал радиоактивный паук, ей было не дано то, что имелось у Питера. ее паучья суть была совсем иной, свое прозвище она получила в честь Черной Вдовы, которая славилась тем, что... в общем, да, это не то, чем следовало гордиться. Наташа опускает голову с улыбкой, затем снова поднимает взгляд на Паука. Любопытно, как Тони внезапно встал отцом для Питера, не только в переносном смысле, как наставник, но и в буквальном, по всем документам. Кто бы мог подумать, на самом деле, что Тони Старк так изменится, и из заносчивой сволочи превратится в человека, способно любить всеми фибрами души. Хорошо это. Перемены, такие перемены - всегда к лучшему.
[indent] - Да, ты прав, я не совсем о том.
[indent] Жизнь была полна опасностей, мир был опасностей, угрожая каждый день сделать последним. Наташа всегда была готова умереть, но всегда стремилась выйти живой из передряги. И сейчас это было очень странное чувство, которое накатывало и отпускало, тревога все равно оставалась где-то в подсознании, готовая вот-вот пролиться новым приступом волнения. А ведь Черная Вдова никогда не испытывала это чувство даже перед самыми сложными и невозможными заданиями, доказывая, что все возможно сделать так, чтобы гордиться выполненной работой.
[indent] - Значит, паучье чутье не только помогает, но и мешает? Ясно. Не буду больше завидовать его наличию у тебя и расстраиваться его отсутствию  у себя, - она шутит, позволяет себе легкий смешок, оглядывается по сторонам, не самое подходящее место для разговора. Может, стоит отпустить Питера отдыхать? Или потянуть его дальше в разговор? - Что? А...
[indent] Русская поджимает губы, потом кивает в сторону двери:
[indent] - Не хочешь взять лимонада или пива, если пьешь его, и отправиться посидеть наверху?
[indent] Особняк прятался среди более высоких домов, с его крыши не увидишь ночной город, но тем не менее, сидеть там было приятно, как и готовить барбекю, как и просто разговаривать. Главное, вовремя убрать мангал со створок ангара, который занимал все пространство верхнего этажа, там стоял джет.
[indent] Питер не сопротивляется предложению, и вскоре они занимают парочку оставленных шезлонгов. Летняя ночь не тихая, несмотря на то, что улица, на которой стоит особняк, все же спит. Но где-то воет сирена то ли скорой, то ли полиции, где-то играет музыка, где-то доносится смех. Жизнь идет своим чередом, а у Наташи ощущение, что завтра не наступит, и совсем не потому, что Танос щелкнет пальцами.
[indent] - Нет. Ну то есть положение наше оставляет желать лучше, но это не совсем то, - Наташа делает глоток минеральной воды из бутылки, задумчиво смотрит перед собой, но ничего не видит, будто бы перед глазами темная пелена. - Это странное ощущение, личное ощущение, никак не связанное с общим положением дел. - Хотя оно было паршивым. Танос явно был сильнее, чем они, и они пока проигрывали по всем фронтам. Наташа крутит бутылку в руке. - Это непривычно. Я никогда не испытывала ничего подобного. Всегда была уверена, что вернусь с любого задания. А вот сегодня оно возникло, и я не очень понимаю, что с этим делать. - Видимо, только так можно было объяснить, почему она сидит и разговаривает с Питером Паркером. Наташа не была склонна к откровениям вообще, а с мальчиком тем более. Настолько близкое доверие для подобных разговоров было не тем, что возникает практически на ровном месте. Логичнее было поговорить с тем, кто был ей близок, Клинтом, например, или на худой конец с Брюсом, но с Питером выходило проще, легче. - Мне кажется, что завтра я погибну.
[indent] Наташа смеется. Тихо, с некоторой хрипотцой, запивает смех и признание водой, все еще не видя мира вокруг.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [25.06.2017] Something 'bout