• Щ.И.Т.: расстановка сил Наступление Таноса и Черного ордена: старт Грехопадение Юные мстители
ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     03.2017 - 05.2017
В игре: Черный орден уже на Земле, начались поиски камней и сражения по всей планете. Танос подобрался слишком близко к своей цели для того чтобы хоть кто-то из героев мог оставаться в стороне!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [08.04.2017] abandon all hope


[08.04.2017] abandon all hope

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

[epi]abandon all hope 08.04.2017
Джин, Анна Мари
http://sd.uploads.ru/FluYC.jpg http://s5.uploads.ru/swZBO.jpg
http://s8.uploads.ru/x7ClU.jpg http://s3.uploads.ru/wfium.jpg
Джин просыпается посреди ночи от призыва от призыва о помощи. И сразу понимает, кто это. Она едва в состоянии дождаться рассвета, чтобы разбудить Анну и поднять в воздух Дрозд, чтобы ринуться на помощь.
Еще один маленький мутант, которому не повезло в этом мире.
NB! психушка, воспоминания, стекло[/epi]

+2

2

Пробуждение было отвратительным. И главно, Джин не могла понять, откуда потянулось это ужасающее отчаяние, которое в один миг затопило ее, заледенев душу и превратившись в крик помощи. Грей резко садится на кровати, позволяя одеялу сползти на пол. Голова раскалывается, боль медленно сползается к вискам, Джин сжимает их пальцами, пытаясь унять и отдышаться. Лишь несколько минут спустя она начинает чувствовать что-то, кроме этого - мир вокруг наполняется красками, привычно темными в ночи, но вполне себе настоящими. Спящая школа пропитана умиротворением, и Джин цепляется за него, ища в нем утешение, успокоение, позволяя ему окутать ее, но все так же продолжая ощущать то, что ее разбудило.

Крик о помощи.
Крик отчаяния и страха.
Будто что-то где-то происходит.
И Джин медленно тянется по этой ниточке, хотя могла бы воспользоваться Церебро, но от него потом еще час будет болеть голова.
Всегда можно пойти старым добрым методом, закрыть глаза, отдаться моменту, подергать накрывшее ее чувство тонкими пальцами - и вуаля, все еще испытывая тошноту и слабое головокружение, но будучи вполне трезвой, Джин понимает, куда им надо двигаться.
Благо, раннее утро на горизонте наступает просветлением, и рыжая выбирается из постели, наскоро принимает душ и одевается, а затем отправляется к Анне. Наверное, она могла разбудить и потянуть с собой кого угодно, но Джин идет к Анне, хотя и знает, как та не любит ранние подъемы. Джин и сама совсем не жаворонок, но уснуть уже не получится. К тому же, чем раньше они выберутся, тем раньше придут на помощь к тому, кто жаждет ее. Нет сомнений, что это мутант, хотя сейчас нельзя было понять, какой именно, точно так же, как все еще под сомнение оставалось место нахождения.
Всегда можно ошибиться.
И вернуться с пустыми руками. Но это точно лучше, чем вообще не пытаться.

- Анна, - Джин стучится в дверь, достаточно громком, чтобы разбудить хозяйку комнаты, но недостаточно, чтобы перебудить обитателей соседних спален.
Ее мысли все время тянутся к Корнуоллу. Не английскому, слава богу, хотя нет ничего невозможно, Джин бы и туда рванула. Но им надо в Канаду, не так уж далеко, пара часов на Дрозде, с его-то реактивными движками. Хэнк постоянно что-то совершенствует в их птичке, и хотя Джин предпочитает видеть за штурвалом Саммерса, но будет она, ничего страшного.
Значит, Корнуолл, Канада. Им бы Логана туда, наверное, хотя нет, Логана туда точно нельзя, господи, о чем она опять думает.
- Анна, - Джин зовет уже телепатически, понимая, что Шельма, наверное, хорошо спит. Хоть у кого-то сон хороший, слава богу.

+2

3

Сон является крепким и сладким, когда никакие мысли за всю ночь, не имеют желания нарушить границы разума и внедрить в голову очередной немыслимый сюжет какого-нибудь сновидения. Ты просто спишь, без мыслей, без эмоций, без каких-либо тревог. А на утро, когда первые петухи прокукарекуают «доброе утречко,  мир» проснешься как ни в чем ни бывало, с настроением способным свернуть горы и улыбкой до ушей. Такой сон прерывать обиднее всего, но также из него и выйти трудно, затягивает настолько сильно, что глаза не открываются даже с трехсотой попытки их раскрытия.
Сквозь толстую пелену сна, слышен едва уловимый сток по деревянной двери. Настолько это кажется немыслимым, что даже мысль о том, что неплохо было бы встать и проверить кажется очень странно и не терпящей попыток. Южанка и не реагирует, мирно посапывая в своей мягкой и теплой постельке, сильнее обнимая вторую подушку и стискивая одеяло ногами.
И все же, это что-то было, похоже, словно кто-то пытался пробиться сквозь толстое одеяло закрывшее большое окно.   
Мысленно Анна даже не здесь, но голос прямо внутри мозга, а именно так описала бы она сие ощущение, резко заставляет распахнуть глаза зеленого заспанного оттенка.
Нет, не показалось.
Часы на прикроватной тумбочки почему-то не находятся, там только вчерашний стакан с водой, а рядом недоеденное яблоко, о котором Анна почему-то не позаботилось, поэтому делает это сейчас, ловко отправляя снаряд в урну. Халат покоился в ванной, но Роуг не спешит туда, широко зевая и подтягиваясь к потолку на носочках.
Кто-то очень хотел её видеть, раз залез прямо у голову . Стоило поторопиться и не тратить времени зря, в постель она ещё вернется.
- Иду я, - хриплый и заспанный голос раздается  очень тяжело и медленно, Анна подходит к двери, снимает замок и дергает за ручку, щурясь и пытаясь разглядеть стоявшую на пороге Джин.
- Мы горим, опять? – логичный вопрос из её уст, когда сама южанка проходит в комнату, кивком приглашая рыжую с собой. Остановилась Шельма у зеркала, отмечая про себя полную катастрофу и на голове и на самом лице в виде неплохих таких синяков, - Дай мне пару минут и расскажи какая очередная беда накрыла наши головы? - картинка сложилась воедино, поэтому южанка и спрашивать не стала причину визита подруги в такую рань, им надо срочно куда-то отправиться, желательно быстрее и без задержек.
Она проходит в ванну, оставляя дверь открытой, чтобы голос Джин был слышен и отсюда. Счетка с пастой в руке оказывается достаточно быстро, а следом Шельма делит это занятие с душем сокращая время пребывания в ванной до минимума.
Так прошло минут пять, и Анна вышла из маленько комнатки, вытирая волосы полотенцем.
- Мне костюм остался, и я готова, в принципе можешь бежать заводить дрозд, а я пока натяну его на себя.

+2

4

- Нет, мы не горим, но кто-то точно горит.
Джин проходит следом за Анной в комнату, включает ночник, чтобы он разогнал серый свет утра, погода пока не балует, наверное, сегодня на весь день зарядит дождь, а, может, распогодиться чуть попозже. Рыжая подходит к окну, всматриваясь в сад, в котором нет никаких ярких красок. У Чарльза прекрасно развито умение выбирать подходящие места для школы.
- Кажется, кто-то просит о помощи, - наконец, начинает говорить Джин, пока подруга собирается. - Сначала я подумала, что это сон, но нет, я каким-то образом оказалась на связи с кем-то, каким-то мутантом, которому нужна помощь. Нам нужно в Канаду, в Корнуолл. Но что там, я пока не знаю, хочу посмотреть сводки новостей, пока будем лететь, вдруг что-то поможет. А то мы так застрянем надолго, выясняя, кому понадобилась помощь. Прости, я знаю, что ты не любишь, когда тебе мешают спать, никто не любит, но мне нужна помощь. Я просто не уверена, что справлюсь сама.

Иногда Джин кажется, что Феникс не ушел. Что он в ней, и когда снова и снова вспыхивают гонения на мутантов, она чувствует бешеное желание сжечь мир в огне, уничтожить его за то, что он так несправедлив к тем, кто отличается всего лишь на одну хромосому, но это не делает их людьми меньше, чем некоторых. Наоборот, иногда даже больше.
Джин оборачивается. Анна и правда уже на финишной прямой, и Грей благодарно кивает подруге:
- Спасибо.
Как иногда забавно складывается жизнь. Джин родилась в полной семье, у нее были прекрасные родители, любимая сестра, но всего этого она лишилась. Нет, родители ее не бросали, хотя пытались решить проблемы дочери весьма специфическим образом. Но они осознали свои ошибки, они отправили Джин к Чарльзу на обучение, и тем самым навсегда разделили семью. Постепенно пространство между ней и старшими Греями увеличивалось, и в конечном счете все связи практически разорвались. Если Элейн еще приехала на свадьбу, то замуж ее выдавал уже Чарльз.

А с сестрой все еще оказалось сложнее, они с Сарой не общались так давно, что Джин не была уверена, узнала бы она ее при встрече. Ее сестрой была Анна, которая рано утром была готова сорваться вместе с ней в Канаду только потому, что Джин что-то почувствовала, даже мысленно не упрекая ее в возможной ошибке.
В Дрозд Шельма приходит, когда Джин заканчивает с предполетной проверкой, и они оставляют школу досыпать, видеть последние сладкие сны перед пробуждением. Джин успела написать записку Хэнку, чтобы не искал самолет, а то еще решит, что угнали детишки покататься.

Когда курс выравнивается, Джин передает управление самолетом автопилоту, а сама откидывается на спинку кресла, забравшись с ногами, и начинает просматривать сводки происшествий в Корнуолле.
- Город небольшой, должно же что-то быть. Не может не быть.
Она раздражается от одной лишь мысли, что все это зря, что либо они не найдут нуждающегося в помощи, либо там никого нет, и это всего лишь воображение взыграло. Возможно, все дело в том, что Скотта нет рядом, где он, никто не знает, и Джин чувствует себя бессильной в невозможности ему помочь. Потому ее торжествующий возглас выходит достаточно громким:
- Есть! Смотри! - Она лихорадочно сует Шельме под нос телефон, на экране которого открыта заметка о том, что вчера ночью в обычном доме, где проживала семья из трех человек, произошел пожар. Отец ребенка не пострадал практически, как и ребенок, а вот мать семейства находится в тяжелом состоянии. Причины пожара остаются невыясненными. - Это оно, точно тебе говорю. И что пожар возник не просто так, я уверена. Если так подумать, то все логично. Вопрос лишь в том, почему ребенок так был напуган, что просил о помощи куда-то в космос. И что произошло за целый день.

+2

5

- Канада? – следом спрашивает Мари, чуть приглушая звук в кране. В Канаде она ещё ни разу не была, хотя просила Джеймса вытащить её туда на маленькую экскурсию. Но видимо на родине коротышки она окажется куда быстрее, чем он соизволит вытащить вой дивный зад на улицу и попросив Мари последовать за ним.
- Я может быть и не люблю, но организм уже привык к подобным выкидонам нашей жизни, так что, нет нытью, - смеется она, вытаскивая черный костюм из шкафа. Было бы неплохо запихнуть отнести его туда, где хранилось все оборудование геройской команды, но Шельме так осточертело бегать в старой школе сначала в одно место, чтобы переодеться, потом опять в другое, чтобы сесть в самолет. В общем, все это пустая трата времени, поэтому она минимально сократила свой сбор, оставив костюм вместе с собой, а Хэнку притаскивала лишь тогда, когда кто-нибудь решит подпалить её или он просто порвался вовремя очень страстного боя с кем-то, кто обычно любил закидывать Шельму в здание, где она, пробив парочку стен оказывается под грудой всевозможного мусора, а костюм просто приходит в непригодность.
- Было бы за что, - кричи она вслед, когда Грей скрывается за дверью её комнаты.
Новая школа – новые проблемы. Зовущих о помощи много, но не каждый сможет пробиться так далеко, чтобы влезть в мозг сильнейшего телепата.
Волосы Анна-Мари сушить не стала, быстро промокнула полотенцем, расчесала у зеркала и оставила как есть. Завьются все равно, а времени на укладку не было совершенно. Взяла только резинку, надев её на запястье правой руки перед тем как спрятала ту в одну из кожаных перчаток.
Ещё раз оглядев комнату на наличие забытых вещей, Шельма закрывает дверь на замок и идет в сторону самолета. В принципе и забыть ничего не могла. На миссии кроме связи с Джин ей ничего не пригодится.
Южанка идет по коридору очень тихо, её шаги почти сливаются с общей тишиной школы, ввиду раннего времени суток. Все ещё спят, мирно обнимая подушку, видя расчудесные сны. От этих мысли Анна сама непроизвольно зевает и мечтает от кофе. Черт. Кофе. Интересно, если их компания залетит на дрозде в макдонольдс за стаканчиком латте у них примут заказ? Шельма бы не отказалась от латте, желательно с сиропом и ещё желательнее большого размера.
Опустившись на нижний уровень, Роуг выходит из лифта потягиваясь к потолку. Косточки захрустели почти все. Она стала забывать о зарядке, завтрашнее утро Мари начнет со спортивного зала.
Джин у самолета не видно, а сам он уже во всю работает. Анна-Мари сокращает расстояние, просто залетев внутрь и усевшись на место рядом с Джинни, вновь зевая и откидываясь на спинку чуть съезжая в ней. Даже не пристегивается, как-нибудь удержится на месте во время взлета, а потом все пойдет как по маслу. Она даже думает подремать немного, но самолет обычно летел быстро, поэтому дремота могла стать планом на последующие страдания. Выход так себе.
- Если это что-то тщательно не скрывают за семью замками, - отвечает Анна чуточку лениво и очень медленно, потягиваясь в кресле и уже выпрямляясь в нем, чтобы удобнее было наблюдать за пейзажем снаружи. В том приюте, который Анна успела посетит со Скоттом в январе тоже с виду было все в порядке, слухи ходили, но на то они и были слухи, чтобы в них особо не верить. В тот момент они решили навестить приют, ожидали разного, но то, что действительно ожидали естественно произошло. Приют оказался рассадником тварей, которые использовали детей в своих целях. Тот мальчик до сих пор восстанавливался в стенах школы после всех издевательств над его мозгом. Шельма частенько навещала его, разговаривала и пыталась отвлечь, сама ведь видела, что с ним происходила, почувствовала всеми нервными окончаниями, когда забрала его сознание на небольшой срок.
От резко сунутого под нос телефона Анна дергается ярче, чем от возгласа, который не сильно, но вторгся в её собственные думы о ситуации.
- Так, спокойствие, - Роуг забирает телефон из рук подруги и начинает изучение той информации, которую рыжая упорно выискивала.
Снова ребенок, снова катастрофа. А говорят дети цветы жизни, и ведь правда, цветы.
Анна-Мария проводит пальцем по ползунку новостной ленты. Обычная ситуация, с довольно странным подтекстом, но к слову, о мутантах здесь ни слова не написано.
- Думаю в больницу нет смысла идти, мать нам вряд ли что-то дельное сможет сказать, а вот папаша, - озвучивает свои мысли Анна, пробегаясь пальцами по таким же новостям, где в принципе писали одно и тоже, - Даже странно, обычно в таких случаях пишут, что мракобесные мутанты всему виной, а здесь пусто. Думаешь ребенок ещё в доме?
Мутантом он был точно, но кто-то захотел скрыть эту информацию от всего внешнего мира. У Шельмы появились некоторые сомнения в том, что они вообще успеют перехватить опасное дитя. Почему пострадала мать? Что это вообще было? Акт самозащиты, или он просто не справился с силой, а мать оказалась рядом.
- Куда отправимся сначала? – Роуг отдает телефон, и устраивается удобнее в кресле. Поездка начинала пестрить новыми красками.

+2

6

Залог ясной мысли - спокойствие, но его в Джин сейчас нет ни капли. Ее лихорадит эмоциями, волнением, беспокойством, она бы вскочила с места и бегала бы кругами, но в Дрозде не было столько места. И Джин сидела в кресле пилота, ломала пальцы и пыталась собраться с мыслями, так и норовя запустить руки в рыжую гриву, взъерошить волосы, сжать их.
- Нет, не думаю, социальные службы работают достаточно быстро.
Грей имела с этим дело, когда-то. Ей приходилось сотрудничать с социальными работниками в качестве психолога, когда к ним попадали дети с необычными способностями, дети мутантов. Тогда все обходилось более менее, но тогда и гонения на мутантов были слабее, а сейчас все выглядело таким нестабильным, что в пору нервничать при мысли о том, как быть дальше.

Джин вздыхает.
Нужно успокоиться.
Нужно подумать и понять, как поступать.
- Нам следует начать с полицейского участка в том квартале. Они подскажут, в какие соцслужбы нам обратиться, а там уже будем разбираться. Я не думаю, что нам стоит иметь дело с родителями ребенка. Они не смогли разобраться с ним, оказать ему достойную помощь, пусть остаются там, где есть.
Джин вцепляется в телефон, все еще думает о том, как быть дальше.
Почему она не может просто взять и забрать ребенка? Ворваться и щелкнуть пальцами, заставив всех забыть о мальце? О, на самом деле, она-то может, она способна это сделать, по крайней мере, в соцслужбе, и те будут потом отвечать за пропажу. Но Чарльз, будучи ей приемным отцом, не учил ее такому. Когда-то Джин бы не рискнула переступит этические нормы, сейчас... она все еще думает о том, что это ужасно, что ребенка довели до такого, а потом внутри все клокочет злостью и желанием разнести все к чертовой матери, не спрося никого о разрешении.

- Знаешь... я не понимаю. Я просто не понимаю, почему они нас не могут оставить в покое? Почему они не могут отправить ребенка туда, где ему расскажут, кто он такой, где его научат управлять данными ему способностями, где он сможет стать тем, кем должен. Мы бы могли ему открыть весь мир, подарить его, научить быть собой, и этого бы не произошло, а теперь ребенка в лучшем случае сдадут в приют, где никто его не усыновить потому, что он мутант, а в худшем...
Перед мысленным взором Джин встают белые стены палаты, и ее начинает снова потряхивать. Никто кроме Чарльза не знал, что случилось когда с Грей. Она даже Скотту не рассказывала. И вот теперь, когда они летели туда, где могла повториться история, сидя рядом с Анной, Джин задумывается, стоит ли открыть рот и поведать ей такую историю о себе. Вскрывать душу не хотелось, не сейчас, когда это моет стать тяжелым испытанием и повлиять не трезвость рассудка.

Джин бросает взгляд на Анну, потом на себя, плохо, конечно, подруга в костюме, сама Грей, правда, о нем не подумала, предпочтя одеться по-обычному.
- Думаю, нам стоит прикинуться кем-то... впрочем, я знаю, как сделать, чтобы они не обратили на нас особое внимание, но хорошо бы, чтобы ты взяла с собой курточку, и знак команды не бросался в глаза.

+2

7

Пора уже придумать специальный прибор, который будет пищать каждый раз, когда в мире происходит подобная ситуация. На экран станут выводиться числа, знаки, имена и адреса места, куда надо будет бежать и спасать нечастного или несчастных, а ещё, желательно, чтобы происходило это все дело в полной невидимости от внешнего мира, тогда все правда станет в порядке, мир заблестит новыми красками, а люди станут добрее, перестав бояться подобного проявления сил у мутантов. А если они опоздали? Поспали лишнюю пару минут и парня уже везут на скрипящей каталке по ярко белому коридору  в сторону операционной? В коридоре стены грязные, липкие, смердящие до ужаса… А операционная не лучше. Холодный стол, на которой переложат ребенка давно не мыли, а приборы для хирургического вмешательства достали словно из прошлого века и.. Черт побери, пора выкинуть эти отвратительные мысли из южной головы. Серьезно. С каждым видением внутри себя Анна все сильнее сжимала ручки кресла, норовя разломить их пополам, а потом отчитываться перед всеми любителями черной ласточки. О нет, дрозда, стоит тут дико извиняться  и лучше замолчать, пока мысли не говорили на ещё один срок.
- Раз такое дело, то ребенок уже кушает кашку на утреннем завтраке и запивает отвратительным вчерашним какао, - отвечает Мари, и в нотках её голоса отчетливо слышится брезгливость. Не то, чтобы она была против подобной еды, просто к мутантам другого отношения и не ждешь уже.
- Может ты и права, но с другой стороны мы также не знаем, что там за ситуация произошла, возможно они просто испугались и не знали, что делать… Ладно, согласна, аргументы так себе, - и наверное это правда. Мари в принципе никогда не стремилась сделать людей лучше, чем они были на самом деле. Уж лучше судить по тому, что видишь перед собой в тот самый момент какого-то действия. Добро или зло, две вещи взаимосвязанные, где одно выходит из другого и так наоборот. То что произошло с этой семьей происходит по всему миру. Кто-то бежит в панике от своего собственного ребенка оставляя его на погибель в доме с огнем, который он сам же и создал. Кто-то спешит сообщить в специальные службы, что их чудо мальчик, оказывается правда чудо, поэтому приезжайте и заберите его подальше, чтобы он не спугнул соседей с участка с шикарной вывеской на весь дом – идеал года. А есть такие, кто без зазрения совести примет сразу всех, полюбит и поймет любую силу, которую покажет ему ребенок. Вот что действительно заслуживало похвалы, а не вот это вот все дерьмо, творящееся посреди сумасшедшего города.
- Потому что хотят управлять этой силой сами? – вопрос Джин скорее риторический, он ответа не требует совсем, потому что итак все ясно, - Государство прекрасно осведомлено, какая организация развивается у них под самым носом, чем больше у нас студентов, тем больше Солдатов для любых войн, и не важно, что мы думаем на этот счет. – мнение не очень радужное, но какое уж есть. Шельма смотрит в окно, все затянуто облаками, да и погода не радует совершенно. Вот и слетали в Канаду, вот и погуляли по лесам.
- Окей, я кажется как раз забыла здесь свою куртку, - Анна отталкивается от кресла, удерживаясь руками за подлокотники, выпрямляется и направляет в хвост. Небольшой отсек для всевозможных примочек Зверя или для тех, кто испортил свой костюм, а без штанов ходить совсем не хотелось. Это не то, эта куртка будет велика и на ней все равно есть знак Икс, это тоже нет… А это вообще воняет так, будто её не стирали целый год, но носили исправно, не снимая и не изменяя привычке. Она выпрямляется и оглядывается по периметру, ничего нет и… Вот же она! Коричневая короткая куртка, которую Шельма забыла здесь с последнего своего задания. Она уже такая старая и потертая, что впору было бы купить новую, но и в ней был свой шарм, старинный с воспоминаниями и очень милым времени.
Шельма снимает её с крючка, перекидывает волосы на одну сторону и надевает куртку, проверяя наличие знаков команды. Выглядела, конечно, отменно, костюм чуть ли не из латекса. Больше блеска и платформы на ногах, так весь полицейский участок примет с распростертыми объятиями.
Закончив с мини маскировкой, Анна-Мари возвращается назад, облокачивается на спинку кресла Джин и смотрит вдаль. Необходимое место уже вырисовывало маленькие домики, магазины и прочие здания и постройки.
- Прилетели? Кем прикидывать будем? Органами опеки? – настало время шикарного плана, все таки врать придется не абы кому, а самым настоящим вершителям закона.

+2

8

Гнетущее настроение тенью ползет по Дрозду. Оно принадлежит не только Джин, но и самой Анне, которая так же чувствует себя паршиво. И Джин с этим ничего не может поделать, она и со своим негативом не в состоянии справиться, а притопить чувства Шельмы сейчас - тем более. Похоже, единственное, что может им помочь, это спасение ребенка, отобрать его и притащить в школу.
Минус этой идеи в том, что Чарльз вроде как не разрешает воровать детей, отжимая их у законных родителей. Это классифицируется как похищение. И за это положен срок. А у Джин и так после всех приключений отношений с законом ну так себе, не говоря о том, что настраивать сейчас власти против мутантов самоубийство чистой воды. Она такими поступками разрушит все планы Чарльза на хорошее будущее, а этого Грей делать никак не хочет.
Но в голове и правда зреет план, сомнительный законностью, но в конечном счете, он хотя бы недоказуем будет в случае, если кто-то захочет сказать, что две мутантки нарушили закон.
- Испугались и отказались от собственного ребенка?
Голос Джин звучит глухо, зло, с нотками сарказма. Серьезно?
- Такая история у каждого третьего ребенка в нашей школе, Анна. У тебя и у меня. И я знаю, чем все закончится для него - его будут лечить. Его запрут в белой палате и будут лечить электрошоком, лечить от того, что ему дано природой. Но вместо исцеления доведут его до сумасшествия. - Джин молчит пару минут, потом все же неохотно произносит: - Я была таким ребенком. Меня так хотели лечить. Да, мои родители не желали мне зла, но были напуганы и считали, что это болезнь, от которой поможет медицина.

Джин вздыхает.
Солдаты.
Они сами делают из них солдат, заставляя играть в противостояние. В то время как все в школе хотят мирной жизни. Но ломаются, раз за разом, и все снова идет по кругу. Снова берутся воевать за себя, свое будущее. Воистину, хочешь мира, готовься к войне, вот так и выходит с каждым из них.
- Мне повезло. У меня был Чарльз. Он нашел меня и спас от незавидной участи. И если я могу что-то сделать для этого мальчика, я сделаю.

Пока Анна ищет курточку, Джин аккуратно облетает пригород, разыскивая место для приземления Дрозда, чтобы не очень далеко, но и не так уж близко для привлечения внимания.
- Да, почти на месте. - Джин бросает взгляд на подругу, оценивая ее вид. Ладно, они обе как-то не очень подходят для задуманного, но придется делать вид, что все так и надо. - Пойдем, по дороге расскажу.
Грей кутается в одежду, весна в Канаде все же не дышит пока теплом, хотя все вполне себе классически, но погода явно не благоволит к ним, ей и Дрозд пришлось садить по приборам и интуиции.
- Сюда бы Логана, - ворчит рыжая, - его страна и ее погода, в самый раз.

Город, благо, небольшой, не Нью-Йорк, не Фриско, уже хорошо. А навигатор на телефоне подсказывает, как добраться до участка. Джин и правда посвящает Анну в свой план по дороге:
- Думаю, что прикинуться просто соцработниками мы не можем, они уже тут поработали, не так ли? Но мы всегда можем рассказать о проверке из Вашингтона, которая расследует работу соцслужбы и странные случаи подобного рода. Вот и выйдет на соцслужбу. А еще я думаю, что мы можем пойти к родителям и потребовать, чтобы они подписали отказ от прав на ребенка. И я не побрезгую заставить их это сделать, - глаза Джин нехорошо поблескивают под темными ресницами.

+2

9

Слова Джин правдивы. Роуг эту ситуацию наблюдала сама не один раз. Папочка не отправил её на лечение, конечно, но, он нашел иной выход. Просто выгнал проблему из дома, решив, что все беды решатся сами. В принципе, прав был, определенно прав. Анна вылечилась, только не от мутации, а от идиотского осознания, что родители её не любят. У Братства было несколько по иному, тоже не сахарно, но там хотя бы её принимали как свою, само собой, пользуясь «своим» как было нужно.
- Хочется сказать, что все предсказуемо и обычно, но за этим скрывается слишком много страданий. Я все думаю, наступит ли тот день, когда это закончится? Они перестанут хотеть нашей смерти, над детьми прекратят издеваться и вообще все лихо запоют о мире во всем мире и уйдут под меланхоличную музыку в закат, - словам Анны сбыться не получится, это ведь серьезное заявление, которое имеет ряд основательных минусов. Слишком многое должно измениться прежде чем эта ситуация наконец отступит и все пойдет как по маслу, а пока, нужны вот такие Люди Икс, которые по любому зову будут срываться с места в карьер, бежать и спасать бедных мутантов от суровой человеческой обиды.
- У мальчика будет целая орава единомышленников и добрых преподавателей, - с улыбкой заявляет Мари. Ему повезет, они спасут, вытащат из лап участи ужасной для мутанта. Всегда вытаскивали и на сей раз все выйдет.
Мари кивает и следует за Джин следом, выходя из самолета и делая первый глубокий вдох, вдыхая тем самым воздух Канады. Она здесь впервые, Джеймс как-то обещал показать свою родину, на удивление решительно заявляя, что обязательно как-нибудь свозит девчонку сюда, но…Кажется это было слишком давно, и сейчас мужчина открестится от подобного занятия всеми доступными способами, если вообще не сбежит опять на пару недель, словно загулявшийся котяра.
На фырканье Джинни Анна лишь улыбается.
- В таком случае ползи бы мы сейчас по катакомбам у здания психушки, а потом останавливали его на каждом ходу от зверского убийства, которое способно перебудить все здания, навлечь на него кучу государственных деятелей и пару сотен полицейских машин, - серьезно замечает она. Джеймс вроде как разговоров не особо любил, предпочитая сразу действовать, нежели копаться в стоге сена в поисках потерянной иголки.
- Я бы посоветовала не побрезговать себе вытворить подобное с первыми, собственно, пройдем мимо, тихо, мирно и незаметно, - невинно улыбается Мари, следуя за Джин. Идут они быстро и пешком. Очевидно участок находился рядом, иначе им проще вызвать такси. Канада была прекрасна по своему, но раннее утро неприятно холодило кожу, хотя Анне грех было на это жаловаться. Костюм довольно неплохо согревал, плюс на неё была коричневая куртка и плотные перчатки на руках. Одета, прям по погоде, что и сказать.
- Насчет отказа – идея классная, но сначала думаю, стоит отправиться к пацану сразу после участка, - Анна выдает свои мысли, угрюмо посматривая себе под ноги, - Все таки часы тикают и неизвестно, что с ним вытворяют в настоящий момент времени.
Как только на это отреагирует мальчик? Поймет? Будет ли переживать из-за того, что родители от него отказались? Шельма знает, что такое отказ. Это больно, очень больно. И чувство это одинаково в любом из случаев, и когда тебя действительно любили, и тогда же, когда любили да не совсем.
Пустынные улицы начинают понемногу просыпаться. Участком показывается на горизонте и две девушке уже на его ступенях поднимаются к двери. Мари открывает дверь и пропускает подругу вперед, мягко следуя за неё и оглядываясь по сторонам, подмечая все естественно и неестественное. Их уже заметили в холле, кто-то отводил взгляд, будто присутствующие им попросту неинтересны, а кто-то и вовсе смотрел прям, нагло не уводя глаза, даже тогда, когда Анна с вызовом сама обратила свой взор на мужчину худощавого телосложения с пластмассовым стаканчиком кофе в одной руке и какими-то бумажками в другой.
Ну вот и начинается спектакль, осталось натянуть на лицу мину посерьезнее и не шипеть лишний раз.

+1

10

Джин знает, что должна ответить Анне. Что этот светлый день, конечно же, наступит. Потому, что они борются за это, потому, что они верят в это, потому, что люди, однажды, все поймут.
Но в эту минуты веры в подобное в Джин не было ни капли, а потому она просто молчит. Ничего не говорит подруге, чтобы не портить момент. Потому, что вера нужна всегда, и через пару дней она вернется к Грей, и будет все попроще.
Наверное.
- Ну, может, это было не так уж и плохо. Лучше останавливать его от зверского убийства, чем меня, а то у меня сейчас вот такое настроение. И вообще, мне тут не нравится.
Вот и гулял бы Логан по своей Канаде. Он вообще вечно сейчас занят, обижен на них, будто бы они совершили нечто ужасное, переждав время на Геноше. Да, Джин знала, что Логан и Магнето это вообще два таких товарища, что все будет гореть вокруг, а они не признают необходимости сотрудничества. И, возможно, Логан будет прав в этом, но все-таки, выхода не было.

Был, подсказывает внутренний голос, просто ты, Джин, не хотела расстраивать Скотта. И предпочла поверить в то, что другого выхода нет.
Ох уж эти разговоры с самой собой, и очень невовремя. Джин одергивает себя, возвращается в реальность, сует руки поглубже в карманы пальто, хорошая идея была его захватить, не сразу виден неофициальный прикид, больше похожий на униформу, да и все буквы Х скрыты от посторонних взглядов.
Джин неохотно качает головой:
- Мы не можем забрать ребенка просто так. Потому, что это будет квалифицироваться как похищение, а в конце марта у Чарльза и так был очередной визит в Конгресс. И ничего хорошего там не было. Так что ни убивать, ни бить кого-либо, ни похищать мальчишку мы не будем. Но можем и правда проведать мальца сначала, а потом бежать к его родителям. В крайнем случае, ты останешься с ним, а я пойду их убеждать.

Так за разговорам женщины добрались до участка, по виду он был меньше того, что имелся в Салеме, да и машин стояло маловато на стоянке. Впрочем, утро только вступало в свои права, город постепенно просыпался, возможно, тут будет больше людей, чем сейчас. Грей взбегает по ступенькам, дергает дверь на себя. Из-за нее пахнет теплом, кофе, чем-то еще, из-за нее в первый момент на Джин накидываются чужие эмоции, утреннее недовольство, сонливость, ворчание, нежелание что-то делать, обида, радость, все со всем, и телепатка морщится почти незаметно, выставляя щиты, за которым остается лишь фон чужих эмоций и мыслей.
Не стоит об этом забывать, никогда не стоит забывать, что к чему.

Пока Анна играет в гляделки с кем-то из сотрудников, Джин замечает за стойкой дежурного офицера. И направляется к нему, откидывает волосы со лба, вздергивает подбородок. Она видит интерес к себе, чувствует его, окей, это можно использовать. Надевает на лицо приветливую улыбку, отправляя слабый эмпатический посыл, который повышает градус настроения сержанта, и тот даже улыбается.
Чарльз ее не похвалит.
Но Чарльз и не узнает.

- Доброе утро, - вежливо здоровается Грей.
- И вам доброе, мисс. Какими судьбами в нашем городе?
Джин опирается на стойку, надеясь, что за ее спиной Анна не успеет никого сожрать за неправильные взгляды.
- Меня зовут Тесса Мастерс, моя напарница - Герта Малик, - имена всплывают в голове ниоткуда, лгать выходит легко, не просто лгать, а верить в свои слова и распостранять ее на всех вокруг. Мы работаем в управлении социальной службы Вашингтона. Вчера поступила жалоба на проведение некачественных мероприятий работниками соцслужбы касательно участи ребенка в поджоге, кажется. Да, Герта, я все правильно говорю? - Джин решает привлечь к делу и Анну, чтобы та подошла к ним.
И совсем не ожидает ответа, который звучит:
- Соцслужбы? Мэм, вы ошиблись адресом, - в глазах мужчины проступает озадаченность.
Грей хмурится, но не успевает спросить, как он продолжает:
- Случай такой у нас был, но у нас нет соцслужб в городе, а ждать их из соседнего управления так себе задача, поэтому мы отправили мальчика в заведение для таких как он.
Джин в первый момент зависает.
Черт. Почему она не подумала о том, что в этой дыре нет никаких спецслужб? И теперь на них с Анной направлены все взгляды, немного настороженные.
- Мэм, а вы бы не могли повторить еще раз ваши имена, и точные данные для проверки?

+2

11

Ветер ощутимо проходился по щекам, весна в Канаде не такая уж и теплая, особенно ранним утром. Костюм спасал, да куртка поверх него, а ещё перчатки неплохо подчеркивали весь этот образ.
- Я бы очень удивилась, если бы тебе тут понравилось,  честно, - ухмыляется южанка, оглядываясь по сторонам. То ли сама атмосфера, предполагающая скорую разборку, так влияла, то ли просто погода не удалась. В общем, у Анны-Мари на душе кошки скребли , да так скребли, что звук их когтей слышен казалось было на тысячи километров вперед, только слышала она одна его, и никто больше. А может тут, и проблема была вовсе в другом, не в этом щемящем чувстве, не в этом участке, который наверняка ничего не даст, ни в тех родителях и не в этой Канаде? Разум в последнее время барахлил по-зверски часто и долго, особенно, но ночам, сегодня, на удивление сон был чистый, без лишней информации и бредовых тем. Странно, сказать нечего.
- Спокойствие, дергаем друг друга за локти, когда желание расквасить кому-то морду окажется непреодолимым, - Шельма успокаивающе кладет руку на плечо Джин. Им обеим нужно сохранять самообладание и красиво отыгрывать придуманные роли. В конце концов никто их подобному целенаправленно не натаскивал, поэтому за подобного рода таланты актрис Оскар обязаны вручить вне очереди.
- Убивать-то ладно, с этим проще в том плане, что мы такими грязными делишками, а вот касаемо драки, - Роуг задумывается над своими словами, над тем, что произошло буквально не так давно, школа старая ещё была на месте, не тронутая ни всадником, ни стражами, - Мы со Скоттом тогда тоже пришли просто посмотреть на приют, в итоге пара разбитых стен, отправленный в нокаут персонал больницы и порушенная империя директора, там детям отнюдь не пряники выдавали на завтрак, - вспоминать об этом не хотелось, но такова была данность и от неё не скрыться ни в жизнь, не думать об этом  глупо, капризно с какой-то стороны и нелепо. Данность нужно принимать такой, какая она есть, не питая иллюзий, не выдумывая сказок понапрасну.  Зато пар выпустили знатно, не жалея били лица неугодных, пока на сцену не вышел мальчик замученный и озлобленный на весь мир видя в лице спасителей лишь врагов. Вот тогда-то пыл поубавился , особенно у Анны, которая все его мысли, чувства и эмоции прочувствовала через себя, когда успела дотронуться голыми руками до его худощавых ручек, а после и вовсе стиснуть в своих железных объятиях. Эти мысли в некотором роде начали вновь возвращаться, что не могло не пугать.
Пристальные взгляды начинают все больше раздражать, особенно Анну, которая любила особо жестко зыркнуть на любопытных лиц своими зелеными глазами, да ещё и выражение лица скорчить довольно убийственное, ноо.. Сейчас не то время, и не то место, чтобы вести себя подобным образом. Поэтому сдается сама, первая, уводит свой взгляд от сотрудника с кофе и начинает изучение общей обстановки, будто ей и правда был интересен  интерьер захолустного отделения местной полиции, кажется у одного из сотрудников был довольно древний монитор и изучал он там отнюдь не очередное дело об убийстве, а игру, кажется – пасьянс.
Шельма облокотилась на стойку с памятками, которые обычно выдавали для ознакомления с информацией, руки убрала в карманы куртки и занималась тем, что почти плевала в потолок, образно естественно, другое не позволяет воспитание, пусть и заложенное самой опасной дамочкой тысячелетия.
Джин уже вовсю общается с персоналом, поначалу Анна и не слушала, а после, услышав сначала «напарница», за которым последовало имя – улыбнулась и помахала ручкой, пробуя на вкус своё новое имя. Грета. Улыбка почему-то не сползала с лица,
- Совершенно верно, - откликается южанка, более осознанно вступая в суть беседы и напуская на себя вид очень серьезной дамы. Делать нечего, нужно встать около Грей, чтобы их сказка сработала быстрее. Она это и делает, подходит ближе, найдя опору рукам в стойке рядом с подругой.  И вроде бы все идет, как по маслу, пока работник не открывает свой рот.
Роуг сглатывает и краем глаза смотрит на Джин, кажется та тоже озадачена и их ситуация выходит из-под контроля. Влипли? Нет, ну точно влипли.  Ещё пару мгновений над тем, что стоило ли открывать рот в немного безысходной ситуации, но Анне кажется уже все равно, хуже быть наверное не может, конечно может, но зачем думать о плохом? Лучше думать оптимистично, заряжать вральник до упора и начинать болтать.
- Что простите? – сказала Шельма довольно резко, ещё сильнее облокотившись на стойку и будто нависнув над работник как хищник над жертвой, - Вы просто взяли и отдали ребенка в заведение для таких как он? Это какое же такое заведение? – остановиться она уже не может, решила гнуть свою линию до конца, а мысленно уже обращается к Джин.
«Сможешь найти тут самого главного и внушить ему, что проверять нас не надо? Он тогда отзовет своих щенков по будкам»
Если конечно у Анны не получится убедить их своих злобным видом.
- Знаешь Тесса, я все думала, о каком отделении полиции шла речь тогда, оказывается все правда, здесь никто не работает, зато зарплату получают знатную, - говорит она подруге, а после вновь переводит острый взгляд на озадаченного мужчину.
- В общем так, сейчас же называйте нам адрес куда отправили парня, я уже готовлю соответствующую информацию по вам для верхушке, обещаю, полетят головы и работу в ближайшие пару лет вам точно не сыскать, если конечно не побрезгуете и не пойдете уборщиками в ближайший паб драить грязные толчки, повторять нужно? Куда вы засунули парня? – Шельма схватилась двумя руками о стойку и нависла над ним ещё больше, а тот кажется поверил, стушевался и сжался на своем стуле, будто перед ним стояла не обычная девушка, а самый страшный кошмар его школьной жизни, учительница по алгебре или ещё чего хуже.
- Мэм, но… - голос его нервный, рядом появились несколько других сотрудников, - Я не могу предоставить вам информацию просто по требованию, нужна официальная бумага, разрешение, удостоверения ваших лиц! – кажется он стал более уверен, Анна пока не сдается, но остановиться не знает когда.
- Вы смеетесь? Никто не стал расследовать это чертово дело отдав парня черт знает куда, а вы требуете разрешение? Да по вам плачет пару статей, мне продолжать!? – лицо у южанки скорее всего покраснело, она сама начинала верить в свои слов, а посему и вдруг прочувствовала свою роль в полном объеме. Но дальше так продолжаться не могло, хотя вариант продолжать спорить был неплохим.
«Джин, что делать?»

+2

12

В место для таких как он.
Каких таких как он?
Что это значит?
Джин цепенеет, но не от того, что они попали впросак, а от того, как собственная злость поднимается внутри. Она впивается пальцами в стойку, не слыша Анну, ни слов наяву, ни обращения мысленно.
Для таких как он...
Для таких, как она.
Джин слишком хорошо помнила эти взгляды, эти мысли - психопатка, ненормальная, ей место в психушке, ее там должны накачать лекарствами, чтобы она никого не пугала больше.

По хорошему, ей не стоило браться за это дело. В таком вот состоянии только гнуть ложки и ломать хребты, и вспоминается, как она это была готова сделать в церкви, и даже что-то сделала, переломала кости. Но это не церковь, и не мутанты, одержимые Апокалипсисом. Это люди, которые в сотни раз опаснее, но в сотни раз более беззащитные. И любой выпад против них станет переломом в нехорошую сторону. Если они хотят примирения и понимания, не стоит их пугать. Она ведь сама говорила Анне у дверей участка, что нельзя ничего такого делать, что причинит неприятности Чарльзу. А она его дочь, пусть не по крови, но дочь, послушная, умная и не поддающая никаким чертовым кризисам.
Поэтому никого не будет убивать, бить, и даже не сделает ничего такого...
Джин хватает Анну за локоть, крепко сжимая его. В глазах снова читается ясность.
- Успокойся. Он прав, ему нужно все проверить, а нам нужно получить разрешение. Мы еще вернемся, когда закончим со всеми делами.
Пошли. Я все узнала.

Напоследок Грей не отказывает себе в удовольствии. Они-то уходят, но за спиной падает полка со наградами, очевидно, за какие-то местные достижения, затем слетают листы с доски объявлений, а потом и кофе, которые пил парень, палящийся на Шельму, странным образом выплескивается из крепко удерживаемой чашки, обжигая владельца.
Чертыхание, крики возмущения и недовольства сопровождаются тактическое отступление женщин.
А улица встречает морозцем, который сейчас очень нужен, чтобы остудить Джин, она на грани того, чтобы взорваться, и это нехорошо. Она даже сгребает снег в ладонь, вытирая лицо - щеки начинают пылать уже по другой причине, но это и лучше.
- Он в психушке, - Джин отряхивает руку и вытирает лицо перчаткой. - Это место для таких как он, - ее голос дрожит от злости.
Таких как он.
Таких как она.

Джин тащит Шельму за локоть прочь от участка, но стоит завернуть за угол, как останавливается.
- Я только адрес у него не узнала в голове, но об адресе почему-то никто не думает. Это желтое здание из трех этажей с парком вокруг. Должно быть на краю города, чтобы соседи не слышали криков психов. - Она смотрит на Шельму. Пешком им, что ли, проверять все дома по окраинам, чтобы найти психиатрическую лечебницу. Как-то из головы вылетает, что они могут воспользоваться верным гуглом, но сейчас Джин никак не может собрать мысли в кучу. Ее все еще потряхивает, и она оглядывается на здание полиции, то ли в желании пойти и выбить из них адрес, то ли просто разнести по кирпичику к чертовой матери.
Кажется, им обеим нужно успокоиться. Потому, что Шельма тоже кипит не хило.
- Прости, я там совсем вылетела из колеи. Нужно найти кафе и перевести дыхание, двадцать минут не решат ничего, нам все равно нужно успокоиться, своим желанием отрывать головы мы сделаем только хуже. Вон кафе, пошли, выпьем кофе. Заодно расскажешь мне, когда вы со Скоттом ломали приют.

Если показалось, что Джин не слушала Анну перед участком, то только показалось. Она уловила все, что сказала подруга, в том числе и о Скотте. У них очередной виток сложностей, будто бы когда-то было просто. И Джин старается не торопить Скотта, впрочем, и сама достаточно обиженная, что он пошел на поиски Апокалипсиса, а в конечном счете в церкви его как раз и не было, хотя его силовые лучи могли бы очень помочь. В любом случае, у нее провал в том, что было с мужем, пока она бегала по миру под действием Феникса.
И понимание, что он все еще не простил ее за то, что она сделала тогда.
Да и за свою смерть на озере он тоже вряд ли ее простил, хотя они об этом не говорят.

+2

13

- Знаете что, я совершенно точно не собираюсь показывать свое удостоверение вам! Вы некомпетентны в таких обычных вопросах и что-то требуете? Пожалуй, позвоню разу Мистеру Джонсу! – верещит, Мари, напуская на себе вид разъяренной фурии, привлекая тем самым ещё больше внимания. Стоило сбавить обороты, но казалось, что наоборот лучше продолжить. А Джин молчала, смотрела в одну точку и не отвечала ей мысленно. Паника не зарождалась нет, Анне не впервой убегать от полиции, но в этом случае лица двух красавиц станут основополагающими в поимке странных преступниц на уликах маленького городка. Это плохо. Очень плохо. Это совсем не поможет работе, а только усложнит её, посему и в «соответствующее месте» придется пробираться по вентиляционной трубе.
- Девушка, успокойтесь, мы просто убедимся в вашей личности и предоставим все необходимые сведения, в противном случае Вы сами прекрасно понимаете, что будет дальше, - высокий мужчина слева решил, что парень у стойки информации не справляется, поэтому решил вставить свои лишние пять копеек, за что получил злобный взгляд изумрудных глаз южной фурии.
- Вы уже наговорили на несколько уголовных статей, и чем дальше заходит наш разговор, тем сильнее мне хочется их применить, - шипит Мари обращаясь уже к нему, - Тут хоть кто-нибудь работает? Пока что я вижу поразительную безалаберность, бесконечное пожирание пончиков и недосып, гасимый кофеином! – Джин не реагирует, а Мари решает играть до конца свою роль. И только она хочет вновь бросить очередную остроту в адрес впереди сидящего, как на локте оказывается рука, и голос Джин разрушает напряженную тишину.
Шельма замолкает, кивает. Джин идет впереди, а южанка показывает сначала на свои глаза, а после на парня.
- Мы вернемся, - ужасающий голос, такое же выражение лица, а после она резко разворачивается и устремляется высокомерной походкой за подругой. За спиной творится черте что, а после это скрывает звук захлопывающейся двери. На улице никого нет, все полицейские в здании, говорить можно свободно.
- В психушке, ага, - зачем-то повторяет Мари, следя как Джин тряслась от злости, её будто что-то связывало с произошедшим, а что именно Мари пока понять не могла. Бесспорно, она тоже злилась, но свою злость южанка обычно привыкла выплескивать довольно простым способом, а санитары в психушке как раз походили на неплохие такие мишени.
- Эй, - Мари чуть наклоняет голову, смотря на Джин из-за пары упавших на глаза белых смешанных прядей, - Все нормально, слышишь, мы спасем мальчика, а по дороге может ещё прихватим кого, - южанка ободряющей улыбается, но у Джин совсем не тот настрой, девушка решительно утаскивает Анну-Мари прочь отсюда, как можно дальше, за ближайший угол, где их точно никто не смог бы заметить. Все же это обидно. Почему вечно страдают они? Это же такие же невинные дети, которые ничего ещё в своей жизни сделать не успели. Почему с ними так поступают? Какого черта они несут наказание за чужую тупость? У Анны руки чешутся, хочется разломать кому-нибудь череп. Но нет. Люди Икс не убивают, они добрые, они лишь калечат. Анна тоже не убивает, она лишит жизни по-своему, заберет все, если это понадобится, если она увидит то, чего видеть не хочет.
- Не беда, можем взлететь на высоту птичьего полета, город небольшой, думаю сразу найдем, тем более на отшибе, - Роуг пинает камень под ногами, а сама думает о том, как лучше поступить, - Но это если пользоваться нестандартными методами, а не картами, - и ведь правда карты, хоть в телефон вбей, хоть в киоске купи. Когда взгляд падает на рыжую, Мари вздыхает и сочувственно улыбается.
- Это нормальная реакция, пусть скажут спасибо, что не разнесли их участок, а в кафе пошли, - Анна сама подхватывает локоть подруги и идет вместе с ней к тому самому кафе, на которое указала Джин. Утро раннее, а посему посетителей не так много, что весьма улучшает настроение Роуг. По дороге проезжает черный джип старого образца, Шельма останавливается у перехода, как примерная девочка, ждет секунду, когда автомобиль проезжает мимо них, а после переходит дорогу, оказываясь почти у самых дверей кафе.
- Пьем кофе, находит психушку, рассказываем обалденные истории, - маленькая стратегия, а затем звон китайского колокольчика на верхушки двери, когда она открывается, пропуская назойливых посетителей внутрь. Мари оглядывает территорию, находит место в самом углу, кивает Джин и проходит вперед. Кафе, как кафе. Ничего особенного. Почти в таком же она работала до того момента, как силы вновь вернулись и несколько людей отправились в кому, решив понять, а что же с официанткой не так.
Оно пустое, почти. Человек пять сидит в разных углах заведение, сидят молча, ничего не говоря. Когда девушки садятся за столик к ним сразу же подходит официантка, предлагая меню.
- Мне только кофе, спасибо, - Мари почти улыбается, ждет, когда закажет Джин, а после когда девушка сбоку запишет все в блокнот и скроется за ширмой служебного помещения или же кухни. Мари достает смартфон, вводит название «психушки» и название городка. Много ли их тут? Неизвестно.
- Я расскажу о наших похождениях, но я не слепая, тебя очень задела эта ситуация, - Мари замолкает, думая над своими словами и тем, что вообще так нагло решила влезть в это дело, но южанка была бы не собой, если бы сначала подумала, а только потом сказала, - Я не спорю, меня тоже это злит, дай мне волю я разнесу эту психушку к чертовой матери, а на суде скажу, что просто захотелось, - хмыкает она, откидываясь на мягкое сидение обшивки диванчика.
- Не люблю лезть в душу, но если хочешь, я выслушаю все, - утвердительно говорит Мари, - Если же нет, то незамедлительно приступлю к описанию миссий по притаскиванию в школу целого отряда детишек из приюта.

+2

14

- Твои слова да богу в уши, - Джин кивает, но на душе все равно кошки скребут. Она слишком близко принимает происходящее, и это не есть сейчас хорошо. Это мешает внятно соображать и хладнокровно действовать.
Они переходят дорогу, направляются в кафе. Шельма уже успокоилась, и теперь работает в качестве генератора плана, и это хорошо, это дает Джин время собраться. Она позволяет держать себя за руку, позволяет завести в помещение. Тут тепло и пахнет завтраком, как напоминание, что они не ели, но Джин есть и не хочется.
Она оглядывается по сторонам, людей мало, и каждый озабочен своим, она слышит отголоски их мыслей в своей голове. И останавливается на миг, заставляя себя перестать обращать внимание на людей, воздвигая между собой и ими стену. Окей, нужно дышать, нужно перестать циклиться.

- Мне тоже кофе, спасибо.
Джин улыбается официантке, получает ответную улыбку. Расстегивает верхнюю одежду и снимает ее, чтобы та не мешала.
Она не сразу отвечает на вопрос Мари. Ждет, пока официантка притащит две огромные чашки кофе, которые наполняет из кофейника у них на глазах.
- Точно не хотите чего-то к кофе?
Джин качает головой, и девушка уходит восвояси. Она делает глоток кофе и только потом начинает говорить:
- У нас ведь мало детей могут похвалиться тем, что их способности раскрылись без какой-либо травмы. Так вот я не исключение. Мои родители хорошие люди. Уважаемые. И они были не готовы к дочери-мутанту, да еще и с такой способностью. Их можно понять, конечно. Но... не ребенку. И даже сейчас я все еще злюсь на них, стоит только об этом вспомнить.

Джин смотрит в темную жидкость в чашке. Она ныряет в свои воспоминания, не слыша уже никого и ничего. Ее мир обычно наполнен звуками, чувствами и мыслями, но сейчас она не в нем, а в той палате, где была только кровать, стол со стулом и решетки на окнах. И маленькая напуганная девочка.
- Само собой, их пугали мои способности, они не понимали, я их не понимала, и вместе со школьным психологом они решили, что мне нужно лечение. Так я оказалась в подобном заведении. И в нем провела, кажется, шесть недель, но это не точно. У телепатов идеальная память, но я не помню ничего из того времени, кроме постоянного ужаса, страха и боли. Я не помню, что со мной делали, но точно помню, что я испытывала при этом. Мне было страшно, никто не мог объяснить, что со мной, меня накачивали седативным, подвергали электрошоку пару раз, когда случались срывы. Представь, как это, псионику оказаться в таком месте? Я ведь понятия не имела, как блокировать потоки чужих мыслей и эмоций. Они впивались в меня, сводили с ума, а я сводила с ума их, и все это было бесконечно страшно и больно.

В горле пересыхает, и Джин выныривает из кошмаров, делает очередной глоток кофе. Переводит взгляд на улицу за окном. Кажется, от нее фонит собственными эмоциями, грустью, страхом, фонит прошлым. Не сильно, но фонит, судя по тому, как притихли все в кафе.
- Прости, я не специально, - виновато качает головой Грей. - В общем, все было плохо, а потом пришел Чарльз. Я просто... да, мальчик, наверное, не телепат, но вряд ли ему от того намного лучше в этой богадельне. И я хочу стать для него Чарльзом. Потому, что ему сейчас невероятно сложно, он подверг опасности своих родителей.

0


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [08.04.2017] abandon all hope