ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     01.2017 - 03.2017
В игре: Друзья ведут поиски Капитана Америка.
• Нью-Йорк тем временем поражен новым вирусом. Вы хотели стать Человеком-пауком? А придется, придется...
• Грехи все еще не обузданы, но они уходят на второй план, страшась поступи Апокалипсиса...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [02.02.2017] Тот, кого ты знал


[02.02.2017] Тот, кого ты знал

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

ТОТ, КОГО ТЫ ЗНАЛ
http://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://i.gifer.com/DvHz.gif
Franklin Richards | Jonathan Stormhttp://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png
О мертвых не говорят плохого, о них вообще ничего не говорят. Только вот родственникам этого не объяснишь, особенно тем, кто явился из будущего. Атата тебе Франклин.

ВРЕМЯ
2 февраля 2017 года

МЕСТО
Кладбище НЙ

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
ходячие мертвецы не в тренде

+2

2

'  Ворота одного из самых больших Нью-Йоркских кладбищ, Вудлон вроде, открывались без скрипа. Обстановка такая, словно здесь и не кладбище вовсе. Осенью здесь было особенно ярко. Франклин хорошо это помнил. Много деревьев, и все так красиво отцветают. А ели, укрытые снежными шапками? Сейчас было, конечно, пустовато и темно. Кладбище в это время суток было закрыто для посещений, да и темнело рано, несмотря на большое количество свежевыпавшего снега. Ричардс прячет покрасневшие на морозе ладони в карманах пальто и неторопливо бредёт по тропинке в сторону недавних захоронений. У него создавалось странное впечатление об этом месте. Казалось, что мёртвым здесь должно быть... Комфортно? Но ведь им абсолютно никак, и он знает об этом. Он знает о том, что Ад - абсолютно реальное место, куда можно попасть, и не нагрешив. Просто по прихоти какого-нибудь мутанта-долбоёба.

   Он уже хорошо набрался, но во внутреннем кармане ждёт своего часа плоская бутылка джина. Пить ему было нельзя, и не из-за проблем со здоровьем, а потому, что вокруг начинала твориться дичайшая дичь, мысли материализовались и прочая хрень. Но сегодня он шёл навестить одного из самых близких своих людей, своего дядю. И ему было всё равно. Когда он прибыл сюда, то ещё не знал, в какой год попал, и вскоре с ужасом осознал, что нашёл Рэйчел, но потерял Джонни, не успел его спасти.

   Ещё пара больших участков и вот, он находит нужный - по памяти. Сознание воскрешает события тех дней. Только всё стало налаживаться. Появился шанс. Так думал Фрэнк. Вся команда медленно двигалась в сторону своего воссоединения, несмотря на то, что родители вроде как и не собирались мириться. И вот, Джонни убивают. Нагло, дерзко, отвратительно. Глупо и просто. Франклин подходит к скромному надгробию. Любимый брат, дядя... Садится прямо на надгробие напротив - мёртвым уже всё равно. Мама так плакала. Сьюзан Шторм, всегда собранная, напоминающая тетиву лука, серьёзная, непоколебимая. Его любимая мама тряслась в руках отца от рыданий, не могла стоять на ногах. С тех пор ничто не могло быть так, как прежде. Бен уехал в Париж. Рид, Сью, Франклин и Валерия покинули Штат, чтобы жить обычной жизнью, жизнью простых людей. Сейчас они в Коннектикуте. Ладонью он стирает с надгробия изморозь, стряхивает с пальцев колючие снежинки и лезет в карман за сигаретами. Рот наполняется горечью крепкого табака.

   - Я скучал. Всё это время. Надеялся, что ещё застану тебя здесь, что смогу всё изменить. Но нельзя, знаешь. Нечестно, многие хотят того же, - забормотал он не очень связно, но абсолютно искренне. Это то, что всегда его терзало. Он может очень многое, но сам себе запрещает, в силу... В силу разных причин. Одна из них - это то, как после этого изменится отношение к нему. А, делает, что хочет! А что ещё он может захотеть? Украсть ваших детей прямо из тёплых постелей? А, может, ограбит все банки мира? Опасен! Опасен! Можно подумать. Зачем ему грабить банки ради денег, когда, чтобы они у него появились, он может их просто представить? Людям всё равно на то, что творится у него в голове. А там всё очень сложно, начиная обрывочными школьными знаниями и дикой смесью этических норм, заканчивая неустойчивой психикой и личными желаниями, которые нельзя осуществить из-за проблем с людьми. Тяжёлый вздох вырвался изо рта густым облачком пара - вперемешку с дымом. Малоснежный, поэтому холодный, Нью-Йорк пробуждал в сознании мысли о чём-то родном и любимом. Ругаемом постоянно, но любимом. Ричардс вытянул из внутреннего кармана бутылку, отвинтил крышку и крепко приложился к горлышку. А на кладбище-то заебись. И уже не так холодно.

   - Мог бы и воскреснуть, чё другим можно, а тебе нельзя, - бросил раздражённо, туша сигарету о надгробие Джонатана Шторма. Он был зол сейчас, и, возможно, контролировал себя хуже, чем обычно. Уж точно не отвечал за свои поступки. Почему смерть так огорчительна? Почему с ней так трудно смириться? Он стольких потерял во время войны... Хватит на ещё один мемориал ветеранов Вьетнама. Стукнул донышком бутылки о надгробие и криво усмехнулся: - Твоё здоровье, Джонни.[AVA]https://69.media.tumblr.com/5c2fb945e96116e72049c25b454958a2/tumblr_p3jfpk78Zm1rjn473o2_500.gif[/AVA]

Отредактировано Franklin Richards (2018-11-10 11:49:23)

+2

3

Из-за дня в день мы живём своими жизнями и даже не подозреваем, что в любую секунду можем умереть. Это не карма или судьба, скорее житейский факт о котором мало кто задумывается. Есть конечно люди, что ловят в своей голове непутевые и панические мысли, позволяя страху овладеть ими изнутри. И даже не подозревают, на какой скользкий путь вступают, ведь они уже одной ногой в могиле. А есть те, что живут мгновениями и так дерзко плюют в лицо опасности, каждый раз находясь на волоске от смерти. С одной стороны Джонатан был неугомонным весельчаком, занозой любой задницы и просто очаровательным «Питером Пеном», который не хотел взрослеть даже, когда весь мир рушился на куски. Но мало кто знал, что под этой маской шута мог скрываться истинный герой. Он никогда не был лидером команды и чаще всего вставлял палки в колёса, чем слушал указания Рида или той же Сью. Но были моменты, когда Джонни на секунду забывал о своём безрассудстве и был готов абсолютно на всё ради спасения семьи. Малейшие проблески истинного героизма были куда ценнее напыщенных фраз о самоутверждении.
В нескольких метрах под землей лежал гроб. А в нём тело Шторма, гниющее от сжатого воздуха и химии, что напихали вместо внутренностей. Абсолютный покой? Нет, не знаем. Рай или Ад? Сказки проповедников казались чушью, когда всё сознание меркнет в абсолютной темноте захоронений. Он желал бы так десятки лет, пока могильные жуки окончательно не сожрали его плоть, а кости не превратились бы в прах воспоминаний. Но процесс разложения остановился, мистическим образом всепоглощающая тишина прекратила касаться измученное тело Джонни. Подобно небылице, пророчеству с древних свитков какой-то потерянной цивилизации, начало происходить невероятное. Каждая клетка в мертвом теле Джонни пробудилась от вечного сна, ожила с новой целью, ранее ей неизведанной. Ткани восстанавливались с невероятной скоростью, когда органы внутри тела собрались по частице молекул за считанное мгновение. Привычная тишина, абсолютная темнота впервые за долгое время изменилась. Чуть слышный гул, словно звуки надвигающего поезда стремительно заполняли всё тело Джонатана, пока его мозг не начал подавать признаки жизни. Не похоже на удар молнии, скорее на падение в безмятежный океан. Губы Джонни резко распахнулись от приказа мозга, он захотел рефлекторно проглотить воздух и наполнить легкие кислородом, которое практически не было. Глаза от ужаса распахнулись, но перед собой он увидел лишь темноту, от чего захотелось закричать со всей силы. Мысли путались, мелькали в проекции пробудившегося сознания, но, по крайней мере, они были!
Толчок ладоней в неизвестность, упираясь в холодные стенки гроба, после чего паника возросла в тысячу крат. Мужчина не мог успокоиться, он не понимал, где находится и единственное желание казалось невыполнимым. Инстинкт самосохранения бил тревогу, когда первые и ясные мысли послышались в его голове. «Я должен выбраться» - внутренний голос отдавался в непроизвольном кряхтении тела, когда из его уст вырвался лишь животный стон, который вскоре был похож на отчаянный крик боли. Ещё секунда, пока сердце отчетливо не пробило положенные ему физиологией удары, и Джонатан вспыхнул огнём. С такой силой, словно в могиле была бомба, которая за мгновение разорвала оковы тесного гроба и земли, что полетела в черное небо. Шторм наконец-то вдохнул полной грудью, всё ещё не понимая происходящих вещей. Он потянулся руками к зимнему холоду, выползая из «взорванной» могилы наружу, на ощутимый слой нетронутого снега. Всё его тело дрожало от озноба, а одежда в которой он был похоронен превратилась в пепел, когда Джонни загорелся в попытке спасти себя из замкнутого пространства. Он дышал, глотал пересохшими губами воздух и не мог поверить, что это правда. Откашливаясь и сплёвывая землю, он всё же смог разглядеть около себя очертание незнакомца. Мужчину, что стоял буквально в шаге от него с таким же ошарашенным лицом. – Я знаю тебя? – дрожащие слова вырвались из-за рта Джонни сами собой, пока пространство не начало плыть подобно качелям из стороны в сторону.

+2

4

'   А чего ты ждал? Что сейчас случится чудо? Ты точно не спишь? Глупости, детские глупости. Ты бы не смог.

   Франклин поднимается, снег попадает за шиворот, намочив белую рубашку. Вздрагивает, по шее пробегают мурашки. Он качает головой, то ли от разочарования, то ли просто стряхивает снег с сильно отросших волос. Отворачивается и успевает сделать лишь пару шагов в сторону тропинки, как за спиной раздаётся взрыв. ВЗРЫВ, МАТЬ ЕГО! Чудом не наложив от неожиданности в задние карманы кирпичей, Ричардс с ужасом наблюдает за тем, во что превратилась могила его дяди. А из могилы показался Джонни. Голый. Если бы Франклин видел себя в тот момент, то посвятил бы себе нехилый фейспалм. Рот открыт - вот-вот слюнка побежит, шары навыкате, бутылка весьма удобно приземлилась в сугроб, не уронив ни капли джина. Долгое и низкое "э-э-э-э-э", пока его дядя карабкается наружу. В смысле, руку подать? Он в ахуе тут стоит, сами подавайте.

   Оцепенение медленно начало отпускать, когда Джонатан задал ему вопрос, вполне очевидный, но... Господи, Рэйчел наверняка скажет, что он просто допился. Взгляд на Джонни, на могилу, на Джонни, снова на могилу. Он чуть не присел прямо на снег. И всё, что сообразил сделать сейчас - медленно, одеревеневшими пальцами, стянуть с себя пальто и набросить его на плечи дрожащего от холода Джонни. Почему-то додуматься до того, чтобы просто представить дядю одетым и воплотить эту мысль в реальность, он не смог. Ну, пока что не смог, дайте ему пару-тройку минут. Ну, или минут десять.

   - Вообще... да, - медленно и хрипло произносит, отступая от Шторма на шаг и внимательно его рассматривая. Замёрз, чё тут скажешь. - Франклин. Твой племянник. - И просто знатный аутист, приятно заново познакомиться.

   Он сразу понял, что выразился не совсем правильно, и теперь Шторм может подумать, что прошло со дня его смерти очень много лет. По правде говоря, придумать что-то более-менее годное Франклин просто не успел. Он не собирался воскрешать Джонни, это против правил, так ни в коем случае нельзя делать. Было. Но. Он витиевато выругался. Наклонился, поднял бутылку и протянул её дяде. Дяде, который сейчас был младше его. Лет на пять. Он бы уточнил, но надгробие разнесло вдребезги. О-фи-геть в натуре.

   Менять всё снова, отменять, перематывать плёнку - ни за что. Нет уж. Силы Ричардса непроизвольно тянутся к Джонни, к кружеву его сознания, чистому, ровному. Это разбудило в мужчине старые-старые воспоминания, как он мальчикам лез в сознание своего дяди, и как быстро оттуда сваливал, смущённый донельзя. Это и правда Джонни. Джонатан Шторм, мать его. - Ты жив. Охренеть.

   И тут в голове словно щёлкнул тумблер, включивший мозги. Ричардс подошёл к Джонни, положил ладонь ему на плечо. Полыхнуло синее пламя вырвавшихся сил, и оба теперь стояли в холле Школы Ксавье. Единственное, что пришло Франклину в голову. Видимо, тумблер не до конца переключился. С обоих на старинные ковры капала вода. Рэйчел наверняка уже спит, и будить её у Франклина не было желания. Мощное чувство того, что он дико накосячил - вот, что было. Смешалось с радостью и незнанием, что делать. Такой коктейльчик Молотова. Это, может, и не Вселенную создать... Это... Лучше или хуже?

   Ричардс осторожно убрал ладонь с плеча Джонатана. Они встретились взглядами, и Франклин приложил палец к губам.
- Пошли на кухню, - тихо говорит он, указав пальцем в сторону тёмного коридора. - Сейчас найду тебе одежду и... И поговорим.

   Джонни был ниже его, но совсем ненамного, и вроде сложен примерно так же. Поэтому, ничтоже сумняшеся, Франклин силой воли спёр из собственного шкафа кое-какую одежду, оказавшуюся теперь у него в руках.

+2

5

Всепоглощающее ощущение нереальности не переставало отпускать Джонатана. Он не понимал где он, почему тут так холодно и кто этот незнакомец. А мысли о том, что это действительно была могила, только придавало чувство паники. Сидя на мокром снегу, мужчина ощущал всеми фибрами тела промозглый и леденящий холод, зубы стучали так сильно, что совсем немного и ему понадобится стоматолог. Слова незнакомца ещё больше ломали мозг Шторму, чего…?
- Ф-Франклин? – переспросил тот, руками стягивая чужое пальто по своему телу, которое на ощупь казалось приятным. Сейчас вообще почему-то всё казалось приятным, даже холодный снег под жопой. Джонатан до сих пор помнил темноту, безысходность в которой он казалось бы провёл вечность и каждый раз закрывая глаза, чтобы моргнуть – появился страх никогда не открыть собственные веки. Мужчина мотнул головой, когда в его руку всучили бутылку джина, но все равно сделал внушительный глоток, который мгновенно обжог горло и Джонатан закашлялся. – Если ты мой племянник, то я Майкл Б. Джордан – не известно из какого днища сознания вырвалось это имя, Торч не знал – Франклин ещё даже со своим писюном толком не разобрался, а ты выглядишь как жертва пост-апокалипсиса.
«Что значит жив?» - Шторм не успел произнести это вслух, незнакомец уже переместил его в пространстве. Как он это понял? Потому что теперь он стоял в помещении, которое больше было похоже на женскую церковную школу, чем на кладбище. Ковёр под ногами подтверждал все догадки, однако Джонни даже и слова проронить не мог, его до сих пор трясло, и вообще чувствовал он себя не очень.
Когда они дошли до кухни, хоть Торча никто и не спрашивал, он зажмурился от люминесцентного света, слишком ярко неприятно для глаз, мужчине буквально на ощупь пришлось найти место куда сесть. Он наконец-то снова взглянул на так называемого «Франклина».
- Так, мужик – набравшись храбрости и теплого воздуха в легкие, произнёс Шторм – Не знаю, что это за ток-шоу, но я сейчас позвоню своему агенту и тебя отпиздят. И не буду я одевать эти шмотки, что за ролевые игры?
Мысли о собственной смерти затмевались логикой, это невозможно и противоречит всему, поэтому Джонатан мог согласиться на всё что угодно, лишь бы спокойно выдохнуть. Последнее, что мужчина помнил – темный переулок, незнакомую девушку и удары монтировкой. Тоже подстава? Жестокая, но сейчас не 90-е, возможно всё. «Я должен во всём разобраться» - ещё крепче вцепившись в пальто, Шторм смотрел по сторонам в поисках видеокамер. Это мог быть Дум, железный долбаящер и не на такое способен, но к чему театральность? Джонни затряс головой из-за чего в ушах послышался знакомый звон, он вот-вот мог свалиться со стула, но вовремя схватился за стол. «Я могу вспыхнуть, наверное…И улететь из этого места, черт не могу» - сил не хватало и всё вокруг приобретало куда большее безумие, что мог вообразить Шторм.

+2

6

'  По дороге в комнату Франклин то и дело поглядывал на Джонни, ощущая исходящие от того волны нервозности. И запаха гари. Дядя был для него открытой книгой, незамутнённый древними проблемами мозг работал как никогда бодро, но это не спасало Шторма от переживаний. Ричардcу было его, наверное, жаль, потому что он сам не так давно пережил... Ну, не то, чтобы пережил. Подставился под Стража - нарочно, и тот его вроде как убил. А, может, и не убил. Просто... Ему было уже хорошо за тридцать, и видеть своего давно погибшего дядю живым, молодым и... Для него это произошло больше двадцати лет назад, так что это ему, Франклину, впору возмущаться. Это было жутко, понимаете? Он похоронил всю семью, так какого хрена сейчас происходит? Но происходящее почему-то без особого труда укладывалось у него в глове - всё так, как должно быть. Не?

   Хорошо. А как я это сделал? Как... Впору сглотнуть судорожно, и ждать прибытия каких-нибудь божественных сущностей, которые скажут ему, помахивая прозрачными крылышками: "айда-ка в кому, братец, ты всех знатно заебал!".

   - А кто это?.. - задумчиво наклоняет голову вбок. На ум приходит образ какого-то чёрного актёра, но черты расплывались - память за собой хорошо подчищала, оставляя владельцу только самое необходимое, без мусора. - В общем-то, про пост-апокалипсис это ты в точку попал. А про писюны вот не надо, ты и сам вроде до самой смерти со своим не разобрался.

   Ричардс поставил на плиту чайник, мельком подумав о том, что не хотел бы, чтобы Шторм совал в кружку свои конечности, кипятя воду. Промокшая от снега и пота рубашка липла к телу, по которому от холода бегали мурашки, но Франклин терпел - было не до того, да и не так всё страшно, в лагере приходилось терпеть вещи похуже. Он был слишком напряжён, чтобы думать бытовыми категориями в отношении себя самого. Тем более, что не прошло и пяти лет, как дорогой дядюшка начал залупаться. В лагере за это пиздили.

   - Завали хлебало с той стороны, Шторм, - спокойно произнёс Ричардс, заботливо двинув в сторону дядюшки вазочку с печеньками, - а то детей разбудишь, и Джин Грей ввалит тебе по самое не хочу. Тогда никакие агенты не помогут, помяни моё слово. Одевайся, а то подумают, что Факел пришёл совращать юных мутантов с пути миролюбия.

   Тихонько засвистел чайник, и Франклин заварил чай. А потом подумал хорошенько, и бахнул в каждую чашку по хорошей порции бренди, обойдя ментальную блокировку преподавателей, рассчитанную на учеников. Критически оглядел результат и поставил между собой и Джонни уже початую бутылку. Тишина его не беспокоила, в отличие от Джонни, который едва сидел на стуле.

   - Не волнуйся, разберёшься, - начал Франклин, усаживаясь напротив и закатывая рукава рубашки. То, что он аккуратно, как домушник, влез в чужую башку, его сейчас не волновало. Вернее, не так, как тот факт, что эта башка жива и более-менее функционирует. Ну как, не больше обычного. - Я правда твой племянник. Из будущего. Вернее, одного из его вариантов, и не самого радужного, как ты уже догадался.

+2

7

И как только Джонни ни пытался отрицать происходящего, задним участком мозга до него постепенно доходили варианты того, что всё действительно могло оказаться реальностью. Если отбросить все рациональные возможности, правдой может оказаться невозможность. Невозможность воскрешения и появление племянника-переростка из какого-то там будущего. Шторм удивлённо поднял бровь, когда незнакомец максимально деликатно и в приказном порядке посоветовал ему закрыть рот и одеться – мало того, что этот «племянник» оказывается тот ещё грубиян, так ещё и командовать себе позволяет. «Пиздец!» - полноценно выразив своё недовольство, Шторм всё же решил на мгновение принять облик ведомого и одеться в те шмотки, что ему подогнал мужик. Он и сам это прекрасно бы сделал через пару минут, просто выпендривался и отрицал. Пока мужчина отвернулся заваривать чай…серьёзно? Джонатан схватил со стула потёртые джинсы и надел их на себя, а после чего натянул футболку, что тут же впитала в себя холодный пот и грязь.
- Джин Грей? Это случайно не та сумасшедшая, которая устроила погром в Алькатрасе? Я думал она того… - Джонатан почесал голову, осознавая продолжение своей фразы. «Она же мертвая. Да и, кажется я тоже.… Без стакана тут не разберёшься» - теперь он понял, где находился. Сью и Рид рассказывали ему о какой-то школе для мутантов, но сам Факел напрямую не связывался ни с представителями данного сообщества, да и вообще.
Когда Франклин наконец-то уселся на против него, Шторм лишь молча проговаривал в своих мыслях его слова, ухватившись за чашку бренди-чая, сделав несколько внушительных глотков.
- Допустим всё, что ты говоришь это правда – горячительный напиток хоть как-то, но помог согреться Джонни и его голос перестал дрожать, как у блеющего козла на стойле – Рид рассказывал о мульти-вселенных и вероятностях. Но я думал, что его гениальный мозг уже треснул по швам и подружился с шизофренией, когда родились дети... Черт.
Факел старался дышать как можно ровно, размерено и не выдавать очередных глупых мыслей, что крутились сейчас в его голове. Он обхвати чашку ладонями, буквально поглощая  исходящее от неё тепло, отчего организму стало гораздо легче. Ещё глоток и едкий привкус алкоголя просочился по вкусовым рецепторам, заставляя кровь гнать по венам чуточку сильнее, но одновременно успокаивая сознание. Джонатан внимательно вглядывался в лицо парня, словно пытался уловить знакомые черты, почувствовать родство с ним.
- У тебя глаза матери – ляпнул Шторм, вспоминая, как в первый раз увидел своего племянника, младенцем, укутанным в махровое одеяльце. Он до сих пор помнил те моменты из прошлого, когда Сью буквально светилась от счастья. И как тяжело прошли роды. А после – первые слова Франклина, его первые шаги и ощущение настоящей семьи, даже когда мир трещал по швам.
Хоть Джонни и не хотел ему верить, ведь это казалось невероятным – да что вообще в их жизни было нормальным? Почему он всё ещё удивляется? Факел внезапно опустил свой взгляд куда-то в сторону, на пол. Мозаика из вопросов в голове стремительно складывалась в картину происходящего, и как бы Джонни не желал увидеть её целиком – все равно оставались нерешенные моменты.
- Я же действительно умер – вслух это зазвучало ещё хуже, чем мог себе представить Шторм, как и осознание – Это же ты сделал, вернул меня? И почему ты вообще тут?
Джонатану стало совершенно не по себе. Он на мгновение представил своих родных, их мысли и чувства, когда им пришлось столкнуться с его смертью, и не смог найти подходящих слов. «Будущее…Не столь радужное? Что это вообще значит?» - внезапно Шторму захотелось задать миллион вопросов, узнать о нём, но подходящий ком в горле пресек попытки произнести волнующие его слова. Он снова взглянул на племянника тем взглядом, каким раньше смотрел на маленького и беззащитного ребёнка. – Мы знали, что у тебя имеются способности. Но ты не можешь менять чужую судьбу. Есть правила.
О каких именно правилах Джонни говорил, сам не знал. Сью всегда излишне трепетно относилась к ответственности, да и Рид не уступал своей жене. А что теперь?

+2

8

'  Ричардс рассматривал Джонни, и думал о том, как ему повезло, что не пришлось тратить время на драку. Оживаешь ты такой, выбираешься из могилы с эпичным дымком и предстаёшь во всей своей адамовой красе, звеня бубенцами, перед незнакомым мужиком, который, справившись с шоком, выглядит так, словно ничего не произошло. Все по-разному реагируют на стрессовые ситуации, в силу очевидных причин. Франклин помнил, что его дядя обычно реагировал с опозданием. Ну типа, сначала базарит со злодеем, и нападает уже тогда, когда кто-нибудь взрывает его машину. Джонни был героем своего племянника, неутомимым и весёлым, человечным и... Ричардс тихо вздохнул.

   - Да, того, - он пожал плечами, и посмотрел на воскресшего дядю как ни в чём не бывало, - но тенденцию чуешь?.. То-то и оно. Стакан перед тобой - вперёд.

   Франклин чуть отсалютовал кружкой с чаем, то есть с бренди, слегка разбавленным чаем, и сделал большой глоток, считай, за воскрешение любимого родственника. Ситуация в целом его убивала. Он правда любил своего дядю, но для него Джонни умер больше двадцати лет назад, и тот факт, что в этой вселенной прошло не так много времени, Франклина не утешал. Он уже свыкся с тем, что Факела в его жизни нет, что погибли практически все, кто ему дороги. У него было достаточно времени, чтобы подумать о недостатках сложного дядиного характера, но с годами это всё приятным образом затёрлось, оставив приятный героический образ, с изюминкой, но без изъянов. И сейчас он, этот образ, здесь, перед ним. Такой же распиздяй, что и в годы детства Франклина, и вытрёпывается, даже мысленно!

   Порадовавшись тому, что Джонни не начал распространяться по поводу мутантов, Франклин сделал ещё глоток. Всё-таки он был мутантом, рождённым от облучённых космической радиацией родителей, у которых природной мутации не было. Одно на второе, туда-сюда, и нате вам, уродилось же такое. Училось в Академии Эммы Фрост, на секундочку. Ричардс прищурился, слушая Шторма. В их жизни всякое происходило, Франклина похищал собственный дед из будущего, вырастил там, вернул обратно уже взрослым, и парню пришлось уменьшать свой возраст до детского. Это ещё не говоря о случае, когда сын Рида и Сью намеренно сделал себя взрослым, потому что всё знал и всё умел - переходный возраст, все дела. Потом у Джонни невеста оказалась скруллом, ну, в общем... Ни минуты покоя.

   - Зря ты так о нём, отец подарил нашей планете ещё пятьсот лет жизни, - голос смягчается, виной тому бренди, конечно. - И пусть она оказалась несладкой в моём будущем, но хотя бы была.

   От следующей фразы Ричардс немного выпал. Ну как, немного. Сначала уставился на Джонни, демонстративно вздёрнув одну бровь. А потом не выдержал, и рассмеялся - хорошо, что хоть успел чай проглотить. Смеялся он негромко и как-то неумело, но зато искренне. Похож ли он был сейчас на кого-то из родителей? Нордический тип семьи Шторм, крупное телосложение зрелых Ричардсов и уникально закалённый характер, который, видимо, натиск Джонни выдерживал, как чугунная батарея удар метеорита - не очень. Он знал, что отец вместе с Джонни, рискуя своей жизнью, буквально спас жизнь беременной Сью, сохранив жизнь и Франклину. Это было очень... Мило?

   Мужчина посмотрел своему дяде, который "внезапно" оказался моложе его, в глаза. Радужка сверкнула ярко-голубой вспышкой, знаменуя переход из одного сознания в другое воспоминаний о том, как, скрепя сердце, Сью оставляла Джонни нянчиться с Франклином, и что из этого получалось. В лучшем случае страдали только они сами, в худшем - всё здание Бакстера. А в результате снова они, потому что родители, по возвращении домой, устраивали головомойку и Джонни, и Франклину. Как Сью нашла у сына сигареты - спасибо за розыгрыш, дядя. Можно спихнуть на Джонни вину за то, что его племянник теперь так много курит?

   Ещё глоток. Бренди уже не обжигает горло, идёт гладко, с успехом накладываясь на ранее выпитое. Рэйчел его, конечно, не убьёт, но обязательно поинтересуется, что не так, что случилось, и почему от него так несёт. Блять. Терять-то уже нечего. Вздох, ещё глоток. Взгляд на Джонатана, брови нахмурены - почти привычное состояние.

   - Действительно, я прекрасно помню твои похороны, - мрачно произносит Франклин и наливает бренди в чашки - уже без чая. - Кажется, только у Джексона фанатов было больше, чем у тебя.

   В памяти проносятся кадрами, отдельными моментами, события тех дней. Свою прострацию и разговор с Паркером, слёзы мамы и Вэл, разом посуровевшее лицо отца. И сотни героев, знавших и любивших Джонатана Шторма, пришедших с ним проститься. Франклин скомкал в ладони бумажное полотенце и поднял взгляд на дядю. - Я вернул тебя случайно. Всегда были проблемы... С самоконтролем, ты знаешь. А здесь потому, что... Долгая история. Сначала я тоже умер. Типа того.

   Забавно, но даже не-телепаты могут пытаться блокировать проникновение в свой мозг - техник для этого много, и они сложны для восприятия, однако Шторм был подобен открытой книге. Франклин наклонился голову к плечу. Голос снова посуровел. Казалось, что Франклин слегка недоволен - и выглядела его речь, словно претензия, мол, ты пока тут сдох, мы ТАМ, значит, ВОТ КАК выживали, НО. Но и тогда очередей таких не было! - Это значит, что такие, как я, ходили в ошейнике и жили в концлагере для мутантов Южного Бронкса. Те немногие, что остались в живых, я имею ввиду.

   Ещё глоток. Глубокий вдох.

   - Я, к сожалению, иногда проигрываю битву самообладанию. Но. Правила. Правила... Кто их придумал, Джонни?.. А родители будут рады, несмотря ни на что, это точно. Мда... - Ричардс снова наполняет чашки.

+2

9

Разрываясь между ощущением реальности и собственным фантазиями, Джонатан ещё больше запутывался благодаря словам Франклина. Всё логично – он лежал в могиле, из будущего вернулся его племянник и силой своих способностей воскресил его потому что может, совсем позабыв о последствиях. Такое случается, возможно и не каждый день, но мир уже давно сошёл с ума и удивляться тут нечему. «Скоро и я с ума сойду, такого точно не было в справочнике супергероев» -  рефлекторное желание выпить ещё, как можно больше и наконец-то выстроить весь хаос в голове минимум в ряд, а потом расстрелять очередной порцией алкоголя.  Он всё ещё смотрел на своего племянника тем же взглядом, когда видел его последний раз ребёнком. И пускай перед ним казался отшибленный мужик по всем фронтам, чужим он точно не казался. Или Шторм не прав?
- И вообще, может, перестанешь читать мои мысли? – внезапно произнёс Джонатан, поправляя футболку на себе, что так и пахла приторным кондиционером для белья – Мало того, что я тут голышом при тебе светил, так ты ещё и в голове моей капаешься. Вспыплю тебе по первое число, будь ты хоть трижды выглядеть старше меня, малец.
В попытке выглядеть достаточно устрашающим для своего племянника, Джонатан и мыслью не повёл, что его «театральность» может быть хуже, чем у Леди Гаги в Американской истории ужасов, но черт же. – Я, между прочим тоже когда-то ходил в ошейнике, но эту историю тебе слушать наверное рано. То есть поздно – подобрать нужные слова Факел и так не умел, а в текущей ситуации это казалось вообще невозможным. В дополнение к очередному глотку, проясняющему сознание алкоголя, Шторм окончательно завёлся по своей теме. Джонни и раньше был человеком с 33-ю чертами характера, а теперь он и вовсе не знал, чего от себя ожидать. Новый день и новый я – если в будущем он захочет обратиться за психологической помощью к психотерапевту, то врач точно упадёт на пол в профессиональном оргазме. От наплыва эмоций, что обжигали желудок и кипящие мозги супергероя, Шторм кряхтя встал со стула, продолжая не сводить свой взгляд с племянника.
- Тебе очень повезёт, если мои «трюки» остались при мне – по своей дурости, он решил проверить наличие способностей, коими всегда гордился больше, чем остальные члены семьи. На это был повод, ведь Сью как-никак получила кролика в шляпе – женщина-невидимка, это буквально самое стереотипное, что можно придумать. Не собираясь вспыхивать подобно бенгальской лампочке, Джонатан просто щелкнул пальцами правой руки, и его ладонь охватило пламенем. «Хоть что-то» - ожидая совсем иной результат, подумал мужчина.  – Конечно твоё дело, но я пока не готов рассказывать Сью о своём возвращении. Надеюсь, ты меня поймёшь – ему и так было сложно осознать происходящее, а если добавить к этому сестру, то от скандала и её крика точно не спастись даже на Луне.
- Но знай, как только всё придёт в норму, мы обязательно им расскажем! – виляя своей огненной рукой, Шторм только спустя секунду заметил, как на кухне школы сработала пожарная сигнализация. В попытке устранить неприятное звучание и брызги воды, мужчина направил огненное пламя на устройство. Сработало, оно взорвалось и ещё больше устроило хаос в помещение, Джонатан от неловкости смутился.
- Может мы этого, того…Пойдём? – подавив способность, Шторм почесал свой затылок понимая, что шум за стенами кухни усилился и ему точно не хотелось объясняться перед хозяевами, особенно перед той самой Джин Грей.

+2


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [02.02.2017] Тот, кого ты знал