• Щ.И.Т.: расстановка сил Наступление Таноса и Черного ордена: старт Грехопадение Юные мстители
ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     03.2017 - 05.2017
В игре: Черный орден уже на Земле, начались поиски камней и сражения по всей планете. Танос подобрался слишком близко к своей цели для того чтобы хоть кто-то из героев мог оставаться в стороне!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Флешбэки и флешфорварды » [01.02.2017] Место встречи изменить нельзя


[01.02.2017] Место встречи изменить нельзя

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[epi]НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА дд.мм.гг
Ванда и Клинт
http://md-eksperiment.org/upload/image/%D0%9A%D1%80%D0%B5%D0%B0%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C/%D0%9F%D1%80%D0%B8%D0%B2%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F/5.gif
Встретились два одиночества. Ванда у башни, которой давно уже нет, а Клинт снова влипает в неприятности на ровном месте.
NB! драма с - семейная[/epi]

+2

2

Сколько времени прошло? Века? Года? Вечность? Полгода… вшивых полгода, но ощущались они, как целая жизнь. Жизнь, которая устаканилась и казалась более или менее нормальной. Самым важным было – это убеждать себя в этом. Отключить эмоции, перестать мечтать о семье, о нормальности, спокойной жизни, о любви, о дружбе. И когда ты всё это отключил, сразу становится легче и тебя начинает вполне устраивать одиночество, стандартный распорядок дня, твоя кровать, твой камин, твоя еда и книги. Тебе не нужно ежедневно рисковать собственной жизнью и жизнью твоих близких, тебе не нужно бояться, что твоя сила вновь унесёт множество жизней, тебе не надо думать о том, что общество испытывает страх по отношению к тебе. Ты смирился, ты осознал, ты успокоился. И нет рядом никого, кто может вероломно разрушить эти твои идеалы и стену, построить которую стоило очень много усилий.  Так было достаточно долго, но по закону жанра этот самый разрушитель появился на пороге  Ванды в лице Наташи. Нет, она не была резкой и жестокой, но в своём стиле подкопнула так, что Ванда оставшийся месяц больше ни о чём не могла думать. Снова куча мыслей, эмоций и страхов, которые бесцеремонно наполняли всё тело, заставляя появляться на руках алые нити, которые между тем были под замком несколько месяцев. Снова гнев и боль, и главное непонимание, зачем они так жестоко с ней поступили. Нужно было убежать, опять куда-то в более отдалённое место и выкинуть все кредитки, дабы никто больше не нашёл. Но Ванда… она больше не могла. От этого одиночества не стало легче, она просто убежала и сделала вид, что всё хорошо. Она не решала проблемы, не пыталась найти выходы, но знаете, этот побег всё же был обоснован. Чувство вины. Вина, вина, бесконечная вина, которая поглощала, как цунами, не позволяя сделать и вдоха на воле. После появления Наташи чувства обострились, заставили вспомнить то прошлое, которое усердно закапывала столько времени. Всё внутри Ванды, каждая клеточка, каждый нервный узел умолял не вестись на провокацию, взять себя в руки и остаться на месте. Но душа, это некий отдельный орган, которому неподвластен даже мозг. Душа понимает чуть больше, и знает, что Ванда не способна более переживать всё это в одиночестве, и она так же знает, что должна и может сделать куда больше, чем думает.

Спонтанное решение, которое пугает ежесекундно, но Максимофф его не слушает, продолжает действовать. Аэропорт, самолёт, Нью-Йорк. Кепка, капюшон, другой паспорт, чтобы не вызывать лишнего внимания, хотя бы на момент возвращения туда, где быть не должна и откуда сбежала. Её итак никогда не любили, не воспринимали, как Мстителя, ведь всё что она делала – это губила людей. А после Багрового Пика так вообще наверняка все мысли и мнения подтвердились. Даже время не способно помочь такое забыть. Она враг, она отшельник, она зло. Пусть эти мысли и сопровождали каждое действие Ванды, душой она чувствовала, что пора вернуться и посмотреть своим страхам в глаза. После самолёта Ведьма даже не поехала в гостиницу или куда ещё, она направилась к своему истинному дому, так ей казалось.

Максимофф стоит уже около часа напротив руин, которые раньше являлись Башней Мстителей, домом, убежищем. Там, где у неё хоть немного возрождались чувства защищённости и некоторой свободы, если отбросить остальную тяжесть. Стивен и Клинт по-настоящему её понимали, да и остальные, хоть и не проникались историей, но были готовы подставить плечо. Семья, дом, долг. И теперь всё это разрушено, лежит вот в этих руинах. А Ванда даже понятия не имеет, что здесь произошло, кто пострадал, чья вина. Всё безвозвратно разлетелось на мелкие кусочки, и, оглядывая куски камней, Ванда убеждалась, что ничего уже не вернуть. Она пыталась понять, какого чёрта здесь делает и как идиотка стоит на месте и глазеет ни на что. Ей следовало найти кого-то из Мстителей, пусть то будет Тони, или ещё лучше позвонить Наташе, которая устроила сей бунт, или Клинта… Но самое забавное, что Максимофф не могла пошевелиться, её будто парализовало осознанием того, что из-за неё всё стало ещё хуже. На лице девушки расплывается горькая улыбка, которая сопровождается парой капель слёз, но они умело, подхвачены рукавом.  Нужно двигаться, идти, что-то делать, но она парализована. И лишь шорох рядом заставляет немного прийти в себя. Ванда поворачивает голову и застывает, неосознанно задерживая дыхание, параллельно пытаясь вспомнить, как вообще работают лёгкие и как при всём при этом нужно разговаривать.
— Привет, Бартон, — еле слышно произносит девушка, до конца не веря в реальность происходящего и как-то отстранёно, не позволяя истинным эмоциям вырваться наружу, при этом даже не пытаясь подумать над вопросом, каким образом нужный человек оказался в нужном месте — Что здесь произошло? Кто-то погиб? — кивает в сторону руин. Она сдерживает себя, чтобы не бросится в объятия доброго друга, иначе это откроет новую порцию того, что закрыто за семью замками. Голос холодный и слишком далёкий. Но так нужно, просто нужно. И она через силу даже делает шаг назад, дабы предотвратить возможные поползновения в свою сторону, хотя и понимала, что при желании это не остановит.

Отредактировано Wanda Maximoff (2019-04-19 00:24:22)

+1

3

Сколько бы времени не прошло, сколько бы раз он не приходил сюда, не навещал эти развалины, не смотрел на них под разными углами, они каждый раз завораживают. Взрыв был очень мощным, таким мощным, что Старка обвинили в терроризме пусть и посмертно. Таким мощным, что несколько кварталов переселены и Манхэттен до сих пор восстанавливается. Цепь трагических событий, которая привела к этому тоже поражает своей длинной и своими участниками.

Если бы Клинт успел. Если бы он прибыл на день раньше, на час раньше, хотя бы чуть-чуть раньше, он смог бы предупредить. Тони был бы готов, Тони не был бы раздавлен всем случившимся. И пусть он выжил, черт знает, как и какой ценой, сам Клинт еще не перестал винить себя в трагедии, которая унесла столько жизней.

Сам он еще не научился прощать себе таких ошибок.

Он медленно пробирается вдоль ограждений, пытаясь не попасться на глаза копам, к черту, он и без того навлек на свою голову кучу неприятностей. Он и без того умудрился довести собственное существование до бессмысленных походов к развалинам, которые больше никому не нужны. Никому кроме него.

Он пробирается вперед к эпицентру, потому что там воронка, там когда-то был их дом, а теперь минус десятый этаж. И смешно, и грустно.

Наверное, стоит ожидать от этих развалин сюрпризов, каждый раз как он сюда пробирается, находится кто-то неожиданный из прошлых дней. Он не уверен, что правильно угадал. Ванда?

Они не виделись… Они не виделись сотни лет, даже больше, господи. Их последний разговор все еще крутится в его голове иногда. Его слова, его действия, его ошибка. Он подвел ее. Он столько раз подвел ее, что теперь и подходить к ней страшно. Но Клинт с замиранием сердца останавливается подле нее, еле-еле усмехаясь.

- Привет. – Он рассматривает ее профиль, развалины и без того уже выучены наизусть. – Здесь много чего произошло, Белова пробралась внутрь и разрушила реактор в основании Башни. Дальше все пошло по наклонной и погибло много людей. Здесь кэп провозгласил начало правления Гидры и поставил себя во главе ее.

Он пожимает плечами. Эта воронка помнит много крови и много событий. Но на самом деле, все те люди еще живы и уже живы. Все они в пределах доступа, если хочется. Старк только-только открыл особняк для бывших Мстителей, кэп, ну тут все сложнее, Клинт еще и сам не понял, как ко всему этому относится…

Ванда делает шаг назад, отстраняясь физически. Неудивительно, Клинт засовывает руки в карманы и все еще усмехается. Вполне нормально, что девочка напугана, что она смущена. Зачем ей находится в месте, которое больше не является ориентиром и домом для тех, кто разрушил ей жизнь.

Зачем?

Он только горбится и смотрит в сторону, отводит взгляд, потому что ему кажется не верным пытаться чем-то всех их оправдать.

- Событий так много, что лучше начать с конца. Ванда, кэп долгое время был у скруллов в плену, вернулся не так давно и попал в застенки Щ.И.Т.а, который пытается узнать точно ли это он? Смешно, не правда ли. Мы так долго его обвиняли во всех ошибках Гидры, ладно, я обвинял, а он, возможно, даже не виноват.

0

4

Наступило именно то, чего Ванда больше всего боялась. Правда. Ведьма столько месяцев усиленно отгоняла возможность существования мира, что поверила в это окончательно. Она жила в деревеньке на далёком краю Норвегии и считала, что в этот момент жизнь вокруг остановилась. Что все беды Штатов и Мстителей замерли, как ледяные фигуры и больше ничего не происходит. Но чем больше недель проходило, тем сильнее Максимофф боялась реальности того, что происходит дома. Она сотворила почти апокалипсис и прекрасно понимала, что такая она не одна. Что каждый божий день кто-то создаёт план своего нападения, чтобы разрушить семейную идиллию. Злодеи, названные властители мира, смешно, но отчего-то Ванда чувствовала себя больше в их рядах, нежели в рядах защитников. Те, кто несёт зло и разрушения, видимо, смогли за полгода добиться своего. Башни Мстителей больше нет, и девушка не знает, существует ли теперь вообще это значимое и глобальное слово.

Удивительно, но Бартон ведёт себя так же несмело, отстранёно и будто бы не было того разговора полгода назад и будто бы они столько же не виделись. Знаете, встреча просто двух знакомых в переулке, которые когда-то учились в одной школе, а тут случайно встретились. Нужно ли говорить о том, как Ванда сильно пожалела, что в один единственный момент не послушала своего друга? Своего лучшего друга! Но там ведь был выбор, Капитан или Клинт, а для Ванды такое положение дел это уже слишком. И она доверилась своему чувству спокойствия и защищённости, так казалось. И теперь... теперь Ведьма не совсем понимала, как может смотреть в глаза Бартону, как может что-то ему говорить и о чём-то спрашивать. Его ухмылка на лице бьёт по сердцу чем-то острым, отдаваясь ужасной, невыносимой болью, при этом в попытке понять, что это значит. Он злиться? ненавидит? Презирает? Или просто не умеет выражать эмоции? Как можно разобраться, когда сама дрожишь от страха? Ванда собиралась в одиночестве посмотреть на это зрелище, на разрушенный дом, а затем взять себя в руки и продолжить путь. Но всё идёт не по плану, как и всегда.

— Белова? Кто это, Белова? — тряхнув головой, Ванда пытается сопоставить информацию и найти ответы в собственной голове, но это имя она раньше не слышала и хотела бы продолжить разговор на эту тему, но новая информация совсем вводит с одной стороны в ступор, с другой... нет, это только ступор и недоумение, хотя и готовилась к множественным, не самым приятным новостям — Подожди, кто такие скруллы? И... — девушка замолкает, громко выдыхая. Она старается сдержать рыдания, которые комом застряли в горле, просто при видя доброго друга.

— То есть... Стивен... С ним было что-то не так? — все эти вопросы просто отвлечение, дабы не перейти к куда более важным и глобальным. Это следовало принять, но было так больно и стыдно, что сил не хватало. Ванда всё ещё делает вид, что внимательно рассматривает руины, но уже через секунду она оказалась рядом с Бартоном, крепко его обнимая и сдерживая рыдания, хотя несколько капель всё равно проскользнули. Новый вдох, который кажется первым по-настоящему чистым и нужным. Это тепло, этот запах, этот голос. Друг. Лучший друг.

— Прости меня, Клинт, но Кэп... Он всегда был единственным, кто в меня верил, кто меня защищал, я не могла допустить, что он не прав. Я была ему обязана! — сквозь уже глубокие и неконтролируемые рыдания, хотя сама от себя этого не ожидала — Я столько натворила... Я стольким причина боль и... погибло не мало... всё из-за того, что я тебя не послушала — цепкие пальцы перебирают куртку мужчины в страхе упустить эту реальность — Кто погиб здесь? Прошу тебя, скажи, что все... наши выжили! — почти угрожающе, но так же рыдая. Она так тщательно готовилась к своему возвращению, но даже одна встреча сломала всю систему.

Отредактировано Wanda Maximoff (2019-04-21 01:30:38)

+1

5

Он не знает, что говорить, стоит ли что-то говорить о том, что тут происходит? Или происходило? Что чувствовать к девочке, которая сделала свой выбор когда-то, сделала такой же кривой и неверный выбор что и он и тоже болела теперь. Болела происходящим, болела тем, что пришлось пережить. Он стоит чуть, покачиваясь с пятки на носок и сам себе усмехается, старательно изобретая в голове слова, которых нет.

Слова одобрения. Слова поддержки. Он сам себе не может их сказать на самом деле, а тут…

- Ох, ладно, Елена Белова, правая рука капитана Гидры, которая руководила организацией за его спиной, и я уверен ни секунды не верила в то, что Стив Роджерс может попрать свои идеалы. – Клинт ежится, то ли ветер пронизывающий, то ли сами воспоминания таковы, что от них что-то сводит в груди. – И да, со Стивом было что-то не так, это был не он. Ну, насколько это вообще можно понять разумом, это был не он, его таким сделали. Сложная тема для такой встречи, дорогая, я как-то не был готов поднимать острые вопросы стоя у развалин того светлого прошлого, что у нас было.

Клинт не знает, как ввести ее в курс дела. Где она остановилась? Где ее вещи? Что привело ее сюда? Они не виделись так давно, столько событий было потеряно, столько событий было прожито. Что говорить ей? О чем? Что выдавать за правду, а что придержать при себе?

Он невольно косится в ее сторону, Ванда все такая же, переживает, ломает саму себя, пытается быть стойкой. Клинт привычно присматривает за ней, дает опору что ли. Это кажется сейчас правильным, таким правильным, что он сам с себя немного в шоке. Что ж. Если продолжать их нечаянный разговор, то надо идти до конца не так ли.

- Здесь погибли техники, ученые из Башни Мстителей, персонал, насколько мне известно, здесь погиб я. – Он горько усмехается. Это в свое время стоило ему не малых сил и еще больше времени заняло возвращение в мир живых. – Но никто из Мстителей не погиб. Все хорошо. Все разрешилось довольно хорошо, как для героев такого масштаба. Ты не виновата в том, что Гидра добралась до Старка, если бы я был чуть быстрее, если бы я пришел к нему вовремя.

Но уже ничего не сложилось. И чувство вины так просто никуда не уйдет, не рассыпется, не схлопнется, как будто его и не было. Нет. Бартон тут тоже был виноват, он должен был быть умнее и не подставлять их всех под удар. Но не вышло.

Черт, у них просто не вышло.

- Они были хитрее, сильнее и успешнее. Теперь, кто знает, мы прошли через многое, мы стали сильнее, теперь нас не так просто будет разъединить и уничтожить, ты как думаешь?

+1

6

Ванда через силу выпустила куртку Бартона и сделала пару шагов назад, попутно вытирая слёзы рукавом и глубоко дыша, стараясь остановить рыдания. Они казались уместными лишь в первые пару секунд. Она успела забыть, как они с Клинтом расстались, на какой почве и что было друг другу сказано.

Он пытался предупредить Максимофф, сделал для этого всё, рискуя собственной жизнью, хотел забрать Ведьму с собой, открыть глаза и пусть жестоко, но сломать розовые очки, дабы дать девушке возможность осознать, что Гидра осталась Гидрой, а Капитан вовсе не тот Капитан, которого она знала. Но что сделала Ванда? Испугалась и забилась в угол, как всегда поступала, при этом не забывая защитить свой придуманный розовый мирок, со скачущими пони и радугой через весь горизонт. Ведь чувствовала, что что-то не так, была куча вопросов относительно происходящего, но она даже шанса Бартону не дала объясниться. Мнимое спокойствие перевесило и... забавно то, что история повторилась. Максимофф снова создала свой собственный мир и жизнь, в Норвегии, свято веря в его реальность. А потом по старой схеме, его разрушили и теперь приходиться не отводя взгляда смотреть в глаза своим ошибкам.

Она смотрит на друга, да и на друга ли? Пытается уловить хоть какие-то эмоции относительно себя. Что с ним было? Что он сейчас чувствует встретив её? Ванда думала о безграничной злости и презрении, вот что она заслужила после того, как не пошла с Бартоном. Как устроила апокалипсис и как пропадала не пойми где. Скорее всего именно так, ведь он даже её не обнял, да и на что девушка надеялась? Идиотка, как всегда в своём репертуаре.

Столько горечи в глазах, в кривой усмешке, в тоне голоса. Ему больно и неприятно всё это вспоминать, а Ванда что? Что она делала это время? Прохлаждалась, бросив всех. Девушка поёжилась от одного лишь слова "дорогая". Так Клинт назвал её в тот злополучный день.

— Что значит, погиб и ты? — голос вновь осипший, но слёзы остановлены. Она смогла взять себя в руки, только пожалела о своих вопросах, ведь ответы ей не понравились, что логично. Они снова ударили по самой больной точке, оживляя так и не спавшее чувство вины.

— А я всё тот же ребёнок — казалось, что она не с Бартоном разговаривает, а сама с собой, приковывая взгляд к руинам и обнимая себя руками — Так и не научилась видеть реальность и принимать ответственность за свои действия. Сначала не послушала тебя, хотя всеми фибрами души чувствовала, что ты прав. Потом устроила Багровый пик, а после... бросила всё и всех, сбежала, убеждая себя, что это правильное решение, хотя, опять же, прекрасно знала, что только хуже будет — голос немного дрожит, подкрепляясь усмешками. Кто бы знал, как ей сейчас больно. Но она никого не винит, только себя.

— Скажи, Клинт, как сильно ты меня ненавидишь? Сколько бед я тебе принесла? — она развернулась к нему, но не стала подходить. Ведьма так же обнимает себя руками в попытке унять дрожь. Хотелось задать множество вопросов о том, где сейчас все. Тони, Тор, Вижен... Но отчего-то это на данный момент не казалось самым важным. Главное - он и она. Друзья... защитник Клинт Бартон, который однажды дал ей понять, что бороться есть за что. Что ты наделала, Ванда?

Отредактировано Wanda Maximoff (2019-05-07 01:56:02)

+1

7

Нет ни злости, ни обиды на нее. Девочка, которая когда-то запуталась, а кто из них нет? Кто из них не плюнул Старку в спину и не пошел за Гидрой и кэпом? Кто из них не сменил сторону, даже когда узнал, сколько их таких? А сколько еще будет?
И каждый новый выбор, еще один разворот в другую сторону. Никогда дорожка жизни не была прямой, да и не станет. Никогда дорожка не будет вымощена кирпичиком, так чтобы ноги не запинались и сам ты не падал периодически.

Он не в праве судить, как не в праве и таить обиду. Он не должен, но внутри все равно тревожно ходит мысль, что вот они на перекрестке, вот они свершили невозможное, вот они выжили, а все равно рушится мир.

Все равно уже ничего не починишь.

- Над до меня добралась раньше, чем я смог что-то предпринять и кого-то спасти, поэтому полет из окна, вот что меня ждало по пришествию в Башню. Я какое-то время не знал, чем заниматься и скрывался, пытаясь решить для себя, стоит ли оно того? Или пора прекращать деятельность супергероя. Я, знаешь ли, сам не без греха и ошибок сделал не мало. – Он ежится под пронизывающим ветром и вздыхает, пытаясь найти нужные слова, чтобы успокоить ее. – Я ошибался, Тони ошибался, кэп ошибался, никто из нас не является человеком, которого не в чем упрекнуть. Так что все в порядке, считай, что ты вернулась домой.

Да, она сильнее их всех, да ее трагедия в том, что силы гораздо больше, чем ее хрупкое тело. Да, у них есть темы для разговоров и должны быть попытки вернуть ее доброе имя назад. Должны быть попытки, которые представят ей возможность жить без боли и отчаяния.

Клинт только не знает, как до нее это донести. Не знает, как сказать, что она тут не останется одна со своей трагедией, что тут есть люди, которые сделают для нее все, если она даст им шанс. Семья для того и нужна, пусть они и сомнительная семья.

- Ну что ты, дорогая, никаких бед. – Он улыбается и осторожно тянет ее в объятия. Давно надо было это сделать, может тогда не было бы так больно вокруг нее. Не было бы ее слез и печали, которая практически душила, расплескиваясь вокруг нее аурой или ореолом. – Никакой ненависти. Я все еще должен тебе защиту и покой, вытащив тебя в этот ад, я все еще должен был быть рядом, но не был. Прости меня, если сможешь. Твой мир рухнул, и я не помог тебе построить его заново, я не поддержал.

Он винит себя, по-прежнему винит себя, потому что больше некого. Потому что он по себе знает, как сложно выбираться из ада, из детства, в котором детства и не было. Он знает, как сложно искать ключики к самому себе, как приходится медленно и маленькими частями собирать то, что можно было бы собрать быстрее, если бы был кто-то, кто просто держал бы за руку.

Клинт осторожно гладит девушку по макушке, пытаясь успокоить ее. Пытаясь передать ей свое спокойствие и нежность, потому что она это заслуживает, уже целую вечность заслуживает.

- Никто не будет тебя ненавидеть, Ванда. Никто.

+1

8

Все слова, что произносит Клинт были чем-то нереальным для Ванды. Она стала пессимистом по жизни и всегда отчего-то упорно верила лишь в самое худшее, даже не рассматривала варианты хорошего исхода тех или иных событий. Ведь начинала она с веры в лучшее, в себя, в свои силы, но с каждым разом всё выходило из под контроля и приносило исключительно разруху. Так зачем тешить себя пустыми надеждами заведомо понимая, чем это закончиться. Возможно комплексы, неверие в себя и объёмное осуждение людей, что смотрят телевизор и читают газеты. Максимофф было невыносимо от того, какой она становилась с каждым днём, унылой и раскисшей, после такой затяжной депрессии люди заканчивают жизнь самоубийством, дабы решить все проблемы. Но именно это непринятие собственных эмоций помогало, пусть лишь время от времени, но идти дальше, маленькими шажками. И уж лучше пусть она окажется неправа в своём настрое, пусть придётся заглянуть страхам в глаза, чем снова и снова тонуть в океане сомнений и боли.

С каждым сказанным словом, что произносит Бартон, Ванда выдыхает, будто впервые ощутила подачу кислорода, вспомнила, как нужно дышать. Это долгожданное облегчение, как награда за весь пережитый страх, за самобичевание. Клеймом на сердце был высечен тот день, когда Клинт покинул её комнату, не сумев убедить в собственной правоте, да и Максимофф этого не позволяла. А теперь казалось, то не всё так плохо, что это не клеймо, а заноза, которую можно вытащить. И с каждой секундой, она выходила на поверхность с самых глубин.

Растерянность отступала, глаза стали видеть куда яснее. Да, Ванду ждали до ма мысли о том, что Наташа была права говоря, что Ведьме придётся винить себя за всё, что пропустила, но это настанет потом. Сейчас были куда более важные дела.

— Мне так жаль — снова со стыдом опуская взгляд, но уже чуть более осознанно — Хм, значит мы все разбежались по углам после тех или иных событий. Наташа подалась на острова, я в холодную Норвегию, а ты где был? — Максимофф грустно улыбнулась, понимая, какой ущерб всё новые и новые события наносят Мстителям. Настолько сильный, что даже эти, казалось бы, железные люди убегают прочь не понимая, как жить дальше.

От неожиданных прикосновений бросает в дрожь. Они были слишком сильно нужны Ванде на протяжении длительного времени. Находясь в объятиях Клинта, Ванда всегда ощущала себя отрешённой от мира, защищённой. Но сейчас это было прощение, но не его, а самой себя. Девушка крепко обвила шею друга руками, рассмеявшись, но чувствуя на губах солёный привкус. Но слёзы не боли, а радости.

— Ты не представляешь, как я боялась не услышать эти слова — Максимофф надеялась, что Клинт всегда понимал, что он для неё значит и всегда значил. Это были равноценные отношения, равноценная привязанность, равноценная любовь, равноценная дружба. Не существовало даже мысли о том, что кто-то кем-то может пользоваться или недостаточно ценить.

— Тогда, пожалуйста, перестань винить себя — она расцепила руки и теперь вглядывалась в его глаза, опустив ладони на щёки — Я знала, что ты прав, но выбора, к сожалению у меня не было. Я ни на секунду не забывала твой взгляд в тот момент, тебе было больно так же сильно, как и мне. Ты всё сделал правильно, остальное лишь мой необходимый выбор. Мне до сих пор сложно себя простить за это, но, может вместе у нас получится? — мягко улыбаясь, не открывая взгляда и почти переставая лить слёзы — Давай простим себя за тот день, ведь нам некогда грустить, видимо много работы — Ванда ещё раз крепко обняла друга, а затем отстранилась, снова обращая внимание на груду камней.

— Что на повестке дня? — нет, она ещё не была готова идти в бой, как в былые времена, но быть в курсе должна, тем более план по развитию и контрою способностей созревал, лишь дело времени. Так что полная информация происходящего дома никак навредить не может.

Отредактировано Wanda Maximoff (2019-06-24 18:19:27)

+1

9

Он все еще был растерян и немного не понимал, как действовать дальше. Ванда в Нью Йорке – это и удача, и элемент неожиданности. Потому что вот она, близкая, рядом, здесь, а он не может сказать ей самый правильных слов в мире, что скучал, что было невыносимо не знать где она, что было одиноко и грустно без нее рядом.
И ему отчаянно не хватало слов, до сих пор.

Но она начала успокаиваться, исчезли слезы, рассеялась тоска и горе, которые, казалось бы, витали вокруг них. Место бывшей Башни почти на всех действовало так. Здесь было слишком много разрушений, слишком большая катастрофа тут случилось. И никто из Мстителей до сих пор не мог забыть ее. Не мог позволить себе выкинуть это из головы.

Каждый из них был виноват.

- То тут то там. – Клинт пожимает плечами. – Не о чем вспоминать.

Он не гордился своим выбором. Он не мог им гордится, потому что ему чертовски сложно было говорить о том, что в последние полгода, вместо спасения мира, он просто убивал убийц. Был таким же как они, разочарованным в жизни, отчаявшимся, запутавшимся, испуганным и потерянным. Он вернулся на шаг назад, вернулся в прошлое, вынужденный одной ногой находиться именно там.

И он снова убивал.

От этого кидало в дрожь.

Он осторожно и ласково погладил ее по спине, принимая объятия. Все вокруг них было странным и каким-то не слишком реальным. Все вокруг них было каким-то истончившимся, как будто реальность вот-вот начала бы рушится, если бы они не поговорили.

- Сложно не винить себя, ты же знаешь. Тем более тогда, когда у нас столько всего случилось и происходит дальше. – Он сунул руки в карманы и пожал плечами, как нашкодивший кот, который был пойман при попытке украсть канарейку. – Ты оставалась там, Нат оставалась там, а мне пришлось уйти. И я почти потерял вас.

Это было больнее всего, потерять тех, кого любишь, потерять не насовсем, а просто оставить у врагов на верные мучения. Клинт вздохнул и постарался встряхнуться и выкинуть это из головы, постарался сделать так, чтобы ему не приходилось думать об этом снова и снова.

- Думаю, пришло время поселить тебя дома. – Он улыбнулся. – Тони открыл старый особняк, после некоторых доработок, там есть Фрайдей и есть кофемашина, и они обе богичны. В остальном не знаю, у тебя есть планы ввязаться в спасение мира? Или на этот раз ты выберешь стезю отшельника, только живя среди друзей?

+1

10

Сейчас становилось немного стыдно от воспоминаний о встрече с Наташей и от того, как Ванда позволяла себе грубить такому надёжному и важному человеку. Стоило признать, Вдова была права, когда говорила, что любовь и доверие Клинта Бартона невозможно потерять, если уж вошла в его круг. Пусть выражалась Наташа довольно грубо, но, как ни крути, была права на все сто процентов. Все, каждый из них совершил достаточно ошибок и во всём этом огромном снежном коме важно найти в себе силы эти ошибки признать и не терять связь со своими близкими. Максимофф нарушила оба завета, в данную секунду это осознание пришло окончательно. Но без привкуса боли, скорее облегчения, будто наконец-то смогла перевернуть бесконечно-длинную страницу и открыть чистый лист.

Бартон смущён не меньше Ванды, но и дышать начал полной грудью, как и она. Почему Максимофф раньше этого не сделала? Почему было так сложно хотя бы просто звонить раз в неделю? Сложный вопрос, на него уже заготовлен очень развёрнутый ответ, но по факту умещается он в пять букв. Страх.

И в данный момент Ведьма снова его почувствовала. Бартон так мило рассказывает об особняке, что душа рвётся согласиться, но был план, который требовал своего выполнения.

— Клинт, я обязательно буду общаться с Фрайдей и пить чудо-кофе, но только пока не как житель особняка — Ванда грустно улыбнулась и поджала губы, но замолкать не время, следует разъяснить свою позицию, дабы не повторять ошибок и избежать лишних недоговорённостей — Пока я не готова полноценно вернуться в жизнь Мстителей. Я думаю, что Тони поймёт и даст мне время. Я готова посмотреть в его глаза, готова поговорить, объяснить, извиниться, но я должна быть во всеоружии, быть готовой помочь в любую секунду, а не сорваться при первом же применении силы. У нас с ней огромные не лады и я не хочу стать той, кто к чертям разнесёт новенький особняк Старка — Ванда даже рассмеялась, представив в голове такое развитие событий и лицо Тони — У меня есть план, некий Чарльз Ксавье, школа мутантов, противник моего... Магнето, моего отца. Не знаю, известен ли тебе этот факт, но я потомственный мутант, а мой отец главный мировой злодей — она снова рассмеялась, разводя руки в стороны и пожимая плечами.

— Теперь понятно, откуда у меня эта психическая неуравновешенность... Но да ладно, я к тому, что мне придётся ездить в Сан-Франциско, при условии, что Ксавье согласиться мне помочь. Я буду обучаться, возьму силу под контроль и тогда по-настоящему вернусь домой. А до этого момента я всегда буду на связи, Бартон, вы можете позвонить мне в любой момент и я примчусь, больше я вас не брошу. Кроме того, буду заезжать просто так и надеюсь, меня будет ждать собственная комната для ночёвки — Максимофф подмигнула собеседнику и снова крепко его обняла. Ей казалось, что им нужна неделя, чтобы наговориться вдоволь и затронуть все пропущенные темы, но теперь тело и душа наполнились спокойствием и сомнений не оставалось, что времени точно хватит. Никто больше не собирался убегать.

Отредактировано Wanda Maximoff (2019-06-24 20:45:02)

0


Вы здесь » Marvelbreak » Флешбэки и флешфорварды » [01.02.2017] Место встречи изменить нельзя