• Щ.И.Т.: расстановка сил Наступление Таноса и Черного ордена: старт Грехопадение Юные мстители
ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     03.2017 - 05.2017
В игре: Черный орден уже на Земле, начались поиски камней и сражения по всей планете. Танос подобрался слишком близко к своей цели для того чтобы хоть кто-то из героев мог оставаться в стороне!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [27.03.2017] Сохрани меня


[27.03.2017] Сохрани меня

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

[epi]Сохрани меня 27.03.2017
Барбара, Джеймс
http://sg.uploads.ru/5dQNi.jpg http://s5.uploads.ru/xkiCf.jpg
http://s3.uploads.ru/LbSCo.jpg http://s5.uploads.ru/hzmqM.jpg
Лена притаскивает Барбару в больницу Клинтона, после чего звонит Уэсли. У него очень беспокойная ночь, пока Барбара в отключке в реанимации, но к утру состояние стабилизируется, и Пересмешница приходит в себя настолько, чтобы можно было поговорить.
NB! Цветок и нож. Простите, любовь и голуби с привкусом стекла.[/epi]

+2

2

А Бобби ведь казалось, что она начала забывать, каков вкус боли. Она боялась смерти. Смерти бояться все, если они, конечно, не безумны в какой-то степени. Бобби лишь раз хотела умереть, и то чувство осталось незабываемым, напоминанием о том, что ей есть, что терять. Март выдался паршивым, и ее впервые за долгое время накрыло чувство безразличия к собственной судьбе. Вот только оказалось, что стоило смерти протянуть к ней свои лапы, как сразу включался режим “хочу жить”. И боролась Бобби за свою жизнь отчаянно, невзирая на боль и страх, что новые травмы в этот раз окажутся в чем-то фатальным. Она и в прошлый раз, после Уорда, с трудом, болью, кровью и слезами, смогла встать на ноги в рекордно короткий срок, на грани излома. А что сейчас? Сейчас все могло оказаться хуже, износ организма, усталость и новые непростые травмы.

Она отключилась от болевого шока, кажется, еще где-то сразу после добивания скрулла. Последнее, что более-менее отчетливо помнила, как черты лица Ланса зеленеют и превращаются в уродливую морду скрулла. И дальше мрак, в котором была только боль, сквозь нее доходили кое-какие ощущение - куда-то кладут, куда-то везут, осматривают, и от этого хочется кричать, просить первым делом проверить ногу, сделать что-то, но ничего не выходило со словами.
А потом исчезло и это, наводя на мысли, что ее накачали обезбаливающим.

Пробуждение выходит благодатно плавным. Никакого резкого света, когда открываешь глаза, все мягкое, приглушенное, мерный писк аппаратов, в руке игла, единственное, что совсем не нравится Бобби. Она пока ничего не чувствует, жаль, часа через два, скорее всего, опять будет больно, но это потом. Учитывая, что ногу не оплетает гипс, уже хорошо, нога в целости. Значит, будет ходить, будет бегать, будет жить. Дышать, правда, трудновато, очевидно, ушиб ребер, возможно, трещины. Да, скорее всего, так. А по тому, как начинает поднывать правое плечо, стоит только чуть голову повернуть, значит оно выбито. Так вот что могло тогда адски болеть в бессознанке - ей вправляли плечо.

Пара минут уходит на то, чтобы сообразить, где она - в реанимационной палате, похоже. Но травмы не настолько опасны, значит, истощение организма напугало. Что еще могло быть? Бобби пытается восстановить в памяти линию событий, но с некоторым удивлением натыкается, что путается в порядке, что вообще ощущает белые пятна в сознании, словно стоит блок. Любопытно. Пока она валялась в отключке, психика решила, что будет гуманнее заблокировать что-то? Черт. Только никаких мозгоправов, пожалуйста.
Движение заставляет, наконец, осознать, что в палате она не одна. Все еще размытая фигура на пороге намекает на появление мужа, который стоит спиной в дверях, с кем-то говорит, а если чуть повернуть голове, то рядом с койкой будет стоять кресло с пледом, чем-то еще, книгой, журналом или папкой, Бобби не может нормально рассмотреть…

… о боже, Джеймс. До Бобби медленно начинает доходить, что как-то он узнал, что она тут, но ему нервничать вообще-то противопоказано, а он…
Попытка повернуться, сделать хоть что-то, заставляет болезненно зашипеть, откинуться обратно на подушку. Плечо отзывается резким напоминание, что мало времени прошло, очень мало, тем более, что Бобби понятия не имеет, сколько она провела в забытье. Остается только позвать, но в горле пересохло, и сначала приходиться облизнуть губы, заставить их двигаться под действием слов:
- Джеймс.

+1

3

Последствия учиненного взрыва на КПП все еще не утихли, работа после была еще сложнее, чем работа до. Джеймс не помнил , когда он последний раз толком спал, разбираясь с той самой пропагандой, что должна была работать в их пользу. Механизм был уже запущен и отступать было некуда. Впереди  только далеко идущие планы по избавлению от ЩИТа и ГИДРы, а значит сейчас нужно поработать почти до отключки, чтобы потом все это дало свои плоды. Уэсли смиряется с мыслью, что перерыва в работе не будет, как получает входящий звонок от Елены.
Первой мыслью, когда она сообщает ему о Бобби, было то, что Белова каким-то образом прознала про сделанное мисс Морс  предложение. Но даже если это было так, все отодвигается на задний план, потому что сообщение о больнице заставляет Джеймса вскочить на ноги и убраться из офисного здания. По пути раздав указания, Уэсли отправляется к водителю и отрывисто просит доставить его в больницу. Привычная спокойная вежливость сменяется лихорадочностью во взгляде  и в движениях, слишком медленно, слишком аккуратно в тот момент, когда Барбара нуждается в его помощи. А ведь он просил и предупреждал... Но обещания не выполнил никто из них.
И теперь они оба расплачивались.
В палату реанимации его не впускают и Уэсли готов достать  пистолет и выстрелить в каждого на своем пути и только толика здравого смысла помогает остановиться перед самой палатой. Сейчас он точно ничем не сможет помочь, а вот навредит - запросто. Потому остается только ждать в коридоре и бессмысленно смотреть вперед.
Их прошлая встреча закончилась ничем, она так быстро покинула офис, после того как передала флешку, что у них не было возможНости поговорить. А теперь  может оказаться так, что ее больше и не будет. В голове проносятся самые страшные картины, каждый  час ему сообщают о стабильности ее состояния, а к утру и вовсе разрешают взглянуть на Бобби.
Выглядит она ужасно. Его женщина кажется невероятно хрупкой и каждый синяк на ее теле отзывается болью на его собственном. ему даже не разрешили ее коснуться и Джеймс поворачивается к врачу, который хочет что-то сказать, как внезапно слышит слабый стон. Резко повернувшись, он понимает, что Бобби очнулась и зовет его. Несмотря на протесты врача, Уэсли подходит к ней вплотную и аккуратно сжимает тонкие пальцы.
- Я так за тебя испугался, - он наклоняется ниже, чтобы поцеловать ее ладонь. Усталость притупляет эмоции и кажется, что он ничего не чувствует в этот момент, но поглаживание ладони большим  пальцем действует успокаивающе.
- Тебе  сейчас нельзя много разговаривать, отдыхай, - кажется, врач считает себя лишним, но все равно не уходит, желая проверить показатели жизни пациентки. Джеймс же не отпускает ее руку и дает обещание, которое точно постарается исполнить.
- Я буду рядом

+1

4

- Прости, - и голос даже звучит не шепотом, но улыбаться не получается. Любая попытка шевельнуться, чтобы устроить поудобнее, заканчивается желанием жалобно скулить. Но Бобби лишь закусывает губу, чтобы не издать лишние звуки. Дает время отболеть травмированному плечу, прежде чем снова заговорить: - Это прямо традиция, встречать в больницах, - она тянет руку к лицу Джеймса, касается его кончиками пальцев: - Сколько ты не спал?
Она не хочет отдыхать. Боится закрыть глаза, боится очнуться снова на той стройке, в том здании, боится, что спасение и Джеймс окажутся неправдой, потому впивается в его руку пальцами на пределе собственных, истощенных, сил.

Врач привлекает внимание, Бобби переводит на него непонимающий взгляд. Он что-то изучает в планшете, сам себе кивает, после чего изрекает:
- Мистер Уэсли, состояние вашей жены можно и правда считать стабильным и… вы можете остаться с ней тут. Но, пожалуйста, дозируйте общение, ей и правда нужен отдых. Я зайде через пару часов, если что, кнопка срочного вызова рядом с кроватью.
А Бобби ведь даже не успела подумать, каким образом Джеймс получил от врача сведения о ее состоянии и прорвался в палату, ведь это возможно только при определенной степени родства. Ну что ж, самый логичный вариант, сказать, что они уже женаты.
- Ты решил не ждать?
Вообще вопрос должен был прозвучать насмешливо, но улыбка выходит похожей на гримасу, и Бобби больше даже не пытается. Что ей очень хочется, так это сесть, она слишком долго лежала, и не слушая любых возможных возражений, Пересмешница просит Джеймса:
- Помоги мне с подушкой. Не могу лежать, уже тошнит просто.

А еще в голове крутятся мысли, что Джеймсу рассказала Лена. И что рассказал врач о ее состоянии после осмотра. Есть ли что-то такое, что должно вызывать беспокойство, обычные травмы не в счет, она жива и дышит, синяки сойдут, трещины срастутся, нога не в гипсе, за это, господи, отдельное спасибо. Осталось отыскать в себе вкус к жизни, а то ощущение, будто бы застряла где-то между небом и землей, и не можешь понять, что делать дальше. Глядя на уставшее лицо Уэсли, Бобби ощущает новую волну вины за то, что он не спал, он сидел с ней…
- Сколько я тут? И сколько вообще я была… вне зоны доступа?

Бобби не уверена, что хочет рассказывать. Нет, она уверена, что не хочет рассказывать все то, что с ней приключилось, когда она вышла из кабинета Джеймса, оставив позади его и Пойдекстера. У нее даже нет никакого желания спрашивать, чем закончилась история с Кухней, и закончилась ли она вообще. Хотя да, наверное, да, иначе бы Уэсли тут не сидел…
Господи, что с ней такое, если она считает, что он бы не ринулся к ней, забив на все происходящее в Клинтоне? Джеймс никогда не давал ей повода сомневаться в своем выборе, а то, что отпустил ее тогда, не пошел за ней, ну так она тоже чудила без гармошки, вломилась, плевала на присутствие агента-предателя, хотя ладно, чем она-то лучше?

+1

5

Болью отзывается даже то, что Барбара даже в полубеспамятстве замечает его собственное состояние и на пограничном положении собственного сознания заботится о нем. Он позволяет ей  дотронуться до себя, почувствовать свое тепло и коснуться губами ее виска, чтобы успокоить и не дать больше поводов для волнения.
- Не думай об этом, сейчас это неважно. Я с тобой, - даже если бы врач сейчас попробовал его выставить, то у него точно ничего бы не получилось. Однако, тут Джеймсу улыбается удача и он лишь сухо кивает на рекомендацию, больше обращая внимания на Бобби. С ней действительно произошло что-то кошмарное, стоит только посмотреть на ее метания. Внутри все похолодело, стоило вспомнить о том, как они разошлись в прошлый раз. А если бы они больше не увиделись?
Нет, лучше не думать об этом, лучше вымученно улыбнуться и оставаться рядом настолько, насколько возможно. А он сделает все, чтобы она его простила и выжила. Или не простила бы, но все равно бы жила.
- Я все еще жду, когда ты сама скажешь мне "да". Только это и будет правильно, - Джеймс хмурится, когда слышит о том, что Бобби хочет сесть, но понимает, что она достаточно упряма, чтобы сделать это самостоятельно и навредить себе. Поэтому мужчина аккуратно приподнимает подушку и помогает женщине сесть и устроиться поудобнее. При этом он неукоснительно следит за тем, чтобы она не начала заваливаться набок или же как-то не ухудшила свое самочувствие. А то ее геройствования ему прекрасно известны.
И разве сам он поступал не аналогично?
- Ты здесь несколько часов. Мне позвонила Белова, - которая точно знала, кому звонить, хотя можно потешить себя надеждой, что  она сделала это из-за его  обширных связей в адской кухне. Но какая в конце-коцнов, разница, сообщила и сообщила, главное, что они теперь вместе.
- Расскажешь, что произошло? - Джеймс аккуратно держит ее ладонь и чувствует биение пульса. Точно понимает - хочет соврать и не рассказывать ничего. Но если не так - то пусть скажет другое.
- Кто это сделал? - голос Уэсли звучит довольно спокойно, но Барбара знает, что скрывается за этими нотками. И наверняка помнит, что за ее спиной стоит тот, кто готов убивать, лишь бы не видеть ее слез. А то, что произошло сейчас - и вовсе из ряда вон, из-за чего можно перевернуть весь Клинтон.
- Прости, что меня не было рядом, - пусть Бобби и понимает, ради чего все это делается, но если он потеряет ее - то такая желанная цель больше не нужна, просто к черту все и пулю в висок. В голосе Джеймса звучит  искреннее раскаяние, ведь при такой ситуации забывается абсолютно все и наплевать, что было, если человека больше не будет рядом.

+1

6

Ей хочется одернуть Джеймса, сказать, что важно все. Но Бобби поддается уверенности в его голове. Возможно, сегодня ему не нужна ее забота. Да и в лучшие дни она заботиться не очень умеет, а сейчас так тем более. Сидит едва, а тут еще удержать в голове мысли, при этом, не высказав все то, что на душе наболело.
Не зацепившись за фразу, что он с ней, не выдав банальное, что он мог быть с ней и до этого.
Уэсли не виноват в ее приключении. Виновата только сама Бобби, заигравшаяся с собственными нервами в игру, из которой выпасть можно только ногами вперед, но не хочется уже как-то, хотя вкуса к жизни все еще нет.

Бобби пытается слабо улыбнуться на слова о том, что он ждет ее согласия, но выходит так себе. Об этом она точно думать не в состоянии, но она и не думала все те недели, что прошли со своеобразного предложения Джеймса выйти за него. Об этом можно подумать потом, когда не будет так болеть голова, отпустят мысли о том, что она предала ЩИТ.
Ей и хочется и не хочется знать, чем все закончилось в Клинтоне. Но вместо вопроса, она поворачивает голову, отыскивая взглядом на тумбочке графин с водой.
- Налей, пожалуйста.

Пить, она точно хочет пить. Прохладная вода освежает не только губы, но даже немного и голову. Бобби осушает стакан наполовину прежде, чем мысленно начинает выстраивать ответы в собственной голове, чтобы ни одна бездумная мысль не проскочила мимо рациональности.
- Я... не надо извиняться. Полагаю, что в той ситуации никто из нас не поступил иначе, поэтому не трать время на это. Никаких обид, никаких претензий, правда, - Бобби сжимает руку Джеймса, доказывая, что так и есть. Ее немного подташнивает, действие капельницы, которая все еще торчит в ее руке, стоит неловко пошевельнуться, как она тут же напоминает об этом острым уколом. - Ненавижу иголки.
Странно для человека, который получил степень по биохимии, ведь эта сфера науки предполагала использование иголок и в хвост и в гриву, но не в себя же ими колоть. В других нормально - в себя неприятно. Потому Бобби отводит взгляд от иголки, смотрит на капельницу, пытаясь определить, что в ней, но буквы сливаются и не распознаются.

- Я попалась к скруллу.
Рассказывала ли она Джеймсу о скруллах? Наверное.
Черт его знает. Бобби не помнит.
- Он выглядел как... один близкий мне человек, и я поверила. Не подумала, что это может быть подстава. А когда поняла, оказалось поздно. Пиво не попила, в неприятности попала. Мне некогда было расспрашивать Лену, как она меня нашла, но полагаю, взломала систему отслеживания агентов, раз смогла установить мое место нахождения столь точно. В телефоне стоит жучок, о котором знает каждый агент, что дает гарантию не пропасть просто так.
Хотя в некоторых случаях и это не помогает. Телефон можно сломать, можно разбить. Бобби просто повезло, что ее телефон пал смертью храбрых недалеко от места пленения, а Белова оказалась очень настойчивой и решила обшарить всю стройку на свой страх и риск.
- Как все закончилось в Клинтоне?

+1

7

Джеймс берет графин с водой, придирчиво смотрит на него, но наливает воду и протягивает Барбаре стакан. Торопливость в ее движениях, в голосе и в попытках донести всю информацию - как попытка умирающего высказать разом все, что накопилось перед тем, как он отойдет в мир иной. Ужасная ассоциация и Уэсли мысленно прогоняет ее, дабы не рисовать все происходящее в еще больших ужасах, нежели есть на самом деле. Все должно закончиться и эти ужасы - в первую очередь.
Он чуть касается губами ее пальцев, показывая, что извинения тут и в самом деле как-то неуместны во всей этой странной истории.  Тогда оба натворили дел и лучше бы просто обо всем забыть и идти дальше. Сейчас точно не время испытывать чувство вины.
- Придется немного потерпеть, но так будет лучше, - подушечки пальцев легко касаются внутренней стороны предплечья, вызывая легкую щекотку, которая на фоне всех  повреждений может не так привлекать внимание, но все же хоть где-то принесет облегчение.
- Попалась кому? - непонимающе переспрашивает Уэсли, который лично не сталкивался с подобной заразой и упоминаний о ней не слышал. Но, судя по всему, зараза и правда была стоящей, раз уж Бобби позволила таким образом себя разбить и сломать. Джеймс сжимает зубы и чуть не стискивает ее ладонь, но вовремя  останавливает дернувшиеся было пальцы.
- Надеюсь, Белова его прикончила, - тихо, сквозь зубы говорит мужчина, который готов сам найти это... Да что бы оно ни было - нашел бы и убил, собственноручно. Хотя нет, сначала заставил бы пострадать, но только так, чтобы чувство безысходности не отпускало до последнего вздоха.
- Хорошо, что она оказалась рядом, но теперь все закончилось. Слышишь? - кажется, он все еще ощущает ее страх и потому старается успокоить и показать, что больше никто не придет сюда и не навредит, но тема с Клинтоном точно этому не способствует. Джеймс снова хмурится, потому что сейчас не время, но он понимает ее беспокойство и то, что молчание лишь подстегнет панику. Потому старается максимально сухо и сжато выдать информацию.
- ЩИТ отступил и сдал позиции. Без потерь не обошлось, но мы сделали все, чтобы они были минимальными, - на самом деле нет, потери имущества и человеческие в чем-то были даже бесценны, но сейчас вовсе не об этом.
- Полагаю, кто-то из агентов все равно находится на территории, но пока все более или менее затихло. Война не началась, мы просто разошлись  и все, - скорее всего, это было всего лишь временное затишье, однако же они были готовы его встретить.
- Но тебе лучше об этом пока не думать. Позже, когда поправишься, - он улыбается чуть скупо, опускает глаза вниз, на переплетенные пальцы и замолкает.

+1

8

Бобби не столько пьет, сколько смачивает губы и язык в воде, этого достаточно, чтобы утолить жажду. От прикосновения Уэсли она невольно дергает плечом, снова поднимает на него извиняющийся взгляд. Реакции нарушены, всему свое время, а сейчас некоторых частей тела и касаться больно.
Еще бы хорошо вытряхнуть из головы картины, не самые приятные, но на это тоже нужно время. И Бобби все же чуть съезжает по подушке, самую малость, чтобы не было необходимости поддерживать тело в напряжении, ставит стакан на живот, придерживая его обеими руками.

Черт.
За всем этим бардаком в Кухне, Морс забыла рассказать Джеймсу о скруллах. Хотя ей почему-то кажется, что она говорила, но, возможно, и нет. Хотела, собрала мысли в голове, но не дошла, по дороге отвлекшись на что-то другое. К тому же ее бесил поставленный ей ультиматум, от того и общалась она весьма ограничено с Джеймсом.
- Скруллы... - Бобби трет висок. Вроде знает, что рассказать, а а не выходит понять, с чего же начать. - Это такие зеленые парни с другой планеты, которые могут принимать любой образ, идеально копируя человека вплоть до ДНК. И распознать его можно только благодаря устройству, сканеру, ну либо очень хорошему знанию того, кто перед тобой. Потому, что как показывает практика, невозможно считать полностью психический образ до мелочей, а есть еще.. прошлое. Которое они не знают. Они не в состоянии скопировать всю память. - Бобби сипло смеется, откидывает голову на подушку: - Вообще-то ты можешь быть скруллом. И я могу. И тот милый доктор тоже.

Скрулла они с Беловой прищучили на пару. И сами чуть не сдохли, но это мелочи, конечно.
Вот только Лена не оказалась рядом. Лена ее искала, в который раз доказывая, что они себя связали так крепко, как никто и никогда. И что теперь, наверное, пора перестать дергать чертову цепочку, все равно не смогут переиграть друг друга, все равно не смогут переспорить жизнь.
И себя.
Морс хмурится. И откладывает эти мысли в сторону. С Леной они поговорят потом, когда она будет лучше соображать. Встреться и разберутся.

- Да уж, война не началась, только какой ценой.
Не дорогой ли? Для самой Бобби, для ЩИТа? Не оказала ли она родной организации медвежью услугу? Хотя ведь все еще считает, что ЩИТ упустил момент, заигрался слишком.
- И что ты будешь делать дальше?

+1

9

Зеленые человечки. Звучит как полный бред, но для обитателя Адской Кухни, который и не такое видел, Джеймс слушает крайне внимательно. Значит, на их территории может происходить инопланетная хрень, которая несет в себе опасность и пользуется тем, что может принимать любой облик. Довольно опасная ситуация, которая может выйти из-под контроля, тем более, что у жителей Клинтона нет возможности проверить кого-либо на то, кто является скруллом, а кто нет. Следует провести проверку в собственных рядах, может быть и там все не так гладко.
- Вряд ли скрулл помнит, как мы познакомились и что я украл у тебя при первой встрече, - Джеймс старается быть аккуратным, потому что видит, как его действия могут причинить боль любимой женщине. Кажется, любое неосторожное прикосновение может привести к тому, что Барбара снова почувствует боль.
- А если тот милый доктор - скрулл, то надо сказать ему спасибо за то, что не дал тебе уйти в мир иной, - Уэсли шутит, но при этом где-то что-то дрогнуло в его голосе, словно он на миг представил, что Бобби больше нет. Это стало бы невыносимым ударом, который никак нельзя было восполнить ни деньгами, ни достижением собственной цели. Слишком накрепко он увяз в отношении к ней, слишком сильно эта упрямая женщина укоренилась в том, что романтики зовут душой.
- Цена так или иначе была бы слишком дорогой. Вопрос в том, сколько времени бы еще понадобилось, чтобы недовольство выросло или в том, чтобы ЩИТ окончательно подчинил бы все своему контролю, - Уэсли считал, что сейчас действительно было самое время для того, чтобы подвинуть в сторону организацию, которая стала брать на  себя слишком много. Не исключено, что она стала бы мешать уже не только своим сованием носа в чужие дела, но и выведением из строя привычного уклада.
- Постараюсь взять под контроль имеющуюся анархию среди населения. Когда нет порядка - нет и возможности вести дела целенаправленно. Здесь слишком мало считаются с действующей властью, я постараюсь это изменить. Хотя бы установить перемирие с полицией. Кажется, прорыв на какое-то время принес необходимое сплочение в Клинтон и хотелось бы поддерживать его и дальше, - хотя бы для достижения собственных целей. Но для того, чтобы иметь абсолютную власть, нужно было избавиться от конкурентов и одним из них была Белова. Но как сделать это сейчас, когда теперь жизнью ей обязана еще и Бобби... Было слишком сложно об этом думать.
- Но это все потом. Сейчас я буду рядом с тобой, - голос Джеймса звучит твердо, словно он не потерпит каких-то возражений в эту сторону. Если нужно - достанет необходимые лекарства, наркотики, да устроит  покупку этой больницы в конце-концов, лишь бы Барбара пришла в себя и больше не вздрагивала от резких звуков и не изменялась в лице от боли.

+1

10

Чувство юмора сейчас не очень хорошо работает у Бобби.
Нет, совсем не работает.
Она никак не реагирует на слова Джеймса, кроме как отвечает без капли юмора:
- Скруллы копируют свежие пласты воспоминаний. Копнуть глубже - и не узнают. Но есть еще то, что постоянные воспоминания всплывают наверх, если постоянно к ним возвращаться. Значит, ими скруллы тоже могут воспользоваться.

Бобби прикрывает глаза. В голове неприятно звенит, но стоит замолчать на какое-то время, чтобы полегчало. Сколько теперь она пробудет в таком состоянии? Морс ненавидела больницы, как и ненавидела иголки, что очень странно для человека, полжизни имеющего дела как не с одним, так со вторым. Но попросить забрать ее сейчас отсюда не вариант, все же, ей нужна медицинская помощь, а не додыхать в кровати где-нибудь под опекой Уэсли.

Она качает головой, не открывая глаза, качает очень медленно. Тянется рукой к шее, просто касаясь пальцами, хотя ее не душили, следов вроде никаких. Или душили? Дышать все равно тяжеловато, нечто, похожее на панические атаки. Только этого еще не хватало, господи. А дальше что, походы к психологу? Нет, спасибо, плавали, знаем, это не работает. Никакие консультации не помогают, если не хочет того пациент, а пациент ненавидит попытки влезть в голову.
- Я не думаю, что врач скрулл.
Хотя, если верить Дейзи, то это очень логичное решение. Если они и правда вымирают от своей неизвестной болезни, то больницы должны быть насыщены зелеными сволочами, которые должны искать лекарство.

О скруллах Бобби говорить не хочет.
О ЩИТе вообще-то тоже.
Одна тему лучше другой. Но что-то внутри ворочается, заставляет открыть глаза, шевелить губами:
- Ты делаешь из ЩИТа врага, Джеймс, но это ошибка. Врагом всегда была Гидра. ЩИТ бы ушел, получив свое. Но ты решил поиграть в бога, а я пыталась минимизировать ущерб для всех сторон. Похоже, что вышло хреново.
Зачем она вообще во все это ввязалась? Жалеет? Не то чтобы, скорее всего просто хочет забыть об этом всем. Предать родную организацию так себе удовольствие. Особенно, когда та пытается уничтожить любимого человека, а сам любимый человек пытается стравить организацию с многоголовой и людьми.

- Красиво все звучит, дорогой. Сплочение, перемирие... жаль, что из-за желаемого вы с Беловой на пару уничтожили меня. И не делай вид, что ты тут ни при чем, к этим статьям в газетах. Не обижай мои мозги.
Пересмешница просчитала это все достаточно поздно. Все было запущено. И сделать с этим ничего не могла, кажется, в тот момент и не хотела, так как ее сделали во всем виноватой. Мастерский ход с обеих сторон.
Так что не только Бобби предала, но и ее предали.

+2

11

Джеймсу очень хочется верить в то, что сказанное сейчас Бобби - это всего лишь вызванный полубредовым состоянием шок, в котором сказать можно что угодно. Но увы, в нем давно уже нет наивности и Уэсли понимает, что на пороге пограничного состояния между жизнью и смертью, человек может говорить только тщательно скрываемую правду. Значит она действительно считала, что ее  предали и что информация о том, что агенты ЩИТа уже действуют на территории Клинтона помогла всколыхнуть городок.
Сказать ей  то, что она хочет услышать или же успокоить? Но нет, Барбара всегда выбирала честность по отношению к нему, хотя и скрывала большинство подробностей своей работы. Однако же, у нее тоже был выбор - доложить о намерениях Адской Кухни в ЩИТ или же как-то сделать бунт менее болезненным. Она выбрала второе, не допуская предотвращения. Так о чем же теперь говорить, если это был ее же выбор?
Но, разумеется, это не те слова, которые хочет услышать любимая женщина, прикованная на время к больничной койке.
- Нельзя быть одновременно на двух сторонах. Ты помнишь, чем это заканчивается, - Джеймс никогда не был на стороне ЩИТа и было бы странно, если б он разом переметнулся на сторону, которая ну никак не отвечала его собственным интересам.
- Это все равно произошло бы. Неделей раньше или неделей позже, когда появился более весомый повод с контролем территории Клинтона, -  смотреть ей в глаза не хочется, но Джеймсу приходится это делать. Конечно, он чувствует всю ее горечь, которую хочется как-то облегчить, но утешитель из него так себе. Застрелить обидчика Уэсли вполне способен, а вот манипулировать словами не помогают порой даже навыки дипломатии.
- Я знаю, кем является ГИДРа, и поверь, мне не улыбается работать на Белову, но смолчать тогда означало бы подставить под удар нас обоих, - Джеймс крепко сжимает зубы. Конечно, он умеет манипулировать словами, но дураком тоже не является и знает, когда вовремя нужно что-то сказать, а когда можно и выйти сухим из воды. Но нет, выставлять это  как претензию непонимания он не станет.
- Я пойму, если это окажется для тебя точкой невозврата, - Джеймс опускает голову вниз, глядя куда-то себе под ноги. Работа на разные стороны порой достигает какого-то критического порога. Даже для самых крепких отношений. Уэсли мог бы рассказать о своем плане уничтожения ГИДРы, но если сейчас Бобби считает себя преданной - то ей вряд ли вообще захочется дальше его слушать.

+1

12

Бобби слабо улыбается, но в ее улыбке нет радости, нет счастья, лишь горечь.
- Знаешь, в чем твоя ошибка, дорогой? Ты считаешь, что если тебе не удается играть на обе стороны и балансировать на грани, то никто больше не может. Может. Я могу. Это возможно, и это бы работало, но ты решил мне помочь с выбором.
Злится ли она?
Наверное, нет. Бобби так устала, что сейчас даже не хотела думать о спорах, что-то доказывать, требовать правды. В конце концов, если ей так уж захочется услышать правду о том, кто так красиво ее подставил, убедиться в этом, она знает, к кому пойти. Уэсли не скажет, скажет Лена. Белова в этом плане всегда была честна с ней. Это смешно, но из ни двоих лживой дрянью была именно Барбара, а вот Лена оказалась кристально честной.
Так что Бобби знала, к кому податься за правдой, чтобы сейчас ее не вытрясать из Джеймса.

- Тебе нравится так думать, правда? Что это было неизбежно. Только снова и снова - ты мастерски манипулировал толпой. Это можно было делать в обе стороны, как к бунту, так и к примерению. Но у тебя были цели, ты своего добился, молодец. И выбор мне предложил, и Адскую Кухню заполучил. Тебе нравится чувствовать себя королем, дорогой?
Только сколько так будет продолжаться? Только Ватикан да Косово могли быть государством в государстве. А государство посреди Нью-Йорка, ну так себе затея. И это лишь вопрос времени, когда правительство очнется. Нью-Йорку досталось, да и в правительстве все было неладно, потому они тормозили с решением проблемы. Но это временная проблема. И ее решат.
И что будет с тем, кто стоял во главе всего этого?
До Кубы можно не дожить.

Пересмешница молчит.
Долго молчит.
Потому, что знает Белову лучше, чем знает ее Джеймс. Знает ту, которая прикрывала ее спину на опасных заданиях. Несколько месяцев назад Лена не смогла ее убить, а ведь имела для того все возможности.
Но что-то в этой палате на одного человека больше, чем должно быть.

- О, снова пошли решения за меня. Ты прямо во вкус вошел, Джеймс. С кольцом, с этим выбором сторон, теперь вот сейчас, толкаешь красивую речь о точке невозврата. Как поэтично звучит, весь такой несчастный, но гордый, поймешь, если станет слишком, поймешь, если уйду. Мне всегда было интересно, почему все именно так, сначала сделать все, что нужно, а потом каяться. Грешить и каяться. В этом вообще есть какой-то смысл? А то я никогда не пробовала.

0


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [27.03.2017] Сохрани меня