ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     04.2017 - 06.2017
В игре: Черный орден уже на Земле, начались поиски камней и сражения по всей планете. Танос подобрался слишком близко к своей цели для того чтобы хоть кто-то из героев мог оставаться в стороне!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Флешбэки и флешфорварды » [1992] What Make Us Strong


[1992] What Make Us Strong

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

[epi]WHAT MAKE US STRONG 1992
Carol Danvers, Yon-Rogg
https://i.imgur.com/4ElHkBx.png
1992 год по времяисчислению планеты С-53, планета Тирагон, Сектор Крии
Отряд Старфорс привлечен для подавления бунта на отдаленной и считавшейся отсталой, малонаселенной планете. Йон-Рогг впервые берет на боевое задание после смерти Мар-Велла ту, которую он забрал с её родной планеты как оружие. Вот только оружие оказывается человеком. И человеком не простым...
NB! война не за правое дело[/epi]
[NIC]Yon-Rogg[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/prLzp96.png[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/pwxpc7C.png[/SGN]

Отредактировано Stryfe (2019-03-25 14:39:29)

+1

2

Сколько нужно времени, чтобы боль прошла?
Уж точно больше тех нескольких недель, что были у Верс, да и то, были они только потому, что Старфорс переходило под командование Йон-Рогга, потому, что заданий для элиты на тот момент. И все эти дни шлялась по своей квартире, изредка созерцая бесконечно прекрасные виды Халы, не в состоянии понять и отпустить то, что произошло.
Мар-Велл не мог погибнуть.
Это что-то невозможное, нереальное.
Он был лучшим, он был прославленным воином, он был едва ли не легендой крии, он не мог погибнуть.
Но так случилось, и тем и закончилось, и больше не будет споров перед сном, любви по ночам, утренних совместных пробуждений. Верс всегда боялась, что Мар-Велл похерит приказы и задания ради нее, если ей будет грозить опасность, несмотря на то, чем она обладала, но никогда и подумать не могла, что все будет с точностью наоборот. Что он погибнет от руки скрулла, и что она будет его оплакивать.

Приказ явиться в казарму был весьма лаконичен, впрочем, Йон-Рогг не особо был многословен последние дни. Один из тех двоих, кому Верс была обязана жизнью, кто вытащил ее из ада, устроенного скруллами. Дружбы между Мар-Веллом и Йон-Роггом Верс не наблюдала, но и не ждала ничего подобного, хотя мужчины явно с уважением относились друг к другу. Конечно, командир не страдал так, как страдала от утраты сама Верс, ему было проще, и закономерно он ждал и от нее того, что она подчинится и будет выполнять приказы. Выбора все равно не было, сейчас она не понимала, как ей вообще жить, чем дышать, куда смотреть, как делать шаги вперед. Все болел в груди, под красивой звездой Халы на форменном костюме Старфорс, когда Верс все же явилась пред ясные очи командира.

У них были странные отношения. С одной стороны существовала субординация, достаточно строгой. С другой, в Старфорс были свои правила, не включавшие обращения по званию, но включавшие доверие друг другу. Эти люди защищали твою спину, ты защищаешь их спину - все предельно просто.
Между всем прочим Верс была обязана Йон-Роггу своей жизнью. Они с Мар-Веллом вытащили ее из ада, доставили на Халу, где обеспечили надлежащий медицинский уход, а когда понадобилось, и кровью поделились. Никто не измерял, сколько литров в ней от каждого, но Верс испытывала к Йон-Роггу определенную благодарность, даже некоторое благоговение перед той силой, что в нем была.

Она чувствует на себе взгляд Минн-Эрвы, как обычно, не очень-то приятный. Что не так с этой синей девицей, Верс не знает, может, ревновала, а может просто была такой. Они не дружили. Минн-Эрва всегда держалась холодно, вот и сейчас презрительно смотрит на Верс, которая только вздергивает подбородок, проходя по трапу внутрь Гелиона, где уже и ждет Йон-Рогг.
Женщина замирает за его спиной, облаченная в бирюзовые цвета Старфорс, которые ей идут в обычной время, но сейчас она выглядит слишком уставшей, слишком бледной. Высший Разум бы, наверное, съязвил в обычном стиле, но Высший Разум после смерти Мар-Велла не призывал к себе ее, видимо, пока нечего было сказать.
- И что там за задание? - Наконец, спрашивает Верс, заставляя Йон-Рогга обернуться к ней и встретиться взглядами.
Он была там.
Он видел смерть Мар-Велла.
Может, ему есть, что сказать Верс.

+1

3

Кажется, в таких ситуациях люди говорят что-то вроде «а жизнь то налаживается».

Повышение до столь желанного звания коммандера отряда Старфорс. Не то чтобы Йон-Рогг был слишком властолюбив, но в амбициях себе не отказывал и стремился добиваться того, чего желал. А получить в свои руки весь Старфорс в полном составе он ещё и как желал. Его уже давно не устраивала перспектива отираться вокруг да около в роли «правой руки». С его точки зрения всю работу выполнял он, а все почести доставались коммандеру Мар-Веллу. А ведь он, Йон-Рогг, во всём превосходил своего командира. Или почти во всём. Достаточно, чтобы претендовать на повышение. 

Смерть заклятого врага. Здесь всё прошло как нельзя лучше. Выживших свидетелей их, возможно, не слишком честной дуэли с уже упомянутым Мар-Веллом просто не осталось. Его слова были единственным голосом правды. А правда Йон-Рогга звучала так – героически погиб в битве с превосходящими силами скруллов. Уничтожил почти всех врагов, но не выжил сам. А кто из скруллов ещё дергался, умер уже от руки самого Йон-Рогга. И больше никто не видел ни подлого удара со стороны нового коммандера, по крайней мере хоть не в спину, а в лицо, ни последующей дуэли двух потрепанных воинов. Мертвые скруллы не слишком общительны. Мертвый Мар-Велл тем более.
Пусть история запомнит его героем. Йон-Рогг был не против.

Конечно, отряд был в некотором раздрае после смерти любимого коммандера, хотя чего там печалиться Йон-Рогг не понимал. Впрочем, ему самому приходилось изо всех сил изображать скорбь, с чем он в принципе вполне справлялся, и всячески избегать разговоров о том сражении, вроде как не хотел будоражить травмирующие воспоминания. Нынешний коммандер не знал, как Мар-велл относился к нему, но во всем видел пренебрежение и презрение, которое и должна была испытывать легенда крии к своему менее успешному коллеге. То, что всё это происходило по большей части в его мыслях, его не волновало.

А какой лучший способ отвлечься от всех печалей?
Конечно же, война.
Поэтому затягивать с новым заданием Йон-Рогг не стал, лицезрея в данный момент Старфорс в полном составе. Взгляд коммандера на секунду застревает на молодой светловолосой девушке.
Верс. Она была не просто членом отряда, она ещё и не совсем крии. Не совсем, потому что рождена она была вовсе не представителем этой великой расы, частью Империи она стала после переливания крови, что спасло ей жизнь после аварии на её родной планете, захолустном мирке С-53. Переливания крови крии. Его крови.
Несмотря на это, усилиями как Мар-Велла, так и Йон-Рогга, девушка стала членом одного из самых элитных отрядов Империи.
Как именно относился к ней Йон-Рогг сказать было сложно. Неравнодушно – это факт. Но в чем именно заключалось это неравнодушие, даже он сам не разобрался. С Мар-Веллом то всё было ясно. Их отношения с Верс были ещё одной причиной убить легенду, пусть эта причина в списке и стояла где-то с конца. Сложно сказать, почему этот момент задевал Йон-Рогга, но задевал же.

Они встретились взглядом. Йон-Рогг поджал губы. Верс выглядела не очень, хоть и не похоже, что она не готова к бою. Скорее несколько подавлена. И всё коммандер не стал комментировать эти детали.
- Планета Тирагон.
Взмах руки и в воздухе засияла голограмма.
- Самая окраина сектора. Ничего особенного. Заселена слабо, поселения в основном кучно расположены в северном полушарии, по берегам местного океана.
Йон-Рогг сложил руки за спиной и пожал плечами.
- Решили бунтовать.
В устах крии эти слова звучали почти как приговор.
- Будем разбираться.
Коммандер опустил взгляд и быстрым движением отключил голограмму.
- Свести число жертв к минимуму. Кто-то должен остаться, чтобы поддерживать сельское хозяйство и инфраструктуру на должном уровне. Империя не заинтересована в утрате этого мира.

Корабль оторвался от взлетной площадки и устремился в желтоватые небеса Халы. Через мгновение откроется пространственный переход.
Ощущение предстоящей битвы приятно разогревало кровь.

+1

4

Усмирение бунта?
Серьезно?
Верс вздрагивает, когда Йон-Рогг заканчивает введение в курс дел, но пока еще не двигается с места. Почему Старфорс теперь направляют на усмирение бунтовщиков, когда они элита? Элита должна завершать войны, а не успокаивать зарвавшихся аграриев. Тем более, сейчас, когда душа требует отмщения за Мар-Велла, и все, о чем думает Верс - сойтись в бою со скруллами. Эти чертовы твари второй раз за столько короткое время ломают ее жизнь, и все, что ей достается, бунт.

В несколько движений Верс перегораживает путь Йон-Роггу, смотрит ему в глаза, но говорить начинает только тогда, когда они остаются наедине, в то время, как Гелион поднимается в воздух - Верс чувствует слабое дрожание обшивки, чувствует, как энергия наполняет транспорт собой.
- Бунт? Неужели Высший Разум считает, что это все, на что мы способны?

При прошлом коммандере задания были совсем иного толка. Возможно, это просто проверка на Йон-Рогга на новой должности, и дело совсем не в них, его офицерах, но тем не менее, Верс хочет другого, а не вот этого всего.
И разговора.
- Мне кажется, что ты от меня прячешься.
У нее всегда было плоховато с субординацией вне боевых заданий. А пока они еще были не нем, и пока Верс могла себе позволить самовольное поведение и совершенно иные речи в том тоне, в котором с Йон-Роггом никто не рискнет говорить, даже Минн-Эрва. Что связывало этих двоих, никто не знал. Сплетни ходили разные, а Верс не отказывала себе в удовольствии послушать, а то и обсудить. Но в чем крылась правда, сказать никто не мог, а задавать вопросы напрямую Йон-Роггу и Минн-Эрве было чревато последствиями. Последняя была своего рода снайпером в команде, никому не хотелось, чтобы его подстрелили во время выполнения задания.

- Может, пора все же поговорить. Ты там был, Йон-Рогг, ты видел, что произошло. Но все еще мне не рассказал.
Имела ли Верс права требовать ответа от командира - наверное, нет. Ее отношения с Мар-Веллом были за гранью дозволенного, как бы там ни было, крии не были сторонниками нарушения служебных рангов и любовных романов при выполнении обязанностей. И Верс это знала прекрасно. И все же, с подачи Мар-Велла, они нарушали эти правила, и все о том знали, о чем ей недвусмысленно намекнул Высший Разум при последней встрече. Намекнул, улыбаясь как Мар-Велл.
Собственно, он и выглядел так же.

Гелион уже покинул пределы Халы. За окнами темное небо, а Брон-Чар сообщает примерное время прибытия на Тирагон. Времени на откровенности в обрез, Верс бросает быстрый взгляд на команду, но снова переключается на Йон-Рогга. Он зря надеется отделаться от нее, пора бы узнать, что да как произошло. Возможно, это поможет ей попрощаться, а со временем даже перестать вздрагивать, когда Высший разум будет являться ей в образе любимого человека. Увы, ИИ не обладает чувствами, ему неведомо, что испытывает Верс, каждый раз глядя на лицо перед собой, состоящий из строчек кодов. Высший Разум безжалостен, но все, что остается, только смириться с ним и его играми.

+1

5

О, если бы только Верс знала насколько Йон-Рогг разделял её чувства.
Усмирение бунта.
Он мог счесть это личным оскорблением, если бы не его безоговорочная преданность Высшему Разуму. Старфорс, элита из элиты, их задача уничтожать самых опасных врагов Империи, идти туда, где остальные не справятся и возвращаться с победой. Любой ценой.
И вот теперь – бунт где-то на отшибе. Как это расценивать? Недоверие? Проверка нового коммандера?
Или Высший Разум знает о том, что произошло между ним и Мар-Веллом? Неужели борьба за власть могла скомпрометировать отряд в глазах предводителя Крии? Не Крии ли говорят, что сила должна быть в руках достойного? То есть его, Йон-Рогга. Он заслужил эту должность. Он доказал, что заслуживает. И он был готов доказать это, а если надо и объяснить Высшему Разуму.
Но не своему отряду. Не Верс. Если всё сложится так, как он рассчитывал, то никто никогда не узнает, что произошло тогда.
Так что в целом Йон-Рогг был искренне возмущен новым заданием, но…

- Такова воля Высшего Разума. Я не знаю причины подобного решения, но не нам его оспаривать.
Йон-Рогг развернулся лицом к девушке.
- Мы отправимся туда, быстро разберемся и по возвращении, вполне вероятно, нас будет ждать серьёзная работа.
По крайней мере, он на это надеялся. Коммандеру не терпелось продемонстрировать на что он на самом деле способен.

- Прячусь?
Прячется ли? Вряд ли. К разговору о гибели Мар-Велла возвращаться категорически не хотелось. Но, очевидно, придётся.
- У меня новая должность, Верс. Много новых обязанностей.
Коммандер отвернулся, что-то вводя в бортовой компьютер и следя за поступающими данными.
Девушке хотелось услышать о смерти её возлюбленного из, так сказать, первых рук. Но есть один маленький плюс – «альтернативная» история выходила весьма складной. Скруллы были заклятыми врагами Крии, эта война длилась сколько Йон-Рогг помнил себя, и помимо этого врагами они были без сомнения опасными, что не раз доказали во многочисленных сражениях. А самое главное – пусть Крии и побеждали на всех фронтах, за все прошедшие годы они так и не выиграли войну.
Йон-Рогг выпрямился и снова повернулся к Верс. Её настойчивость и целеустремленность всегда восхищали воина, но как же, побери скруллы, они были сейчас неуместны.
- Да, ты права, я был там. Мы сражались с превосходящими силами скруллов. И я видел. Видел как погиб мой коммандер, а я не мог ничего сделать, чтобы как-то это предотвратить.
Ну, в каком-то роде это даже было правдой. Он там был. И превосходящие силы скруллов были. Но сил их обоих вполне хватило, чтобы дать бой и друг другу, и скруллам. И он действительно видел как погиб Мар-Велл. Только не добавил одного важного момента.
От его руки.
А затем безо сомнения и жалости прикончил оставшихся скруллов, чтобы ни один из них не смог рассказать о случившемся.
- Понимаешь, почему у меня нет особого желания об этом говорить?
Йон-Рогг на мгновение опустил глаза. Со стороны могло показаться, что он винит себя за то, что не смог спасти своего командира. На деле же он вспоминал то превосходство в глазах Мар-Велла, которое буквально не давало ему жить.

Прыжок. За иллюминаторами Гериона стремительно приближается коричневатый с голубоватыми вкраплениями и белесыми разводами облаков шарик Тирагона.

+1

6

Высший Разум для крии был абсолютом. Вся их жизнь строилась на нем, на его решениях, на его приказах. Иногда Верс задавалась вопросом, что будет, если Высшего Разума не станет? Просто не станет, мало ли, техногенная катастрофа, вирус, что-то еще? Что случится с огромной и сильной Империей, так остро зависящей от ИИ, от кода и цифр? И как вообще он может ими управлять, ведь он ничего не чувствует, он просто... код?
Правда, этими вопросами Верс никогда не задавалась вслух, да и то, сейчас они были чем-то наболевшим из-за утраты, и того, что в первую же встречу с Высшим Разумом после смерти Мар-Велла, тот принял его образ, причем, в очень странном виде. Верс никогда не видела ранее на нем такой куртки, как и никогда не видела его таким. Другим. Будто бы не с Халы.

- Ну, естественно, оспаривать не нам, - кивает Верс.
Она не хотела осуждать Йон-Рогга или сравнивать его с предшественником. Они были разными, но оба были воинами крии, которыми народ имел полное право гордиться. Кто в большей степени, кто в меньшей, но что поделать, если Мар-Веллу досталось несколько качеств, которые делали его исключительным героем.
Мысли о нем заставляют сглотнуть ком в горле, но глаза остаются сухими. Она плакала после его смерти только раз, да и то, это больше походило на какую-то истерику. Но, видимо, этот выплеск был нужен. Какими бы они ни были сильными...
Хотя Верс считала себя слабее многих, судя по тому, как сухо восприняли они смерть командира.

- Как удобно, правда?
Слова вырываются сами собой, но следом Верс прикусывает язык. Какими бы ни были раньше их отношения, сейчас он ее командир. Она может сколько угодно отказывать смиряться с потерей, но никто не разрешал ей быть непокорной. Старфорс, конечно, отличались от рядовых солдат имперской армии, им позволялось гораздо больше, но вместе с тем, никто и никому не позволит разговаривать с вышестоящим чином так своевольно. И раньше она себе такое не очень-то позволяла, невзирая на неформальные отношения, которые были между ней и Мар-Веллом.
С Йон-Роггом ее тоже кое-то роднило. Ни для кого не было тайной, что оба крии спасли Верс, когда на ее родную планету напали скруллы. Вся семья девушки погибла, а она выжила, и ее доставили на Халу. Там же потребовалось и нечто такое, о чем говорят шепотом, бывает редкое - переливание крови, так сильно была заражена собственная кровь Верс химическим ударом. Ничего из этого она не помнила, но не верить мужчинам не видела смысла. В ней текла не только кровь Мар-Велла, но и Йон-Рогга, так как медики боялись, что взять ее у кого-то одного - обречь на последствия, которые были никому не нужны.

В словах Йон-Рогга было что-то, что заставило Верс растерять всю воинственность в этом разговоре. Наверное, это ужасно, видеть гибель человека, с которым прошел очень многое, видеть и быть не в состоянии чем-либо помочь. Он имел право не говорить об этом, каким бы жалобным взглядом не смотрела на него Верс, которой было мало сухих рапортов о событиях. Все в ней протествовало против какой-то глупой ситуации, там не должно было быть засады, иначе туда бы отправился Старфорс в полном составе.
- Да, понимаю. Прости.
Верс колеблется, стоит ли говорить вслух о том, что крутится в ее голове, но затем приходить к выводу, что точно не сейчас. Тем более, прыжок выходит коротким, точка входа в подпространство находится на Хале, а точка выхода почти что у искомой планеты. Миссия, считай, началась, о чем напоминает Минн-Эрва, возникая за плечом Верс. Синяя криянка смотрит на коммандера, и Верс отводит взгляд от ее лица. Есть в ней что-то, что раздражает ее, с момента появления Верс в составе команды, та не идет с ней на сближения, хотя с остальными девушка установила приятные отношения.
- Мы на месте и готовы ко входу в атмосферу.

+1

7

Йон-Рогг кивает, признавая ответ Верс и отдавая долю уважения Высшему Разуму.
Никто из истинных воинов Крии никогда не сомневался в воле Высшего Разума. Верховный властитель Империи был совокупностью величайших умов их расы за многие века. Как можно сомневаться в его способностях, решениях и идеях? Его можно бояться, с ним можно не соглашаться, но не доверять его решениям невозможно. Высший Разум был самым великим достижением расы Крии.
И к каждому Высший Разум являлся в индивидуальном обличии. Но каком именно – говорить в обществе Крии было не принято. 

Йон-Рогг покосился на Верс.
- Верно, удобно. – Кивнул воин. Если Верс хотела зацепить его этим вопросом, то вида он не подал.
- Высший Разум делает нашу жизнь удобнее. Помогает избежать ошибок и двигаться вперед. Империя процветает под его властью.
Интересно, что о Высшем Разуме Верс рассказывал Мар-Велл? Смел ли он сомневаться в воле лидера Крии? Если смел… что же, ещё одна уважительная причина убить того. Конечно, он, Йон-Рогг, тоже позволял себе некоторые вольности, самостоятельные решения, которые он брал под свою ответственность, но Мар-Велл по этой части ушёл далеко вперед, но всё равно умудрялся каким-то образом оставаться лучшим. Легендой. Буквально совмещая несовместимое. Как же это раздражало.

И, похоже, ему удалось подобрать правильные слова. Красивая легенда о том, как в пылу тяжелой битвы воин не смог спасти своего командира, и был вынужден смотреть на то, как тот погибает, прихватив с собой многих врагов, оказалась беспроигрышным вариантом. Особенно благодаря ощутимой доле правды и минимуму художественных домыслов. Даже выдумывать ничего не надо было, только недоговаривать.
Йон-Рогг ещё раз кивает.
- Всё в порядке.
И с радостью отвлекается на рапорт Минн-Эвры, его лучшего снайпера. Та искренне недолюбливала Верс, вероятно, потому, что входила в число тех немногих, кто знал истинную историю девушки. Но тайну хранила и была полностью верна Йон-Роггу, за что тот очень ценил грубоватую криянку.
- Заходим на посадку.

Распугивая тяжелую пыль, Гелион приземлился на окраине небольшого городка, скорее деревушки.
- Не забывайте, мы имеем дело с мятежом. По предварительным данным данное поселение не приняло участие в бунте, но доверия к ним нет. Мы не знаем, что произошло с момента получения последних разведданных. Будьте осторожны, но не провоцируйте местное население. Мы пришли сюда подавить мятеж, а не подбросить топлива в огонь.
Трап медленно опустился, и к месту посадки уже бежала небольшая кучка местных жителей. Одетые в просторные коричневые одежды, удобные для теплой атмосферы сельскохозяйственного мира, те выглядели весьма примитивно на фоне Старфорса во всей его красе. Двое бойцов устремились навстречу, перехватывая явно взбудораженных местных. Йон-Рогг тем временем загружал карты местности.

- Это странно. – В глазах вернувшегося бойца проглядывало удивление.
- Что? – Немного раздраженно повернулся Йон-Рогг. Он не любил это слово. «Странно».
- Они не требуют чего-то, не высказывают недовольство. Коммандер, они просят защиты.

+1

8

Верс не должна сомневаться ни в Высшем Разуме, ни в словах нового командира. Но что-то заставляет задаваться вопросами, на которые ответов не дают. Ни Мар-Велл не давал, ни Йон-Рогг не дает. А больше всего ее бесит заезженная фраза - Высший Разум помогает избежать ошибок...
Где он, кстати, был, когда ее планету разнесли к черту? Когда она оказалась единственной выжившей из той колонии? Так что там об ошибках? Все внутри дрожит от возмущения. Она бы могла задать эти вопросы ИИ, даже вроде бы задавала в первые встречи, но почему-то он справлялся, убеждал ее в своей правоте, рассказывал историю, в которой никто не мог спасти планету, спасти семью Верс, вот она одна и осталась. Но теперь у нее была великая цель, и энергия покалывает пальцы, заставляя сжать руку в кулак, чтобы заглушить это чувство.
А сейчас она не могла задать эти вопросы, на нее смотрел мертвый Мар-Велл и это очень сильно выбивало из колеи и без того нестабильную эмоционально девушку.

Верс не позволяет себе сорваться. Она выравнивает дыхание, ход мыслей, и глаза светлеют. Ради чего? Ей не лгут, никому не нужно ей лгать? Наверное, ей просто нужно унять бунтарский дух, об этом ей много раз говорил Мар-Велл. Он говорил, что однажды не сможет защитить ее, не сможет прикрыть собой, когда ее неуемный характер рвется наружу. И он был прав. И теперь его нет рядом. Верс придется учиться контролю, учиться жить самой.
Ну и ладно.
У нее на груди звезда Халы, и криянка невольно касается ее кончиками пальцев в незначительно жесте, когда Йон-Рогг отходит к Минн-Эрве. Ей положено гордиться. Вот и надо гордиться и доказывать, что ни бывший, ни нынешний ее коммандер не ошиблись в ней.
Что ж, иронично, бунтарке следует усмирять бунт, хотя внутри ее самой горит нечто подобное.
И Верс гордо шествует мимо Минн-Эрвы, замирая за плечом коммандера.

Она слушает распоряжения Йон-Рогга, стараясь не сравнивать. И когда трап опускается, так же выходит на него, рассматривая группу местных. Ветер приятно овевает лицо, страшно представить, что где-то война, но война у них постоянно, внутренняя ли, внешняя, они воины, они привыкли воевать.
Мар-Велл называл ее женщиной войны, а она смеялась и качала головой.

Один из солдат возвращается, Верс подходит ближе, слушая его разговор с коммандером.
- Защиту?
Она оглядывается на людей. И понимает, что они и правда выглядят напугано.
Боей кивает:
- Да. От бунтовщиков. А еще они говорят, что здесь есть что-то еще, помимо бунтовщиков. Собственно, бунт начался с того, что какая-то тварь жрет посевы, что-то убивает все, колония не может выполнять нормы, а их не хотят понижать.
Ничего нового. Крии - воинственная раса, воины тут в почете, но невозможно выживать, не имея за спиной еду, питье, остальной ресурс, необходимый для жизни. Не все возможно синтезировать, хотя сейчас кажется, что все. Но это не так. И Хале нужны поставки всего того, что тут получают, так же, как нужны поставки с рудников и шахт.

Верс смотрит в сторону океана. Интересно. Там мог кто-то быть? Наверное, мог. Глубины океана таят очень много неизведанного в себе. Девушка переводит взгляд на коммандера:
- Возможно, стоит все проверить. И начать с океана? Сенсоры Гелиона способны охватить ближайший к поселению водный сектор? Вдруг там что-то есть.

+1

9

Да, это именно то, чего никак не мог избежать Йон-Рогг и о чем не хотел даже думать.
Его будут сравнивать. Нельзя занять место героя и надеяться, что отблески славы павшего коммандера не будут падать на амбициозного воина. Мар-Велл умудрялся дотягиваться до него даже с того света. Чтобы выйти из тени легенды понадобится время и старания. Впрочем, этот вызов Йон-Рогг был готов принять уже давно.
Но тщательно отгоняемая мысль о том, что будь то члены Старфорса или же высшее командование будут сравнивать каждое его действие, каждый его успех и провал с некогда достигнутыми Мар-Веллом успехами, была искренне неприятна.
Справится ли он? Будет ли так же успешен как предшественник? Или потерпит поражение, не выдержав груз ответственности?
Отвратительно.
Если он не совладает с командованием Старфорсом, это будет не только его поражением, это будет победой Мар-Велла.

Когда Йон-Рогг спустился по трапу, чтобы лично взглянуть на ситуацию, оба воина уже находились в своём роде локальной осаде со стороны местных. Но не имея конкретных приказов, те лишь сдерживали напор небольшой группы людей, выслушивая, но не распугивая испуганных местных. Коммандер был готов, что Старфорс будет встречен прохладно, а то и вовсе с оружием, но точно уж не так. Бдительный взгляд скользнул по людям.

- Внимание.
Голос коммандера прокатился над головами толпы. Что же, внимания он добился без труда. Осталось добиться хоть какого-то толка. С этим обычно было сложнее.
- Империя прислала нас сюда, чтобы разобраться в происходящем. И мы разберемся. Нет противника, способного стать препятствием для Старфорса. Но я прошу сохранять спокойствие и не мешать нам.
Люди в толпе молча слушали коммандера, что уже неплохо. Но стоило тому замолчать, как самые взволнованные снова стали описывать причины своего беспокойства.

И вот то, что сам бунт, похоже, тревожил окружающих меньше, чем некий противник, о котором Старфорс даже не был предупрежден, Йон-Рогга напрягало. В голову пришла мысль о том, что подобный подход может быть испытанием. Или же Высший Разум полагался на элитный отряд настолько, что не считал нужным упоминать подобные детали?
В любом случае подвести Империю они права не имели.
- Соберите всю возможную информацию. О любых важных деталях сообщайте мне лично.

Йон-Рогг отвернулся от людей, оставив двух разочарованных заданием воинов разбираться с толпой, и обратился к Верс, Минн-Эвре и остальным членам команды.
- Сканируем поверхность.
Коммандер кивнул.
- Начнём с океана. Ищем все следы нетипичной для местных флоры, фауны, всего, что может опасно для проживающих здесь людей. Что может напугать их. Начнем с береговой линии. Я пока не понимаю, что здесь происходит, и мы должны как можно быстрее разобраться в ситуации.
Незнание угнетало и раздражало. А тут ещё сверху тот самый бунт, из-за которого они вроде как и прибыли сюда.
- И не теряйте бдительности, бунт нельзя списывать со счетов. Здесь есть те, кто будет недоволен нашим присутствием.

Отредактировано Yon-Rogg (2019-07-28 01:43:11)

+1

10

Голос Йон-Рогга заставляет вздрогнуть от неожиданности. Верс оборачивается и отступает в сторону. Она забылась. Просто забылась. Пока говорила, из головы вылетело, что Мар-Велл погиб. Казалось, что вот-вот он спустится с трапа Гелиона, и это его голос прозвучит, привлекая внимание крии и Старфорс. Но нет, это был действующий коммандер, и Верс встречается с ним взглядом, медленно выдыхая.
Не стоит забываться. Это плохо. В реальность трудно возвращаться, трудно вспоминать, что человека, которого она любила, больше нет. И от этой мысли начинает подташнивать настолько, что Верс отводит взгляд от Йон-Рогга, пока он отдает приказы.

Сведения были о бунте. Но бунта Верс не видела. Она дожидается, пока Минн-Эрва уходит выполнять задание, бросая последний, не лучащийся добротой взгляд. Что с ней не так? Верс не впервые замечала, что синекожая криянка не особо жаждала контачить с Верс. Они были единственными женщинами в команде, и хотя Старфорс не предполагал особого отношения к женщинам, в бою и на войне все были равны, раз уж держали в руках оружие, но почему-то казалось, что это должно было их объединять. Не делать подругами или родственными душами, но все же, немного... сблизить?
Но ничего подобного.
Наверное, Верс имела какие-то идеалистские видения в голове. А может чувствовала какое-то глупое одиночество, оставшись одна, когда семья погибла. Хотя у нее был Мар-Велл, и чувство тоски проходило рядом с ним.
Был...
Ключевое слово - был.
А теперь и его нет. И Минн-Эрва ведет себя, как последняя сука.

Верс делает шаг, сокращая дистанцию с коммандером. Поднимает на него сосредоточенный взгляд:
- Мне кажется, бунт тут совсем не бунт. Если их терроризирует кто-то, какие-то монстры, то они напуганы и просто пытались привлечь внимание Старфорса, чтобы мы могли их защитить.
Это было ее мнение, оно не требовало ответа Йон-Рогга. Помимо этого у нее был приказ, и она обходит его, чтобы вернуться на Гелион для сканирования морской поверхности. Пока остальные будут обходить зону прибоя, Верс сможет запустить сканеры, подняв Гелион в воздух. Тяжелые шаги коммандера слышатся позади, пока светловолосая криянка запускает системы, а затем аккуратно отрывает корабль от земли. Обычно за штурвалом сидит кто-то другой, но Верс нравится летать. Иногда ей кажется, что в прошлой жизни она была пилотом. В той жизни, что была до этого, которую разрушили скруллы. Хотя ей и говорили, что она жила на аграрной планете.

Плохо ничего не помнить.
Отвратительно ничего не помнить.
Верс часто задавалась вопросом, узнает ли она свое прошлое или это уже все, невозможно, стоит и не возвращаться. Но это было неприятное чувство, некоторой ущербности. В первые месяцы после того, как она пришла в себя, ей пришлось узнавать себя заново, вплоть до мелочей, какие блюда любит, какая музыка нравится, что предпочитает из одежды. Единственное, что не понесло никакого урона, это навыки, Верс управляла карами, Верс дралась, Верс отличалась меткостью. И это невзирая на то, что она была не в состоянии контролировать подаренную ей силу. Высший Разум напоминал ей о контроле. Мар-Велл учил ее контролю. Йон-Рогг постоянно требовал контроля.
И за это отвечал контроллер на ее шее. Пальцы вздрагивают в желании коснуться этой штуки, о которой иногда Верс забывает.

Галеон медленно зависает на водной глади в нескольких милях от берега, сканеры начинают методично изучать обширное водное пространство. Это может растянуться надолго. Верс впивается глазами в изображение дна, которое изучают невидимые лучи, информация идет лентой рядом с изображением. Ничего особенного, хотя через минуту Верс замечает, что вода насыщена...
- Кремнием? Вода насыщена кремнием, почему-то. Это ненормально.
Еще через несколько минут изображение дна меняется, высвечивая глубокую впадину, настолько глубокую, что невозможно увидеть дно.
- Смотри, - Верс указывает пальцев на впадину. - Такое ощущение, что там расщелина.
Марианская впадина.
Хм...
Откуда Верс знает название? И вообще, нет, это явно не то название.
- Чтобы ее просканировать, нужно зависнуть прямо над ней.

+1

11

Конечно, Минн-Эвра никогда не была солнышком, подуман коммандер, провожая одного из своих лучших стрелков взглядом, но так уж вышло, что из всего отряда на Верс взъелась только она. Остальным было то ли безразлично, то ли любопытно, то ли они ценили воинов исключительно по боевым качествам или же уважали авторитет своего лидера, решившего, что в их рядах есть место и для той, что не является крии по происхождению. Тогда это ещё был Мар-Велл. Мар-Велл, влюбившийся в, откровенно говоря, похищенную с С-53 девушку. О, конечно же дерзкая и смелая Верс обращала на себя внимание.
Вполне вероятно, что это и напрягало Минн-Эвру. А может та просто не любила чужаков. Йон-Рогг никогда не спрашивал, стараясь не подбрасывать топлива в огонь, но руку с пульса не убирал, не желая упустить возможный конфликт. Разлад в команде это последнее чего он желал в начале своей перспективной карьеры. Но пока всё держалось в рамках допустимого, он не вмешивался. 

Коммандер встречает взглядом Верс. Наверное, ему стоило быть более участливым. Всё-таки их с Мар-Веллом объединяли взаимоотношения, которые принято именовать неуставными. И как бы Йон-Роггу не была неприятна эта мысль, подавленно состояние даже одного из членов отряда имело значение.
Но он просто не мог. Просто не мог изображать вот эту вот зеленую тоску по безвременно павшему лидеру, предаваться трауру и всё прочее. Говорил другим, что потери не должны сказываться на их способности выполнять свой долг. А сам ощущал, что Мар-Велла с него уже более чем достаточно. 
Верил, что Верс достаточно сильна, чтобы справиться с горем без сомнительной поддержки нового коммандера.

И Верс, кажется, всё же прониклась их текущим заданием. Да и сам Йон-Рогг больше не испытывал того возмущения, которое испытал, когда узнал, что его отряд отправили «подавлять бунт». Бунт, похоже, как минимум был вызван чем-то кроме нежелания подчиняться Империи Крии, а может и вовсе этого желания и не было. А был неизвестный враг.
«Неизвестный враг».
О, это всегда звучало перспективно. Воин ощущал, как просыпается охотничий азарт. 

- Если эти люди – преданные граждане Империи и нуждаются в защите, это означает, мы здесь, чтобы защитить их. Если же нет… Повторяю ещё раз – не теряйте бдительности.
Гелион поднимается в воздух, в кресле пилота Верс, и Йон-Рогг не возражает. Девушка была отличным пилотом. О, это он помнил. Сама Верс не помнила, но подобные навыки выше обычной памяти.

- Кремний? – Йон-Рогг, конечно, не химик, но отлично понимал, что означает, когда что-то не на своём месте.
- Подведи Гелион ближе, сканируй расщелину. – Коммандер напряженно наклоняется над экраном, стараясь уловить любые детали, которые могут оказаться важными. Но глубокая трещина не спешила делиться своими тайнами. Как там сказала Верс? «Марианская впадина»? Что это такое коммандер понятия не имел, и решил, что лучше пропустить мимо ушей.
Это требовало времени. Йон-Рогг активировал передатчик, собираясь связаться с оставленной на суше частью команды, но ответом были только статические помехи. На лице коммандера отразилось лёгкое недоумение.   
- Нужно подробное сканирование структуры дна и… проверить на наличие нетипичного излучения.

+1

12

Верс так и хотелось спросить, а что, если люди нуждаются в защите, но не являются преданными гражданами Империи? Бросят их? И как это будет называться?
Хотя нет. Не бросят. Империя не разбрасывалась ресурсами. Именно поэтому Верс выжила. Потому, что никто не разбрасывался ресурсами, даром, что иногда это было более жестоко, чем бросить людей умирать.
Коммандер звучал слишком пафосно, и это не очень нравилось Верс, но придется все же сдерживаться и не поддевать его. Хотя раньше у них с Йон-Роггом были замечательные отношения, и с чувством юмора у него все было в порядке, но кто знает, возможно, новый статус сыграет определенную роль в манере их общения.

- Кремний, - повторила Верс. Она и сама не очень понимала, откуда. Обычно воздух планет, на которых обитали крии, содержал большое количество азота, но кремний был как-то совсем не к месту, и его частицы оседали везде и всюду, системы корабля показывали, что Гелион весь покрыт тонким слоем кремния.
Она выполняет приказ Йон-Рогга, Гелион зависает точно над расщелиной, Верс запускает систему сканирования. Звук помех радиочастот заставляет ее повернуться, вопросительно глядя на коммандера. Похоже, рации барахлят.
- Интересно, - она щелкает тумблерами, планируя пропустить сигнал через антенны Гелиона, чтобы усилить его, возможно, они просто оказались слишком далеко. Хотя это невозможно. Радиус действия связи, встроенной в костюм каждого члена Старфорса, достаточно велик, чтобы охватить приличное расстояние, практически в половину планеты. Если усилить связь системой Гелиона, то можно связаться не только с Халой, но и с чертом на рогах в Негативной зоне.

И все же, Гелион так же отвечает помехами, вызывая уже откровенное недоумение, которое читается во взгляде Верс.
- Я, конечно, не связист, но даже я могу сказать, что это что-то неправильное. У нас не могла сломаться вся связь, у нас вообще не могла сломаться связь. Значит, что-то глушит, при этом сканеры работают в штатном режиме... или нет.
Верс склоняет голову на бок с интересом изучая показания, обрывки данных, которые не доходят цели.
- Похоже, тут и правда есть какая глушилка. Или мы бросаем это дело или нам придется спуститься вниз.

Их корабль был способен выдержать давление во много атмосфер - столько не живут. Старфорсу доставалось лучшее, и хотя Гелион насчитывал лет десять, но постоянные модификации делали корабль совершенным. Мар-Велл гордился им, похоже, что Йон-Рогг тоже. В любом случае, опустить на самое дно для него не проблема, максимум, что испытают те, кто находится в нем, головную боль. Если не пытаться выйти наружу, все вообще обойдется.
Верс не сомневалась в том, что им нужно сделать. Ее рука зависает над тумблером, лишь ожидая команды, уверенная, что Йон-Рогг не откажется от продолжения разведки. Им нужно выяснить, что к чему, иначе они и дальше будут гадать, кто это такой и почему кремний...
- Вполне возможно, что частицы кремния создают помехи. Не уверена, что в обычно состоянии он так может, но кто знает, что тут кроется. Так что, вниз?

0

13

Люди всегда были и будут самым ценным ресурсом Империи. И всё же некоторая то ли жертвенность, то ли расточительность по части использования этого ресурса присутствовала. Обвинители уничтожали целые планеты, чтобы покончить с угрозой скруллов. Населенные планеты, жители которых и предположить не могли такого исхода. Но что делать, если на планету прибыли скруллы, то любой, абсолютно любой её обитатель мог оказаться одним из этих вредоносных зеленокожих оборотней. Проверить даже нескольких было очень сложно, целенаправленно избавить от отрядов скруллов целый мир – невозможно. Оставался всего один шанс – уничтожать всех, чтобы гарантировать успех.
Такова цена этой войны.
Впрочем, жителям Тирагона не надо было бояться, вглядываясь в небеса, в бессильном ожидании, когда баллистические ракеты превратят их мир в выжженную пустыню. Ничего в этом мире не говорило о том, что здесь могли быть скруллы.

Йон-Рогг вглядывается данные сканеров, хмурится. Кремний? Все имеющиеся данные по планете не указывали на то, что в её атмосфере даже регионально мог содержаться кремний или же выбросы этого элемента типичны для геологических процессов. Одним словом – аномалия.
- Неправильное. – Подтверждает коммандер с долей задумчивости. А затем усмехается, сбрасывая с себя маску некоторой драматичности, которую уверенно поддерживал с момента прибытия на планету, стараясь соответствовать образу достойного командира на не слишком достойном задании.
- А значит интересное. Рука не поднимается бросить.
Возможно, стоило вернуться на берег, чтобы разобраться со связью, но это непозволительная трата самого драгоценного ресурса – времени. И ещё – очень напоминало капитуляцию в самый сложный момент.
Йон-Рогг садится на кресло рядом с капитанским и берет на себя навигацию Гелиона.
- Ну что, справишься? – Слегка подначивает Верс коммандер. Знает, что она хочет действовать. И знает, что справится.
- Вниз. – Желанная команда. – Только не торопи события. Нужно взять все данные и взять образцы.

+1

14

[indent] Верс ждет решения коммандера и пытается не сравнивать его с Мар-Веллом. Но не может. Все равно думает о том, что тот бы уже дал команду нырять, а то и оставил это решение на Верс. Не ждал бы и не думал. А еще не выглядел так, будто бы это задание для недостойных, хотя и у самой криянки возникали вопросы к логичности такого дела для Старфорс. Но она не оспаривала решений высшего командования, по крайней мере, не при всех. И вот теперь она пыталась понять, как будет действовать Йон-Рогг. Потому, что одно дело, когда Йон-Рогг был просто членом команды, и они были на равных. Относительно на равных, ведь он был правой рукой Мар-Велла. Сейчас же он стоял на пару ступенек выше самой Верс, мог и не слышать ее замечаний.
[indent] Коммандер занимает соседнее кресло, и в желудке Верс пустеет. Она уже знает, какое решение он примет, но все же, когда произносит желанную команду, женщина все еще тормозит, медленно направляя Гелион вниз, к темным  водам. На миг перехватывает дыхание, когда она корабль погружается в воды океана. Так всегда бывало, что в космосе, что в воде, несмотря на уверенность, что все абсолютно герметично, кажется, что что-то может пойти не так. Но корабль был запечатан со всем сторон, не выпуская воздух, не пропуская воду. Он гладко опускается все ниже, темной громадой. Можно было бы включить прожектора, и Верс тянется рукой к тумблеру, но замирает, не двигаясь. А затем убирает.
[indent] - Там что-то есть, - кивает на скан поверхности дна. - Смотри.
[indent] Поверхность дна неровная, и в одном из ущелий скал что-то и правда есть, большое, похожее, то ли, на корабль, то ли на пещеру с каким-то логовом. В пору отыскать там морскую ведьму Урсулу, похожу на осьминога...
[indent] Верс встряхивает головой. Странные отсылки, но с ними она потом разберется. Сейчас нужно было опустить Гелион на самое дно. Системы корабля автоматически выравнивали давление в корабле, но несмотря на это, в висках начинало ныть. За пределами Гелиона будет хуже, но Верс уже точно знала, что они отправятся изучать объект.
[indent] - У нас будет двадцать минут, потом мы должны вернуться на Гелион, чтобы стабилизировать давление. Потом у нас может быть еще пара заходов, но после будет необходимо покинуть дно, иначе наш организм может не выдержать.
[indent] Даже крии не могли против законов природы. Они были не способны жить на дне, а потому боролись с давлением и возможной киссонной болезнью.
[indent] Гелион под чутким управлением Верс осаживается на дно, вздымая фонтанчики песка. Она не помнила, как училась управлять кораблями, у кого, но ее чувство транспорта было совершенным, без скромности, но честно. Верс была отменным пилотом, и как водится, ее навыки проверили на всем, что летало. Никаких ошибок, никаких нарушений. Рисковая, немного безумная манера управлять, но четко выверенная и безопасная для тех, кто составляет ей компанию в полете. Иногда девушке хотелось бы помнить ту свою жизнь, что была до нападения скруллов на ее планету. Но теперь это было невозможно, вряд ли, она когда-то вспомнит, так говорили медики.
[indent] Верс отпускает штурвал.
[indent] - Итак? Дальнейшие распоряжения, коммандер?

+1

15

Гелион. Корабль, способный с равной эффективностью перемещаться как в космосе, в практически любых атмосферных и даже под водой. Настоящий гений инженерной мысли крии. Как, впрочем, и все остальные достижения Империи. Крии великолепно знали, как достичь максимальной эффективности практически во всём. И особенно, в военных технологиях.

Поэтому Йон-Рогг даже не дрогнул, когда управляемый Верс корабль отвесно нырнул в темные воды Тирагона. Хотя, нельзя не признать, что плещущаяся за иллюминаторами вода выглядела несколько необычно. Гелион, само собой, не подвёл. В среде с совершенно иной плотностью корабль вел себя практически так же как, как в атмосфере.

«Как бы поступил в такой ситуации Мар-Велл?»
Мысль, которая вкрадчиво посещала сознание нового коммандера. И эта мысль его раздражала, хоть он и не мгновения не думал, что должен поступить так же, как его предшественник. Он поступит только так, как считает нужно, и никак иначе. Ему хватало и ума, и грамотности для принятия самостоятельных решений.
И всё же, как бы поступила легенда?
Потому что это то, чего ждут теперь от него. А он должен доказать, что он – не Мар-Велл. И ни чем тому не уступает.

- Вижу.
Что именно он видел, коммандер сказать не мог, и в обычной ситуации явно бы не уделил должного внимания. Но учитывая аномалии на поверхности…
Гелион плавно опускается на дно. Ему, в целом, безразлично, в какой среде находится. А вот воинам внутри корабля – нет.
- Прекрасная посадка, Верс.
Йон-Рогг встает и на ходу активирует шлем, направляясь к шлюзу.
- Отсюда мы не поймём что там. Выходим наружу.
Коммандер оборачивается к девушке и улыбается.
- Двадцати минут достаточно.

Может, их миссия действительно не простой разгон бунтовщиков. Тогда во всём этом будет смысл.

Отредактировано Yon-Rogg (2019-09-08 23:54:57)

0


Вы здесь » Marvelbreak » Флешбэки и флешфорварды » [1992] What Make Us Strong