ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     04.2017 - 06.2017
В игре: Черный орден уже на Земле, начались поиски камней и сражения по всей планете. Танос подобрался слишком близко к своей цели для того чтобы хоть кто-то из героев мог оставаться в стороне!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Альтернатива » Wings of Hell


Wings of Hell

Сообщений 31 страница 37 из 37

1

Wings of Hell
http://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://data.1freewallpapers.com/detail/sunset-tree-sky-birds.jpg
Cassie Lang | Jake Olsonhttp://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Как водится, группа путников не нашла ничего умнее, чем переночевать в заброшенном доме...

ВРЕМЯ
80-е гг. XIX века

МЕСТО
Западная Луизиана

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
-

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/0019/7e/3e/2-1517829215.jpg[/AVA]

+1

31

Джейк не ответил. Его лицо, широкое и прямодушное, словно лицо тех собак, что с бочкой бальзама на шее спасают заблудших путников в горах Швейцарии, отразило гнев и испуг, почти ужас. Казалось, еще немного - и он бросится бежать, бросив в луизианских болотах и ведьму, и свою спутницу, и все проклятые дома, пораженные, как чумой, колдовством этих гнилых мест.
Но спустя несколько мгновений оно изменилось.
- Идем,- жестко, почти грубо беря девушку за руку возле плеча, приказал он.

Однако, ведьма, похоже, не торопилась отпустить от себя тех, кому доверила тайну. Скрипучий голос, раздавшийся в спину, заставил великана вздрогнуть и на мгновение втянуть в плечи голову.
- Что, уже бежишь, масса?- слышно было, как она шумно вздохнула и, протянутой рукой нашарив подле себя ром (запах и звук откупоренной крышки не мог обмануть) сделала несколько шумных глотков.- А чем ты заплатишь мне за то, что я поведела? О, ты-то знаешь, сколько стоит то, что я предала своих сестер, предала вековые тайны своего народа. Я ведь тоже плясала когда-то в их хороводах подле огня... Не смотри на меня, сейчас не смотри; нынче я старуха - но много лун назад, когда эта белая девочка еще не вышла из материнской утробы... О, я была хороша. Я была молода, красива, куда красивее и ее, и всех шлюх, что хватают тебя за руки на улицах Орлеана - и даже красивее мадмуазель Сесиль. Луна освещала наши тела разрисованные кровью; мы резали куриц, но глупые белые говорили, что мы крадем некрещенных младенцев. Мы пили сок трав и деревьев, и уходили в леса... не всем дано было вернуться обратно после блужданий в болотах, где крокодили ждут, скрытые в тине, где змеи свиваются в гроздья... О!

Голос колдуньи становился все более монотонным: казалось, она впадала в транс, начиная двигаться, как если бы и сейчас страшный танец, о котором она говорила, все еще звучал в ее памяти
Джейк продолжал следить за ней жадными глазами, заслоняя спутницу плечом. А повествовавшая все не могла остановиться:

- ...темные духи слетали к нам в виде змеев; мы совокуплялись с козлами, собаками, и всеми темными тварями, каких лишь могли найти... все, все, чтобы получить благословение темных богов. Но ты ведь не поклоняешься им, мальчик. От тебя идет свет, изливается жар; слишком много жара и света. Да, Бэтти тоже была там... тоже плясала со мной у костров. Но всех нас толкала глупость - она же желала лишь мести... Да, мести. Хозяева были жестоки к ней.. Помнишь Бэтти? Когда сын хозяина надругался над ней, и она понесла, масса приказал ей забыть, кто отец. Лихорадка сгубила его... лихорадка... мы сами похоронили его, да, сами... а они все говорили, что мы выпили его кровь... что мы плясали в ней под луной, поклоняясь змею... все плакали... и только Бетти не могла плакать. Ты ведь заплатишь мне, молодой северянин?- костлявая черная рука с неожиданной силой вцепилась, вынырнув из темноты, в руку Олсена. От этого прикосновения он так сильно вздрогнул, что едва не сбил с ног Кэсси, стоящую у него за плечом.
Колнунья не унималась. Мгновенье спустя ее пальцы уже вцепились в его плечо, жадно ощупывая тело под одеждой.
- Ты ведь заплатишь мне, молодой масса? Ты сильный, в тебе мощь белых богов... Черный бог отомстит мне! Ну, заплати мне!

Рубашка треснула на груди. Руки негритянки нырнули вовнутрь, под нее, как две скользкие змеи, откровенно, без капли стыда пытаясь забраться за пояс штанов. Джейк был настолько ошеломлен этим натиском, что несколько мгновений стоял, как окаменевший - но, прийдя в себя, с силой отшвырнул женщину прочь.
И повернулся к Кэсси.
Все мускулы танцевали на его полуголой груди.
- Бежим! Бежим прочь!

... И, не дожидаясь, пока девушка подчиниться, подхватив ее, словно куклу - однажды он уже делал это - он громом скатился по ступеням, по пояс проваливаясь в поднявшуюся, темную и вонючую поду луизианских болот.
[icon]http://ipic.su/img/img7/fs/800-6.1540924494.png[/icon][nick]Jake Olson[/nick][status]Blonde. Just blonde.[/status]

+1

32

Кажется, её ответ верный, но нехороший. Кэсси не понимает паники  Олсена, но принимает правила игры, что вот теперь  они вляпались по самую макушку в дерьмо. Точнее, вляпались они давно, но сейчас только осознали всю глубину. Или ещё нет...
Ведьма продолжает свои истории, от которых волосы встают дыбом. А то что это история теперь  подается как прошлое конкретного человека, как её прошлое, делает все ещё более жутким. Нельзя сделать вид, что это легенда и их не касается никаким боком (хот Кэсси и до этого это не то что б удавалось). Девушка тяжело сглатывает и переводит взгляд с ведьмы на своего спутника. "Масса? Бетти?" Кэсси  переводит взгляд с одного на другого и пытается отогнать от себя мысль, что они знакомы, что у них есть история. Она пытается себя убедить, что старуха бредит, путает реальность со своими видениями, что она объелась грибов и потеряла ощущение реальности... Кэсси пытается себя в этом убедить. Потому что иначе, её придется принять то, что Джейк со всем этим как-то связан, что он во всем этом замешан. И  недоверие черной змеё вползает в грудь. Она стоит под его  надежной охраной, судорожно дышит и  не может отделаться от мысли, что может быть правильнее всего было бы бросить его здесь, сбежать, забиться в церковь и забыть все произошедшее. Но это трусливые мысли, глупые, неправильные. Кэсси злится и стискивает зубы. И ищет глазами что-нибудь, чем можно было бы ударить: палку, клюку, факел. Плевать, какие у Джейка дела с этой каргой, она расспросить об этом позже.  А сейчас они в одной лодке, и если уж Джейк ничего не может сделать.
Но нет ни полочек с утварью, ни шестов для болот, ни украшений. Только идолы, которые кажется вросли в стены, лианы, которые того и гляди станут змеями в неровном свете, и, собственно, сами свечи. Не густо. Кэсси смыкает пальцы на свече. Если это единственный способ высвободить Джейка из рук этой... этой извращенки, значит стоит оценить. как будет полыхать её одеяние. Путь вернется в деньки своей молодости. Кэсси старается не думать, что делает эта ведьма: пытается вырвать сердце, оторвать член, собрать сперму, вспороть брюхо... Что бы она не задумала!..
Но швырнуть свечу Кэсси не успевает, Джейк приходит в себя. Приходит в себя и делает ноги, подальше от этого дома от этой старухи  и её россказней. Кэсси не успевает даже пикнуть. Жаль Олсен не смотрит куда ступает. Кэсси визжит, когда её ног касается холодная муть. В болота? Ночью? В темноте? Замечательно! Кэсси роняет свечу на крыльце дома и ветер задумает несмелый огонек.
- И что теперь Джейк?! - Кэсси в бешенстве и боится. - Пойдем на корм крокодилам и змеям? Давай к тропе! Осторожно! Медленно!
Кэсси старается не дергаться, не  вырываться, не делать резких движений, хоть сердце стучит, как бешеное отдается набатом в ушах. Не хватало ещё завязнуть в топях. Не  хватало ещё привлечь хищников. Хотя  ведьма  выйдет  на  тропу. А если не она, так её мальчик-посыльный. Кэсси крутит головой, потом указывает в сторону деревьев и кочек. - Давай туда.
[AVA]https://image.ibb.co/egqJyL/Cassie-Lang-AU.png[/AVA][STA]золотые рудники[/STA][SGN][/SGN]

+1

33

... Спутница что-то кричит, но Джейк не разбирает ни одного слова. Несколько мгновений он продолжает стоять, как вкопанный не в силах пошевелиться, а потом резко срывается с места. Лиана, а, может быть, осклизлый корень попадаются ему под руку - и, словно на канате, мужчина тянет его на себя, увлекая себя и девушку прочь из топких вод. Вымокшая рубаха прилипла к коже; под нею вздулись сокрытые доселе бугры мускулов.
Черная грязь сопротивлялась ему, чавкая липким бездонным ртом - но сила, почти на грани человеческой, все-таки победила, и искатели приключений очутились на островке, подмеченном Кэсси, а после, в несколько прыжков, перебрались через заросли мхов и трав на узкую тропку, что привела их к логову ведьмы.

Казалось, это усилие должно было истощить Олсена, но оно словно придало ему еще больше сил. Не спрашивая перепуганную девушку, и даже не дав ей секунды роздыха, он крепко перехватил ее выше локтя и поволок за собой, не разбирая дороги, прочь, все быстрей и быстрей удаляясь от обиталища предсказательницы. Словно безумный, он продирался сквозь заросли, умудряясь, однако, не провалиться в топь, и не сбиться с пути, уводящем их из глубины проклтых лесов; дикой силе, толкавшей его без разбору вперед, мог бы позавидовать бы и черный медведь, некогда господин этих лесов.
Свою спутницу, чьи крошечные ножки не в силах были поспеть за этим бегством от страха, он в конце концов подхватил на руки, словно куклу.
Только когда впереди забрезжил просвет и первые краски утра разлились по траве и по краю леса, Джейк остановился так же внезапно, как начал этот безумный забег.

Разжав руки, так что Кэсси едва не выпала из железных объятий в покрытые ночной влагой травы, мужчина рухнул на колени словно подкошенный. Слышно было, как в предрассветной тишине стучат его зубы. Когда же он поднял лицо, эбеновые круги зрачков были расширены до пределов, дозволенных природой.
Глаза его обратились на девушку сначала без всякого выражения,- но чем дольше он смотрел, чем долее видел перед собой человеческое, живое лицо, тем больше осмысленности появлялось во взгляде.

- Ты слышала, что она сказала? Ты поняла? Нам придется убить чудовище. Ты со мной?
[nick]Jake Olson[/nick][status]Blonde. Just blonde.[/status][icon]http://ipic.su/img/img7/fs/800-6.1540924494.png[/icon]

+1

34

Ночь на болоте сливается в один длинный кошмарный сон. Хорошая новость - они не завязли в топи. Плохая новость - все остальное. Темно, мокро, грязно, страшно - они куда-то бегут, куда-то торопятся (не куда-то, а подальше отсюда, обратно в город). В какой-то момент Кэсси была уверена, что она сейчас упадет и больше не сможет сдвинуться с места.  И... может быть это был бы лучший вариант. К счастью, Джейк не сдается, а когда они, наконец, оказываются на твердой земле, заканчивается и "мгновение слабости" Кэсси. Они живы и даже целы. Рано сдаваться.
Рано  же?
Когда Джейк падает на колени, Кэсси захлестывает паника. Может быть она рано расслабилась, рано решила, что они выбрались без потерь. Она осторожно приседает на корточки рядом с Джейком, обеспокоенно смотря на него, и неумело, про себя шепча молитву. Если в состоянии Джейка виновата ведьма - это ведь поможет? Поможет же?
Помогает. Или нет. Кэсси не уверена. На какое-то безумие и обреченность пропадают из взгляда Олсена. Кэсси облегченно выдыхает. И да, она согласна. Уничтожить чудовище надо, необходимо, что бы спокойно жить, не ожидая встретить его за каждым угло, в каждой темной щели. От моментального согласия Кэсси удерживает только одно.
- Кто ты? - ведьма говорила так, как будто знала Джейка (хотя с ведьмами это бывает, они же не люди, им позволительно знать тех, с кем не встречались). А ещё она говорила так, как будто Джейк знает это чудовище, и сам Олсен вел себя так, как будто он знает его, как будто он с ним связан. - Я слышала, что она говорила. И видела, как ты себя вел. Кто эта ведьма и кто этот... - Кэсси с опаской оборачивается на болото и понижает голос. - Зувемби?
Девушка тяжело сглатывается и сжимает руки в кулаки.
- Я с тобой Джейк Олсен. Но я должна знать, кому доверяю.
[AVA]https://image.ibb.co/egqJyL/Cassie-Lang-AU.png[/AVA][STA]золотые рудники[/STA][SGN][/SGN]

Отредактировано Cassie Lang (2019-07-06 18:22:45)

+1

35

В ответ Джейк трясет головой - упрямо, словно пытается откреститься от воспоминаний, которые слишком мучительны, и от которых он не может избавиться и множество лет спустя, просыпаясь в холодном поту; воспоминаний, что не дают спать по ночам. В эту минуту он похож на ребенка, разбившего мамину вазу, или застигнутого в кладовой,- но с безнадежным упрямством стоящего на своем: что это сделал кто-то другой. Соседская кошка. Дворецкий. Сестра.
- Нам нужно идти. Это не место...- его низкий голос стихает и обрывается. Густые брови вновь сходятся, и мужчина, устыдившись слабости, договаривает.- Вернуться в город.
Понятно, что это его последнее слово.

... Если бы за каждый любопытный взгляд, что догнал путников от окраины до салуна, им уплатили хотя бы десятицентовик, через порог заведения они переступили бы уже богачами. То ли измученный вид их слишком бросался в глаза даже в здешний глуши, то ли слухи о ведьме и зверском убийстве успели уже расползтись по селению, но не нашлось ни одного взрослого или ребенка, который, из-за угла или из окна, с крыльца магазина или от коновязи, из-за свертка с покупками, что он тащил следом за набожной леди, или поверх стакана виски,- не проводил бы глазами странную пару: юную девушку и ее долговязого спутника.
Однако, к несчастью, никто не пожелал заплатить им, что называется "за погляд" - а потому, едва обосновавшись в крохотной комнатке, снятой им безо всякого спроса (стол, умывальник и кровать), Олсен немедленно приступил к ревизии всех имеющихся средств. В его кошельке и подкладке его сюртука нашлось около пятисот долларов: стоимость за голову какого-нибудь начинающего Билли Кида, коего не терпелось засадить за решетку местному шерифу. Кроме того, он вытряхнул все карманы, обыскал седельные сумки, и даже с тяжелым вздохом отстегнул от жилета серебряные часы. Единственное, что осталось при нем из всех ценностей - золотое кольцо с темным камнем, висящее на шнурке у него на шее. Долгий торг со старьевщиком обогатил мстителей еще на четыреста долларов, тут же обращенных в пять револьверов, из которых мужчина тут же собрал пару, удовлетворившую его придирчивый вкус, с десяток коробок патронов, и два тяжелых бочонка с изображенным черепом и надписью "динамит".
Все это, под неодобрительный взгляд хозяина, принесено было в номер, где Олсен тут же уселся за чистку и оснащенье оружия, перемежая это подобием трапезы, заказанной тут же, в салуне.
Ел он быстро и жадно, как человек, целиком поглощенный одной только мыслью; затем так внезапно остановился, и, устремив красные, слезящиеся глаза на свою спутницу, проговорил своим низким, мягким голосом:
- Эта тварь, там, в доме, охотится по ночам. Днем она безопасна, но где ее логово, мы не имеем ни малейшего представления. Значит, придется идти туда ночью. Я пойду в дом, а ты будешь ждать меня за оградой; похоже, ей что-то не дает выйти наружу. Зувемби - те, что охотятся по ночам. Это... женщины, что заклинают духов Черного континента и превращаются... в нечто. Бессмертная тварь, кровожадная словно демон, способная прожить сотню лет, чтобы исполнилась месть. Только ненависть и месть движу ими, иссушают их душу и плоть, заставляя питаться чужой плотью и кровью. Сделать с собою такое...- он громко сглотнул, и, как видно, в приступе тошноты, отодвинул тарелку.
Голубые глаза смотрели прямо на Кэсси.
- Пара таких тварей истребила взвод солдат под моим началом, когда мы... пока я служил в Африке, на строительстве моста. Просто люди начали пропадать, и находили их пожранными, растерзанными - но не когтями хищников. Поначалу я думал, что это какие-то дикари, и мы расстреляли деревню в надежде, что черные из страха выдадут партизан. Мы расстреляли всех, а детей просто оставили на корм хищникам. А потом нашли их. Этих тварей. Это было... как будто какое-то капище древних богов. Я не смог больше оставаться там, и уехал... точнее сбежал сюда, в Штаты. Но, как видишь, без пользы. Они все равно отыскали меня.
[nick]Jake Olson[/nick][status]Blonde. Just blonde.[/status][icon]http://ipic.su/img/img7/fs/800-6.1540924494.png[/icon]

+1

36

Кэсси ждет. Она ждет долго. Она ждет пока он возвращаются в город, под взглядами людей, так смотрят на живых мертвецов,так сама Кэсси смотрела на тех, кто возвращался из проклятых мест. В жизни  старателей бывают маршруты с которых не возвращаются, а если возвращаются, то проклинают свое везение, полностью ушедшее на это возвращение. Она ждет, пока Джейк в спешном порядке закупается так, как будто в одиночку решил штурмовать город. Хотя оружия никогда не  бывает много. Особенно  если имеешь дело в демоном. Главное. что бы оно  было эффективно. Они не ходили освещать его. Она ждет, пока Джейк ест, и уже начинает терять, когда  он наконец отвечает на  заданный вопрос.
Кэсси поджимает губы. То, что говорит Джейк звучит дико. Это... женщины? Почему-то именно это больше прочего удивляет и вызывает отторжение.
- И эта ведьма, - Кэсси передергивает печами, и судорожным кивком указывает на болото. - Тоже одна из этих?.. - и может прийти з ними в любой момент, после того, как солнце скроется за горизонтом. Кэсси бросает затравленный взгляд на окно, где  ещё не погасили солнечные лучи. Но рано или поздно они погаснут, на город опустится ночь и... ведьма придет за ними. Или она тоже не может покинуть свой дом? Хорошо, если так. Но эти дикари - ненормальны. Пусть гниют на своем черном континенте. Хотя детей жалко. Но дети вырастают и становятся взрослыми дикарям. Кэсси смотрит на Джейка долгим задумчивым взглядом. Сколько же крови на руках её спутника... Он гораздо, гораздо опаснее, чем ей  показалось при первой встрече.
- То есть это из-за тебя убили Сэма и Дейва? - вряд ли, конечно, если зувемби жила в доме, если этот дом был её логовом.  Если  бы они там не заночевали, то никто бы на них не  напал. А заначу они там даже без Джейка, их бы все равно убили. Их бы всех убили. Так что Кэсси не собирается обвинять спутника во всех грахах. Но уточнить стоило, может  быть она слишком наивна. Может быть, ей стоит бежать от него как можно дальше, и тогда она выберется из этого кошмара. Вряд ли, очень вряд ли. Она полностью согласна с Джейком в том, что только смерть зувемби закончит его. - И теперь ты хочешь, что бы я пошла туда с тобой, но осталась ждать за воротами, надеясь, что ты убьешь это существо, а оно не сможет оттуда выбраться? - Кэсси фыркает. - А если оно убьет тебя и вырвется наружу? Смысл мне ждать тебя за воротами? - Кэсси складывает руки  на груди. - Я иду с тобой. В конце концов если это - женщина, может я смогу с ней договориться, - или стать такой же. Последняя мысль ужасает. Кэсси и умирать  не  очень хочется, но лучше уж сдохнуть, чем стать этим.
[AVA]https://image.ibb.co/egqJyL/Cassie-Lang-AU.png[/AVA][STA]золотые рудники[/STA][SGN][/SGN]

+1

37

Суровое, словно вытесанное из гранита северных берегов, обожженное солцем лицо Олсена не меняется, когда девушка бросает ему страшное, несправедливое обвинение. Как будто бы он, он один, в ответе за то, что Зло не имеет границ, и просачивается меж континентами, заполняет собою просторанство; словно бы от него зависит, давать ему дорогу или не выпускать из ворот. Спутница, похоже, поняла его слишком буквально. Как если бы эти черные чудовища явились сюда из его прошлого, по его вине, следом за ним.
Если ты идешь за водой, не удивляйся, что встретил родник.
Когда ты встал на пути борьбы со злом, не сетуй и не удивляйся, если оно однажды настигнет тебя.
Делая выбор, ты или сходишь с дороги, позволяя Злу процветать годами в маленьких домиках и больших городах, захватывать звезды, планеты, и разум ближнего - или дерешься.
Третьего пути нет.

- Договориться с ним... с этим - нельзя,- скупо роняет Джейк, отставляя тарелку, словно кусок хлеба с холодной говядиной (все, чем им удалось разжиться для скудного ужина) не лез ему в горло. Пугающие видения прошлого пронеслись в его памяти: растерзанные и разорванные, изуродованные в приступе дикой злобы тела, из которых куски были вырваны прямо зуами; откушенные носы, пальцы и губы; выдавленные глаза. Хищники делают это, но хищников можно понять: льву и гиене нужно одинаково чем-то кормить потомство, и им все равно, будет то мясо антилопы, старика-негра, ушедшего умирать в долину предков, или белого господина, скуки ради и в поиске острых ощущений решившего посетить Черный континент с собачкой и тросточкой наперевес. А эти твари охотятся из единственной цели - убивать.
Даже в стае зверей с подобными расплавляются сами вожаки.

- Это не женщина: то, что вселилось в нее, то, что она по своей воле впустила в свое сердце и свое тело, не имеет ни пола, ни возраста, не знает ни сожалений, ни боли, ни памяти. Черный дух, проклятие, завезенное из тех краев, где все пугались и ненавидели его. Мы - не первые, кто вступил с ним в сраженье: то, что чудовище не может выбраться из своего логова, не простое совпадение. Это сделал человек. Ценой своей жизни. И ради него, ради твоих товарищей, ради тех, кто погиб и еще может погибнуть от рук этой твари...- Джейк делает паузу, и поднимается, вынуждая подняться свою собеседницу, притягивая к себе, навстречу обветренному лицу и глазам, в которых бушует северный шторм.

Затем, не спрашивая и даже не интересуясь, целует ее прямо в губы, крепко и долго, словно с дыханием, сильным, горячим, дыханием бурных морей, что противостоят год от года морозу, ломая оковы; скалам, что сдерживаю мощь этих волн; памяти и воле людей, что веками живут на каменной суше, не сдаваясь ни пенной бездне, не сгибаясь под ледяными вертами,- словно всем этим пытаясь влить в ее жили хоть часть упорства и пламени, что и у себя самого.

-... должны это остановить.
[icon]http://ipic.su/img/img7/fs/800-6.1540924494.png[/icon][status]Blonde. Just blonde.[/status][nick]Jake Olson[/nick]

0


Вы здесь » Marvelbreak » Альтернатива » Wings of Hell