ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     03.2017 - 05.2017
В игре: Черный орден уже на Земле, начались поиски камней и сражения по всей планете. Танос подобрался слишком близко к своей цели для того чтобы хоть кто-то из героев мог оставаться в стороне!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Флешбэки и флешфорварды » [14.02.2017] Собиратель чудесных потеряшек


[14.02.2017] Собиратель чудесных потеряшек

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

[epi]СОБИРАТЕЛЬ ЧУДЕСНЫХ ПОТЕРЯШЕК 14.02.2017
STEPHEN STRANGE, SIF, THOR
http://cdn30.us1.fansshare.com/image/wallpaperpictures/walkway-on-top-of-brooklyn-bridge-at-night-hd-wallpaper-hd-wallpapers-for-desktop-401269336.jpg
Нью-Йоркский полдень в самом разгаре. DANGER!!! Осторожно - сарказм! Уже не молодая, но очень привлекательная женщина прогуливается по улицам Бруклина. Казалось бы, обычный день, вот только не тут-то было. Ей, как снег на голову, сваливается странно одетый мужик, а после и вовсе забирает с собой. Что же будет дальше?
NB! аккуратно, тут может происходить НИЧЕГО!

Ход: леди Сиф[/epi]

Отредактировано Stephen Strange (2019-04-09 19:53:07)

+1

2

АКТ III, ГЛАВА I: "БЕСПОЛЕЗНАЯ ВОИТЕЛЬНИЦА И ДРЯХЛЫЙ СТАРИК"
Знаете чем хорошо иметь много знакомых и друзей? Да ничем особенным. Обычно людям хватает с пол дюжины таких людей, чтобы быть полностью удовлетворенным общением и вниманием, которое так требуется. Человек - создание социальное, но это не значит, что ему нужно быть затычкой в каждой бочке. Пусть и так, есть люди просто неспособные тихо и спокойно сидеть на своей пятой точке, заставляя не просто мир вокруг двигаться, но и вмешиваясь непосредственно в это движение. К чему это я? Ненавижу таких людей...

Невероятные приключения Стивена и компании продолжаются, как бы пафосно не звучало. Конечно, подобные слова напоминают многосерийный мультик для учеников младших классов, но и происходящее было ничем не лучше. Если бы кто-то взялся писать сценарий нынешнего дня, то наверняка вставил бы веселую музыку из шоу девяностых, что шли воскресным утром. Стрэндж сегодня падал, вставал, делал какую-то глупость, после чего вновь падал. Он словно какой-то мультяшка, не находите? Тем не менее, происходящее было куда серьезней, чем может показаться. Именно поэтому "The Show Must Go On", мои дорогие.
Где-то в Бруклине, в небольшом переулке, открылся портал и из него вывалился маг, тяжело дыша и опираясь правой рукой о ближайшую кирпичную стену. Портал за его спиной закрылся, а вместе с тем свалилась какая-то пустая бутылка из-под виски, стоявшая на краю мусорного бака, вдребезги разбившись. Шум от разбитой бутылки заглушил гул людей и достаточно оживленное движение машин. Стивену даже не пришлось оглядываться, прекрасно понимая, что рядом никого нет. Сделав глубокий вдох, мужчина поднял голову и на секунду даже порадовался, что его никто не видит, но вместе с тем пришло осознание необходимости дальнейших поисков.
Черт тебя дери, куда я опять попал? Какая-то подворотня, да еще и воняет котами. Вроде по карте цель была где-то в Бруклине, но движение достаточно оживленное. Ладно, не суть важно... - слегка встряхнув головой, мужчина открестился от посторонних мыслей. Взявшись правой рукой за плащ, лежащий на левом плече, Стивен стянул его с себя и тот моментально растворился в руке, а вместе с тем его одежда поменялась на обычную. Потрепанное худи, слегка обшарпанные джинсы, черные туфли и простая черная футболка. Внешний вид, честно сказать, так себе, но нынче Стрэнджу не особо нужно было впечатляюще выглядеть, - Теперь, по крайней мере, я выгляжу неприметно и никто не будет таращится на странно одетого клоуна в плаще. Осталось только найти асгардийца, который явно должен быть где-то тут. В ближайшие минут пятнадцать я не смогу даже нормально воспользоваться перемещением. Даже пару лишних секунд держать портал открытым для меня сейчас сродни поднятию двух сотен килограмм. Да и потом, я бы чего-нибудь съел с удовольствием.
Сделав пару шагов из закутка, Стивен оглянулся и не увидел ничего особенного. Конечно, он не ожидал ажиотажа, как при встрече с Халком, но надеялся хоть на какую-то подсказку от честного народа. Ничего не оставалось делать, как отправится на своих двоих прогуливаться по улицам в поиске цели. Медленно шагая, маг озирался по сторонам, не особо акцентируя внимание на проходящих. Гость из другого мира был отражался статичной точкой, так что брюнету больше были интересны люди, что сидели где-то в заведениях. Остановившись посреди улицы, вытащив руки из карманов худи, мужчина почесал затылок и обернулся... Прямо перед его глазами, за стеклянной стеной кафе, сидела на вид молодая девушка, чье лицо явно было знакомо Стрэнджу.
Где я мог её видеть? Может быть одна из родственников тех, кого я оперировал? Да нет... Не припомню ни одного лица родственников или пациентов. Никогда не запоминал... - внимательно присмотревшись, Стивена озарило. От удивления его морщины на лице слегка разгладились, а губы изогнулись в ухмылке, - Точно! Список допущенных асгардийцев. Она была там... Леди Сиф, если мне не изменяет память. Какое интересное совпадение, что она сидит прямо у окна. Да и может быть удастся что-нибудь перекусить, раз уж все равно кафе. Не думаю, что нужно переходить сразу к делу, как с Тором, - зайдя в помещение, Стрэндж понял, что не сильно отличался внешне от других посетителей.
- Добрый день, девушка! Будьте добры чашечку кофе и какой-нибудь сендвич, вот за тот столик, - кротко указав за столик, где сидела Сиф, брюнет кивнул, а его седая прядка упала на лоб. Кротко кивнув, мужчина медленно направился в сторону асгардийки и подойдя, уселся напротив за столик, легко улыбнувшись. Лицо явно выдавало усталость, но Стивен старался этого не показывать, - Приветствую! Позволите присесть? - голос звучал достаточно тихо и спокойно, но можно было услышать небольшое предвкушение. Присев на деревянный стул, маг откинулся на спинку и положил ладонь левой руки на стол и трижды тихонько постучал пальцами по нему, начиная по очереди от мизинца до указательного.

+2

3

"Ognuno ha il diritto di vivere come puo
Per questo una cosa mi piace e quellaltra no."

[NIC]SIF[/NIC]
В общем и целом, презрев частности и отринув досадные мелочи, Сигрид могла сказать, что Нью-Йорк ей нравится. В городском хаосе, в котором, как в современном Вавилоне, смешались сотни народов и кровей, мог найти себе место кто-угодно, даже такая бесприютная душа, как она. Здесь всегда существовали дела, за которые никто не хотел браться, и работа, для которой находилось мало охотников, и люди, которым нужна была помощь.

Взамен не задавали лишних вопросов и открыто радовались любому новому человеку, который за символическую оплату нанимался волонтером. Трудности и скудная плата Сигрид не смущали, ей нравилось помогать, нравилось чувствовать себя нужной. Маленькая частица тепла и света посреди ледяной темноты беспамятства.

Впрочем, благородное безденежье имело свои недостатки, которые относились к тем самым досадным мелочам и частностям, как например, небольшое кафе-бар, где Сигрид иногда перехватывала чашку кофе в обед. Заправляла тут всем Мари, громогласная энергичная пуэрториканка лет пятидесяти, злоупотреблявшая ярко-красной помадой и дешевой бижутерией, была она откровенно грубовата, но умела так безудержно и заразительно смеяться, что это искупало все остальное. Кофе здесь был сносным, цены дешевыми, расположение – удачным для бизнеса, и как следствие – тут было всегда многолюдно и не слишком чисто. Кафе-бар посещал в основном простой люд, и Сигрид ничего не имела против.

– ...позволите?

В обеденный перерыв свободных столиков, как обычно, не было, и девушка, сдержанно улыбнувшись, кивнула.

Улыбка, как способ социализации в современном обществе – как-то ей довелось выслушать целую лекцию на эту тему от Клинта. Было интересно и даже занимательно, вот только Сигрид сильно сомневалась, что Клинт Бартон пользовался собственными советами.

Встреча с Клинтом, казалось, что-то всколыхнула в ней, посулив доброе предзнаменование, что наглухо заколоченные двери к памяти о прошлом, наконец, откроются, но... Ничего так и не произошло. Поэтому она старалась быть нужной, пыталась найти себя, другими словами – убивала время.

– Позволю. Мне тут принадлежит только кофе, – Сигрид приподняла картонный стаканчик с эмблемой попугая. – За него я заплатила, за стулья и стол – нет.

Она посмотрела на незнакомца безмятежным взглядом ребенка, за которым скрывалось напряженное внимание и любопытство. Но ничего больше. Никаких подозрений Сигрид не испытывала, она просто смотрела, получая новые впечатления от нового лица. Покуда эта игра «классификация и виды» ей не надоела.

Отредактировано Sif (2019-05-19 20:53:15)

+3

4

АКТ III, ГЛАВА II: "БЕСПОЛЕЗНАЯ ВОИТЕЛЬНИЦА И ДРЯХЛЫЙ СТАРИК"
Интерес и жажда познания окружающего мира заложены в каждого практически с рождения, но не все сохраняют в себе подобные желания на протяжении жизни. Очень легко перестать искать что-то вокруг себя, сталкиваясь на своем пути с предательством, жаждой наживы и пренебрежением. Лишь единицы продолжают не смотря ни на что следовать пути истинного искателя приключений. И в конце концов находят искомое, или же погибают так и не добравшись до цели. Конец бывает разным...

Как приятно порой было наблюдать за людьми, которые ничем особенным не обременены. Они суетятся, словно их дела и проблемы являются самыми важными во всем мире. Конечно, для каждого все именно так и получается, однако лишь для них самих. Незнание и впрямь можно назвать благом, но лишь для тех, кому не надо нести на своих плечах тяжелое бремя, которое иные и рады были бы променять на блаженство неизвестности.
Сидя за небольшим столиком, в ожидании своего заказа, мужчина старался не пялиться на свою собеседницу, играя роль совершенно обычного незнакомца. Любое неосторожное слово или движение могло легко спугнуть девушку, после чего пришлось бы снова действовать решительно и жестко, а подобное имеет свои последствия. В любом случае, было приятно просто посидеть и, пусть совсем не на долго, отрешиться от проблем внешнего мира. Актер из Стивена был так себе, но никто и не надеялся на Оскар за лучшую мужскую роль.
Интересно, а она со всеми так приветлива? Я бы не стал разговаривать, если бы ко мне подсел такой, как я... - собственные мысли немного веселили мужчину, стараясь искусственно поднять настроение, - хотя, я все таки ничего, даже для своего возраста и одежды. Хорошо, что мне не пришлось юлить и врать, для начала разговора. Теперь нужно медленно подвести её к мысли уйти отсюда, вот только как? - поток мыслей прервался, когда на стол опустился картонный стаканчик и пластиковая тарелка с лежавшими на ней половинками сэндвича. По виду, тот был с сыром и ветчиной, что признаться не самый плохой вариант.
- Позволю себе заметить, что у Вас очень приятный голос... - слова звучали слегка отрешенно, поддерживая легенду о совершенной незаинтересованности. Взгляд медленно перемещался по людям, находящимся по другую сторону окна, но лишь так, чтобы боковым зрением было все же видно лица девушки, - Если Вас не затруднит, можете составить мне компанию? Просто когда я говорю вслух сам с собой, люди подозрительно озираются. Не могу сказать, что меня раздражает подобное, но хотелось бы избежать по возможности, - голос звучал совершенно спокойно, хоть и имела место быть небольшая одышка, все же тяжело оправится от стольких действий за одно утро.
Взяв картонный стаканчик с кофе и слегка повертев его в руке, Стрэндж сделал небольшой глоток и выдохнул. На вкус было неплохо, хотя постоянно пить подобное желание не появилось. Пододвинув тарелку с едой на середину столика, мужчина легонько кивнул и взял одну половинку сэндвича, - Угощайся, если конечно хочешь, - откусив небольшой кусок, Стивен стал тщательно прожевывать. На удивление, еда была очень хороша. Слегка поджаренные на гриле тосты, внутренняя сторона которых была сдобрена сырно-майонезным соусом, плавленные от температуры пласты сыра и поджаренная ветчина. Такой перекус можно было бы употреблять каждое утро, - Он очень даже вкусный.
Доев свой сэндвич, мужчина сделал еще один большой глоток кофе, после чего откинулся немного назад и с истинно удовлетворенным лицом посмотрел на свою собеседницу. Просто разговаривать ни о чем было приятно, но нужно было действовать. Мысли стали вертеться активнее, генерируя идеи, - Если я сейчас просто попрошу её пойти прогуляться, она наверняка откажет, сославшись на какие-то дела. Преследовать её, пока она не останется одна в каком-нибудь месте, точно подумает что я маньяк и не станет слушать. Может быть просто перенести её сквозь портал прямо на выходе из кафе? Да, наверное это лучший вариант, - отодвинув рукав на руке, Стрэндж взглянул на циферблат подаренных Кристиной часов, после чего тяжело вздохнул, - Надеюсь, что Тор все еще в пассивном состоянии. Если следовать примеру с ним, то просто показать магию и тем самым заинтересовать, будет совершенно отвратительным вариантом. Хотя...
- Если позволите, я бы представился... - поняв, что никто на них не смотрит, Стивен расположил ладони параллельно друг другу, на уровне стола, и между ними из искр стали формироваться буквы, сложившись в "Стивен Стрэндж", после чего ладони сомкнулись, - Приятно познакомиться, - расправив ладони, маг показал, что между ними лежит небольшая визитка, которую тот положил на стол и пододвинул к девушке.

+1

5

"Nel profondo di quest'anima
Non ci sono santi ma fantasmi
Nell'ombra di questa sinceritа..."

[NIC]SIF[/NIC]
Сигрид бесстрастно посмотрела на визитку, лежащую перед ней, и лицо ее утратило всякое выражение, став похожим на маску. Кусочек картона с выгравированным (не напечатанным!) именем «Д-р Стивен Стрэндж» расположился точно симметрично между клетками рисунка красно-белой скатерти, и она подумала, что человек перед нею заботится о каждой мелочи. Вряд ли эта встреча была случайной.

Осторожно держа картонный стаканчик, чтобы не дрожали пальцы, девушка неторопливо допила кофе, перестав, однако, чувствовать его вкус.

– Мне не нужен доктор, – сказала она, возможно, с излишней резкостью. – Что это было? Гипноз? На меня он не действует.

Знания Сигрид о мире, в котором она находилась представляли собой хаотичную смесь из невежества в области элементарных знаний и осведомленности о вещах, которые были известны не каждому жителю Земли. Но о мутантах и людях с особыми способностями слышала и она. После тщательного самоанализа и нескольких тренировок на износ, которые устроил ей Клинт, Сигрид пришла к выводу, что принадлежит к человеческому виду, обладая лишь повышенными физическими параметрами, но их можно было объяснить без вмешательства в геном. Однако от опасений, что она была побочным результатом некого эксперимента, результатом неудачным и отбракованным, девушка так и не избавилась.

Ножки стула скрипнули по кафельному полу. Сигрид переменила положение тела, на первый взгляд совершенно расслабленного, но теперь ее и стол разделяла лишняя пара дюймов, достаточная, чтобы в одно мгновение очутиться на ногах и вступить в схватку. Краем глаза она отмечала всех незнакомцев кафе, которых не видела раньше, гадая, не являются ли они силовой группой поддержки. Сам Стивен Стрэндж не выглядел опасным бойцом.

Можно было притвориться, что ничего понимает (что, в принципе, недалеко от истины), что странный сотрапезник ошибся, подсев не к тому столику. Можно, но Сигрид не была уверена, что это сработает. И она упустит шанс получить хоть немного информации.

– Мне будет приятно, мистер Стрэндж, если вы перейдете прямо к делу. Кто вас послал и что вам обо мне известно?

В эту минуту Сигрид отчаянно жалела, что взяла одно лишь кофе, не разорившись на стейк. Стейк здесь был не особенно хорош, мясо закупалось дешевое и жилистое, но к стейку полагались вилка и остро заточенный нож.

– Вы сэкономите время, – коротко и недобро улыбнулась девушка. – Мне и себе.

Отредактировано Sif (2019-06-12 15:09:36)

+3

6

"Seguo il percorso del vento
Mi toglie il respiro pensare un po a te
Che ancora a dispetto del tempo
cammini con me." *

[NIC]SIF[/NIC]
В ответ губы чародея тронула тонкая усмешка, казалось, полная тайного превосходства и снисходительности. В голове Сигрид сиреной взвыл сигнал тревоги, но она не успевает ничего предпринять. Совсем ничего.

Пространство вокруг мгновенно застывает и искажается, дробясь на множество отражений. Лампочки электрического света тускло и красновато мигают. Ориентация теряет всякое значение, и Сигрид уже не понимает, где стены или потолок. Пол уходит из-под ног, контур окна возле их столика вспыхивает огненным кольцом, и, не удержавшись, девушка падает в открытый портал. Падает и падает, захлебнувшись собственным криком.

...Приземление вышло неожиданно мягким – щека Сигрид коснулась мягкого ворса ковра. Она пружинисто вскочила на ноги, принимая боевую стойку и враждебно озираясь, готовая немедленно дать отпор обидчику. И растерянно моргает. Находится она теперь совершенно в другом месте. Ряды книжных стеллажей уходят наверх, теряясь в сумраке потолка, стены обшиты темными деревянными панелями и увешаны тем, чему Сигрид названия не знала, и что Клинт Бартон, не мудрствуя лукаво, назвал бы «непонятная хрень».

– Вы сами предложили сэкономить время. Не я, – голос случайного сотрапезника звучит столь же размеренно и ровно, как и за столиком в кафе. Но выглядит он теперь совсем иначе. Плечи обнимает красный плащ с высоким стоячим воротником. Плащ мерно колышется, будто на ветру, которого нет и не может быть внутри здания, словно... живой.

– Что вам нужно? – резко и отрывисто бросает Сигрид. Что ж, теперь она готова поверить, что странный незнакомец – маг и чародей, но не обязана верить самому магу.

– Помощь.

Стрэндж столь же краток, и Сигрид замечает, что несмотря на покровительственные и высокомерные манеры, глаза его полны бесконечной усталости, и немного смягчается.

Маг ведет ладонью в перчатке, и, следуя его плавному жесту, взгляд Сигрид останавливается на лежащем ничком светловолосом мужчине. Правая его рука бессильно откинута в сторону, кончики пальцев касаются кувалды, стоящей рукоятью вверх на россыпи камней и кажущейся удивительно неуместной в этой обители, обстановкой своей напоминавшей музей или библиотеку.

Сердце Сигрид мягко и горячо толкнулось в ребра, и девушка, ведомая безотчетным призывом, опустилась на колени рядом с неизвестным. Дотронувшись до крепкого плеча, она почувствовала внезапное головокружение, которое списала на необычный способ перемещения. Удивительно, что после всего ее не стошнило выпитым кофе на ковер.

Помедлив долю секунды, Сигрид нащупала слабый, но ровный пульс, и перевернула мужчину на спину. Его тело было на удивление тяжелым и горячим, и Сигрид снова ощутила, как комната плывет перед глазами. Она словно разделилась: одна ее часть сидела на полу возле потерявшего сознание незнакомца, другая взирала на них двоих со стороны и беззвучно и яростно требовала чего-то. Но чего? В чем должна была заключаться помощь, о которой говорил доктор Стрэндж?

Сигрид сложила ладони в замок и неуверенно толкнула в центр груди мужчины напротив сердца, как ее учили в центре волонтеров. Один раз, другой, потом склонилась к пересохшим бледным губам, вдыхая воздух. И ее словно ударило током.

Отредактировано Sif (2019-05-22 21:49:25)

+3

7

- Сиф?
... Голова гудела, словно по ней невзначай прогулялась ледяная палица йотуна. Да и тело не слушалось, непривычно одеревеневшее, словно много часов он лежал в неудобной позе. Да что там, оно было словно чужое. Тянущая, странная боль медленно охватывала его; примерно так же, только в разы легче, переносится утомление после боя, когда каждый мускул взывает лишь об одном - покой.
Он пробовал пошевелиться, но смог лишь поднять голову. Потом, тяжело опираясь на плечо, приподнялся, чувствуя, как гудит в голове и рассыпаются перед глазами искры. Лицо молодой женщины над ним раздваивается, плывет, и собирается в фокус далеко не сразу. Но одна вещь видна невооруженным глазом. Тут же. Мгновенно.
И это пугает настолько, что Одинсон тут же садится на месте, забыв про нарастающую боль.

В ее глазах нет узнавания.

Это страшно. Пожалуй, он даже не успел понять, насколько это пугает. Сиф смотрела на него выжидающе, участливо, даже, пожалуй, с состраданием... но в ее глазах была пустота.
Через мгновение Тор сорвалсяся с места. Точней, попытался сорваться. Ногу тотчас пронзила жгучая боль - словно неведомый великан ломал ему кости; можно было даже услышать, как они трещат, рассыпаются и раскалываются на сотню кусков. Но этого быть просто не могло быть.
Он ранен? Где они? Что вообще происходит?
- Сиф...- он впился взглядом в подругу юности, но снова не увидел в ее глазах ничего.

Чары. Это определенно были чары. Какое-то колдовство. Громовержец принялся озираться по сторонам, ожидая увидеть... а что, собственно? Асгард? Кажется, нет. Кажется, они собирались перебраться в Мидгард, искать отца. Отправились или нет?
Покои вокруг напоминали дворцовую библиотеку, но Тор каким-то шестым чувством понял, что не дома. Артефакты, утварь, книги... несут в себе печать другой расы, даже множества других рас. Запахи тоже чужие. И еще...

Он даже не замечает, как высокая фигура в красном плаще буквально уплывает по воздуху, растворяясь в тенях, позволяя паре остаться наедине.
- Сиф?
Ничего.
- Сиф, ты узнаешь меня?
- Сиф, это я.
- Сиф...

Его руки, протянутые к девушке, задрожали. Пожалуй, впервые в жизни Громовержец, сын Одина, ощутил столь полное, беспросветное бессилие. Он, кто терял солдат, потерял брата, он, с кем рядом отошла в мир иной его мать, почувствовал себя просто растерянным мальчишкой. Куда бежать, к кому воззвать, чтоб снял эти глупые, страшные чары, вернул ему прежнюю Сиф, позволил проснуться от кошмара, которому нет, просто не может быть объяснения.
Сильные руки обхватили, обвили напряженное гибкое тело. Трепеща от ужаса, сбиваясь дыханием, молясь про себя всем богам, что есть, были, и только лишь будут, Тор изо всех сил прижал подругу к себе, зажмурившись, зарывшись в ее волосы.
И вздрогнул.

[icon]http://forumfiles.ru/files/0019/7e/3e/48050.png[/icon]

+3

8

"Noi siamo stati due amanti, due amici,
due complici, due buone idee,
Navigatori, due vele nell'eternità..."

[NIC]SIF[/NIC]
«Сиф» – короткое имя сначала звучало как вздох, потом как крик. Сигрид не могла понять, что в ее душе, где-то глубоко внутри, отзывается на требовательный и молящий взгляд белокурого незнакомца. Глаза его были прозрачными и голубыми, как море, которое девушка никогда не видела. Не видела? Тогда откуда к ней пришло это сравнение, образ глубокой и полноводной стремнины? Почему если не лицо, то тембр низкого голоса так похож на тот, который приходил в редких и тревожащих снах?

– Ты..? – она неуверенно протянула руку, не смея вновь дотронуться до мужчины, чтобы удостовериться в реальности происходящего.

Но тот оказался смелее и сгреб Сигрид в охапку так, что у нее затрещали ребра. Девушка ойкнула и попыталась отстраниться, но с таким же успехом она пробовала бы отодвинуть бетонную стену.

– Ты знаешь меня? Знаешь, кто я? – с затаенной надеждой и страхом спросила она, уже предчувствуя ответ.

Книжные стеллажи, дрожа, искривлялись и хаотично наплывали друг на друга, словно в зеркальной комнате в парке аттракционов, и Сигрид внезапно ощутила, что ей не хватает воздуха. Нет, не Сигрид, Сиф – осознание пришло остро и сразу, как удар в висок, и комната окончательно сорвалась с места, пустившись в пляс.

Ей казалось, что еще чуть-чуть, еще немного, и она вспомнит. Ей не хватало последнего толчка, ее прошлая жизнь была близко, совсем рядом, только руку протяни – но ее ладони по-прежнему встречали лишь пустоту.

– Скажи мне, – уже не просила, а потребовала девушка, которая вновь лишилась имени. – Кто я? Кто ты? Кто мы?

Про странного волшебника, по чьему капризу она очутилась здесь, девушка начисто забыла. Сейчас весь мир и вся её жизнь были сосредоточены в глазах незнакомца.

+2

9

В первое мгновение Тор не понял, что она говорит. Слова ускользали от него, расплывались в сознании, распадались на белый шум, гул не связанных между собой, ничего не значащих звуков. О чем она говорит? Кто они? Что это значит? Знает ли он?
- Это шутка, Сиф...- он отстраняется, рассмеявшись нервным, бессильным смехом, чувствуя себя мальчишкой, с которым некогда юная дева меча сидела в золотой лодке, глядя на плывущую внизу россыпь асгардских огней. Тогда он спросил ее, будет ли она его женою, когда они вырастут - и она ответила, что согласна. И вот теперь... это словно ответ, но другой, перечеркивающий все, что было.

... И вдруг он понимает.

Память возвращается мучительными толчками, подхватывает, словно волна, что сбивает с ног, набивая рот мелким песком, ударяя в глаза галькой и щепками тростника после бури на Тунд. Он кувыркается в волнах памяти, увлекающих дальше, в глубину прошлого, пытается уцепиться хотя бы за клочок травы, камень, ветку, склонившуюся в поток... за что-нибудь. Тщетно. Бесполезно. Образы, звуки, прикосновения обрушиваются, поглощают его с головой: лицо матери, единственный сверлящий глаз отца, рука на копье, золотой блеск доспеха, Радужный мост, поцелуй, падающие лепестки, знамена, пиры, игры, веселье, падение, схватка, броня Разрушителя... Улыбающееся девичье лицо. Слезы в зеленых глазах. "Я умру смертью воина...". Как это можно было забыть? Взлетающий вверх сверкающий шар из ее хрупких ладоней. Полыхающая ладья - и десятки, тысячи искр, возносящиеся к черным, будто надевшим по Фригге траур, небесам.
Ветви склоненного Иггдрасиля.
Кольцо, сияющее на ее пальце.
Счастье в зеленых глазах.

Как это можно было забыть?!

- Идем!- он почти вскочил, потянув ее за собой, озираясь, туда, где недавно еще сам лежал, словно труп. Ощутив колебание, подхватил сильное, столь знакомое тело под локти и рывком поднял, поставил на ноги, смеясь или плача, задыхаясь от нетерпения.
Вот сейчас.
Сейчас.
Она прикоснется к Мьёльниру. И все вспомнит.
Вспомнит. Вернется. Ведь он же вспомнил.
Она... а потом все остальные.
Все было просто.

- Сиф... идем. Идем, Сиф. Верь мне,- крепко сжимая ладони в своих, гладя любимое, близкое лицо дрожащей ладонью, Тор-Громовержец пытается увлечь за собой не верящую ему подругу.

[icon]http://forumfiles.ru/files/0019/7e/3e/48050.png[/icon]

+2

10

АКТ III, ГЛАВА III: "БЕСПОЛЕЗНАЯ ВОИТЕЛЬНИЦА И ДРЯХЛЫЙ СТАРИК"
Почему люди боятся показать свою истинную натуру другим? Почему молчат тогда, когда надо было кричать во все горло? Можно было бы конечно сослаться на какие-то постулаты правил приличия, или же на стеснительность, но на самом деле всем в нашей жизни заправляет страх. Именно он движет нас по кругу, не давая увидеть нового пути. Как говорила Луиза Хей: "Страх показывает нам один мир, а любовь показывает другой мир. Мы решаем, какой мир реален. И мы решаем, в каком мире нам жить".

Вы наверняка слышали детские скандинавские и греческие сказки о различных богах, что решали свои проблемы и являлись обычным людям, а также великих героях, совершавших невероятные подвиги. Можно сказать, что асгардийцы не полноценные боги в широком понимании слова, а великие герои, больше похожие на полубогов, что обладают божественной силой и человеческим сердцем. Естественно, речь не идет о всех подряд, к счастью или сожалению.
События стали развиваться очень быстро, поэтому Доктору пришлось немного оставить ситуацию, наблюдая за всем из тени. Леди Сиф оказалась гораздо более проницательной, нежели казалось изначально. Это было очень даже кстати, поскольку Стивену не пришлось сталкиваться с враждебным отрицанием. Хотя девушка и не услышала в свой адрес слов, полностью разрушающих её жизнь, она все равно держалась превосходно. Сидя в своем любимом кресле, мужчина пристально смотрел на происходящее, ожидая удобного момента для вмешательства.
Как интересно! Значит Тор вспомнил свою жизнь... - мысли текли достаточно медленно из-за усталости, но небольшая ясность все же имела место быть, - Хотя и не похоже, что он полноценно осознает происходящее, - проведя пальцем по подбородку, брюнет слегка усмехнулся и откинулся в кресло, - Пожалуй, мне стоит дать телу отдохнуть, иначе пользы не будет совсем, - щелчок пальцами и тело мужчины обмякло в туже секунду. Из него вырвалась астральная проекция, не видимая обычному человеческому глазу. Находясь в астральном теле, Стрэндж обернулся и проверил состояние своего реального тела. На глазок, было все хорошо, так что какое-то время можно было не переживать, - Отлично! Я не люблю вмешиваться в личные дела других, но оставлять все на самотек тоже не стоит, - подлетев к Тору и Сиф, маг просто завис в паре метров от них, продолжая внимательно наблюдать.
Действия Стивена не были напрасны, потому что действия Тора чуть не привели всю ситуацию к патовому состоянию. Вырвавшись в астральном теле из зеркального измерения прямо около гостей, маг взмахнул руками, и перед молотом в то же мгновение появился магический щит, искрящийся и пульсирующий, а за спиной сомкнулся проход зеркальное измерение, словно маленькие кусочки стекла вновь складывались в первоначальный рисунок. Конечно, брюнет предпочел бы еще немного понаблюдать за происходящим, но допустить непоправимого он не мог.
- Прошу прощение за столь внезапное вторжение, но не стоит делать в этих стенах что-то, предварительно не получив согласие, - голос звучал спокойно, без какой-либо одышки, но с примесью небольшого эха. Взгляд мужчины был направлен в первую очередь на Тора, - Не хочу тебя расстраивать, Громовержец, но этот молот не так безобиден, как может показаться. Думаю, что он даже опасен, в какой-то мере, - секундное молчание, после чего небольшой вздох ознаменовал намерение продолжить историю без утаивания, - Ты потерял свою память, как, по видимому, и другие, но это не должно было сказаться на преданности Мьёлнира. У меня появилась мысль, что ты потерял возможность его контролировать из-за... кхм... Из-за того, что стал недостойным, - пролетев немного дальше, огибая Одинсона, Стрэндж опустился ниже к молоту, - Не знаю, что произошло, но это явно повлияло на ваше состояние.
Даже сейчас, заклятие Одина эхом отдается вокруг него, а значит, если бы Тор был достоин, молот не оказал бы подобной реакции. Других вариантов я не наблюдаю. Разрушить заклятие Одина возможно, однако на это потребуется огромное количество сил, а также особые артефакты, - внимательно осмотрев молот, Стивен попробовал поднести к нему свою руку, слегка просвечивающую из-за астрального состояния, но остановил в паре сантиметрах, почувствовав отголоски магии, - Даже обладая возможностью разрушить подобную магию, молот не так прост.
Мысли мужчины так сильно погрузили его в глубины собственного сознания, что он на какое-то время забыл о присутствии посторонних. Медленно убрав руку от Мьёлнира, маг обернулся в ожидании. Ему хотелось сделать что-то для этих двоих, но слабое представление о проблеме не позволяло необдуманно ломиться напрямик. С другой стороны, подробно изучить проблему, выработать план и действовать также не представлялось возможным, из-за ограниченности времени. Самым верным вариантом было расспросить вернувшего себе часть памяти Громовержца, в надежде услышать хоть что-то, что поможет найти выход из сложившейся ситуации.
- Тор Одинсон, или мне лучше называть тебя Блэйк? - голос звучал достаточно серьезно, но чувствовалась небольшая доля иронии, - Что ты помнишь, до того, как очнулся? Имена? Может быть какой-то антураж? Любая мелочь может помочь мне в решении вопроса, повисшего в воздухе, - руки были скрещены за спиной, а взгляд будто сверлил насквозь. Неподдельный интерес в глазах явно мог выдать, но Стрэндж даже не думал этого скрывать, - Мисс Сигрид, этот вопрос можно адресовать и к вам. Я подозреваю, что Ваша жизнь имеет некоторые расхождения, которые Вы не можете объяснить. Верно?
Все эти разговоры о памяти и возможности её изменения, одна маленькая, но сильная мысль словно прострелила голову Стивена. Когда-то, он натыкался на труды Агаммото, посвященные изменению времени и событий внутри человеческого сознания, - Кажется это было где-то в книге Вишанти. Находясь в астральном теле, Агаммото смог погрузиться в мысли своего ученика, чтобы изгнать Демона Кошмаров. Утверждать что-то не было никакого смысла, но если бы я смог проникнуть к ним в головы, возможно и узнал бы что-нибудь интересное, - догадка мага вновь чуть не увела его от происходящего, но своевременным напоминанием был звон колокола, ознаменовавший наступление полудня. Конечно, старинные часы были непрактичными, но они были необходимы, чтобы временные перемещения всегда возвращали в исходную точку. Однако, это уже другая история.

+2

11

"Dimmi chi sei   
Che strada farai..."

[NIC]SIF[/NIC]
Сигрид была настолько растеряна, настолько сбита с толку, что не противилась, когда белокурый незнакомец потащил ее куда-то, и лишь в последний момент выдернула руку из крепко державшей ее ладони.

Вместо растерянности девушка ощутила злость, встряхнувшую ее, словно электрошоком. Почему все вокруг всё знают лучше нее, но никто, черт побери, не спешит поделиться тем, что он собственно знает?!

– Эй! Я немного не в себе, но не настолько спятила. Что здесь вообще творится? Хорошо, допустим, я поверю... Ай!

Появление полупрозрачной мерцающей фигуры, в которой Сигрид едва признала давешнего странного доктора, прервало ее возмущенную речь.

– Я не поддаюсь гипнозу, – уже не так убежденно произнесла она и отступила за спину Блейка, Тора или кто он там был.

Движение вышло мгновенным и неосознанным, и Сигрид запоздало удивилась ему. До сего дня заложенные в подкорке инстинкты позволяли полагаться только на себя, доверять только себе.

Меж тем призрак что-то вещал, и по манере речи и построению фраз Сигрид окончательно узнала его. Убедилась, что перед нею тот самый доктор. Он назвал ее по имени, стало быть, встреча точно была не случайна, как она и думала. Что ж, тем лучше. Она, наконец, получит ответы на свои вопросы.

– Некоторые расхождения? – насмешливо отозвалась Сигрид. – Я ни черта не могу объяснить в своей жизни, потому что у меня ее нет! Нет, понимаете?!

Она вздохнула сквозь сжатые зубы, осознав, что кричит, а крик – признак слабости. Да, она была слаба и знала это. Провал вместо прошлого делал ее уязвимой и открытой для любой манипуляции и обмана. Ей не отличить лжи от правды.

Отредактировано Sif (2019-05-26 22:08:13)

+3

12

Неизвестно, отмечают ли колдуны свой второй - или третий, десятый, какой-нибудь неосновной день рождения, но, определенно, нынешний в День влюбленных Верховному магу земли стоило выпить, благодаря судьбу и богов за чудесное избавление. Пусть память Тора все еще путалась, пусть он не знал, кем чувствует себя больше: Дональдом Блэйком, хирургом, бывшим солдатом, или же сыном Одина, гнев, что испытал он при словах чародея, не принадлежал смертному жителю земли.
И этот гнев, эта кипучая, пенная ярость, неукротимая, как буря, играющая над бездной, с тайным ужасом и тайным же ликованием была узнана им.
Именно эти силы пятьдесят лет терзали его. Именно от них он бежал, ища спасения в глупых и тайных обрядах, в наркотиках, что валили с ног других, а ему не приносили забвения, в йоге, войне и короткой, как вспышка, любви земных женщин. Он научился смирять эту силу, почти укротил, позабыл о ней. А теперь узнал, что она - его суть. Неотделимая часть бога грома.

Словно почуяв ее, Сиф, еще недавно все отрицавшая, противившаяся его уговорам, Сиф, строптивая даже теперь, в слабом человеческом теле, Сиф, та, что он вспомнил, та, что не помнила его - вдруг отдалась под его защиту.
Кровь аса вспыхнула при этом порыве.

- Как смеешь ты, чародей,- человеческий голос внезапно обрел необычную резкость и глубину,- как дерзаешь ты говорить, что Тор, сын Одина, Громовержец, не достоин своего молота? Он дарован мне волей Одина Всеотца, и ничьи чары не в силах отнять этого права!
Звуки, подобные отдаленному рокоту грома еще не затихли в комнате, а оскорбленный ас уже поднял руку, привычным движением призывая оружие...

И не почувствовал ничего.

... Дождь хлещет его по лицу, стекает с длинных волос, не смывая, а лишь размывая грязь на заляпанной черной футболке. Он не чувствует. Не слышит. Не понимает, не ощущает, как подскочившие люди крутят ему руки - сейчас они могут - затягивают на запястьях тугой пластик наручников. Он не почувствовал бы и ударов, хотя сейчас его плоть слаба, ведь сильнейший удар не тот, что свалил тебя в грязь, а тот, что заставил впервые дрогнуть колени. И для него, принца Асгарда, это не раны врагов, не яд и не злое колдовство - но лишь проклятие, отречение, что наложено на него самим Одином.
Все, что он видит перед собой - медленно исчезающий знак на отполированной поверхности молота.

- Что? Что это?- Тор встряхнул головой, словно пес, что пытается вытрясти присосавшегося паразита из уха. Так же ударил по нему широкой лапой-ладонью, так же вскинул на мага непокорную голову. И глаза его, большие глаза бога грома, были чисты, как небесный свод в жарком июле: щенячьи, почти детские.
- Что за заклятие ты сотворил, чародей?
Голос подвел его. Голос дрогнул, срываясь. Тор, сын Одина, растерянно оглянулся на Молот богов, на стоящую рядом девушку, и, наконец, на мужчину, что лежал в кресле, и тут же стоял, реял, как призрак, с усмешкой, как показалось, наблюдая за тщетной попыткой.

[icon]http://forumfiles.ru/files/0019/7e/3e/48050.png[/icon]

+2

13

АКТ III, ГЛАВА IV: "БЕСПОЛЕЗНАЯ ВОИТЕЛЬНИЦА И ДРЯХЛЫЙ СТАРИК"
Помню, когда память впервые подвела меня. Человек, существо слишком самоуверенное, но порой из-за этого приходят проблемы оттуда, откуда обычно не ждешь. Осознать то, что тебя предает собственная память невозможно в детстве, ведь мы достаточно просто относимся ко всему в том возрасте, но стоит ли говорить про более сознательный? Было стыдно осознавать, что ты отстаивал то, чего не случалось, словно лжец, пытающийся прикрыть свой тыл, когда вариантов не остается. Наверное, в такие моменты стоит понимать, что все мы просто люди, насколько банально это не покажется.

Находится в астральном теле для мужчины стало также легко, как дышать. Наверное, можно признать эту магию первой полноценно освоенной им. Дни в человеческом теле, а ночи в астральном - именно так проходили долгие месяцы тренировок. Быть может такой подход был достаточно продуктивен, однако требовалась хорошая мозговая активность, чтобы просто оставаться в здравом уме, при подобной нагрузке. Можно было бы предполагать, что Стрэндж уже давно спятил, если бы только его знания и действия не подтверждали обратного.
Паря над полом, прямо перед двумя асгардийцами, маг внимательно наблюдал и старался не упустить ничего. Каждая деталь могла сыграть роль, но не каждый вопрос имел ответ. В жизни порой именно так и бывает, к великому сожалению. Мужчина видел весь спектр эмоций на лицах своих гостей, однако главного не проглядывалось - понимания. Оно практически полностью отсутствовало, как в глазах получившего часть памяти обратно Громовержца, так и на лице Воительницы. Вряд ли была возможность их мгновенно убедить в своей правоте, но кое-что Стивен мог сделать...
Допустим, что Тор вспомнил себя до происшествия, но тогда остается вопрос про последние воспоминания. Они кем-то заблокированы, или же наоборот, его сознание самостоятельно блокирует нежелательное? - выслушивая все речи Одинсона, маг нисколько не был оскорблен, ведь прекрасно понимал ограниченность текущего сознания собеседника, однако реакция девушки была практически такая же, что несколько насторожило мужчину, - Она слишком критична, после всего увиденного. Неужели ей недостаточно доказательств? Хотя, винить в подобном бессмысленно.
Только Стрэндж собирался использовать заклинание, способное создавать пространственно-временные окна, словно омут памяти, как Тор совершил очередную попытку доказать свою исключительность. Было достаточно забавно наблюдать за тем, как тот пытается изо всех сил призвать молот, но не получает никакой отдачи. Конечно, ничего связанного со злорадством не было, но понимание собственной правоты было приятным. Маг с радостью согласился бы остаться с носом, но увы, в данный момент правдивость его слов означала лишь большие проблемы. Незадачливый взгляд окатил и асгардийцев, после чего вновь обрел свою остроту.
- Успокойтесь! Оба... - голос звучал очень пронзительно, явно усиленный магией. Это была необходимость, чтобы хоть немного вразумить собеседников, как после сильной встряски в стрессовой ситуации, - Я понимаю, что для кого-то из вас я несу чушь, а кто-то считает меня в чем-то виновным, но я не меньше вашего хочу во всем разобраться, - тяжело вздохнув, Стивен заметил краем глаза свое спящее тело, после чего его мгновенно осенило, - Особенно сейчас... - последняя фраза звучала спокойно, можно сказать - отречено, а взгляд будто смотрел сквозь тела асгардийцев, куда-то в пустоту.
Если я погружу их в состояние близкое ко сну, то смогу попасть в их сознание и вместе с ними пройтись по всем нужным событиям... Точно, возможно мне даже удастся связать их сознание и взять с собой, - легкая ухмылка неосознанно появилась на лице Стрэнджа, но практически мгновенно исчезла. Мимолетный взгляд на лицо Громовержца заставил Доктора опомниться, - После неудачи с молотом, в его голове сейчас явно каша. Главное сейчас остановить панику, иначе это лишь усложнит ситуацию. Идеально было бы просто силой ввести их в состояние сна, но... - и тут маг вновь осознал, что он достаточно умен, даже для себя прежнего. Можно было сказать, что Стивен был самовлюбленным, но порой именно это качество творило чудеса.
- Я ничего не делал с тобой, или твоим молотом, Тор... Мне это совершенно ни к чему, - голос продолжал звучать достаточно грубо и серьезно, но уже не так пронзительно, - Однако, я напрямую заинтересован в том, чтобы подобные тебе не бродили здесь в состоянии, когда нет осознания своим действиям. Это может обернуться ошибкой, - взглянув на перепуганную девушку, брюнет слегка улыбнулся, видя в ней все ту же Воительницу, - Правильно я говорю, мисс Сигрид?
Отлетев немного назад, маг тут же стал формировать мистические печати. Хоть его и называли Верховным Магом, до уровня и знаний Старейшины ему еще далеко. Он не мог просто вбросить астральное тело из человека, грубым вмешательством. Метод Стрэнджа был достаточно проще, но в то же время усложнялся ограниченностью способностей. Никого не слушая, мужчина продолжал свой магический "ритуал", а его руки стала окутывать еле видная дымка. В его голове сейчас звучали лишь мистические письмена, которые тот активно вспоминал прямо в процессе, чтобы не ошибиться. Еще пара секунд и все было закончено. Резкая вспышка света озарила помещение, а дымка понеслась на асгардийцев, словно сильнейший поток ветра, выбрасывая их астральные тела из живых оболочек. Прелесть этого заклинания была в том, что астральное тело соответствовало истинному характеру людей, раскрывая настоящее.
- Не пугайтесь... Я просто силой ввел вас обоих в состояние, в котором нахожусь сам, - его ухмылка растеклась по лицу, а перед его взором представились парящие Тор и Леди Сиф, в своем асгардийском обмундировании, - Это первый ваш астральный опыт, поэтому времени в таком состоянии у нас не много. Нужно действовать, - соединив средний палец с большим, на каждой руке, Стрэндж сделал странный жест руками, поднимая одну над головой, а вторую опуская вниз, - Приготовьтесь! Будет немного дискомфортно... - над телом Сиф открылся небольшой портал, который словно воронка поглотил все три астральных тела. Прошло меньше секунды времени, но открыв глаза в очередной раз, маг осознал, что все они попали в подсознание Сигрид, - Не пугайтесь... Мы просто погрузились в сознание Леди Сиф. При этом достаточно успешно, на мой взгляд, - видя перед собой мерцающие осколки воспоминаний, Доктор не мог ничего разобрать, так что оставалось рассчитывать именно на Тора, который явно больше знал про свою "подругу". Больше всего его волновала реакция девушки, поэтому нужно было очень внимательно следить за происходящим.

+2

14

"Vago nell'anima tua 
ma senza fermarmi 
perche vuoi cosм..."

[AVA]https://i.ibb.co/VJcmb3c/photostudio-1562606837980.jpg[/AVA]
Сигрид задохнулась, словно от резкого и внезапного удара в грудь, ей понадобилась целых две секунды, чтобы понять, что дыхание ей и не нужно, и что она больше не ощущает биение собственного сердца. Окружающий мир также изменился: потемнело, будто во время грозы, зато звуки стали отчетливее, почти осязаемыми. Голос призрачного доктора неприятно царапал слух, а сказанные им слова, вылетая изо рта, на миг застывали в воздухе клочками красноватого тумана.

Девушка беспомощно взмахнула руками и ногами, как пловец, подхваченный недружелюбным течением, не зная, каким образом передвигаться в этом новом странном мире; и тут новый вихрь подхватил ее, швырнув куда-то вниз. Она лишь на миг увидела собственное безмятежное лицо, затененное раскрытой расслабленной ладонью, как во время сна.

Сигрид падала через прозрачный тунель, стремительно проносясь сквозь хаотичные дробящиеся картинки, в которых с удивлением узнавала себя саму в разном возрасте, от ребенка до женщины, белокурого незнакомца и других людей, разительно отличных от тех, что она встречала в Нью-Йорке и по дороге к нему. Порой ей казалось, что не она падает, а эти осколки проносятся сквозь нее, причиняя острую боль.

Наконец, ноги Сигрид встретились с твердью – бесконечный и мучительный падение-полет прекратился. И здесь, на дне колодца, было совершенно темно и пусто, не считая спутников девушки.

– Мы находимся внутри меня? – полуутвердительно полувопросительно произнесла Сигрид, растерянно озираясь.

Темнота вокруг казалась плотной, живой и дышащей; но не враждебной. Девушка протянула руку, и ладонь будто исчезла, погрузившись в черноту, и она поспешила отдернуть ее обратно.

– Плохой выбор. Я не знаю, кто я, не знаю, что можно от меня ожидать. Вы тем более не можете знать.

Впрочем, в последнем утверждении содержалась доля сомнения, и Сигрид-Сиф бросила на Тора быстрый взгляд. Астральная проекция не может краснеть, однако в полупрозрачной бесцветной взвеси возникло легкое помутнение.

Отредактировано Sif (2019-07-08 21:59:06)

+2

15

Если в представлении леди Сиф решение Стренжа было неудачей, то Тор полагал его выбор теперь единственно верным. Не потому, что его собственный разум был наполнен картинами, куда более странными, неясными, и способными внести путаницу - но и по той причине, что среди общих воспоминаний он мог быть проводником, тогда как она нет. Разум подруги ему представлялся в виде тумана, не каменных стен колодца, но всего лишь завесой, которую необходимо было поднять, не страшась теней, что угадывались по ту сторону.
И первом, к чему он шагнул, был призрак крылатой лодки; она лежала, накренившись, как выброшенная волнами на берег гигантская рыбина.
- Посмотри на нее!- улыбаясь и приникая к борту, как к боку живого существа, оглаживая тускло блестящую полировку, Тор даже прикрыл глаза, словно прислушиваясь к биению сердца. Улыбка, беспечная как у ребенка, заиграла на его губах.
Соскользнув с борта, открытая ладонь потянулась к спутнице, зовя ее разделить щемящее чувство пробуждения.
И... не встретила ничего.

- Ты не помнишь?- приоткрывая глаза, Громовержец устремил взгляд к молодой женщине. Сделал шаг, ловя тонкое крепкое запястье. И остановился. Кто-то другой, тот, кем он стал за последние годы, или тот, кем он был вечно, не осознавая и не приемля того, подсказал, что сейчас некогда столь привычная самоуверенность принца вызовет лишь ответную резкость.
- Дотронься до нее. Просто дотронься. О, Сиф!- теперь в голосе Тора звучало тихое, начинающее стремительно разрастаться отчаянье.

Уцепившись за крыло, он одним прыжком оказался наверху, внутри лодки. Ключа не было, но здесь, в этом мире, он не потребовался. Полоса багряного света пробежала по рулю, когда рука бога коснулась его, а спустя мгновение скиф содрогнулся, и вздохнул, пробуждаясь от сна.
Темнота отступила, когда на золоченых бортах, один за другим, загорелись полетные огни; урча, лодка приподнялась и заворочалась, а затем зависла в воздухе, распуская стальные перья, образуя лестницу, что приглашала подняться на борт.
Бесплотные в истинном мире, все трое были вполне материальны здесь, в мире памяти. По крайней мере настолько, насколько сами в это верили.

Тор показался у борта с некоторым запозданием, держа в руках нечто, завернутое в плотную ткань. Когда она соскользнула, блики полетных огней заиграли на серебристом щите, и явно парном к нему небольшом клинке с красной обмоткой рукояти.

+2

16

"Non vuoi che rinunci
alla mia soltanto
perche tu sei qui..."

[NIC]SIF[/NIC]
Сигрид зачарованно смотрела, как плотная завеса тьмы, что окружала ее, бледнеет и рассеивается, отступает перед мягким золотистым светом. Она поднесла к глазам ладонь и увидела, как ее полупрозрачные очертания пронизываются изнутри кровеносными сосудами, как белые кости облекаются плотью и кожей. И рассмеялась, наполненная неизъяснимой пьянящей радостью; по мышцам словно пробежал ток, и девушка с легкостью взлетела по крылу асгардского скифа на борт, без труда сохраняя равновесие на колеблющейся в воздухе палубе.

Судорожный вздох сорвался с губ Сигрид, когда она рассмотрела, что держит, что протягивает ей Тор. Охваченная непонятной робостью, она отпрянула, не смея прикоснуться ни к щиту, ни к оружию, однако зеленые глаза жадно пожирали каждый завиток строгого лаконичного узора, каждую линию, исполненную смертоносной и хищной красоты.

– Я помню тебя, – тихо призналась Сигрид. – В моей памяти не сохранилось ни твоего имени, ни того, что связывало нас раньше, но я видела тебя в моих снах. Во сне ты был тем, кому я верила и за кем шла. Однако потом всегда приходила тьма, которая пожирала нас, и тогда я просыпалась.

Она не сказала, каким было это мучительное и тягостное пробуждение – в поту, с хриплым сорванным голосом, как будто она кричала во сне. В больнице ей кололи успокоительное, но от него было только хуже: к неминуемому ужасу добавлялось чувство отвратительной беспомощности и слабости.

Но сейчас она не беспомощна, и – если верить странному доктору – может вспомнить, кто она и что.

Сигрид решительно вдела левую руку в ременные петли на оборотной стороне серебряного щита, а правой взялась за рукоять меча...

...и зажмурилась от ударившего в глаза нестерпимого сияния. Налетевший из ниоткуда порыв ветра взметнул надо лбом коротко стриженые смоляные кудри, которые взвились в воздухе, удлиняясь и черными змеями разметавшись по плечам. Поношенная куртка засверкала стальным блеском, облегая стан девушки звеньями кольчуги и доспехами, украшенными знаками рун.

– Я леди Сиф, – прошептала Сигрид. – Рожденная богиней и выкованная пламенем войн...

Однако слова эти, прежде произносимые со свирепой гордостью и яростью, звучали едва ли громче ветра. Сиф пошатнулась, чувствуя, как сквозь нее, через нее проходит шторм и буря, и не зная, как удержать их у себя внутри.

Впрочем, она и так у себя внутри, верно?

Поэтому не страшно.

И Сиф выпустила на волю бурю и шторм.
[AVA]https://i.yapx.ru/Cv92c.jpg[/AVA]

Отредактировано Sif (2019-06-02 23:52:59)

+3

17

Сиф не успела упасть. Твердая рука подхватила ее и поставила на ноги. И не отстранилась, нежно и уверенно удерживая воительницу на мужской груди. Тор смотрел на подругу, видя, как изменяется ее облик, как понемногу знакомые черты проступают сквозь загнанную, полную страхов и боли девочку из Мидгарда.
Так, по преданиям, появляется из пламени и порождает его древний Феникс.
Так из раскаленной руды, вылитой на угли, выплавляется золото.
Так солнце встает над иззябшей землей, разливая в воздухе жар и любовь, рассылая смертельные стрелы врагам, и лаская все живое.
Это зрелище завораживало.

Здесь, на земле, он не раз слышал миф о рожденьи богини из пены морской. Художники ошибались. Поэты солгали. Вот сейчас, перед ним, восставала из пепла и сбрасывала прошлое, словно тлен, истинная, живая богиня, кому суждено вечно сиять и нести свет.
Царица Асгарда. Его царица.

Он смотрел, улыбаясь, не в силах отвести глаз, охваченный восторгом влюбленного, гордостью мужа, и исступлением истинно верующего, того, перед кем совершается чудо, и боги вдруг сходят с золотых колесниц. Прекрасная женщина рядом с ним была солнцем - и его появление словно прогнало ночную тьму, затуманивавшую разум.
Он снова был Тором.
Она была Сиф.

- Моя госпожа,- сам не зная, почему, Одинсон вдруг преклонил колено, склоняя голову в почтительном молчании. И словно вторя ему, вся дикая, странная природа этого места замерла, будто исполнившись восхищением, а потом зашептала, запела, согретая теплом чистой весны. Не было больше провалов бездны, не было груд непонятных вещей: они плыли, высоко, выше облаков, на золотой лодке, а внизу, бурливая, неукротимая, расстилалась река, равной которой не было во вселенной.
Тунд.
Ее воды срывались с крутых берегов, падая в вечность, расшивая пространство вокруг сотнями бисерных нитей. Не успев перелиться, поток мгновенно замерзал, и, притянутый гравитацией, превращался в сверкающую, как убор невесты, вуаль на другой стороне планетоида.
Но темные воды отхлынули, уступая место зеленым полям. А дальше, сверкая на солнце, лежал Химинбьёрг, от которого вдаль устремлялась бесконечная лента, переливавшаяся всеми цветами радуги.
- Сиф, ты видишь?!

Тор позабыл об их спутнике, с замирающим сердцем глядя на столь знакомые с детства чертоги. Асгард, дом, тот Асгард, который они оба помнили, должны были помнить, что жил в их сердцах - он лежал перед ними, как драгоценность на бархате воды и земли. Сейчас, уже скоро, зазвенят на дозорных башнях веселые трубы, взовьются сигнальные ленты флагов; ведь в город вступали не просто путники. Сын Одина и его невеста вернулись из дальних краев, и воистину принесли с собой солнце и радость!

... Скиф ошвартовался у края моста - и Тор, кивнув спутникам (Стренж оказался все еще рядом с ними, молчаливо взирая на мир, в коем, верно, мечтал оказаться), первым выпрыгнул на Биврёст, улыбаясь Хэймдаллю, что уже вырастал перед ними, сурово взирая на путников золотыми глазами, вооруженный огромным мечом. Но, не успел Одинсон произнести даже слова, как острие Хофунда уперлось ему в грудь, а голос Белого аса возвестил, подобно раскату грома:
- Все. Но не ты.
- Что? Что это значит?- на мгновение Тор так опешил, что не нашел даже сил возмутиться или потребовать объяснений. Оглянувшись, он устремил взгляд на Сиф, словно взывая к помощи, а потом, уже с гневом, воззрился на мага, словно происходящее было каким-то затеянным им испытанием, шуткой, что эти непостижимые люди порою устраивают развлечения ради.
- Что происходит?!

+3

18

"E niente piu bugie e niente trucchi
Solo gli occhi della veritа
Non ci sono santi ma fantasmi
E l'ombra di questa sinceritа..." *

[NIC]SIF[/NIC]
«Сиф, ты видишь?»

Сиф видела, но не понимала, что она видит, – знала лишь, что у нее сладко и тревожно замирает сердце в предчувствии. Это место, куда неотвратимо влекло ладью, не было ей чужим.

«Асгард» – вспышкой чистого яркого пламени отозвалось в ней зрелище золотых шпилей, разрывающих облака в небе такого неправдоподобно ясного голубого цвета, которого не сыскать нынче в Мидгарде. Многоцветное сверкание радужного моста над грозовой пропастью освещало путь домой.

Скиф мчался с немыслимой скоростью навстречу восходящему солнцу, и казалось, что в стремительном полете он срывал покров тьмы с разума Сиф, давая доступ свету к самым потаенным закоулкам памяти.

Воительница с улыбкой обернулась к Тору и взяла его ладонь, заново узнавая ее шероховатое и сильное прикосновение. Так, рука об руку они вступят на Биврёст, как в тот день, когда они вышли на площадь, чтобы объявить народу и миру об обучении.

– ... Хеймдалль?

Меч, острием грозно упиравшийся в широкую грудь Громовержца, стал внезапным и неодолимым препятствием. Однако Страж не смотрел на Сиф, его грозный взор был прикован к Тору – сверкающее золото глаз переплавилось в тяжелый свинец.

Светлое небо потемнело до грозовой черноты и разверзлось струями ледяного дождя, за которым не было уже видно ни Асгарда, ни радужного моста. Мощная фигура Стража казалась кряжистым деревом, которое корнями своими уходит к центру мира, и никакая сила не сдвинет его с места. Но присмотревшись, Сиф увидела, что перед ними и впрямь дерево, высокой кроной затенявшее все другие, окружавшие его. Химинбьорг, Хеймдалль исчезли, а они с Тором очутились в лесу. Болезненно яркая голубая молния расколола небо, и Сиф закричала. В ее мертвенном свете она разглядела на ветвях дерева тело золотоволосого юноши, пронзенное сучьями, и дерево-великан с горестной нежностью баюкало мертвеца под свист и грохот бури.

– Нет! Нет! Я хочу уйти отсюда! Я не хочу этого видеть! Это ложь!

В мозгу яростно билось и стремилось вырваться наружу последнее воспоминание, самое горькое и, как понимала Сиф, бывшее ключом ко всему. Но сейчас она хотела его задушить. «Почему счастье, которое она испытала, было таким коротким? Это несправедливо!» – думала воительница, уже не различая сна и яви, совершенно забыв, что находится вне реальности в мире собственных грёз, готовая навечно остаться здесь сама и уничтожить дорогу обратно в реальный мир для своих спутников.
[AVA]https://i.yapx.ru/Cv92c.jpg[/AVA]

Отредактировано Sif (2019-06-15 19:18:02)

+3

19

АКТ III, ГЛАВА V: "БЕСПОЛЕЗНАЯ ВОИТЕЛЬНИЦА И ДРЯХЛЫЙ СТАРИК"
Сны - словно сказочный мир, что находится по ту сторону сознания. Кто-то их отчетливо помнит, а кому-то кажется, что ни одного сна так и не было. В любом случае, если снять фильм по сну, получится нечто невообразимое. Может быть именно такой должна быть наша жизнь, чтобы быть ей хоть немного довольным? Вот кто бы знал ответ на этот вопрос. И как говорил один великий волшебник: "Как прекрасен мир, являющийся во снах: от загадочных глубин океана, до сверкающих звезд вселенной..."©Дамблдор

Любой истинный волшебник, обычно хотя бы раз в месяц творит что-то такое, чего не стоило бы делать совсем. Вот и сейчас, Стивен отправил двух, практически беззащитных асгардцев в путешествие по подсознанию, хотя наверняка мог бы найти способ более приемлемый. Вообще, наворотить ерунды, а потом бегать сломя голову все исправлять, попутно чертыхаясь на весь мир, уже стало его хобби. Сколько раз он говорил себе, сначала думать, потом делать, но никогда не вспоминал этот совет в нужный момент.
Погрузившись в сознание Леди Сиф, маг просто отстранился. Он наблюдал за происходящим, но как будто со стороны, хотя в любой момент мог протянуть руку помощи и вытащить наших потерявших голову героев, по крайней мере ему именно так и казалось.
"Это невероятно! Если подобное творится в голове этой опытной, но такой юной внешне, воительницы, то что же будет например в моей голове? - мысли уносили далеко в даль, погружая в размышления, но Стрэндж изо всех сил старался препятствовать этому, - У столь сильного заклинания, наверняка есть побочные эффекты. Чувство эйфории, дающие чувство полной вовлеченности в происходящее... - одной рукой волшебник должен был поддерживать заклинание, а вот вторая легка на голову, из-за резкой боли, - Быть может, этот мир не хочет, чтобы кто-то рационально мыслил, - головные боли становились сильнее, а взгляд туманила невидимая пелена, словно густое молоко, - Я не должен был использовать столь неизвестное заклинание, - поток мыслей прервал крик одного из асгардцев."
Резкая смена обстановки помогла волшебнику немного придти в себя, хотя он по прежнему чувствовал, что его пытаются удержать здесь всеми силами, словно чьи-то руки аккуратно закрывают ему глаза, с каждой секундой все сильнее утаскивая вглубь. Мужчине подобное было не в новинку, но он никогда не сталкивался с этим, будучи не на пике своих сил, так еще и в астральном теле, когда практически ничего невозможно было предпринять.
Быстрый взгляд в одну сторону, потом такая же быстрая смена визуальной цели. Стивен видел, что происходит, но ему было сложно что-то предпринять. Не покидало ощущение, что он упустил важную деталь, которая прекрасно собрала бы мозаику, но размышлять над этим сейчас практически не представлялось возможным из-за слегка затуманенного сознания. Магу пришлось действовать практически вслепую, не особенно представляя что требуется. Он мог бы просто прекратить действие заклинания, но тогда был риск оставить в этом мире его "попутчиков", поэтому подобные мысли отметались мгновенно, хотя что уж скрывать, состояние подталкивало к ошибкам само собой.
"Она так сопротивляется, будто пытается мысленно сокрушить этот... - озарение пришло в голову, будто первый лучик солнца, пробивающийся сквозь темное небо, - мир... Неужели именно она виновна в том, что нас засасывает глубже в этот омут? - мужчине не мешал ни ветер, ни еще что-то, однако он продолжал лететь к асгардцам, словно пробиваясь через порывы ураганного ветра и толщу океана, - Если я был так глуп, что не смог сразу сообразить, что она властна над своим сознанием, тогда какой вообще смысл в моем тут присутствии? Чертов идиот! Конечно она способна здесь на все, даже её желание остаться, словно цепи сковывает не давая даже нормально размышлять, - засунув руку за пояс, со спины, брюнет извлек из маленького мешочка огромную, несоразмерную цепь. Конечно, нельзя было назвать хранилище Трибунала обычным мешочком, однако визуально он ничего более впечатляющего из себя не представлял, - Либо я их вытаскиваю сейчас, либо будет поздно и мы застрянем здесь навсегда! Надеюсь, что цепи Вишанти хватит на то, чтобы утянуть их за собой во внешний мир."
Пересилив себя так сильно, как только можно было, Стрэндж приблизился к парочке на расстояние в пару метров. Ему наверняка должно было этого хватить, для осуществления совсем не гарантированного плана спасения. Взмахнув правой рукой, в которой красовалась цепь, Стрэндж стал что-то несвязно бормотать, явно произнося заклинание. Каждая секция цепи, начиная от руки, тяжелела и покрывалась зеленым сиянием. Она больше не весела беззащитно, а словно змея понемногу вздымалась вверх, сильнее с каждым новым словом. Когда заклинание было закончено, волшебник медленно распахнул, ранее плотно сомкнутые веки. Из них лился чистейший изумрудный свет, настолько прекрасный, что казалось можно в нем утонуть, однако сам мужчина видеть этого не мог. Его глаза практически полностью потеряли возможность видеть, различая лишь небольшие отрывки происходящего.
- Тор Одинсон, Леди Сиф, мы немедленно покидаем это место. Приготовьтесь! - кончик цепи, словно змеиная голова, резко метнулся в сторону асгардцев. Со стороны могло показаться, что змея обвивает тело жертвы, плотно смыкая руки и ноги, не давая и малейшего шанса вырваться из своих объятий. Первой на очереди была Сиф, поскольку только она могла воспротивиться здесь силам Стивена. Как только цепь обвила девушку от лодыжек, до шеи, она стремительно метнулась к Тору, проделывая с ним тоже самое. В этом состоянии, маг не мог ничего видеть, но он идеально чувствовал окружение, словно слепой орудующий своей тростью, коей был артефакт в его руках, - Будет больно, так что держитесь! Ин Шар Ала! - мужчина зациклил магический круг, на кончиках пальцев, после чего тот исчез, словно взорвавшись белоснежным сиянием, ослепляя все вокруг.
"У нас получилось? Я сумел спасти их? - ощущение было не из приятных, но Стрэндж явно ощущал, что все еще жив, хотя стоп... - В астральном теле я не могу ощущать усталость и чувствовать, как подо мной что-то слегка проминается, - медленно открыв глаза, мужчина увидел яркий солнечный свет, озаряющий комнату, - Так вот что произошло... Нас выбросило обратно в наши тела, из-за перенапряжения. Стоило догадаться о подобном исходе, но что толку теперь, - медленно поднявшись на ноги, брюнет все еще испытывал отголоски той головной боли, что буквально пару секунд назад чуть не разорвала его сознание на мелкие кусочки. Только было он хотел саркастично пошутить, но взгляд упал чуть поодаль, где лежали два, словно бездыханных, тела."
- Тор Одинсон! Леди Сиф! - медленные шаги, срывающиеся на попытку слегка прибавить скорости, заставляли чуть ли не падать на пол, но каким-то образом волшебник умудрялся удерживаться. Держась одной рукой за голову, а другой бессильно размахивая во время бега, Стрэндж практически добрался до своих гостей, но споткнулся о собственную ногу, упав на колени. Его сил ели хватило, чтобы удержаться и не свалиться полностью. Взгляд был обращен к асгардцам, а в глазах мерцала мысль о полнейшем провале, - Тор... Сиф...

+1

20

Среди этих пугающих трансформаций, криков, сполохов молний, в сиянии чар, на потускневшем, будто выпитом кем-то сиянии Радужного моста только один человек оставался недвижим. Даже Страж, поглощенный видением Сиф, трансформировался, изменился, обращаясь в столп мира, в могучий Иггдрасиль, что баюкал в своих ветвях младшее, любимое дитя Всеотца. Тор же стоял, склонив голову, опустив глаза долу, с развевающимися кудрями. Не подал голоса, чтоб ответить подруге. Не протянул руки, чтобы помочь ей, защитить от страшного наваждения. Безмолвно, как камень, позволил колдовской цепи оплести себя, захлестнуть, словно раба, что хозяин волочет на суд за ошейник; не сделал движения, не открыл глаз.
Ничего.

Сильнее завыл ветер, и черное небо сгустилось, нависло, выгнулось аркой и рухнуло на треснувший мост. Лезвие молнии рассекло ясень надвое, пробило до самого корня, заставило всколыхнуться могучие ветви, как руки, что держали на весу Девять миров. Пошатнувшись, дождем осыпая с них яркие звезды, Ясень богов еще какое-то время стоял, покачиваясь, пошатываясь, как смертельно раненый воин - а затем рухнул, взрывая корнями пространство, выворачивая из глубины черные, жирные, жадные дыры, провалы пространства, выпуская Извечный огонь, что пылал в глубине Муспельхейма.
Воды Тунд вздыбились и вскипели, а затем темное облако заволокло весь мир.

Тело мужчины упало на пол, заставив его загудеть. А затем пришел смех, сухой и безжизненный - но отдававшийся в каждом уголке зала, дрожавший на каждом стекле, и отражавшийся, кажется, даже в мышиных норках.
- Тор?

Светловолосая голова приподнялась, и сквозь спутанную гриву волос, сквозь закрытое веко было видно, как засияли глаза того, кто незваным явился из снов.
Искра спорхнула с его ладони, впиваясь в дерево, а за ней длинная белая змейка молнии, скользнув между пальцев, оставила черный след.
Человек сделал движение приподняться, но тут же вновь рухнул, зажмурившись. Из его груди вырвалось рычание.
- Сиф!
[icon]http://forumfiles.ru/files/0017/90/c0/85374.png[/icon]

+3

21

"Ore vuote in questa giornata
Tante nubi e troppe ostilitа
Siamo arrivati ormai alla fine
Ancora una volta prima di morire."

[AVA]https://i.ibb.co/VJcmb3c/photostudio-1562606837980.jpg[/AVA]
Позабыв о том, что находится вне реального мира, Сиф упустила и то, что плоть сновидения зыбка и подвижна, как не затвердевшая земная кора в незавершенный миг творения. Под тонкой скорлупой поверхности — раскаленная магма. И эта скорлупа поддалась под вторжением чужеродной магии. Первым чувством воительницы был инстинктивный гнев против захватчика, вздыбивший и перекрутивший пространство чудовищной лентой Мебиуса. Однако через мгновение Сиф обнаружила, что призрачная лента превратилась в тугие и ощутимые звенья цепи, спеленавшие ее по рукам и ногам.

– Тор! – крикнула Сиф, но цепь захлестнула горло, сделав воительницу не только невидимой, но и немой.

Охваченная безумной яростью, леди Сиф рванулась изо всех сил... Мир вокруг рассыпался на осколки, но и они без следа растворились в наступившей кромешной тьме.

...С хриплым вздохом Сигрид выгнулась, жадно ловя ртом ушедший из легких воздух, и почувствовала, как в затылок ей упираются жесткие доски пола, а взгляд распахнутых широко глаз постепенно фокусируется на сводчатом потолке Санктум Санкторума.

– Так это был сон? – спросила она неизвестно у кого, вместо облегчения от возвращения в привычное и обыденное окружение ощутив горькое разочарование и чувство потери.

Все еще полуослепшая и полуоглушенная, девушка приподнялась на локтях, и в этот миг слева сверкнуло короткой вспышкой, и на старом дереве половиц рядом с ее левой ладонью появилась угольно-черная уродливая подпалина. Лучшего способа стряхнуть оцепенение и прийти в себя и придумать было нельзя. Сигрид перекатилась набок, уходя с линии огня и краем глаза замечая лежащего чуть поодаль Стивена Стрэнджа. Убит, ранен? – раздумывать было некогда. Невидимый выстрел расколол стеклянный купол Санктума.

– Что..? – вопрос повис в воздухе, так и не заданный.

Никакой стрельбы не было.

Сигрид увидела, что источником разрушений и опасности стал ее спутник в таинственном и мистическом путешествии. Тот, кого она называла Тором. С этим именем пришло и остальное, почти вновь ввергнутое в пучину забвения: Асгард, суровый лик Хеймдалля, юное безмятежное лицо мертвого Бальдра... Разум Сигрид будто озарила молния – та самая, что пробила крышу Санктум Санкторума.

– Тор!

Уже ничего не страшась, Сиф бросилась к Громовержцу, откликаясь на зов. Упав на колени, она схватила его за плечи и безжалостно затрясла; размахнувшись, ударила по щеке, затем крепко прижалась губами к губам... Словом, были испробованы все способы.

– Тор, очнись! Вернись ко мне! Я не хочу, я не могу потерять тебя снова!

Отредактировано Sif (2019-07-08 21:58:42)

+3

22

АКТ III, ГЛАВА VI: "БЕСПОЛЕЗНАЯ ВОИТЕЛЬНИЦА И ДРЯХЛЫЙ СТАРИК"
Магия - сила! Знаете, если бы в реальной жизни можно было творить чудеса, будь то полеты, превращение или что-либо еще, как собственно в любом фантастики, то хорошим это ничем бы не закончилось. Спросите "почему"? Все очень просто... Это лишь кажется, что появились бы герои и спасали обычных людей, используя свои суперспособности, однако правда более горькая, нежели может показаться. Воровство, убийства, захват власти и тотальная манипуляция на основе страха, вот что было бы. Первым же делом, человек обремененный "силой", будет думать о себе любимом, нежели о других, собственно, как и любой другой обычный человек. Удручает, не скрою. Так все же, магия - сила?

Невероятно длинный день подходил к своему концу, постепенно подводя события к логическому, а может и не очень, завершению. Солнце с каждой секундой все ближе к границе горизонта, а внешний мир начинает "оживать" как-то по особенному, если подумать. Однако, в доме 177а по Бликер-Стрит, все еще было непонятно, чем же может окончится творившийся внутри хаос.
Стивен был готов к различным исходам, но не думал, что его ожидает одновременно тревожный звонок и подарок судьбы. Ели сдерживаясь, чтобы не упасть оземь, мужчина продолжал держаться. Стоя на коленях, упираясь руками в пол, брюнет наблюдал очень странную картину. Лежащий перед ним Тор явно был без сознания, но вот бушующая в нем сила старалась вырваться на свободу. Естественно, изначальный план был вернуть Громовержцу его молот, однако сейчас, странным образом, Стрэндж хотел абсолютно обратного. Одновременно с этим, он видел пробуждение Леди Сиф, что еще больше заставило погрузиться в собственные мысли.
"Если Сиф пришла в себя, то почему Тор в таком сомнительном положении. Его крутит и словно бьет молнией изнутри, - не успел мужчина закончить мысленное предложение, как увидел искру между пальцами Одинсона, а после внезапный взрыв, прогремевший на все помещение. Купол Санктума раскололся, словно под давлением ударов молнии, однако никаких видимых проявлений не было, - Что это за хрень! Неужели Тор остался внутри измерения и бессознательно пользуется своей силой? Нет... Это не совсем так, - взгляд мужчины вновь обратился к склонившейся над Богом Грома девушке, - Если она здесь, значит и он покинул её сознание, но что тогда? - падающие вниз осколки, могли нанести серьезный ущерб, а Стрэндж не мог накрыть своей магией сразу всех, однако ему на помощь снова пришел верный друг. Слетев с плеч брюнета, Плащ Левитации метнулся прямо к асгардцам, плотно накрыв их сверху, а над самим Стивеном появилось небольшое защитное кольцо, что превращала стекло в обычную пыль, рассыпая по одежде мага, - И опять ты меня выручаешь! Спасибо..."
- Сиф, прочь от него! - голос звучал так громко, как только мог. Плащ окутал девушку и должен был отнести её немного в сторону, освобождая пространство для манипуляций, - Быстрей ко мне! - теперь уже Стивен обращался напрямую к своему артефакту, что тут же вернулся и, вновь упав на плечи, поднял мужчину вверх и поднес прямо к телу Тора. Приближаться было опасно, но ничего не делать еще опаснее, - ИШ НАР А-ТУЛ! - подняв ладони над Одинсоном, волшебник попытался раскрыть визуальную составляющую пробудившихся сил, но увиденное повергло в шок. Аура Громовержца была полностью подавлена посторонней, черной, словно сама бездна, силой, окутывая все тело, будто черный змей. Завершением "представления" стал взгляд, проникающий в самое сердце, заставляя его биться от страха сильней, - "Что это было? Такая пугающая сила, полностью им овладевает. Я должен сейчас же прекратить все это!" - отдернув ладони и вытряхнув тревожные мысли из головы, Стрэндж решился на самый отчаянный шаг, который мог сделать.
Разведя руки в стороны и сложив каждой в отдельности символ подчинения, когда указательный, мизинец и большой пальцы оттопырены в разные стороны, а средний и безымянный подогнуты к ладони, маг создал небольшие мистические руны прямо на кончиках пальцев, что разрастались и объединялись в магический круг, а после растворились и облепили руки, формируя перчатки леопардового окраса. Это были особые перчатки, которые мужчина приберегал на крайний случай. Из особенность заключалась в том, что они были своеобразным аккумулятором, что поглощал волшебную силу того, кто их носит, накапливая внутри и давая возможность позднее ими воспользоваться.
- ВЕЛИКОЕ ОКО АРКТУРА, ДАЙ МНЕ СИЛУ! ПУСТЬ ЭТА ТЕМНАЯ МАГИЯ СТАНЕТ МОЕЙ И ОТЧИСТИТСЯ В ТЕЛЕ ВЕРНОГО ЗАЩИТНИКА! - голос вновь звучал очень громко, эхом разносясь по залу. Усталость отступила, а магия опять наполняла тело волшебника. С этими словами, глаза Стивена побелели и заискрились, белоснежной энергией, что спокойным потоком развеивалась в стороны. Ладони полностью покрылись белоснежной дымкой, после чего та распространилась в сторону Тора, полностью его покрывая. Внутри этой дымки стало явно видно энергию, отравляющую тело асгардца, - НЕМЕДЛЕННО ПОКИНЬ ЕГО И ПОДЧИНИСЬ, ОТРОДЬЕ! - постепенно, злая сила стала поглощаться и чистой энергией переходить в тело мага, но тот чувствовал всем своим нутром, что ему противостоит невероятной мощи сущность. Прикладывая с каждой секундой больше и больше усилий, Стрэндж видел, что его "противник" одновременно впитывается в тело Тора, тем самым оставляя свои частицы в Боге Грома, - "Эта тварь пытается укрыться в нем, не давая мне возможности избавится от него окончательно! Никогда еще не встречал ничего подобного" - поток мыслей прервал голос, что говорил на непонятном для мужчины языке. Темный, странно притягательный, шептал словно на мертвом языке.
"Что? Я слышу... Эта тварь пытается со мной говорить? - взгляд обратился к губам Одинсона, но они были сомкнуты, а значит других вариантов нет, - Не похоже, что это живое существо, скорее чья-то невероятная сила, что передает сознание господина, - яростный смех заполонил разум волшебника, а после растворился, оставив лишь переживания и сумбур, одновременно с видимыми проявлениями, - Я закончил, но правильно ли это было?"
Ощущая сильный прилив магии, Стивен понимал, что теперь способен хоть как-то защищать этот Мир. Ему была неприятна мысль, что пришлось прибегнуть к столь радикальным мерам, однако понимая безвыходность ситуации, маг ничего не мог поделать. Легкая, белоснежная дымка начала развеиваться в стороны, а глаза вновь наливаться красками. Последним знаком, что все нормализовалось, стал всплеск силы в зрачках, а после обретение привычного окраса.
- Теперь ты можешь к нему подойти... - нынче голос звучал спокойно, а от былой одышки не оставалось и следа. Магия вновь наполняла тело волшебника, отгоняя прочь усталость и тревоги, - Постарайся его пробудить, - с этими словами Стрэндж постепенно поднялся в воздух, благодаря Плащу Левитации, что безмятежно развивался за его спиной, а после опустил Стивена на деревянный пол. Подошва коснулась твердой поверхности, после чего Верховный Маг наконец мог вздохнуть с хоть каким-то облегчением.

+2

23

Преждевременно.
Ибо тот, кто лежал на полу, кого чародей полагал потерявшим сознание и не сознающим происходящего, вдруг открыл глаза - и в них, в бело-голубом свете, струящемся из-под век, была бездна. Но не та, что рисуется едва постигшим магию школьникам, не та, коей пугают неофитов; не было в ней черноты, жаждущей глубины, не исходило страха, соблазна, погибели - ничего. Сила, одна бесконечная и бескрайняя сила, энергия, равной которой не смог бы вместить в себя даже Тессеракт, кажется, готова была вот-вот хлынуть наружу, ища себе новое вместилище. Словно колодцы, что пронизают небо и землю, те, что в Асгарде зовутся колодцами норн; словно мосты, связывающие прошлое с настоящим и будущим, перекинутые во все Девять миров, уходящие из них в дальние дали - вот что бурлило, шептало, смеялось и звало к себе в сияющих глазах Громовержца. Кажется, не один десяток, а сотня магов, все чародеи земли, сколь ко бы не родилось их от веку, могли бы черпать из нее - и не истратили бы сотой доли.
Смех, что звучал в голове Стренжа, послышался вновь. На сей раз - наяву. Прямо здесь, прямо сейчас. В этой реальности.
И, казалось во всех реальностях вместе.
От него уже не артефакты и утварь вздрогнули, зазвенев в стеллажах и шкафах: сам дом содрогнулся, как если б земля под ним вдруг затрепетала, как лист.

- Смертный глупец...
Губы Тора не шевелились. И его речь раздавалась, звучало расплывчатым низким гулом, что перекатывался по стенам; визжала и потрескивала десятком молний, что сбегали по его плечам вниз, одевая мужчину в подобие сияющего плаща.
В отличие от Стренжа, которому нужен был плащ или магические пассы, чтобы творить волшебство или парить, существо перед ним, кажется, не нуждалось в опоре,- или, вернее, получало ее отовсюду, как получает ее перо, навеки застывшее в электростатическом поле.

- Смертный глупец - и все вы глупцы... все, кто пытается остановить неизбежное, отсрочить гибель, паденье Асгарда. Я был рожден вместе с ним - раньше, чем Девять миров... и я буду перерождаться вновь, вновь, вновь и опять, пока не настанет мой час... Время - не властно,- смуглая рука, на которой ткань белой рубашки (обычный рабочий костюм Дональда Блэйка, хирурга, доктора Медицины), казалось, медленно истлевала, исчезая в голубом пламени; рука эта вытянулась вперед, протянулась прямо к медальону на груди Стренжа.
Снова послышался смех.
- ... пламя охватит Иггдрасиль, и он сгорит вновь, но из пепла родится росток, и его напитает вода, и Равновеликий даст ему снова дыхание жизни. Отсрочить... не в вашей власти.  Начало есть и конец. Мировой змей вновь кусает себя за хвост. Гибель богов...- он сделал длинный вздох, во время которого задрожал дом, и магические артефакты вдруг вспыхнули и испустили неслышимый крик.- Гибель всему живому. Я буду ждать. Как змей, свившийся в кольцо вкруг Мидгарда. Я... вернусь...- шепот слабел и слабел, и под конец стих; и вместе с ним унялись и холодные искры, погасло сияние. Сила, что по капризу открылась свидетелям, показавшись лишь на мгновение, лишь дав намек на присутствие, так же внезапно ушла.

Тело Дональда Блэйка - тело Тора - по-прежнему лежало на полу; разве что рубашка и брюки на нем казались куда как поношенными, словно прошло много лет.
Он не дышал и, казалось, не подавал признаков жизни - пока, судорожно вздохнув, не поднялся, хватаясь за грудь, озираясь; глаза остановились на лице леди Сиф.
- Ты... ты помнишь меня?
[icon]http://forumfiles.ru/files/0017/90/c0/85374.png[/icon]

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Флешбэки и флешфорварды » [14.02.2017] Собиратель чудесных потеряшек