• Рука и сердце Наташи: 3-е задание Камни бесконечности: NEW Грехопадение Юные мстители
ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     03.2017 - 05.2017
В игре: Нападение скруллов незаметным не осталось, все герои Земли вынуждены разбираться с этим, а тем временем надвигается новая опасность! Щ.И.Т., Мстители и остальные герои начинают разыскивать Камни Бесконечности.
• В Адской кухне восстание, у Паучат Вэб-корп и иные миры и все это на фоне иных неприятностей.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Флешбэки и флешфорварды » [28.02.2017] Где мы летим


[28.02.2017] Где мы летим

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[epi]И КАК УЖЕ ДАВНО 28.02.17
Charles Xavier, Scott Summers
https://i.pinimg.com/originals/70/2f/46/702f466a8c21bc3fdb48cd45ab4ec459.gif
Вернуться обратно в Салем, чтобы оттуда начать поиски Всадника, вероятно, было не самой лучшей идеей, ведь кто знает, кого можно встретить на руинах прошлой жизни.
NB! ментальное насилие над Саммерсом, ничего нового[/epi]

Отредактировано Scott Summers (2019-05-12 17:39:32)

+1

2

Оставалось надеяться, что никто не пострадал. Что здесь не общая могила из его учеников. И да, Чарльз со вздохом прошелся по тропинке, ведущей к некогда главному зданию, а теперь скорее к кратеру будущего вулкана, нежели к чему-то доброму и светлому, и замер на самой границе.

Что он забыл на развалинах собственного прошлого? Ощущение теплого пола под ногами? Ощущение безопасности? Студентов, которых тут не было? Что он искал тут?

Если на его вопросы можно было найти однозначный ответ. Если бы на его вопросы был хоть какой-то ответ, он справился бы, он бы попытался все это отпустить, попытался забыть ощущение, которое посетило его после того, как он сообразил, что его, некогда дома, уже не было. Что он больше не вернется назад, не проскользнет по лестнице наверх, в библиотеку, не коснется корешков книг руками. Больше некуда возвращаться.

Пожалуй, ему не стоило покидать страну, когда он понял, что на другом континенте бушует странная и такая похожая на их вирус болезнь. Ему не стоило покидать страну в угоду собственному любопытству и страху все потерять. Даже на Аляске было больше надежд вернуться в школу, чем сейчас.

Чем теперь.

Чарльз так и смотрел на кратер, некогда большого и красивого здания. Не особо понимая, как вышло так, что он оказался один на один с прошлым. Почему здесь больше никого нет? Почему никто не приветствует? Ах да.

Он сжал голову руками и попытался встряхнуться. Да. Его детище разрушено, но это только часть. Малая часть, господи, совсем крохотная если уж говорить на чистоту. Это только та часть, в которой он вроде как вырос, становился сильнее, обретал самого себя и семью. Это был его дом, пусть и перестроенный много раз, пусть и многократно разрушенный, но дом.

Возможно, он сможет это восстановить? Возможно, это все будет иметь чуть больше смысла, если он вернет все, как было до его отъезда?

Чарльз замер, так и не решаясь сделать еще пару шагов, чтобы добраться до самого края этого кратера. Вовремя замер, потому что за его спиной раздался шелест шагов или ветра ли и все снова стихло.

Телепатия внутри дрогнула, простирая свои щиты вокруг него, собирая силы для защиты. Чарльз сжал руки в кулаки и постарался выдохнуть. Не нужно насилия.

Не здесь.

- Добрый день, Скотт. – Только старший из его детей напоминал ему бурю, только старший из его детей был бурей.

Чарльз даже не стал присматриваться, все еще изучая перспективы, которые открывались ему в связи с этой катастрофой.

- Мы встречались с Джин, пока я был в отъезде. Геноша, Скотт?

+1

3

Возвращаться в разрушенный дом всегда горько. Возвращаться в дом, который не уберёг как-то особенно тоскливо. Да и дома нет. Пустота, остатки строительного мусора и природа, всегда берущее своё. Скотт не любит посещать места, значившие для него слишком много, толком не понимая куда девать не то что руки, а всего себя. Школа в Салеме была его домом, местом, где всё начиналось, где он обрёл семью. Местом, значившим для него гораздо больше, чем какой-либо другой уголок Земли и, наверное, если бы не нужда, он бы сюда не пришёл.

Саммерс всё пытался выйти на след Апокалипсиса, найти хотя бы ниточку, идя по которой он смог бы достичь желаемого, узнать хоть что-то, притворить в жизнь свой не самый гениальный, пожалуй, план, вполне допускающий риск не вернуться с самоназначенной себе миссии. Но он так много успел натворить, так много ошибок сделал, что и подобный исход не казался чем-то неправильным. Впрочем, смерть никогда не казалась ему чем-то нечестным по отношению к себе, хоть на кладбище и не спешил. А сейчас, кажется, подобный исход можно было бы назвать искуплением. Но пока о нём речи не велось. Пока он просто вернулся туда, где привык видеть детей, своих друзей, свою семью. Вернулся туда, где никогда раньше не было тихо и утонул в гнетущей тишине мёртвого, не забытого, но покинутого места.
Вернулся, чтобы найти следы, а нашёл Чарльза. Забавное стечение обстоятельств.

Скотт никогда не был трусом и умел отвечать за свои поступки. И ему не хватало Ксавьера - он это признавал легко, без попыток обмануть себя и окружающих, что не нуждается в поддержке человека, заменившего ему отца. Вот только он, кажется, вернулся слишком поздно. И ничего уже не исправишь. Но ещё можно повлиять на их общее будущее.
Мужчина шёл по затёртым, едва заметным теперь дорожкам. Шёл тихо, но не скрывался, ведь он не боялся узнавания. Это ни к чему. Здесь нет врагов. Только семья.

- Добрый день, Чарльз,- то, что профессору нет нужды оборачиваться уже давно не удивляет и не пугает. Привычно. И начало разговора привычное. Как и нужда отвечать за свои решения перед ним. Сколько бы лет не прошло, навряд ли это изменится. Может быть и хорошо, что так?
А может быть и нет. Но всегда проще, когда есть кто-то, кто рискует аргументировано сказать слово против.

- Геноша,- Скотт повторяет очевидное как эхо, никак не отреагировав на встречу с Джин. Он по-прежнему не спешит мириться с женой, предпочитая и дальше сторониться, но сейчас не чувствует ни раздражения, ни разочарования от мысли, что Грей могла обратиться за помощью, не доказав ему, что уйти под крыло Эрика - это плохая идея. Какая по большому счёту разница? Все они так или иначе обращались к Чарльзу за советом. Да и нет у него ни уверенности, ни желания верить, что первая пришедшая в голову мысль верная. В нём скорее всего говорит обида.

- Это было самое,- самое что? Простое решение? Нет, оно не был простым. Но это было разумно. Всех, кто лишился дома, нужно было уберечь. Запасной школы у Скотта не было. Пытаться организовать её в срочном порядке тоже не было ни сил, ни времени. Поэтому Эрик и Геноша. Жалел ли он о своём решении? Наверное, нет. Но догадывался, что Чарльзу его идея не по душе. - Самое логичное решение. Временный дом на территории давно известной нам личности, не заинтересованной в уничтожении тех, кто гораздо ближе ему, чем люди. Ну худший вариант по-моему. Тебе так не кажется?

Быть старшим не всегда просто. Быть ответственным всегда сложно. Любое слово, каждое решение имеет свои последствия. Не всегда те, что ожидались. Но по-другому и не могло быть. Скотт это знал. Давно знал. Он слишком часто вставал во главе командования и уже привык к грузу ответственности за других. Его роль в жизни людей-х, в жизни школы ему в пору.

- Давно вернулся?

+1

4

Чарльз помнит те времена, когда Скотт был парнишкой, слишком напуганным, чтобы пытаться использовать силы. Как он пытался научиться контролировать их и терпел крах, раз за разом, потому что, как показали многочисленные обследования, его спасение из самолета не прошло для него даром. Он был тем, кто подсказал Чарльзу, что таким детям нужна защита, он был тем, кто стал для него сыном.

Сыном, которого за прошедшие десятилетия, Чарльз вырастил, научил всему, что знал сам и отпустил. Потому что нельзя держать людей при себе бесконечно, эхом пронеслось в голове и замерло на губах. Потому что нельзя быть кем-то вроде надзирателя в чужой жизни.

Даже если хотелось бы.

Чарльз сжал кулаки и постарался дышать ровно, спокойно, размеренно. Ему было что сказать Скотту, помимо того, что он думал про его сомнительные решения. Он только не знал, нужно ли это все говорить или достаточно знать внутри себя?

- Скотт, Геноша была простым выходом, простым и понятным, я не осуждаю. – Чарльз по-прежнему смотрит на то, что осталось от его некогда дома. – Ты сделал так, как было нужно сделать, спас тех, кого нужно было спасти.

Чарльз поворачивается к своему ученику, который когда-то был первым и самым важным и мягко улыбается. Эта мягкая отрепетированная годами улыбка давно заменяет ему все остальные гримасы на лице. Ни раздражения, ни злости, ни попыток сделать вид что все хорошо, только улыбка и мягкий свет в глазах, наверное, он сам себя ненавидел бы за такие фокусы, но…

Годы иду, фокусы все такие же.

- Я был удивлен только тому, что ты связался с Эриком в принципе. Я понимаю, сложные условия, меня не было и возможности со мной связаться также были не велики. Но есть другие пути, Скотт, другие помощники. – Чарльз вздыхает. – Не Магнето, не враг, с которым мы боремся многие годы.

Он не знает, как пояснить про предательство, как пояснить, что он чувствует себя брошенным, оставленным, преданным. Что идеалы, которые, как он полагал, он вложил в Скотта, больше не их общие идеалы, не так ли?

Любовь заканчивается, даже родительская, судя по всему.

- Они заперты там, без возможности покинуть тот «гостеприимный дом», все как на ладони, все вместе, как для скорейшей смерти. – Чарльз вздыхает и нервно сжимает и разжимает руки. – И если что-то случится, никто не сможет ничего сделать.

Кошмары, вот что останется тем, кто все это затеял. Кошмары и возможность никогда не проснуться однажды, если припомнить количество мстителей среди мутантов.

- Я вернулся сегодня, когда мое разрешение на въезд было восстановлено. – Чарльз усмехнулся. – Политика сложнее, чем один звонок и пара разговоров за закрытыми дверями, но даже в таком ключе, мне все еще есть, о чем общаться с Белым домом.

0


Вы здесь » Marvelbreak » Флешбэки и флешфорварды » [28.02.2017] Где мы летим