ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     04.2017 - 06.2017
В игре: Черный орден уже на Земле, начались поиски камней и сражения по всей планете. Танос подобрался слишком близко к своей цели для того чтобы хоть кто-то из героев мог оставаться в стороне!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [21.04.2017] what I create is chaos


[21.04.2017] what I create is chaos

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

[epi]what I create is chaos 21.04.2017
Чарльз, Джин и Страйф
https://i.pinimg.com/564x/d7/0f/6d/d70f6d5d1c3e766d45f47d5df54e3d1c.jpg
Тропики и храм Апокалипсиса - так себе сочетание, но куда не полезешь в стремлении уберечь мутантов от очередной напасти?
NB! может быть будет пожар, но это не точно[/epi]

+2

2

Апокалипсис скрылся, но то тут, то там возникали странные проявления верующих в него. Хотя таких крупных, как в той церкви, куда их занесло с Шельмой и Страйфом, вроде бы пока не было. А теперь, похоже, снова что-то назревало, иначе откуда в заброшенном древнем храме было столько мутантов? Чаю они там решили попить? Вряд ли, не то место, не то время. Да и те, кто жил в этой части света говорили о том, что Апокалипсис собирает свою паству в таких вот местах то ли для молитв, то ли для жертвоприношений.
Правда, самого его никто не видел до сих пор. Он был какой-то величиной, которая вроде есть, а вроде нет, существовал везде и всюду, но никто из знакомых мутантов не мог похвалиться знакомством с ним. Может, конечно, это хорошо, потому как такое знакомство ничего хорошего точно не сулит.
Но все равно, это настораживало. Чем дольше скрывался Апокалипсис, тем было труднее представлять, что их ждет. Информации о нем кот наплакал, и плакал явно не Хэнк, а кто-то габаритами поменьше. Вот и приходилось гадать на кофейной гущи, чтобы понять, чего ждать. Те же, кто свел личное знакомство с Апокалипсисом, тоже не могли особо помочь, то, что видела Джин в их головах, выглядело не лучшим образом и никак не обеспечивало полезной информацией.

Тропики встретили гостей духотой и влажностью, Джин тянет ворот костюма - по-моему она в нем сдохнет раньше, чем они дойдут до храма. Надо было проверить прогноз погоды. Хотя Дрозд они посадили не так уж далеко, все же, точное местоположение храма оставалось загадкой, они смогли очертить только примерное место, в котором он находился. Но и эти трудности решались простым мысленным сканированием.
Джин собирает волосы в пучок на макушке, закрепляя его заколкой. Ладно, черт с ней с духотой. И влажность она переживет. Зато есть стимул управиться быстрее с делами и свинтить отсюда домой.

Грей прощупывает пространство на предмет мутантов. И не сразу обнаруживает хоть какие-то отголоски личностей, все больше живность да птички - но и с ними нечто странное.
- Вы чувствуете? Животные держаться подальше от этого места, словно чем-то напуганные.
Джин продолжает прощупывать пространство, в этот раз уже сосредоточившись только на поиски людей и мутантов. И будто бы натыкается на какой-то барьер, который глушит все чужие мысли, все чужие эмоции.
- Чтоб тебя... - она бормочет себе под нос, снова пытаясь прощупать присутствие искомых существ, и снова натыкаясь на барьер, после чего без радости признает поражение. Такие барьеры можно взломать, но не на таком расстоянии. - Он извлек пользу из прошлой нашей стычки в церкви, - Джин переводит расстроенный взгляд на Чарльза, потом на Страйфа. Последний был там с ней и с Анной, легко должен вспомнить ту историю. - В прошлый раз мы легко просканировали происходящее в церкви, и хотя они смогли меня заметить, все равно обстановку мы изучили. Теперь они защитили храм от телепатических вторжений. Что обидно, это усложнит нам все, начиная от точно нахождения храма, заканчивая тем, что придется как-то представлять обстановку.

+3

3

Чарльз уже пропустил часть представления с Апокалипсисом, и собирался принять участие во втором акте, если он состоится. А для этого, Апокалипсиса предстояло найти. Древнейший мутант, имя которому – Эн Сабах Нур, не что иное, как самое первое существо, получившее ген икс, и справившееся с тем, какая сила на него обрушилась. Чарльз восхищался и ужасался мощи этого существа.

С одной стороны генетик в нем не мог не отметить, насколько последующие поколения стали слабее, размереннее и чем дальше, тем они все больше и больше ассимилировали с людьми. Сливались с ними и терялись на фоне человечества. Возможно, что именно это сподвигло Апокалипсиса на очередной поход по земле, с целью уничтожения людей. А может быть у него была и какая-то иная затея.

В любом случае вот они, собрались у подножия храма, которого не было ни на одной из карт. Вырос этот храм тут тысячи лет назад, возведенный, чтобы воспевать Эн Сабах Нура или он появился здесь только вчера – по внешнему виду сказать было сложно.

- Здесь определенно что-то или кто-то есть, но определить на расстоянии не получится. – Чарльз задумчиво изучает картинку перед глазами, пытаясь понять, настолько ли он увлечен идеей найти Апокалипсиса? Или у него еще есть возможность сделать шаг назад, отступить, сделать вид, что они даже не пытались…

Впрочем, нет никакого шанса, что они не пойдут внутрь. Никакого.

- Пожалуй, нам сюда. – Он осторожно ступает по тропинке, пытаясь заставить себя верить в то, что это верное решение.

Пока что все вокруг кричит о том, что им лучше убираться отсюда, а не пытаться идти вперед. Лучше занять позиции наблюдателей, чем стать мертвыми. Чарльз отмахивается от этих мыслей, обнимая своей телепатией каждый камень, пытаясь найти лазейку, крохотную дыру в этом стене обороны.

Безуспешно.

Поэтому он направляется дальше по направлению к входу, который вырастает перед глазами, ширится, становится необъятней и кажется уж слишком большим для людей. Обычное явление у древних построек на самом деле, ввиду того, что внутренности нужно было как-то наполнять и отстраивать, входя становились все больше и больше. Но Чарльз не уверен в том, что храм настолько стар, насколько выглядит. Совсем не уверен.

И тишина вокруг гнетет все больше, потому что даже ветерка нет вокруг этих стен.

+4

4

Есть на Земле такие места, в которых, побывав однажды, возвращаться уже категорически не хочется.
Например, вот эти джунгли. Дикая, совершенно обнаглевшая растительность делала всё, чтобы усложнить и без того непростую миссию. Замыкая тройку путешественников, бредущих по тому, что условно было названо тропинкой, Страйф впервые в жизни не слишком радовался своим впечатляющим габаритам, ещё больше раздутым благодаря украшавшим доспехи шипам и длинному плащу. Тропическая растительность не признавала авторитетов и тщательно напутывалась на шипы, цеплялась за алый плащ и всячески давала понять, что здесь не рады никому, без исключений. А ещё был воздух. Душный, спертый, наполненный влагой, пропитанный запахами свежей травы и прелой земли, в отличие от солнца и жары, от него доспехи ничуть не защищали, приходилось дышать как есть.

Мутант отодвинул в сторону ветку с крупными изумрудными листьями, но та с изящной гибкостью хлыста вернулась назад, едва не ударив его по шлему. Несущий Хаос скрипнул зубами, в воздухе сверкнули парные лезвия и в стороны брызнули ровненько рассеченные обрывки листьев, сама ветка упала на тропу. Не первая. Не последняя.
Впрочем, он не один страдал от недружелюбной природы.

- Они чувствуют. Животные.
Страйф хотел продолжить что-то о тревоге и прочем, но вместе со своей матерью словно проваливается в лишенную всякого сознания область. Четко очерченные, искусственные границы. Проблемы встревоженных животных резко отходят на задний план.
- Апокалипсиса можно обвинить во многом. Но точно не в глупости.
Мутант поднимает взгляд на храм. Его приёмный отец чертовски любил подобные вычурные сооружения, похожие на пирамиды в его родном Египте. Страйф делает ещё шаг вперед. Мышцы горят, кровь бурлит, зубы плотно стиснуты. Кажется, он прямо сейчас готов ринуться в бой со своим смертельным врагом, да только драться сейчас не с кем. Он оборачивается и смотрит на своих спутников.

Сейчас, здесь, перед этим храмом собрались без малого трое самых могущественных телепатов на планете. И треклятый храм, что бы в нём не было, блокировал каждого из них внутри этого поля. Что было лишь ещё одной причиной двигаться дальше.
Страйфу не терпелось узнать, что же его враг прятал здесь. Для чего ему был нужен этот храм. Даже духота терялась на фоне ярости и интереса. Что бы они не нашли, они как минимум не стояли на месте.

+3

5

Может, Джин и не могла сейчас чувствовать тех, кого Апокалипсис закрыл своим щитом, но точно могла чувствовать все разнообразие эмоций Страйфа. Он был на низком старте, только дай команду, да и без команды пойдет и вцепиться в глотку врагу, но такое не всегда играет на руку хорошим парням. Джин с минуту смотрит на Страйфа, затем тихо, но твердо зовет его:
- Страйф, - и после паузы напоминает: - Никаких одиночных решений. Мы команда.

Она может его понять. Точно так же, как для нее проблема Феникса, для Страйфа важно свести счеты с тем, кто фактически его создал. Но именно поэтому не стоит торопиться, ошибаясь. Апокалипсис хорошо скрывается, и у них на самом деле не так много шансов на то, чтобы победить его в равном бою. И даже трое сильных телепатов не являются в нем перевесом.
Быть рядом с Чарльзом еще немного непривычно. Она и не помнила в своей жизни, когда тот стоял на своих двоих. Не застала. Чарльз всегда был с ней рядом, даже на расстоянии многих миль, он направлял и помогал своим детям даже в бою, но физически не присутствовал с ними. И вот теперь, они идут дальше, плечом к плечу, уже не только как наставник и ученица, но как соратники, и это почему-то волнительно, беспокойно, но очень приятно.

Но Джин отвлекается, а нужно делом заниматься.
Она кивает Чарльзу, следуя по тропинке, которая огибает храм и ведет ко входу. Не археолог и не историк, но оказываясь в местах, история которых насчитывает века, Джин чувствует это, отчетливо и ясно, впитанные камнями события, будто бы у них есть память, которую можно прочитать. Но тут, в этом месте ничего не было, то ли из-за блока, наложенного на него, то ли потому, что храму нечего было рассказать пришедшим непрошеным гостям.
Их не встречают. По высокими сводами храма прохладно, благодатный полумрак защищает от того буйства зеленых оттенков, которые щедро предлагают джунгли. Шаги отдаются эхом, когда трое мутантов шагают навстречу Апокалипсису. Джин запоздало вспоминает, что они даже не потрудились скрыть свое присутствие. Почему? Вроде не безумны. Вроде не планировали сдаваться. Но ни она, ни Чарльз, ни Страйф не закрылись от Апокалипсиса, и скорее всего он и его люди знают, что они здесь.
И все еще не вышли на встречу.
Почему?

- Он словно играет с нами, - Джин резко останавливается, голос звучит громко, подхваченный эхом, разносится вокруг. Они еще не прошли холл, но замирают возле ступеней, который ведут в такой же высокий коридору. Апокалипсис явно страдает гигантизмом. Почему такие вот чудовища любят возносить себя на пьедестал, сотворив нечто подобное? - Такое ощущение, что он нам приглашает поиграть в игру, в которой мы должны пройти все ловушки, чтобы добраться до драгоценного приза - встречи с ним. Или это испытание нашего достоинства, наших возможностей.
Играть по правилам Апокалипсиса Джин не нравится. Но если это реальный шанс добраться до него, то придется шагать вперед, будучи готовыми ко всему, что может предложить извращенный мозг... прародителя, видимо. Ведь если так подумать, то он был первым мутантом на Земле, по сути что-то типа Адама мутантской религии, если таковая была.
Ах да, ее-то Апокалипсис и пытается создать.

+3

6

Чарльз стоит напротив монументального строения, задумавшись о совсем. Он стоит, изучая линии, которые пересекают друг друга, прослеживает глазами вьюнок, который забился в щели храма и ползет теперь вверх, продираясь через камни, выискивая слабые места, давая себе зарок выжить.
Может быть им тут есть чему поучиться. Им есть от чего оттолкнуться.

Да, в храме тишина, он выглядит мертвым, но он жив. Это также верно, как и то, что когда вьюнок дойдет до конца, он рухнет назад и истончится, засохнув со временем. Так же верно как и то, что все они рано или поздно будут теми вьюнками, которые пытались и не смогли.

- Икар и его крылья. - Чарльз улыбается и качает головой.

Им порка вперед, ждать тут, стоя на пороге, не имеет смысла. Или они проверят что тут творится или вся их миссия уже подходит к концу. Но… они до сих пор не знают, здесь ли он? Апокалипсис.
Он чувствует напряжение идущее от Джин, чувствует волну спокойствия, которую она транслирует, не для него, пожалуй, для Страйфа. Парень явно на взводе, старательно удерживающий себя от лишних движений, вояка. Чарльз изучает его пару минут, не трогая его мысли, фон, ауру, просто смотрит и чуть заметно кивает.

“Все хорошо”, - звучит почти как если бы он сказал это вслух, но он говорит это внутри себя. - “Все хорошо, отпусти”.

- Не стоит ждать приглашения, раз уж мы все равно уже пришли сюда. - Он кивает в сторону входа и сам идет туда первым.

Как давно это было? Легкость шага, не обремененная креслом, сомнительное удовольствие сопровождать детей в их путешествиях? Как давно это было? Он даже не помнит момента, когда все это исчезло, наверное, потому что он никогда не был на своих ногах, когда команда была собрана.

Наверное, это потому что он уже давно должен быть мертв. Чарльз улыбается и смело шагает в темноту, здесь все еще смертельно тихо и от тишины становится немного страшно и не по себе. Он двигается вперед, опираясь на одну из стенок, пока она не проваливается под рукой.

Чарльз вздрагивает и отдергивает руку. Но уже поздно, какой-то механизм пришел в движение и двери позади начали закрываться.

-  Что ж, это может быть интересно.

+3

7

Сложно сохранять ясность разума, когда речь заходила об Апокалипсисе. Страйф смотрел на грандиозную конструкцию и ощущал огонь, разгорающийся в его сознании. Этот огонь, словно сухие дрова, пожирал его воспоминания - великолепное, прямо таки идеальное топливо. Алый туман заволакивал зрение, подкидывая всё новые и новые картины из прошлого с одним и тем же сценарием. Ложь. Боль. Унижение. Презрение. Гнев. И ещё больше лжи. Всё то, что составляло саму суть Эры Апокалипсиса. И его долгой жизни.
И теперь он здесь. Возводит свои треклятые пирамиды. Неизменно ощущает себя богом. Властелином мира. Даже ещё этот мир не получив. Всего лишь ступив в него.

Страйф невольно сжимает кулаки, скрипит пальцами по металлу ладоней. Но из пылающей пелены гнева его возвращает тихий, твердый голос Джин Грей.
«Мы команда».
А затем приходит и спокойное осознание Чарльза Ксавьера, человека, которого ещё предстоит узнать. Но все школе доверяли ему, его решениям. Доверяли как отцу. Джин Грей и Скотт Саммерс не были исключением. Это кое-что значило.
Как и, конечно же, то, что именно Ксавьер основал школу для мутантов, то самое место, где каждый может обрести надежду.
Необычная получалась команда. Но именно команда. Странное чувство.

Страйф медленно кивает Джин, туман ярости отступает, позволяя снова мыслить здраво. И осознавать к каким последствиям могут привести необдуманные, основанные только на эмоциях действия.

- Демонстрирует своё превосходство.
Хотя за Апокалипсисом станется. Может и играть. Была бы его воля.
В воротах храма нет охраны, только тьма, прохлада и давящее чувство присутствия. Встреть их агрессивные последователи своего древнего божества или какие-то иные силы, которые мог бы бросить на незваных гостей Эн Сабах Нур, было бы проще. Морально. Но храм встретил трех мутантов тишиной неопределенности.
Но, даже зная, что игра началась по правилам врага, отступать они точно не собирались. Как говорится, не для того летели.
Сзади предательски зашуршал тяжелый камень. Несущий Хаос обернулся, но с места не сдвинулся. Никто из них и не думал бежать к выходу.
Страйф слегка пожал плечами, словно разминаясь перед битвой.
- Это действительно будет интересно.
Псионик отвернулся от двери, теперь его взгляд был устремлен только вперед.

+4

8

Ловушка захлопывается. Джин оборачивается, пытаясь силой мысли удержать дверь от этого и почти сразу же жалеет, каждое мысленное движение отдается огнем в сознании, заставляя остановиться. Она встряхивает головой, теряя ненадолго ориентацию.
- Он что-то сделал...
Черт, да что он мог сделать? Грей вскидывает глаза на Чарльза, вопрошая его взглядом. Что, черт возьми, можно сделать, чтобы не дать Джин воспользоваться способностями? На ней не было рабского ошейника, и ее способности никуда не делись. И в прошлый она безжалостно расправлялась с шавками Апокалипсиса, а тут...
...в любой другой ситуации многотонная дверь не стала бы для Джин проблемой. Но стала. И ничего с этим она поделать не может. Только идти вперед.
Ну ладно.

Похоже, что только Джин реагирует на эту ситуацию легкой нервозностью. Ни Чарльз, ни Страйф даже не дергаются. Приходится собрать все свое спокойствие, чтобы вернуться в рабочее состояние, не позволить расшатать его. Нельзя, чтобы все вышло из-под контроля, а еще нельзя опять дойти до того состояния, что было у нее в церкви. Она не знала, видел ли это Страйф, Анне вот точно было не до того, чтобы оглядываться по сторонам. И никому больше не рассказывала, оставив все воспоминания, сомнения и страхи при себе. Если не считать выплеска в той истории с мальчиком, которого они с Шельмой так и не смогли вызволить из психушки, Джин больше не делала ничего, что могло бы напугать окружающих.

Какое-то время они идут по коридору храма, окруженные только собственными шагами и сквозняком, намекающим на то, что где-то есть входы и выходу, или хотя бы окна. Грей старается избавиться от напряжения в плечах и шее, но он крепко впивается в ее тело, мешая ей. Джин раздраженно выдыхает и замирает.
- Вы слышите?
Ровные ноты заунывного песнопения доносятся откуда-то издалека, откуда-то, куда ведет коридор. Что ж, они на верном пути, идут по назначению потому, что с каждым шагом голоса становятся громче. Разобрать слова не выходит, это и вовсе не английский, но умению петь можно позавидовать, ни одна нота не выбивается из ряда. Навскидку там несколько десятков певцов, но больше сказать трудно.

- Похоже, у них час молитвы, - сухо замечает Грей.
Сначала в коридору появляются алые отсветы на стенах и полу, затем и сам коридор заканчивается подобием то ли балкона, то ли ложи для наблюдения, но Джин инстинктивно пригибается, лишь потом выглядывает из-под защиты своеобразных перил, чтобы рассмотреть, как на приличном отдалении внизу в зале что-то происходит. Геометрические фигуры образовывают люди, продолжающие петь, а в центре на возвышении находится алтарь. И на нем явно кто-то есть, и этот кто-то явно человек, не животное.
Они что, жертвоприношение организовали? Человека в жертву?
В ее тоне чувствует неверие в происходящее, это же даже не прошлый век, но... но Сабах Нур не был молод, и как становится ясно, он, видимо, проспал несколько веков. А древние жители не брезговали людскими жертвами.

+3

9

Чарльз старательно смотрел только вперед, ему было интересно, что тут такое сокрыто, что требует такой секретности. Что тут сделали с миром, что он так закрылся в этом храме. Апокалипсис всегда казался величиной безумной, но интересной, для Чарльза интересной, он ведь столько лет изучал ген икс, он столько лет старательно собирал информацию о мутантах. Собирал малейшие упоминания, крупицы, все что только можно было найти и складировал, писал книги, трактаты, публиковал в журналах статьи. Но всего этого было мало.

Отчаянно мало. Их история отличалась от истории человечества, отличалась настолько сильно, что требовала своих историков, которые соберут все это и расскажут детям, как было на самом деле. Откуда они пришли и что с ними сталось со временем.

Апокалипсис был ответом на один из таких вопросов. Он был тем, кто мог сказать – откуда. Он был тем, кто мог быть самым первым среди них, самым могущественным и самым мучимым сомнениями. Он должен был быть тем, на кого возлагали надежды, он должен был быть богом.

В итоге он был только Апокалипсисом и ничем большим.

Так что да, Чарльзу было интересно что впереди. Пожалуй, только поэтому он не дрогнул, когда дверь захлопнулась и не отступил, когда Джин вопросила что происходит.

- Полагаю, все мы получили свои блоки, Джин. – Он погладил пальцами стену, касаясь рисунков. – Храм накладывает свои ограничения, по всей видимости. Интересно для чего ему это? Опасается нападения? Или чего-то иного?

Чарльз все еще не разгадал загадку самого Апокалипсиса, тот оставался со своими идеями один на один так долго, что теперь сложно было уловить, в чем заключалась первая и главная из причин его нахождения на Земле.

Он слышит гул голосов, которые набирают свои обороты и громкость. Какой-то ритм, возможно, что и барабаны. Может и правда молитва, он не знает наверняка, только кивает Джин, что услышал ее и замирает на самом краю света и тени.

Картина перед ним ужасающая по своей древности и необычности.

Танец людей завораживает своими изгибами, своими углами. Они двигаются в такт так точно и так синхронно, как будто находятся в трансе, как будто у них нет костей, только мышцы. Чарльз заворожен и почти очарован, пока не переводит взгляд на алтарь.

- Кажется блоки были предназначены не нам. – Он со вздохом изучает происходящее. Больше нет красоты, все рассыпалось при слове «жертвоприношение». – Но зачем?

Он смотрит на Страйфа, как на единственного, пока что, члена команды, который может хоть что-то прояснить в поведении Эн Сабах Нура.

+3

10

Он действительно что-то сделал. Меньше от Апокалипсиса никто не ожидал.
Даже если были трое мутантов неожиданно передумали, изменили планы и решили вернуться назад – они бы уже не смогли. Вместе с холодным грохотом сомкнувшейся каменной двери у них оставался один путь – только вперед.
Страйф оглянулся на дверь, скорее с прохладной оценкой, чем с беспокойством. Затем перевел взгляд на Джин. Нет, эта дверь не поддастся даже их совместным усилиям. Не сейчас.

Сейчас игра была на поле Апокалипсиса. И Несущего Хаос этим не шокировать. Сколько лет его жизни сгорело в пламени амбиций Эн Сабах Нура, выковывая из раскаленного металла жаждущего крови и власти тирана.

- Я не знаю точно зачем.
Страйф провел пальцем по металлическому виску шлема. Он ощущал тоже самое, что и его товарищи.
- Но Апокалипсис не бессмертен, не неуязвим. Подобная перестраховка, возможно, и ранила бы его гордость, но никак не лишена логики. Если дело в умышленном подавлении сил. Мне, почему-то, кажется, что это не так.
Ждал ли Эн Сабах Нур незваных гостей здесь, в своей пирамиде или они просто оказались в нужном месте в нужное время. 

От рассуждений псионика отвлекают голоса. Ровные, идеальные, громкие и чистые. Заходящиеся в искренней молитве своему истинному богу. Страйф ускоряет шаг, но в итоге замирает рядом с Чарльзом. Но в отличие от того, Несущий Хаос смотрит на происходящее с нескрываемым отвращением и гневом. Гнев вообще не покидал тирана ни на секунду, хотя усилиями Джин он и смог справиться с этим навязчивым пламенеющим чувством. Очень уж хорошо отрезвляло осознание того, что он был не один.
Несущий Хаос хрипло вздыхает.
- У Апокалипсиса есть занятная способность. Он может переселяться в другое тело, получая при этом все силы того, чьё тело он занял, и сохраняя те, что уже у него имеются. Один из его способов поддерживать своё бессмертие и избегать старения.
Страйф словно окаменел, глядя на изгибавшихся в экстазе людей, жили только глаза, бдительно цепляясь за каждую доступную взгляду деталь.  Несущий Хаос искал подтверждение своей догадке, которую сейчас не мог ни подтвердить, ни опровергнуть.
- Об этом даре я знаю не понаслышке. Для этого он похитил меня. Для этого растил. Я должен был стать его новым телом. Поэтому он так возненавидел меня, когда понял, что я не подхожу. Столько сил потрачено впустую.
Хищная, но в тоже самое время болезненная усмешка.
- Мне кажется, он нашёл для себя очередное тело.

+3

11

Не чувствовать собственных способностей не нравится Джин. Она чувствует себя запертой в клетке, в голове всплывают воспоминания о том, что было, когда мутантов косил геном. Ей повезло, она лишилась способности лишь на короткое время, приняв таблетку. Но потом был Феникс, и проблемы с телепатией, после чего Грей еще меньше радовалась тому, что сейчас не могла пользоваться ничем. Впрочем, это тоже как-то странно работало.
Ладно, что толку страдать, они все равно здесь, пути назад нет, только вперед.

Джин краем уха слушает Чарльза и Страйфа, какое-то время просто глазея на происходящее. Но потом все же включается в разговор, и внутри все болезненно ноет от такого короткого рассказа, который расставляет все по местам. Все выстраивается во вполне логическую цепочку, и теперь становится ясно, почему он так рьяно созывал телепатов, видимо, стараясь найти того, кто сможет ему стать новым вместилищем, с лучшим набором сил. Ее начинает подташнивать от мысли о том, что он мог завладеть Страйфом, что он может захотеть завладеть Скоттом. Почему-то она не думает о том, что речь может идти о женщинах. Нет, вряд ли о женщинах, хотя ему бы пришлись по вкусу способности Джин, наверное.
- Да он еще и вор.
Ворует тела, уничтожает сознание, не оставляет ничего, подменяя собой. Что ж, зато понятно, каким образом он прожил столько веков, доживет до будущего, и почему он бессмертный. И это жутко раздражает, неужели они ничего не смогут сделать с этим?

Джин отводит взгляд от церемонии, похожей на какое-то очищение. Кто-то что-то носит, кто-то что-то напевает, а Грей уже и смотреть не хочет. Она поднимает глаза на Страйфа и Чарльза:
- Мы должны что-то сделать. Мы же не можем просто так стоять и смотреть, позволяя ему нечто подобное?
Она злится, и не будь сейчас у нее блоков, то наверняка тут все бы уже ходило ходуном. А ведь именно Джин просила Страйфа контролировать свою ненависть к Апокалипсису, но теперь все никак не могла совладать со своей. Та заполняла ее, переливаясь яркими красками гнева, с привкусом огня, снова огня, от чего внутри все сжимается - нет, ничего подобного не случится.

- Его ведь самого тут нет?
Джин заставляет себя снова повернуть голову, чтобы посмотреть на происходящее. Как выглядит Апокалипсис, она не знает, но и Страйф не говорит ни о каких знакомых лицах. Хотя если тот меняет тела, то откуда им знать? Но никто не падает ниц, не читает молитв, не возносит хвалу, значит, видимо, главный участник вечеринки все еще не явился. Что, если нахально вломится на нее и...
И помереть. Потому, что способности барахлят, хотя теперь понятно, почему.
И тут же возникает новый вопрос, а почему он позволяет гостям это все видеть?
- Все еще хочу знать, почему она так гостеприимен?

По спине пробегает холодок вместе с мыслью, что, возможно, дело тут в умело расставленной ловушке. Что, если Апокалипсис еще не получил нужное тело для своих манипуляций? Что, если вот то жертвоприношение, лишь отвлекающий маневр? И от этой мысли становится нехорошо. Джин пятится обратно.
- Это все не просто так. Нам нужно уходить. По-моему, мишень - это мы. И это все капкан, в который мы так легко угодили.

+3

12

Чарльз изучает сцену внизу беспристрастно, как ученый изучает геном, как Хэнк в своих лабораториях изучает их ДНК. Он смотрит на то, что чуждо его пониманию, на то, чего быть не должно, смотрит и с ужасом, и с каким-то внутренним ощущением удовлетворения. Он изучает людей, которые готовы отдать одного из них, самого сильного, смелого, умелого, здорового.

Все происходящее чуждо природе, Чарльз знает, потому что много лет потратил на то, чтобы изучить те самые животные повадки и понять, что человек больше социальное существо. И то, что творится внизу – это социум, это их способ выживания, это их крик о выживании. Если они могут выживать только так, то достойны ли они жалости?

ОН слушает Страйфа внимательно, так внимательно, насколько вообще может слушать. Он изучает происходящее с точки зрения ученого, отключив в себе способность сопереживать. Пугает только перспектива столкнуться с Апокалипсисом лицом к лицу. Пугает и в тоже время, это ли не знак, что пора вмешаться?

- Если это его тело, то где он сам? – Чарльз тихо шепчет, стараясь не выдавать голосом их присутствие и продвигается чуть вперед.

Чтобы им не показывали, это только часть сцены, не так ли. Малая часть, которую видно с их балкончика, почти как театры и первые места. Им необходимо спустится вниз, потому что отсюда бесполезно пытаться разглядеть что именно им не показали.

Чарльз кивает в сторону спуска, который отдаленно может и походит на лестницу и делает первые пару шагов, замирая на самой первой ступеньке. Что-то во всем этом не так, что-то глобально не так, но времени узнать, что именно у них нет. На кону жизнь невинного человека, пусть он и пошел на происходящее, скорее всего осознанно. Он со вздохом принимается спускаться и чем ниже он спускается по лестнице, тем странней представшая сцена.

Тело лежит чуть в стороне, окруженное охраной, подсвеченное огнями. Тело человека, на первый взгляд, обычного человека. Чарльз не уверен, что так выглядит Эн Сабах Нур и первый из первых. Он даже не уверен, что им удастся тут что-то решить без драки и объявления войны. К сожалению, он слишком поздно подмечает, что огни погасли, тело скрылось в тени, а музыка смолкла.

Кажется, его заметили, несмотря на то, что спуск в отдалении и не так освещен, как остальная часть этого сооружения. Чарльз пока не решил, стоит ли начинать просветительские беседы или закончить то, ради чего они пришли сюда – спасение чужой жизни?

Или информация?
Он оглядывается на своих спутников, понимая, что в их глаза безумец именно он. Но ничего изменить уже не получится, он должен выяснить до конца, что здесь творится и насколько велика вероятность, что Апокалипсис снова к ним вернется.

+2

13

Лишившись способностей, Страйф ощущал себя так, как ощутил бы себя человек, который внезапно потерял бы зрение или слух, или любой другой орган чувств и восприятия мира. Конечно же, люди спокойно живут и слепыми, и глухими, но только если они такими родились.
Несущий Хаос от рождения был награжден огромной силой, отражавшейся на всей его жизни с самого раннего детства. Он не помнил себя другим. Не осознавал себя без этих сил. Заключенная в ребенке мощь приводила Апокалипсиса в восторг. Он поощрял любое её проявление. Особенно жестокое.
Таким должно быть его будущее тело. Его триумф.

И всё же сейчас Страйф держался относительно спокойно по нескольким причинам. Во-первых, он относительно понимал, что с ним происходит. Нет, он не понимал как и почему, но отлично знал, кого винить в его дискомфорте.
Во-вторых, из головы не выходили слова Джин.
«Мы команда».
Сейчас они, одаренные практически одинаковыми силами, находились в столь же одинаковом положении.
Он был не один.
Мог полагаться не только на себя.

Несущий Хаос наклоняется чуть вперед, пытаясь рассмотреть развернувшееся перед ними действо, но получается не очень хорошо. Искренне хочется прикоснуться к разумам бесновавшихся снизу людей, увидеть их глазами, услышать их ушами. Но… он не мог. Это раздражало. Заставляло ощущать некоторую беспомощность.

- Я его не вижу.
Мутант поднимает взгляд на Джин и Чарльза. Возможно, он ошибся. А возможно Апокалипсис знает, что они здесь. И его план заключается вовсе в ином.
Он качает головой, но ничего сделать не может. Он действительно не знает ответа на эти вопросы. И Ксавье подсказывает единственный способ найти столь желанные ответы. Если уж они угодили в ловушку, так какой смысл пытаться бежать назад или биться о стены. Идти вперед всегда было лучшим решением. Ну, может не лучшим, но точно действенным.
Благополучие потенциальной жертвы Апокалипсиса Несущего Хаос не беспокоило, он искал хоть какие-то следы того, что человек на алтаре как-то интересовал его мучителя. Действительно ли он избрал этого человека, точнее мутанта, скорее всего, как своё новое тело? Пробудился и ощутил что? Подступающее старение? Или же нашёл в этом парне способности, которые так жаждал? Решил, что так обретет ещё большую мощь?
Но без телепатии сознание жертвы оставалось закрыто. Бесполезные догадки.

- Его здесь нет. – Снова подтверждает Несущий Хаос, но всё же опасается, что может ошибиться, ведь он был практически слеп, доверяя только глазам.

Медленные, тяжелые шаги, металл о камень, хотя Страйфу хотелось бежать, рвануться вперед.
Мутант вновь кивает Профессору, одобряя решение того двигаться дальше, оборачивается, ища глазами Джин, а затем снова перевод взгляд на зал, пытаясь заметить хоть какие-то детали. Буквально буравит взглядом тень, в которой будто растворялся алтарь. Ищет, за что зацепиться. И всё никак не находит.

+3

14

Джин не отрывает взгляда от представления, которое перед ними разворачивается. Представления, на котором они случайные, непрошеные зрители. Но чем дальше, тем больше ей кажется, что о них знают, их дразнят, им хотят показать что-то такое, от чего они должны переоценить расстановку сил, начать метаться в поисках решения. И ошибаться.
Возможно, это идеальный план Апокалипсиса, и они легко попались в его ловушку. Отсутствию злого гения Джин не доверяла, цепко всматриваясь вниз и постоянно пытаясь нащупать что-то, какие-то мысли, чувства, пытаясь прорваться сквозь стену, которую возвели вокруг них. Джин трет висок, надеясь, что это временная проблема, жаль только, никак не решается.

Она не успевает больше ничего сказать, не успевает отстоять свое мнение, когда Чарльз решает спуститься вниз. Возможно, его подталкивает тот факт, что Страйф уверен - Апокалипсиса тут нет. Джин колеблется, пропуская за Чарльзом Страйфа. Что они могут противопоставить тем, кто внизу? Их трое, лишенных способностей, против приспешников Апокалипсиса. Всего лишь трое, и воин из них только Страйф, единственный, кто может хоть что-то сделать.
Джин делает шаги по ступенькам вниз, придерживаясь за стену, чтобы не слететь кубарем, не сбить мужчин.

Им нужно понять, что именно глушит их способности. Что-то или кто-то. Более сильный телепат? Нет, невозможно. Более сильный это только Апокалипсис, но он бы уже появился, не имеет смысла продолжать шоу, не выступив на главной сцене. Значит, какое-то устройство? Каким образом? Джин до сих пор еще не до конца понимала природу своих способностей. Икс-ген дает возможность их появлению, но природа у каждой способности своя. Телепатия завязана на определенных участках мозга, значит, это устройство должно глушить волны, производимые этими участками мозга. Это единственный способ блокирования способностей, не считая блокировки гена икс, но это вряд ли.
Джин надеялась, что очень вряд ли.

Неожиданно вокруг все меняется. Падает звенящая тишина, сплетается с темнотой. Грей замирает, пытаясь пальцами впиться в шероховатую стену.
- Похоже, нас заметили, - шепчет она такую очевидную вещь. Они теперь слепы, наверное, еще и глухи, слышно только их собственное дыхание да собственные шаги.
И что дальше?
Дать самой себе ответ Джин не успевает. Откуда-то сверху доносится шорох, затем нечто, похожее на молитву, и сверху спрыгивает мужчина в балахоне. Рассмотреть что-то не представляется возможным, Джин привычно вскидывает руку, но запоздало понимает, что нет, не сработает.
- А черт! Страйф, Чарльз!

Джин отшатывается в сторону, едва не падая с лестницы, но удерживается, а тень теряет равновесие, промахиваясь и налетая на Страйфа.
Только тень тут не одна, и это Джин понимает, когда бросает взгляд на верх по лестнице. Глаза, успевшие немного приспособиться к отсутствию света, различают движения, молниеносные, совершенные. Попытка увернуться в этот раз заканчивается неудачей, Грей попадает в цепкий захват, чужая ладонь накрывает ее рот, то ли чтобы не кричала, то ли чтобы не дышала.

+3

15

Он полагался на внутреннее чутье, которое порой подводило его, оставляя среди недругов один на один со смертью. Но Чарльз, привыкший везде и всюду отбрасывать собственные интересы и в этот раз отбрасывает их в сторону, потому что где-то там на кону другая жизнь, возможно, несоизмеримо более ценная, возможно более нужная жизнь, которая даст миру чуть больше чем один конкретный профессор.

Чарльз осматривается, пусть тишина и нагнетает обстановку, пусть тишина почти сковывает, но он изучает тех, кто представил перед ним. Изучает их лица, раскраску, страшные маски, которые нет-нет да мелькают в этой пестрой толпе, ему интересно кто они, что они, почему они?
Но он молчит, пытаясь понять увидит ли тут главного противника?

Найдут ли они следы Апокалипсиса в этой гробнице или гробница пуста?

Все приходит в движение только в момент, когда одна из теней начинает двигаться. Все сдвигается и над ними нависает другая опасность, не мифическая, не мистическая, нет, гораздо более прозаичная. Убийца. Хорошо обученный, двигающийся со смертельной грацией, не прерывающий своих ходов – убийца.

Чарльз улыбается, чуть отстраненно, чуть смущенно. Это всегда так ново, натыкаться на простое человеческое смертельное оружие, типа ножей или пистолетов. Натыкаться и каждый раз поражаться тому, что люди сами создают мир, который может их уничтожить.

- Кажется мы здесь не слишком желанные гости, но господа, позвольте нам кое-что прояснить. Ваш культ не принадлежит культу Апокалипсиса, вы только имитируете его, не так ли? Все это грубый маскарад, который призван чтобы что? Чтобы призвать его мир? Чтобы остановить его? Чтобы провернуть аферу? – Чарльз обращается к жрецу, действуя крайне осторожно, но неумолимо.

Здесь есть ловушки для мутантов, однозначно предназначенные для того, чтобы подмять их способности и сделать так, чтобы они были бессильны. И если эти ловушки нацелены на мутантов, есть вероятность, что они ищут здесь не тело для Апокалипсиса, а сил для себя?

И черные тени, всего лишь стражи покоя, которые должны были привнести сюда толику безоговорочного подчинения, а добились они только того, что Чарльз увернувшись от пары ударов, привычно, почти по военному вырубил одного из них. Предоставив остальных более умелым рукам, которые справятся лучше него.

- Полагаю, парнишка не тело для первого из первых. Он просто мутант, которому не повезло. Господа, не самое удачное стечение обстоятельств для вас, вы знаете? – Он оборачивается на задушенный хрип Джин и улыбается. – Не трогайте девочку, боюсь силу, спрятанную в ней, ваши камни подавить не смогут, чего бы вы не пытались тем самым добиться.

Он не пытается использовать силы мутанта, о нет, Чарльз слишком хорошо понимает, что сил в них нет. Пустота.

Но он умеет обращаться со словами, достаточно хорошо умеет.

Потому напугать местных жителей Фениксом ему кажется прекрасной идеей. Пусть и запоздалой.

+3

16

Представление разворачивалось и набирало обороты. Но без их непосредственного участия. Пока. Чего они ждут? Когда жертвы сами заберутся в середину действа, которое станет для опрометчивых храбрецов ловушкой? Тогда зачем заставлять их ждать? Люди же старались.
Выражение лица скрывал шлем, но окаменевшая челюсть и плотно сжатые узкие губы выдавали ярость, которая пока ещё сдерживаемо, но всё же бурлила в душе мутанта.

И Чарльз, которого даже Страйф признал лидером, бесстрашно двинулся вперед. Несущий Хаос следом, кивнув Джин. Похоже, только этого от них и ждали. Мутант оборачивается на крик, но Грей сама успевает уклониться от атаки. Нападающий пролетает дальше и сталкивается с Несущим Хаос.

Кем бы ни был скрытый тенью человек, его хорошо обучали. Да вот только не он один здесь был удивительно быстр и прекрасно тренирован.
Даже без своих сил мутанта уровня омега, Страйф оставался двухметровым воином с развитой в боях, а не в тренажерном зале, мускулатурой, закованным в тяжелые металлические доспехи. И что важнее не только воином – убийцей.
Прежде чем напавший успевает затормозить и изменить направление удара, воздух прорезает звук скользящего металла. Кажущаяся в сумраке тенью фигура вполне материальна. Она дышит, шуршит одеждой, тихо касается пола ногами. Парные лезвия насквозь пробивают грудь самонадеянного человека, оказавшегося слишком близко к тому, кто не станет колебаться и сомневаться.
Ну и где твой Апокалипсис сейчас?
Страйф делает полшага назад, мертвое тело падает к его ногам. Мутант внимательно вглядывается в полумрак, слушает, ждёт следующего нападения, давая понять, что готов к нему.
«Вы поклоняетесь Апокалипсису, а меня он растил как сына».
Ещё один убийца сталкивается с Несущим Хаос, нож скользит по стыку доспехов, надеясь найти щель в идеально подогнанном серебристом металле. Зря. Мощный удар кулаком в челюсть нарушает тишину неприятным хрустом.

Профессор пытался воззвать к черным теням. Он говорил хорошие слова, да вот только разве нужны были эти слова служителям бога, чьим идеалом была власть силы.
А что если Ксавье прав? Если эти люди просто очередные культисты, питающие надежду, что их обожаемый бог поделится со своими верными последователями крупицами своей безграничной силы.
- Наивные идиоты!
Второе тело нападает на лестницу. Живой или нет – Страйф не знал и без своих сил узнать не мог. Но сражаться больше не будет. Мутант поднимает голову и видит ладонь, зажавшую рот Джин Грей. Он делает короткое движение вперед, но слова Профессора заставляют его замереть.

Культистам удалось подавить силу, дарованную мутантам Геном-Х.
А что насчет того огня, который жил в Джин Грей?

+3

17

[indent] Какое-то время Джин выполняет роль статистки. Разменной монеты. Она видит, как Чарльз справляется с одним из них - Джин даже и не знала, что он так может, но ведь она и не помнила его другим, не в кресле. Впрочем, ей всегда было все равно, ходит он или нет. В их собственном мире Чарльз ходил, выгуливая Джин по астральным плоскостям, в мирах, которые не существуют в реальности. И это было прекрасно. А сейчас он стоит на своих двоих. Бьет. И действует.
[indent] И Страйф. Сын прирожденный воин, за ним и страшно и хочется наблюдать, за каждым его движением, за тем, как он легко расправляется с тренированными убийцами, пока один из них все еще держит Джин за горло, хотя она пытается ударить его, спихнуть, рискуя упасть за ним следом, свернув шею в этом проклятом месте.
[indent] Голос Чарльза заставляет Джин вздрогнуть, а ее тюремщика замереть. Как и тех, кто постепенно их окружал. Джин и сама замирает, внутри все леденеет, знает ли Чарльз, как близок от истины? Правда, она все еще сомневается, что подарок Феникса пробьется сквозь блокировку, но...
[indent] Чем черт не шутит.
[indent] Похоже, в это не верят и убийцы.
[indent] - Она не сможет, - голос того, кто ее держит, звучит холодно и глухо. - А если вы не остановитесь, она погибнет.
[indent] Некоторые вещи происходят спонтанно. Независимо от Джин. Это напоминает то, как пойманный Феникс просился когда-то наружу, как наружу рвался ее собственный потенциал, ломая все выстроенные Чарльзом преграды. Угроза ее жизни - как приказ той искре, что горит в ней, пробуждение инстинкта самосохранения, желания защититься, защитить других. Джин даже не понимает, что происходит, только чувствует, как пламя разгорается внутри, касаясь сознания, снимая оковы блокировки, придуманной местной сектой. Впрочем, пока Джин не чувствует никакую из своих способностей. Кроме огня Феникса.
[indent] И она не знает, смеяться или плакать, что огненная птица подарила ей собственное огненное перо.
[indent] - Это ты зря, - выдыхает Джин.
[indent] Ей хочется предупредить Чарльза и Страйфа, но она не может, воздуха больше не хватает, чужие пальцы сжимаются на ее горле, мешая вдохнуть глубже, чтобы произнести слова. Поэтому Джин просто закрывает глаза, отпуская на свободу то, что должна контролировать.
[indent] Вспышка пламени, на миг становится светло. Убийцы разлетаются как домино, налетая друг на друга, давая цепную реакция, падая. Джин и сама падает на колени, судорожно втягивая воздух, касаясь пальцами шеи, а затем лихорадочно поднимает глаза, ищет Чарльза и Страйфа, в порядке ли ее спутники.
[indent] В порядке. Даже не дрогнули. Будто пламя их оминуло. Да и участники культа живы, только обездвижены. По крайней мере, Джин чувствует в некоторых из них жизнь.
[indent] Чувствует.
[indent] - Блок спал, - сипло произносит Грей, поднимаясь на ноги. Наверное, импульс Феникса саданул по блоку, разрушая его, возвращая им всем собственные возможности. Виски ломит слишком сильно, Джин встряхивает головой. Она хочет домой. Просто домой. Толкает носком ближайшее к ней тело в балахоне. - Если это не те, кого мы ищем, то может оставим их и уйдем домой? Не имеет смысла продолжать, мы не нанимались работать копами. Можем навести на них власти страны, пусть разберутся, полагаю, подобные культы с жертвоприношениями - запрещены.

+3


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [21.04.2017] what I create is chaos